Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Антикварный магазин "Страна чудес"


Антикварный магазин "Страна чудес"

Сообщений 31 страница 60 из 120

1

http://savepic.ru/4727239.png
Через несколько месяцев после того, как обгоревшие остатки здания скрыли строительные леса, оно преобразилось капитально. От старого здания остались только общие очертания.
Начать с того, что этажей осталось три - верхние, из-за их ветхости и невостребованности, пришлось снести. Хотя, с современными технологиями, надстроить их вновь было не проблемой. Все архитектурные детали на наружных стенах были тоже убраны - осталась весьма утилитарная "коробка" в промышленном стиле. Голые стены без штукатурки демонстрируют кирпичную кладку, заботливо защищенную от природных факторов специальными составами, высокая крыша из металла, двери, оформленные как заводские ворота. Только вывеска над входом, с обычной подсветкой, сообщает, что теперь тут находится антикварный салон.
Пройдя сквозь железные массивные двери, оказываешься в небольшой комнатке, из которой ведут дальше массивные деревянные двери, предназначенные удерживать собой холод, жару и сырость улицы. Дальше следовала еще одна комната, отделенная от остального здания перегородкой из бронестекла. Туда можно было пройти через автоматическую дверь. Изнутри здание так же выполнено в индустриальном стиле - стальные колонны и поддерживающие перекрытие конструкции никак не прикрыты. Ведь это не музей, и тут ничего не должно отвлекать от представленных вещей. В том числе и само здание.Холл-коридор ведет почти на половину глубины здания. Сам холл оформлен в арабском стиле, из него ведут в стороны несколько дверей. Они открывают комнаты, содержащие тематические подборки. В первой справа - картины, во второй -статуи и иные предметы интерьера, в следующей - витрины с небольшими вещами - украшениями и прочей утварью. По левой стороне - несколько комнат с мебелью различных стилей.
Последними и самыми отдаленными от входа в холле находятся лестницы на верхние и нижние этажи, и кабинет Алессы.
Холл заканчивается достаточно большим залом, занимающим всю оставшуюся часть здания как по ширине, так и по высоте. На уровне второго этажа находятся высокие окна, дающие достаточно света для освещения зала. На высоту первого этажа зал разделен на несколько "комнат", которые являются тщательно подобранными по стилю и вещам интерьерами в определенных стилях. И купить можно как и отдельную вещь, так и всю комнату целиком.
Готический  Готический  Арабский   Европейский модерн   Японский   Возрождение

Верхний этаж, как и мансарда, пока пустует. Вполне возможно, там разместиться картинная галерея, или что-то еще.
В подвале разместилось хранилище самых ценных вещей,требующих особенного отношения и обстановки. В том числе и магической защиты. Туда можно попасть только из кабинета хозяйки - других явных входов нет. Сами подвалы укреплены, как неплохой банковский сейф.
Уточнять то, что все помещения здания просматриваются видео наблюдением, было бы лишним. Как и сигнализация.

не актуально - до пожара|Закрыть

http://savepic.org/2339163.png
"Добро пожаловать, тысяча раз добро пожаловать! Наш клуб располагается в пятиэтажном здании, вдали от суеты центрального Токио. От нашего клуба, рукой подать до загорода, где бы вы могли отдохнуть от стеклобетонных джунглей. Но вернемся к клубу! Пройдя через скромный и незначительный фейсконтроль (в тематически дни, без костюма вы не пройдете, так же, вам нужно иметь с собой удостоверение личности), вы сможете попасть внутрь. Вашему вниманию предлагается первый, второй и третий этаж клуба. Первые два этажа предназначены для танцев, отдыха, питья и прочих развлечений. На третьем этаже вы можете попробовать кое-что погорячее и заказать приватный тематический танец, как у красивой девушки, так и у сочного парня. Они будут рады удовлетворить самые смелые ваши фантазии.
Клуб пестрит реликтами и артефактами древнего Египта, и все можно потрогать! Не стесняйтесь! И дайте своим желаниям выйти наружу, чтобы наш скромный и усердный персонал удовлетворил их."

...|...

На самом же деле, все несколько иначе. Третий этаж, не что иное, как бордель, а на этаж выше располагается рынок рабов. На этом рынке, вы можете купить себе мальчика или девочку (или что-то между) и сразу же приступить к их "тестированию" в одной из тематических комнат. Ясное дело, что третий этаж доступен не всем (суровая охрана бдит), ведь там же продают наркотики и прочие запрещенные вещества и препараты. На пятом этаже располагается начальство и живет мрачный хозяин Черной Земли.
Два подземных этажа служат лабораториями, рынком оружия, складами и прочими нужными для жизни клуба помещениями, торговцами, техников и вещами. Там же, расположена казарма элитных наемников из Ирландии, которым заплатили достаточно щедро, чтобы в случаи чего, они сделали бы все, чтобы уничтожить беснующихся клиентов.

Большинство клиентов клуба: не люди. Людей здесь не слишком любят, но пропускают, поскольку некоторым они действительно нужны; да и быть в обществе одних только сверхъестественных существ не слишком приятно, кому-то. Охрана на входе совсем и не люди, а два огромных оборотня-медведя из России.

Сетемхет купил пятиэтажку в ужасном состоянии, власти города и не были против, что некий европеец купил эту развалину заплатив достойную сумму. Фальшивые документы, подставные лица, "кредиты" у японской и китайской мафии, травля этих мафий и много чего другого, в чем сам лич был достаточно толков. Теперь, он полностью владеет зданием и спокойно торгует испод полы всяческими интересными товарами, под именем Лорда Фортескью.

Отредактировано Hideyoshi Akira (2009-11-27 18:21:11)

+4

31

Пусть чешут языками, пока облако контроля стоит перед глазами испугом, Коч глуха к обыденности мира. Ладно, признаемся честно - переворот мозга совершают не наркотики, а события. Только тихо! Дилеры убью даже за эту мысль, натягивая поводки-дозы. Так что вернёмся к иллюзиям. Пока бездна между жизнью и нежизнью остаётся, некоторые простые истины будут оберегать одно от другого.
Эй, мальчики, я ещё не умерла, так какого хрена вы обсуждаете меня прямо над ухом?!
Губы не двигаются. Их сшили те же нити, что и омертвевшую навсегда куклу в грязной вонючей торбе. Воспоминания. Нырнём? Я обещаю, это будет недолго. Но важно.
Горячие слёзы из-за раскалённого песка окружения. Разве бывает столь щедрой судьба? Две единые капли крови сливаются в одну объятиями. Две сестры, дитя и женщина. Годы-расстояния стираются всё той же влагой глаз... Когда одна из них молча смотрит, как жало ритуального ножа отравляет детское тельце смертью. Как расширяются и белеют девичьи глазки под призмой слёз. Как кричит маленький рот. Как путаются седеющие волосы. Тело падает на пол, падает в песок, падает ошмётками в желудки гиен. Выпадает из их жизни.
- Прощай, Капля, - шепчет и закрывает глаза, чтобы...
Обсидиановое лезвие легко прорезает нежную ещё влажную кожу, кончиком насаживает на себя язык, скребёт о разомкнутые словами зубы. Боль хлещет алым заревом перед глазами. Последние пары дурмана последний раз растворяют тигриный рык в стоне. Только в страхе худшего Коч не двигается, не позволяет себе даже кричать. Просто молча глотает, как больше пристало вампирам, кровь. Свою собственную кровь.
И бьёт в виски дробью смех.
За что?
Механический смех.
Разве ты не хотел сделать меня королевой?
Мертвый смех.
Неужели ты даже хуже, чем был... Он?
Смех, который выворачивал наизнанку...
О, Лоа... как я могла так... так... Лоа...
Больше не прикованная твердью, ставившей метку, пиратка откинула голову назад и закрыла глаза. Пусть смеются матросы Щербатого, но их самодовольная неподатливая охотница только что получила в рожу реальностью. Та преломилась на искаженной сфере слезы, миновала острые дуги скул, чтобы схлестнуться со свежей кровью раны. Капля-метис испоганила любимый ковёр лича, стоило мёртвой кукле магической способности повиснуть в сильных руках далёкого собрата. Молчать. Слепнуть. Глохнуть.
Свет!
Коч открыла глаза когда губка коснулась позвоночника. Взметнулись брызги, регенерировавшее ткани, в том числе и кровь, тело вымыло из ванной на пол, в угол погруженной во мрак комнаты. Свечи на той стороне погасли, только фитили недовольно шипели в унисон гневному хрипу, вырвавшемуся из горла пиратки. Или уже такой же рабыни, как и жертвы её команды?
- Не двигайся. - Голос был, как ни странно, мягким. Обманчиво. - Мне не нужна чистка, я уже никогда не буду чистой, так что древний х*есос подождёт ещё одну вечность до нашей встречи.
Поблекшие мишени радужки и зрачка обшарили помещение в поисках вещей. В этом не было необходимости - чувства зверя теперь обострились и Коч точно знала, распознавала все запахи, звуки. Но не только она.
- Ещё раз приляжешь под моими лапами или всё же отвалишь самостоятельно? Пусть я сдохну, но костяной урод не будет иметь к этому отношения, ясно?!- сорвалась она на крик.

Отредактировано Коч (2011-10-01 21:08:08)

+1

32

Отыгрыш за Владимира.

Старый граф поднялся и потер спину, а та даже хрустнула. Видимо, медведь всем своим беспечным и слишком спокойным видом показывал "пленнице", что он не собирается мерятся с ней силой. Конечно, если других вариантов развития событий нет, то придется сразиться с тигрицей. Но об этом беролак говорить не хотел. Его мучили другие вопросы и интересы. Стоя перед девушкой, которая была готова выпустить ему кишки, только ради секундной свободы, стоит очень осторожно выбирать слова. Да, очень осторожно.
- Ты... ты же понимаешь, что рано или поздно погибнешь, верно? Он может играть с тобой, может бить, а потом пытаться целовать, но живой ты ему не нужна. Королевой не сможет стать живая тигрица, к тому же антимаг. Да, ты больше не антимаг, но ты и не некромант. Он не сможет сделать из тебя лича, да и на это уйдет слишком много лет, столетий, чего уж там. Поэтому, он придумал, как убить тебя и воскресить. Хотя конечно, твой вид... будет не слишком симпатичный, зато, ты будешь первая, на ком он опробует новую аугментику. Железные руки, механические глаза и все такое прочее, к чему у него душа лежит.
Владимир заломил руки за спиной и прошелся вдоль ванны, ступая аккуратно, ибо покрытие пола, залитое водой и пеной, способствовало скорому падению при неосторожном шаге. К тому же, этому способствовала и обувь наймита. Он шел медленно, задумчиво поглядывая на голую Коч. Смотрел он не только на её "душу", но и на скромные прелести мирского тела. Его мысли спускались с романтических высот. Они возвращались из омута прошлого, из песков приятных воспоминаний... Вот проблема долгой жизни: слишком много воспоминаний. Как с этим боролся Леонид? Не сходил ли он с ума? Сходит. Очень может быть, что уже сошел с ума. Он "живет" слишком долго, поэтому уместно предположить, что мозг хозяина уже давно сгнил, вместе с его нутром. Владимир хмыкнул и пнул стул.  Ударил ногой и начал топтать старое и дорогое дерево. Кулаки его напряглись, мышцы налились силой, сосуды и вены пульсировали, оскал украсил лицо. Злость не отступила и после скоропостижной кончины стула.
- Что с тобой не так? Он всем доволен! Ты же знаешь, что Сетемхет странный! Так чего удивляешься? Это обида? Ха, что за вздор, я сам, без всяких магий, чувствую, что ты взрослая самка, даже слишком взрослая. Не назову старой... хотя, это слово подходит тебе. Ты старая, такая же старая, как и я. Но я умру, а ты умирать не хочешь. Ты не хочешь гнить, ты не хочешь стареть, не хочешь покрываться морщинами. Не хочешь, чтобы  зубы твои выпали, глаза запали, и ты умерла. Не хочешь, чтобы смерть взяла свое! Не хочешь же!? Так почему не позволить это сделать ему? Или... тому, кому ты доверяешь. Чтобы перестать быть рабыней. Чтобы стать свободной... Только вот почему мне кажется, что это не хрена не правильно, а!?
Беролак разбил очередной стул о стену. Кинулся к Коч.
- Всем своим видом. Всем своим поведением ты дразнишь меня. И это раздражает. Ты не можешь даже сделать вид, что стоишь на коленях. Ради своего же будущего, - рука наймита вырвалась вперед. Медведь схватил тигрицу за горло и прижал к стене. Плитка треснула. Паутинка разрушений разошлась от спины и затылка Коч по сторонам, будто бы опасаясь ответной реакции. Может и Владимиру следовало опасаться её, - Я становлюсь на колени вместо тебя. Я стал тряпкой, покорным щенком! Это все из-за тебя. Я даже не понимаю, кому служу, хозяину или... тебе?! Ар-р-р.
Берлоак отпустил Коч и напрягся. Он ждал ответной реакции. Медведь уже пробудился и поднимал лапы. Человеку невероятно хотелось выпустить зверя. Как же долго мир не видел белого убийцу? Автоматы, пистолеты, ножи, кастеты, кулаки... как низко пал медведь. Урса больше не держит своей длани над жизнью старого графа. О нет. Предки уже давно отвернулись от него. Остался лишь змий из Египта и тигрица из... из неоткуда. Колючка, которую зовут Коч.
Владимир прищурился и сжал кулаки. Он смотрел на девушку и ждал ответа. Любого ответа.

Отредактировано Сетемхет (2011-10-01 23:25:57)

+1

33

Уроки послушания, выраженные в хлёстком ударе линейки, окрике, пощёчине - бесполезны. Стоит вырваться за пределы душных школьных стен, и маленькие твари забывают покорность, расплёскивая вокруг себя спесь. Наглые, скалят едва окрепшие зубки. За такими охотятся. Таких любят. Запах таких выводит из себя. Но к лицу ли поведение мальчишки мужу, годами и телом прошедшему так далеко, что от хищных зубов остались только крошки? Нет.
Я же сказала тебе стоять на месте, сука.
И вторит мыслям вибрация рыка запертой внутри тигрицы. Ничего, терпение. Остаточные пары синтетика ещё крутятся меж сосудистых стенок, а значит выпускать когтистую тень пока неразумно.
- Значит твой лич идёт в задницу, выкупаешь? Если хочешь заманить меня конфеткой, то не надо, *ля, вешать мне про ходячую трупятину. Я сегодня уже упокоила одну такую зловонную тварь. Думаешь, я тупорылая человеческая самка, чтобы пичкать меня сказками про счастливую жизнь после смерти? Я практикую вуду, медвежьи мозги, я достаточно видела отданных Лоа душ и оставшихся после тел. Меня не так просто на*бать.
Хотя, что уж тут, личу это вполне удалось. Лишь раз, лишь раз, мать его!
Губы трескаются улыбкой, сочатся жемчугом зубов, коверкает сетью трещин-морщин казавшееся так недолго молодым лицо. Да, стара. Пусть слабые отголоски магии и звериной формы слепляют вместе клетки, заставляя обманываться смертных. Вечным же видно то, что далеко запрятано под оболочку плоти. Сосуд души готов треснуть под её тяжестью, бьёт похоронный колокол. Пока только обещанием, но скоро... А пока Коч сотрясается судорогами хохота. Давит на лёгкие, хрипит и лопается пузырьками слюны на губах. Ей смешно. Чужой гнев и в правду очень аппетитный, пусть лич и думает, что у него со смертными осталось очень мало общего. Отнюдь, любовь к сладкому нектару эмоциональных вспышек связывает оба мира, что лежат  по две стороны смерти.
Но пока всё внимание пиратки занимал беролак. И его эмоции становятся с каждым мигом всё более изысканным, разнообразным по своим ингредиентам блюдом.
- Я торгую рабами! Я повелеваю смертными, решая за них, где они завтра проснуться, кто будет их трахать, и когда они сдохнут! Не путай меня с собой, мишка. Это ты - раб трупа. А я не предала своего зверя. Я свободна! И именно это бесит тебя, именно это вывод из себя то, что осталось от твоего медведя. Что он сделал с тобой? Наобещал меда и на*бал точно так же, как хотел меня?!
Хохот, которым давилась Коч всё это время, звонко вырвался наружу, отражаясь от стен пустынной купальни. Первый круг, третий, он топит помещение в себе, обволакивает, сводит с ума не хуже вида кончины близких. Он холоднен. Он действительно свободен в том пределе, в котором способен. И он куда шире, чем клетка иллюзорной преданности, в которую был заперт всё это время беролак.
И да, конечно, я тебя провоцирую. Покажи себя, или ты уже подох изнутри?!
Смех трескается и заменяется хрустом плитки, крыльями падшего ангела разошедшейся трещинами за обнаженной спиной Коч. Осколки взрываются вязью мелких царапин на женской спине, часть из них так и остаётся под кожей. Ненадолго, скоро тигр излечит свою более слабую напарницу. Даже шрама не останется. Как и на щеке. И оба, мёртвый и умирающий, не сумеют оставить на теле колдуньи и следа. Если только...
Я было подумала, что ты не так плох. Хрен там!
Голые пятки вновь коснулись пола, спина сгорбилась, когда пиратка откашлялась, поглаживая пальцами шею. Синяки расцветали на глазах, возвещая о проклятии слабых сосудов. Только спустя бесконечно долгую, тягучую паузу, пиратка подняла взгляд на беролака. И в нём была только жгучая насмешка, столь откровенная, что не могла быть вызовом. Потому что вызов был отыгран и прошел мимо, победоносный. Губы несмело, вяло изобразили кривизну улыбки.
- Ты и не поднимался с них, Владимир, - голос, в лучших традициях чревовещания, звучит отовсюду, при этом едва различимый. - Скажи ка, ты ведь не просишь лича продлить тебе жизнь, потому что уже поздно? Ты уже отчаялся, беролак, да? Опустил обглоданные настоящими хищниками лапы.

Отредактировано Коч (2011-10-04 16:34:35)

+1

34

Медведь резким движением разорвал рубашку и скинул её с себя. Тем самым, он обнажил свои шрамы, и татуировки кои были подобны мировой истории последней сотни лет. Мышцы были напряжены, волосы на руках и груди встали дыбом, в буквальном смысле слова. Кажется, Владимир был готов к трансформации, ибо кости уже ломило, а клыки давно показали себя, челюсть чуть выдвинулась вперед и теперь, русский имел довольно гротескное лицо.
- Да что ты понимаешь? Он мой друг, хоть и хозяин. Я служу ему, потому что делал это львиную долю жизни. Я так же и руководил многими и многим. Мне это нравилось. Но теперь, мне нравится его идея и чтобы воплотить её в жизнь, нужно выбрать служение и польститься на те сладости, которыми он тебя подкупает. А мне нет смысла подкупать тебя, ты все равно умрешь, рано или поздно. Так что лучше, жить вечно или умереть в яме от передоза? О да, конечно, ты, всезнающая и эгоистичная сука скажешь, что лучше сдохнуть от передоза витая в своих гребанных воображаемых странах с радугами и единорогами, но не обман ли это? Это еще какой оху[?]нный обман!
Медведь сократил расстояние до самки и резким движением поднял её лицо, чтобы взглянуть Коч в глаза. Он-то уже знал, что девушка может трансформироваться в тигрицу мгновенно, а ему потребуется какое никакое, но время. Преимущество было на её стороне, но только она не была настоящим зверем, так считал медведь. Это пустышка, шлюха темной магии и своих старых незримых божков.
- Ты служишь силам, которые уже давно положили х[?]й на этот мир. Я служу существу, которое может стать богом, а тебе же, он предлагает стать его бессмертной королевой. И раз ты так тупа, что не можешь различить зомби и существо выше него, то мне тебя, бл[?]ть оху[?]нно жаль! Жалость, вот что я испытываю к тебе, самка. А еще я хочу тебя. Но что я хочу с тобой сделать? Ох, этот вопрос слишком уж сложен для моих "медвежьих" мозгов. Ну а что до твоей власти... ха, да она ничтожна! Ты лишь мелкая сошка, гребанная шестерка, без права выбора. Ты возишь рабов? По чужому повелению. Ты торгуешь жизнями, при этом ты так стремишься защищать всяческий сброд, вроде индиго. Зачем!?
Удар. Он целился в скулу, попал в щеку. Отошел. Сгорбился и глухо зарычал. Ногти начали превращаться в когти, волосы на голове, затылке и руках полностью побелели и начали удлиняться:
- Я умру. Как подобает мужчине. В бою. А ты... хах, ты будешь умирать от передоза или жить вечно. Выбор за тобой, верно? У меня нет выбора. И если бы он был, я бы выбрал смерть. Но за те дни, те часы и секунды, ты стала мне настолько... нужна, что я бы хотел желать тебе вечной жизни. Но я не могу надеть ошейник даже на такую пародию оборотня, как ты.
Последние слова были заглушены рыком, отборным русским матом и глухим стоном. Он припал на колени и стал меняться. Кожа слезала, а на том месте, где должны были оказаться голые мышцы, оказался жесткий белоснежный мех. Но, не смотря на это, татуировки и шрамы красовавшиеся на коже, проявились и на мехе. Лицо потеряло все прежние черты и стало медвежье мордой. Кости трещали и ломались, сухожилия рвались и срастались вновь. Это больше был не человек. Нет Владимира, есть белый и очень злой медведь.
"Сегодня кто-то умрет, если не вмешается мертвец. Но кто? Заткнись! Сегодня умрет она, потому что пробудился я. Не будет больше человеческих слов. Не будет больше мерзких и слащавых чувств. Не будет больше длани твоего хозяина. Урса тут, а ты, слабак, будешь наблюдать. И делай что хочешь потом. Если не можешь действовать, значит умрешь. Но я не умру. Она права, а ты просто страшишься признать это. Теперь я буду доказывать ей, что внутри сломанного человека, есть зверь могучей силы!"
Когда трансформация закончилась, громадный белоснежный медведь встал на задние лапы и громогласно зарычал. Ему хотелось крови и мяса. Но пока он не атаковал.

Отредактировано Сетемхет (2011-10-04 18:53:39)

+1

35

Тонкая бровь поползла вверх. И когда только корабельная кошка успевает дёргать из себя волосы, а главное - зачем? И всё же именно эта мимика особенно хороша при пляшущем свете свечей. Танец? Почему бы нет. Но пока слишком рано. Разворачивающаяся перед глазами картина достаточно завораживает, чтобы позабыть об остальном, даже о желании подразнить обнаженной извивающейся плотью. Оборотень. Настоящий, не та хрень (а тут Коч была отчасти согласна с беролаком), что из себя представляла пиратка, нет. Постепенность. Зрелищность. Кости, которые способны расти, как детские, эмбриональные. Мягкие, как пластилин. Будь Коч смелее и наглее, она бы шагнула вперёд и превратила бы и без того уродливое рыло полутрансформы в нечто ещё более ужасное. Нет, скорее эстетичное - воплощенное в кости и мышцах защитное одеяние лекарей во время чумы. Клюв, гигантские глазницы, полное отсутствие нижней челюсти. Таким бы она полюбила любого.
- Ты кого из нас убеждаешь, твою мать?! Ты что мне паришь, коммивояжёр хренов?! - противовес поэтичности мыслей, речь.
Чужие пальцы месят лицо, сами себя обрекают любоваться кривой рожей шутки, издевательства. Новые синяки, больше! Вероятно только они способны были сделать Коч красивой. Сердце прессует лёгкие с новой силой, чаще, сильнее, прогоняя остатки эфира. Время тикает отнюдь не в пользу медведя. Просто он ещё не знает причины промедления.
Как же больно... ещё немного, сейчас...
Взрыв. Скула даёт трещину по шву, недостаточно глубокую, чтобы разворотить костную структуру, но вполне ощутимую, чтобы взорвать сознание радужными вспышками. Вторая щека врезается в сеть трещин на кафеле, когда голова пиратки едва не ломает связь с телом в виде шеи - столь силён удар, столь сокрушителен эффект. Взметается зелёно-чёрная волна, капли слюны росой оседают на белых лепестках отделки помещения. На их осколках.
Вдох.
Выдох.
Коч смотрит вдоль стены на свечи. Самое время поклясться, что её больше никто и никогда не ударит. Но ни слова, ни мысли неуместны. Слишком больно. Слёзы одна за другой бегут по бронзовым в этом освещении щекам. Боль пульсирует в висках, продирается в полушария мозга, заливает пустоты-желудочки. Она горькая, неприятная, такая не может нравится. И слова догоняют одно за другим.
Ты лишь мелкая сошка, гребанная шестерка, без права выбора. Мне тебя, бл[?]ть оху[?]нно жаль. Ты так тупа. Ты будешь умирать от передоза. Такую пародию оборотня, как ты. Пародию оборотня. Пародию.
Грудь пиратки перестала подниматься и опадать. Голое тело напряглось и расслабилось. Повсюду, куда только мог достать взгляд, сквозь поры из плоти сочилась чёрная муть наркотика. Пятнистая пародия на аккупунктурный атлас. Последнее мгновение регенерации, перед вздохом полного облегчения. Голова Коч медленно, дёргано, словно у механизма, повернулась к представшему перед ней медведю. Зрачок неумолимо топил в себе ржавчину на медной монете, что заменяла колдунье радужку.
- А теперь, ублюдок, я тебя отымею.
Чёрная тигрица не рычала. Она не полыхала взглядом, ведь даже белка не было видно за тьмой жажды охоты. Голодная, дикая. Прекрасная в своей, пусть и колдовской, необузданности. Слишком быстрая, чтобы быть настоящей. Слишком сильная, чтобы быть обусловленной законами физики. Слишком... Почему необъятная туша самого крупного сухопутного хищника - белого медведя - пёрышком на ветру откатывается в сторону, сминая спиной ванну, погружая комнату во тьму агонией погасших свечей?!
Ты видишь в темноте, всеядное? А я - вижу.
Кляксой пластики и динамики, тигр пляшет подушечками лап по стенам, сначала отскакивая от буквально сметённого с неустойчивых двух лап медведя, чтобы тут же вернуться новым мощным ударом головы, но уже с другой стороны. Стена, что до того момента только и знала, что слабенькие трещины, вздулась с обратной стороны пузырями штукатурки прежде, чем в коридор выкатились двое сцепившихся оборотня, пусть и разной природы. Катившийся на скользившем поначалу по гладкому полу, а затем по крови на ковре медведе, тигр раз за разом обрушивал удары когтей. Морда - носовая пазуха взорвалась осколками тонких костей и кровью. Грудь - грудная клетка смяла одно из лёгких кинжалами костяных обломков. Живот распахнулся зевом оперной певицы, вывалив длинный язык толстой и тонкой кишок. Задние лапы ничуть не хуже передних.
Мне очень жаль, Владимир... Но ей - нет. Теперь мы стали сильнее и это - наш новый танец.
Занесённые, на этот раз уже в победоносном рёве, клыки взрывают горло, разделяя трахею и пищевод на булькающие кровью и рвотой трубки. Агония краткосрочна, пытка знакома только человеку, в то время как зверь жаждет только насыщения. Какой предстоит пир! Но, постойте... Что это за... боль?
Мишка, ты такой... молодец.
Тигр, заглотивший было смачный шмат нежного свежего мяса, валится на бок, в первое мгновение пьяной победы не осознавший, что бой - не избиение, и несёт обоюдоострые последствия. Рёбра кричат трещинами, начало которым положил ещё удар человеческого тела о стену, а теперь и мертвенная хватка белого убийцы. Плечо правой лапы раскурочено дробящими кости челюстями поверженного настолько, что едва держит на себе лапу - ещё немного, и останется только три. Болезненный стон тигра - редкая мелодия для слуха, оценить её могут немногие. И сейчас полосатое животное пело серенаду своим ощущениям. Единственный лекарь зверя - пища. И именно она с трудом лезла в глотку, когда колдовское животное потрошило брюхо и грудь дальнего родича в поисках печени, сердца, нежнейших из мышц. Только голова, пусть и обезображенная боем, осталась нетронутой. Едва уловимая дань уважения, нежелания подобного финала...
Пусть события в купальне и за её пределами покажутся насыщенными, на деле они занимали считанные минуты. Не прошло и четверти часа, как тигрица, размазывая по дорогим коврам как свою, так и чужую кровь, брела по лону Чёрной Земли, стараясь миновать охрану, гостей... Всё что угодно, лишь бы залечь и вылизать раны. Чтобы удрать как можно дальше от страшной участи, что готовил для них обеих лич. Но двух посещений цитадели немёртвого было явно мало, чтобы осуществить свой план. Волочащаяся, даже неспособная быть поджатой лапа раз за разом заставляла вываливать язык, шипеть, нервно дёргать обрубком хвоста. И теперь клыкастая тварь петляла меж заполненных смрадом страха и походи комнат, в попытке почуять дуновение ветерка, увидеть каплю настоящего лунного света. А время красной густотой гуаши стекала по чёрной шкуре.

+1

36

Звуки борьбы быстро взбудоражили охрану. Клиенты, рабы и обслуживающий персонал был "эвакуирован" оставалась одна охрана в строгих костюмах и с АКМ наперевес. Они были готовы ко всему. Среди этих одинаковых качков выделялся один... мертвец: высокий, со светлыми волосами, взятыми в тугой хвост, белом костюме и с тростью-шестом в руках. Он медленно следовал за убийцей своего друга. Единственного друга. Вспоминая. Вспоминая, как прощался с этим другом, несколько минут назад...

Владимир умирал. Он понимал это. Регенерация помогала, но не сильно. Слишком много ран, слишком мало времени... и нет желания. Он слышал поступь хозяина. Сетемхет был спокоен, как не странно. Подошел к уже человеческому телу беролака и встал на колени. Хозяин никогда не вставал на колени после того, как стал бессмертным. Холодные протезы аккуратно взяли растерзанную руку главы охраны.
- Я...кхе, не справился, Леонид.
- Это очевидно, Владимир. Думаешь, по твоим ранам я этого не заметил?
- Опять эти твои шуточки, старый хрен. Но... агрх, скажи мне... скажи, молю... Ты же видел... тот мир? Видел же, да... Так вот. Скажи, как там? Как...
- Одиноко, темно и холодно, - бессмертный увидел страх на лице бесстрашного воина севера. Страх столь чуждый ему, столь непонятный, что стало невмоготу. И хозяин соврал, - но ты забываешь, мой старый друг. У меня не было друзей и любимых. Меня никто не ждал... Там. А тебя ждут. Твои дети, твоя жена, твои братья и твои предки. Просто... ты увидишь Свет. Потому что ты его достоин.
"Поверь, пожалуйста, поверь... Поверь, в сказанное мной. Поверь в свет. Не верь в одиночество и холод. Так будет лучше для тебя. Ты никогда не врал, ни мне, ни кому бы то ни было еще. Но так соври сегодня себя. Представь хорошую картину. Понадейся на лучшее и хотя бы в последнюю минуту своей жизни почувствуй радость. Радость расставания с этой жизнью... Почувствуй радость смерти, ради себя самого."
Владимир улыбнулся и закашлялся. Он словно прочитал мысли бессмертного. Услышал. Понял. Соврал себе.
- Спасибо. До... встречи, старый друг. Надеюсь, что... аргх, - глаза закрылись, мышцы последний раз напряглись. Регенерация не отпускала, - убей...
Щелчок пальцев протеза. Топор в руке.
- До встречи, друг.
Резкий и сильный удар. Голова откатилась в сторону, бессмертный отошел и замер.
- Доставить тело в Россию. Похоронить рядом с семьей. Принесите мне шест, сейчас мы найдем нарушительницу и...
Лич не договорил. Развернулся и пошел по кровавому следу, по пути принимаю новую иллюзию. Истинного себя. Без примесей фантазий, выдумок и чужой внешности. Нет больше никого в этом мире, так какой смысл... в ней. Не будет хозяйки. Будет только труп. Иначе никак.

Опираясь на шест-трость, бессмертный спокойно шествовал по коридорам, раздавая тихие приказы направо и налево. Все слушались его беспрекословно. Обычно приказы им выдавал Владимир, но теперь... Да, теперь всем было худо. Они не знали, что будет дальше, что взбредет в голову чуть ли не обезумевшему от горя хозяину? Он итак не такой как все, ну а теперь? Нет больше смертного, который бы одергивал этого безумца. Нет друга. Нет соратника. Нет советника.
Желание мести накатывало на лича, но очень скоро уходило куда-то глубоко в его "душу". Бессмертный старался не только выглядеть, но и чувствовать себя абсолютно спокойным. Коридоры, коридоры... Как же это раздражает! Этот глупец отдал свою жизнь самке. Да как он смел! Как он мог! Почему же он такой слабый? Это все жизнь. Она виновата в вечных неудачах Сетемхета! Она виновата... Коч виновата! И плевать, кто её там учил. Сегодня он её убьет, или искалечит так, что она не сможет даже моргнуть!
И вот, хозяин нашел свою "королеву". Обошел тело тигрицы и чуть приоткрыл окно, к которому она и шла, ковыляла... Личу казалось, что ей впору ползти.
- Дышать нечем, верно? Тут наверно странный букет ароматов. Столько похоти. А теперь еще и запах крови того, кто был твоей единственной защитой. Как жаль, что ты его убила.
Лицо-фантом улыбнулось. Бессмертный уселся на диван подле окна и наигранно вдохнул свежий воздух с улицы. Окно закрыл и стукнул тростью по полу. Она вытянулась и превратилась в шест. Кончик оружия треснул зеленой молнией. Лич медленно встал и и глянул на Коч. Быстрый поворот шеста и удар точно в спину, точно по позвоночнику. Сетемхет не сразу понял, сколь много силы он вложил в этот "игривый" удар. Слишком много. Дергающаяся зеленая нить окутала спину тигрицы и проникла под кожу, в мышцы, в нервную систему. Сжимала, давила, обездвиживала.
- Превратись обратно. Я бы хотел поговорить с тобой о том, что ты натворила в порыве... глупости, быть может?
Сетемхет сплюнул на Коч и оперся на шест. Он стоял и игрался с чем-то в кармане. Какой-то амулет. Маленький, сделанный из чистого золота и изображающий Ра, амулет.

Отредактировано Сетемхет (2011-10-04 20:59:07)

+1

37

По пятам, один за одним. Топ-топ, будь у них по четыре лапы, что их было бы в два раза меньше! Но нет, всего по две, а значит - больше десятка. Этаж приказами пуст, вниз тигрице просто не успеть пробраться. Озон бьёт в ноздри под запёкшейся маской крови. Вибрисы украшены упругими каплями, они так же улавливают малейшее изменение направления воздуха. А значит идти осталось совсем недолго, совсем близко.
Где-то на краю сознания скользят голоса. В пору проклинать необыкновенную чувствительность зверя, молить человеческий разум отступить перед напором слов-символов. Не понимать, только не понимать! Но этому желанию сбыться не дано.
-  Я...кхе, не справился, Леонид.
Хватит! Всё, сделано, а стоит вынести отсюда задницу, как до следующей охоты останется достаточно много времени, чтобы забыть.
Хруст позвонков. Почему она не убила Владимира самостоятельно? Он всё это время лежал, чувствовал каждый хруст, который убийце довелось лишь слышать. Уповать на перелом позвоночника достаточно низко, чтобы какое-то время жить в вакууме безболезненности? Нет, пиратка припоминала там, под натягивающейся под кожей шкурой, как беролак мелко содрогался каждый раз.
Каждый грёбаный раз ты всё чувствовал и не кричал. Ты просто ждал. Ждал и не показывал мне своё человеческое лицо. Спасибо. Я запомню тебя живым, а победа над зверем станет трофеем тигрицы.
- До встречи, друг.
Помните момент, когда становится страшно? Не жалкое вздрагивание на БУ!, на выскочившее чудовище, на громкий звук. Нет, хлюпающее под грудиной нефтяное пятно страха, разрастающееся до ужаса, когда вы ступаете по кровяным следам на полу родного дома, в поисках того, что ждёт на другом конце. Как возвращаясь из туалета видите тень за окном, которая не исчезает по воле моргания, включения и выключения света, крика. Или как звуки шагов за спиной в сумерках догоняют неизбежно, без цоканья каблуков, без смеха обычных голосов, а угнетающе, неминуемо в своей угрозе.
Так звучали шаги Сетемхета. Так гремел в черепной коробке звук его на самом деле тихого голоса.
Тигрица смяла на своём пути показавшегося было из-за угла охранника, что спешил присоединиться к соратникам в другой части этажа. Тигр на задних лапах - цирковая утеха, но что делать, если магия регенерации ещё не успела слепить лоскутами звериную плоть и единственная возможность убить - унизиться, показав живот. Мужское тело неправдоподобно шлёпнулось об стену так, словно рухнуло с небоскрёба, брызнув мозгами, глазами, рассыпав зубы, не говоря уже о застрявших в упаковке одежды костях, мышцах, органах. На этот раз Коч позволила себе всё же заглотить, рискуя распороть пищевод осколками костей, серо-белое желе разума, возвращая жалкую толику сил.
Но стоило поднять морду вверх, как со стороны прохода, прямо наперерез тигрице, вышел немёртвый. В любой другой ситуации - в явной попытке суицида. В этой...
- Как жаль, что ты его убила.
Звериное тело содрогается - припав инстинктивно на передние лапы с целью одним прыжком прекратить мучения человеческой сущности, животное вызвало новую волну боли в лапе, от чего вместо нападения скакнуло чуть в сторону, глухо уркая от боли, скалясь. Незнакомое оружие раздразнило только сильнее. Новая попытка уже шла с учётом увечья, но не увенчалась... ничем. Стоило чёрному кому убийственных по своей силе мышц собраться, группируясь у самого пола, как между лопаток прилетел кончик палки. Куда делась вся подаренная Лоа ранее скорость?
Неужели вы караете меня за убийство... брата? О, Легба, о, Лакоу, молю, явите быстроту и лечение, ибо верна до конца идеям вашим, оборотнем не рождённая и не обращённая укусом, молю!
Глухи, стороной обходят поклонника Сета, не желающие перебегать дорожку египетским богам. Замогильный вой зверя на деле лишь отражал истошный вой Коч. Удар по позвоночнику, как точно рассчитано! Какая наблюдательность - запомнить единственную допущенную рабом ошибку и, следовательно, слабость несостоявшейся королевы. Свергнутой.
Тигр, чей рёв уже истаивал стоном, распластался на ковре, глаза его стекленели, поддаваясь неведомой магии или же физике необыкновенного шеста. Вот дёрнулся последний раз обрубок-хвост, вот судорожно сократились задние лапы. Тишина. Победа или затишье перед бурей? Как близко предрассветным заревом и свежестью вольного ветра манит оконный проём! Но надежда на прыжок лишь эхом в черепе.
Молю...

Отредактировано Коч (2011-10-04 21:16:47)

+1

38

Сетемхет потер лицо и плюхнулся на диван. Он посмотрел на тигрицу. Тигрица: черная, очень красивая и очень непокорная. Ткнул её в нос ногой. Задумался.
"Все ли тут правильно? Сейчас, я могу поступить так... Я могу убить её. Нет, я могу её добить. Так будет вернее. Я могу отпустить её и оставить подыхать на улице. Может её убьет падение, а может, собьет самосвал, а может, убьет какой-то вампир. Или, о ужас, пристрелит обычный человек. Она горела, чтобы светить. Она осветила темный и холодный путь Владимира, но к чему она его привела? К тому, от чего стала противоядием. Её свет меркнет, она теперь как искра, и в моей власти вдохнуть в неё жизнь и устроить пожар, или же раздавить её, навсегда затушив искру жизни. Коч... Коч. Колючка по имени Коч."
Лич встал и махнул рукой охранникам. Те подняли свои автоматы и спустили предохранители. Щелчком, еще и еще, сколько же их тут? Не меньше двадцати. Они были готовы спустить курки, все как один, лишь по одному мановению брови лица-фантома. Хозяин на то и хозяин, чтобы его понимали с полуслова. Чтобы ему внимали, и чтобы не было самоуправства. Сетемхет обошел Коч. Несколько раз обошел, думая и рассматривая её тело. Затем открыл окно и вернулся к охранникам.
- Ты слышишь меня, тигрица. Ты убила того, кто мне был дорог. За это, я бы мог убить тебя. Сам. Без этих лбов. Но теперь, когда ты парализована от кончика когтей до кончика ушей, ты умрешь от их пуль. Я не хочу тебя убивать. Не хочу опускаться... до всего этого. Сделаем так. Я открыл тебе окно. Я, выпускаю тебя из золотой клетки, чтобы ты погибла где-то там... далеко, вдали от всей этой роскоши и тепла. Вдали от рабов и бесплатных наркотиков. Вдали от трона, на который ты могла бы сесть, слушайся ты... Владимира. Или же, ты можешь умереть вдали от грязи, нищеты, ненависти и непонимания. Вдали от тупости и серости. Вдали от мира, который тебя ненавидит. Тут. В золотой клетке. Выбор за тобой и никто не знает, какой это будет выбор. Я не пытаюсь задеть твою гордость. Но я советую тебе выпрыгнуть в окно и оставить в живых всех тех охранников, которые сейчас целятся в тебя. Они ждут... и они очень сильно хотят убить тебя. Но если ты выпрыгнешь в окно, они даже не двинуться с места и не побегут за тобой. Они отпустят тебя. Ну, а если твоя гордость будет задета, и ты по собственной глупости решишь зайти в этой заведения, то умрешь еще на входе. Ибо я не собираюсь играться с тобой. Мне это не интересно. И...
Лич замолк. Посреди всех этих охранников поставили стул. Сетемхет сел на него и вытащил из кармана амулет "око" Ра.
- Это моя филактерия. Если у тебя хватит сил, ну и будет желание, можешь уничтожить его. Если дотянешься. Не забывай, что какой бы ловкой ты не была, но хоть десяток пуль, но ты таки схватишь. Зато ты, возможно, убьешь меня. Окончательно и бесповоротно. Если же ты просто сбежишь, то тебя действительно никто не тронет, как я и говорил. Зато меня ты больше не увидишь, как и этого клуба. Это будет иллюзией, миражем... Представь, что ты в пустыне, и ты увидела оазис. Этим оазисом, в пустыне непонимания и серости, является мое заведение. И когда ты уйдешь, не захотев остаться, то больше ты этого "оазиса" не увидишь. Не будет больше красок и фальшивого золота. И меня не будет. Никогда.
Вдруг Сетемхет засмеялся. Громко, очень весело и простодушно. Обычно, "злодеи" с пунктиком о мировом господстве так не смеются. А если и смеются, то это значит, что они какие-то неправильные злодеи.
- Я не злодей, Коч! Смотри, сколько выбора я оставил тебе. Что же ты выберешь!? Всем в этом коридоре это очень интересно узнать.
Бессмертный положил ногу на ногу.  Сплел пальцы на руках замочком. Между ними болталась филактерия. Лич смотрел на тигрицу и медленно сбрасывал с себя иллюзия. Он хотел увидеть исход этих событий без всяких фантомов. Он бы принял любой исход. Об этом говорил и тот факт, что все ловушки с филактерии уже сняты. Это просто податливый амулет из золота. Иллюзия прекрасной золотой клетки начала рушиться. Даже сам Сетемхет в это уже не верил. Он устал верить.

0

39

Как же больно, сука, больно, мне, *ля, так больно!
Ноги. Слишком много ног вокруг одной тигрицы. Слишком много зрачков-стволов пялится ей в бока. С ненавистью, с обидой за соратника, в некоторых случаях с готовностью убить даже без приказа. Дышат, готовые кончить содержимым патронников. Ха, чем не яйца оружия? С той лишь разницей, что если пнуть, ствол лишь промахнётся, но всё равно кончит. А родится от семени кровавая рана, в некоторых случаях с осколками. Такая жизнь.
Давай, долго мне ещё валяться и ждать конца?!
Нет, она не хотела умирать. Она не пришла бы сюда, если бы не хотела продлить свою незавидную жизнь ещё ненадолго. Но терпеть насмешки, тяжелые осуждающие взгляды людей и слова, бесконечный поток слов. Пожалуй Владимир и Сетемхет имели в своей природе куда больше общего, чем им обоим бы хотелось. И это дерьмовое милосердие. Шутовское, издевательское, неискреннее. Речи не идёт о подвохе, не то состояние. Но... Чем дольше длится сцена, тем сильнее набирает обороты природная склонность тигрицы спасать свою драгоценную во всех смыслах шкуру. Вот уже с тихим потрескиванием сошлись сместе сместившиеся было по линиям трещин рёбра, встали на место суставы. Ещё недолго и даже лапа, пока ещё тряпкой лежащая сбоку, будет способна принять на себя часть звериного веса. Но ещё рано, пока что лишь слова.
Трепло, что же ты хочешь, мать твою?! Почему ты вечно вызываешь у меня один только вопрос?!
Встаёт, ходит, вновь садится. А верные псы водят носами, даже не думая двигать дулами. Такая нехитрая наука убийц. Тигрица не хуже огнестрела - быстрая, с глазами - жерлами двустволки. Лежит и ловит не слова, но их тембр, расстановку, высекает на сетчатке позу, скорость движения, перенесение центра тяжести. Блестящий предмет в руках-протезах фиксирует внимание зверя надолго. Блестящий, покачивающийся. Даже разум споткнулся и застопорился в своём беге мыслей по кругу смерть-надежда-отчаяние.
Фила... кого? Что за побрякушка? Дорогая что ли? Своевременный подарочек, очень нужный, *ля. Хотя про пули - это уже интересно...
Внимание спадается на самой себе. Что это? Фантомные боли? Впервые с удара по спине, тигрица двигается. Сложно назвать подёргивание последних двух позвонков, они же обрубок хвоста, полноценным движением, но волна способности к моторике уже накатывает на таз, задние лапы, поясницу. А значит кому-то скоро пи*дец. И не факт, что личу или кому-то из его подручных. Смех возвращает призму восприятия к повелителю Чёрной Земли. Что за клоун, зачем мертвецу игры со внешностями? Прошлое ли или же тонкая игра с сознанием как раз живых? Несущественно, в данный момент уж точно.
Ты обещал дать слишком многое, чтобы я поверила и в эту брехню тоже. Больше ни разу, понял?!
Тигр содрогается всем телом и срыгивает к ногам лича месиво из плоти как Владимира, так и безымянного бугая-охранника. Знак неуважения, признак болезни? Скажем так... лошади не умеют блевать. А тигрица умеет, чтобы быть легче, быстрее!
Сейчас!
Единый порыв обеих сущностей бросает окрепшее за время паралича тело по диагонали от пола к окну вверх, минуя стоящий боком на пути стул с немёртвым. Задние лапы вспарывают ковёр прыжком, передняя здоровая опасным взмахом, настолько, что пасти винтовок пары наймитов выблёвывают в свою очередь блестяшки пуль, проносится мимо рук неживого. Сцепка взглядов, самым краем. Пустые жизнью призмы, сверхживые хрусталики. Зрительный контакт рвётся звоном звеньев золотой цепи. Один за одним остроконечные цилиндры вырывают клоки меха, дробят отростки позвонков. Слишком быстро, чтобы избежать, слишком медленно, чтобы чётко попасть в намеченную заранее точку на мишени. Окно брызгает осколками так красиво, чтобы было бы уместно двадцатке мужиков побросать оружие и, схватившись за руки, кружиться в этом далёком от прародителя-песка дожде, смеясь. Вместо этого последние выстрелы (не непослушание, просто эмоция; не у всех, но у малой части слуг, ставших свидетелями гибели предводителя) прожигают древним наказанием ворам яблок подушечки лап прежде, чем те оперением стрелы тела обрушиваются вниз и вперёд, надеясь опередить заднюю часть в стремлении к земле. Даже несмотря на то, что удар о неё причинит неизбежную, кошмарную боль едва схватившейся регенерацией передней. 
Клякса на изысканной клумбе, теневой сгусток у парковки сбоку здания, чёрный комок через пустынную в это время дорогу в укутанный рассветными сумерками пригород. Ничто.
Но где же филактерия?

-----> Горы

Отредактировано Коч (2011-10-06 10:38:50)

+1

40

В такие моменты время останавливается. Наблюдая за тигрицей, бессмертный наперед знал, что она будет делать. Ну, или только догадывался. Впрочем, об этом ему думать совершенно не хотелось. Размышлял он об ином. О жизни! До чего она многогранна и необычна, до чего она странна и неизвестна, даже ему... Тому, кто жил десять веков, если не больше. И прожил бы еще десять, если бы не Коч. Она была словно Синахериб, а Черная Земля стала Вавилоном. Но не было Навуходоносора, который мог бы восстановить все то, что было разрушено. А разве сам бессмертный не считал себя Навуходоносором? Нет, не считал. Раз уж мечты о прекрасном мире рассыпались и превратились в кальку Вавилона, то зачем идти дальше? Все это превратилось в царство разврата и порока, в царство людей, но никак не бессмертных. Оно должно пасть, сегодня или завтра. На его месте построят очередной торговый центр, где уже обычные серые люди среднего достатка будут удовлетворять свои пороки в бесконечных покупках того, что им совершенно не нужно. Того, от чего они могли бы совершенно точно отказаться. Но что же делать? Разве нет иного выхода? Или все же придется выбирать малое зло, при этом раздваивая свои стандарты?
Слишком долго думал Сетемхет. Зверь уже метнулся вперед, АКМ застрочили грубую песню Смерти. Шальные пули оставались и в биомеханическом теле хозяина, но охранники знали, что ничего худого в этом не будет. Если бы не одно но.
Пуля порвала цепочку, которая за секунду до этого, зацепилась за обнаженные клыки тигрицы. Пуля пролетела подле морды тигрицы и не ранила её, но задела амулет. Он треснул. Одна половинка осталась в клубе, а вторая в пасти тигрицы. Бессмертный не сразу понял, что погиб. Еще несколько секунд он размышлял и не отдавал отчета в том, что больше никогда не увидит Коч. И не увидит этого мира, который... Что же с ним будет? Перед уходом, бессмертный на мгновение усомнился в своих идеалах и идеях. Он подумал, что мир и без него изменится, в лучшую или в худшую сторону. Этому будет способствовать природа? А может быть кто-то из великих выходцев Изнанки? А может обычный человек устроит очередную революцию, но не в масштабах одной страны, а в масштабах всего мира! Но, Сетемхет никак не изменит мир. Хотя он и изменил мир внутри Коч.
Но если она все забудет? Что тогда случится? Все эти труды напрасны и... такая глупая смерть, ах-ха-ха!
Так кто разрушил Вавилон? Коч? А может быть сам Сетемхет. Он не умрет как цари древности, как дети Богов. О нет. Сет встретит его... и пес песков будет страшно лаять на своего слугу, а потом, ну, а потом песок. Сотни тонн песка, под которыми душа бессмертного будет лежать несколько вечностей, пока сама суть мироздания не изменится, пока сам мир не переродится словно феникс.
А сейчас - смерть. Без пафосных речей, без не приятных глазу выделений, крови, кишок и мозгов на стене. Нет, не надо этих пошлостей, увольте! Сетемхет так и остался сидеть на стуле. Последняя его мысль перед тем, как душа испарилась и проникла в Изнанку, была связана с его прожектами. С биомеханикой и протезами. Только сейчас он понял, какую ошибку допустил во всем этом. Что он сделал не так. Он экспериментировал только на себе. На личе, который прожил семьдесят лет перед смертью. И теперь, будучи мертвым, но еще немного живым, он понял, что эти протезы не сработали бы. Да и к тому же, разве некроэнергия не должна была продолжить его жизнь? Даже без души. Нет, не продолжила. Может, некроэнергии и вовсе нет, ну, как топлива? О Сет! Как много вопросов в секунду до смерти, до истинной смерти! Почему нельзя умереть и потом опять жить, чтобы отвечать на все эти вопросы и совершенствоваться. Может быть, так устроен этот мир? А что же Изнанка? Все это спираль. Знак бесконечности. Как и время, как и жизнь, как и история. А теперь, Сетемхет уходит в эту спираль, еще одна песчинка, еще одна сломавшаяся шестеренка. Смерть пришла.
И он умер. Тело упало, аугментация перестала работать, зеленая жидкость полилась из специальных трубок, кои были скрыты иллюзиями. Зрелище не из приятных. Охрана была удивлена и, не смотря на последний приказ хозяина, из чувства мести и обиды за потерю двух авторитетов, гналась за тигрицей так долго, как могла. Всполошила весь прилегающий к Черной Земле район, только ради того... Ну, это уже и не важно. Нашли не нашли, но главный "герой" этого маленького рассказа уже мертв.

Часы в кабинете Сетемхета остановились. Все замерло. Черная Земля умерла вместе со своим Царем, избранным мрачным богом Сетом. А в огромном панорамном окне показались первые лучи солнца. Настало время для Ра, для света. Кого он наградил своими лучами? Может ту, что свергла мрачного Царя? Может быть.
Как может измениться жизнь за несколько дней? Мы получили ответ.

Персонаж убит.

+1

41

Декабрь. 2013 год.
день: тучи так и остались тяжелыми, серыми. Холодный ветер проникает в каждую улочку, норовя забраться под теплую одежду горожан. Пошел мелкий противный снего-дождь.
Температура воздуха: + 4
Особняк демонессы --->

Такси подъехало к трёхэтажному зданию. Внешне оно ничем не напоминало антикварный магазин.
-- Подожди, иначе не будет сюрприза... Закрой глаза...-- Девушка выбралась из такси и помогла Бальтазару. Они преодолели входную дверь и оказались в холле. -- Можешь открыть глаза...--  шепчу на ушко, стоя за спиной инкуба. Пока Бальтазар осматривался, Алесса погрузилась в воспоминания. Она вспомнила первый день, когда она пришла сюда в облике Алисы. Это было 17 мая... Демонесса прошла в кабинет хозяйки салона, присела в её кресло и, прикасаясь к вещам, которых касались перед этим руки Алисы, смогла считать информацию об истории покупки и реставрации магазина.

Это должно было стать началом её процветания. Алиса подошла к обгорелому каркасу  пятиэтажного здания. Выглядит, конечно, не ахти... Но ты же умница, сможешь всё восстановить. Этажей надо сделать меньше, надстроить мансарду. - Девушка прошла внутрь, осторожно переступая через  груды мусора и обгоревшие балки перекрытий и крыши. Полуразрушенные, местами, стены высились над ней. Всей этой развалюхе предстояло стать в будущем антикварным салоном. Взгляд Алисы остановился на остатках прежней вывески. "Чёрная земля"... Нет, это название не подходит для антикварного салона... Алиса... Алиса...   Да, мой салон будет называться "Страна чудес"!
-- Меня устраивает это здание. Я готова подписать документы о его покупке.-- обернулась в сторону представителя продавца.-- Не люблю затягивать процесс, поэтому, хотелось бы решить всё в течении нескольких часов. Спустя 4 часа, на руках у молодой, но весьма амбициозной особы, были документы на владение данным участком земли, вместе с тем, что раньше было зданием, расположенном на нём.
И закипела работа... Алиса почти каждый день приезжала на строительную площадку, контролируя процесс. Это было её детище, её надежды на будущее... Она не могла подвести родителей, которые помогли ей в покупке здания и ремонте. Дальше всё зависело исключительно от неё. Каждый камешек, каждую паркетинку, каждую мелочь-- она тщательно выбирала сама, не доверяя ни кому...

Демонесса отвлеклась от воспоминаний и посмотрела на Бальтазара.
-- Пойдём, нас ждут в моём кабинете.--  В кабинете их ожидал нотариус, который должен был заверить факт того, что Алиса Шен назначает своим совладельцем и заместителем некоего молодого человека, Артура Сноу. Нотариус был просто человеком и ему не нужно было знать, кто на самом деле его клиентка и кто тот самый загадочный юноша, по поводу которого Алесса звонила ему под утро, с просьбой к обеду успеть приготовить документы. Нотариус оказался толстеньким мужчиной лет 60, в тёмном костюме. Нос почтенного нотариуса венчало пенсне, которое в текущем веке казалось несколько смешным. Пытливые глазки цепко оценили вошедшего инкуба и Алессу.
У каждого свои причуды...-- подумал нотариус, открывая свой кейс и доставая договор и перьевую ручку. -- Жаль девушку... С ума он её сведёт... Алесса взяла из его рук ручку и почувствовала всю палитру эмоций пожилого мужчины.
-- Не тревожьтесь, Дмитрий Сергеевич. Моё решение вполне обдумано. Вы же знаете, я никогда ничего не делаю спонтанно. -- лёгкий росчерк пера и Артур Сноу стал совладельцем магазина "Страна Чудес". -- Благодарю Вас, за оперативность... Дмитрий Сергеевич, с Вами приятно вести дела. Оплату услуг, как обычно переведут на ваш счёт в банке. -- Демонесса проводила нотариуса к выходу и вернулась в кабинет к Бальтазару.
--Поздравляю, теперь ты не просто вольный художник, но и совладелец процветающего дела...-- она обняла молодого мужчину и отстранилась -- Но это не все сюрпризы на сегодня...-- в глазах девушки играли озорные огоньки. Взяв инкуба за руку,она поднялась с ним в мансарду. Просторное помещение было пусто. Лишь в отдалённом углу стоял мольберт. -- Это твоя вотчина...Обустрой, как тебе захочется. Могу предложить, сделать тут твою мастерскую и галерею твоих работ.-- Алесса достала из пакета наброски Бальтазара и поставила их на мольберт, подойдя к нему.-- Тебе нравится?-- подошла к инкубу вплотную и поцеловала его в висок.

Отредактировано Алесса (2012-12-05 12:14:08)

+1

42

Декабрь. 2013 год. 
день: тучи так и остались тяжелыми, серыми. Холодный ветер проникает в каждую улочку, норовя забраться под теплую одежду горожан. Пошел мелкий противный снего-дождь. 
Температура воздуха: + 4 
Особняк демонессы --->

Пока мы ехали в теплом салоне такси, я клевал носом, даже несмотря на то,  что ожидало меня, судя по торжествующему лицу демонессы, нечто грандиозное. Уют, пусть и относительный, негромкая мягкая музыка и урчание мотора успокаивали, мне хотелось спать, однако я все же поглядывал в окно, дабы понять, куда мы ехали. Квартал был на удивление знакомым, а уж когда мы подъезжали к месте назначения, я не удержаться от смешка. Совсем рядом находился дом, на чердаке которого я перекантовался после бурной хэллоуинской ночки. Не самые приятные воспоминания были связаны с этим местом. Впрочем, Алиса не дала мне осмотреться как следует - еще в машине она закрыла мне глаза ладошками. От ее кожи пахло, как мне показалось, пряностями. Не удержавшись, начинаю часто-часто моргать, щекоча ресницами внутреннюю поверхность ее ладоней. 
Мы неуклюже выползли из машины, которая уехала почти сразу, и лишь тогда мне было позволено узнать, о каком сюрпризе шла речь. На пахнув глаза, я понял, что передо мной находится дом, который я видел уже не раз; однако тогда он был лишь жалкой пародией на здание. Сейчас же все это великолепие вызывало у меня восхищение. Как я понял, Алиса была владелицей салона антикварных предметов.
- Алиса в "Стране Чудес". Потрясающе, просто слов нет, - приобнимаю демонессу за талию и следую за ней вглубь помещения, так как совершенно не имею понятия, куда идти. Да и чего-то внятного от меня в ближайшие пятнадцать-двадцать минут добиться было сложно. За столь короткое время меня - Артура Сноу, теперь не почти нищего, а вполне себе состоятельного художника, объявили совладельцем салона. Я лишь молча наблюдал за действиями Алисы да косыми взглядами бумажной крысы, вернее, нотариуса.
Но вот когда девушка провела меня наверх, мимо многочисленных комнат, обставленных в разных стилях, каждый из которых был присущ своему времени, я потерял дар речи. Мы прошли в небольшую комнату, лишенную мебели. И эта комната была моей будущей мастерской, частично - галереей. То, о чем я не смел мечтать, было передо мной. И то, о чем я смел мечтать, стояло рядом и целовало меня в висок.
- Ты либо очень хорошо чувствуешь людей и нелюдей, либо слишком доверчива, - качаю головой, не понимая такой щедрости. Я что, богатый любовничек? Вряд ли, конечно, но не хотелось бы попасть в подобное положение. 
- Но это просто нечто. Первой картиной здесь будет твой портрет, - целую ее в губы, вкладывая всю благодарность. Я чувствовал себя ребенком, которому на Новый Год подарили игрушку. Однако мне стоило уйти, чтобы забрать из дома и от друзей все нужное, о чем я и сообщил демонессе перед тем, как выйти из здания. Поцелуй на прощание, и я ушел пл знакомой улице.
-----> Куда-то в центр города

0

43

Ты либо очень хорошо чувствуешь людей и нелюдей, либо слишком доверчива-- Демонесса поводила недоумевающим взглядом Бальтазара, который спешно ретировался, оставив ей поцелуй на прощанье. Да, он, конечно предупредил, что уходит за своими вещами для мастерской... Но Алесса ожидала хотя бы элементарного "спасибо" за всё, что делалось для инкуба. Думала, что они сейчас вместе обсудят, чего бы Бальтазару хотелось. Поедут и вместе всё выберут и обустроят.
--Да, Алиса... Ты совсем потеряла голову с этим молодым человеком... Он играет с тобой... А ты всё ещё веришь, что он может измениться.... -- демонесса печально качнула головой. Он никогда не изменится... И даже всей твоей демонической силы не хватит, чтобы... Алесса спустилась в свой кабинет и присела в кресло, предварительно повесив пальто на вешалку. Набрала номер и заказала в ближайшей кофейне двойной чёрный кофе-эспрессо. Необходимо заняться делами... Но как не думать о Бальтазаре... Может вернуть всё как было... Собрать его вещи и пусть дальше "художничает"... Девушка взяла ручку на столе и принялась нервно крутить её в пальцах. Нет! Так не поступают... Подобное поведение недостойно... Сначала приласкать и облагодетельствовать, а потом, когда не оправдались твои надежды, выставить вон... Нет! Алесса встала из кресла и принялась мерить шагами кабинет, пытаясь принять правильное решение. Нет, он никогда не узнает, что задел меня своим поведением... Не пристало Высшему демону проявлять свои чувства к инкубу... Тем более демонстрировать свою слабость и ранимость...
-- Я уже даже думать начинаю, как простая смертная...-- усмехнулась девушка. Она приняла решение оставить Бальтазара в покое. Пусть делает, что ему заблагорассудится. Она даже не выгонит его из своего особняка. Просто выделит ему там отдельную спальню. Холод, учтивость, воспитание... Никаких проявлений чувств... Просто забудь, что он существует... В твоём сердце... Алесса положила ручку на стол. Может уехать куда- нибудь на время... Куда- нибудь, где холодно... Где вымерзнет душа и сердце станет льдинкой... Может быть и для салона или себя найду нечто интересное...
--Интересно, сердце демона может замёрзнуть... -- задумавшись, вслух произнесла девушка. Её глаза и вправду сейчас стали похожи на две льдинки...

0

44

Декабрь. 2013 год.

• день: тучи так и остались тяжелыми, серыми. Холодный ветер проникает в каждую улочку, норовя забраться под теплую одежду горожан. Пошел мелкий противный снего-дождь.
Температура воздуха: + 4

-------->Особняк Алекс

Алекс неспешно шел по улицам города. Серый обычный зимний день. Вокруг была суматоха, люди кутались в теплые одежды, косясь на ину, спокойно идущего в белом смокинге, точно он жених. Холод казалось совсем не пробирал его. Молодой человек спокойно шел оглядывая окрестности. Он глазами искал хотя бы что-то отдаленно напоминающее антикварную лавку. Идя по тратуару он стремился избежать коварных черных брызг грязи из-под колес машин. Еще не хватало испротить шикарный блеск его одежды. С неба сеяло нечто невообразимо - непонятное. Не то снег, не то дождь. Леденящий ветер, колючий, словно еж, проникал в самую душу. Но Алексу это было все равно. Даже на далеком севере он не чувствовал морозов и холода. Отчего впрочем постоянно страдал. Никогда не поймешь, когда пора согреться. Несколько обморожений научили его распозновать холод. Но сейчас все равно что в тропиках. Плюсовая температура не являеться проблемой. Так, гуляя по городу он вспоминал свой отряд, папашу - смотрителя. Навалилась такая ностальгия. Так захотелось вернуться на родные ледяные просторы Антарктики. Увидеть своих друзей, свой отряд Альфа. Стало интересно, кто их сейчас водит, как у них успехи. Может они вошли в какой-нибудь караван. Впрочем гаданием все равно ничего не поймешь. Размышляя, Алекс остановился посреди тротуара. Нервные прохожие в давке обгоняли его и неприятно толкались. Глаза ину опустил себе под ноги. Когда мысли прекратили свое течение, он нехотя поднял их. Перед ним было нечто вроде забегаловки. Чтобы хоть чуток поднять липкое отвратное настроение, Алекс решил зайти немного выпить. Войдя внутрь и оглядев не слишком прветливый интерьер и не слишком чистых и трезвых посетителей, решительно вышел прочь. Он взял из кармана свой амулет и снова поглядел на него. Он впрочем как и всегда оставался холоден. Выругав себя последними словами, ину уверенно и быстро зашагал дальше. Раскис словно барышня, гневно пронеслось в голове. Но несся по улице, ловко лавируя между прохожими, удивленно оглядывающимся на него. Впрочем заступить ему дорогу и расспросить не у кого не возникло желания. Остановился он только тогда, когда на одном из не очень приметных зданий увидел надпись: "Аникварный магазин "Страна чудес".
-Ну вот, то что надо. Уфф, наконец-то нашел.
Он решительно шагнул внутрь. Пришлось одолеть немало дверей, чтобы попасть в здание. Перед ним открылся потрясающий холл. Конечно это антикварный магазин, и все здесь было предметами старины. Но то, как это великолепие было сложено, просто неописуемо. Сводчатый белый потолок. Сразу перед посетителем открывалась арка, по бокам которой, словно стража, стояли 2 фигуры. Это были фигуры женщин. Они были одеты на восточный манер и держали в вытянутой вверх руке светилькики в виде подсвечника со свечами. Фигуры женщин были темнокожими и одеты в разные одежды. Статуя справа носила что-то вроде красного халата, подпоясанная широким матерчатым поясом. Как эта одежда называеться правильно, Алекс понятия не имел. Фигура слева имела вроде золотистой туники, так же было нечто вроде юбки, но что это вообще  ину даже не догадывался. У обеих женщин были головные уборы, напоминающие накрученные плотенца.
-Вот неуч, даже не знаю что это такое, а пришел торговать амулетом.
Пройдя дальше, Алекс увидел роскошную люстру, свисающую низко с потолка. Справа на стене разместилось шикарное зеркало и еще предмет мебели, который пес окрестил для себя как "тумбочка". Алекс не устоял и снова принялся разглядывать себя в зеркале. Впрочем не долго. Слева стояли 2 дивана с красной обивкой и деревянными спинками. Над ними расположилась картина, круглая и деревянная, изображающая непонятно что. Разглядывать дальше ему не позволили. Его кто-то окликнул сзади.
-Вам чем-нибудь помочь? - перед ним была девушка. Ничего особенного, обычный секретарь.
-здравствуйте, я пришел к вам по делу. Мне хотелось бы видеть хозяина заведения.
Она повела Алекса в кабинет хозяина. Повсюду встерчались шикарные предметы, за которые любой антиквар был готов продать душу, не то чтобы отдать состояние. Чувствовалось, что тут влавствует настоящий знаток и ценитель таких вещей.
-Это уже радует. По крайней мере мой амулет не попадет к невеже, который сначала предложит низкую цену, а потом еще и продаст его какому-нибудь мужлану, котрый ничего не умеет чувствовать.
Девушка довела до кабинета и распахнула дверь. Внутри обнаружился хозяин...или точнее хозяйка. Роскошные рыжие волосы, голубые глаза, стройное тело. Приятная неожиданность. Однако Алекса девушка - хозяйка интересовала исключительно как антиквар. И было как-то странно видеть такую красотку в этой роли.
-А вы уверенны что это и есть хозяйка? - шепотом спросил ину у секретарши.
-Что за вопрос?  Конечно! - ответила она то же шоптом и поскорее удалилась. Алекс вздохнув, решительно шагнул внутрь кабинета. Хозяйка восседала на шикарном кожанном кресле, о чем-то размышляя. Стол, за которым она сидела конечно тоже был предметом станины, должным образом отреставрированный. На столе стоялицветы вроде вы в обычном горшке, но Алексу вдруг подумалось что такой горшок ему пришлось бы зарабатывать месяца три на севере, причем не покладая рук. Рядом с цветами расположился бюст. Чей он был ину конечно-же не знал. На полу был невзрачный коврик, серого цвета, со светлыми разводами.У стены, слева, стоял сревант, почему-то доверху набитый книгами. За спиной у хозяйки был еще один небольшой столик, на котором расположились две лампы, между которыми расположилась фигурка странного белого коня без хвоста. Над ним на стене висел огромный портрет. Тоже неизвестного мужчины.
-По моему она тебя облапошит, Алекс. - похвалил он сам себя. Девушка и впрямь была истинным знатоком своего дела. Значит его амулет в надежных руках.
-Добрый день. Я к вам пожаловал по делу. Извините, что так вломился без стука и приглашения.У меня есть некая вещица, которая вполне может вас заинтересовать. 
Чуткий Алекс стоял в дверях, ожидая разрешения войти и вообще хоть какого-то внимания на свою разодетую в белое персону.

+1

45

Алесса подняла взгляд на вошедшего мужчину. Ещё один блондин... Что ж мне так на них везёт... Пронеслось в голове демонессы. Она встала из кресла, соблюдая правила гостеприимства.
-- Проходите, пожалуйста, присаживайтесь. -- Девушка подошла ближе и протянула мужчине руку для приветствия -- Алиса. Алиса Шен. -- Алесса улыбнулась и добавила -- И, как не странно Вам это, я действительно владею этим салоном. Это любимое детище, которое строилось с голых стен. Демонесса почувствовала прикосновение тёплой ладони и считала информацию. Холод Севера... Убийство... Предательство... Алесса увидела снежную равнину. Белоснежное пространство, насколько хватало глаз, смотреть было нестерпимо больно от такой белизны. Крик... Крик ребёнка... Откуда! Среди снега колыбелька... Он ещё совсем кроха... Белая кожа, то ли от мороза и пронизывающего северного ветра, то ли сама по себе такая... Особое внимание привлекают глаза, изумрудно-зелёного цвета. Отчаянный крик... Малыш борется со смертью изо всех сил... Упряжка! Неужели! Спасение пришло в последний момент, когда почти не было сил бороться. Приёмный отец... Теплота отношений... Забота... И не человек и не пёс... Мечта стать лидером, вожаком... Борьба с предрассудками... Учёба,в которой он превзошел своих сверстников... Первая проба сил в бешеной гонке наперекор стихии... Вой ветра, который старается сбить  с ног, оставить замерзать, выстуживает сердце. Но друзья рядом... Он не может их подвести, стать обузой... Дыхание, которое льдинками оседает на шерсти вокруг морды... Он пришёл к финишу, устав и еле дыша... Но пришёл! Не отстал дорогой и не остался пищей для хищников северной глуши... Мать... простая человеческая женщина, которая оставила своё дитя замерзать в снегах... Он узнал... и так и не смог простить...
Демонесса открыла дверь и позвала секретаря.
-- Ксения, будьте добры, принесите мой кофе и бокал коньяка гостю. -- Алесса присела к столу и посмотрела на ину -- Я Вас внимательно слушаю. -- девушка смотрела на мужчину почти немигающим взглядом.Она закинула нога на ногу Сильный и упорный, раз выжил там... Наверное, он знает ответ на мой вопрос... Замёрзнет ли сердце демона среди безумного холода и льдов....

0

46

Девушка подняла глаза. Они оказались настолько голубые, как будто голубое небо. Она улыбнулась и пригласила войти.
-- Проходите, пожалуйста, присаживайтесь. -- потянула руку. разумееться Алекс знал что обычно делают в таких случаях. Однако не совсем был уверенн что поступает правильно. Взяв руку, он поцеловал ее, после чего девушка представилась.
-- Алиса. Алиса Шен./u]
-Очень приятно. Алекс Грин к вашим услугам. Очень раз знакомству!
[u]-- И, как не странно Вам это, я действительно владею этим салоном. Это любимое детище, которое строилось с голых стен.
- ошарашила его Алиса. После такого признания, он удивленно разкрыл и без того широкие глаза и у него отвисла челюсть. Он быстро совладал с собой и судорожно сглотнул.
-Браво вам, Алиса! Вы непревзойденный мастер! Даже не думал что такие красавицы как вы умеют такое делать. - Алекс прошел в комнату и сел на предложенное кресло.
-- Ксения, будьте добры, принесите мой кофе и бокал коньяка гостю. -- тут Алекс пал духом окончательно. Она точно угадала его желание выпить. Но как? Она что, мысли умеет читать?  Надо быть осторожнее.
-- Я Вас внимательно слушаю. -- хотя то зачем он пришел сюда, не сказала. Или не подала виду. Хотя важно-ли это?. Нет совсем не важно.
-И так к делу. У меня имееться вещица, которая вас наверняка заинтересует. Она у меня давно уже. Но вот сколько она существовала до меня я не знаю. Это амулет. Весьма занятный.
Алекс встал и подошел к Алисе. На раскрытой ладнои оказался его амулет. Он выглядит как обычная брош. Камни сделаны в некое подобие снежинки. По центру его большой прозрачный камень. Внутри его ощущается холод полярного вечного льда. Того самого льда, который отнимает душу у усташих ити путников. Наверно именно этот камень источает самую черную энергию смерти. По маленькому кругу вокруг большого камня расположились темно синие камни. Более мелкие, отражение ледяной полярной ночи. Темной непроглядной, беспощадной. Когда трогаешь эти камушки, пальцы ощущают холод. Следующий круг расположился между синими камнями и его составляют темно алые камни, похожие на капельки крови. Эти камни не холодные. Даже горячие чуток. От этих камней исходит мука, боль, смерть. Как мучения и ритуальные пытки жертвы, перед тем как отдать душу несчастного святому или не очень богу. Звершающий круг камней нежно голубого цвета, распологается как раз напротив темно синих камней. Эти камни несут в себе хлолд полярного ветра. В целом вид амулета производит общий шик, несмотря на то, что сами камни выглядят как простые стекляшки. Если правильно осветить амулет, он начинает переливаться. Преломления света не выглядит как от обычных камней. Каждый камушек дает свой спектр, это особое сияние завораживает. Амулет имеет силу некоего гипноза этим волшебным сиянием. Человек впадает в ступор, глядя на него. Что Алекс и незамедлил продемонстрировать. Он подошел к столику с лампами и зажег свет. Сначала одной, потом второй. Где то в пространстве между лампами он и поместил амулет. И тут вспыхнуло сияние. Преломления кристаллов камней как раз сливались в единое целое и по амулету побежали разноцветные блики, как при северном сиянии. Точно такие-же полотна, такие-же цвета. Такой-же лед и холод исходит от этих сполохов. Глядя на них сердце замедляется, душу как-будто оборачивают снежным одеялом. Убаюкивающий холод, несущий смерть. Несмотря на все великолепие, это был темный амулет, видевший очень много холода и крови. Много смертей.
-Этот амулет носил мой отец, потом он перешел ко мне. У меня не очень приятны воспоминания о нем остались, по этому решил продать его. - он поспешил убрать амулет от света, чтобы вовсе не ввести девушку в транс. Мало-ли как она воспримет это. - Ну что, вы готовы купить его?
Алекс вернулся на кресло. Вошла та самая секретарша, что проводила его сюда. Подала кофе и коньяк. Алекс не церемонясь подхватил налитый бокал и со словами:"За вас!" Немедленно осушил его.

+1

47

-Браво вам, Алиса! Вы непревзойденный мастер! Даже не думал что такие красавицы как вы умеют такое делать. -- Девушка не смутилась... Многие говорили в её адрес комплименты. Лишь улыбка появилась на её лице. Такие красавицы могут много чего, о чём Вы и не подозревали...
Когда Алекс  достал амулет, Алесса не придала ему особого значения. Он был похож на обычную стекляшку в виде снежинки. Он смеётся... Однако, когда брошь была помещена под освещение, глаза девушки вспыхнули интересом. Лучи света преломлялись, преобразуясь в подобие северного сияния... Алесса никогда не была на севере, но сейчас её душа рванулась в порыве. Здесь может остыть моё сердце...Найти покой мой разум... Здесь так хорошо... холодно...
Амулет завораживал и манил... Уже, без предварительной оценки, Алесса понимала, что купит себе эту вещицу... Когда Алекс убрал брошь от ламп и положил её на стол перед девушкой, она словно от сна ледяного очнулась. Достав из ящика стола лупу и пинцет она принялась изучать брошь.
По центру оказался достаточно крупный неогранённый алмаз. Девушка прикоснулась к нему пальцем  и ощутила леденящий и беспощадный холод. Это был не просто лёгкий морозец... Это был тот холод, который способен отнять жизнь даже у самого сильного создания. .. Казалось, что стоит прилечь на такой ледяной покров и уже через час твоя душа покинет тело и перенесётся в лучший мир... Этот холод и забвение убивают не больно... Ты словно засыпаешь... Да, сначала становится безумно холодно,но потом тело обволакивает приятное тепло и умиротворение... Ты засыпаешь, погружаясь в мир собственных грёз... Нельзя! Нельзя спать!! Девушка нехотя отняла руку от камня.
Следующий ряд камней-- чистейшие сапфиры... Густой синий цвет... Похожи на беззвёздную ночь... Такой ночью могут совершаться подлые поступки и предательства... Почему-то, Алессе показалось, что именно такой ночью мать Алекса решила избавиться от нежеланного отпрыска... Вот же мразь... Невольно подумала девушка. Такой ночью хорошо находиться дома,сидеть у пылающего камина и пить горячий глинтвейн... Демонессе даже не требовалось касаться их пальцами... Она невольно передёрнула плечами, чувствуя кожей, как холод пробирается всё глубже... Захотелось накинуть на плечи тёплую шаль...
Красно-багряные камни были похожи на капельки крови... Это были рубины и гранаты, вперемешку... Девушке, невольно, захотелось прикоснуться к ним... Пальцы ощутили приятное тепло... После всего предыдущего леденящего холода. Но не покидало ощущение дикой неистовой боли и крови... Внезапно, к демонессе пришло ощущение... Алекс в крови на полу... Это не его лишь кровь... Чувствовались родственные связи... Мать... Его мать... Он стал жестоким и беспощадным убийцей... Месть, ярость, злоба, ненависть, которая жила в нём все годы... Север не прощает предательства... И он не простил...
Последний ряд камней был ярко-голубого цвета, они были похожи на цвет глаз Алессы. Свист ветра, который забивает дыхание и толкает назад, стараясь сбить с пути... Стало тяжело дышать... Иголки вонзились в кожу лица... Конечно, это была лишь иллюзия, ощущения... Но было весьма реалистично... Девушка попыталась сделать глубокий вдох, но в лёгкие, вместо воздуха, словно вошёл жидкий азот. Казалось, что ткань лёгких сейчас порвётся.
Из оцепенения её вывел голос мужчины, провозгласившего тост.
--Да, я покупаю у Вас эту брошь.-- Девушка отложила лупу и подняла глаза на Алекса. В её чистых голубых глазах плескалось смятение. Этот амулет пугал и манил её одновременно. Руки с упоением прикоснулись к чашке кофе. Её немного знобило, но внешне это было незаметно... Скорее внутренняя дрожь... -- Назовите Вашу цену.--Алесса пригубила горячий кофе, обжигая нежную кожу губ, и невольно дёрнулась.
Цена была озвучена. Девушке она показалась неоправданно низкой за такое сокровище. Однако, её начали обуревать и другие мысли. Это твой шанс сбежать от реального положения вещей... Это тот самый холод и опасности, которые встряхнут тебя и покроют сердце ледяной коркой...
-- Я заплачу большую сумму... Но у меня будет к Вам некая просьба...-- девушка встала и подошла ближе к ину. Её голубые глаза встретились с его зелёными. --Мне нужен проводник в северной глуши. Опытный и знающий. В мои планы не входит-- превратиться в льдину.

Отредактировано Алесса (2012-12-07 03:12:41)

+1

48

Девушка с упоением разглядывала амулет. Вот она коснулась белого камня. Вот и синие разглядела, тронула капельки крови, а голубые камни ее кончательно проморозили. Она вошла в некое подобие транса. И его слова тоста быстро вернули ее в реальность.
-Хмм. Истинный знаток. Она довольно чувствительна, раз с таким тщанием разглядывала камни. Да еще и подрагивает. Странно.
--Да, я покупаю у Вас эту брошь. Назовите Вашу цену.-- а вот эти слова были ему по душе. Он быстро отставил пустой бокал на стол и ровно и уверенно назвал первую пришедшую в голову цифру.
-Я хочу за нее 5 тысяч. И не меньше. - цена показалась достаточной. Однако, то что произошло дальше, Алекса взбудоражило до самых кончиков ушей. Девушка встала и подошла к нему вплотную. Ее агаты голубых глаз так и взбуравили его изумруды.
-- Я заплачу большую сумму... Но у меня будет к Вам некая просьба...Мне нужен проводник в северной глуши. Опытный и знающий. В мои планы не входит-- превратиться в льдину.
Глаза Алекса так и загорелись азартным огоньком. Еще ни от кого он не получал подобных просьб. И это есть реальный шанс повидать любимую команду. плохое настроение точно ветром сдуло. Выпитый коньяк разогревал кровь по жилам, она туманила мозг, а необычная просьба девушки окончательно крышу сорвало. Он принялся разхаживать по кабинету вдоль и поперек, словно ужаленый. Идея поехать и повидать всех в его голове роилась давно. Но просто так возвращаться ему нельзя. Он отлучен. Но тут он будет проводником. Антарктиду он знает едва-ли не лучше своих пять пальцев. Если она возжелала проехать именно туда, то лучшего проводника ей не отыскать.
-У меня несколько вопросов. первый - откуда вы знаете что я знаю север? Второй - какой север нужен? Южный или северный? Третий - с какой целью мы туда направляемся? Четвертый - когда вам угодно отехать туда?
Ответы он даже слушать не хотел. Он просто был уверенн что ехать она хочет именно на его родину. Алекс уже мысленно прикидывал танспорт, на котором они поедут туда. Самолет, поезд, паороход, вертолет, главная база. А там уже куча знакомых. неплохо было бы нанять именно свой отряд. Вот было бы здорово, если бы их отвезли именно друзья. Если они еще живы конечно. Хотя кроме медведей им там ничего не угрожает. Если им опять не вздумаеться закон нарушить. Вообщем радостнее дела небыло. Алекс был готов бежать туда прямо сейчас и прямо ногами. Он перестал метаться по комнате и уставился на хозяйку, как будто она последний его шанс, как шанс умирающему.

+2

49

От демонессы не ускользнуло изменение в настроениях Алекса. Тоска и мрачное настроение сменилось радостным возбуждением. Он мерил комнату шагами и, казалось не замечал ничего вокруг. Мыслями он сейчас был далеко, возможно, на севере...  Девушка присела на подлокотник кресла и невольно залюбовалась ину. Нет, не его внешностью, хотя он был довольно таки красив. Его внутренним жаром, ей даже не требовалось прикасаться к нему, чтобы понять это. Тебя там многое держит... Ты истинное дитя той северной глуши... И ты был счастлив там... Может быть, и я там смогу обрести счастье и покой...
-У меня несколько вопросов. первый - откуда вы знаете что я знаю север? Второй - какой север нужен? Южный или северный? Третий - с какой целью мы туда направляемся? Четвертый - когда вам угодно отехать туда? -- вопросы отвлекли Алессу от созерцания Алекса. Откуда- откуда... от верблюда... -- Хотело было уже сорваться с губ девушки, но она вовремя прикусила язык.
--Эта вещь приехала с севера...-- Алесса кивнула на брошь, лежащую на столе.-- Создатель передал всю красоту северного сияния. Случайный человек, думаю, не смог его так чётко передать во всех нюансах. Это надо было видеть лично... И наблюдать не один день... Думаю, что человек, создавший её, дорого заплатил за сие творение. Такие камни всегда привлекают... -- Девушка скрестила руки на груди.-- И  не просто привлекают... Убивали и пытали и за меньшие богатства. Смею предположить, что и к вашему отцу они попали, имея уже достаточный кровавый след...
Алесса наблюдала за мужчиной, слегка прикрыв глаза, словно пыталась увидеть его насквозь.
--Ваш костюм слишком лёгкий для здешнего климата. Местные жители уже кутаются в пальто и шубы, а Вы спокойно путешествуете в смокинге и плаще, который, не сильно греет. Соответственно, привыкли к более низким температурам и закалены годами жизни на севере. -- Девушка улыбнулась, увидев удивление, застывшее на лице ину. Похоже, что он не ожидал встретить женщину, которая не просто проводит время в вечных походах за шмотками и читает что-то серьёзнее глянцевых журналов.
-- Вы не производите впечатление богатого бездельника, который ничего не делал на севере. Из этого делаю вывод, что вы работали... Труд там тяжёлый... А Вы выжили...  Значит смогли таки узнать все нюансы жизни там...
Алесса тем временем продолжила отвечать на вопросы.
-- Мне не важно, на какой север мы отправимся... Хоть в Арктику... Хоть в Антарктиду...--Алесса заметила, как замер и насторожился ину, при упоминании Антарктиды. Невооружённым взглядом было заметно, как вспыхнули его глаза и загорелись восторгом.
-- Я просто размышляла о поездке ещё до Вашего прихода...  девушка встала и прошлась к вешалке, где висело пальто и палантин. Она набросила палантин на плечи, вновь вернулась и присела уже в своё кресло.-- Не появись Вы, я положилась бы на слепой выбор.
Ответ на четвёртый вопрос Алесса некоторое время обдумывала... Не могла же она сказать этому незнакомцу правду... Мол, бегу от любви к инкубу... Смешно!
-- Я хочу оказаться вдали от всех... Чтобы обдумать некоторые жизненные ситуации... Разобраться в себе...-- Глаза девушки приобрели задумчивое выражение и тоска плескалась где-то в глубине. Красиво врёшь... Себе только не ври...
Однако,Алесса быстро взяла себя в руки.
-- Я готова отравиться хоть сейчас... Максимум, завтра...-- Девушка посмотрела в глаза Алексу, которые были полны мольбы. Он готов был бежать туда сию секунду. Там была вся его жизнь...

Отредактировано Алесса (2012-12-08 19:33:42)

+1

50

Раж Алекса заполнил его до самых кончиков ушей. То, что отвечала ему девушка, он половину попросту не услышал. Ему было глубоко наплевать, откуда она знает про север.  Главное она готова туда ехать. И готова ехать к любым снегам, лишь-бы подальше отсюда.
-- Я хочу оказаться вдали от всех... Чтобы обдумать некоторые жизненные ситуации... Разобраться в себе...-- ответила она. О да, лучшего места подумать о жинь и найти нельзя. Среди холода, льда и снега с трескучим морозом ничто так не захватывает как правильные мысли о жизни. Еще иногда думаешь и о смерти, когда леденящий душу ветер и колючий снег пробирают до самых костей. Но северное сияние иной раз своей красотой просто сводит с ума. Это великолепие просто вычищает плохие мысли из головы. И все что нужно это полюбоваться им. Может у нее именно такая цель? Впрочем разве это так важно? Главное появилась надежда поехать и повидать друзей. От подобных мыслей до того делалось радостно на душе, что ину был готов плясать и прыгать от востора, точно ребенок. Сдержав себя чудовищными усилиями он поглядел в упор на Алису.
-Тогда я буду рад проводить вас туда, леди. С огромной радостью. Предлагаю проследовать в Антарктиду. Там как раз сейчас лето. Не по всем дорогам можно пройти, но все-же там чуток теплее чем зимой. Вам нужно взять одежду потеплее. Провизию я думаю нам обеспечат там. Главное - вот. - Алекс легко извлек из кармана бутылек с синей тягучей жидкостью. Он повертел его в руке, чтобы Алиса смогла разглядеть его.
-Это северный эль. Одна такая бутылочка разоревает кровь на несколько часов. Да так, что на лютом морозе жарко становится. Это поможет нам спастись от замерзания окончательно. Во всяком случае не погибнем это точно. Вы действительно совершенно точно угадали - я и в прямь трудился там. Был вожаком упряжки. Меня подставили и отлучили от севера. Давно я уже там небыл. Я вам покажу станцию, где вырос, свой отряд, если они еще живы конечно. Я покажу вам сияние, этого зрелища вы никогда не забудете.
Закончив мерить комнату шагами, он уставился в окно. Здешняя зима совсем не похожа была на ту, северную зиму. Тут и снега толком нет, а там даже коротким летом его горы. Вечно лежащий под небесами, бросаемый во все стороны метелями, сковываемый морозами, ночью его созерцают холодные сухие колючие звезды. Маленькие мигающие огоньки хранимой жизни. Наверняка там тоже есть вот такие широты с таким же снегом. И те, кто ему умеет вот так радоваться. Но то, где он находился сейчас угнетало его очень сильно. Кислое настроение опутывало его, как будто он проглотил противную липкую гадость. Это было настолько ужасно, что не передать слвами. Такая не понятная погода когда то ли снег, то ли дождь. Температура впрочем Алекса трогала мало. Но небо с тяжеленными свинцовыми тучами просто всиляло странные мысли, а есть ли вообще что-то яркое в этом мире? Складывалось такое впечатление, что весь мир можно было выжимать, словно пропитавшуюся этой поганью, губку. Казалось бы это даже помогло. Странные люди кутались в теплые обежды, хотя холодно-то вообщем небыло. Хотя что такое холодно Алекс не знал. Сколько раз обмораживался там, у себя дома. Никак не мог понять когда-же холодно становиться и когда пора греться. Впрочем он быстро успел научиться этому и ориентировался по своим товарищам - собакам. Они частенько говорили что холодновато, вот тогда и наставала пора доставать заветный эль.
-- Я готова отравиться хоть сейчас... Максимум, завтра...-- ее слова выдернули его из транса воспоминаний и рассуждений. Вернули к реальности, похожей на сон. Он просто не верил что завтра они сядут на самолет и улетят туда, где вечноя мерзлота очищает мысли и делает их похожими на себя - белыми и ледяными. Побывав там, любое существо научиться скалиться и кусаться. Там суровый край. И каждый норовит ухватить свой кусок пирога. Если не покажешь зубы - умрешь. Таков закон севера.
-Отправимся завтра. Я закажу билеты на самолет. Вы пока собирайтесь. Берите все необходимое и ничего лишнего. Я завтра встречу вас в аэропорту в шесть часов утра. Прошу вас, не опаздывайте. - ину поспешно вышел из кабинета, миновав все живописные комнаты и направился к выходу. На улице он ускорил шаг чтобы поскорее очутиться дома.
---------------->Особняк Алекс.

Отредактировано Алекс (2012-12-08 15:47:38)

+1

51

Алесса проводила гостя взглядом из окна. Счастливый... Поедет к своим... А ты готова ехать даже на край света, к чужим людям и климату... Только бы подальше от... Девушка подошла к двери и позвала секретаря.
-- Ксения, мне необходимо уехать. --Алесса присела к столу и предложила девушке присесть. --Вы долгое время были моей правой рукой и я надеюсь на Вас сейчас. Вы видели сегодня молодого мужчину, с которым я приехала. -- Секретарь слушала, внимательно глядя на хозяйку. Такой как сейчас, она ещё не видела её. Голос звучит глухо и бесцветно, под красивыми голубыми глазами пролегли тёмные тени усталости. Алиса всегда была спокойна и уравновешена, всегда шутила и улыбалась. Сейчас же, во всех  её действиях и движениях чувствовалось смятение.
-- Так вот... Этом мужчина-- совладелец этого магазина. Он не имеет опыта ведения дел, поэтому, я прошу Вас присматривать за магазином. И помочь ему обустроить пустующее помещение в мансарде под художественную мастерскую и галерею.-- Алесса открыла сумочку и достала из потайного кармашка ключик от сейфа. Подошла к картине на стене и отодвинула её. За картиной оказался сейф. Демонесса открыла его ключом и достала папку с документами и несколько банковских карточек. Закрыв сейф и вернув картину на место, она вернулась к столу. Положила перед Ксенией папку с документами и банковскую карточку.
--Ксения, это документы по салону, на случай каких-либо проверок. На карточке есть определённая сумма, которой Вам должно хватить на ведение дел в моё отсутствие. Я не думаю, что поездка будет очень долгой.-- Алесса встала из-за стола и направилась к вешалке, надевая пальто и перчатки. --Ксюшенька, я в Вас верю... Если к моему возвращению всё будет хорошо, то обещаю привезти Вам нечто особенное с севера. Обернувшись на пороге, она заметила, что оставила на столе брошь Алекса. Вернулась и положила её в сумочку, в потайной кармашек к ключу от сейфа. Это поедет со мной... Она махнула Ксении на прощание рукой и вышла из кабинета, прошла чередой комнат и вышла на улицу. Теперь её путь лежал домой, чтобы собрать вещи.

---> Особняк Алессы

Отредактировано Алесса (2012-12-08 20:53:15)

0

52

Декабрь. 2013 год.

• утро: тяжелый туман окутал улицы города. Сыро, зябко и невыносимо серо. Пасмурно и холодно. На пожухлой траве виднеется иней.
Температура воздуха: 0
Начало игры.

Кэссиди была жаворонком. Ранние подъемы всегда тонизировали девушку, заряжая энергией на весь последующий день. Ноэль любила вставать около семи утра, принимать теплый душ, выпивать чашку ароматного чая с малиной и устремляться вперед,в новый день, к новым свершениям. Это утро не было исключением: Кэсси проснулась раньше, чем прозвенел будильник и, улыбнувшись серым тучам в окне, продекламировала:
- Где, вы, солнечные глазки?
Мои щеки просят ласки!
Дремлет океан в груди,
Сон остался позади.

Эта странная традиция утреннего стихосложения появилась у девушки, когда она в первый раз прочитала томик Шекспира. С тех пор, она не расставалась с небольшим и изрядно потрепанным сборником стихов, нося его в своей сумочке. Закончив со стихами, Ноэль легко поднялась на ноги и, зевая, направилась в ванную. Через час, приведя себя в порядок, выпив чаю и пожелав "родителям" хорошего дня, фаэри вышла из дома, на ходу сверяясь с картой города. Сегодня на ней стоял жирный красный крест - точка назначения. Девушке непременно надо было попасть в местный антикварный салон - уж слишком давно ее коллекция не пополнялась новыми интересными трофеями. Накануне она тщательно просмотрела всю карту города, но никаких блошиных рынков и лавочек со старинными предметами, кроме этого салона, не обнаружила.
Сев на свой любимый фиолетовый велосипед, Кэсс нажала на педали, отправляясь вперед по нужному маршруту. Девушка любила велосипеды за то, что, катясь вперед по дороге, она успевала параллельно рассматривать окрестности. В это время город еще спал. Почти пустые улицы не отличались пестротой, а редкие прохожие с сонными лицами - доброжелательностью. Впрочем, все это вряд ли могло как-то повлиять на настроение Кэсси, которое сегодня было однозначно приподнятым в предвкушении интересного дня. В новом доме девушке не хватало старых вещей с историей. Ноэль обожала винтажные и состаренные вещи, а уж настоящий антиквариат и вовсе был сокровищем. Иногда, в поисках вдохновения, фаэри прикасалась к какой-нибудь старой вещи, и та в ответ подпитывала девушку эмоциями, создавая нужное настроение и вызывая мягкую улыбку на ее лице. Но, переехав на новое место, Кэссиди не взяла и половины тех старых вещей, что с таким тщанием выискивала в своем старом городе, поэтому теперь ей этого очень не хватало.
Через полчаса девушка была уже около салона, и, оставив свой транспорт у крыльца магазина, она потянула на себя ручку массивной железной двери и шагнула внутрь. Следом последовали еще две двери, и, наконец преодолев их все, Кэсси очутилась в длинном красивом холле.
- Здравствуйте! - девушка довольно громко произнесла приветствие, но оно лишь небольшим эхом отразилось от стен помещения. Пожав плечами и с интересом глядя по сторонам, она медленно подошла к одной из дверей, ведущей в комнату, оформленную в готическом стиле. Заглянув внутрь, она чуть склонила голову набок, обводя взглядом представившуюся картину. Зеркало в красивой золоченой раме с завитушками сразу бросилось фаэри в глаза, и она, чуть улыбнувшись, подошла к нему, уже протянув руку, чтобы по привычке прикоснуться к понравившемуся предмету.

+1

53

---------> Улицы Города Легенд
Декабрь. 2013 год • утро: тяжелый туман окутал улицы города. Сыро, зябко и невыносимо серо. Пасмурно и холодно. На пожухлой траве виднеется иней.
Температура воздуха: 0

С того дня, как я сошел с порога магазина антиквариата, теперь ставшего и моей собственностью тоже, прошла неделя. Слишком много случилось, что мне стоило обдумать, и прошедшего времени все же было недостаточно. Я не мог понять, почему все произошло так быстро - вроде только вчера был полунищим художником-одиночкой, а теперь стал совладельцем салона, где продавались весьма и весьма недешевые товары. Конечно, пока магазин только-только открылся и посетителей было немного, но все больше и больше народу интересовалось ассортиментом. Эти люди были состоятельны, а их деньги и желание купить нечто старинное говорили, что я могу пополнить число таких же богатеньких буратин. Никогда не замечал за собой погони за деньгами, а потому не стремился угодить каждому и продать как можно больше. Дела были в тягость, особенно после того, как я, зайдя домой к демонессе, обнаружил абсолютно пустое помещение и записку, адресованную мне.
Уехала по делам, конечно же, в неизвестность. Поручить все секретарше, которую я невзлюбил с первого же момента. Какого демона это все касается меня? Я должен быть благодарен ей, должен тосковать - и я тоскую, чувствую это. Однако не столь сильно, чтобы срываться и искать Алису. Зачем она так поступила? Зачем только поделилась со мной частью своей души, телом, состоянием, а после оставила в непонимании?
Слишком много испытаний выпало на мю долю. Я привык к воле, свободе, а все теперь ограничивало меня. Не скажу, что это не нравилось мне категорически, но иногда давало о себе знать. Напоминаниями были звонки от Ксении, секретаря, говорившей, что я должен приехать и уладить то или иное дело, что-то подписать. Конечно же, не забывая при этом прочитать то, что написано мелким шрифтом в самом незаметном углу бумаги. Внимания у меня было хоть отбавляй, художник, как-никак, но я с трудом пробирался через финансовые дебри.
- Dreaming of screaming
Someone kick me out of my mind
I hate this thoughts i can't deny,
- подпеваю совсем не похожим на голос солиста голосом, убрав руки в карманы пальто. На улице прохладно после ночи, солнца не видно, что не может не портить настроения. Однако я чувствую себя достаточно хорошо, что не могло не радовать, особенно если учесть необходимость появиться в салоне. Этот день должен был быть проведен за работой в мастерской. Совсем недавно к нам поступили два зеркала, одно краше другого - в золоченой раме, почти в полный рост и другое, поменьше. То, где почти полностью отражалась моя фигура, должно было стать частью моей новой картины. Масляные краски, холст - все было готово еще с моего прошлого посещения. Оставалось лишь дождаться прихода Ксении, если, конечно, она не была еще на месте, что было вполне вероятным. Девушка обладала недостающей мне пунктуальностью, а потому мне ни разу не удавалось застичь ее врасплох. Что самое неприятное, она не привлекала меня в силу внешности, а вот ее ко мне тянуло за счет чар. Иногда даже инкубы могут пожалеть о том, что у них нет встроенной кнопки "отключить обольщение".
Использовав собственный комплект ключей, я зашел через черный вход, неприметную дверь, как ни странно, черного цвета. Преодолев небольшой коридор, я собирался было громко поприветствовать девушку-секретаря, когда услышал незнакомый звонкий  голос.
Пальто осталось на крючке у двери, я же, тряхнув головой, чтобы откинуть волосы с лица, толкнул дверь в общий зал и с трудом подавил желание разинуть рот. Девушка с потрясающими фиолетовыми глазами стояла возле того зеркала, что было вторым из "набора", протянув руку. Первой мыслью было сказать "не трогать, эй". Но первая мысль на то и первая, чтобы уступить место следующим.
- Говорят, его нашли на старом складе. Среди коробок со всякой ненужной дребеденью, и даже собирались выкинуть - такую красоту, и на свалку, представляешь? - качаю головой, подходя ближе и вставая совсем рядом с девушкой. Знакомиться просто я никогда не умел, а потому всегда выдумывал нестандартные фразы. По крайней мере, они казались мне таковыми.
Я, не стесняясь, осматриваю девушку. Когда вообще такое случалось, чтобы я стеснялся? Не помню таких случаев, честное слово. А вот посмотреть было на что - хрупкая фигурка в фиолетово-синих тонах, она наверняка привыкла выделяться в толпе, да и мыслила нестандартно. Об этом говорил один лишь стиль.
- Я могу помочь чем-то? Настоящую историю, конечно, не расскажу, но выдумать могу, - улыбаюсь широко, разведя руками, мол, так и так. Слишком поздно замечаю, что пальцы снова все в красках после ночи рисования, и понимаю, что стирать поздно. Здравствуй, вечная неряшливость.

+3

54

Девушка спокойно, не отдергивая руки и не поворачиваясь на голос, выслушала речь и улыбнулась шире. Пальцы, все же, дотянулись до рамы и погладили золоченую завитушку. В голове девушки тут же мелькнула картина: красивый замок в стиле барокко, резные кресла с высокими спинками, хрустальная ваза на маленьком журнальном столике с букетом красных роз внутри, красивые статуэтки и фарфоровый чайный сервиз, дама с высокой прической, в пышном платье с кренолиновой юбкой, молодой человек в комзоле и с перстнями на руках. Все это дышало каким-то величием, роскошью и гордым спокойствием.
Картинка исчезла так же быстро, как и появилась, а тонкие пальцы отстранилась от глянцевого покрытия.
- Зачем что-то выдумывать, если я могу рассказать Вам эту историю в деталях? - Кэссиди обернулась и с улыбкой посмотрела на мужчину.
- Кэссиди Ноэль, но Вы зовите меня просто Кэсс. Так я не чувствую себя излишне взрослой и серьезной, это как, когда называют по фамилии, - доверительно сообщила она, склонив голову на бок, и протянула руку вперед.
Кэссиди никогда не старалась произвести на людей впечатление. Во-первых, дар ее расы делал это за нее, а, во-вторых, она была слишком необычна, чтобы изменять себе. Мужчина перед ней был довольно молод на вид, его тонкие губы растянулись в приветливой, искренней улыбке. Длинные тонкие пальцы измазаны в яркой краске, и девушка сразу это заметила. Умение чувствовать талант было дано ей вместе с расовой принадлежностью, а этот человек точно был талантлив. Девушка с интересом осмотрела собеседника с ног до головы, отмечая мелкие детали внешности.
- Вы художник? От Вас прямо-таки пахнет творчеством, с очень серьезным лицом поведала Ноэль, - и еще пальцы в краске испачканы, но это ничего. Значит, Вы стараетесь. А Вы когда-нибудь видели Музу? Говорят, она стоит за спиной творца, когда тот работает. Я не знаю точно, потому что сама никогда не видела. Но ведь нельзя в это не верить, правда? Мы же не видим чувства, но все равно в них верим, поэтому несправедливо было бы так делать... - чуть нахмурив темные брови, рассуждала Ноэль. Рука ее невольно потянулась к кулону, теребя серебристые перышки, как всегда в минуты рассуждений.

Отредактировано Cassidy Noël (2012-12-16 01:03:19)

+2

55

Девушка не поворачивалась ко мне в течение каких-то мгновений - легкое касание предмета, за которое просто оторвал бы руки любой работник музея, вызвало у меня лишь снисходительную улыбку. Столько людей, помешанных на старине, я видел, что уже не удивлялся ничему.Сам чувствовал, что скоро пополню эту братию, а потому не судил. Она обернулась с улыбкой на губах, вызвав ответную, во все клыки. Не вампир, а скалюсь, - мысленно проклинаю привычку, но справиться с ней невозможно, я пробовал. И рот себе прикрывал, и старался клыки убрать - инкуб же. Все тщетно, слишком уж часто так делал, чтобы прекратить в один миг. Улыбка вызывает зависимость, однако не прекращайте улыбаться миру - может, он станет зависеть от вас.
- Рождественская история? - тепло киваю девушке, припоминая, что ее фамилия действительно переводится с французского как рождество, которое, к слову, уже совсем-совсем скоро. Девушка похожа на нарядную елку в фиолетовых тонах, что привлекает взгляд и мысли.
- Я не откажусь, если у вас будет время, которое можно потратить на меня.
Я собирался было сказать что-то еще, может, как-то завлечь девушку разговорами, но она опередила меня на какую-то долю секунды. Кэсс приметила мои цветные пальцы после ночи творчества, что я, как всегда, не успел или попросту забыл вымыть.
Она говорила, хмуря аккуратные бровки и теребя пальцами кулон, а я улыбался, вникая в слова. Маленькая незнакомка с особым образом мыслей, она отражалась в зеркале, а отражение ее давало мне понять: ты нашел Музу на эту картину. Сам предмет, что должен был стать главной частью композиции, говорил о своем выборе. Сиреневые тона, мягкий свет слева и снизу, она в зеркале, а отражение другое, не то, что она видит, - мысли разрывались между картиной, вставшей перед глазами, и рассуждениями Кэсс, я чуть виновато улыбался и понимал, что не прослушал ее, конечно, но отвлекся.
- Муза всегда имеет разные обличья, для меня она воплощается каждый раз в новом человеке, иногда не дает себя поймать, - пожимаю плечами, смотря глаза в глаза. Она задумалась серьезно, и многие другие на моем месте назвали бы девушку сдвинутой. Но ведь все мы знаем, что именно такие люди и составляют лучшую часть общества, верно?
Я указываю головой на дверь справа. Там, если мне не изменяла память, было небольшое техническое помещение, где можно было пусть и без особого шика, но посидеть и выпить кофе или чай. Молча удаляюсь туда, дабы приготовить все самостоятельно, уже оттуда кричу, понимая, что стоило бы спросить заранее:
- Вы будете кофе или чай? - что покрепче спрашивать не стал, так как не был уверен в предпочтениях девушки. Сейчас, конечно, пили и куда более юные особы, но я не представлял себе воздушную сиреневую девушку с бутылкой крепкого алкоголя в руках, никак не представлял. Себе по-быстрому смастерив зеленого чая, я вышел в зал, оставив чашки в той комнатке - стоило дождаться выбора девушки. Она все еще была там, в зале, а я же окинул его взглядом, поняв, что вдохновение в такой обстановке витает постоянно, призывая меня творить и не останавливаться. Моей музой, как бы предсказуемо это ни было, этим утром стала Кэсс. Я видел картину мысленным взором и почему-то понимал, что не откажется гостья от такого предложения. Вот только как его преподнести, я не знал еще.
- В поисках чего-то конкретного? - ни к чему не обязывающий вопрос задан лишь для того, чтобы разговорить собеседницу и узнать ее получше. В разговорчивости девушки я уже уверился, так что оставалось лишь дождаться ответа и сделать правильный ход.

+1

56

- Да, примерно так, - Кэссиди кивнула головой, - а Вы не представитесь? - она опустила руку, протянутую для рукопожатия, но проигнорированную. Вот это уже сложнее. Кэсси привыкла в начале беседы ненароком прикоснуться к человеку. Так фаэри считывала его эмоции, понимала, на что настроен собеседник и как с ним правильно общаться. Это был один из тех редких случаев, когда физического контакта не получилось. Наверное, поэтому Ноэль чувствовала себя немного растерянной.
- О, значит, у вас есть не одна Муза? Это впечатляет. Вы давно рисуете? - Кэсс пытливо взглянула на мужчину, легко перенеся прямой взгляд. Говорят, по глазам можно прочитать весь внутренний мир человека. Девушка никогда не задумывалась об этом до сих пор. сейчас, глядя в янтарного цвета глаза мужчины, она вдруг вспомнила об этом высказывании. Интересно, что же  на уме у этого необычного, но определенно, талантливого человека? То, что мужчина одарен, она почувствовала сразу. И это, как всегда, когда она встречала талантливых людей, вызвало у нее жгучее желание помочь ему развить свое дарование и поделиться с миром своим творчеством.
- Да, от чая бы я не отказалась, спасибо. Знаете, ромашковый чай поднимает энергетику человека. Он сразу становится теплее и добрее, я заметила, - к слову поведала фаэри.
Кэссиди снова огляделась по сторонам, осматривая комнату. Ей, конечно, нравились старинные вещи, но готика как таковая была девушке чужда, потому что Ноэль была светлым существом, и все эти черные резные каркасы немного давили на нее, на ее сознание.
- Если честно, не люблю готику. Слишком мрачно. Я люблю классику. А моя комната вообще почти вся белая. Белый цвет отпугивает ночные кошмары, - громко проговорила Кэсс, надеясь, что ушедший в другую комнату Бальтазар услышит. Впрочем, она привыкла к тому, что большинство ее реплик оставались безответными - люди часто не находили нужных слов и предпочитала просто-напросто игнорировать странные изречения девушки с фиолетовыми волосами.
- В общем, нет. Я сама точно не решила. Просто у меня дома есть целая коллекция старых и интересных вещей. А здесь я недавно, поэтому мне срочно нужно что-то новое. То есть, новое старое. Ну, Вы понимаете... - отозвалась Кэссиди, медленно обходя комнату и проводя пальцами по мебели. На лице ее то играла улыбка, то возникало разочарование, в зависимости от тех эмоций, что передавали ей предметы. От маленького чайного столика так и веяло какой-то тоской, поэтому девушка поспешно прикоснулась к массивному резному шкафу. Ее невероятно увлекало это занятие, и только теперь она до конца поняла, насколько ей не хватало всего этого с того момента, как Ноэли переехали в Город Легенд. Живя в своем прошлом маленьком городе, она регулярно захаживала в местный магазин антикварных вещей, подолгу беседуя с продавцом - пожилым мужчиной, который каждый раз рассказывал какую-нибудь увлекательную историю. Их Кэссиди старательно записывала, а после обходила весь магазинчик, прикасаясь к новым для нее предметам и заряжаясь невероятным количеством положительных эмоций от них. Правда, тот магазинчик с этим было не сравнить. Маленькое помещение со стеклянными дверями и мелодично звенящей "музыкой ветра", которая пела свою прекрасную песню каждый раз, когда кто-то заходил или выходил. Множество полок, заставленных старыми книжками, кружками, сувенирами, подсвечниками времен Карла Великого, если не раньше, картами и шкатулками. Посреди комнаты стояла мебель, с которой хозяин магазина тщательно самхивал пыль каждый день. Кэссиди находила в этом маленьком магазинчике свое умиротворение, она даже была готова поселиться там. Но теперь, когда она вряд ли еще когда-нибудь приедет в маленький сонный городок, девушке оставалось только вспоминать об этом.
- Вы разговариваете с предметами? Они могут так много о себе рассказать! - восторженно проговорила девушка, выпуская из пальцев спинку старого деревянного стула.

+1

57

Что-то в моем поведении явно смутило девушку, а вот что - этот момент я пропустил. Всегда был внимателен, а тут раз, и оставил какую-то немаловажную деталь вне поля зрения. Дождавшись ответа Кэсс, - ромашковый чай, его найти бы еще - я снова удалился в комнатушку. Там, к моего удивлению, обнаружился и ромашковый чай, который найти я и не надеялся. Тебе определенно везет сегодня, юная не-человечка. На тебя ведь не действуют мои чары, это легко заметить и проверить в непосредственном общении. Это бросается в глаза даже мне.
Выношу чашки в руках, аккуратно, стараясь не уронить кусочки сахара с блюдца. Я не знал, можно ли было бы присесть и устроить внеплановое чаепитие прямо здесь без вреда для старинной мебели, каждая из которых стоила побольше меня самого. Шучу, конечно - я бесценен, говорю прямо и не скрываю собственного самолюбия. Что есть, то не отнимешь.
- Человека или чай? - смеюсь, спиной вперед проходя в дверь. Единственным местом, куда не станет совать свой вездесущий нос Ксения - а ее непременно заинтересовали разговоры на нижнем этаже - была моя мансарда-мастерская, откуда открывался весьма и весьма живописный вид. Указав головой на лестницу, начинаю подъем, выслушивая разговор Кэсс. Его нельзя назвать монологом, ведь даже когда кажется, что у фиолетовой девушки нет собеседника, он есть. Он - это воздух вокруг, моя спина, к примеру, или же ее собственные мысли. Все познается при помощи эмпатии, коей девушка владела, раз завела речь об истории предметов и разговоре с ними. Я знал множество людей и нет с таким талантом, а потому умел распознавать его быстро.
- Я помогу вам найти что-то светлое. Кстати, я забыл представиться: Артур Сноу, художник и по совместительству - совладелец этого чудесного места, - я все еще маневрирую на неширокой лестнице, уже приближаясь к заветной цели.
- Вы не могли бы открыть дверь? -подмешать в улыбку немного извиняющегося оттенка просто, почти как чуть подсолить блюдо. В моей мансарде светло и, как ни странно, царит полный беспорядок. Два мольберта, ворох набросков на подоконнике - на них на всех одно лицо. Вернее, лиц много, однако среди них явно читаются черты одного и того же существа. Алесса, слишком прочно ты поселилась в моей памяти, да и не только в ней. Натянутый холст и заготовленные с прошлого раза материалы, в качестве натурщицы позирует зеркало - брат-близнец того, что приглянулось Кэсс в нижнем зале. Сместив локтем часть набросков - многие упали на пол - я ставлю чашки на подоконник.
- Прошу, - улыбаясь, пододвигаю стул. Своеобразное получилось место, но лучше уже не вышло бы. Сам я опускаю пятую точку на подоконник же, беру чашку в руки. Напиток не успел остыть, это не могло не радовать. Впрочем, остынь он, подогрел бы без труда при помощи разогретой кожи, мне было не впервой.
- Я, конечно, рисую давно - для меня давно. Кому-то такой срок покажется лишь секундой-двумя. Но меня больше интересует то, что вы говорите с вещами. Это неудивительно, ведь сейчас много эмпатов. Другое важно - таких, как вы, совсем немного, - глотаю чай, жмурясь от наслаждения, - Вернее, всего один.

+1

58

Девушка подошла к лестнице, все еще размышляя.
- Чай может быть добрее, думаете? А ведь правда, интересно, какие эмоции у напитка? - лицо девушки приняло выражение "я сейчас не с вами", - Вы дали мне хорошую тему для размышлений.
Кэсси редко записывала свои мысли, дневника не вела, да и не питала особо теплых чувств к изложению мыслей в прозе. Стихи она любила, но писать не умела, исключая те нелепые утренние четверостишия. Поэтому все мысли девушка, в основном, высказывала вслух. Конечно, благодарные слушатели находились редко, но уж если находились, фаэри могла часами рассказывать то, что у нее на уме, и рассказ этот вряд ли можно было назвать скучным, ибо мысли девушки, подобно тонкокрылым бабочкам, то и дело порхали в разные стороны, и внимание мгновенно переключалось с одного предмета размышлений на другой.
- Очень приятно, Артур, - кивнула фаэри, - то, что Вы  художник, я уже поняла. Скажите, Вы же не обычный человек? - за размышлениями Кэсси не заметила, как очутилась уже на вершине лестницы.
- Конечнo, - распахнув дверь, Ноэль шагнула внутрь, - пожалуй, это самое интересное помещение во всем здании, - оглядываясь, проговорила она. Мужчина смахнул с подоконника листы бумаги, которые с шорохом опустились на пол. Кэссиди наклонилась, поднимая наброски портретов, и внимательно изучила изображения.
- Красиво. Вы, наверное, очень привязаны к этому человеку, - она провела пальцами по нарисованным чертам лица, - или просто натурщица удачная попалась. От них так и веет желанием творить!
Девушка положила наброски на подоконник к остальным и села на стул, по привычке подогнув одну ногу под себя, и взяла в руки чашку. Теплый фарфор приятно грел замерзшие пальцы, а кольца отозвались тихим звяканьем, столкнувшись с тонкими стенками кружки.
- Да, разговариваю, - спокойно ответила она, погладив гладкую стенку чашки большим пальцем, - кстати, Вы были правы, чай добрый, - она сделала небольшой глоток и на секунду прикрыла глаза. Любимый напиток словно согревал изнутри после промозглой утренней серости, даря умиротворение и спокойствие.
- Таких, как я? - девушка непонятливо свела брови к переносице, - что Вы имеете в виду? Все люди уникальны, это давно известный факт, - фаэри пожала плечами.
- Странные рассуждения. Вы тоже такой один, и мои родители вряд ли найдут себе близнецов. Хотя я иногда замечаю, как похожи становятся люди, прожившие вместе много времени. Вы думали об этом?

+1

59

Мои наброски, что были так небрежно стряхнуты на пол, как я и ожидал, заинтересовали девушку. Что же, действительно, самый верный способ привлечь чем-то чье-то внимание, так это постараться отвлечь это внимание от желаемого предмета. Она рассматривала их и, несомненно, приметила одни и те же черты. Их выявил бы и не наметанный взгляд человека, привыкшего замечать происходящее вокруг себя, а таких сейчас было достаточно, пусть и меньше, чем иных. А моя "фиолетовая" гостья была наблюдательной и, несомненно, совершенно особенной. Один ее внешний вид говорил не о простом желании выделиться в толпе, пришедшем из подросткового периода, но об индивидуальности. Мыслила она иначе чем все, кого я когда-либо встречал. Ибо кто еще спрашивал, может ли быть добрее чай, а потом спокойно это утверждать?
- Необычный человек? - переспрашиваю с легкой усмешкой, потом отставляю чашку на подоконник, впрочем, оставшись сидеть. Очень хотелось пройтись по комнате, зарисовать девушку, однако простые правила вежливости да и незнание ее реакции останавливали меня на пути к таковому занятию. Впрочем, не думаю, что долго продержусь.
- Я не отличаюсь особенной любовью говорить о себе. Больше - о других, но могу сказать, что я необычный не-человек, - улыбка-оскал красноречивее других слов. Сколько раз меня уже принимали за вампира с помощью сего проявления своей необычности, что не счесть. И все равно ведь скалюсь, не устал еще. Помню, один демон как-то намекнул, мол, перестань лыбиться, не то треснет кое-что. Могу с уверенностью сообщить, что пока кожа моя отличалась ровной поверхностью, так что улыбка с лица не сходила.
- Таких, как ты, по отдельным чертам. Если сложить их все, то каждый уникален, но при этом похож - в первую очередь, сам на себя, - рассуждения на столь мутные темы всегда давались мне без труда, так как в голове, по видимому, не было ни одного четкого алгоритма, кроме как схемы по очарованию юных девиц. И этот алгоритм, как ни удивительно, мне сейчас не требовался. Вопросы-ответы, достаточно просто преврптить один в другой, умолчать или придумать что-то, что кажется тебе новым, но было сказано за долго до тебя. Это не больше, чем игра - для меня. Кэсс, по видимому, считала иначе, так как серьезное выражение лица юной гостьи говорило о напряженной работе мысли.
Про таких, как она, говорят, что они не от мира сего. Однозначно плохо или хорошо это, не скажет никто, но я больше склоняюсь ко второму варианту. В самом деле, что может быть вредного в размышлениях не тем путем, что свойственен многим? Она может добиться многого в жизни, если ступит на правильную дорогу, одну из тех облачных тропинок, что сейчас перед ее взором.
Я допил чай и сам не заметил, как за размышлениями принялся обводить пальцем овал лица девушки на наброске, что попался под руку. Первой мыслью было отдернуть руку, моментально - так я и поступил, отведя глаза. Раньше не смущался, да и это состояние не назвать смущением. Просто не хотелось, чтобы кто-то видел мои терзания. Мне не хотелось признаваться себе самому в том, что позволил привязаться себе к кому-то другому, кроме свеого собственного отражения в зеркале.
- Уникальность нередко играет на руку. Однако тебя не понимают, так ведь? - пробный вопрос, лишь для того, чтобы проверить положение девушки среди людей. Чувствует ли она себя одинокой или довольствуется общением с прошлым вещей, нуждается ли в помощи. Великодушием я не отличался никогда, но практичность давала понять, что такой ассистент этому салону не помешает. Кэсс будто сошла со страниц сказки Кэрролла, а потому она нуждалась в руке помощи, а я - в ней.

+2

60

- Когда как, - Кэссиди пожала плечами, - редко кто-то способен дослушать меня до конца, наверное, потому что я немного не такая.
Эта тема не была болезненной для девушки, она говорила об этом, как о чем-то само собой разумеющемся. Во-первых, за долгие годы своего существования, фаэри привыкла к, если не одиночеству, то, по крайней мере, непониманию. А во-вторых, это мало ее заботило - девушка умела находить общий язык сама с собой, живя во внутренней гармонии, что делало ее независимой от потребности в постоянном общении.
- Впрочем, некоторые люди предпочитают не задумываться на те темы, которые постоянно крутятся у меня в голове. Мне иногда кажется, что от мысли - это бабочки. Они всегда есть, всегда рядом, но, стоит им увидеть другой, более яркий цветок, они тотчас перелетают туда. Яркость привлекает некоторых. Меня, например. Не очень люблю серые оттенки, они такие же пустые, как рамка без фотографии.
Кэссиди говорила, не задумываясь над словами, они так легко сходили с ее губ, потому, что девушка не привыкла притвориться и взвешивать свои поступки и изречения. Она всегда говорила прямо, высказывая то, что думает, и это казалось, как минимум, странным. Сейчас она сидела, глядя на мольберт, водила пальцами по чашке, а с лица ее не сходило задумчивое выражение.
- Что вы хотите нарисовать? - спросила она, кивнув на холст, натянутый на деревянный каркас. Девушке нравилось, когда все было вот так - просто и без излишнего пафоса, который можно было встретить в мастерских некоторых прославленных художников. Они долго ходили вокруг своей картины, держа баснословно дорогую кисть в руках, а когда полотно было готово, обрамляли его тяжелым золоченым багетом и продавали за бешеные деньги. А ведь сама картина почти ничего не стоила.
Здесь же царил творческий беспорядок, но он был так гармоничен, что Кэсси не отказалась бы проводить тут свое свободное время. Это была комната, наполненная вдохновением.
- Не-человек... А кто? Вы... - она прищурилась, - можно?.. - девушка протянула руку, спрашивая разрешения прикоснуться к перепачканным каской пальцам художника.

+1


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Антикварный магазин "Страна чудес"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC