Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Антикварный магазин "Страна чудес"


Антикварный магазин "Страна чудес"

Сообщений 1 страница 30 из 120

1

http://savepic.ru/4727239.png
Через несколько месяцев после того, как обгоревшие остатки здания скрыли строительные леса, оно преобразилось капитально. От старого здания остались только общие очертания.
Начать с того, что этажей осталось три - верхние, из-за их ветхости и невостребованности, пришлось снести. Хотя, с современными технологиями, надстроить их вновь было не проблемой. Все архитектурные детали на наружных стенах были тоже убраны - осталась весьма утилитарная "коробка" в промышленном стиле. Голые стены без штукатурки демонстрируют кирпичную кладку, заботливо защищенную от природных факторов специальными составами, высокая крыша из металла, двери, оформленные как заводские ворота. Только вывеска над входом, с обычной подсветкой, сообщает, что теперь тут находится антикварный салон.
Пройдя сквозь железные массивные двери, оказываешься в небольшой комнатке, из которой ведут дальше массивные деревянные двери, предназначенные удерживать собой холод, жару и сырость улицы. Дальше следовала еще одна комната, отделенная от остального здания перегородкой из бронестекла. Туда можно было пройти через автоматическую дверь. Изнутри здание так же выполнено в индустриальном стиле - стальные колонны и поддерживающие перекрытие конструкции никак не прикрыты. Ведь это не музей, и тут ничего не должно отвлекать от представленных вещей. В том числе и само здание.Холл-коридор ведет почти на половину глубины здания. Сам холл оформлен в арабском стиле, из него ведут в стороны несколько дверей. Они открывают комнаты, содержащие тематические подборки. В первой справа - картины, во второй -статуи и иные предметы интерьера, в следующей - витрины с небольшими вещами - украшениями и прочей утварью. По левой стороне - несколько комнат с мебелью различных стилей.
Последними и самыми отдаленными от входа в холле находятся лестницы на верхние и нижние этажи, и кабинет Алессы.
Холл заканчивается достаточно большим залом, занимающим всю оставшуюся часть здания как по ширине, так и по высоте. На уровне второго этажа находятся высокие окна, дающие достаточно света для освещения зала. На высоту первого этажа зал разделен на несколько "комнат", которые являются тщательно подобранными по стилю и вещам интерьерами в определенных стилях. И купить можно как и отдельную вещь, так и всю комнату целиком.
Готический  Готический  Арабский   Европейский модерн   Японский   Возрождение

Верхний этаж, как и мансарда, пока пустует. Вполне возможно, там разместиться картинная галерея, или что-то еще.
В подвале разместилось хранилище самых ценных вещей,требующих особенного отношения и обстановки. В том числе и магической защиты. Туда можно попасть только из кабинета хозяйки - других явных входов нет. Сами подвалы укреплены, как неплохой банковский сейф.
Уточнять то, что все помещения здания просматриваются видео наблюдением, было бы лишним. Как и сигнализация.

не актуально - до пожара|Закрыть

http://savepic.org/2339163.png
"Добро пожаловать, тысяча раз добро пожаловать! Наш клуб располагается в пятиэтажном здании, вдали от суеты центрального Токио. От нашего клуба, рукой подать до загорода, где бы вы могли отдохнуть от стеклобетонных джунглей. Но вернемся к клубу! Пройдя через скромный и незначительный фейсконтроль (в тематически дни, без костюма вы не пройдете, так же, вам нужно иметь с собой удостоверение личности), вы сможете попасть внутрь. Вашему вниманию предлагается первый, второй и третий этаж клуба. Первые два этажа предназначены для танцев, отдыха, питья и прочих развлечений. На третьем этаже вы можете попробовать кое-что погорячее и заказать приватный тематический танец, как у красивой девушки, так и у сочного парня. Они будут рады удовлетворить самые смелые ваши фантазии.
Клуб пестрит реликтами и артефактами древнего Египта, и все можно потрогать! Не стесняйтесь! И дайте своим желаниям выйти наружу, чтобы наш скромный и усердный персонал удовлетворил их."

...|...

На самом же деле, все несколько иначе. Третий этаж, не что иное, как бордель, а на этаж выше располагается рынок рабов. На этом рынке, вы можете купить себе мальчика или девочку (или что-то между) и сразу же приступить к их "тестированию" в одной из тематических комнат. Ясное дело, что третий этаж доступен не всем (суровая охрана бдит), ведь там же продают наркотики и прочие запрещенные вещества и препараты. На пятом этаже располагается начальство и живет мрачный хозяин Черной Земли.
Два подземных этажа служат лабораториями, рынком оружия, складами и прочими нужными для жизни клуба помещениями, торговцами, техников и вещами. Там же, расположена казарма элитных наемников из Ирландии, которым заплатили достаточно щедро, чтобы в случаи чего, они сделали бы все, чтобы уничтожить беснующихся клиентов.

Большинство клиентов клуба: не люди. Людей здесь не слишком любят, но пропускают, поскольку некоторым они действительно нужны; да и быть в обществе одних только сверхъестественных существ не слишком приятно, кому-то. Охрана на входе совсем и не люди, а два огромных оборотня-медведя из России.

Сетемхет купил пятиэтажку в ужасном состоянии, власти города и не были против, что некий европеец купил эту развалину заплатив достойную сумму. Фальшивые документы, подставные лица, "кредиты" у японской и китайской мафии, травля этих мафий и много чего другого, в чем сам лич был достаточно толков. Теперь, он полностью владеет зданием и спокойно торгует испод полы всяческими интересными товарами, под именем Лорда Фортескью.

Отредактировано Hideyoshi Akira (2009-11-27 18:21:11)

+4

2


Начало игры.
Сентябрь. 2011 год.
• ночь: Моросящий дождик стучит за окнами давно спящих жителей города. Сыро, холодно и ветрено.
Температура воздуха: + 11

Громоздкий черный стул на колесиках, больше похожий на трон, еще раз крутанулся и сделал лишь пол-оборота. Массивные черные ноги-протезы с глухим грохотом стукнулись о высокий ковер, чтобы остановить кресло напротив панорамного окна. Капюшон был опущен, а зеленые глаза слабо мерцали и наблюдали за миром по ту сторону стекла. Лич подпер рукой-протезом скулу и грустил. Позади ритмично и грациозно, почти как звери, танцевали тринадцать девушек, все как одна с бронзовой кожей и черными волосами, одеты они были в украшения, так что можно было разглядеть их прелестные тела. Хоть и были танцовщики лишь куклами, но куклами красивыми. Сетемхет считал, что многие мужчины из числа смертных, продали бы душу за ночь с одной из них. Они уже давно надоели бессмертному,  и он больше не считал их красивыми, но стоило поддерживать репутацию "живого" среди несведущего персонала и некоторых любопытных клиентов. Ах да, еще пресса.
Но, в этом кукольном представлении хоть что-то, да радовало лича. Это была музыка. Он диктовал её своему верному композитору, основываясь на далеких воспоминаниях молодости. Старая, даже по временам его юношества, музыка лилась их современных колонок. Такая музыка была не в почете на первых этажах. Музыка слишком мелодичная, слишком настоящая, слишком душевная. Мало кто обладал грации кошки, чтобы танцевать под эту музыку. И хоть куклы делали ошибку за ошибкой, Сетемхет наслаждался музыкой, отдаваясь ей всецело. Вообще, музыка была его слабостью, ведь именно она могла глубоко проникнуть в душу и хоть сколько-то возбудить её, своим прекрасным и незримым прикосновением. Музыка - это чудо и её наверняка придумали Боги.
Лич перевел глаза на одну из статуй Сета, высотой во все панорамное окно и улыбнулся, но только в мыслях. Его рот навсегда застыл в странной гримасе. Ухмылка и улыбка слились воедино, да еще и отсутствие бровей и мимики верхней части лица в целом... Какие улыбки могут тут быть?
Что до Сета... то да, он воодушевлял бессмертного на новые деяния. Мечты о государстве без изъянов, о довольном обществе, в котором всю работу выполняют бездумные зомби... Определенно ванильная мечта, но зато какая! А все остальные, все остальное: границы, недовольные, злые, алчные, фанатики, церковь, экономика; все это будет предано песку. Сет заберет их и такова будет жертва во имя вечного цветения волшебного царства. Царства имени Его. Имени Сетемхета. А он, он будет бессмертным Царем. Кровь от крови Бога. Отец, брат и наставник всем смертным и прочим существам. Мечты... мечты.
Поршни на плече свистнули, но лич слишком привык к ним, чтобы уделить хоть секунду своего внимания. Поднял голову и повернулся обратно к столу. Обнаружил причину своей "усталости". Бумаги. Сотни бумаг, самых разнообразных. Счета, письма с угрозами, письма с примерами осуществления этих самых угроз. Ах, игры смертных, какие же они скучные. Существа, некогда бывшие великими, теперь лишь зыбкая тень былого величия. Миллиарды теней. Они напоминали бессмертному тех, кто жил очень-очень давно. Варвары. Около семи миллиардов варваров. Им нравиться убивать, истязать, насиловать. Нет места для любви. Но они же смертные! Столь мало им дано, и сколь много они тратят на убийства друг друга. Сет заберет их, рано или поздно. Великая песчаная буря уничтожит этот мир и лишь достойнейшие выживут, а остальные... их участь печальна - это, Сетемхет знал наверняка.
Лич поднял голову и глянул на голых танцовщиц. Его больше привлекали украшения на запястьях, лодыжках, шее и сосках девушек, чем сами девушки. Одна из них напоминала ему Клеопатру, какой он её представлял, из старых легенд. Фальшивка. Кукла. А еще его называют сентетическим недоразумением.
Бессмертный нетерпеливо постучал по столу и вновь развернулся к окну. Ночной город был намного интереснее.

+1

3

Новое начало игры. Сентябрь. 2011 год.
• ночь: Моросящий дождик стучит за окнами давно спящих жителей города. Сыро, холодно и ветрено.
Температура воздуха: + 11

А там, внизу, среди белых, синих, алых и розоватых зеркал луж петляла одна из сотен, тысяч фигур. Даже в такое время суток Город не спал, он дышал человеческой плотью, перегонял её из альвеол-зданий в сосуды-улицы и дальше, бесконечно. Но что-то шло не так, одно существо обещало стать тромбом, что остановит биение сердца гигантского неодушевлённого чудовища. Трупным ядом. И речь шла отнюдь не о промокшей до нитки девице, что ломилась сейчас в двери широко известного в узких кругах клуба.
- Пошел нахер, нахер, я сказала! - цедила она, кашляя в лицо охраннику. - Холодно же, бля.
Неслыханная дерзость, но как отказать, если в руках языкастой бабы весьма красноречиво выглядящий чёрный конверт с остромордой собачьей башкой, выполненной из сусального золота? Такой не купишь в близлежащей лавке с цветами да открытками, нет. Вкусно пахнущий затаившимся под человеческой кожей медведем мужик отступает, даря колдунье непроницаемый взгляд гидроцефала. Или же слишком умного оборотня, чтобы разбрасываться глубокими взглядами нелюдей. Как всегда падкая на громил-при-входе, пиратка ласково касается плеча верзилы прежде, чем тепло помещения, вместе со светом, отгораживает её от уличного ненастья.
Хорошие мальчики. Но есть тут один, с кем не забалуешь, мать его.
Ковры, платиновая молодежь, пузатые отцы корпораций, якудзы, потерявшие всякую осторожность богатые иностранцы... Рабы, наёмники, продажная шваль. Кто сказал, что отбор идёт только по одному из критериев? Картины нетипичного для Города убранства сменяются себе же подобными. Зал Ра, затопленный ярким, отраженным от позолоченных колонн, светом. Анубис, Сет... Для колдуньи все эти имена - не пустой звук. Вуду ушло в сторону от религии верхнего Нила, но это не означает, что обитатели западной и центральной Африки глухи и слепы к другим голосам своих земель. Вынужденная оставить в пепельнице у выхода свою папиросу, связная кутается в складки винилового кислотно-зелёного плаща, не желая даже видом обнаженной кожи прикасаться к местной атмосфере. Пока ещё рано, не до того. Слишком голодная, слишком важная встреча ждёт её на верхнем этаже. А ведь даже на четвёртый попасть не так просто. Благо... благо.
- Привет, - два закрытых наполовину перчаткой пальца сжимают всё тот же конверт, а глаз цвета заплесневелого хлеба подмигивает.
Лифт радостно пикает этажами, но пятый не обозначен. Хочешь, не хочешь, но проверка будет ещё раз. И никакие конверты там уже не помогут. Комнаты, залы, но звукоизоляция идеальна - даже звериный слух улавливает только отзвуки стонов, вскриков. Третий. Запах пороха, пота, крови, смерти. Четвёртый. На выход, мимо всей этой родной, но пока отринутой атмосферы. Как говорил её Бокор? Чёрный Пёс поймает чёрную тигрицу за хвост?
О, Лоа, и какого хера я прусь сюда, если всё будет так, как он сказал?
Чем напряженнее себя чувствовала Коч, тем более цепкими становились взгляды местных нелюдей. Эмпаты, телепаты, психопаты... Любая слабость была заманчивым блюдом. Но... Руки старика простирались куда дальше, чем мог полагать даже наставник колдуньи. Её уже ждали. Новый лифт, но она не подняла взгляда, не сосредоточилась на окружающем мире. Незачем было - со всех сторон давило явственное ощущение присутствующей повсеместно магии. Это не означало, что тот, кого она искала, был рядом. Это означало, что чтобы оказаться рядом с ним со злым умыслом, нужно было очень постараться. И как минимум быть мёртвым заранее. Что к ней не относилось.
Огромная комната была лишь жалким подобием той, в которой сейчас самолично обитал лич. Но хода туда для какой-то оборванной сучки просто не было. Плюхнувшись на кожаный диван скорее чтобы унять дрожь, чем в качестве демонстрации самоуверенности, пиратка всё же закурила. Моряцкая киса, просоленная, но уже потерявшая свою обычную хрустящую прочность из-за дождя, валялась у её ног. И казалась куда более интересной, чем окружавшее убранство.
Прикурить от конверта? О, да, давай, пусть это будет славным началом конца!
Шальная мысль... Но мысли остались мыслями. Раздался мелодичный звук, вероятно возвещавший о прибытии визитёра. Охрана, порой невидимая, иногда внушительная, как собственным видом, так и разнообразием и смертоносностью оружия, здесь не присутствовала. И это пугало пиратку куда больше, чем разъярённый беролак с двумя калашниковыми.

Отредактировано Коч (2011-09-16 01:37:46)

+1

4

Охранник увидел девушку и кивнул второму, чтобы тот не спускал с гостьи глаз. Он же открыл огромные черные двери, украшенные разнообразными фресками древности, и вошел. Дверь осталась открытой и сквозь щель послышалась приятная музыка и звон украшений.
Теория о мужчине, его душе, и ночи с танцовщицей подтвердилась. Он прекрасно видел лицо охранника и его желания. Поскольку существовал бессмертный достаточно долго, он с легкостью угадывал примитивные эмоции смертных, даже если они изо всех сил старались их скрыть. А увидел Сетем охранника в зеркалах, которые держали статуи Черного Пса. Держали они их так, чтобы лич мог видеть вошедших, а вошедшие лича не видели, если только не подошли достаточно близко к столу из черного дерева.
Медленные и неуверенные шаги охранника выдавал его смущение и не желание отходить от прекрасных танцовщиц, пахнущих  потом и страстью. Наконец, увалень оказался перед столом и незамедлительно посмотрел в зеркало, чтобы увидеть ужасное лицо-маску своего хозяина.
- Говори, - сказал хозяин. Очень тихо, с металлическими нотками. Властно. Грубо. Но без агрессии. Этот тембр голоса и манера речи производили самые разные впечатления на самых разных посетителей пятого этажа.
- К вам прибыла гостья. Она похожа на обычную торговку наркотой... Если вы спросите меня, хозяин, я бы и...
- Впустить, - лич махнул рукой-протезом и обсидиан сверкнул от лучей ламп, слабо освещающих комнату.
Охраннику оставалось лишь кивнуть и спешно ретироваться прочь. Проходя мимо девушек, он вновь замедлил шаг. Такая... м-м-м-м, неисполнительность, вероятно, не раздражала бессмертного. Наоборот, она его забавляла. И вновь он постучал когтями, на этот раз о стул.
Он много думал последнее время. Как бы помочь этому миру, который давно похож на труп? Как излечить его и стоит ли это делать? Может быть, лучше, оставить его на попечение святых фанатиков? Но, что они сделали для этого мира? Пролили больше крови, чем кто-либо. Львиная доля войн случилась по вене религий. Ты веришь в бога, вопрошали они? Нет! Тогда умри! Веришь ли ты в моего бога, вопрошали иные? Нет! Тогда умри! И так всегда. Столетия за столетиями, эти дикари ничему не учатся. Они во всем обвиняют собственных богов, которым и дела нет до, якобы, созданного ими мира. Песок... все решит песок. Не слишком ли он зациклился? Это похоже на безумие. Это похоже на финальную прямую. На шествие пред смертью. Пора строить пирамиду и закатывать себя в бинты? Ну, уж нет. Прогресс! Вот выход. Как бы ни раздражали современные смертные лича, он находил их науку занимательной и достойной своего внимания. Именно она дала ему все это... это великое тело. Но, ведь он изобрел все это сам? А это значит, что смертные лишь материал, катализатор, если хотите.
Не самые светлые мечты перед встречей с одной из немногих. Может сделать её своей ученицей? Не на птичьих правах, а по правде? Ох, сколько вопросов. Но её звериная натура, как быть с ней? Кошка... Черный Пес догонит черную кошку, какой бы изворотливой она не была, но из зыбучего песка времени не выбираться и тогда... Смерть. Сет справедлив, но он не любит глупых игр неразумных смертных, или псевдобессмертных. Не важно. Ну а теперь, стоит уйти из своих мыслей и встретить гостью с достоинством. Лич ждал, пока охранники проверят её на оружие и прочие и прочие. Так несущественно. Но, статус вынуждает. Бессмертный продолжал ждать.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-16 00:00:36)

+1

5

Вот и всё, крошка, пора получить в морду сапогом судьбы.
Улыбка заляпала лицо колдуньи, столь натянутая и горькая, что могла лишь уродовать острые черты, и без того привлекавшие лишь любителей отклонений от канонов. Беролак ответил на неё, всё ещё окутанный мирой чужой красоты, фальшивой, пластмассовой, но способной осветить даже грубое обветренное лицо. Разбитое в портовой драке, невзрачное в тени нелепого капюшона. Дым ласкает загорелый лоб, и она благодарна даже за эту теплоту.
Вставай.
Тело не двигается, ботинки прорастают ворсом ковра, ноги трескаются и рассыпаются в прах. Где-то в грязной сумке ползает и потрескивает нитями чёрная кукла без глаз...
Соберись.
Капюшон падает, когда пиратка трясёт головой так, что шарик угля теряется в ворсе, чтобы вскоре погаснуть, оставив после себя зловонной кратер оплавленного материала. Бессмысленная теперь папироса ломается в непослушных пальцах.
И давно ты научилась бояться? Неужели прошлое в его бессмертии нашло ключ к твоему сердцу?
Колдунья вздрагивает. Перед глазами Африка, её наставник с трупом чёрного козлёнка в руках. Крючковатый старческий палец слепца тычет туда, где за пеленой расстояния сокрыты великие пирамиды. Где обитает её судьба. Не слишком ли категорично? Но о чём может быть речь, когда сам Муех'Зала скалит собачью морду... Имена, зачем они богам?
Вставай, твою мать!
Мышцы, сухожилия, связки, кости, суставы - всё приходит в движение слаженно, едино, резко. Движения отдают привкусом тигриных, но не обещают появления чёрной тени девицы. Моряцкая киса давит на плечо, пока Коч топает в главный кабинет. Чёртовы зеркала. Повсюду только они. Что же, пора запихать себе в задницу страх и играть так, как не играла никогда.
- Бокор Наманба Туубе передаёт тебе это, - голос ломается, словно у перекурившего по юности пацана.
Чёрный конверт сюрикеном-переростком выпархивает из руки посыльной, золотая печать которого несколько раз отражает свет, прежде чем тот плюхается на стол за спинкой повёрнутого к окну кресла. Пиратка ни на секунду не сомневается, что её видят. Слышат. Читают и чувствуют. Несмотря на маленькое расстояние, её магическое чутьё ломается, комкается и вспучивается сомнениями, словно все уроки и сама магия вуду не способны пробить защиту сидящего вне поля зрения блеклых глаз. Рассыпавшийся вокруг головы ирокез создаёт иллюзию вполне терпимой причёски, но именно такое его состояние - последний рубеж защиты Коч. Улыбка разрывом лица запечатывает на коже, готовая вот вот смениться просто нелепой гримасой дерьмовой игры.
Спокойно. Вспомни Его. Разве не было с Ним страшнее?
Воспоминания из жизни приободряют. Что ей какой-то египетский дед-знакомец Бокору, если она лицом к лицу столкнулась с демоном и выжила? Да, пожалуй её робость послужит неплохим поводом поржать впоследствии. Но только не в лицо, которое ей пока ещё не довелось даже увидеть.
Ну же, чёрт возьми, я не люблю играть во всю эту херню, говори уже!
Раздражение, нетерпение и остаточный страх вышли вместе с небрежной позой. Обладательница кричащего плаща облокотилась о очередную несущую колонну, оставив не опорную ногу стоять на мыске грязного грубого ботинка. Скрещенные на груди руки, рассеянный взгляд куда-то в стену, но обязательно мимо зеркал. Она вся во внимании.

Отредактировано Коч (2011-09-16 14:20:31)

+1

6

Лич внимательно смотрел в зеркало и ждал. Девушка вошла. Ломкая, возможно усталая, гонимая бесконечными страхами, и эти страхи... они касались каждой мелочи. Она боялась всего и это не устраивало бессмертного. Слишком много ненужного, слишком много лишнего. Охранники не покинули кабинета и ожидали, как и всегда любуясь на танцовщиц.
Музыка сменилась на более тяжелую и гнетущую. Танец сменился на более странный и древний, более резкий и звериный эквивалент. Глупые куклы не могли в точности повторить его и в конец надоели Сетему. Он медленно поднял руку и махнул ладонью, так, чтобы все видели обнаженные обсидиановые когти. Девушки моментально остановились и стали выходить, одна за другой, не торопясь, но и не медля. Им не хотелось оставаться тут, ведь гнев хозяина мог затмить все их фальшивые страхи. Истинные страхи, звериные и проверенные временем и природой - вот истинный инструмент манипуляции смертными. Когда последняя, тринадцатая, девушка вышла, предварительно качнув бедрами, призывая еще живых охранников к понятным только одним им действиям, дверь резко захлопнулись. Охранники выпрямились и собрались. Их руки дрожали. Что-то назревало и они, как не самые умные в этом помещение, не понимали что именно.
Кресло скрипнуло, и Сетем развернулся к столу. Его руки нашарили конверт. Обсидиановые когти бережно вскрыли печатку и так же бережно вытащили папирус. Все - прах. Тлен. Песок. Что пишет старый друг? Нашел ли он то, о чем они так много говорили под луной? О том, что скрыто от глаз смертных. Где-то далеко.
Взгляд блеклых зеленых глаз окутал тигрицу внутри девушки. Кажется, она нашла в себе толику храбрости, из которой вылепила вполне ощутимый щит. Она больше не боялась. Это устраивало лича. Но она не знала, как выглядит Сетем, как и Сетем не знал, как выглядит тигрица.
Казалось, что он читает письмо, но на самом деле, он все давно понял и просто изучал девушку, так фривольно стоявшую у колонны. Смотрел на её изгибы, окинул взглядом грудь, руки, плечи, лицо. Шея, подбородок, губы, нос, щеки, скулы, глаза, лоб, волосы... Ничто не выпало из внимания бессмертного. Иллюзия рясы развеялась, обнажая тело Сетема. Он встал и вышел из-за стола. Пах и верхнюю часть ног скрывали обыкновенные штаны, чуть мешковатые, и, конечно же, черного цвета. Поршни, украшенные зеленоватыми выемками, выше плечей и выше колен крутанулись и издали тихий свистящий звук. Бессмертный сложил руки на груди и взирал на девушку.
- Владимир. Попробуй убить её.
Кратко приказал он одному из охранников. Зубы лича клацнули, а голая челюсть, практически без кожи, напряглась. Это не было развлечением, если бы он захотел развлечений, то купил бы отряд наемников и приказал им громить центральное Токио, а сам, с вертолета смотрел на смертных, которые паниковали и убивали друг друга в своей панике. Нет. Сейчас ему было интересно и, конечно же, он остановит Владимира, если тот действительно убьет девушку... но, в этом кабинете уже все понимали, кто сегодня не доживет до рассвета. Лишь Владимир считал, что победит в этой схватке. Он, такой самоуверенный, разгоряченный, перекаченный тестостероном и стероидами. Что может он - человек, а не медведь? Каковы его шансы? Никаких. Все это понимали, вероятно, и сама тигрица.
Бессмертный кивнул головой, и глаза его загорелись ярче. Ярко-зеленый цвет, цвет некроэнергии. Цвет будущего. Посмотрим, какое будущее ждет Коч.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-16 15:28:53)

+1

7

Едва не свалившись на пол от неожиданности, пиратка распахнула рот, вытаращившись на лича.
Зомби?! Это всего лишь зомби?!
Вопрошала она себя, вновь переживая все долгие годы уроков наставника. Не было ничего более страшного для обитателя некоторых африканских областей, чем превращение в ходячего, подчинённого воле колдуна-вуду, мертвеца. Чтобы откупить своих родственников от такой незавидной судьбы целые семьи, а потом и деревни жертвовали не только предметы быта, но и бесценный скот. И всё же каждый знал, что без кукловода эти существа - всего лишь лишившееся души, неспособное двигаться тело. Тогда почему эта тварь перед Коч сейчас разговаривала с ней, отдавала приказы и вообще действовала так, словно он носитель как собственной воли, так и власти, далеко выходящей за пределы изменённого технологиями тела. И он был!
Только не беролак, не беролак...
И в действительности, послушный воле своего работодателя, некий Владимир, поправший ростом два метра, грозно двинулся на девицу. Лишь на словах эта картина кажется лишь прелюдией к драке. На самом же деле движение человека-зверя было столь неуловимым, что обрекало скулу пиратки на неизбежную встречу с прикладом калашникова. Сто первый уже коснулся нежной девичьей кожи, когда его последующей продвижение в грубых руках наёмника погрузило металл и пластик в зияющую пасть крупного чёрного тигра. Зубы-капканы сомкнулись на рукояти, вырывая огнестрел с яростью и неумолимостью бульдозера. Не обращённый, бритый мужик не успел вложить нужную силу, чтобы удержать любимый АК, и тот с металлическим стуком прокатился по полу к ногам собакоголового бога. На груде отчасти разорванной, отчасти разошедшейся по предназначенным для того липучкам и шнуровкам одежды, припал к земле редкий полосатый хищник. Ощерившаяся морда вернулась из откидывающего оружие движения, чтобы встретить открытую грудь наёмника ударом тяжелой башки. Не готовый к такому повороту, никогда не встречавший мгновенного, а не ломающегося долгие минуты, оборотня, бритоголовый опрокинулся на бок. Нет, он не был неопытным щенком, салагой или дураком. Наоборот, Владимир был достаточно умён, чтобы не сопротивляться больше, чем того требовал приказ. Так все останутся живы и этот вечер не станет последним в жизни русского. Ведь завершил бы её лич, в любом случае, кроме этого.
Ты - брат мой, все мы - едины. Ты не умрёшь, если не дёрнешься. Тигр и медведь, древнее противостояние, но мы ушли чуть дальше. Мы люди. Не двигайся. Я буду с тобой самой нежной.
Рывок зверя догоняет падение. Сабли когтей комкают кожаную курку на плечах упавшего, но со стороны не понять, пущена ли кровь или нет. Задняя лапа вминается в пах противника, не травмируя, но не доставляя никаких приятных ощущений. К счастью, опорной остаётся другая. Раскрытая пасть медленно смыкается так, чтобы беролак видел глаза тигрицы - глаза зверя, поставившего конкурента на место, но властью природы и её равновесия отказавшийся от бессмысленного убийства. Не навсегда, чаши весов любят по-танцевать. И Владимир, чьё имя Коч наверняка запомнит, и возможно навестит того позже в будуаре, расслабил тело. Он то прекрасно чувствовал, что когти тигрицы даже не царапнули его кожу, а запах оборотня над ним недвусмысленно намекал, что колдунья получает некое извращённое удовольствие от сложившейся ситуации.
Хороший мальчик, позже я поглажу тебя по шерстке. Хочешь?
Беззвучный диалог прерывается, ведь это не репитиция и у постановки есть зритель. Самый критичный и опасный из всех. А значит клыки тигрицы всё же смыкаются на бычьей шее наёмника, являя глазам лича зрелище полной и безоговорочной победы. Всё замерло в ожидании решения самого Хозяина этого места.

Отредактировано Коч (2011-09-18 17:01:48)

+1

8

Сетемхет засмеялся отвратительным металлическим смехом. Смех выдавал его сущность, его настоящего, скрытого под пластами железа и кожи. И даже его суть, была сделана из обсидиана и стали. Что же осталось в нем? Что меняло его? Чувства, эмоции... Он бессмертен! Но, он продолжает разделять чувства смертных и живущих чуть дольше, нежели смертные. Проведя хладной стальной дланью по челюсти, хозяин кивнул. Он подошел ближе к животным и разнял их. Грубо, властно, но, не причиняя обоим боли. Удивительно было, с какой легкостью "зомби" поднял двухметровую громадину-охранника. Как пожал ему руку, и, казалось, заглянул в саму его душу. Постороннему зрителю, внимательному зрителю, могло показаться, что между этими двумя столь разными мужчинами, много общего. Могло показаться, что дружат они уже не первый десяток лет, а может, не первую сотню лет? Беролак сдержанно улыбнулся и одарил тигрицу звериным взглядом. Страстным и полным желания. Она победила его, и он воспринял это как настоящий мужчина, не давая семени ненависти и зависти прорости в его душе. Прекрасной и чистой душе зверя, в человеческом обличии. Еще один кивок от хозяина и Владимир медленно пошел к дверям, комически проверяя все ли его органы на месте, особенно его, интересовал орган в области паха.
- Принеси ей одежду. И позови пару рабов, пусть тигрица поиграет, я уверен, ей это понравиться.
Охранник кивнул и вышел, закрыв за собой двери. Лич не сомневался, что выйдя, беролак широко выпятит грудь и сделает вид что победил, хоть и не слишком хочет этого. Но местная охрана, местные наемники и бандиты - это все стая, а Владимир в этой стаи альфа. Альфа и друг хозяина. Это играло большую роль.
Что до Коч, то Сетем одарил её взглядом зеленосветых очей. И не было в этом эмоции. Не было улыбки, кроме заставшей зубастой ухмылки. Нет... Но определенно, тигрица чувствовала одобрение. Не было смысла подавлять её, как и многих других рабов и рабочих. Нет, она была не этой масти. Лич прошествовал к столу и нажал на пару кнопок. Между двумя статуями, с потолка, показались две ленты мониторов разнообразной величины. Камеры следили не только за клубом, но и за Токио. И даже за миром. За крупнейшими городами мира. Бессмертный поднял руки и фыркнул.
- Цивилизация, Коч! Узри её! Убийство зверей, убийство людей, насилие, безумие, фанатизм... Сколько зла в этом мире! Коч! Если бы у тебя был кнопка, ты бы её нажала? Если бы у тебя была возможность, ты бы уничтожила всю несправедливость и глупость этого мира? Одним взмахом? Очень сложный вопрос, я понимаю. Оставлю его на слуху. Пусть он будет риторическим.
Бессмертный развернулся, и прошел вперед, кивком он указывал тигрице на столик, вокруг которого были раскиданы подушки самой разной формы, размера и цвета. Бахрома, позолота, ярчайшие цвета, невероятные украшения и узоры. Все - её. Свежие фрукты, кубки и множество графинов, со всяческим алкоголем, и прочими напитками. Наслаждайся, говорил его простой и сухой жест. Кивок, но, сколько он позволял.
- Думаю, тебе будет приятно узнать, что мы с твоим учителем были невероятно дружны. Мы через многое прошли вместе. С ним, я чувствовал себя молодым смертным, столь падким на безумные приключения и аферы. Мы обманывали, лгали, искали истину и артефакты. Он - любил и был любимым, а я лишь наблюдал и получал не менее горячее удовольствие от увиденного. Он, он был отличным... другом? Странное слово из безгубых уст мертвеца на железных ножках, да? Но, у меня есть важный вопрос к тебе, хищница, - бессмертный медленно прошел к столику с подушками и оперся о стену иссеченную множеством фресок, - как зовут тебя? Скажешь ты мне, свое настоящее имя? Можно шепотом и на ушко, если ты боишься тех духов, коим служишь. Кои дают тебе невероятную силу.
И Сетемхет продолжал взирать на свою гостью. О его эмоция ничего не говорило, кроме его внутреннего состояния. Он постукивал обсидиановыми когтями о стену и смотрел... Бессмертный и пустой взгляд. Любопытный и необычный лич. Уродец для многих, и эталон бессмертной красоты для единиц. Ну а она? Она была совсем другого типа красоты и это, безусловно, нравилось хозяину.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-19 19:21:26)

+2

9

Чужая кровь выстукивает упругим потоком ритм по струне воткнутого в сонную артерию клыка. Пока в сосуде, пока под кожей. Но стоит картине мира измениться и уже никто не гарантирует, что алое липкое наполнение чужой жизни не примется пятнать всё вокруг. Катать кровяные катышки языком...
Ещё не поздно довершить начатое. Я голодна.
Тигрица весом за сто кило отрывается от земли чужой волей и силой. Сопротивление не успевает расцвести буйным цветом неповиновения, поскольку разум пробивается через чащу голода. Сильнее жажды насыщения только инстинкт самосохранения, говорите? Прекрасно, тогда две половины единого существа выступают сейчас худшими врагами друг друга. Ощерившись в последний миг перед обращением, тигрица прожигает немёртвого взглядом. Противный природе он - враг чёрно-полосатого создания. К счастью обоих, а точнее всех троих, главной в этой партии остаётся Коч. Та самая, что обнаженной в непринуждённой позе пока остаётся на полу. Мастерски скрещенные ноги, сплетённые линии рук и нагота оборачивается недоговорённостью, столь привлекательной для многих загадкой.
Смешно.
Чужой взгляд служит лучшим из одеяний. Цепкий, не упускающий ничего лишнего. И речь пока не идёт о тяжелом, довлеющем наблюдением лича, нет. То не раболепное, не восторженное, но всё же созерцание, подаренное равным. Болотного цвета глаз щурится сквозь зелёные пряди, иллюстрируя улыбку-плутовку. Обещание остаётся в силе. И мысль касается обоих сущностей одной души.
Я приду за тобой.
Но на месте широкой спины равного в дверном проёме показываются рабы. Быстрые, плавные и неумолимые как тени, они с подносами на руках движутся по краю поля зрения, дабы не осрамить наглостью своего появления взор и интерес повелителей. Два юных близнеца, чья кожа выкрашена золотым. Недостаточно ярко, чтобы казаться искусственным, недостаточно плотно, чтобы отравить или убить недостатком кислорода. Всего лишь штрих для эстетов. Льняные юбки, золотые пластины украшенных бирюзой поясов. Цепочки на сосках подчёркивают дугу, ниспадающую до паха, своей, создавая иллюзию широкой груди у подростков. Парики режут глаз чётко выверенными линиями синтетического канекалона, скреплённого очередным золотым ободом. К счастью, гонка за прошлым не завела лича в дебри безвкусицы - оба раба лишены какой-либо косметики, дабы оставить красоту юных лиц незамутнённой.
Твою мать, это стоило всего, всего, чтоб меня!
Пиратка не отказывает себе в удовольствии подняться, являя как мёртвому взгляду лича, так и широко распахнутым глазам близнецов свою наготу. Маленькая грудь с твёрдыми овалами недовольных температурой в комнате сосков, узкая полоска тёмных волос на лобке. Остальное, как то часто бывает, ускользает от внимания невольных зрителей, поскольку первый мальчик-раб настигает гостью древнего хозяина этого места, набрасывая на её плечи каскад опять же золотистой ткани. Недостаточно высокий, он умудряется лишь скрыть плечи, бока и бёдра, оставив во внимании всё описанное ранее. С поистину царским, не присущим обычно Коч выражением лица, она движется медленно к указанному неживым месту. Устроившись настолько удобно, насколько это было возможно в груде разноразмерных подушек, колдунья манит противника нудизма рукой (пусть достаточно было и взгляда), дабы использовать его в качестве преданного пса. Поглаживая мягкое плечо мальчишки новоиспечённая царица внимает словам древнего. И не амбициозной девице они не нравятся.
К чему он клонит? Отгрохал хоромы, да маловаты? Нет, я и без того слишком часто исполняю чужие желания...
Тем временем второй близнец собрал обрывки и, реже, целые детали одежды пиратки вместе с её торбой, дабы оставить всё у босых ног колдуньи. К счатью, долгие пол века в чёрной шкуре научили Коч расшнуровываться до передряги, а не бегать по лавкам в поисках новой обувки после. Получив в своё распоряжение уже две игрушки, она с удовольствием вкушала фрукты из юных неуверенных пальцев, пока другие бегали по её обнажившимся вновь плечам, доставляя непередаваемое, пусть и простое удовольствие.
Что тебе от моего Босору, труп? Думаешь, я потащусь обратно в Африку сразу после рейда, чтобы передать старику твоё сентиментальное кряхтение?
- Он мёртв. - Только и сказала вслух, после того как заполучила в уголок губ дорогущую уже тлеющую папиросу. - Жаль тебя расстраивать, но Самеди отказался продлевать его жизнь дольше, чем счёл нужным. Тебе повезло больше.
Пусть я и нихера не уверена, что ты вообще можешь чувствовать, мертвяк.
- Что? - приблизившийся зомби заставил колдунью податься назад, невольно угнездив себе на колени потянувшегося было за очередным фруктом раба.
И речь шла не о любовных утехах, а о взгляде, прожигавшем до затылка. Пусть он достанется мальчишке.
- Такие разговоры просто так не заводят, - процедила пиратка, вновь украсившаяся душу ошейником страхов, - ты должен знать. Не в курсе, кто там тебя поднял и как давно, но в вуду всё без изменений... старик. И трепать хрен знает с кем хрен знает о чём я не буду.
Лгала, сука, как дышала. Она то прочитала письмо в чёрном конверте, воспользовавшись парой примитивных уловок и фантазией не самой опытной, но колдуньи. Но кто бы не стоял перед ней, пусть и то, что описывалось в послании, вручать вот так в руки-протезы свою душу Коч не собиралась.

Отредактировано Коч (2011-09-19 21:02:36)

+1

10

Наблюдения были прерваны мыслями и думами. Стоя рядом с прекрасной девушкой, чье поведение не соответствовало её красоте, лич размышлял о прошлом и будущем, ну и настоящем. Бесконечная петля, поворачивавшаяся, она образовывала знак бесконечности, знак, который бессмертный очень уж любил и наносил его на, практически, все предметы своего быта. Знаки были на стенах, на кубках, подушках, даже на рабах. Но, заметить их было не так просто, ведь суть великого - это очевидное, хоть и скрытое от глаз. Так считал Сетемхет. Он подвинул к себе стул и уселся на него, хотя и мог оказаться подле прекрасной Коч и дотронуться до неё. И ничего не почувствовать. Он не хотел лишать её одной из важнейших вещей после свободы - личного пространства. Пусть пока рабы ублажают её. Пока  стрелки часов не указали на время "Х". На время, когда все это будет песком. Он слушал её. Терпеливо и спокойно, даже не двигаясь и тем более не дыша. Хоть таких фраз он слышал уже много, хоть и такой лжи он много раз вкушал, но ему все равно было интересно. Интерес его заключался в правдивости эмоций, в возгласах, возможно криках, мимике и состоянии души. А может и не души, а лишь важнейшей части живого существа. Что она могла знать о вечности. Ведь в этом хрупком теле... О да, из него уходила жизнь, хоть оно и было прекрасно.
Мысли остановились на формалине, на методах, при помощи которых люди, из года в год, из века в век, пытались остановить разложение. Остановить последствия смерти. Но о какой красоте идет речь, если мы говорим о дряблой, сухой и не красивой старости? Лич же нашел лучший выход из этой ситуации - убийство. Убив красивое, мы навсегда запечатаем его в своих фантазиях, мечтах и мыслях, так и не увидев увядания. Так и не увидев естественной и жестокой смерти. Убийство лучше формалина, лучше бинтов и жуков-скарабеев.
- Передай Самеди, что он слишком рано забирает великих, и дает много времени бездарностям.
Кратко, сухо и тихо ответил Сетемхет, не продолжив своего монолога. Тишина. Ему это нравилось. Тихое наслаждение плодами, напитками, плотью и жаром тел. Наслаждение длинной в бесконечность. В этом прохладном помещении, это чувство было как никогда остро. Как никогда, оно доставляло неимоверное удовольствие самому личу и его гостям.
- Твоя... душа, да, она мне не нужна. Мне нужен мир, душа этого мира. Вся его суть, его плоть и кость. Его кровь. Но не чтобы купаться в ней, не чтобы строить кресла из костей и не пить из черепов (что проблематично, ибо в черепе есть глаза, и из них все вытечет), нет, не для этого мне нужен мир. Мои амбиции затрагивают судьбы других людей, но я не хочу убивать их или превращать их в рабов, я хочу лишь лучшей для них жизни. Все те, кто шел против законов, кто убивал ради убийства... кто делали много плохого, должны умереть. Ведь тогда, мир будет идеальным, ну, или будет близок к идеалу. И я не говорю о политических утопиях, я говорю об утопии для смертного, без какой либо политики. Я не считаю себя великим, но я могу быть лучше всех вместе взятых современных политиков, поверь мне... да и у тебя нет другого выбора, ведь я прав, не так ли? Хотя бы насчет последнего.
Вопрос был адресован одному из рабов, на которого перевел свой взгляд Сетемхет. Он дрогнул. Лич видел, как он это сделал, хоть и мальчик пытался все скрыть. Он не хотел его пугать. Ведь бессмертный просто "заигрывал", но его внешность. Нелюбовь к иллюзиям когда-нибудь сделает так, что Сетем останется один. Совсем один. Но, одиночество это не так плохо.
- Видимо, тебя гложет вопрос, или даже несколько... "Что же этому  старому хую от меня нужно?" "Почему он так любезен со мной?" "Не ловушка ли все эти дары?" Я отвечу сразу. Нет, все это от чистого сердца. Дары, прекрасной Королеве, в шкуре дерзкой пиратки и работорговки. Но, за все надо платить, верно? Верно. Так что, назови мне свое имя. Полное и настоящие имя. Для начала, этого будет достаточно.
Бессмертный  склонил голову набок, и теперь, смотрел только на Коч. Рабы уже давно не были предметом его интересов, видимо, поэтому последние не боялись Сетема.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-19 21:53:14)

+2

11

Упёртый старый ублюдок. Что ты за тварь такая, что вместо приветствия просишь преподнести на блюдечке душу?
Раб был широким жестом доброй воли отпущен, но недостаточно далеко, чтобы его кожа оказалась вне зоны доступа подушечек женских пальцев. Скоро все эти дары останутся в прошлом так же как Остров, так же как Он и многое другое, прошедшее за жизнь пиратки. Хотя, Город Тысячи Песен она предпочла бы посетить ещё раз. Может ещё удастся купить билет в одну сторону, в прошлое..?
- Я думала, подобные амбиции для пузатых смертных среднего возраста, - для своей обычной манеры Коч подбирает слова достаточно аккуратно. - Что тебе власть, если ты переступил смерть? И с какого это хера ты решил, что мертвец знает об интересах смертных больше, чем они сами?
О, знаменитая в среде индиго поборница прав простых смертных позволила своим пристрастиям расцвести буйным цветом. Недостаточно прожившая по меркам порождений Изнанки, о которой Коч имела весьма смутное, опутанное мифами и легендами народа наставника представление, колдунья ещё не забыла, что такое быть простым человеком. И сколько всяких тварей, в том числе и не менее простых, стремятся воспользоваться положением такого существа.
И пользовались, слишком много раз, слишком грубо, грязно. Прохавано и не подходит, чтобы взять это за правило для всего человечества. 
Запах страха, забитого под многочисленные слои маски, ударил в ноздри чуткой на такие вещи тигрицы. Раб, попавший под удар мёртвого взгляда вздрогнул и внутренне съёжился.
Недостаточно, этого совершенно недостаточно. Неужели хозяин этого места сам не пользует рабов? Да и может ли? Вероятно он действительно отличается от бессмертных, но живых. Что не меняет дела.
Где-то в глубине торбы шевельнулась чёрная тряпичная кукла. Не сказать, что на самом деле было какое-либо движение, которое можно было бы объяснить законами физики. Нет, просто зашитые внутрь ингредиенты, камушки, жуки-из-демонов и прочий мелкий скарб живой истории отразил нечто нематериальное. Или же наоборот, впитал?
Трепать о Самеди больше, чем я уже сказала... нет, парень, не прокатит. Лоа куда страшнее всех немёртвых задниц на свете.
Пиратка сменила позу, собрав своё тело с компактную массу костей и плоти под золотой накидкой. Массаж прекратился и оба раба как по команде встали, отступив в сторону. Напряжение вокруг двух нелюдей достигло той точки, когда сама вселенная схлопнулась до размера личных пространств каждого из них. Хорошо выдрессированные, близнецы сцепились руками, сливаясь воедино в экзотическом танце. Подобно живой картине юные тела перетекали из одной позы в другую, притягивая взгляд недостаточно сильно, чтобы получить новый удар им.
Хорошо, хорошо. Теперь только ты и я, *ля...
- Послушай, не гони. Конечно Босору не самый тупой нигер на свете, но это не значит, что каждый его друг сходу будет получать такую мелочь, как мою душу себе в игрушки. Окстись, серьёзно. Спасибо за парней, за фрукты, но я вообще-то только письмо принести пришла. Теперь и отваливать пора, да? Считай, что ничего и не попортила. Подумаешь, пара виноградин. За такое душами не платят, - постепенно, но неизбежно вышла из себя.
Босая нога выпросталась испод ткани, подтягивая к себе поднос с личными вещами колдуньи. Но взгляд не следил за движениями стопы, он был призван сыграть роль и щита, и оружия. Пустой, мутный, он скорее подходил жертве глубокого героинового прихода, но на самом деле этот барьер и был не-именем. "Коч" светилось во взгляде. И не единой буквой больше.

Отредактировано Коч (2011-09-20 12:30:03)

+2

12

Лич резко встал и прошел мимо рабов и девушки. Он сложил руки за спиной, с характерным свистом. Он не понимал, почему тигрица не разделяет его планов и желаний, почему она сравнивает их с желаниями смертных? Он хочет править, потому что... Потому что хочет лучшего для смертных! Он жил в истории, жил во времени, про которое пишут разные, и не всегда правдивые легенды. Видел богов и идолов, о которых в предании смертных остались лишь зыбкие и не правдоподобные мифы. Что тут непонятного? Его идея была проста как дважды два. Захватить власть и сделать так, чтобы люди прекратили жить как звери, чтобы люди действительно стали венцами природы, а не тупиком развития приматов. Сетем искал ответы на протяжении столетий, смотрел за историей; изменял свои решения и планы. А что она?! Она смеет сравнивать его с глупыми смертными? Ведь они, кроме личной выгоды, ничего и не видят. Они не смотрят дальше своего носа.
А он смотрит вперед, на сотни лет вперед! Как она не понимает, что плоть... Плоть. Ведь её плоть уже не так молода, хоть и внешность свидетельствует о другом. А она все говорит. Боится, но при этом держится дерзкой героиней. Защищает смертных, большую часть которых стоит уничтожить. Смертных, большая часть которых, пошла бы на все, чтобы уничтожить саму Коч. Испанская инквизиция, Салем... и множество других примеров жестокости и глупости людей из-за непонимания и не желания понимать. Зависти ради, так же ради ущербности. А Сетемхет хочет предложить им равенство, как социальное, так и расовое. И речь идет не о цвете кожи или росте, а о силах, которыми наделены существа связанные с Изнанкой, но обычные люди лишены этих сил. Да, погибнет много кого, но разве не такова суть природы? Выживает сильнейший! Значит, смертные погибнут, ведь они слабее всех тех демонов, вампиров и прочих тварей, что вылезла испод Изнанки. Так думал он, но Она не разделяла его взглядов. Как она смела, подозревать его в алчном желании связанном с ей душой? Зачем бессмертному её душа? Он же не какой-то там любитель... Он даже не вампир, который любит сосать. Нет! Он уже давно отринул все эти низменные желания присущие бессмертным существам. Он просто хочет узнать её имя, но для Коч, это слишком... Опасно, вероятно. И хорошо. Он будет её звать Коч, ну а потом... потом, она сама все расскажет. Идеально!
Несколько легких, плавных и быстрых движений и Сетемхет оказался за спиной тигрицы. Он хватает её за запястье, приподнимает руку девушки, а свободный свой протез кладет ей на живот и проводит когтями по коже, ниже, к лону "королевы".
- Все просто Коч. Чтобы править смертными, недостаточно  лишь меня. Ведь за тысячу лет, я действительно разучился понимать их, ты так не считаешь? Ведь я не понимаю тебя? Но при этом, я не причиняю тебе боли, и поверь, мне не нужна твоя душа. Зачем? Это же не игра, это серьезная и суровая жизнь. Жизнь... ха-ха. А что насчет твоей жизни? - Холодные челюсти сомкнулись у уха девушки, и она почувствовала, как маска лича коснулась её затылка. Лич опустился ниже и коснулся языком шеи тигрицы. В этом что-то было... Живая плоть, такая эластичная, маска страстной натуры, натуры огня и бесконечности. Суть девушки невероятно привлекала бессмертного, она удовлетворяла все его желания и вкусы. Она была идеальной, если не сказать большего. Безумие? Помешательство? Одержимость? Нити бесконечного объяли тело бессмертного, достаточно лишь потянуть. Что же это было... - не бойся меня, Коч. Возможно, в этом городе, я самый преданный твой фанат, но не хозяин. Мы одной породы, хоть и очень разные. Но скажи... разве ты не боишься смерти? Я не могу чувствовать запах твоей кожи, но я чувствую твой возраст. Часики тикают и очень скоро, ты умрешь. Своей смертью. Ты действительно хочешь... умереть? Ведь я могу предложить тебе вечность, взамен на помощь. Я могу предложить тебе корону. Ты чувствовала себя королевой, когда у твоих ног были эти мальчики? Так представь же будущее, в котором таких мальчиков будет сотни! Ты станешь королевой. И не обязательно кого-то угнетать или обижать. Ты можешь стать добрейшей королевой в истории. Ведь именно благодаря черному и белому, а так же балансу между ними, мир продолжает существовать и чтобы сделать этот мир идеальным, нужно придерживаться концепции противоречий. Не уходи, Коч. Тут ты в безопасности. По-настоящему. Без шуток и продаж душ. А за пределами этого Царства, ты станешь обычной... и не свободной.
Бессмертный без особого желания отпустил прекрасное тело из хватки рук-протезов и отступил. Он не отошел дальше, чем на пару шагов, хоть и предполагал, что ответ тигрицы будет включать в себя рукоприкладство. Но что ему до рукоприкладства? Боли он уже давно не чувствует.
- Это не золотая клетка.
Тихо закончил бессмертный свой монолог и не опустил головы, а продолжил сверлить тигрицу мертвым взглядом.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-20 13:22:45)

+2

13

Если в анкете по трудоустройству Коч бы попросили указать языки, которыми она владеет, то девица не задумываясь бы первым вписала: Язык тела, в совершенстве. Поза, ломанный жест, вскинутый подбородок - всё читаемо, главное не забывать, что было задолго до Вавилона. И сейчас неживой говорил с ней на языке, которым, по мнению самой пиратки, владеть не должен был. Разве из памяти мёртвых не ускользают все те бесконечные значения, что вещам и самим себе придают смертные? Нет, что-то в этом ходячем трупе ещё осталось от того, прошлого, которого не угадать ни в чём... кроме поз. И какими бы ни были слова самого лича, скрытая в каждом шаге сила, властность, невысказанная угроза - лишь поверхностный букет смыслов. Куда важнее было нетерпеливое ожидание, неудовольствие, вызванное... надеждой?
Задал мой вопрос вслух, но не ответил... Что тебе самому то надо, ты, псих?!
Она не успела даже до конца натянуть трусики, что было весьма удобно делать, пока хозяин Чёрной Земли повернулся спиной. Когда узкая кисть опытной охотницы за разумной добычей, не привыкшей применять силу в этом теле, взметнулась вверх, Коч готова была уже распухнуть чёрной шерстью и горой мышц, ломая под мощью лап чужое искусственное тело. Но... Прикосновение маски к затылку, слова на ухо...
Демон... Это... не можешь быть... ты...
Портовая завсегдатайка, любительная наподдать матросам под зад, пропойца, наркоманка... Таяла сейчас в чужих, незнакомых объятиях. Трескалась растоптанным лазерным диском, оплавлялась сахаром на солнце. Почему-то всё стало логичным. Почему бы Ему не завести новое тело? Такая мелочь для того, кто родиной зовёт Изнанку. Заинтересованность, все эти движения. И пусть смертоносные обсидиановые лезвия бегут сейчас по её нежной, незащищённой коже. От Него пиратка готова была принять всё, от ласки до смерти. Жаль, что Коч так и не удалось сказать этого раньше.
- Не бойся меня, Коч...
Все эмоции разлетелись в пух и прах в единый миг, нега растаяла, жар сменился тугим комком в животе. Не он. Ничего катастрофичного, ведь будь это тот, с кем колдунья спутала Лича, ей была бы обещана не только эйфория, но и агония. Каждое новое слово египтянина выбивало Коч из завладевшей ею иллюзии, погружая, топя в новой. И она была куда привлекательнее, куда понятнее и приземлённее. Чище, неразвращённее. И только лёгкая тянущая боль в запястье слегка отрезвляла.
Он слишком многое забыл, чтобы знать наверняка.
Висевшие всё это время в районе стоп трусики, лоскут ткани да две цепочки, упали на пол, так и не достигнув требующей облачения цели.
- Ты сладко поёшь, очень сладко. Будь я теми мальчиками, уже бы распустила слюни до носов твоих псов, зомби. Но я то знаю. У тебя есть хозяин и ты ищешь что-то для него, да? - взрастить уверенность оказалось так же просто, как до этого - страх. - Не отвечай. Думаешь кто-нибудь в этом городе говорит правду? Не лицемерит? Не пыжится выдать себя за что-то куда большее, чем они являются на самом деле? Я не верю. И схрена-с два поверю, понял?
Золотая королева поднялась. Её скромный рост в контрасте с личом-великаном смотрелся совсем уж несерьёзно. Нескладная, лишенная традиционных прелестей-округлостей, обладательница пригодной больше для пацана-подростка причёски ответила на прямой взгляд. Ещё мгновение там плескались красивые образы. Навсегда там осталась жажда бессмертия. Но ещё глубже зиял провал, целая пропасть недоверия, которое просто невозможно было заполнить. А значит нужно было искать иные пути.
- Оденьте меня, мне пора идти, - бросила она близнецам.

Отредактировано Коч (2011-09-20 13:56:14)

+2

14

Лич схватился за подбородок и прошел вглубь кабинета. Он чувствовал на себе два сладких взгляда, но не обращал на них внимания. Есть вещи более сложные и непонятные. Что за город такой! Почему она считает, что бессмертный хозяин служит кому-то? Так вот почему она не хочет говорить, потому что так часто встречалась с повелителями, с душами рабов? С теми "альфа-самцами", которые на самом деле слуги... И не важно, кого или чего они слуги! Демонов, Изнанки в целом, закона, высших вампиров. Что за идиотизм! Он предлагает ей стать совершенной. Бессмертной красавицей! Торжеством эволюции и науки! Обмануть природу и встать подле неё, верша праведное правосудие. Сохраняя жизни великих и нужных обществу личностей, и отдавая биологический мусор в руки природы, чтобы она распоряжалась этими ничтожествами. Ведь таков естественный ход вещей! О нет, он теперь рассуждает как Распутин. Нет! Он никому не служит и не собирается служить. Все его покровители, все те, у кого он занял деньги, теперь мертвы или же служат самому Сетемхету. Отчего она не поймет этого? Ведь это так очевидно. Достаточно просто остановиться и посмотреть по сторонам.
Лич схватил стул и швырнул его в стену. Глаза биомеханического существа засветились ярко-зеленым, а зубы его неприятно скрежетали. Он резко махнул рукой, позволяя рабам исполнить приказ возможной королевы. А потом... до него дошло. Сетем сразу же успокоился и выпрямился в весь свой громадный рост. Секундами позже, он оказался подле королевы.
- Скажи мне, Коч. Если бы я служил кому-то, то отпустил бы тебя? Если бы я хотел удовлетворить чье-то извращенное желание, стал бы я церемониться с тобой? Ты спутала меня с кем-то из своего прошлого? Может с каким-то демоном или вампиром? Они обычно отличаются жутким эгоизмом и желанием владеть всеми, кто не представляет их вид... Скажи, перед тем как уйти. Ведь я тебя отпущу. Но сможешь ли ты вернуться сюда вновь?
Да, это хороший вопрос. Личу было понятно, что все это лишь детали. Если эта девушка захочет, она обязательно вернется, чтобы бессмертный не поставил у неё на пути. А, собственно, чем он собрался мешать Коч? Да ничем. Она уходила от него, но он не желал и не злился. Злоба его была связанна с другими вещами, с фактом неверия, например. Он сам себе хозяин! И это правда. Нет существа выше него. Да, возможно, он пресмыкается перед некоторыми высшими демонами, но делает это с достоинством и свободолюбием. Он всегда готов сразиться с обидчиком, как себя, так и своих... близких? Могут ли у мертвого быть близкие, друзья, любовники? Коч была так похожа на королеву, из смертного сословия... а теперь она уходила прочь. Она обязательно вернется.
- Я хотел сделать из тебя королеву, тигрица. Обучить тебя темным искусствам некромантии. Чтобы ты стала моим верным союзником, с тысячью рабов у твоих прекрасных ножек. Но ты сама отказываешься от шанса. У тебя нет друга, который бы подтолкнул тебя? Или что не так? Думаешь, если тебя будут именовать королевой этого места, а потом и всего мира, ты будешь что-то должна мне? Или, может, ты думаешь, что будешь зависеть от меня? Так знай, что это не так! А далее - думай что хочешь.
Лич сложил руки на груди и медленным шагом пошел в сторону рабочего стола. Близился рассвет, а ночная работа так и не была выполнена. С рассветом принесут новые документы и отчеты. Надо было работать. Но что, если Коч таки останется? Если бы Сет помог Сетемхету, он был бы невероятно счастлив. Бессмертный дошел до стола и нажал на пару кнопок. Экраны ушли обратно в потолок и хозяин наградил своим взглядом блеклый рассвет. Разделит ли Она с ним это зрелище? Разделит ли она с ним будущее?

Отредактировано Сетемхет (2011-09-20 20:28:56)

+2

15

Нежные пальцы подростков неловко касаются разгоряченной такой близостью кожи. Бельё, пояс, чулки, юбка... Рабы возятся с незнакомой застёжкой куда меньше, чем с корсетом. Один из них, всё тот же, что своевольно прикоснулся к плечам Коч и сделал той массаж, вплетает в вязь шелковой ленты мягкие прикосновения к позвоночнику. Неожиданно для обоих, пиратка разворачивается и награждает золотокожего звонкой пощёчиной. Жаль конечно, но в её манере отнюдь не числится показной хлопок ладонью. Удар тыльной стороной наотмашь, так чтобы пацан оказался на ковре на коленях - вот лучшая плата за ошибку, которую тот просто не мог предвидеть. И за раздражение, поселившееся в душе пиратки по вине лича.
Прости, но я ничего не могу с собой поделать. Теперь я нравлюсь тебе ещё больше?
Но взгляд её подарен не попавшему под горячую руку, но его повелителю. Он высок, так что Коч приходится запрокидывать голову, вылизывая лопатки гребнем выжженных краской волос.
- Верно, я не настолько глупа, чтобы не понимать, насколько изощрённой может быть игра. Тонкой настолько, что заметишь только когда осколки её тонких ходов глубоко уйдут под кожу. Оно мне нужно? - острый подбородок кивнул на лича. - Моё прошлое тебя не касается, ясно? Не думаю, что тебе стоит быть самовлюблённым настолько, чтобы верить, что ты можешь хоть чем-то отличаться от всех перечисленных тварей.
Шокированный произошедшим, после повисшей только для двух прислужников паузы, второй близнец торопливо завершает приготовления, но его брат отталкивает свою копию, вырывая у неё последнюю деталь одежды - пару увесистых ботинок. С поначалу испуганным, а затем пристыженным видом, он склоняется к закрытым дырявыми чулками ногам колдуньи. Мальчишечьи губы не смущает чёрная ткань, ведь они мастерски выискивают редкие открытые участки, чтобы подарить им уже не поцелуй, но влажное прикосновение языком.
К хорошему слишком быстро привыкаешь, чёрт возьми!
Облокотившись спиной о колонну, Коч поддаётся неожиданно преподнесённой неге. Отвергнутый собственным братом, первый юноша поначалу медлит (он явно не разделяет пылкого отношения к странной гостье), но всё же спешит создать хотя бы иллюзию рвения. Дабы вновь не вызывать на себя гнев родича, а уж тем более повелителя, живая игрушка припадает губами к ловким пальцам взломщицы, переходя от массажа к поцелуям. Последний из них ловит мизинец пиратки в плен ложа из языка в окружении влаги и тепла рта. Все остальные пальцы дождались каждый своей очереди. И к финалу излюбленное исподнее девицы уже способно сравниться влажностью с умелыми язычками.
- Слушай.., - жаркий по настроению, не говоря уже о температуре, выдох был куда более ярким, чем рассвет, - я не хочу думать. К чёрту, да...
Глаза Коч закатились - рабы верно служили интересам господина, постепенно склоняя чашу весов мнения его гостьи в его пользу. Теперь уже прочь от ног устремляются пальцы, губы, короткий пух остриженных волос, что показались испод спавшего парика - всё неминуемо скользит выше. С треском липучки отброшена едва занявшее своё место юбка, жемчуг зубов смыкается на цепочках. Оба близнеца теперь стоят на коленях, в неуловимом змеином танце стягивая ртами трусики с поддавшейся неге "королевы".
- Мой шанс может оказаться не тем, чем кажется. Пусть и хочется верить, что это будет... не так.
Запнулась она в конце, когда два языка одновременно переплелись с самой нежной кожей как сзади, так и спереди укромного уголка за тканью отброшенного на стопы белья. Для этого одному из близнецов пришлось изловчиться, дабы не побеспокоить вкушавшую их старания, но суметь доставить их в полной мере. Пусть, судя по реакции, совместные усилия приносили богатый урожай, и речь шла не только о прозрачном горячем соке!
- Я хочу..! - бессвязно страстно прошептала, уже ни к кому конкретно не обращаясь, резко вскинув над головой до боли сцепленные руки.

Отредактировано Коч (2011-09-23 10:20:09)

+1

16

Сетемхет обернулся. Хоть и казалось, что он не двигается, но внимательный глаз заметил бы плавные покачивания из стороны в сторону. Сейчас бессмертный был похож на кобру пред финальным броском. Смертельным, резким и грациозным броском. Раз уж в этой комнате есть та, чья красота, повадки и характер можно ассоциировать с тигрицей, то почему бы не дать личу природного покровителя? Да. Кобра, подошла бы идеально. Огромная, холодная, смертоносная, наблюдательная и спокойная. Именно таким и видит себя Сетем, когда правит этим "царством", когда строит планы и выжидает. Все ждет и ждет. Но не надоело ли ждать? Вечность - это долго, кто бы, что не говорил. Сломать. Нужно сломать её. А нужно ли ему марать руки? Рабы уже итак все сделали. Вот она, слабость смертной плоти. Чтобы она там не говорила, в чем бы ни была уверена, но уйдя, она обязательно вернется, вот за этим. За этими стонами, за жарким соком, стекающим по внутренней стороне её прекрасных ног. За ласковыми языками мальчиков, которые еще не созрели, но при этом умели делать многое, а может и больше уже зрелого мужчины. Да, это была великолепная картина и кто тот дурак, который не хотел бы видеть её вечно? Все может наскучить, все может надоесть и осточертеть, но только не это великолепие.
Бессмертный все это понимал лишь отчасти. От него ускользало множество деталей и тонкостей этого прекрасного действия. Смертные слишком далеки от него, чтобы он разделял их низменные чувства. Он мог наблюдать и получать от этого эстетическое удовольствие. Удовольствие от подсматривания за таинством живых. А может, это именно то, ради чего они так борются? Ради красоты, ради таких стонов, таких взглядом, таких жестов. Ради исполнения всех мечтаний, таких как Она. Таких как Коч. А сколько их, таких как Коч? Может она такая одна. Да! Конечно, если она такая одна, вот почему она так нужна бессмертному. Вот почему она должна стать хозяйкой. В этом городе не найти еще одной такой, как она. И это прекрасно.
Бессмертный почувствовал лучи рассвета на своей спине и плавным нажатием на кнопку убрал искусственное освещение. На без того мрачное помещение упали сумерки. Таинство ночи растворялось, приходила пора зари. Среди этих теней вырастали золотые лучи новой жизни. Романтика? Вздор и еще раз вздор! Слишком глупа и не нужна эта романтика. Рыцарство? Почитание женщины? У Сетема точно что-то не так с мозгами! Что же это?! Искра жизни, подаренная девкой, которую он встретил несколько часов назад? Желания, чувства, эмоции - прекрасный букет! Вот почему она должна стать королевой.
Плавными движениями лич преодолел расстояние между ним и тигрицей, и пока он шел, тело его менялось. Плотная и качественная иллюзия накладывалась на серую плоть, белую маску, синтетику волос, сталь и обсидиан конечностей... Бессмертный выходил из теней новым. Другим. Живым! Иллюзия... он уже давно не использовал её, поэтому образ получился странным. В нем было что-то от того, молодого Сетемхета, тысячелетней давности, а так же от Владимира, к которому так по-звериному присматривалась Коч. Длинные светло-русые волосы, мужественный подбородок, четко очерченная челюсть, голубые глаза, бронзовая кожа покрытая рельефом мышц, могучий торс и множество прочих деталей, таких как шрамы и татуировки. Странное, почти идеальное и невероятно правдоподобное тело. Лишь в прикосновении чувствовался холод металла и безжизненное нутро этой иллюзии. Но от этого, новый хозяин казался еще загадочнее. Он не обратил внимания на легкое удивление рабов, и не оттолкнул их от лона Коч, наоборот, он старался быть максимально аккуратным с ними. Взял её и придвинул к себе, так же, не мешая работать мальчикам. Поцеловал. Страстно, как только мог. Страстно, как только помнил. Давным-давно он отказал себе в привилегии быть с женщинами, хоть у него были все шансы заполучить лучшую из них. А теперь... теперь он показывал свои навыки тигрице. Он обнимал девушку за талию одной рукой, пока вторая медленно, но властно поднималась к её груди. Иллюзии заполонили его разум. Огромное поле, покрытое белоснежным снегом, буря, метель, они где-то рядом, но их холод лишь будоражит. Чистая природа и пустота. Нет ничего, что помешало бы им.
Что же ты делаешь, глупец...
То, что хочет! Хозяин делает то, что ему хочется делать, на то он и хозяин. Это его царство и тут, он может пойти против собственных же постулатов, ради чего-то большего. В его поцелуях и жестах, полных желания и обладания, читалось... доверие, что ли? Жесты и движения, плавные покачивания, переплетение языков, они говорили лучше пустых слов. Может быть теперь, она поверит, что у Сетемхета нет хозяина, и никогда его не будет? Лучше бы было так.
Когда с поцелуями было покончено, бессмертный остановился и отпрянул, смотря на хозяйку, которая теперь была в полной "власти" рабов. На его лице нарисовалась та старая, как сам мир и его жизнь, снисходительная и повелительная улыбка, коей он одаривал немногих. Эта улыбка - единственное, что помнил лич, из своего, некогда широкого набора мимики и эмоций.
- Так лучше, да? - даже голос его изменился, вот диво! Голос мужественный, с легкой хрипотцой. Без посвистываний, без металла, без синтетики. Это отчасти было неприятно личу, но какой долгожитель не испытывает ностальгии? - Когда я выгляжу и веду себя как смертный? Хочешь... Это все твое. Мне надоели слова. Бери сейчас, или возвращайся за дозой, когда захочешь. Рано или поздно, тебе надоест выходить в пустой мир рабства и страха.
Бессмертный провел пальцем по губам девушки и прищурился. Иллюзия могла пропасть в любой момент, достаточно лишь слова или жеста. Пока что, самому Сетемхету не хотелось, чтобы она пропадала. Пока что.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-21 02:19:29)

+1

17

Кем были эти юнцы? На самом деле их плоть являла взгляду истину, или судьба сыграла с близнецами злую шутку, одарив вялотекущим взрослением, в противовес быстрому бегу мыслей. Иначе, как могли совсем ещё мальчишки так тонко чувствовать настроение происходящего, дёргать за его нити, перенаправляя грубые рывки пальцев хозяина к узелкам на руках и ногах его гостьи. Стоило тому плавно качнуть бёдрами, как густо пропахшие женским лоном губы и языки замедлили свою мастерскую работу, оттягивая неизбежный, желанный финал. Демонята! Индиго! Это не было принципиально до тех пор, пока Коч не заподозрила бы в юношах вампиров. Но тепло детских тел...
Я хочу закрывать глаза на всё, что вернёт меня обратно в мир борьбы. Сегодня я позволяю себе быть неосмотрительной.
Твёрдое, бесчувственное, холодное прикосновение срывает с глаз шоры век. Перед глазами пиратки - чужак. Она прекрасно чувствует, кто прячет уродливый лик за маской. Губы мягки как настоящие, что-то он ещё помнит, но руки-протезы даже в чехле картинки-из-теней остаются неловкими, непластичными. Их острота, давление пускают в бег стайку мурашек, но поцелуй отвлекает внимание раньше, чем странные ощущения собьют настроение момента. Губы... Как давно девица не знала поцелуя. Сколько времени прошло, на что оно было потрачено? Сейчас по клеткам кожи струился свет давно отдавшего те лучи Солнца. Жар пустыни, венец культуры, раскрепощённость власть имущего.
Таким ты был, мертвец? И это единственное, что удалось сохранить? Хорошо.
Стянутая рваниной-чулком нога взметается вверх, сдавливая бесчувственный бок зомби, притягивая его ближе, заставляя вминать в нежную плоть необыкновенную руку. Обсидиан режет кожу раньше, чем лич вспоминает о том, что отсутствие тактильных ощущений не даёт ему оценить давление собственных конечностей. Проступившая кровь, её запах - всё служит катализатором, когда под миниатюрной грудью обрисовываются жабрами линии разошедшейся плоти.
Болью будет моё дыхание, ибо первое, что преподнесено было жизнью.
Теперь их близость заставляла тела покачиваться в едином ритме, с одинаковой амплитудой. Взгляды раз за разом разбивались смеженными в страстном порыве веками, языки и в правду не хуже змей сплетались, но не суждено им было породить потомство. Хотя... Разве желание повторить, не оно? Разве патологическая зависимость не плод общей страсти? И стоит только прерваться, как крючок рвёт плоть насквозь, связывая леской неизбежного возврата друг к другу.
- Нет, не лучше, - ответила вспухшими новыми порезами губами. - Я покажу тебе, покажу!
Девичья рука, подрагивавшая от вновь возраставшего усилиями рабов внутреннего напряжения, взметнулась вверх. Никаких пассов, слов, жестов. Только чёрная кукла порвала одну из своих ниток в недрах пиратской торбы. Иллюзия схлынула мгновенно, безвозвратно, а эйфория захлестнула колдунью. Выгнувшись назад, до колонны, так что близнецам пришлось проявить всю свою ловкость, дабы не прервать судьбоносного (а именно таким он и станет, правда... для кого?) действа, Коч упёрлась ладонями в камень, становясь в далёкое подобие "мостика". Шлейф ирокеза повис в воздухе, а сама девица закричала. Всё её поджарое, но не блиставшее женственностью тело содрогалась под ударами стихии, которой не было равной. Волна за волной накатывали щедро, сдобренные магической способностью колдуньи. Судороги были столь сильными, что свежие порезы под грудью раскрылись сильнее, кровь хлынула с новой силой вниз, разделяя грудную клетку и живот на неравные части, прежде чем достичь губ, языков и ртов мальчиков. Те, словно ошпаренные, брызнули в стороны, прокатившись по полу и уже в стороне схватив друг друга за руки. Столкнувшись лбами, дети совсем по-взрослому сладострастно простонали, облизнули синхронно губы и... слились. Один из них просто пропал, исчез. И уже только одна пара глаз следила за тем, как лич во всей своей "красе" предстал перед колдуньей. И судя по тому, как та выпрямилась, зеркально отразив на лице ухмылку, это зрелище больше не внушало ей отвращения. И такое выражение лица не сулило ничего хорошего. Как и плохого. Существовало ещё множество иных состояний!
- Так лучше, - подрагивающим искрами эйфории голосом проурчала, тихо и сладко. - Чем быть смертным, который может предложить мне только себя как жрачку, будь тем, кто только что обещал мне трон.
И следом к любителеьнице химических экспериментов пришла мысль, шедшая в диссонансе со словами.
А мы посмотрим, кому вскоре понадобится новая доза.

Отредактировано Коч (2011-09-23 14:04:14)

+1

18

Когда иллюзия распалась, лич даже удивился, но потом почувствовал, что причиной рассеивания иллюзии не стала его ошибка, это было какое-то, едва заметное, действие девушки. Возможно заклинание? Он все еще держал её за талию и не думал отпускать, думал он о другом. Если эта девушка такой сильный антимаг, то имеет ли смысл пускать её так близко к себе? Но, Сетемхет-то знал, что как союзник, тигрица более полезна, нежели как враг. Если она будет у него под рукой, а в будущем, может, станет его исполнительной "женой", то ей можно будет и управлять. Думать наперед... А то, что он описал, слишком низко даже для него, для бессмертного.
Он еще какое-то время держал девушку в своей мертвой хватке, но через несколько минут, все же отпустил. Он насмотрелся на неё. На неё настоящую, скрытую в подноготной бытия. Она слишком легко согласилась, если вообще согласилась. Сетемхет провел когтями по зубам и коснулся черным языком клыков. Странное чувство, которое не давало бессмертному нормально думать и размышлять. Усталость? Нет, это все просто иллюзии. Антимагия... антимагия. С помощью этого "таланта" можно будет решить одну незначительную, но очень надоедливую проблему. Заодно Сетем и проверит, действительно ли Коч настолько сильный антимаг, или это просто сам лич сделал ошибку. Если верно будет первое, то у бессмертного появится отличный союзник, ну а если все дело в самом хозяине... то из Коч можно будет воспитать антимага, например. В любом случае, Сетемхет уже все решил. Она точно станет хозяйкой. Не сегодня, может не завтра, и даже не через год, но станет. И будут её принимать за истинного повелителя этого заведения, а в дальнейшем - и всего мира! Она будет ходить на балы, разнообразные вечера, брать с собой любимых рабов и никто не сможет сказать ей слово поперек. А потом, такой буйной, безумной и дикой, как Коч, это все надоест, и она убьет хозяина. Сетем даже хмыкнул, что при его ограниченной мимике означало смешок.
Еще, бессмертного интересовало, почему же его так тянет к тигрице? Что за странный магнетизм к живым? К одной живой. Чем она так отличается от всех этих серых и жизнерадостных людишек, которые уничтожают место, в котором живут? Что случилось с личем? Вполне вероятно, что это из-за его старого друга, что учил колдунью. А может, это все, потому что она действительно не такая. Много выше, лучше, сильнее, умнее и хитрее всех этих кукол, у которых и душ-то нет, лишь дырки в груди, которые они заполняют всем, чем попало. Кто-то деньгами, кто-то вещами, а кто-то бесконечными религиями. Но, Сетемхет верил, что изменить все это можно и еще не поздно превратить стадо в стаю, которая будет бороться за свою жизнь, и иметь собственное мнение, а не рождаться, только для того, чтобы быть забитыми. Конечно, многие умрут, но великие цели требуют не менее великих жертв. А поскольку Сетем не так уж и любил людей, он был готов пойти на все эти жертвы, ради блага всего мира, а не только блеклого скота.
Хозяин отошел к рабочему столу и постучал когтями по черному дереву. Интересно. Сколько всего интересного произошло за этот вечер.
- Ты станешь хозяйкой, это правда. Но пока, тебе же нужны деньги и все те мелочи, да и ты не согласилась бы сидеть тут целыми днями, верно? Я буду давать тебе работу, а за это, ты будешь иногда навещать меня. Старикам нужно общение, Коч. И я не против этого общения. С проходом в мое Царство у тебя не будет проблем, если, конечно, Владимир не захочет с тобой поиграть... ну, или захочешь поиграть с ним ты. И если у вас обоих такое желание появится, сделайте это в специальном помещении, а не у всех на глазах. Мне не нужны скандалы и плохая репутация, так же, мне не нужно один, два или более трупов, так что постарайся (я не настаиваю) не убивать никого в Черной Земле.
Сетемхет развернулся и покачал пачкой со свеженькими йенами. Он кинул их в сторону Коч, стараясь попасть той точно в руки. Он не хотел, чтобы деньги упали, и девушка поднимала их. Бессмертный полагал, что это унизит её и никак не возвысит его.
- Впрочем, если кто-то будет слишком высокого мнения о себе, но низкого о тебе, ты ведь можешь и убить его? Ничего страшного. Думаю, что Владимир будет в восторге, если ты заглянешь к нему в кабинет, на первом этаже, перед уходом. Да, он будет очень рад. Может, даже даст тебе какое-то оружие, или работу.
Лич опять хмыкнул. Ему нравилась эта идея. Ему нравился дуэт Владимира и Коч. О, пусть они делают все что угодно! Это так забавно, так весело и великолепно. Мертвый взгляд Сетема опять упал на Коч. Великолепна во всем.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-23 23:54:41)

+1

19

Чёрт, ну и тварюга. Но с какого ж это хера я смотрю ему в рот как беловолосая детка?
Не время было задумываться о свершенном. В этой комнате не осталось твердолобых, а значит все трое...или четверо..? понимали, что пиратка поймалась на двусторонний крючок. А по другую сторону на зазубренную сталь глубоко насадилась мёртвая плоть лича. Или она только хотела так думать, глубоко в себе содрогаясь только при мысли о том, что вся эта сказка обернётся кошмаром её далёкого прошлого.
И чем этот мертвец не вампир? И мальчишка... такой странный. Что я во имя всех Лоа вообще тут забыла?
Нега отхлынула, сладкое послевкусие крошилось под ударами сомнений, подозрений, смутного беспокойства. Пора было паковать вещички и текать куда подальше, пока крючок не стал удавкой. А тогда - пиши пропало. И даже по позе, наклону голову, погасшей было улыбке и напрягшимся под кожей мышцам было зеркально видно всё, что творилось в украшенной гребнем голове. Пока протез лича ещё оставался лежать на полуобнаженной девичьей коже, Коч не двигалась, уподобляясь тому материалу, из которого они были изготовлены. Но стоило мертвецу отойти, как пиратка оттаяла. Стянутая обрезанной длинной перчаткой рука порхнула вверх, с хлопком остановив полёт пачки. Точное движение пальца пустило в бег купюры, позволяя ощутить из запах. Подлинные и в приличном количестве, они грели не хуже мальчишечьих прикосновений. Хотя, нет. Конечно же хуже.
- Не ссы, дедуля, я послушная детка, умею себя вести. Дороже чем на косарь и пять условных не гуляю, - она каркающе рассмеялась. - А от работёнки я ещё никогда не отказывалась. Пока Щербатого латают я всё равно буду поражняком торчать в этом узкоглазом городишке. Так от чего же не помочь тебе, папаша? Да и твой цепной пёс мне по душе, на первом же свидании хотел дать по морде, а вместо того под меня лёг!
В голосе звенел смех, но удалось ли кому-нибудь уловить грань между дружеским подтруниванием или откровенным хамством, что он мог означать? Двусмысленность не ускользнула и от самой Коч, но была ли она намеренной или же могла удивить и заядлую, но недостаточно для такого безбашенную хамку? Быстро, уже без мановений руки, суетящихся рабов и прочей мишуры, незваная гостья чужого праздника жизни облачилась в оставшуюся до того момента невостребованной одежду. Только обрывки плаща, не приспособленного к смене форм, остались валяться на полу.
- Ну твою ж мать, когда это кончиться?! Нахер нужно это колдовство, если от него одни убытки?! - посетовала в перерыве между трусиками и юбкой, не упомянув правда, что сняла вещицу с человека, ставшего впоследствии не любовником, но пищей для тигра.
Распрямившись, с грязной торбой на плече, Коч вновь походила на себя саму. Оставляя за собой лужи коричневой грязи с подошвы, пиратка пересекла комнату. Она должна была добавить последний штрих, должна была удостовериться.
- Хэй, лич, - миниатюрная, она казалась совсем девочкой подле мертвеца, что и сама не раз уже отмечала, когда вынуждена была обнажать навстречу тому горло, лишь бы заглянуть в глаза, - я буду жить вечно.
Мягко, игриво она толкнула собеседника в высокое кресло, но не села верхом, не в пилась в губы страстно, стремясь шаловливыми пальчиками к паху. Она даже не удостоверилась, удалось ли ей вообще пошатнуть эту биомагическую махину. Нет, Коч ушла.
Внизу, несмотря на ожидания привыкшего быть кукловодом хозяина Черной Земли, наёмница сухо поинтересовалась, чего не хватает заведению и, услышав излюбленное - рабынь, козырнула беролаку Владимиру, не удостоив того даже игривым хлопком по заднице. Сначала работа.

----------> Переулок "Киояма"

Отредактировано Коч (2011-09-26 15:05:23)

+1

20

Только благодаря желанию лича, толчок Коч усадил его в кресло. Он покачал головой, но ничего ей не сказал. Слов было достаточно. Коснувшись обсидиановыми пальцами подбородка, он развернулся к панорамному окну и нажал на нужную кнопку. Мониторы спустились из потолка и включились. Потирая пальцами подбородок, бессмертный внимательно следил за Коч. Он успокоился, только тогда, когда девушка покинула заведение и отправилась в пробуждающийся город. Странно. Сегодняшняя ночь была очень интересной, странной и необычной. Возможно, поведение, жесты, эмоции и само существо тигрицы смогло пошатнуть убежденность Сетемхета в том, что мир ужасно скучен и неинтересен. Нет войн, нет подвигов во имя прекрасных королев, нет ничего того, что некогда веселило бессмертного. А теперь... теперь что-то в этом мире есть.
Из мыслей лича вырвал стук в дверь. Владимир. Слишком очевидно чтобы ошибиться в личности постучавшегося. Не дожидаясь ответа, беролак вошел в кабинет и за ним вошли уборщики. Тигрица наследила, а грязи лич не любил. Мужчина подошел к столу и кашлянул, привлекая к себе внимание хозяина. Не было нужды, хозяин и сам хотел поговорить с подчиненным. Или это не так? Может он хочет поговорить с единомышленником? А может, даже с другом?
- Как ты смотришь на будущее, Владимир?
- Ты и так знаешь, Леонид.
Лич хмыкнул. Беролак не привык называть бессмертного его истинным именем, он называл его тем именем, под которым действительно знал бессмертного. А имя играло большую роль в характере и поведении хозяина. Так думали все.
- Тебя что-то беспокоит? Ты пришел лично... такое не часто случается. Или тебя задело поведение нашей милой тигрицы?
- Нисколько. Просто я не доверяю ей. Ребята пробили её по базе данных, мы связались с нашими людьми во многих разведках мира, но так ничего и не получили. Она похожа на...
- Призрака, верно? Я слышал миф о таких... людях? Нет. Это и не важно. Призраки это люди, которые быстрее пули, быстрее самого времени. Обычно, это мстители или наемники, которые спасают похищенных людей и убивают конченных ублюдков, так, Владимир?
- Все верно, Леонид. Если она одна из них, то у нас большие проблемы. Она может, как угодно перед тобой изгаляться, как угодно тебя соблазнять и пользоваться рабами, но в итоге, она убьет тебя. Только... я всегда думал, что среди призраков нет существ из Изнанки. Думал, что среди них только люди, ведь чаще всего, их жертвами являются кровососы.
- И... почему призраком не смогла бы стать колдунья? Думаю, она тоже не любит вампиров. Она и меня-то недолюбливает.
- Поэтому и целует тебя в ответ? Хах.
- Ты опять подглядывал? - лич развернулся и стукнул когтями о стол. Его это забавляло, - я мертв, Владимир. Пора бы уже это понять. Я могу играть с ней в "живого", но не быть им. Какой бы силы иллюзию я не сотворил, она либо развеет её, либо просто не поверит. Если хочешь её, то бери. Попробуй взять.
- Нужна она мне... Очередная сука, что с неё взять, - Владимир подбоченился и прошел к мониторам. Было видно, что он... обижен, если лич правильно понял его эмоцию, на то, что Коч не уделила ему достаточно внимания при уходе. Да, этот медведь хотел тигрицу. Довольно сильно хотел, поэтому и злился. Сидя тут, ему некуда было девать агрессию, так что, она выливалась в слова, а слова складывались в оскорбления, - мне плевать на неё.
- Поэтому ты и послал за ней наших теней?
- И...я... Да. Пусть проследят за ней. Если она такой сильный антимаг, а еще и призрак, то она могла просто сделать вид, что уходит. Вот увидишь, Леонид, с ней не надо так легко и непринужденно играть и предлагать стать хозяйкой этого заведения. Наша цель намного выше, нежели желания этой агрессивной потаскушки.
Бессмертный поднялся и как-то по отцовски похлопал беролака по плечу. Он ничего не мог поделать! Владимир все равно найдет Коч и будет с ней драться, ну, а что будет потом? Судьба решит. Их настроение решит. Может быть, кто-то из них умрет, а может... О, будет приятно на это посмотреть.
- Не будем гадать, Владимир. Ты дал ей работу?
- Я сказал ей, что мы ищем рабов... А остального ей знать не обязательно.
- Очень хорошо, - бессмертный вернулся в кресло, - а теперь успокойся, выпей водки и вспомни о своей белой родине. Возможно, мы когда-нибудь вернемся туда, когда тут будет закончено. Мне еще надо будет подписать тучу бумаг, а это лишь первая ступенька в вертикали мирового господства.
Владимир кивнул и направился на выход. К концу их беседы, уборка была закончена, а это значило, что хозяин остался наедине с работой, в которую, он без особого интереса и уткнулся.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-26 16:22:09)

+1

21

<======= переулок Киояма.
сентябрь 2011
• ночь: Прохладная тихая ночь легла на город, укутывая его своими объятиями. Небо прояснилось, открывая взгляду полуночников россыпь звезд.
Температура воздуха: + 7

Необходимый дом был найден. И дом весьма примечательный- Хайнес логически не мог предположить, что его направят в место, которое окажется пятиэтажным клубом- парень предположил, что "черная земля" это название мелкого питейного заведения, но размах, видимо, был не тот.
У входа стоял крупный мужчина и нелепо ковырялся огромными пальцами в кнопках миниатюрного, буд то дамского телефона. Черный костюм и галстук, едва сжимающий бычью шею, выдавали в нем охранника. Кельвин замер на мгновение в пяти метрах от бугая и быстро оглядел секьюрити.
"Крупный мужчина, правая нога немного короче левой, телефон держит близко к глазам, что свидетельствует о слабом зрении, пальцы почти не гнуться, дыхание строго носовое и сильно выраженное. На первый взгляд абсолютно трезв."
Молодой человек начал движение ко входу.
"Расовая принадлежность- человек или зверолюд- оборотень. Возможно участвовал в боевых действиях, где был подорван на мине или гранате- на это указывает травма правой ноги и слабое зрение. Отсутствие других видимых повреждений может свидетельствовать в пользу того, что он оборотень, поскольку основные следы взрыва хранит звероформа. Опасен."
Как только Хайнес остановился, верзила поднял глаза и окинул взглядом парня, который был в два раза меньше него самого.
-Я ищу торговца по имени Владимир.
Охранник ошарашено уставился на Хайнеса. Нет, это не была та тупая удивленость, с которой смотрят на нечто неожиданное большинство качков. Эта удивленость скорее свидетельствовала о том, что посетители никогда не начинали разговор с охранниками первыми. Чаще их диалог начинался с удара кулака и, судя по комплекции оборотня, им же и заканчивался.
-Меня к нему послала женщина по имени Коч.
Охранник кивнул и нажал на мобильный. Точнее он нажал на одну из кнопок, но его "музыкальный" палец накрыл всю клавиатуру разом.

Отредактировано К. Хайнес (2011-09-27 20:16:43)

0

22

• ночь: Прохладная тихая ночь легла на город, укутывая его своими объятиями. Небо прояснилось, открывая взгляду полуночников россыпь звезд.
Температура воздуха: + 7

Отыгрыш за Владимира.

Прошел день. Он был скучным, унылым и не пестрил зелеными цветами. Владимиру запомнился этот цвет. Цвет жизнь. Цвет чего-то, что он неистово хотел, кроме водки и табака. Сейчас он сидел в своем кабинете и смотрел в телевизор. Безумное и глупое японское телевиденье, естественно, оно не интересовало его и не занимало его мысли. Нет.
"Какая она странная. Необычная. Сколько я самок повидал, но такой еще не видел. Что с ней сделает Леонид? Убьет... Нет, он не позволит себе опуститься до такой низости. Он не боится её. Если Коч будет нужна бессмертному, то он просто лишит её антимагии. Хитростью ли, силой ли... Неважно. И тогда, я приму её в свое объятья. Как подругу. Как сестру. Как любов... Нет. Этого не будет".
Владимир рыкнул и швырнул чашкой в зашедшего без стука наймита. Тот попятился и показал полную покорность альфе. Конечно, медведи в стаях не живут, но это и не лес, чтобы четко следовать законам вида и природы в целом. Тут он альфа, а все остальные беролаки - его сучки. Он может уважать и дружить с ними в обычной жизни, но тут, он сильный, властный и жестокий. Никакого неповиновения, никаких ошибок. Лишь действия, которые надлежит беспрекословно выполнять. А не копирует ли он поведение Леонида? Очень может быть. Ведь бессмертный не только его друг, но и мудрый наставник. Кто бы мог подумать, что обычный дворянин когда-нибудь станет правой рукой будущего властелина всего мира. Главное, чтобы план удался. А теперь о делах насущных.
- Босс, к вам там какой-та пацан. Хлюпенький, что та тростинка. Грит, мол, шо он от Коч, ага.
Владимир встал и выключил телевизор. Куда делся его любимый сто первый? Ах да.
- Что он хочет? В рабы, что ли записаться решил?
- Грит, ять, мол, оружия купил бы какого, ага. Грит, торговца ищу, грит, Владимира, агась.
Да, так графа еще никто не называл. От злости и раздражения все мышцы беролака напряглись, и он издал тихий утробный рык. Что за ублюдки идут в это заведение? Сначала шкодливая девка, теперь ничего не знающий пацан.
- Сейчас буду.
Беролак фыркнул и повесил револьвер в кобуру на берде. Накинув кожаную куртку, он сунул в рот трубку и закурил от спички. Почесав баки и поглядев на себя в треснувшее зеркало, мужчина вышел к пацану. Он шел медленно, чуть покачиваясь и смотря в пол. Когда наконец дошел, кивнул охраннику, чтобы тот впустил покупателя в маленькое помещение на первом этаже, рядом с лифтом, который шел только наверх.
- Чего ты хочешь? - прорычал беролак и выдохнул сноп дыма в лицо покупателю не удостоив того даже взгляда. По запаху итак все было ясно. Человек. Значит раб, - если пришел за наркотой, то не получишь и грамма. Ну, а если за оружие... смотря чего тебе нужно, и что ты из себя представляешь. Я дуракам и школьникам не толкаю.
Владимир сложил руки на груди и оперся о стенку. Дверь за спиной молодого человека хлопнула. Щелкнул замок. Оставаться наедине с громадиной, вроде начальника охраны Черной Земли, было не самым приятным и веселым способом скоротать время. По одному лишь виду мужчины, было понятно, что он не настроен на треп и ждет прямых вопросов, на которые мог бы прямо ответить.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-27 21:34:04)

+2

23

Охрана среагировала довольно быстро, и, что забавно, она пыталась скрыть свои переговоры, говоря по русски. Отчасти это удавалось- акцент был ужасный, а Хайнес знал только классический русский.
Стоящий перед юношей рослый мужчина, по видимому и был этим пресловутым Владимиром.
"Оборотень как и остальная встреченная мной охрана, об этом свидетельствует поведение моих сопровождающих. Раздражен, избегать агрессии, линия поведения нейтральная, фразы выставлять короткие, размывая интонационное отношение к собеседнику."
-Мне нужен пистолет, полицейского образца, два магазина боеприпасов к нему, желательно разрывных. Кобура и инструменты для ухода, если есть в наличии.
Сказано это было быстро, но каждое слово звучало будто выдранное из разных предложений- разница между ними заключалась не в интонации, а, скорее, в промежутках между словами. Говоря это Кельвин неотрывно смотрел на Владимира, но так, что бы ноги тоже оставались на виду, ведь именно движение ног выдаст начало атаки.
Агрессии со стороны оборотня парень не боялся, сейчас Хайнес был настолько зажат поставленной целью, что не боялся почти ничего. Парень просто знал, что в случае нападения или начала трансформации нужно поступать строго по модэли, хранящейся в закромах его памяти.
А еще молодого человека настораживал табак. В дыме, быстро наполняющем комнату было что-то странное. Парень был не уверен, но ему казалось, что так пахнет старый, когда-то давным-давно промоченный табак...
Запах был крепким, въедался в ноздри и одежду, проникал через кожу, но был настолько органичным и уместным, что не раздражал. Он будто бы наблюдал за человеком и оборотнем, овивая рваными облачками лампочку.

Отредактировано К. Хайнес (2011-09-27 21:47:39)

0

24

Владимир оттолкнулся от стенки и прошел к столу. Он задумчиво постучал по нему и выдохнул дым.
- Имя и фамилия, возраст.
Кратко осведомился мужчина и начал копаться в столе. В нем было множество разнообразных вещей, в том числе и парочку гранат, а так же старых фотографий, сделанных еще на аппараты, которые теперь можно встретить только в музеях. Многие из охраны были старые оборотни, знакомцы еще того, старого, Владимира. Японцы, русский, даже монголы и китайцы. Среди них были и ирландцы, которые служили с беролаком в ИРА. Хорошие были времена. Серо-голубые глаза мужчины упали на старую и пожелтевшую фотокарточку. Его жена. Почему эта фотография тут, а не в его кабинете? Ах да. Слабость. Изображение жены будоражит в нем прошлое. Он вспоминает, вспоминает и вспоминает. Затем напивается. Пьет до невменяемого состояния и сидит у входа в клуб, куря старые советские сигареты и роняя скупые мужские слезы, терпкие и соленые, как само существо сурового мужчины из Владивостока. И теперь, и вот опять, он начинает вспоминать. Она была человеком. Слишком слабая, чтобы жить с ним. Слишком не долговечная у неё была жизнь, чтобы прожить её вместе с ним. Нет. Он больше не будет думать о ней. Её место заняла сильная, веселая, интересная, могущественная и дикая. Другая. Пусть лучше его грезы будут связанны с причудливой зеленой прической, с рваными чулками, с похотливым взглядом, с краткими словами... Лучше уж так, чем жить прошлым.
Ах да, клиент. Владимир вытащил 9-мм пистолет японского производства. New Nambu тип 57А. Достал он и две упаковки патрон к этому пистолету. Номерной знак был потерт, но, тем не менее, пистолет соответствовал требованию пацана. Но зачем он достал оружие? Ведь Владимир планировал сделать из этого белобрысого умника раба, чтобы удовлетворить Коч... Что он несет!? Чтобы этот парень зарабатывал деньги и обслуживал разномастных извращенцев. Медведь потер лицо и развернулся к клиенту, все еще перекидывая трубку из одного уголка рта в другой.
- Две с половиной тысяч долларов или сто девяносто две тысячи йен. Но, только после того как скажешь зачем тебе он нужен. Тут тебе пальбу никто развести не позволит, ну а если мы узнаем, что с помощью этого пистолета ты убил кого-то из наших, то станешь рабом тут, усек?
Беролак кивнул в верхний угол комнаты, показывая покупателю, что за ними следят. Их не только видят, но и слышат. Сетемхет молчал. Он либо был занят, либо его совсем не интересовал этот парень. Видимо, он ждал другого раба. Или раба в другом состоянии. В зубах Коч. Да, определенно, Сетемхет хотел именно этого. В наушнике прозвучали слова на древнеегипетском. Неразборчивые слова. Беролак кивнул. Он был прав.
В комнату вошли. Два огромных беролака встали рядом с покупателем. Они держали в руках чистенькие сто первые и были готовы убивать или избивать. Для них эти два слова были очень похожи. Владимир же кинул пистолет и коробки с патронами в черный пакет и ловко скрутил его, повторно выпустив сноп дыма в сторону блондина.

+2

25

- Две с половиной тысяч долларов или сто девяносто две тысячи йен. Но, только после того как скажешь зачем тебе он нужен. Тут тебе пальбу никто развести не позволит, ну а если мы узнаем, что с помощью этого пистолета ты убил кого-то из наших, то станешь рабом тут, усек?
Хайнес молча раскрыл пакет и достал оружие, извлек магазин, передернул затвор и, удостоверившись, что патрона в патроннике нет, спустил курок , направив дуло в пол.
"Пистолет 57А калибра 9х19 Para. Схема: короткий ход ствола, конструкция имеет много общего с Кольт- Браунингами. Устройство спускового механизма курковое, с открытым курком, двойного действия. Неавтоматический предохранитель расположен на левой стороне рамки, так же предусмотрен автоматический магазинный предохранитель.  Питание - коробчатый магазин емкостью 8 патронов. Масса - 890 г. Длина оружия - 198 мм. Длина ствола - 118 мм. Прицелы - неподвижная мушка, целик. Начальная скорость пули - 350 м/с. Скорострельность боевая - 24 в/мин. Эффективная дальность стрельбы - 50 м. Относительно высокая точность на дальних дистанциях."
Кельвин снял затвор, аккуратно разобрал затворный механизм и придирчиво стал осматривать каждую деталь. Дольше всего парень провозился с взводной пружиной и бойком. Не смотря на то, что оружие было в идеальном состоянии, было видно, что стреляли из него ни раз и не два. А еще парню очень не понравился целик: на нем красовалась глубокая царапина- прицеливанию не мешала, но ощущение того, что кто-то бил прицелом по твердому телу несколько расстраивала.
Хайнес собрал пистолет, повторно спустил курок и еще раз вскинул свое новое приобретение- рычажок предохранителя удобно ложился под палец. Открыв коробку с пулями молодой человек убедился в их полной пригодности.
Завернув пистолет в пакет парень достал деньги- их едва хватило, у бывшего дворецкого осталась только сотня евро.
-Кельвин Хайнес девятнадцать лет. Пистолет для самообороны.
Он убрал пакет за пазуху и шагнул к выходу.

Отредактировано К. Хайнес (2011-09-27 23:08:32)

0

26

Владимир передал пакет и сложил руки на груди. Он хмыкнул и кивнул охранникам. Беролаки выпроводили покупателя из комнаты, и русский остался наедине с собой, своей странной и вязкой горечью, а так же зарождающейся злобой. Мужчина ударил по стене, она проломилась. Капли кровь упали на не дорогой серый, некогда белый, ковер. Тяжело дыша, Владимир изо всех старался сдержать зверя внутри себе. Из комнаты он вышел абсолютно спокойным, хмурым и обычным. Таким, каким привыкли его видеть многие, если не все.
Охранники любезно проводили пацана к выходу, при этом всячески подтрунивая над ним, на тему его дрыщавости, или того, что он, мол, никогда и не стрелял-то, откуда ему знать, не подделка ли этот ствол. Для работающих в этом заведении (это важно, ибо рабов это не касается) смех над обычными людьми - дело привычное. Когда они, наконец, оказались у входа в заведение, наймиты встали как вкопанные и дождались пока молодой человек переступит порог клуба. Только тогда беролаки расслабились и зверь внутри, отпустил их сущности.
Тем временем, Владимир поднимался к хозяину. Он направился в кабинет лича, открыл громадные черные двери и скорым шагом прошел к столу. Сетемхет был занят бумагами. Работал. Писал что-то, затем чертил, исправлял и раздавал направо и налево хулу. Беролак-то знал, что такой вид "работы" раздражает бессмертного. Ему хотелось более интеллектуального, но при этом, свободного занятия. Можно сказать, что лич хотел творчества. Владимир же подходил к вопросам практически и был далек от творчества, хоть и любил его "созерцать". Но... бумажную волокиту он тоже ненавидел.
- Я отпустил его.
Бессмертный поднял голову. Причудливым был этот лич. Несмотря на свои аугментические глаза, он все равно носил на носу узкие очки. Для чего? Скорее всего, этим он подчеркивал свой возраст... или статус. Ему нравились очки, это Владимир знал.
- И почему, позволь узнать? - медленно бессмертный стянул с керамической переносицы очки и склонил голову набок, - он же от Коч, верно? Раб значит.
- Не играй со мной, Леонид! Ты же знаешь, почему! Ты сам его отпустил бы, приведи я его сюда! Я... твою мать, я знаю, что ты хотел, чтобы эта сука принесла тебе раба в зубах. Как верная шавка! Я-то такого не делаю, ты же знаешь, я тебе не песик.
- Признаться, она тоже. Ведь она относиться к семейству кошачьих, верно. Она ти...
- Заткнись, е[?]ть тебя... Сука. Ты же сам мне сказал отпустить его, так чего ты теперь подтруниваешь?!
Бессмертный резко встал, и мгновением позже очутился рядом с беролаком. Он опустил обсидиановую длань медведю на плечо и усадил его в неудобный стул перед столом. Рука скользнула к горлу, но не сдавила его.
- Ты мой друг, Владимир. Единственный друг, который не предал меня. Ты единственное существо, которое знает о моих истинных планах. Ты мой защитник. Ты мой коллега и помощник. Я доверяю тебе полностью. Так почему бы тебе не перестать вымещать свою злость, свои чувства, свою ревность и прочее дерьмо, на мне, своем друге? Я всегда рад выслушать твои завывания о трудностях смертной жизни, но только не тогда, когда я работаю с этим бумажным скрапом. А теперь встань и будь... медведем. Убивай, калечь и сожми яйца в кулак. Ты же понимаешь, что мне не надо было этого говорить? Смешно ведь выглядит, когда мертвый учит жизни живого, а? Даже звучит глупо.
Владимир хмыкнул и потер затылок. Встал, как ни в чем не бывало, и хлопнул Сетемхета по плечу, а затем вышел. Он спустился к себе в кабинет, позвал раба и разорвал его на куски. Он медленно отрывал мальчику руки, сдирал с него кожу, разрезал горло и вытащил трахею с куском желудка и частью витиеватых кишок. Он купался в крови и пожирал человеческую плоть. А что-то, очень маленькое, но очень крепкое, в глубине его души, говорило ему... Но что оно говорило?
После трапезы, беролак вернулся к своим обязанностям.

Отыгрыш за Владимира закончен.

Отредактировано Сетемхет (2011-09-28 00:21:47)

+2

27

Парень медленно отходил от состояния, в которое он входил, когда получал сложную задачу.
Хайнес поправил полог куртки, скрывавший сверток, Кельвин задумчиво пересек автостоянку, заполненную множеством не самых дешевых машин, и, привалившись спиной к столбу, снарядил магазин, сложил оставшиеся патроны в карман. Пистолет был пристроен за ремень и накрыт майкой.
"Оружие купил.... Что дальше? Жилье.... В метро с пушкой нельзя... Придется спать на улице. И есть хочется... Печально, что работа у Блохастого Франта так быстро завершилась."
Молодой человек поежился от порыва холодного ночного ветра и устало побрел прочь от злачного места, по пути прикидывая, что можно купить на ужин и как пристроить пистолет на куда более удобное место- холодное железо, заткнутое за ремень неприятно садило хребет. Да и жир с водными парами воздействовали на механизм не лучшим образом.
Решение было найдено довольно быстро: пришить стропку- петлю которая будет удерживать оружие подмышкой.
И вот, рассеяно шагая и размышляя на отстраненные темы, Хайнес шел по шоссе, ведущему в город.
Ему было мокро и холодно, живот урчал от голода, десны ныли, начинался насморк, а глаза, страстно желающие сна, размазывали холодный фонарный свет- Хайнес опять должен был провести ночь на улице. Денег на ночевку даже в самой дешевой гостинице не было. Так же оставался инцидент с Мэтом- правда что мафия ищет Кельвина? И госбезопасность КНР все еще рыскает в поисках парня. В жизни бывшего дворецкого начиналась широкая черная полоса.......
===============> Куда-то в город

Отредактировано К. Хайнес (2011-10-11 18:25:25)

0

28

Середина ночи: Прохладная и тихая ночь легла на город. Но никакой романтики. Именно в такие ночи совершаются массовые убийства, и кровь течет рекой. Опасайся смертный, в таких ночах нет ничего хорошего, особенно если ты в захудалом районе Токио, ну... или если ты раб.
Температура воздуха: + 6

Сетемхет закончил работу, а в клубе уже кипела "жизнь". Хотя можно ли назвать жизнью то, что творилось на несколько этажей ниже? Эти жалкие черви прожигали свою жизнь. Они не Жили, они проживали. Будто бы они скверные гости, у которых лишь одна цель - славно напиться, перетрахать как можно больше других гостей и насрать там, где прочие гости едят. Временами, такая тенденция сильно раздражала бессмертного. Ему хотелось запереть все этажи и впустить смертельный газ, формулу которого он, из практических соображений, украл у нацистов. И никто бы не обратил внимания. Биологический мусор уничтожали бы сотнями. И всем плевать. А все почему? Потому что это сраное человечество смогло бы воспроизвести весь этот мусор за считанные десятилетия. Это как петля, а горло, не что иное, как земля, на которой все эти человечки живут. Они уничтожают её, насилуют, пинают, загрязняют и где-то в глубине души даже ненавидят. Можно ли ради таких вот существ, строить светлое будущее? Но если не они, то кто? Оборотни. Да, у многих особей этого вида есть понятия чести, так же им присуща звериная простота. Они смогли бы искоренить вампиров и прочих отвратительных тварей, ну а потом, можно было бы сделать биомеханических оборотней. Хо-хо-хо. Мечты. Поэтические мечты. Утопические и нереальные мечты. Вот что для Сетемхета настоящая услада.
Раздался звонок. Обсидиановый коготь мягко щелкнул по коммуникатору.
- Хозяин. У нас новости относительно Призрака.
- Слушаю, - лич снял очки и уложил их в чехол. Развернулся в кресле и встал.
- Она направляется к вам с добычей. Владимир уже предупрежден. Но, это не все...
- Не томи, а говори. Я думал, Владимир вас этому обучил...
- Простите, хозяин. Нашему магу кажется, что она... больше не антимаг.
Молчание. Тишина. Лич довольно долго смотрел на коммуникатор и внимательно вслушивался в шорох, который издавал "тень" на другом конце провода. Не врал ли верный агент? Нет. Врать они отучились уже давно. Что теперь? Какие у неё силы теперь? С кем она сражалась, раз потеряла силы? Убила ли она его? Ведет ли она его сюда?
- Возвращайтесь в клуб. Сообщите Владимиру, чтобы был наготове. Вполне возможно, что Коч подсунет нам свинью.
- Слушаюсь, хозяин.
Щелчок. Бессмертный прошелся вдоль панорамных окон. Нажал на пару кнопок и убрал мониторы. Он выглянул на улицу. Ночь. Которая эта ночь? Или она так и не поменялась? Он забыл ощущение времени? Что это? Либо работа, либо гниение мозгов. Одно из двух. Работу он никогда не находил интересной, поэтому вряд ли время могло пробежать так быстро. Лич потер лобовую часть белоснежной маски и вздохнул. Рефлексы. Мертвые легкие и не думали работать.
Коч идет сюда. С чем? Она может попробовать убить его. Хм. Тогда её будет ждать разочарование. Сетемхет всегда любил оружие. Старое, новое - все равно. Но оружие будущего - вот его истинная страсть. Он подошел к стеллажу и вынул шест. Щелкнул на кнопку и из верхушки шеста выдвинулся шип. Он сверкнул зеленой молнией. При правильном попадании, бессмертный смог бы обездвижить любого живого. Но нужно еще попасть, а это дело сложно, особенно, когда твой "спарринг партнер" - огромный тигр со сверхчеловеческой силой про запас.
Поставив шест рядом со стеллажом, лич важно прошествовал к креслу, на которое и завалился. Ждать. Что еще сделаешь?
Заиграла музыка.

+1

29

-----> переулок Киояма
Ночь с сентября на октябрь 2011:
Прохладная тихая ночь легла на город, укутывая его своими объятиями.
Небо прояснилось, открывая взгляду полуночников россыпь звезд.
Температура воздуха: + 7

Женский визг. Сбой. Визг тормозов. Сбой. Визг покрышек по асфальту, "юзы", рёв мотора, скакнувшая на рессорах желтая машина. На широкой роскошной дороге в рай для демонов апостол порока сжимает в руках агнца самой смерти. Стереть.

Не уверенная в успехе первого предприятия пиратка поправила повисшую спутанными снастями девочку у себя на плече. Чёрная Земля манила яркими огнями, красками, дорогими машинами без номеров. Маленькому ребёнку не место в таком заведении, но работорговку волновали исключительно эгоцентричные мотивы и никакие более. А значит пора двигаться дальше, ведь ещё предстоял разговор с охраной, на каждом из подступов. Ну а потом просто не будет, потому что уже сейчас мозги Коч паковали чемоданы, отказываясь выполнять большую часть своих функций. Пусть спинной отдувается.
- Сейчас, сестрёнка, я положу тебя спать и мы всё забудем, - сипела себе под нос напрочь, но краткосрочно простуженная девица.
Настроения рамсить с запертыми в тела качков медведями не было, но, как оказалось, это и не понадобилось - лич, или же его верный мишка, уже обо всём позаботились. Прошипев нечто матерное на потянувшиеся было к малышке лапы, добытчица лишь по-удобнее поправила маленькое тельце, не касаясь открытых участков кожи и пролаяла распоряжения.
- Ей нужна отдельная комната, под наблюдением, со светом, пищей и без местной швали. И с магической защитой, ты меня понял? - Коч буквально давила каждым словом последнего предложения. - Не зли меня, я вся заёбанная.
Смешок одного из верзил пиратка пропустила мимо ушей. Он автоматически выпал из её списка потенциальных медведей-любовников, а худшего наказания пока не предвиделось.
С потерей магического чутья ориентироваться стало куда сложнее, всё казалось... обычным. Аура предусмотрительных нитей защиты, примесь существ Изнанки среди властьимущих смертных - всё ушло! Слепым котёнком Коч плелась за провожатым на третий ярус, где ничем на её нынешний вкус непримечательная комната уже ждала посетителей. Дорогое убранство, все оттенки золотого. Полное отсутствие окон, вентиляционных блоков, спаренных комнат. Красивая темница для той, которой не нужно было дать улизнуть.
- Засыпай, моя сестричка, я спою тебе, - шептала горе-родственница, укладывая восьмилетнее дитя на ложе, матрас котрого продавливало не одно обречённое женское или мужское тело.
И конечно же не спела, только тронула невесомо губами локоны в том месте, куда пришёлся удар кулака. Третий. Последниц до приговора немого, но устами.
Зачем я это делаю?
Щёлкнувший в голове вопрос тут же смело насущной необходимостью свалить из помещения, идти куда-то за кем-то. Видимо всё связанное с Каплей повергало Коч в подобие шока, потому разум заблаговременно обложился ваткой психоза, дабы смягчить и без того сокрушительный по своему эффекту первый удар. Просто колдунья ещё не знала, что теперь блок, стоявший и на её собственную магию спал, оставив практически безграничную физическую силу вместо возможности созерцать и иногда развеивать чужую. Конечно, суть колдовство осталось в прошлом, но зато тигр переродился. О, её тотемное животное наконец получило полную власть, став персональной изнанкой мамбо. Да и "выворот", оставшийся плодом религии вуду, более не требовал траты усилий по перевоплощению. Плюсы на минусах, но в глазах пиратки пока всё было едино. Страшнейший из кошмаров - прошлое, - пришёл за ней даже здесь, на другом краю света.
Я чую тебя... но сейчас я не хочу уметь даже это. Либо ослепнуть, либо быть полностью зрячей. А я е*аная калека!
Удар лбом в широкую спину пришёлся кстати. Охранник распинался со своим начальником Владимиром перед лифтом в обитель лича, когда погруженная в клоаку собственных мыслей девица врезалась тому промеж лопаток покрытой ирокезом кожей. Слова ускользали от внимания пиратки, но недовольство, сквозившее... в чьём же голосе..? было вполне очевидным.
- Я припёрла... - концу фразы не суждено было родиться. - Пацан приходил? Супер. А теперь я хочу вырубить себя на недельку. У меня была...
Огромные двери распахнулись, пропуская волочащего бредящую на ходу колдунью беролака-начальника. Как только створки бесшумно закрылись, отсекая мир снаружи, могучая рука разжала пальцы и Коч стекла на подушки.
- ...дерьмовая ночь.
Каким бы сильным ни было желание, трясущиеся конечности самой любительницы химических путей к неге не были способны удовлетворить её жажду. Что к лучшему - ещё одна порция варева за такой короткий промежуток времени убила бы её, даже не считая того факта, что "чистого" продукта без примесей транквилизатора или яда не осталось. Хотя для самой Коч передозировка могла стать отнюдь не худшим развитием событий этой ещё не закончившейся ночи.
Дерьмовой ночи...

Отредактировано Коч (2011-10-01 00:02:39)

+2

30

Владимир стоял рядом с Коч и внимательно на неё смотрел. У него в голове были странные мысли. Сейчас, он считал её своей дочерью. А секунды спустя, хотел девушку как самую привлекательную и дерзкую самку. Обожание и отцовская любовь. Хорошо, что хозяин не умет читать мысли. Взгляд серо-голубых глаз наймита метнулся в сторону спинки громадного черного кресла.
- Что с ней? - голос лича был бесцветен, как и всегда, но что-то в этих механических нотках было не так. Радость? Не может быть, - ты же её сюда чуть ли не на руках притащил?
- Наркота, Леонид. Мне кажется, что у неё ломка...
- День ото дня не легче, Сет подери!
Бессмертный встал и медленно прошелся вдоль стеллажей, меряя взглядом то беролака, то тигрицу. Ему было интересно. Эмоции. Такой фонтан! Такой букет разноцветных, пестрых и ярких эмоций! Чужих эмоций. Никакой ответственности. Питайся, смотри, всасывай, наслаждайся. Это как распутница, которая еще и платы не требует. Как рабыня.
- Что она нам принесла, а, Владимир?
- Восьмилетнюю девочку. Сказала, что, мол, нужна магическая защита и чистая комната. Я все организовал.
- Что за чудо, что за диво! Очень интересно. Итак! Настал момент истинны!
Если бы бессмертный мог улыбаться, сейчас он улыбнулся бы одной из своих самых паскудных и властных улыбок. О да. Он чувствовал приближающийся триумф. И музыка, что тихо звучала в кабинете, подталкивала его к этому триумфу. Он сделал несколько маленьких шажков к Коч и... Коснулся большим пальцем её щеки. Коготь вошел в плоть и лич вырезал странный знак на податливой теплой коже. Знак, который как он надеялся, превратится в шрам. Теперь она принадлежит ему и никакой больше антимагии не будет. Ловушка захлопнулась. Её можно убить, можно даже посадить на ошейник. Она без сил лежит тут, почти при смерти. Уже под наркотой. Уже в его власти. Да...
- Аха-ха-ха-ха-ха! Знаете, милые мои оборотни... у вас есть кое-что общее. Вы оба сдохнете! Аха-а-ха! Рано или поздно, ха-ха-ха... Ха!
Смех его пробирал до костей. Механический смех. Мертвый смех. Смех, который выворачивал наизнанку, который забирался в глубину души и сковывал мертвой хваткой. Ужас. Чистый ужас. Владимир старался не бояться. Он уже давно не боялся Сетемхета. Но что же Коч? Она новенькая в этой обители ужаса и смерти.
- Ч... что делать теперь, Леонид? - в голосе беролака появились нотки сомнения. Стальные нотки неподчинения. Тогда лич встал и убрал обсидиановые пальцы от прекрасного лица Коч. Владимир знал, что рану можно вылечить и шрама не останется. Хозяину об этом знать было не обязательно, - будут приказы?
- Раздеть её и вымыть. Промой ей вены, чтобы в них больше не осталось наркотиков. Одень и накорми, если она того захочет. Затем приведи обратно в кабинет. Без задержек. Я бы хотел поговорить с ней, но только когда она будет чиста, как телом, так и разумом. Что до жертвы Коч... подождем. Если эта девочка очнется, пусть один из наших ручных антимагов приведет её ко мне. Сразу же. Понял?
Беролак кивнул и сглотнул. Злость, ненависть, ярость. Он уже привык терпеть все это. Через что еще переступит хозяин для достижения своей цели? Владимир знал, что Коч лишь игрушка в цепких обсидиановых когтях. Он знал, что бессмертный не собирается обладать тигрицей, но сломать её... это было в его стиле. Да и к тому же, все эти чувства для живых. У мертвого и живого нет ничего общего, а вот у двух живых есть. И бессмертный был прав, у Коч и Владимира действительно было кое-что общее. Да, они сдохнут, рано или поздно. Но они могут чувствовать. И им не надо пользоваться чужими эмоциями. У них есть свои эмоции. Они могут радоваться ими, насыщаться ими. Достаточно лишь выпустить когти и открыться. Полностью. Хотя бы на минутку.
Беролак взял Коч на руки и ушел в купальню хозяина. Лич все равно ей никогда не пользовался, но поддерживать статус живого же надо?
Когда медведь и тигрица остались наедине, и музыка ушла, и тяжелый взгляд биомеханической твари скрылся за толстыми дверьми... стало легче. Владимир не спеша раздел девушку и уложил её в горячую ванну, предусмотрительно придерживая тигрицу за плечо. В купальне было темно, лишь свечи освещали её. На секунду старому графу почудилось, что он в прошлом. В древнем Египте, которого никогда не видел. Но именно таким его описывал Леонид. Медведь снял с себя куртку; закатал рукава. В руках его оказалась мочалка, которой он начал натирать тело тигрицы. На его мужественном лице почти не было эмоций, а мысли витали слишком далеко. Что будет делать с ней Сетемхет? Рука поднялась по шее, и большой палец Владимира коснулся запекшейся крови. Ах да, знак бессмертного. Где-то рядом валялся лечебный раствор. После купаний, следует позаботиться о ранах девушки. Но что с хозяином?  Охраннику казалось, что сейчас бессмертного больше волнует восьмилетняя девочка, нежели Коч. Он был прав.
Пора уже забыть об этом парочке. Сетемхет ожидал. Владимир наслаждался обществом тигрицы. Все были счастливы. Но как же там пленница? О! Хозяину и телохранителю было очень интересно это узнать.

Отредактировано Сетемхет (2011-10-01 19:41:40)

+1


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Антикварный магазин "Страна чудес"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC