Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Вокзал


Вокзал

Сообщений 31 страница 60 из 119

1

http://uploads.ru/i/2/c/C/2cCt6.png

Центральный железнодорожный вокзал Токио. Суетливо и людно, людно и суетливо. Кто-то кого-то ждет, кто-то куда-то опаздывает; здесь лица и огни, голоса и шум подходящих и уходящих составов сливается в единое пятно, в давящий гул живого муравейника.
Вокзал и площадь около него - мегаполис в миниатюре, магазины и рестораны, гостиницы и развлекательные центры для одних, остывшие бутерброды, паршивый кофе и жесткие скамьи для других, тех, кому нечем платить. Целый мир, мечущийся в предвкушении долгой дороги и встреч с единственно нужным лицом в толпе. Легко затеряться. Легко не вернуться назад.

0

31

Несбыточные мечты слабого-слабого сердца. Хочется закрыть глаза, снова протянуть руку… Холодная поверхность, чуть шероховатая - кость. Словно прикосновение к чему-то запредельному, запретному. Это - история. Это - правда. Естественный отбор.
Сколько всего может знать простой предмет, обладай он памятью? Наверное, столько, сколько знает его обладатель. «Он тебя помнит» - как-то сказал рыжему демону его старый знакомый-телепат. На ответный недоуменный взгляд - лишь многозначительная и ничего не объясняющая улыбка. Все в этом мире познать невозможно, однако само это желание - обладать всеми знаниями мира - уже само по себе является несбыточным. Третий шарик от солнца вертится с огромной скоростью, с каждой минутой приобретая частички знания.
Отохори помотал головой, отгоняя уже ставшие привычными мысли. Я сюда все-таки пришел отдохнуть и расслабиться, а не полосатить свои мозги заумными темами. Хотелось очертить пустые глазницы «аксессуара», убранного в рюкзак. Без ощущения ставшей уже привычной тяжести на голове – неуютно и неудобно, словно лишаешься частички себя. Хочется вернуть обратно, хочется чувствовать едва исходящее от черепа тепло. Его собственное тепло. Но, нельзя. Это как наркотик. Меланхолия в глазах. Странное состояние души. Тень сбежавшей улыбки на губах.
Всплывшие строчки в памяти. Отрывок песни, что звучал вдалеке из какого-то радиоприемника. Как насмешка, как знак свыше.

Взмах черным крылом, сквозь облака
Птицы спешат, им до утра
Нужно успеть к городу...
Крик тысячи птиц и так легко
Тянутся вниз в самое дно...

Мест проклятых и не сосчитать
Тихо сидят, чтоб наблюдать
За тишиной, города...
Все, те, кто ушли, снова придут
Вороны здесь, вороны ждут... *

Слезы. Это смешно - птицы не умеют плакать. Колыбельная, что, почему-то похожа на похоронный марш. Ритуал. Прощание. Возможно, то живое существо, чьи останки теперь покоятся в отохорском рюкзаке, было чьим-то другом. Сейчас это не важно.
-Угостите меня лучше мечтами, снами и счастьем. – Тихо, но вполне отчетливо. И взгляд скользящий, беглый. Ни грамма насмешки – серьезность и задумчивость. Кивает, словно соглашаясь, и тут же, стирая сказанные слова, - Да… капуччино.
Конечно, для него лучшим вариантом было бы что-нибудь, в чем содержание молока или сливок превышало содержание кофе хотя бы в полтора раза, но и этого было вполне достаточно, чтобы согреть продрогшее тело.
И снова улыбка - солнечная, мягкая, стирающая прежденее минутное состояние. Никаких послаблений перед людьми. Минутная слабость, не более. Прошла. И хорошо.

*Крик - Вороны

0

32

-Что?- Сказочнику показалось что ему это послышалось. Он внимательно посмотрел на Отохори и лицо его перестало источать приторное дружелюбие. Он нахмурился и вцепился в мальчишку хищным взглядом.
Теперь официантка маячила перед его носом с пепельницей, нагнувшись через стол чтобы поставить её перед клиентами. Но Шуун её не видел, он смотрел на нового знакомого так, словно только что его заметил, на лице его расползалось недоумение.
- Какие грёбанные мечты интересуют этот кусок мяса? - расхохотался Сказочник, - я ему расскажу о своих мечтах - его оторванная голова и содранная кожа, в которую я влезу, как в комбинезон! - вот мои мечты и фантазии!
- Ну и мудак же ты, -
Кукольнику весьма надоело что его телом так беззастенчиво пользуются так долго, к тому же присутствие малознакомого существа его сильно напрягало, - отстань от него.
- А ты зануда. Я хочу чтобы ты помог мне. Говори что он хочет услышать.

Он наконец взял себя в руки. Встряхнув головой Шуун привёл волосы в порядок и на лицо вновь упала тяжёлая длинная чёлка. Теперь на Отохори уставился абсолютно равнодушный серый глаз в ореоле подтекших теней.
- Я не слишком хорош в философских дискуссиях, - он откинулся в кресле и медленно достал из кармана плаща пачку сигарет, - сказать больще - не думаю что мой личный взгляд на жизнь стоит как-то озвучивать, - он усмехнулся и прикурил сигарету дрожащими от напряжения руками.

0

33

Пора делать ходы, пора шагать пешками и ползти королями. Это игра. Игра, которая, может быть, ни к чему и не приведет. Сюда бы карты, да где их взять. Погадать, проверить судьбу и удачу, посмотреть «прогноз погоды» на ближайшую жизнь. Или кости… руны… да хоть заваренный крупнолистовой чай. Ради интереса. Не для себя - про себя ему все понятно. Ради нового знакомого? Уже ближе, но тоже не то. Про жизнь? Про будущее? Нет, это слишком туманно и расплывчато. Про настоящее? Близко, очень близко.
Шутка? Игра. Замолчать, не высказав и половины слов, заинтриговать, удивить, ошеломить. Реально? С таким характером это будет выглядеть ребячеством, а не серьезным шагом. Рассказать о себе, завывая о том, что рос без родителей? А надо ли? Если ничего не произойдет – через несколько часов они разойдутся по своим делам и уже не вспомнят о встрече в затрапезном кафе.
Почему бы именно сейчас не надеть одну из подростковых масок наглости и не буркнуть что-то исподлобья. Послышалось. Да-да, все именно так, я ничего не говорил. Непроницаемое лицо и все та же добрая улыбка. Глаза только отчужденные, а так – ничего и не изменилось.
Откуда-то из района позвоночника вернулось ощущение, сродни тому, какое возникает у человека, когда на рынке он проходит мимо торговых рядов и выбирает себе рыбу на ужин. С той только разницей, что ощущаешь себя не покупателем, а рыбой. А рыбу Отохори ненавидел всеми фибрами своей рыжей души.
Еще одна улыбка, на этот раз более искренняя. –Это Ваше право. –Поставил локти на стол, сцепив пальцы в «замок» и водрузив на это «сооружение» голову. Внимательный взгляд, заинтересованно скользнул по лицу Шууна, «поплыл» дальше, цепляясь за обстановку кафе. Век пластмассовых изделий, бумажного мяса и пластилиновой лапши. Идеальное описание для кафе. Интересно, а какой здесь кофе по вкусу?
-Думаю, что любой взгляд на мир достоин быть озвученным. Вопрос ли в том, хочется ли его озвучивать или нет. Но это уже личное дело каждого. – Молчание. Опять сморозил какую-то глупость. Исправляться поздно, так что лучше молчи.
Сигарета. И руки дрожат – то ли напряжение, то ли волнуется. Волнуется? Еще один взгляд на собеседника. Значит, сказал что-то не то, потревожил.
Машинально слизывает каплю воды, готовую скатиться с мокрой челки. На секунду морщится – то ли невкусно, то ли очередное ненужное проявление одной из вредных привычек.
-Прошу прощения, если сказал что-то не то. – Вежливый, спокойный, понимающий свои ошибки. Поэтому и с людьми плохо сходится. Со взрослыми, старше себя – особенно. Это с детьми просто – они обижаются на всякую ерунду, и обиду эту можно легко исправить, задобрив сладостями или сочинив какую-нибудь сказку. Со взрослыми этот трюк не проходит. Их личная жизнь, вероисповедание и прочее, прочее, прочее – табу. Чуть что -  и это уже будет вторжением за пределы дозволенного.
Вздыхает, откидываясь на спинку стула, задирая голову кверху и рассматривая потолок. Ничего интересного – ни звездного неба над головой, ни каких-либо узоров. Не падает на голову – ну и ладно.
Возвращается в нормальное положение. Хочет что-нибудь спросить, но боится снова сказать что-то не то.

0

34

Выпустив струйку дыма, Шуун прищурился и странно посмотрел на паренька. Удивительно, но проведя рядом ним всего несколько минут, Кукольник перестал чувствовать себя неуютно, словно бы тот и не человек вовсе - он не пресмыкается, не ёрничает, не смотрит на него как на психопата. Он даже не чувствовал к себе страха, по-человечески оправданного страха перед другим существом. У Кукольника сложилось впечатление, что Отохори так сильно увлечён собственными душевными трудностями, что по определению не представляет опасности.
- Можешь говорить что хочешь, - Шуун криво ухмыльнулся, сделав затяжку, - если тебе это так интересно. У меня есть одно сильное желание, - он вытянул руку и стряхнул пепел с сигареты в пепельницу, - или мечта, как тебе угодно. Я хочу быть свободным.
Вновь поднеся сигарету к губам, он замер на мгновение, бросив на парня растерянный взгляд. Ему показалось что немного в другое время и совсем в другом месте уже видел его, но не мог вспомнить где. Он и так не сильно трудится запоминать окружающих, но сейчас он всё отчётливее осознавал причастность к жизни Отохори.
- Не самообманывайся. От того что я хочу приложить к нему руку, вовсе не значит, что ты должен к нему привыкать, - мурлыкнул Сказочник, -  иначе ты выглядишь таким жалким!
- Да, я выгляжу жалким, - сглотнув, сказал Шуун вслух.

0

35

Сейчас сюда бы хорошее махровое полотенце, чтобы голову вытереть. А то эта «сырость» уже начинает надоедать. Да, здесь тепло и вскоре волосы и сами высохнут, но до чего ж противное ощущение. Хорошо еще, что согрелся, а то чувствовать вместо ступней ледышки или же вообще ничего не чувствовать – неприятно.
Рыжий не знал, чем можно сейчас себя занять. Кофе пока еще не принесли и, как казалось, не будут приносить еще очень долго – то ли надеялись, что, разочаровавшись в сервисе, посетители уйдут, то ли решились съездить в Эфиопию, что вручную насобирать зерен с кофейного дерева и удивить этим гостей. Можно было бы, конечно, и пообщаться, да только Отоха никак не мог найти подходящую тему для разговора – тяжеловато ему было в общении со старшим поколением. Как определил возраст? Да по рукам. Объяснить толком как именно – словесно не мог, слов не подобрать для описания, а на глаз – легко.
К счастью, было услышано заветное разрешение говорить о чем угодно. Конечно, это не означало, что с этого момента метаморфу разрешено ковыряться в чужой жизни ломиком, переворачивая все с ног на голову, но дело с мертвой точки сдвинулось. По крайней мере, так показалось Отохе.
-Свободным, да? – Рыжий задумался. Конечно, сейчас можно было бы пуститься в пространственные разговоры о том, что такое эта самая «свобода», о причастности этой неведомой госпожи к жизням людей и о том, могут ли быть люди свободны вообще. Но, Ото чувствовал, что речь идет не об этом. – От общества, правил… или от самого себя? – Попытался уточнить, но без особой надежды на ответ. Сам он был относительно свободным  - его ничто не держало. Дом? Здание может простоять и без него. Семья? Последний ее член умер давным-давно. Друзья? Да из друзей в этом городе у него лишь домашняя зверушка, которая в любом случае пойдет за ним следом хоть в Преисподнюю.
-Отнюдь. Здесь сегодня я играю эту роль. – Ответил на последнюю фразу, но ответил так, словно опять говорил сам с собой. Конечно, он не хотел этого, но так выходило: что бы он ни сделал, что бы ни сказал – все это на фоне Шууна выглядело детским лепетом.
Спасая положение (или только делая вид, что спасает), а, может, и чисто случайно, объявилась официантка, неся на подносе чашки с кофе и небрежно ставя их перед посетителями. Судя по своим внутренним ощущениям, Отохори казалось, что она думает о том, чтобы «желанные» гости подавились этим кофе и поскорее убрались восвояси. Что ж, он ее отчасти понимал.
Капуччино. Кофе с молоком и пенкой. Точнее: половина кружки – кофе, все остальное – это капелька молока и воздушная пенка, воздух проще говоря.
Греет руки о кружку, хоть уже давно согрелся. то ли привычка - то ли просто ищет дополнительного тепла.
Глотнуть, обжигая язык и горло. Это не важно – главное, согреть нутро, чтобы полностью расслабиться. А язык заживет, благо, с регенерацией у метаморфов все в полном порядке. Невкусно, но с первого глотка становится теплее. Сюда б еще полкружки молока бухнуть и все отличное будет. Да только, это уже никакое не капуччино будет, а молоко с кофе. И разница заметна. Дело в том, что парень не особо любил кофе, сильно разбавляя его сливками, да так, что даже от самого этого слова, "кофе", оставалось лишь жалкое подобие.

0

36

Кукольник попытался выпустить кольцо дыма, но получилось рваное сизое облачко, и вид у него при этом очень глупый. Он даже не скучал в состоянии затянувшегося ожидания, ситуация его вполне устраивала. И чем комфортней он себя чувствовал, тем сложнее было Сказочнику диктовать свои правила. Пусть даже он никогда и ни с кем не говорил о том что его тяготит, а ведь он не говорил - иначе бы ему никто не поверил! Собеседник скорее всего воспримет его слова как метафору, куда уж этому малышу знать о превратностях судьбы, пусть даже дети и склонны переоценивать мистические тайны.
"А что станет если я расскажу ему?" - Кукольник вновь глотнул дым, - "к тому же будет знать, с кем имеет дело."
Ему стало даже жаль Отохори, он так спокойно сидит напротив человека "с наклонностями серийного убийцы" - как остроумно пошутил его психотерапевт.
- Свободным от.. давления, - медленно проговорил Шуун, как от приготовленной тираде его отвлекла официантка и поставленная перед ним чашка капуччино.
Он наконец затушил сигарету, размазав окурок по всей пепельнице, нервно уничтожая каждую тлеющую искорку. Затем придвинулся ближе к столу и навис над своей чашкой. Он жадно вдохнул аромат, в ноздрях приятно защипал пикантный запах корицы. Улыбаясь самому себе он вытащил из набора с салфетками пакетик с сахаром и выпотрошил его в свой напиток.
Медленно размешивая кофе одноразовой ложечкой, он наконец оторвался от наслаждения кофейным ароматом и обратил внимание на огорченного чем-то парнишку.
- Кстати... разве ребята твоего возраста гуляют ночами по вокзалу? - неклюже поинтересовался Шуун, хотя от собственных слов вдруг почувствовал разницу в возрасте между ними и смутился.

0

37

Понимание других людей. Что за этим крылось? Языковой барьер, не иначе. И дело не в том, что они разговаривали на разных языках, нет. Дело в том, что под одним-единственным сказанным словом каждый из них понимал что-то свое. Отохори думал о давлении со стороны окружающего мира, а, в частности о давлении окружающих людей. Что же на самом деле подразумевал под этим Шуун, Отохори не знал. Да и хотел ли? Хотел, но сейчас он был не готов  услышать истинную сущность слов. Не то, что бы он ничего из объяснений не понял бы – просто время и место неподходящее.
Слегка удивленный и растерянный взгляд сменяется смущением. Отоха внезапно осознал, почему вкус кофе (если не считать малое количество молока в нем) кажется ему непривычным. Он-то сначала грешил на какой-то таинственный или новый рецепт приготовления, а дело оказалось было не в этом. Сахар. Ну как я мог про него забыть? Он уже винил себя за невнимательность и рассеянность.
Виновато потянувшись за пакетиком с сахаром, ненароком задел свою чашку, чудом только умудрившись не пролить кофе. Надо взять себя в руки, - думал он, высыпая «белую смерть» в капуччино. Или хотя бы собраться, а то, ишь, расслабился…
Дернувшись, словно обжегся или случайно сел на иголку, Отохори поднял укоризненный взгляд на своего собеседника. Но, поняв, что тот ни в чем не виноват, быстро его опустил. Случайно или нет, но Шуун задел одно из больных мест юноши.– Может быть, и гуляют, я не знаю. Стоило ли говорить своему новому знакомому, что со своими сверстниками рыжий общался очень давно? И, большей частью, вообще о современной молодежи имел очень смутные понятия, сформированные лишь по оценке внешнего вида и поведения. Отохори больше «тусовался» с детьми детсадовского возраста, играя для них роль старшего брата и пытаясь таким образом создать видимость семьи. Фальшивой семьи, которая бросит его, стоит настоящим родственникам позвать детей домой.
-Наверное, не гуляют. – Отохори задумчиво пожевал кончик пластмассовой ложечки, которой мешал сахар. – Я, наверное, единственный. – «Такой непутевый» хотелось прибавить в конце, но, судя по всему, это и так должно было быть понятным. –Не хочу… возвращаться домой. Там… наставник. Злой. – После каждого слова – пауза, словно слова не хотят рождаться на белый свет и, делая это с превеликим неудовольствием, норовят застрять где-то на полпути. Обиделся. Отохори вспомнил, как его распекал его, хм, наставник (который являлся другом, домашней животиной и членом семьи, но об этом сообщать пока не хотелось). – Из-за этого.
Рыжий слегка отодвинулся от стола, чтобы удобнее было доставать из кармана джинсов предмет раздора. На стол опустилась маленькая черная музыкальная шкатулка со звездами-точками. – Он говорит, что я занимаюсь ерундой. Отохори боялся встречаться взглядом со своим новым знакомым, понимая, что не очень удачно перевел разговор в другое русло, вывалив на чужого человека свои проблемы.

0

38

- А кто не занимается.. - машинально буркнул Шуун, по-прежнему чувствуя себя не в своей тарелке. Он пошарил рукой по соседнему креслу, проверив наличие своего ненаглядного саквояжа. На самом то деле ведь не было никакой необходимости таскать за собой на несколько сотен километров все эти станочки и заготовки, у него никогда не было достаточно времени, прибывая на приёме в клинике, на то чтобы заняться какой-нибудь куколкой. Но если рядом находился саквояж набитый этими вещами "первой необходимости", он мог стерпеть и долгую дорогу в вагоне поезда, и компанию незнакомых людей. Просто ощущая себя целиком, как будто бы его не было всегда слишком много... комплект с дополнительным двигателем или запасной головой.
Собственные размышления от развеял с трудом, наконец устав от собственного нытья. Затем он очень внимательно посмотрел на то, что положил на стол Отохори. Что это было на самом деле он не сразу понял, так как редко когда сталкивался с разного рода безделушками. Своих кукол, он, безусловно, относил к искусству, а всё остальные поделки... к барахлу.
Прижавшись губами к тёплой кружке Шуун наконец сделал большой глоток. Внутри разлилось тепло и он почувствовал себя намного лучше. Взглянув на парня почти что с симпатией, он кивнул на коробочку перед ним и с улыбкой спросил:
- И что же это за "ерундовина"?

0

39

Мне и вправду интересно, а чем могут заниматься мои сверстники в такое время суток? Уж точно они не пьют кофе в дешевом кафе в компании человека,  намного старше себя. Впрочем, возраст – это не главное (хотя и возникают определенные трудности в понимании). Если рассматривать вопрос с точки зрения, скажем так, мимолетных наблюдений, то одним словом можно сказать, что молодежь в это время развлекается. Как и где – это уже выбор каждого отдельного индивидуума.
Как показала практика, подростков мало в районе библиотеки и возле строек. Хотя, тут, наверное, надо уточнить, что их нет в рассматриваемое ночное время, днем же на последних очень часто (если, конечно, регулярно заниматься экскурсиями по стройкам) можно заметить отпряденную прослойку молодежи. Они, вооружившись альпинистским снаряжением, прыгают вниз. Вроде, это называется роупджампингом. Экстремалы, наверное.
Зато народу много в центре и там, где базируются увеселительные дома. Рыжий туда обычно не ходит, так что точно что-то по этому поводу сказать не может.
-Музыкальная шкатулка. – Отохори пожал плечами, словно он уже и сам не интересовался свое же работой. Но это было не так: на самом деле он даже немного волновался – все-таки первый раз  «преподносит» кому-нибудь свою работу не в качестве подарка. Обычно таким зрителем бывает Тэцу, но он обычно либо скуп на слова похвалы, либо сразу заявляет свою негативную позицию по отношению ко всему, что делает Отоха. К тому же, будучи от рождения слепым, тот попросту не видит всех тех вещей, которые создает его подопечный.
Парень крутил в руках чашку, заставляя жидкость внутри нее ударяться о стенки - думал о чем-то своем. Поднял голову, оторвав взгляд от кофе, и широко улыбнулся. – Но это не интересно.
Он мало говорил, и причина крылась в том, что он редко вел беседы с людьми. Слова находились с трудом, все чаще заменяя улыбками и жестами. Но, случалось и такое, что, сумей его кто-либо разговорить, замолкал он не скоро. Вот только, редко это кому удавалось.
Интересно, сколько часов до открытия библиотеки? Мысль вполне себе адекватная, но появление ее несвоевременно. Отохори так и не смог до конца отказаться от желания посетить несколько читальных залов, «затыриться» книгами, и только потом, со спокойной душой отправиться домой. Конечно, сейчас этот вариант сейчас уже отходил на дальний план: парень уже давно был на ногах и, в принципе, час, когда его с ног свалит усталость не за горами. К тому же, как это ни странно будет звучать, но кофе всегда вгоняло его в сон. Вот, все пьют его, чтобы проснуться, а Отоха – чтобы уснуть. Такая же ерунда и с энергетическими напитками – всех они бодрят и наполняют энергией (как гласит реклама0, а рыжего – тянут в царствие Морфея. Просто организм так реагирует на кофеин. Наверное.
-Могу я спросить… - Ото уже не разглядывал Шууна: умудрившись сделать это еще на улице, он вполне довольствовался теми деталями внешности, которые успел изучить при слабом освещении.  – А с какой целью Вы приехали сюда? Любопытство, чистое любопытство. Собственно, то, что Шуун именно приехал, а не уезжает было понятно из того, что во-первых, он выходил из здания вокзала, а во-вторых, он не смотрел все время на часы. Хотя, это были всего лишь догадки.

0

40

Какой простой вопрос, на который неожиданно нечего ответить!
Кукольник вдруг сам запутался в собственных мыслях. Он прислушивался к своим ощущениям и почти не замечал мальчика.
Зачем Шуун приехал в этот город? Почему он выбрал именно Токио, а не любой другой мегаполис? Почему не спрятался в пригороде, не смешался с безмятежным ритмом провинциального города? Я не знаю. Есть ли разница между декорациями, если твоя душа даже не имеет возможности ими наслаждаться. Не Кукольник выбрал Токио, скорее Сказочника тянул к себе шумный многолюдный город, в котором смерть наравне с жизнью носится по автострадам на бешеной скорости, где количество несчастных случаев и убийств превышает уровень смертности в маленьком городе. Токио пах смертью.
- Я начинаю новую жизнь, - нехотя сказал Шуун и осёкся. Сказочник внутри проснулся от подобных мыслей, но ещё не спешил вступать в беседу. Повертев в пальцах чашку, он тяжело вздохнул. Впереди его ожидала чудовищная неизвестность, которой не было, пока над ним висела справка о душевной болезни. Теперь он может идти куда хочет, делать что хочет. А вот это самое "желанное" - где оно? куда идти?
- Когда-то у меня было много надежд на Токио, - тихо проговорил он, - но теперь я не знаю правильно выбрал направление.
До двадцати лет Шуун ни разу не покидал клинику. Проведённые четыре с лишним года в стенах подобного рода заведения дали ему много времени размышлять о будущем. Конечно, размышляли о нём они вместе с демоном, но в то время даже Сказочник был более позитивно настроен. Они собирались вырваться оттуда и переехать в Токио - до него весь всего четыре часа пути! это расстояние казалось невежественно коротким к такому городу. Это же почти что Рим, но в Риме эти противные итальянцы, а их Сказочник отчего-то совсем не любил. Токио-почти-Рим стал желанной точкой. Однажды они должны были покорить его вместе.
Со временем однажды побывав в нём, Шуун немного разочаровался. Скорее не от увиденного - город был также прекрасен каким он его себе и представлял, - но демон хотел чего-то большего.
- У меня есть цель, - он откашлялся в кулак, - я открою мастерскую и магазин. Когда-нибудь.
Сухо закончил Шуун. От волнения ему сделалось жарко и он отхлебнул остатки кофе.
"Хотя у тебя нет ни денег, ни-чер-та!" - подытожил Сказочник.
- Да.. - неловко повторил он, - хотя денег совсем нет. Я удачно снял небольшую студию для работы, но это совсем не то, да и денег на аренду осталось на пару месяцев...
Подняв на Отохори глаза, Шуун смутился ещё больше. Раньше о его планах знал только его лечащий врач да старик, у которого он просидел в подмастерьях три года. Кукольник сам себе подивился, как быстро он начинает разбазаривать свои сокровенные тайны. И зачем он жалуется ребёнку, который наверняка сидит на шее у родителей, о своих финансовых трудностях?... Теперь его мечты словно потеряли свою силу и могли рассыпаться, так и не претворившись в жизнь, а личная жизнь словно покрылась жирными пятнами. Шуун залился краской и отвернулся от парня, и сидел не в состоянии ни сказать что-либо, ни двинуться с места.
Чёрт возьми, какой простой вопрос выбил его из колеи!
"Я всегда знал что ты псих, но не настолько" - посмеивался над ним Сказочник.

0

41

Улыбнувшись чему-то внутри себя, Отохори почти любовно прикоснулся к поверхности маленькой шкатулки, прежде чем убрать ее обратно в карман джинсов. Пусть другие не понимают ее ценности, он все равно будет ее любить. Не как свою работу, а как грань между человеческими желаниями и человеческими же возможностями.
-Новая жизнь – это, наверное, хорошо. – Когда-то и сам Отохори уехал из своего родного города в Токио, чтобы начать новую жизнь. Толчком к этому, правда, была смерть единственно близкого человека, которого рыжий считал отцом (ну, дедом, в крайнем случае: когда он, будучи маленьким ребенком, злился на то, что его отец пьет, и называл того в порыве гнева «дедом»). К сожалению, ничего особо в его жизни и не поменялось. Да, его перестали третировать сверстники, но и общего языка он с ними не нашел. Сам он это объяснял себе тем, что, живя фактически на кладбище, сам стал несколько походить на его обитателей. Не внешним видом, нет – каким-то заупокойным спокойствием и покорностью.
- Но это ведь только начало. Дальше всё обязательно наладится и будет именно так, как Вам… - Отоха запнулся, не зная точно, имеет ли он право на такое заявление. -… хочется.  Будем думать, что это своеобразное пожелание удачи.
Хотя, какое там хорошее пожелание удачи... это ведь может быть и ложь:  может, его собеседник на самом деле мечтает о порабощении мира или о массовых расстрелах, а это сказал так, чтоб отмахнуться от парня. Но, будем считать, что Отохори поверил всему на слово. Хотя, сомнений здесь быть не может – он действительно поверил.
Он бы, наверное, продолжил бы убеждать Шууна в том, что все в жизни будет просто замечательно, если бы его не удивила окончательная  реакция мужчины на такой, в общем-то, простой вопрос. Метаморф никак не мог взять в толк, как можно смущаться от вопроса подростка. Тем более – от такого. Ладно бы, он спросил «Что такое секс?» или нечто подобное, реакция тогда была бы хотя бы понятна, но… но на такой вполне себе безобидный вопрос она (реакция, то бишь) не вписывалась в привычные рамки отохорского миропонимания.
Парень больше не решался смотреть в сторону своего нового знакомого, боясь, что смеющиеся глаза могут выдать его мысли, которые бродили вокруг фразы «diablo, tan lindo cuando él rubor»*. Очень странные мысли, которые, к слову сказать, никогда не приходили в рыжую голову. Они были чужими и не подходили под общий фон остальных. Хотя то, что мысли эти шифровались любимым испанским языком, было логичным и нормальным.
Так, надо успокоиться и хотя бы не улыбаться так откровенно весело. Отохори уже начал бояться, что своим поведением может обидеть Шууна. Хотелось состроить невинное выражение лица и пролепетать «я больше не буууду» голосом, каким обычно маленькие дети обещают родителям больше не разбивать фарфоровые вазы футбольным мячом.
Кое-как успокоившись и вернув себе обратно нормальное выражение лица, он повернулся. –Очень хорошая мечта. Я бы и сам о такой мечтал бы, да только не хватит мне смелости заявить о себе, как о мастере – не тот пока еще уровень.
Теперь, однако, его беспокоила одна вещь: если Шууну не хватает денег на аренду студии, то зачем он потащил Отохори в кафе. А, да, отблагодарить… но это неправильно. Говорить о чужом финансовом положении он не стал, разумно (или не очень)  положившись на текст какого-то школьного учебника, в котором говорилось, что запретными темами в разговоре со взрослыми или же между взрослыми людьми являлись религия, политика и денежных доходах.


*Исп. Приблизительный перевод –  «Чёрт, так мило, когда он краснеет»

0

42

Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Отохори очнулся. Очнулся от мимолетных мыслей, с тоской понимая, что заказанный кофе остыл. Честно говоря, и раньше рыжему не особо нравился этот напиток, а теперь, заметно "потерявший" свою температуру, он не внушал парню никакой радости. Наверное, это была не очень хорошая идея. С самого начала. Но просто так отказываться от беседы с человеком, который не побрезговал заговорить с Отохой, было бы, наверное, ошибкой.
Где-то глубоко внутри у метаморфа сидела средних таких размеров «мифическая» крыса страха, которая завелась там еще с раннего детства, когда парня дразнили «трупом», «мертвяком» и «тухлятиной», когда с ним не желали общаться и даже просто сидеть за одной партой. Эта крыса, прижившаяся на благодатной почве, выросла в злобное существо, не доверяющее людям, ждущее ото всех пакостей и уверенное в то, что все вокруг враги. Отохори умел сдерживать ее, заглушать ее вопли убеждениями и, иногда, реальными фактами. Но не всегда. Бывало так, что ее противный голос доносился даже сквозь собственные рыжие мысли, внушая, нет, убеждая в своей правоте.
Это можно было назвать болезнью, сумасшествием, да чем угодно! Но, разве у людей нет собственных тараканов в голове?

Отохори с какой-то непроизвольной тоской потрогал чашку с остывшим кофе. Сейчас его в меньшей мере волновало состояние внутреннего «зверя». Больше всего хотелось вернуться в Центральный парк и извиниться перед Тэцу за свое поведение. Хотя, скорее всего, это неправильное решение – змеюка давным-давно могла уползти… скрыться в неизвестном направлении. А искать его по канализации в такое время – не самая лучшая (и крайне неудачная во всех отношениях) идея. Остается только надеяться только на то, что он, как разумное существо, мог вознамериться вернуться домой, в тепло. Хотя, поди, кто его знает – может, ему больше холод по душе? Он все-таки не человек, не хрупкий – толстокожий даже. Не замерзнет.
Рыжий думал, основательно так, с толком, но все равно прийти к какому-нибудь окончательному результату не мог. Вот, если бы у нас были бы средства связи. Те же мобильник, например. Парень попытался представить себе эту картину. И, если с его стороны все выходило как нельзя лучше, то со стороны Тэцу… впору было смеяться. Сомневаюсь, что мне удастся что-нибудь разобрать сквозь помехи в эфире. А они будут. К тому сама мысль о том, как Тэцу будет обращаться с этим мелким аппаратом, уже смешна. И где он его с собой таскать будет?
Конечно, это были пустые рассуждения – сам Отоха бы ни в жисть не взял бы в руки что-нибудь из современной техники. Останавливало его множество причин, как выдуманных самолично, так и любезно предоставленных обществом. Самая наивная и самая, наверное, весомая была «А вдруг рванет?!». Хотя, подросток, идущий по разным путям с современной техникой, в нынешнее время смотрелся немного странно.
Отвлекся. Уже в который раз. А надо что-то решать. Какой-то пустой взгляд в темную жидкость. Странно, хоть бы отражение пальцев. Пленка. Наверное, надо…
-Спасибо вам за кофе и за беседу. Удачи вам во всем, что бы вы там себе не поставили целью. Отохори улыбнулся, пряча глаза. Расставаться как-то не хотелось. – До встречи.
Метаморф встал со стула, наклоняясь к нему обратно, чтобы забрать свой рюкзак. О деньгах он как-то, забыл, что ли. Или просто посчитал, что за него заплатят. Некультурно, конечно, но что поделаешь?

И вот он уже идет в вечерний город, минуя помещения вокзала, выход, площадь перед ним. Вокруг высоченные сугробы, но на голову снег хотя бы не сыпется.
Проваливаясь кроссовками в рыхлый снег, скользя по нему и протаптывая новые дорожки, парень целеустремленно направился к своему дому, разумно предположив, что его друг, что бы там он себе не надумал, все равно, рано или поздно, придет домой.

Двухэтажный дом Рыжего

+1

43

Январь. 2011 год.
Утро, пришло в городе начинается новогодней суетой. На улицах появляются яркие украшения, на витринах магазинов огромное количество подарков, кругом пахнет хвоей и мандаринами. Погода так же радует, Кругом высокие сугробы, но никаких осадков. Ветра так же нет
Температура воздуха: - 4

---> Начало игры
Шум поездов, голоса посторонних прохожих и раздражительный голос объявляющий прибытие поезда. Среди всей этой суеты, этого потока эмоций на перроне показался парень, который в принципе ничем не отличался от остальных. Держа в обеих руках два чемодана, юноша отошел в сторонку от летящих кто куда прохожих, и вдохнул глоток свежего холодного воздуха.
Слышишь это? Это запах нового и неизведанного... Новых знаний, новых знакомств, новой жизни...
А по мне так воняет потными людьми и канализацией... Это и есть твой запах новой жизни? Тогда я могу лишь иронично улыбнуться тебе, но, увы, я этого не сделаю...
Спасибо, Слосс... Ты умеешь найти нужные слова и подбодрить меня...
Пожалуйста, обращайся...
Поставив на землю чемоданы, парень стал топтаться на месте и, потирая руки, согревал их своим дыханием. Юноша явно кого-то ждал, иначе он бы вряд ли стал стоять на одном месте в такую погоду. Провожая взглядом поезда, он периодически смотрел на часы и осматривался по сторонам, словно искал кого то, но все напрасно. Так прошло около тридцати минут.
Странно, Наото должен был встретить меня здесь уже давным-давно, почему его еще нет?
Может, мы ждем его не в том месте?
Нет, все правильно. Возле входа ко второй платформе, как и договаривались...
Этому мудиле свойственно опаздывать, давай еще подождем немного.
Да, ты прав, нужно еще подождать...
Парень присел на один из чемоданов и устремил свой взгляд в глубины мутного неба.
Интересно, что ждет меня в этом городе? Меня буквально разрывает от любопытства...
Ты слишком зациклился на этом городе и возлагаешь на этот город большие надежды... А зря. Он не принесет тебе чего настолько неожиданного, как ты думаешь. Весь мир скучен и неинтересен и этот город, наверняка не исключение. Ты слишком наивен. Глупо сейчас строить какие-либо планы...
Ты всегда видишь мир в тусклых светах и совсем не умеешь получать удовольствия от жизни. Не тебе судить этот мир и этот город.
Ты безнадежен...

Отредактировано Nick (2011-02-27 22:18:24)

+1

44

Ник продолжал ждать своего друга Наото. Прошло уже несколько часов, как тот должен был его встретить. Холодный воздух пробирал, чуть ли не до пяток. Люди, поезда один за другим скрывались с  глаз юноши. Парень уже потерял все надежды на то, что тот придет, но куда ему идти, ведь он совсем не знает этого города...
Что же могло случиться? Должно быть, с Наото что то случилось...
Дурак ты...
Вдруг суматошный юноша показался из толпы, он, осознавая свое чувство вины, пытался сделать вид, будто ничего не случилось.
- Вот ты где! А я тебя везде ищу, ну как доехал, все нормально? Не укачался?
Ехидная улыбка, расплывшаяся на все лицо так и просила, что бы ей выбили пару зубов.
Можно, я ему врежу?
Держи себя в руках Слосс...
- Искал, значит? Вот вторая платформа, а вот он вход, как и договаривались... Где же ты искал меня все эти три часа?! Я жду объяснений!
Ехидная улыбка переросла в виноватую ухмылку и схватив чемоданы, Наото поспешил к выходу.
- Это длинная и не интересная история, уверен ты не захочешь ее слушать, так что давай я тебе помогу, твоя новая квартира уже ждет тебя!
Ник стоял в капле, он, отчаянно вздохнул и в быстром темпе поспешил вслед за другом.
Погоди, так ты ему не врежешь? Вот отстой...
На тебя это не похоже, ты же не поклонник драк и насилия...
Да, да... Но этот тип меня сильно раздражает!
--->Однокомнатная Ника

Отредактировано Nick (2011-04-19 12:49:28)

0

45

Начало игры.

Февраль. 2011 год.
• утро: С неба падает пушистый снег, по красоте с которым не сравнится и самое прекрасное кружево. Ветра нет.
Температура воздуха: - 5

Хм, и почему, в поездах, мне всегда кажется, что пахнет резиной?
Проклятый во время путь добрую дюжину раз поезд ехал слишком медленно. Ещё экспресс называется. Хоть бы один достойный мужик попался. Нет, одни милашки бизнесмены с пивными брюшками. А тот, что у окна, слева, вполне ничего. Да и местечко свободно.
Батори достала из рюкзака редкую сигарету, и, поправив юбку, пересела к интересующему её субъекту. Это был молодой человек лет 20ти, он весь трясся и что-то жалобно шептал. Одеколон у него паршивый. Огурцы? Что за дерьмовый выбор. Не местный, даже не узкоглазый. Небось и по-японски не говорит.
- По-английски говорите, мсье? - Нарошисто-издевательский тон и протянутая сигарета.
- Да. Я не курю. - Молодой человек отвернулся, уставившись в окно.
- Ну тогда, может, я возьму Вашу зажигалку из кармана рубахи?
Да, эта деталька мимо не прошла. Сосед недовольно фыркнул, но протянул зажигалку, как-то нечаянно оголив участок кожи. Наркоман... и кого только в Токио несёт. Девушка разомкнула губы сигаретой, через секунды две пустив дым прямо в лицо соседа. Вернулась бешеная контролёрша, или кем она там была, и отобрала сигарету.
- Чёртовы меры безопасности. Сучка.
Молодой человек вдруг оживился. Ни с того ни с сего.
- Американка? - Предположил он.
- Можно сказать, что да. Мне уже и ругнуться нельзя?
- Здесь подобное отношение не чтут.
- А я не чту наркоманов. - Девушка в открытую посмеялась ему на ухо, так и не встав.
- Пересядьте отсюда.
- Не хочу. Здесь теплее, знаете ли.
- Чтоб тебя...
Бедняжка не успел договорить. Батори что было сил вдавила каблуком ему в ногу, на что парниша прикусил губу до крови и одёрнул "обиженную" конечность. От ломки даже сдачи дать не мог. Как печально. Может, и приличный парень б вышел, мамка б не горевала, а ты на наркоту всё своё обаяние спустил.
- Черта ты делаешь, тварь ты такая?
- Отрезветь помогаю. Не нравится? Я могу и по-другому помочь... Завязывай с наркотой, пока не поздно. А то такая зараза, как я, тебя однажды убьёт каблуком в сердце. Если, конечно, ты на такую заработаешь. - Батори нарошно поправила кофту, будто бы иллюстрируя свои слова.
На счастье бедняге-наркоману, поезд остановился. Девушка быстро накинула свою лёгкую куртку, прихватила рюкзак, и, посмотрев на пытающегося встать былого соседа, произнесла последнюю фразу, радостно вылетая из вагона.
- До встречи в Аду, душечка.
Новый город встретил новыми запахами, огромными толпами японцев. Ноги немного ныли после долгой поездки, но это не было причиной останавливаться. Поправив причёску, испорченную дуновением вокзального кондиционера, который не понятно зачем работал зимой, девушка вышла на улицы Токио абсолютно счастливой. Новая жизнь? Нет. Всего лишь маленькая, но приятная главка... Пока девушка думала о том, куда ей пойти, её кто-то сильно задел костлявым плечом. Чёрт, весь кайф обломали. Батори очень захотелось выговориться. А для этого хватило сначала повернуться на каблуках.

Отредактировано Батори (2011-02-25 17:37:10)

+2

46

Начало игры.

Февраль. 2011 год.
• утро: С неба падает пушистый снег, по красоте с которым не сравнится и самое прекрасное кружево. Ветра нет.
Температура воздуха: - 5

Радужный блик вытанцовывал первый танец восходящего солнца. Всего-лишь луч солнца, пронзающий бокал с янтарным напитком на столе, а результат уже казался совершенным. Как и все в природе окружающего мира. Аэль наслаждалась пейзажем за окном, как будто видела такое в первый раз.
На самом деле, в этом была вся суть ее характера, ничто не должно было ускользнуть от взора, подобно тому как для ребенка - все в новинку, все впервые. Когда мы становимся старше, одеяло уже не кажется таким мягким. И вовсе не потому, что мы становимся менее восприимчивыми, просто набившие оскомину вещи затираются в воспоминаниях, становятся тише, незначительнее.
Да, одеяло мягкое, да, трава зеленая, но суть ведь от этого не поменяется.
Улыбнувшись соседу напротив, сновидка смущенно заерзала на сиденье, стараясь унять дрожь возбуждения. В Токио она не бывала раньше, ей казалось, что все в этом городе должно было быть особенным. Впрочем, людские воспоминания стирали шарм и очарование наивности, прокручивая перед глазами неоновую рекламу и небоскребы.
Но ведь мечтать-то запрещено не было.
- Из глубинки? - задумчиво любопытствующий мужской голос заставил ее повернуться к соседу вновь, - впервые в большом городе?
- Можно сказать и так, - улыбнувшись чарующей улыбкой номер 1, застенчиво-робкой, Аэль прильнула к стеклу, наслаждаясь прохладой. Голова слегка гудела, и холодное прикосновение немного смягчило ощущения, вернув ей привычную ясность мысли, - в Токио не бывала.
Шляпа. Можно называть его просто - шляпа, поскольку все остальное - до безобразия типичное. Галстук, рубашка, пиджачок, брючки, начищенные ботиночки. Ни дать ни взять - гастролер-инвестор микро-размера. А вот шляпа была особой, слегка примятой в старом стиле, будто под закос древних времен нуара и сигаретного дыма.
Улыбнувшись в ответ, он откинулся на спинку сиденья, посмотрев на часы нарочито небрежно, откинув руку в сторону.
- Завидую вам, мисс...
- Тайлер
- ...мисс Тайлер, благодарю вас. Я - Ниши Ямато. Отпуск подошел к концу, пора и возвращаться в родные пенаты. Но я привык... попритерся. В новинку всегда как-то по особенному, вы так не считаете?
Сновидка согласно закивала, расплывшись в пригласительно-добродушной улыбке из репертуара "продолжить разговор"
- Да, вы правы. Думаю остановиться там... на какое-то время.
Он пожал плечами.
- Если средства не стесняют, выбирайте "Celestin". Гостиница с репутацией, уверяю вас. Хотя, об этом каждый в Токио знает.
Аэль рассмеялась.
- Да, это не бином Ньютона.
- Что простите? - недоуменно нахмурив брови, он попытался улыбнуться и подался вперед.
Мягкий толчок завершил разговор еще до того, как собеседник сновидки успел что-либо понять
- мисс... Тайлер... - доносилось уже вслед заторопившейся сновидке.
Спрыгнула на перрон она по-мальчишески - лиховато и тут же зацепила чье-то плечо, не рассчитав того, что человек впереди вдруг застынет как вкопанный. С трудом удержавшись на ногах, Аэль покраснела, буквально почувствовав чужое негодование.
- Простите, я...

Отредактировано Аэль (2011-02-25 17:42:10)

+3

47

Батори сначала раздражённо вздохнула. А потом полилось типичное для неё ругательство.
- Тебя не учили с утра глазки мыть, или они у тебя настолько узенькие, что даже ушную палочку не просунешь? Давай помогу, миленькая.
Батори быстро вытащила из уха одну серёжку, схватив девочку за плечо.
- Пойдём отойдём, я тебе покажу, как это делается. - Батори нарошно провела иголочкой перед левым глазом девочки.
Стрижётся под мальчишку. Тфу. Этих сволочей и так много, что себя позорить... Глупая маленькая девочка. Тебе ведь даже не идёт. Зато глазки милые, милые. Может, скрасишь моё существование? Тонкие пальцы больно впиваются в плечо девочки, бедняжку легонько бьёт током. Ох, не местная. Так очумело по сторонам смотрит... Ну и отлично. Ей от меня не сбежать. А одной - скучно.
- Ну что, мне показать тебе, или ты глазки сама протрёшь?
Они уже были за пару метров от вокзала, куча людей толпилась вокруг какой-то машины. И тут было скучно.
- Ты ведь приезжая, на местную совершенно не похожа. Давай-ка ты найдёшь, где бы мне переночевать. А если знаешь, найди такси. Если хочешь, в подарок даже ещё несколько раз сделаю вот так. - Слабый электрический заряд, только волосы чуть взъерошились. - Или... так и быть, не буду учить мыть глазки.
Батори со всей дури толкнула девочку в толпу, предварительно вложив той серёжку в ручку а затем крикнув, что будет стоять и ждать тут, под большой рекламкой артиста аля Мэрилин Мэнсон. Старый дядя Мэня. Тебя уже везде поклонировать успели... Её вдруг охватил практически беспричинный смех, и девушка не стала преграждать ему путь на волю. Пара школьниц в коротеньких юбках покосились на фаэри, но та просто парировала их взгляды максимально стервозным своим. У тебя ещё пять минут, девочка. Я не могу долго ждать. Меня ждёт этот новый город... ещё как ждёт. У Батори никогда не было проблем с комплексами или самовлюблённостью. Поэтому столь эгоистичные мысли были для неё нормой. По крайней мере, в полном одиночестве.
- Ну-с, и где ты там шляешься?
Эрис посмотрела на электронные часы и дала блондиночке ещё одну минуту.

Отредактировано Батори (2011-02-25 18:07:08)

+2

48

Ты даже не представляешь себе, не поверишь. Фраза, вырванная из памяти одиноким блеском, непонятно зачем и почему, всплыла на поверхности размышлений, поражая своей ненужностью, в то время как острая игла промчалась перед взором, намекая на то, что может с тобой случиться в один прекрасный день.
Сновидка зарделась огоньком странного гнева, вспыхнув в одно мгновение. Слова, рвущиеся наружу потоком, впрочем, были тут же остановлены импульсом, перетряхнувшим все тело. Зрачки фиалковых глаз расширились от неожиданной боли, одинокая слезинка выкатилась из уголка правого глаза ошарашенной девушки, не ожидавшей подвоха.
И самое главное - за что? Просто так?
С ней никогда не играли вот так - открыто, нагло, как она сама любила поигрывать с душами и воспоминаниями снов. Именно поэтому больно. Потому, что неожиданно.
- Эй, - попытка вырваться была заранее обречена на провал и Аэль внимательно посмотрела на свою обидчицу, запечатлевая ее в памяти с наглой улыбкой.
- Ну что, мне показать тебе, или ты глазки сама протрёшь?
- Не надо, - сновидка поджала губки, вздрогнув, - я как-нибудь сама справлюсь, спасибо, мэм.
Дальнейший монолог странной незнакомки заставил ее обескураженно пялиться на ту. Рожденные редко бывали осмысленно-сумасшедшими и тут, ей похоже повезло попасться в руки одной из таких.
Всученная в руки сережка, обидный толчок, только подтвердили подозрения Аэль, и она пожала плечами, двинувшись сквозь толпу к остановке. Чужое она брала только когда сама того хотела, а теперь, ей дали вещь и задание. Задание!
Не видя ничего вокруг себя, девочка остановила первое же проезжавшее мимо такси.
- Садись, дочка, - дружелюбно улыбнувшись, пожилой водитель подмигнул ей и сновидка ласково улыбнулась в ответ, - тебе куда?
Сновидка оглянулась в направлении сумасшедшей.
- Нет мне... подождите, пожалуйста. Я только за тетей схожу.
Он кивнул спокойно, выруливая поближе к тротуару, в то время как сновидка опрометью бросилась к оставленной на перроне "тетке". Автопогрузчик едва не сбил ее, выезжая из-за угла, но Аэль даже не обернулась, промчавшись мимо. Сдавленные ругательства, доносящиеся вслед, впрочем, отнюдь не ласкали слуха.
- Такси вас ждет, - бросив незнакомке ее сережку, сновидка выпрямилась, в усмешкой глядя на нее, - Не любите детей? - улыбка злости бьет по мыслям эхом мстительно радости своеобразной насмешки, - или своих не было?

+3

49

Батори рано обрадовалась, что можно снова валить на все четыре стороны. Ей даже не дали закурить. Во второй раз за день... Явно перебор. Но девочка принесла приятную весть. И серёжку вернула.
- Ждёт? Отлично. Мы же не будем заставлять милого дядю водителя ждать, так, милочка? - Батори потрепыхала девочку по щёчкам с наигранной радостью, в этот раз без каких-либо электрических зарядов.
А последующие вопросы больно царапнули по сердцу. Прошлое не желало отступать. Но девочка не обвиняла Эрис в детоубийстве, всего лишь спрашивала о детях. Чёртвое сердце адаптировалось. Батори уже могла говорить о них. Пускай и немного через себя.
- Тебе не рано о детях думать, м? Идём, не будем заставлять дядьку ждать. Назовёшь ему место назначения, доедешь со мной. А потом пойдёшь на все четыре стороны, если моё предложение тебя не заинтересует. Ничего сверхестественного или опасного, не переживай. Никто сегодня твою милую головку больше током не пронзит.
Батори пришлось перестраховаться и потащить девочку за худую ручонку. Больше кушать надо. Или мне - меньше завидовать? И то, и другое. Девушка без особого желания снова села, пускай и не в поезд, сразу же положив ногу на ногу.
- Так куда вам, дамы?
- Говори, детк. - Обычное американское прибавление слова, никакого намёка на пошлости. Пока.
Какое-то время они ехали молча, а потом Батори решила-таки рассказать о своём предложении.
- Что ж, давай знакомиться. Батори. Вот так, без фамилии. Приехала в Токио поразвлечься. Ты? - Полученный ответ Эрис более ле менее удовлетворил. И она перешла к делу. - Раз ты даже не бывая тут чего-то знаешь, я бы хотела, чтобы ты помогла мне найти себе служанку. Горничную, если тебя больше такое слово устраивает... - Эрис склонилась к ушку девочки, - Видишь ли, готовить я не умею, а кушать хочется. И убираться мне в лом. Я лучше буду работать и платить служке. Регулярно платить обязаюсь. И наказывать буду только в случае жуткой оплошности. А если же попадётся интересный кандидат - обеспечу и жильём. Со мной в одной квартире или номере вполне пойдёт... Эффективнее работа - больше плата. Всё справедливо. Теперь это не задание, а просьба. Так как я сдержу слово и ты можешь идти вон, как только мы доедем.
Ну же, удиви меня. Пойди сама под мой каблук.
- Вы бы не могли включить музыку? Тишина мне нравится меньше.
- Конечно.
Из колонок в дверях полились гитарные риффы, и стало куда комфортнее здесь находится. Эрис томно улыбнулась отражению, посматривая на рекламу всё того же артиста, что косил под Мэнсона.
Они ехали ещё какое-то время, затем машина остановилась.
- Вот, держите. Сдачи не надо.
- Премного благодарен!
Девушка вышла из машины, громко хлопнув дверью.
- Ну что же...

------> Место, которое назовёт Аэль.

Отредактировано Батори (2011-02-25 23:54:33)

+2

50

Да, давай поиграем.
- Отель Целестин, пожалуйста.
Подарив улыбку вызова можно откинуться на спинку сиденья, слушая завораживающе приятные речи странной, сумасбродной девушки рядом. Удары током уже не по прикосновению... по уму бьют странными импульсами. Что же ты такое?
Диким, совершенно неприличным смешком в ответ на точно такое же по содержанию предложение.
- Двадцать первый век на дворе, мисс, - лукаво подмигивая, осторожно подвигаешься к двери, отворачиваясь на картинку снаружи. Замызганное стекло коптит реальность, уничтожая остатки красоты в оляпистых рекламках слишком светлого города. Бликует белое полотно, подстилка под ногами прохожих. Больно. Слишком много света.
- Рабство запрещено. Наказывать слуг нельзя, разве вы об этом не знали?
Ярким всплеском ненависти в глазах - я люблю паркур до безумия... до дрожи в коленках. Это не увлечение, это новая любовь, конкуренция отработке Шуан До, в котором до сих пор есть к чему стремиться. Начнем с простого.
Щелкает ручка дверцы автомобиля, раскрывая зияющую на дороге скорость проносящихся мимо асфальтовых проплешин в снегу. На выдохе ты течешь туда, наружу, группируя тренированное тело, поджимая сумку к животу. Уличный стиль развязности... решила - сделала.
Скрип тормозов и трехэтажный мат лысоватого японца, выскочившего из машины слышится за спиной на бегу. Сладким, приятным моментом удивленные лица прохожих. Так некстати подвернувшийся подросток разворачивает в падении. Подставить руки, спружинить... достойное акробата упражнение позволяет коснуться земли только руками, пируэтом приземлившись на ноги, а затем - пружинкой выпрямиться, не давая мышцам и сухожилиям онеметь в нагрузке.
- Тебя девка сбила, придурок.
Истерический смех тинейджера режет слух противным альтом. Хочется заткнуть ему глотку чем-нибудь. Насмешка рождает жестокость, ослепленную местью.
- Твою мать, сучка, - он упал лишь на одно колено, ты слишком легка, чтобы весом сбить с ног даже такого, но вот ругаться это никак не мешает. И пятясь - натыкаешься на прохожих в поисках прохода для дальнейшего передвижения.
- Я... я, - задыхаясь пытаешься что-то сказать, но ловишь только момент для уворота от тычка в грудь. Второй удар - удивленно-наотмашь - уже уводит тренированная рука. Бросок тела вперед - на автомате, вин чунь не знает расстояний. А дальше стараешься остановить собственный удар в солнечное сплетение, отталкивая его так сильно, как только можешь.
- Прости, - выдыхая морозный воздух, с легким покалыванием в легких, нездоровым, - я не нарочно!
Снимают. На мобильные телефоны, сгрудившись рядом, словно это ринг или что-то вроде того. Подросток напротив дышит куда тяжелее, понимая шестым чувством, что лучше замять происходящее примирительным "окей, я не в обиде". Но насмешка всегда сильнее. Авторитет на улице решает. Даже здесь, в стране бывших самураев.
- Тупая телка, - слова в поддержание престижа звучат оскорбительно, - смотри куда прешь.
Злость - вполне человеческое чувство. Рожденное в Изнанке не знает злости спонтанной, неуправляемой. Но рожденное в Изнанке... слишком долго притиралось к Земле. Слишком много видело на своем пути.
- Я же извинилась, - чеканя каждое слово, выплевывая звуки как мерзких отвратительных слизняков, которых зачем-то напихали в рот, - единственное тупое животное здесь ты.
Ему не стерпеть. Бросается вперед, со слезами обиды, где-то внутри, с замахом дебильно-неосмотрительным, оскорбительно- пренебрежительным для двухсотлетней девчонки. Улица диктует наказание. Правая рука действует в гармонии с левой, отводящей удар. Двойка в исполнениии уличного засранца вспарывает воздух бесцельно, после чего начинается банальное избиение. Ты уже ближе, чем ему нравится, нет места для замаха уличного стайла, бьешь, избегая критических точек. Смерть не выход, просто хочется спустить пар сдерживаемого доселе терпения, унизить унижающего.
Отпуская обессилевшее тело на асфальт бежишь прочь, спиной чувствуя направленные в спину объективы сотовых телефонов. Дешевые мыльницы репортажей, завтра пойдут выкладывать в ютюб, с хлесткими заголовками "БАБА ПОБИЛА МУЖИКА!!!" Плевать. Гладиаторы в древнем Риме даже наслаждались такой славой, но тебе - тебе начхать...
Просто пусть думает куда идет. Иногда полезнее упасть в лужу, чтобы потом не провалиться в прорубь. Смерть необратима.
------>Гостиница "Celestin" » Приемная

Отредактировано Аэль (2011-02-27 14:47:56)

+3

51

Первое появление.
Март. 2011 год. Вторая половина дня, ближе к вечеру
Солнышко сегодня греет своими теплыми лучиками и пытается прогреть землю, промерзшую от зимы. Снег кое-где начинает таять, но пока это не слишком заметно.
Температура воздуха: 0

Очень часто люди заявляют: "Не люблю вокзалы, там столько народу!". И в самом деле, все толкутся, человеческие потоки движутся туда-обратно, шум транспорта, громкие объявление, крики детей, ор грузчиков, постоянные гул голосов... Так вот, Марек вокзалы обожал - с профессиональной точки зрения. Столько народа! И все так близко толкутся, толкают друг друга, пересекаются, красота! К той же категории относились крупные торговые центры, особенно в период распродаж, массовые гуляния, всякие открытые концерты и прочая дребедень, куда приходит человечки со своими кошелечками, в которых лежат денежки. Ну разве не прелесть, а? Можно сказать, люди сами предлагают материально поддержать Марека, открыто, правда, сказать парню об этом стесняются, но рыжий, так и быть, не обижается. Ну разве ж можно дуться на поильцев-кормильцев?
В общем, кто не понял, вокзал - это прелестное местечко, такая кормушка, подсвеченная огоньками и разноцветными вывесками. Пожалуй, только полиция портит своим наличием всю радужную картину. Понятно, что им тоже надо где-то кормиться, а на вокзале классно получается взяточки выбивать, но при этом эти товарищи в форме еще и честным ворам работать мешают! Завидно им, что ли? Тут же народа на всех хватит, и на много-много полицейских, и на одного маленького, скромного и замечательного Марека. Нехорошие они, эти служители закона, жадные и злые. Добрее надо быть к людям!
Рыжий в очередной раз удержался от того, чтобы сотворить маленькую справедливую месть по отношению людям в форме - ну, например, жвачку прилепить к мундиру, или ремень подрезать, или удостоверение стянуть и в туалете обронить, - и теперь с самым беспечным видом топал, куда глаза глядят. Глядели же они на палатку с пончиками, вывеска призывно мигала и манила к себе, а главное, Марек точно знал: тут означенные пончики обалденно вкусные. Что для вокзала не типично, однако же факт имел место быть. На сегодня рыжий работать завершил, мог и немножечко себя побаловать, тем более, что бумажник какого-то толстого противного дядьки, который скандалил с тоненькой продавщицей, оказался очень приятным приобретением. Конечно, сам кошелек рыжий где-то выкинул, а содержимое оного перекочевало в карман собственно Марека. Круговорот денег в природе и все такое. Так что пончики, и можно чинно сваливать, оставив вокзал в полной собственности полицейских.

0

52

Март. 2011 год. Вторая половина дня, ближе к вечеру
Солнышко сегодня греет своими теплыми лучиками и пытается прогреть землю, промерзшую от зимы. Снег кое-где начинает таять, но пока это не слишком заметно.
Температура воздуха: 0

Отыгрыш ведётся от НПС-персонажа Влада Крау малыша-недзуми Кайя.
---> Поместье Кастиэль ---> Тайное подземное убежище --->

Сосиски закончились очень быстро. Как они умудряются пропадать в желудке так быстро, что даже воспоминаний об их вкусе не остаётся, наверное, великий вселенский вопрос. Сосиски деваются куда-то, а чувство голода остаётся. Шататься по Убежищу, ставшему сейчас совершенно тихим, где скользили лишь тени, стало скучно и опять же голодно. Очень голодно. После сосисок жевать извёстку или бумагу уже очень не хотелось, поэтому голод погнал малыша-недзуми на поверхность. Все трубы ведут на поверхность, вопрос, где они поворачивают и куда именно они выходят. На этот раз Кайя вывело к вокзалу. Опасное место. Здесь было полно своих попрошаек и своих воров, но урчащий желудок творит чудеса и самый трусишка сделает то, что никогда бы не сотворил, если бы был сытым.
Огромная крыса неслась вдоль здания Вокзала. Лишь дети иногда удивлённо провожали её взглядом и указывали на неё пальцами, но мамаши им не верили и лишь сердились, что их чада выдумывают всякую ересь о "метровых" крысах.
Привлёк же Кайя запах выпечки. Жаренное и сладкое... Сладкое похоже было на то, что клала Старк в чай, а ещё пахло раскалённым маслом. Около палатки суетились люди, но их было немного. Кай оббежал место с вкусно пахнущей едой, но пробраться внутрь никак нельзя было. Что же, пора поработать руками. Маленький полуголый мальчишка в штанах из мешка, подвязанных верёвкой, с голым торсом и бейсболкой на голове - какая приятная картина маслом. Иногда этот его вид даже мог вызвать слезу у сердобольных дам и помочь подзаработать деньжат, но сейчас, зимой (хотя, вроде, уже и весна началась, но вы это скажите градуснику, на котором еле еле показался ноль), люди черствели и даже голое тело не вызывало у них жалости. Недзуми тихо прошлёпал голыми ногами по холодному асфальту и пристроился к концу очереди. Безумно пахло чем-то вкусным. Позади пристроился какой-то дядька с бумажным стаканчиком, в котором плесклся кофе. План действий вырисовался у малыша мгновенно. Незаметно вынув хвост из штанов, Кай обвил его об ноги мужика с кофе и стоило тому сделать шаг, как он споткнулся и облил кофе парня, который стоял перед недзуми. Хвост был немедленно спрятан, и тут же малыш заголосил:
- Дя-нька... Дя-анька. Ай-ай-ай!!!
Тут же ручонки Кайя забегали по тёмно-коричневой куртке, обыскивая карманы, по зелёным штанам, словно он пытался очистить его одежду от кофе. И вот оно - БИНГО! Деньги были в кармане куртки. Всё ещё причитая, недзуми засунул ручку в карман и уже ухватился за приличную пачку денег. Ещё немного и можно было бежать.

Отредактировано Влад Крау (2011-03-08 21:43:28)

0

53

- Моя любимая курткааа!
Рыжий взвыл, отряхиваясь и злобно сверкая глазищами, дяденьку кофе, который облили Марека, ожидал как минимум выговор по первое число. Виновник что-то там лопотал про "не хотел", "споткнулся" и "извините", суетился рядом, и рыжий уже практически было решил стрясти с мужика себе пончики, как вдруг... Ах ты зараза! Ну совсем вокзальная шпана очешуела и всякий стыд потеряла! Своих же пытаться обнести, это мелкое что, с дуба рухнуло, а?! Забыв про пончики и бегающего вокруг дядьку с остатками кофе (ну, бегал мужик, а кофе сидел в стаканчике), Марек крепко сжал запястье мелкого полуголого мальчонки, который имел наглость залезть в карман к рыжему.
- А ну-ка пойдем поговорим... малыш.
И тут же - милая улыбка мужчинке с кофейком:
- Все в порядке, не волнуйтесь так! Нервы пожалейте, у меня вопросов к вам нет.
Ага, жертва подставы. Рыжий так умел, и пользовался даже иногда, очень удобно. Марек еще раз лучезарно улыбнулся дяденьке и шустренько поволок мелкого в шапке подальше от палатки с пончиками, в уголок потемнее и поспокойнее. Руку пацаненка он, конечно, не отпускал, даже и не думал. Полиции это недоразумение рыжий тоже не собирался закладывать, еще чего, их работу выполнять! Но вот потолковать с пузатой мелочью стоило... хотя какая она пузатая, кожа да кости! Даже покруче самого Марека, хотя, пожалуй, в этом возрасте Йоль таким же анатомическим пособием бегал.
Уголочек долго искать не пришлось, можно сказать, он сам нашелся, как будто специально созданные для таких вот задушевных бесед о житье-бытье. Тут Марек довольно-таки нежно прислонил парнишку к стене (она холодная, ага, но ничего, переживет) и негромко прошипел:
- Ты чего, совсем обалдел, а? Или мозги последние отморозил? Ты хоть бы думал, к кому лезешь! Клоп мелкий!
Еще раз грозно зыркнув на мелочь Марек наконец отпустил руку того и добавил уже более миролюбиво:
- Но неплохо, еще попрактиковаться, и могло прокатить. Радуйся, что на своего попал, а то мог бы в полицию загреметь.

0

54

Отыгрыш ведётся от НПС-персонажа Влада Крау малыша-недзуми Кайя.

Всё шло по плану. Полный возмущения парень, мужик, извиняющийся и отвлекающий на себя внимание, но что-то пошло не так, то ли рука застряла в кармане, то ли повернулся неудачно, и парень почувствовал "вторжение". Жалко.. Ой, как жалко упускать такую добычу, ведь столько купюр! Кай уже изо всех сил дёрнул руку, понадеявшись на свою силу, но тут сильные и цепкие пальцы парня, хозяина денег, сомкнулись на запястье малыша-недзуми, словно железные оковы.
Кай вздрогнул, заметался, но всё было тщетно. В голову от страха да же не пришло, что можно обратиться в крысу. Уж лапы в зверином виде у него точно меньше, чем сейчас, и можно было выскользнуть. А ещё можно было укусить за держащую его руку. Но стало вдруг так страшно, что малыш полностью перестал соображать.
- А ну-ка пойдем поговорим... малыш.
Фраза, не предвещающая ничего хорошего для недзуми.
- Дя-анька... Дянька... - упираясь, лепетал Кай. - Пуси... пуси мя... Кай ничё не делать, кай нет!
Но парень, словно и не слышал писка малыша, а, может, и действительно не слышал за шумом вокзала. Очутились они в каком-то закутке, и тут же голая спина недзуми познакомилась с холодной стенкой. Кай дёрнулся, попытался вновь высвободиться, но, поняв тщетность своих попыток, сдался и обмяк, глядя в глаза поймавшего его.
- Ты чего, совсем обалдел, а? Или мозги последние отморозил? Ты хоть бы думал, к кому лезешь! Клоп мелкий!
- Кай хофет куфась... Фалко фо ли? Пуси, холофно... - Хвост недзуми выскользнул из штанов, щёлкнул надоедливого дядьку по носу, а ведь мог и по глазам, залез под рубаху парня и защекотал его подмышками.
И наконец-то его отпустили. Кай уже собрался убежать, как парень сказал:
- Но неплохо, еще попрактиковаться, и могло прокатить. Радуйся, что на своего попал, а то мог бы в полицию загреметь.
- Поилфия - плофие... Полифия бфьёт Кайя. Фвой? - малыш оживился, приостановился и внимательно начал рассматривать парня. - Фвой? Нефуми? Ты - нефуми? Пфокафы фвост!

0

55

Ой-е, холера ясна! Так, траву рыжий не курил, тяжелые вещи не потреблял... Точно, это все настойка старого Киро. Однозначно! И вчера ее Марек, видать, перебрал, а какие травы и на чем ее Киро готовит - это науке точно неизвестно. И что эффекты только сейчас проявились, это тоже бывает, ага, рыжий смотрел Хауса, а там говорили, что некоторые вещества не сразу действуют. Откуда иначе у Марека глюки начались? да еще и такие качественные. Потому что не бывает у людей хвостов, не бывает! И раз это невозможно, значит, рыжий опять видит какие-то странности. Именно.
- Так, - Марек уселся по-турецки прямо на пол, теперь они с мелочью на одном уровне приблизительно оказались, и повторил: - Так.
Из лепета, что мелкий бормотал, понять что-либо было сложновато, но то, что тот голодный и что полицию он тоже не любит, рыжий как-то уловил и идентифицировал. Отлично, есть две точки пересечения... помимо профессии. Ну а что Мареку глючится хвост, так это его, Марека, дело. Наверное, будь у рыжего достаточно денег, он бы обратился к больницу, там бы в клевом кабинете собрались врачи, как в Хаусе, ему поставили какой-нибудь диагноз и вылечили бы, а так... Придется как-то со своими глюками сосуществовать, что же поделать. Они ведь свои, родные, не выкинешь.
- Держи, - рыжий вдохнул и протянул мелочи шоколадный батончик. Вы не думайте, альтруизмом излишним рыжий не страдал, скажем, он просто возвращал долг. Сам же когда-то такой же бегал, перебивался случайными подачками от добрых людей. - В общем, я тебя ну очень фигово понимаю, так что говори медленнее. Насчет полиции ты прав, они плохие дяди, хорошему не научат, так что держись от них подальше. Ты тут откуда? Как звать? Папка-мамка есть?
Наверняка пьют, как сапожники, иначе бы мелкого полуодетым на улицу не выпустили. Вот же незадача...
- Тебе так не холодно?
Очень умный вопрос. Блестящий, ага.

0

56

Отпись ведётся от лица НПСа Влада Крау малыша-недзуми Кайя

Парень правда пытался понять то, что говорил Кай. Очень старался, хотя, по лицу было видно, что это непросто даётся тому. Поймавший недзуми вдруг уселся на пол, сравнявшись теперь ростом с Кайем, что вызвало кучу восторга у малыша. Так просто! Взял и сел, даже не пожалел своей холёной одежды. Вздохнув, парень вдруг что-то протянул недзуми:
- Держи, - Кай настороженно взглянул на протянутый прямоугольник, потянул носом - пахло вкусно... - В общем, я тебя ну очень фигово понимаю, так что говори медленнее. - Наконец-то Кай решился и бочком, бочком подойдя к парню, быстро выхватил вкусное и снова отпрыгнул к стене, продолжая внимательно слушать дяденьку. - Насчет полиции ты прав, они плохие дяди, хорошему не научат, так что держись от них подальше. - Кай закивал быстро-быстро так, что его кепка чуть не слетела с головы. - Ты тут откуда? - Недзуми открыл рот и тут же закрыл, лишь показались его огромные передние зубы, а затем просто указал вниз. - Как звать? - продолжал допрос парень.
Ну, это было легко, это малыш мог ответить:
- КАЙ! - гордо выговорил недзуми и ударил себя по груди.
Что-что, а вот имя он своё по-человечески хорошо научился говорить. Затем малыш подошёл ближе и коснулся плеча сидевшего на земле:
- Тфы?
Но парень, похоже, увлёкся так вопросами, что не ответил или просто не хотел отвечать... Или снова не понял малыша.
- Папка-мамка есть?
Кай погрустнел на глазах, шмыгнул носом, утёр его локтём, помотал головой и всё же ответил:
- Ефь. Фниву ф бватьфами и фёстфами. Кай уфол. Кай - бефый. Кай фыгнали.
Слёзы навернулись на глазах малыша, но он посмотрел вверх, справился с собой и снова взглянул на парня.
- Тебе так не холодно?
Кай ухватился за кепку и быстро начал прятать шоколадку в штаны, но потом всё же угомонился, внимательно посмотрел на парня и выдвинул свой вердикт:
- Фы не нефуми. Фоссста нефт. Не фонимаеф о фём я... - фыркнув, Кай подошёл ближе. - Тфак не фолофно, - малыш мгновенно обернулся в огромную крысу, пробежал кружок вокруг сидящего и снова обернулся обратно, в человека. - Тфак - фолофно... Нофи... - малыш показал на босые ноги.

0

57

Ситуация немного прояснилось. По крайней мере, стало ясно, что мелочь звать Кай, хорошее имечко, короткое и звонкое. Но вот с речью у кепочки беда, никуда не годится. Ладно, пока мелкий - когда такое смотрит огромными печальными глазами на различных дамочек, такое худое и несчастное, еще и лопочет что-то неясное, то очень здорово помогает выцыганить лишнюю монетку.  Но как подрастет, то все, подвешенный язык становится необходимым. Да хотя бы для того, чтобы объяснить дяденьке полицейскому, что ты делаешь ночью в чужом саду или в пустом проулке... Ох, тяжко мелкому придется, если речь не поставит себе. Про семью Марек не совсем понял, но, кажется, они сгинули, а Кай умудрился выжить. Ээх, тоже сирота, значит. Самое время пафосной мысли о том, как жесток этот мир, может быть, рыжий даже что-то высказался бы на этот счет но...
Марек побледнел и сглотнул.
Вокруг него бегала огромная белая крыса. Даже не так, ОГРОМНАЯ белая крыса. Рыжий не драпанул тут же только потому, что сидел, а еще потому, что первые пару секунд даже двинуться с места не мог. Мир сжался до маленького-маленького участка с холодным полом и серыми стенами, все звуки заглушил шум в ушах от собственного колотящегося сердца. Так, спокойно, держи себя в руках... это-крыса-большая-крыса-мутант... Тваю дивизию, Марек, не паникуй! она-большая-белая-крыса Резкий гудок поезда заставил вздрогнуть, мир вдруг напомнил о себе, возвращая Марека к реальности. Да тут, в паре-тройке шагов, ходят люди, много людей, там свет, шум, там даже полицейские, у которых есть пистолеты!
это-крыса-большая-мутант-белая
Нет-нет, это опять глюки, опять кажется. Люди не могут превращаться в зверей, вот он мелкий, сидит напротив, смотрит, похожий на общипанного цыпленка, а не на
крыса-большая-крыса
Рыжий сумел выдавить улыбку. Натянутую, ну и хрен с ней. Несколько секунд назад все казалось просто - выяснить, где живет мелочь, потом придется поделиться круткой и довести до места обитания. Одежку, конечно, потом вернуть, рыжий себе еще новую куртку не украл... то есть не приобрел. Теперь же сам вид мелочи внушал страх, чуть ли не до паники.
белая-крыса-мутант-большая
Конечно, Кай не виноват в проблемах Марека. Но испытывать дальше свои нервы рыжий не собирался, все, и так сделал достаточно - в полицию не сдал, шоколадкой угостил.
- Ты бы тут не бегал особо, - надо же, голос звучит нормально. А Марек опасался, что будет пищать что-то неясное, вот что значит, профессионализм! Чесать языком рыжий был горазд в любом состоянии. - А то мало ли что, сироту всякий обидеть может. Возвращайся лучше обратно, откуда пришел.
мутант-крыса-большая-крыса
Марек поднялся на ноги, сосредоточенно отряхивая одежду. Прекращай! Может, еще кинешься на шею полицейскому, а? "Ах, дяденька, тут люди в крыс обращаются, спасите-помогите!" И отправят тебя в милый домик с отдельными палатами и добрыми санитарами в белых халатиках. Так. Сейчас спокойно - спокойно, ясно? - надо выйти и отправиться домой.

+1

58

Отпись ведётся от лица НПСа Влада Крау малыша-недзуми Кайя

Кай всегда считал, что все обо всех всё знают. Ну, ладно, не всё, но практически всё - это точно. Поэтому и думал, что взрослые не обращают внимания на огромную белую крысу, потому, что все знают о недзуми, живущих где-то в катакомбах, или метро, или того глубже. Поэтому детям всегда так была интересна крыса, бегающая по улицам, а взрослые недзуми не замечали, считая тех отбросами общества. Ну и ладно, лишь бы не трогали, подавали монетки из жалости, держали карманы пошире, чтобы их можно было обчистить. Больше пересекаться с людьми или другими расами и не нужно было. Но вот как странно получилось - Кайя умудрился поймать простой человек. А это было ОЧЕНЬ странно. Ведь реакция у людей обычно была куда более замедленной, по сравнению с недзуми, а этот, мало того, что почувствовал практически невесомую руку малыша у себя в кармане, так ещё успел и схватить её! Да... И ещё. Ещё он назвал себя собратом, но стоило Кайю показать свой истинный облик, как человек перед ним опешил, глаза его округлились. Сразу стало понятно, что хвоста тот не имеет и вряд ли вообще умеет в кого обращаться.
Кай внимательно смотрел на парня, у того явно сейчас происходил внутренний разговор и переосмысливание всей его жизни, ну, или хотябы части её. Наклонив голову чуть в бок, недзуми прошлёпал поближе, чтобы попробовать успокоить дяденьку, но тот вдруг очнулся и заговорил:
- Ты бы тут не бегал особо, а то мало ли что, сироту всякий обидеть может. Возвращайся лучше обратно, откуда пришел.
Странный он всё же... С головой что ли не дружит? Ведь я сказал ему, что есть родители... Он гонит меня... На глазах недзуми тут же показались слёзы, нос покраснел, он подошёл к встающему и уходящему парню.
- Не! Не.. не бфафай меня! Не гфони меняф... Как фделафи бфатья. Тфы ве не тфакой! Я фиву!
Парень старательно делал вид, что не замечает малыша, отряхивал одежду. Он злится... Злится, что я не дал ему купить пончиков... Ладно... Недзуми вновь обратился в огромную крысу и метнулся прочь от закутка, куда затащил его этот парень. Добежать до палатки с пончиками не составила труда - запах оттуда и так разносился на сотни метров. Так, в палатку мне не пробраться, ну и ладно... Как раз толстый и неповоротливый мужик расплатился и забирал огромный пакет пончиков. Вы когда-нибудь пользовались хвостом как лассо или кнутом? Ах, да.. у вас и хвоста же даже нет - большое упущение... Кай подпрыгнул и хлестнул хвостом прямо по пальцам толстяка. Тот, скорее от неожиданности, нежели от боли разжал пальцы, и пакет с пончиками начал падать на землю. Но недзуми уже приземлился, развернулся и тут же схватил пакет с вкуснятиной и был таков, уже улепётывая со всех ног, чтобы принести пончики тому странному парню.
А парень уже вовсю уже куда-то шёл, похоже, забыв о малыше, как о страшном сне. Но Кай не хотел сейчас оставаться один, хотя... перспектива самому съесть весь пакет пончиков грела... Но тут замаячила знакомая спина, и Кай, обернувшись снова в мальчугана, чтобы не нервировать дяденьку, оббежал того и протянул... упс.... хвостом из штанов... пакет с пончиками.

+5

59

Удивительные существа - люди. Если нужно, человек может убедить себя в чем угодно, не увидеть и не услышать то, что ему не хочется или не надо. По разным причинам. Марек с самого детства видел то, что окружающие не замечали, например, людей, что выходили из стены, брели по воздуху, внезапно исчезали и появлялись... В общем, творили о, что законы физического мира не одобряли капитально. Нужно было объяснение - и рыжий его нашел: собственные видения. По принципу "если в стенах видишь руки, не пугайся, это глюки". Богатая фантазия и все такое, может, с наследственностью не повезло, кто его знает. Наверное, расти рыжий в обеспеченной семье, то он бы усиленно посещал больницы и врачей, где ему нашли бы чудо-таблетки для излечения подобной напасти, но так как подобного не было, то приходилось выкручиваться самому. Сложнее стало, когда Марек сумел несколько раз стянуть кошелек у некоторых глюков, и более того, эти деньги спокойно приняли в магазине. Но и тут спасибо богатой фантазии, желтой прессе и разным продуктам киноиндустрии, рыжий списал все на разработки военных. Типа такой специальный аппаратик, который делает шпиона незаметным для толпы, ну, какие-нибудь лучи испускает, или поглощает, а может, и не лучи, но не суть важно.
Ясен пень, что обе теории, если их тщательно и пристально рассматривать, критики не выдерживали, но проблема была в том, что Марек не желал этого делать. Иначе пришлось бы  слишком многое менять в имеющейся картине мира... а это было сложно. И страшно. Нет, пусть все будет так, как рыжий привык.
Вот он и шел, уговаривая себя не бояться, одновременно злясь на собственные мозги, это надо же, подсунуть ему в качестве глюка не что-нибудь, а крысу-мутанта! Такой подлости от собственного организма Марек не ожидал, и оттого было вдвойне обидно. Мало того, что всякие ненормальности чудятся, теперь еще они и пугают! Нет, чтобы мелкий превратился в какую-нибудь крутую красотку с длинными ногами и четвертыми размером груди, ну, или милого котенка с большими ушами, так нет! Подсунем белую крысу! Брр, до сих пор передергивало. Зато, если переключиться на злость и досаду, то было не так страшно, испуг быстрее проходил. Ровно до того момента, пока перед взором Марековых глаз не возник этот самый мелкий. С пончиками. И длинным, лысым, мерзким крысиным хвостом.
- %%%! - Марек резко отшатнулся, понимая, что немного и он самым позорным образом драпанет от мелкого мальчишки. Пусть тот даже и смотрит такими глазами, и пончики протягивает.
... большой крысиный хвост... белая-крыса-большая...
- Эээ... Ты их себе забери. Да, оставь себе, - рыжий активно закивал, сделав шаг назад. - Они тут вкусные, тебе понравится! И покушать тебе не помешает, а то кожа да кости, смотри, как бы ветром не сдуло!
Марек сглотнул и облизнул пересохшие губы. Улыбнулся, стараясь, чтобы получилось как можно беспечнее и веселее:
- А еще... Ты же откуда-то сюда пришел, да? Знаешь, откуда именно? А то давай я тебя туда на такси отвезу, а? Ты на машинах катался? Это классно, тебе понравится!
Придется кучу денег отвалить, видимо почти все, что за сегодня заработал, но это фигня. Не впервые без ужина оставаться, а такси казалось отличным выходом, мелкого туда можно погрузить, и пусть едет. А Марек спокойно вздохнет... ну, постарается, по крайней мере.

+2

60

Отпись ведётся от лица НПСа Влада Крау малыша-недзуми Кайя

Ну, до чего люди пугливые!!! Похоже, я ошибся. Мне показалось, что он совсем другой. Но нет... Только Влад отреагировал спокойно... Хотя, Старк тоже, даже покормила, хотя и вампир, не стала пытаться сожрать, как Влад... Но Старк не живёт в подземелье, а Влад спустился туда и явно положил глаз на то местечко... Правда, тот неживой уж больно сильно пристал к дроу... Почему-то тёмнокожий нравился Кайю, и он почти перестал того бояться. Можно было вернуться... Но спускаться в катакомбы одному и искать вход в старинный город было страшновато... Вдруг снова нападут бомжи.. уж больно они бесстрашны, не как этот, рыжий... Похоже, он не так голоден, раз настолько боится... Странный...
Похоже, парня что-то не устраивало в пончиках. Испортились? Кай повёл носом. Вроде, пахнет превосходно... Подняв хвостом поближе к себе пакет, малыш тщательно осмотрел его. Нет, в лужу не окунул, пакет не порван.. Тогда что же ему не нравится? Недзуми с удивлением уставился на парня, который медленно пытался отступить при этом что-то лепетал. Кай прислушался к его словам, тот даже пытался выдавить улыбку:
- ...откуда-то сюда пришел, да? Знаешь, откуда именно? А то давай я тебя туда на такси отвезу, а? Ты на машинах катался? Это классно, тебе понравится!
На такси в катакомбы? Кай задумался... Это, конечно, здорово было бы... Прямо на машине.. если бы я их так не боялся... Но, думаю, вряд ли кто-то захочет ехать под землю...
- Тфы хофеф профодить мефя до дома? - Кай радостно уставился на рыжего, а потом подскочил к нему и обнял от всей души. - Тфы тфакой дфобрый!
И неважно, что как такового дома у малыша не было. Хотя, что считать домом? Картонная коробка, которая стала тебе пристанищем или каменные стены, которые стали для тебя клеткой...
- Ефать не нафа... Фдесь... Пфоводи мефя! Мфе страфно...
Кай спрятал в штаны хвост, подхватил подмышку пакет с пончиками. Один с удовольствием сунул себе в рот, второй протянул рыжему дяде.
- Фдесь блифко, пофли...
Схватив парня за руку, Кай потянул его к месту, где можно было пролезть в катакомбы.

---> Подвал и сеть тонелей.

+1


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Вокзал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC