Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Театр "Дзёрури"


Театр "Дзёрури"

Сообщений 91 страница 120 из 191

1

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135244-3-f.png

Театр Дзерури, расположен недалеко от площади перед бывшим Императорским Дворцом,  на одной из боковых аллей Вишневого Сада ведущих к набережной.  Затеряный среди листвы парка, театр не сразу можно увидеть, тем не менее на пятачке перед ним никогда не бывае пусто. Здание театра, выполненное в стиле, характерном для традиционной японской архитектуры - украшено плакатами, афишами, и даже бочатами из кипарисовой клепки, наполненными сакэ.
Это здание театра Кабуки. Для искусствоведа это может стать настоящим открытием. Для праздно шатающегося отдыхающего будет достаточно получаса посещения театра, чтобы оценить необычность стиля, костюмов, декораций, музыкального сопровождения и, наконец, актерской игры.

0

91

Любопытством это не назовешь. Это был не прикрытый интерес, когда Куро наблюдал со скамейки за кошкой и новым знакомым. В конце концов совсем стало понятно, что Нека если не родом, то уж точно долгое время пробыла во Франции. Кажется, что у Дэймона был особняк во франции за городом, куда он любил приезжать только весной. Но о Боже! Это было так давно... Это было уже почти забыто. Сейчас Демон только изредка вспоминал отдельные детали своей прошлой жизни. Его заточение стало своеобразной пропастью между тем временем и этим. В душе Куро даже злился на то, что столько времени потеряно понапрасну. Но это было не то, из-за чего следует убиваться бессмертному Демону, так что он умело выкинул эти мысли из головы, продолжая наслаждаться столь интересной беседой.
-Нечто большее? Хм...
Дэймон расплылся в обложенной улыбке и даже облизнулся. Конечно. Конечно ему хотелось большее. Сейчас у него это ассоциировалась с тем, что Демон желал поглотить самую чистую душу этого времени, чтобы насладиться и понять этот вкус.
-Но хотеть этого мало.-заметил он, так же отгоняя от себя навязчивые мысли и желания.
С интересом он оглянул Неко, которая явно пыталась скрыть свое раздражение. "Свободолюбивая. Точно...Хороший признак. Люблю трудности." Куро усмехнулся сам себе и вскинул голову, посмотрев на небо. На улице совсем было темно, но холода Демон не почувствовал. Глубокая философия девушки зацепила парня и он усмехнулся на невинное извинение и оправдание себя увлечением.
-Да что вы. Это даже полезно, давать волю своим мыслям. Хм...
Дэймон улыбался, наблюдая за Витовтом и Сэянирой. "Может лучше оставить их? Хм..." Конечно Куро мог остаться и помешать развитию иных отношений, но какая с этого ему выгода? Взглянув на часы, парень встал с лавочки.
-Но что ж... Вынужден откланяться, но есть еще дела.  А время....О! Не стоит же. Хм.-не без улыбки, как это ему и свойственно, достаточно громко произнес Куро и прошел мимо новых знакомых.
Вечер его явно веселил, и это был хороший знак.

----------------->Пляж. Скола и дикий пляж.

0

92

- Но как узнать свой предел, если не пробовать этого достичь? – кошка покачала головой: конечно, каждый в праве иметь свое мнение, но когда мнения разных людей сталкиваются и не находят созвучного звучания, то возникает тупик. Сэянир окончательно расслабилась: сомнения отступили, давая возможность получать от всего происходящего некое наслаждение.
-Да что вы. Это даже полезно, давать волю своим мыслям. Хм...
Нир лишь кивнула. Зачем комментировать и так всем понятные вещи. Девушка наконец-то почувствовала ту атмосферу, когда можно тут и сейчас безнаказанно размышлять, и никто не будет крутить пальцем у виска и вешать ярлык – сумасшедшая. Да, очень часто по кошке судили, что она легкомысленная и беззаботная, ничего не понимающая кукла с которой можно поиграть, но не сейчас…
А вы и в правду знаете, как очаровать любого, Сэянир.
Прекрасный комплимент, мгновенно согревающий душу. Нека мягко улыбнулась:
- Ну что вы, не преувеличивайте – тихо засмеявшись, проговорила кошка – никакой игры, все смотрелось лаконично и естественно, что о неискренности и мысли не было. Только Сэй хотела присесть, как Куро заявил о своем уходе, причем это было так картинно, с мастерством, произнесено, что Нир удивленно распахнула глаза:
- Жаль, жаль, что вы нас уже покидаете – ей оставалось лишь догадываться о причине его ухода. Срочные дела? Вздор! Слишком наигранно, чтобы это было правдой.  Но гадать над причиной сего действия было бы, по меньшей мере, глупо в данный момент. В пред ночной темноте глаза кошки загорелись, если не алчным огоньком, то, как минимум - дьявольским.
Мило, мило сегодня все складывается… - блондинка была довольна. Поправив пальто, она заняла уже нагретое место на лавочке, кокетливо положив ногу на ногу – во всех ее движениях была какая-то сладкая тягучесть. – Легкая шалость в радость….
- Но вот мы как-то неожиданно остались наедине -  как бы невзначай напомнила Нир, накручивая прядь волос на указательный палец.

0

93

— Но что ж… Вынужден откланяться, но есть еще дела. А время….О! Не стоит же. Хм. — с улыбкой произнёс Куро, картинно удаляясь. Да, он действительно был тем, кто работал по своему призванию. Немногие могли обладать этой радостью в нынешние времена.
— До свидания. Полагаю, мы закончим нашу беседу в следующий раз. — Витовт изобразил радушное выражение лица. С одной стороны, столь скорый уход Куро лишил Витовта нескольких часов приятной философской дискуссии, что несколько огорчало, но по стечению обстоятельств этот уход оказался очень своевременным, ведь он оставлял его один на один с Сэянир, чей голос был подобен мёду. Витовт довольно улыбнулся.
— Но как узнать свой предел, если не пробовать этого достичь? — прозвучал вопрос неко.
— Предела не существует, существуют лишь физиологические и психологические рамки, которые можно преодолеть, если знать как. Конечно, это сложно, но всё же в пределах возможностей достаточно сильной личности. — Витовт присел на лавочку рядом с Сэянир и наблюдал за ярким, слегка безумным огоньком в её глазах. Почти невидимые очаровательные движения.
— Но вот мы как-то неожиданно остались наедине. — слегка приглушённый голос, приятно обволакивающий сознание. Витовт довольно улыбнулся — вечер обещал быть изумительным.
— Действительно. Надеюсь, моя компания вам по душе?

0

94

- Это что-то наподобие ‘невозможно возможно’? Да, это сможет взбудоражить сознание любого, даже самый заядлый пацифист вряд ли сможет устоять от искушения -  Нир лукаво улыбнулась. Один Бог мог знать, какие непорядочные мысли появились в светлой головке при этом вопросе. Девушка пристально наблюдала за Вивовтом и когда он сел рядом без лишних слов пододвинулась поближе. – Я не беспомощная девочка, но могу побыть мягкой и пушистой на сегодняшний вечер, хотя….  Не так уж вы меня и поощряете своим вниманием…. - но для капризов еще пока было не, то время, поэтому кошка  предпочитала тактику – подобраться на мягких кошачьих лапках как можно ближе, а там уже все в ваших руках.
Действительно. Надеюсь, моя компания вам по душе?
- А то прям таки это не заметно…. Но так и быть, скажу это вслух – игривое настроение только подхлестывало поведение молодого человека. 
- Даже не стоит в этом сомневаться  - нежно пролепетала неко новому знакомому на ушко, при этом невинно касаясь руками его плеч.  Хотелось поиграть, но в тоже время не переборщить – чтобы на данный момент не показаться слишком уж фамильярной, но на столько ли Сэянир застенчива, чтобы это скрыть – это оставалось даже для самой кошки загадкой.  Через несколько секунд, Нир отодвинулась на свое место, как ни в чем не бывало. – Я не люблю театр одного актера…. Ну может быть, и люблю, но не в данный момент  - откинув челку со лба, девушка окинула взглядом место, куда она забрела по случайности. – Этот город любит преподносить сюрпризы…. Порой очень странные… - неко отрешенно улыбнулась. – Хочется чего-то особенного…. Развлеките меня, а то интриги не будет…

0

95

Витовт впервые за несколько лет получил возможность прекрасно провести время и уж явно не собирался упускать такую возможность, тем более, что Сеянир не скрывала своей благосклонности. Оставалось только заинтересовать неко, чтобы впоследствии рассчитывать на еще одну встречу, а затем и на еще одну…
— Это что-то наподобие «невозможно возможно»? Да, это сможет взбудоражить сознание любого, даже самый заядлый пацифист вряд ли сможет устоять от искушения. — лукаво улыбнулась девушка и придвинулась к падшему ближе. Голос Сеянир был сладким и периодически переходил на мурлыканье.
На лице Витовта отразилась самая лучезарная улыбка, на которую только мог быть способен такой, как он.
— Именно так. А ведь пацифизмом мало кто страдает, по крайней мере, в этом городе. — взгляд Витовта был прямо устремлен на Сеянир. Что же будет делать очаровательная кошка дальше? Витовт любил наблюдать и тянуть время.
— Даже не стоит в этом сомневаться — нежный шепот на ушко, сопряженный легким касанием пальцев. Да, неко завоевала его сердце на этот вечер, впрочем, такому обаянию трудно было не поддаться. Теперь дело было только за ним. Патрулируя территорию, Витовт учитывал содержимое каждого ее сантиметра и знал, что в театре припасено немало интересных механизмов, способных разнообразить любое представление. Без актеров, конечно, мало на что можно было рассчитывать, но все же…
— В таком случае, ваши надежды будут оправданы. — улыбка Витовта источала лунный свет падшего. Нажатие кнопки, расположившейся прямо под ладонью — и заиграла музыка. Витовт решил ограничиться простым. — Ах, они начали без нас! — притворно удивился падший. — Впрочем, все равно это невидимые музыканты… позволите пригласить вас на танец?

0

96

Ноябрь. 2010 год. 21:00-21:15
Слабый ветер. Холодно.

--)Вишневый сад.
Девушка, едва касаясь асфальта, шла по жесткому настилу, удивляясь маленькому количеству народа вокруг театра. То ли выступления окончились, то ли идут, то ли еще не начались... Кто знает, кто знает...
А между тем, давайте подумаем, как бы нам увильнуть от неожиданных трудностей? С другой стороны, может воспоминание было всего лишь воспоминанием- мало ли что. И вообще, за столько лет в этом городе... Такое же уже бывало, ведь правда. Бывало. Кончалось ли это чем-то плохим? Вроде нет.
- Ладно, следующая трудность.
Рей, тайком оглянувшись, перепрыгнула через невысокий заборчик и пошла по направлению к театру прямо по огороженным клумбам. Вряд ли ее здесь заметят.
Чьи-то голоса, кто-то на лавке...
Кан благовоспитанно обошла незнакомых людей. Мало ли, вдруг помешает? Негоже.
- Итак, вторая трудность.
Хотя, с первой еще не окончили. А вдруг все кончалось плохо? Черт, что же делать, а ведь это воспоминание она заперла далеко в глубине. Но, будь оно не ладно, за тысячу лет оно и не думало стираться. Ладно, не наша это проблема.
Наконец, вторая трудность. Деньги. Без денег не вхожа она в театр. А их и не было. Ну, да ладно, с кем не бывает. Надо хотя бы ознакомиться с репертуаром.
Хладность, перепрыгнув очередной заборчик, так же легко дошла до тяжелых дверей и стала рассматривать афишу.
- Не очень то и интересно...- пробормотала девушка. Но что поделаешь? Увы и ах, но за всю ее жизнь она видела столько выступлений, спектаклей, опер, балетов, что пересматривать просто очередную вариацию того же самого произведения- не лучшая идея. Так и заучить можно.
Девушка разочарованно пошла обратно. Куда- обратно? Не известно, если учесть, что дома ее не ждут, а приходить в холодную квартиру... Не лучший выход.
- Итак, третья проблема.- строго сказала Нова своему отражению в одинокой луже и продолжила движение.
Работа. Надо хотя бы изредка навещать такое теплое и уютное заведение, где ее уже в лицо знают заядлые посетители.
-А что... Туда и отправиться, может?
Может ее там ждут? По ней "соскучились"? Да и побывать в волне роскоши... В конце концов, можно просто пообщаться.. Да хоть со знакомыми официантами. Выход? Выход!
Нова, поправив футляр со скрипкой и флейтой, все тем же бодрым шагом отправилась в ресторан.
--)Ресторан "Маска".

0

97

- На все есть исключения. Даже в этом городе найдут те, кто против насилия, войны. И отнюдь эти создания будут только на стороне такого странного слова, как добро – спокойно произнесла Нир, вздохнув. Эта тема напомнила слегка грустный момент из прошлого. Глаза застила пелена серости. Кошка невольно упустила улыбку с лица. Резко вдруг захотелось дождя. Но сам факт, что Сэянир не любила мокнуть, напомнил ей, что сейчас не самое лучшее время придаваться забвению воспоминаний. Что-то неуловимое заставляло неко тянуться к Вивовту – желание поиграть или все же что-то иного плана? Сэй откинула челку с глаз, решив оставить эту головоломку на потом, а сейчас все свое внимание направить на молодого человека.
В таком случае, ваши надежды будут оправданы.
Ох, что говорить, эта фраза лишь подлила масла в огонь, разжигая любопытство кошки. Сэй все больше погружала в желании разгадать Вивовта, заставить его запомнить этот вечер. Как по повиновению волшебства заиграла музыка.  В первую секунду Сэянир удивленно посмотрела по сторонам, пытаясь понять, откуда идет звук. Мелодия завлекала девушку. На ангела был направлен полный взгляд восторга. Сердце неко предательски екнуло, разбудив давнейшее желание окунуться в мир танца. Нет, все же это ее самая большая слабость и страсть – танцы, вот что нужно, чтобы позабыть обо всем. И Вивовт точно не прогадал с этим. И кошка осталась довольна выбором этой такой до боли старой, но верной тактики.  Глаза загорелись игривым огоньком, но уже другие чувства отражались в янтаре взгляда – взгляд был прямой, открытый, как у ребенка, ожидавшего чуда.
- Впрочем, все равно это невидимые музыканты… позволите пригласить вас на танец?
Сэй лишь заворожено кивнула. Что говорить прописные истины, если все и так ясно. Весь внешний вид говорил о воодушевленном положительном ответе.  Мелодичный ритм музыки завлекал за собой – Сэй аккуратно встала, вспоминая, когда же она так безумно хотела танцевать.
- Да, в таком месте я еще не танцевала… - тихо промурчала неко, снова с предельной аккуратностью касаясь рукой плеча Вивовта.

0

98

Время как будто замедляло свой ход, позволяя глубже и дольше наслаждаться игрой, что начиналась в стенах, знающих немало подобных действ. И в этой игре не могло быть проигравших.
— На все есть исключения. Даже в этом городе найдут те, кто против насилия, войны. И отнюдь эти создания будут только на стороне такого странного слова, как добро. — произнесла кошка, заметно погрустнев на время. Видимо, город был ещё сложнее, чем казалось Витовту, но имело ли это значение здесь и сейчас? Здесь и сейчас всё было хорошо.
— Не думаю, что эти создания смогут долго жить в такой атмосфере. Чтобы выжить, им придётся либо подчиняться тем, кто сильнее, либо отвечать на насилие насилием. В этом городе действует первый, самый дикий из законов природы: выживает сильнейший. — краешек губ Витовта коснулась невесёлая улыбка. — Но это не самый худший закон из всех. — Витовт махнул рукой, не сводя глаз с Сеянир. Мелодия явно заинтересовала её, в глазах горел огонёк. Витовт довольно улыбнулся. За последние тысячелетия некоторые вещи в мире всё же оставались неизменными, вечными. Сэянир лишь коротко кивнула, позволяя Витовту взять себя за руку. Медленный, классический темп идеально подходил, чтобы растянуть удовольствие надолго, на всю ночь.
— Да, в таком месте я еще не танцевала… — тихий, нежный голос, окутывающий сознание Витовта тонкой дымкой. Лёгкие, аккуратные касания. Пара в тесном зале служебного помещения рисовала первый круг. Легкое движение, чтобы отпустить правую руку и взять левую. Началась следующая часть игры.

+1

99

- А что же в твоем понятии худший закон тогда? – в сердцах воскликнула слишком эмоциональная кошка, даже не заметившая резкого перехода на ты.  Хотя сама Нир не очень-то любила долго придерживаться таких светских манер и все время обращаться на вы, но привычки въелись глубоко в памяти.   Смущение на секунду появилось на ее лице. – И с чего бы вдруг мне так реагировать? – эта мысль отрезвляла не хуже пощечины и Сэянир снова взяла в тиски свое самообладание.
Мелодия успокаивала, наполняя душу сладко-приторным вкусом ностальгии.  Нет, в какой раз девушка понимала, что самое родное для нее – это танцы, да…. Для нее всегда было в порядке вещей думать, что ‘к черту все тогда, если  я не смогу танцевать и слышать переливы звуков‘. Возможно, такие крайности добавляют сумасшествия ей, но в этом городе разве за это обвинят? 
Неко всегда любила в таком деле четкие разделения за и против. 
Искусство танца у Сэянир было отточено почти до совершенства, поэтому вальс был приятным дополнением к вечеру. Причем партнер оказался так же хорошим танцором.
Было немного тесновато в таком пространстве, но легкая импровизация и капелька фантазии и, линяя танца гармонично ложилась на ноты музыки. Нир все это время не смотрела прямо в глаза Вивовту, но боковым зрением наблюдала за ним. Кружение вальса  было легким, изысканным, но не зацикленным на точности танца. Главное для Сэянир было наслаждение танцем, и, конечно же, партнером. Легкое головокружение от удовольствия.  Кошачья натура была готова замурчать от восторга. Хоть для девушки вальс не был характерен, но это мелочи…главное приятно.
- Если не секрет, откуда такие навыки танца? - нарушив тишину, поинтересовалась Сэй, впервые за танец, повернувшись на доли секунд лицом к ангелу. В голос звучал неподдельный интерес.
- Он слишком полон загадок, но это меня лишь подзадоривает –  уголки губ приподнялись в сладкой улыбке.  Кошке хотелось знать, знать как можно больше сейчас обо всем, в частности о Вивовте, чтобы решить для себя – на какой страничке памяти оставить этот вечер…

0

100

— А что же в твоем понятии худший закон тогда? — реакция Сэянир была резкой, очевидно, из-за этого закона в её жизни произошла какая-то потеря, неприятность или унижение. Не хотелось об этом знать сейчас, ведь вечер был так прекрасен, а мрачных воспоминаний у Витовта и так хватало, за его долгую жизнь он повидал всего больше, чем кто-либо другой. На лице падшего отразилась невесёлая улыбка.
— Тот, который пришёл ему на смену, намного хуже. Мир, где правят сильные, зависит от их качеств, он может быть относительно справедлив, может быть и жесток, но этот мир развивается, каждое поколение становится сильнее прошлого. Сейчас в мире людей верх взяло коллективное бессознательное среднего человека, диктатура серой массы, подавляющая любые проявления яркости. — Витовт на минуту умолк, продолжая делать танцевальные движения. Не самая приятная тема для обсуждения, но всё же философия вносит определённую живость, да и его очаровательную партнёршу по танцу кажется заинтересовала его личность. — Теперь они — просто стадо бессмысленно существующих сытых свиней… в двадцатом веке их пытались пробудить вожди, но бесполезно… Я рад, что выбрался оттуда. — подытожил Витовт. Сейчас этот город казался ему частичкой прошлого, далеко не идеального, но всё же куда более привлекательного, чем нынешний мир или его родные Небеса.
— Может, украсть тактику у Всевышней Мрази и пойти в народ? Есть же у них легенда об Антихристе… хотя… с этим я бы в одиночку не справился даже раньше, а сейчас вообще всё потеряно. Либо они спасут себя сами, либо станут ещё большими свиньями, чем сейчас… и тогда придётся их всех убить.
Сейчас Витовт сознательно отклонялся от правил танца, делая его более живым. Ведь настоящий танцор — полная противоположность сухому академику, во всём стремящемуся сделать точный расчёт. Сэянир, впрочем, в умении танцевать не уступала. Вальс хотелось продолжать до самого утра, такие приятные впечатления он оставил.
— Если не секрет, откуда такие навыки танца? — полюбопытствовала кошка. Витовт улыбнулся, на этот вопрос он был готов дать ответ с гордостью и удовольствием.
— Венская школа. Сам эрцгерцог Франц Второй положительно оценил мои способности, когда я танцевал на балу с Клементиной. Но моими учителями были не академики, а мастера танца…
— Выдающие свои секреты под гипнозом… что же, я дал вам взамен свою вечную признательность…

Отредактировано Витовт (2010-12-01 04:15:08)

0

101

<<<<<< Библиотека

Январь. 2011 год.
• день: небо чистое, а воздух слегка морозный. Ветра почти нет, только редкие и слабые дуновения. Все было бы тихо и спокойно, если бы не бегающие по всем улицам люди и нелюди в поисках новогодних подарков. Кругом шум и суета!
Температура воздуха: -2

По дороге он позвонил в театр по указанному номеру, договорился с администратором о встрече.
Судя по названию, он предполагал что-то в более местном стиле, но театр выглядел абсолютно по-европейски, что демона устраивало. Не придется ломать голову почему американский актер решил поиграть в экзотическом месте.
Нашел служебный вход, некоторое время ждал, пока вахтер освободится от нудного разговора с каким-то типом. Вахтер тут оказался принципиальным, спокойным и непроходимым.
- Мое имя Алканар Эйрел. У меня назначена встреча с мистером Лави Харуно.
Вахтер перезвонил администратору и, убедившись, что некоего мистера Эйрела действительно ждут, пропустил, записав в свой кондуит посещений.
Как и любой театр с другого входа, "Дзёрури" представлял собой лабиринт из узких переходов, хольчиков и торопящегося по делам народа. Ему удалось в итоге нескольких расспросов и блуждания по паре сложносочиненных лестничных переходов добраться до кабинета администратора. Со стороны парадного входа его кабинет располагался гораздо удобнее, но парадный был сейчас закрыт. Табличка на двери гласила, что он не ошибся. Для вежливости стукнув пару разочков по двери, Алканар собрался войти, но дверь оказалась заперта. Глянул на часы, хмыкнул. Так и есть, обеденный перерыв. Демон поморщился. А ведь договаривались на конкретное время. Впрочем, настроение быстро развеялось, это же театр. Тут не принято приходить вовремя, главное вовремя появиться на сцене.
Есть он не хотел, поэтому решил познакомиться с закулисьем поближе. Благодаря все тому же обеденному времени суета постепенно утихала, народу становилось поменьше. Миновав костюмный цех с его ворохами ткани и блесток, развешанными о стенам эскизам и тихим стуком швейных машин, Алканар чуть поднялся наверх, туда, где по его опыту должен был находиться выход на верхнюю сцену. Так и есть, неширокая галарея, опоясывающая пространство сцены с дверями, ведущими на осветительные и арматурные галереи. Открыв одну из них он выбрался на узенькую галерею с перилами, служащую обычно для крепления заднего плана декораций и подсветки. Сейчас тут никого не было, работы по установке задника уже закончились, зато на сцене работа шла полным ходом. Устанавливали декорации для нового спектакля. Демон облокотился на перила, разглядывая происходящее внизу. Там тоже кое-кто собирался слинять с рабочего места на обед, бригадир рабочих цены разбирался с страждущими.
- Обед полчаса, не больше. Ребята, давайте по-быстрому, опаздываем же. Чтобы одна нога тут, другая тоже здесь!
«Опаздываем! Но я вроде не опаздываю… или все же опаздываю? Но куда…»
Демон встряхнул головой. Что-то лезло в его голову. Точно лезло. Как опиумный дым пускало корни и вызывало странную галлюцинацию, словно отражение декораций внизу – солнечный сад, травки, цветочки и прочая ерундень. Тут только девочки какой-нибудь не хватает для полной умильности. В платьишке в кружавчиками и букетиком цветов.
«А кошка тут зачем? Кошка?..»
Опиум ли или чья-то воля, но демон решил поиграть в кошки-мышки. Позволил видению захватить себя и рассказать свою историю…

>>>>>> Кроличья нора

Отредактировано Alkanar (2011-01-18 09:54:03)

0

102

Сэянир незаметно вздохнула: девушка понимала и осознавала слова Вивовта, но эта прописная истина не доставляла никакого удовлетворения. – Но отнюдь, иногда лучше быть в неведенье.
- Всё это печально… уже потому, что всё  крутится вокруг силы, которая уничтожит всё, включая богов этого мира – дальнейшие комментарии на этот счет кошка предпочла оставить при себе. В другой бы раз она была бы рада, может даже поспорить на эту вечную тему, но сейчас ей хотелось совсем другого. – Украдем из мечтаний немного из сказок и раскрасим реальность как нам угодно – нека аккуратно пока подстраивалась под партнера по танцу, и не пыталась даже лидировать и управлять ходом. Движения были плавными, танец кружил голову.  Хотя вальс немного отличался от обыденных рамок, Сэй это нисколько не смущало – что может быть лучше некого разнообразия? Нека довольно тихо что-то проурчала. 
- Венская школа? – она ахнула, но глаза азартно заблестели. Нир не могла даже такого представить.– Ох, у вас были великие учителя, искренне становится завидно – промурлыкала блондинка, говоря от чистого  сердца. Но тут ее осенило, и пухлые губки слегка присвистнули. – Сколько же вам…. -  если была возможность, Шейд обязательно бы остановилась, как вкопанная и прикрыла рот ладошкой, как маленький ребенок, только что сболтнувший лишнего.  – Что я творю?! – девушка сама от себя не ожидала такой бестактности: кошачьи ушки прижались к голове, а взгляд уткнулся в область груди Вивовта. – Прям как нашкодившая школьница, хотя в этом случае
- Какая жалость, а я хотела, чтобы этот вечер вам запомнился…. Но видно не суждено, тем более я явно уступаю прежним вашим дамам по танцам, и вряд ли…. Я по отношению с вами еще школьница в этом деле – слегка скромная кокетливая улыбка воссияла на лице неки, придавая ей легкую долю беззаботности.  Танец складывался все же более приемлемо меркам, но Нир с невинным видом сменила такт на три шага.  Пара стала двигаться более мягко и изящно, словно морская волна, накатывающаяся на берег во время бриза. Воспользовавшись ситуацией, кошка попыталась оказаться как можно ближе к партнеру.
- А вам по душе только вальс? Или же, есть что-то еще?  - она выжидающе всматривалась в его глаза.  Такие типичные для кошек ярко-зеленые глаза, но это были глаза хищника, а если и не хищника, но умелого охотника, но сейчас Нир хотела распределения ролей по-своему.  Но все-таки девушка сегодня могла себе позволить пару слабостей: медленный, уже английский вальс, убаюкивал тишину, а кошка не отрывала взгляда от Вивовта. – Ну и что мы решили?
Резко сделав шаг на встречу, она нарушала общую картину танца, но это был, конечно, не конец.
- По мне так лучше танго или сальса – смеясь, проговорила нека, чмокнув нового знакомого в нос, совсем тормозя и тут же отходя вправо на разворот, не отпуская руки молодого человека.
- Ну и как ваш вердикт?

0

103

Лёгкое, почти неслышное движение на секунду заставило Витовта отвлечься от танца. Как будто кто-то незримо зашёл и растворился в воздухе. Не ушёл, а именно растворился. Витовт нахмурился. Вор? Нет, скорее кто-то, кто владеет телепортацией. Просто владеет, поскольку ничего не исчезло.
— … крутится вокруг силы, которая уничтожит всё, включая богов этого мира. — Витовт услышал конец фразы собеседницы. Кошка быстро меняла движения в такт с Витовтом, её движения были столь же плавными, как изящные изгибы её тела. Определённо, надо будет узнать эту кошечку поближе, а пока…
— Венская школа? Ох, у вас были великие учителя, искренне становится завидно. — голос Сэянир привлекал не меньше манер и изгибов тела. Сладкий, слегка вязкий, он приятно обволакивал сознание, располагая если не к охоте на столь привлекательную цель, то, по крайней мере, на желание потратить на неё своё время. А учитывая, что Витовт был бессмертным… - Сколько же вам… — произнесла кошка и опустила глаза, вызвав у Витовта лёгкую улыбку.
— Всё равно больше, чем вы думаете. И право, это вполне естественный вопрос. — ответил Витовт, в очередной раз меняя темп. Если бы его партнёром был ангел или крылатый демон, танец был бы куда разнообразней, но Витовт наслаждался происходящим и так.
— Какая жалость, а я хотела, чтобы этот вечер вам запомнился…. Но видно не суждено, тем более я явно уступаю прежним вашим дамам по танцам, и вряд ли…. Я по отношению с вами еще школьница в этом деле. — кошка явно недооценивала свои способности, которые ей давала чисто кошачья гибкость и пластичность.
— Поверьте, вы танцуете намного лучше, чем Клементина. К слову, семья австрийского эрцгерцога славилась скорее многочисленными инцестными связями, чем танцами. — Витовт изобразил злорадную улыбку. Меттерних своими дикими абсолютистскими нравами всегда вызывал у него глубокое отвращение, а эрцгерцог во всём потакал ему.
- А вам по душе только вальс? Или же, есть что-то еще? — взгляд кошки был устремлён прямо в его глаза, притягивая к себе, как магнит. - По мне так лучше танго или сальса. — кошка коснулась губами его носа. Приятно и весьма оригинально. - Ну и как ваш вердикт? — Витовт изобразил улыбку и притянул партнёршу к себе. — Мне нравится ход ваших мыслей. — Витовт слегка отстранился и совершил разворот. — Но какое именно танго? Или же не будем ставить себя в рамки стиля?

0

104

<<<<< Кроличья нора

- Эй, мистер, осторожнее, - чьи-то руки бесцеремонно коснулись его и демон окончательно пришел в себя.
Он стоял все там же, на галерее верхней сцены, сильно наклонившись вперед, почти перевалившись через ограждение. Так что человеку было прощено такое обращение.
- Задумался.
Еще бы не задуматься. Книгу эту он, разумеется, читал. Ее довольно много обсуждали в салонах после издательства. Детская история для взрослых. Но вот попасть в эту историю более, чем мимолетностью воображения, как-то не ожидал. Правда роль, предоставленная ему, позабавила. Если бы ему предоставили право выбирать, чтобы он выбрал? Может быть Алису, с ее наивным, глупым видением мира? Или шляпника безумного, а оттого свободного в своих действиях? Или быть может роль Белой королевы. Последнее было бы смешно, но отчего бы и нет. А вот белый кролик оказался неожиданностью. И полной импровизацией.
«Ну что, вы довольны тем, как я отыграл свою роль?»
Вопрос к неведомому продюсеру, устроившему спектакль, от участия в котором было труднее отказаться, чем согласиться. Впрочем, видение было более в тему, учитывая то, где он сейчас находился.
Работы на сцене продолжались вовсю и демон покинул галерею. Пора было и своими делами заняться. Обеденный перерыв был закончен, он надеялся найти администратора на месте.
Однако, его ждало разочарование с одной стороны и удовлетворение с другой. Администратора на месте не оказалось, он, как сказали, ушел по срочным делам. Занятой видать человек. Зато он был избавлен теперь от предварительного собеседования и его пригласили сразу к директору театра. Ладно, с администратором он еще успеет познакомиться. Очень бы хотелось. Да и придется.
Кабинет директора нашелся быстрее, чем кабинет администратора. Он был в центральных коридорах, устланных ковровой дорожкой, глушащей шаги, дабы не мешать начальству творить. Пройдя строгий секретарский досмотр, Алканар был любезно допущен в кабинет.
Директор, главный режиссер, т.е. все главные должностные лица. Алканар бывал в такой обстановке уже довольно давно. Да и тогда он перекантовался в театре скорее по знакомству. Любопытно, хватит ли одних документов или еще придется что-то делать.
- Вы закончили частную школу актерского мастерства и работали в Бостоне?
- Да, это все есть в моих документах.
- В каких постановках вы участвовали?
- Наш режиссер предпочитал классику, а публика требовала зрелищ. Так что было много эпических вещей. Например, Илиада. Много Шекспира с его трагедиями. Авторские постановки на тему Гражданской войны, но это уже патриотическое. Из более современных тем я начинал работу в постановке о Второй мировой войне.
- Что вы лично играли из Шекспира?
- Яго в Отелло, Клавдий в «Гамлете».
- Предпочитаете роли злодеев?
- О да.
- Отлично. Не могли бы вы прочитать нам что-нибудь. Стихотворение, или, быть может, диалог.
Последнее заявление вызвало некоторую растерянность. Впрочем, играть и произносить речи было не в новинку. Так что выбрал демон стихотворение по настроению.
- Овидий, «Описание бури»
Низко глядит в океан Эриманфской Медведицы сторож,
Воды пучины морской мутит светилом своим.
Все-таки мы бороздим не своей Ионийское море
Волею; смелыми быть мы из-за страха должны.
Горе! Как силой ветров нарастает морская поверхность!
Как закипает песок, взрытый из самых глубин!
Валом не ниже горы на кривую корму налетают
Волны и на нос и бьют в изображенья богов.
Связки из сосен звенят под ударом, канаты скрежещут,
Стонет о наших бедах самый и остов судна.
Вот уж моряк, побледнев, не тая леденящего страха,
Сдался: судна не ведет, следует сам за судном.
Как малосильный ездок отпускает поводья на шею
Рвущему буйно коню (пользы от них никакой), -
Так, вижу я, не туда, куда бы хотел, направляет
Кормчий судно, а куда нас увлекает волной….

Но не страдание людей, не страх их звучал в голосе демона. Низкий рокот беды, Рока, властвовавшего над людскими судьбами, необратимого, неподвластного им. Так чувствовали мир древние. И, быть может, в своем суждении они были более правы. Даже если смертным дано право и возможность выбирать, им еще надо уметь воспользоваться. Остальные же бурей влекутся туда, куда их направляют.
Еще некоторое количество вопросов и, посовещавшись, его на работу приняли. Злодеев, как ни странно, всегда недостаток. Все стремятся на роль героев или страдающих жертв. Пусть даже и сомнительных, остальное же предпочитая держать в тени.
Он занес документы в отдел кадров и отправился знакомиться с театром. Труппе его обещали представить завтра на репетиции. Забавно было вот так, совершать банальные, формальные действия, как и любой из толпы. Как это говорят: «жить обычно жизнью». Это всегда было ему забавно. Кажется, это называют лицемерием и двуличием.
Внутреннее устройство современных театров всегда одно и то же, лишь с некоторыми нюансами. Так что Алканар довольно быстро нашел и гримерки, и костюмерную. Впрочем, больше его интересовали репетиционные залы. В одном шла отработка какой-то сцены. Что-то из очень современного. В другом пара танцевала. Демон устроился у окна, наблюдая. Впрочем, музыка уже заканчивалась. То ли это тоже была репетиция или, скорее всего, народ отдыхал. Может быть он даже помешал, но демон не скрывался, желая, чтобы его присутствие заметили. Не хотелось делать первые знакомства официальными слишком или нейтральными.

Отредактировано Alkanar (2011-02-08 10:59:17)

0

105

Витовт вёл танец несколько медленнее, чем было положено канонами танго, откровенно любуясь пластикой и грацией Сэянир. Нет, одним вечером здесь ограничиваться не следовало — за ним должно было последовать ещё несколько, ведь у Витовта всегда была козырная карта в рукаве и не одна, за две тысячи лет можно было познать природу чувственности до той степени, до какой вообще возможно её рациональное осмысление. Впрочем, всё здесь, включая сам танец выходило за грань мыслительного процесса. Ощущение полёта со сложенными крыльями и бесконечности ограниченного пространства… это была третья сторона чувственности, с которой можно было сравнить лишь наркотическую эйфорию. Сколько это продолжалось, сказать было трудно, не посмотрев на часы, ведь в танце некоторые минуты растягивались на часы, некоторые пролетали за секунду. Всё же часа три уже прошло. И как минимум семь последних минут здесь кто-то был. Витовт вздохнул, вспомнив о том, что он на работе. Завершив очередной круг ритма, Витовт выпустил руку Сэянир.
— Мы скоро продолжим наш танец, а пока увы… я на службе. — Витовт изобразил милую, немного виноватую улыбку и перевёл взгляд на демона, что наблюдал за ними сверху. Хорошо, что зал был просторным, это избавляло от необходимости подниматься по крутой и неудобной лестнице. Витовт расправил крылья и через секунду был уже на месте.
— Доброй ночи. Предъявите, пожалуйста свой пропуск. — Витовт оценивающе оглядел демона. Периодически слегка изменяющаяся мимика выдавала в нём хорошего актёра и сама по себе убеждала лучше любой бумажки.

0

106

Демон любил удивляться. И тут ему это даже удалось. Парень, вообще не скрываясь, расправил крылья и полетел. Неужто тут даже для этого города такие вольные нравы? Можно расслабиться и кушать работников сцены прямо на сцене? Попробовать что ли? Или, быть может, они при этот будут выпускать клыки и когти? Прекрасное, однако, местечко. Попал что надо.
- Предъявите, пожалуйста, свой пропуск, -  а он-то думал, что парень из богемной среды. А оказался охранник.
Демон даже умудрился откопать в кармане случайно не выкинутую бумажку - временный пропуск, выданный вахтером.
- Надеюсь, скоро мне выдадут постоянный. Может быть, вы сможете этому поспособствовать? – крылатый выглядел довольно уверенно тут, возможно даже, что в охране не последним чином числится. – Алканар Эйрел, - да, в пропуске написано, но можно и представиться, чтобы лучше запомнили. – С кем имею честь?
Современный мир уже обходился без подобных манер, но демон к этому еще не совсем привык. Да и никогда не любил уподобляться плебсу. Быть как все – не его девиз.
Краем глаза он наблюдал за девушкой с прелестной кошачьей грацией. Она явно немного скучала в отсутствии кавалера. Что делало черты ее лица задумчивыми, а оттого еще более очаровательными. Но, ничего, поскучает, тем более рада будет его увидеть вновь.
- Я с сегодняшнего дня состою в труппе вашего театра. Нет, не так, - он улыбнулся, - нашего театра. Так поможете мне с пропуском? Может быть, даже расскажете о местных правилах? Я не отвлеку вас надолго.
«Может быть даже расскажешь о том, можно ли тут летать на глазах у всех?»

Отредактировано Alkanar (2011-02-11 19:05:24)

0

107

На лице демона проскользнуло явное удивление. Он вытащил пожелтевшую, ободранную бумажку заменявшую пропуск.
— Надеюсь, скоро мне выдадут постоянный. — произнёс он — Может быть, вы сможете этому поспособствовать?
— Так и есть, актёр… интересно, какие роли ему доставались в театрах внешнего мира? Это интересно, ведь за последние пол столетия играть разучились. — Витовт вернул пропуск демону после непродолжительного осмотра.
— К сожалению, не могу, у меня точно такая же бумажка. Наш директор и так уже вложил в театр много денег с собственного кармана из-за продолжительного его упадка. К счастью, в последнее время ситуация с посещаемостью начинает нормализоваться. — Витовт постепенно отходил от эйфории, порождённой танцем, и его мысли возвращались в обычное, нейтрально-разговорчивое русло.
— Алканар Эйрел — представился демон. — С кем имею честь?
— Витовт Ренонс — падший протянул демону руку. Взгляд Витовта, однако, падал на очаровательную партнёршу. Она явно испытывала лёгкую скуку. Это хорошо. Периферийным зрением Витовт заметил, что демон смотрит в ту же сторону.
— Завидуешь? Правильно завидуешь, это моя ночь… — на губах Витовта отразилась едва заметная ухмылка.
— Я с сегодняшнего дня состою в труппе вашего театра. Нет, не так, нашего театра. Так поможете мне с пропуском? Может быть, даже расскажете о местных правилах? Я не отвлеку вас надолго. — Витовт улыбнулся.
— Ну… поскольку вы демон, предупрежу, что нельзя убивать в пределах театра, собирать души сотрудников и зрителей, а также опаздывать на работу. А то тухлыми помидорами закидать могут за задержку зрелища. Всё остальное допустимо…

0

108

- Это весьма радует, что театр восстанавливает свою репутацию и даже имеет виды на будущее. Я так и подумал, когда увидел объявление о наборе в труппу.
Такое сочувствие финансовым делам директора со стороны падшего было умилительно. Но на данный момент и демону не было нужды разорять этого человека. Разве что ему не понравится работа в данном театре. Что вряд ли. Он всегда может выжить отсюда тех, кто его не устроит или будет доставлять хлопоты.
Падший представился, даже руку протянул, но смотрел при этом в другую сторону, так что демон не счел нужным отвечать на этот жест. Вместо того он оглянулся, ища следы разрухи. Но, похоже, финансы директора были более чем стабильны. Театр внешне вообще не выглядел упадочным, разве что внутри требовался ремонт. Кое-где.
«Ты уже переживаешь за свою милашку? Ишь как хорохоришься. Не переживай, падший, я из другого отдела. Соблазнение всех встречных не входит в мои обязанности. Хотя… будешь так ухмыляться, я же могу и заняться кошечкой. Или тобой. Ради прикола.»
- Кстати, я немного понаблюдал за вашим танцем. Я думал вы репетируете, - ага, а оказалось, охранник просто решил соблазнить неку. – У вас замечательная партнерша, - почти восхищенный взгляд в сторону девушки. – Да и вы прекрасно танцуете, - легкий полупоклон, улыбка. – Ведь, как известно, с хорошим партнером кто угодно может хорошо танцевать.
Впрочем, при таких порядках в театре ему требовались настоящие охранники, а не канделябры в темных очках по современной моде. Так что падший очень даже подходил на эту роль. Если, конечно, он говорил правду, относительно вольностей поведения в театре. И раскрытия нечеловеческой сущности. Пока таких вольностей демон в этом городе не наблюдал. Ну да, что не стоит делать снаружи, может быть, спокойно можно делать внутри. Почему бы и нет.
Эти двое совершенно не выглядели влюбленными. Да и что есть любовь. Смех и только.

«Это уже не смешно, богу ж в мать твою душу!»
Этот опять стоял на пути. Значит, у них там спасение души умирающего. Но это уже наша душонка! Поздно молиться и увещевать!
Впрочем, демон отлично знал, что не поздно. До момента последнего вздоха покаяние может вырвать душу из его власти. Таковы уж правила игры. И снова этот белокрылый стоит на его пути.
Беззвучный бой на самой границе смертного мира. Здесь все серо. Здесь исчезают цвета и звуки. Здесь даже эти два цвета кажутся чуждыми. Черный и белый. Белый свет ихора, орошающего бесплодную землю безвременья и черные тяжелые капли, застывающие смолой на безжизненных камнях. Смертный бой, где ни один не признает поражения, ни один не отступит, ни один не проявит жалости.
Но красивые слова лживы. Потому что золотой меч, хищным лезвием готовый впиться в горло врага, дрожит. Белые перья втоптаны в прах. А светлый меч замер, нацеленный на сердце. Глаза в глаза. Беспощадное осознание, ни двинуться, ни отступить. Ни довести удара.
Глаза в глаза. Бирюза небесных отражается в блеске черной тьмы. Взгляда не отвести. Слова из песни творения не выкинуть.
- Я ненавижу тебя! – голос хрипит.
- Я не могу тебя простить, - истинным серебром в ответ.
Меркнет свет мечей, блекнет вязь священных слов на одном и другой тускнеет, теряя тяжесть неотвратимости. Уже нет причин сражаться. Душа ушла. Человек умер не покаявшись, но чистая слеза ангела, оброненная над ним, зачлась, отправляя душу в Чистилище. Значит бой продолжается. Но не здесь и не сейчас.
Он протягивает руку, отводя меч. Через долгое мгновение рука архангела касается его. Тяжело опираясь на раненную ногу, другой рукой светлый придерживает покалеченное крыло.
- Это не последняя встреча, - кажется, или ангел отводит глаза.
Но и демон молчит. Только короткий кивок.
«Не последняя…»
- Если я так ненавижу тебя, почему же…
- Я не могу не простить тебя, потому что…
«Потому что я люблю тебя…»

Демон вздрогнул от неожиданного воспоминания. А может даже и не воспоминание это было вовсе.
Но желание поразвлечься было отбито напрочь.
- Рад знакомству, мистер Ренонс. Или просто Витовт? – милая улыбочка. – Извините, мне пора. Надеюсь, ваша дама не слишком заскучала. Было бы невежливым с моей стороны лишить столь очаровательную особу партнера на этот вечер.

Отредактировано Alkanar (2011-02-15 17:48:27)

0

109

Распрощавшись с охранником, демон продолжил свое знакомство с местом работы. А если быть более точным с местом прикрытия, изображения из себя законопослушного гражданина уж неважно какой страны. Давно замечено – будешь как все и никто тебя не заметит. Даже если будешь резать на улицах и потрошить невинных младенцев.
Впрочем, с падшим демон еще надеялся свести знакомство поближе. Когда тот будет не столь занят.
Получив на руки сценарий, где ему пока предлагали пробную маленькую роль, познакомился с гримерами, заглянул в костюмерную, выпил пару стаканчиков за знакомство с кем-то из труппы и решил, что для дня устройства на работу достаточно. Благо в театре начиналась самое суетливое время – перед спектаклем и до праздношатающихся новичков никому дела уже не было. Ну да это недолго.
Актерскую работу, столь презираемую в средние века и столь превозносимую ныне демон всегда почитал как очень удобную. Равно как и самую полезную в плане познания, а точнее управления смертными. Сила - силой, но заставить кого-то что-то сделать, что тебе нужно, можно и без этого. И еще неизвестно, что окажется эффективнее. Люди всегда охотнее делают то, что, как считают, придумали сами.
Воспользовался положением и закончил свой вечер приятным просмотром спектакля нахаляву. Игра не блистала гениальными открытиями, но постановка была неплоха. Бокал шампанского в антракте в буфете, легкий и приятный флирт со случайной миловиной шатенкой, вечер тоже удался.
Хотя день, когда приходится быть всегда милым, немного утомлял. И все же, это тоже была игра. В смертном мире он всегда и актер, и режиссер, и сценарист, кем бы он ни был, когда бы это ни было.
В такси он уже дремал, едва замечая мелькающие за окном огни города.

>>>>>> Гостиница "Celestin", номер - 308

Отредактировано Alkanar (2011-02-20 08:44:20)

0

110

Жилой комплекс » Квартира Влада Крау ---»

Февраль. 2011 год.
• утро: С неба падает пушистый снег, по красоте с которым не сравнится и самое прекрасное кружево. Ветра нет, небо ясное.
Температура воздуха: - 5

Молча расплатившись с водителем, захлопываешь дверь такси. К чему слова? Это ведь всего лишь одна встреча среди триллионов подобных ей. Придаешь значение мелочам... Не останавливаясь, рассматриваешь слишком напыщенную архитектуру театра. Вопреки ожиданиям, встречаешь все ту же классику, смешанную с барокко. Величие, напыщенность, роскошь. Под золоченными капителями колонн, в хитрых узорах тяжелых люстр, в силуэтах барельефов сотни искусственных жизней. Не прожитых никем до конца, брошенных после неудачного спектакля, или же продолжающих жить в популярных постановках. Такие реальные в своей театральности... В жизни не бывает так, как это показывают в театре. Важно помнить это, иначе... Не важно...
Классика и современность наслаиваются, образуя темный налет на массивной мебели. Обилие золота и пурпура бъет в глаза головной болью.
Доброе утро. - пресный тон, обращенный к охраннику - К кому я могу обратиться по поводу трудоустройства?
Здравствуйте. Второй этаж, справа по коридору третья дверь. - напускная вежливость и фальшивое радушие.
Благодарю. - перекинув пальто через руку, Анна прошла к лестнице. Не хотелось рассматривать многочисленный архитектурный декор холла. Это все лишь налет, скрывающий вечную тягу человека к прекрасному, или же простую жажду зрелищ...
Тихий стук в дверь с золоченой табличкой. Поворачиваешь ручку, надевая на лицо легкую улыбку.
Здравствуйте. Я бы хотела устроиться в ваш театр. Желательно, на постоянную работу. - не дожидаясь приглашения сесть, опускаешься в небольшое кресло возле стола, напротив мужчины средних лет в каком-то странном темно-фиолетовом костюме.
Что Вы умеете, чем порадуете, мадемуазель? - слова сказаны слишком пафосно... Мужчина без особого интереса сложил руки в замок.
Я играю на скрипке. Довольно долго. - Анна решила не уточнять точный опыт, все равно сказать можно только ложь... - Я...
- Не надо играть! - бесцеремонно перебил директор театра - Мне не нужно слушать то, что Вы репетировали всю ночь. Вот, пожалуйста. - - на стол перед девушкой легла небольшая стопка нотных листов. - Это скрипичное соло из вечернего концерта. Если вы были достаточно внимательны - афиши развешаны по всему городу. Погодите перебивать. Сыграете это должным образом - мужчина театральным жестом указал на ноты. - Считайте, что Вас приняли. Если нет... Кхм - тактично кашлянув в ладонь, директор улыбнулся. - Приступайте.
Повесив пальто на подлокотник кресла и отложив чехол от скрипки, Анна взглянула на ноты. Не классика. Что-то неизвестное. Современное. Что ж, да будет так.
Скользя взглядом по строчкам, полукровка приготовилась, застыв на мгновение. Из-под смычка полилась музыка, оставляющая странный осадок на восприятии, рождающая чувство смутного беспокойства, перерастающего в умиротворение. Будто растворяешься в воздухе, подобно дыму. И вновь время замирает, давая тебе вслушаться в мелодию, прочувствовать ее, пропустить через себя. Дрожат ресницы, направляя взгляд по строкам.
Достаточно. - под невозмутимостью голоса не скрыть легкого удивления, с коим мужчина смотрит на тебя. - Вы приняты. Пишите заявление.
Рутина и бюрократия... От этого, пожалуй, человечество не избавится никогда...
Быстро заполнив бланк, Анна протянула его мужчине. Тот бегло, скорее для вида, нежели по каким-то другим причинам, пробежал по написанному глазами и отложил документ в сторону. - Сегодня вечером у Вас концерт, мадемуазель К.. - мужчина замялся и махнул рукой - Подойдите к куратору, он даст Вам всю необходимую информацию. Вы можете найти его в репетиционном зале.
Благодарю. - сдержанный кивок.
Взяв свои вещи, Анна вышла из кабинета, ища указанный зал.

+3

111

Февраль. 2011 год.
• вечер: Снегопад продолжается, из-за него на дорогах образовались пробки. Небо затянуло тучами, ветер немного поднялся.
Температура воздуха: - 8

День прошел в суматохе репетиционного зала, гримерки, костюмерной. Современный театр, казалось, переродился больше в шоу, чем в искусство... Умение играть теперь не на первом месте. Сейчас ты должна иметь смазливое личико, красивую прическу, стильное платье... Все остальное отходит на задний план, прячась за кулисами внимания. Толпе нужна красивая кукла, безупречная картинка, которая еще и двигается, что-то делает. Что именно? Это интересует далеко не каждого.
Оказавшись за кулисами, ждешь начала концерта, перебираешь в памяти мелодию, ощущаешь, как в зале собираются зрители, сотни жизней, сотни судеб, коим суждено встретиться сегодня и здесь, в неуловимо маленькой точке бытия.
Предвкушение выхода на сцену покалывает кончики пальцев. Страха нет, только легкое волнение. Как перед чем-то, что уже давно не делала, что предстоит сделать после полувекового перерыва.
Стоически терпишь возле себя гримершу, корректирующую непривычно яркий макияж, еще двоих, которые беспрестанно норовят поправить твои прическу и платье.
Время ожидания вышло. Встаешь, пристегивая к тонкому, едва различимому, поясу небольшую коробку - в ее суть и принцип работы не вникаешь, тебя это никогда не интересовало. Знаешь только, что туда подключается электроскрипка, этого тебе более, чем достаточно. Современный технический прогресс дает музыканту возможность двигаться по сцене без риска запутаться ногами в проводах и на том спасибо.
Встав, бросаешь взгляд на сцену сквозь щель кулис. Смотря на развернувшееся там действо, в очередной раз думаешь с некоторым разочарованием - это уже не концерт, не то, что должно быть... Во время игры музыкант не дефилирует по сцене. Ну да ладно. Твое мнение здесь никто не спрашивал. Вдохнув, с грацией выходишь на сцену, надев одухотворенно-сдержанную улыбку, присоединяешься к набирающей силу музыке. Остановившись на краю сцены, чуть сбоку от оркестровой ямы, смакуешь десятки взглядов, обращенных на тебя. Десятки, можно даже сказать - сотни, но они все ничто, тебе нужен всего-то один взгляд того, кого здесь нет. Отметаешь в сторону мысли, пронзая тонким каблуком алый бутон розы, которые кидают на сцену чуть ли не под ноги тебе. Не снимая воодушевленной маски продолжаешь играть, прикрываешь глаза, видишь в темноте выгравированные на изнанке век руны нот. Преломляясь в аккустической системе зала, летишь вместе с музыкой, стирая смычком грани реальности.

Отредактировано Анна Ксорнбейн (2011-02-25 22:06:17)

+3

112

Сеть магазинчиков со всякой всячиной >>

Февраль. 2011 год
вечер: Снегопад продолжается, из-за него на дорогах образовались пробки. Небо затянуло тучами, ветер немного поднялся.
Температура воздуха: - 8

Гулкий, пожалуй даже звонкий, удар острым каблуком по тормозам, на бешенной скорости, оставляя за собой черные полоски на асфальте, вы врываетесь в переулок. Сила притяжения тянет тебя поближе   к лобовому стеклу, разумеется пристегивать ремни это не для вас. Пепел сыплется куда-то под ноги от упавшей следом сигареты, вминаешь в пол посильнее, тоже каблуком, Фрэн точно плевать на то, что в салоне ее автомобиля царит полный хаос. От резкого торможения, алкоголь плещется по ее тонким запястьем с явным намерением оставить свой след на одежде, не выходит.
- А как же грация лани, зачем так ударять по тормозам то было? - Удивляешься отталкивая ногой какой-о выкатившийся предмет с заднего сидения.
- Да тот придурок хотел занять мое место для парковки, а я его приметила явно раньше - недовольно возмущается твоя соседка. -Ну, примерно пару секунд назад - добавляет уже чуть тише, но со своей коронной улыбкой. - Ха, как же уступлю я ему! - предупредительный и одновременно упреждающий жест  сквозь приоткрытое окно, значение сего действа явно вырезается цензурой.
Решаешь что надобности в набрасывании куртки нет никакой, и плевать, что мороз бьет до самых ребер совей минусовой температурой, плевать, что в такие моменты должно быть сложно дышать, ты не чувствуешь этого. Ты холодна, всегда, как внутри, так и снаружи, плевать на показатели термометров и ужасающие прогнозы, даже снег норовящий забиться тебе поглубже в глотку не сможет заставить  считать иначе.
Хлопаешь дверью, совсем не нежно, холодному металлу все равно. Ночь ласкает своими темными тенями, и бликами от фонарей, глазам предстает здание с ратушами и колоннами, богато освещенное подсветкой снизу.
- Скажи мне, будь так добра, что мы здесь забыли? Это слабо попахивает попойкой или же шумной вечеринкой на которую ты так недвусмысленно намекала..
- Разнообразие, понимаешь разнообразие, нам явственно необходим глоток свежего воздуха, что-то новое, ударяющие по сознанию! Хватит задымленных сигаретным дымом баров и ВИП комнат в ночных клубах, может стоит ненадолго пристраститься к культуре? Она конечно за последнее столетие обеднела, да что там, я скажу больше вымерла! - Кажется твой вопрос задел Фрэн за живое, тонкая ценительница вкуса, всего приятного и элитарного, явно не первый раз задумывалась о том, что твориться с современной культурой и нравственностью, хотя она и сама не особо ярый приверженец общепринятого образа жизни. Соглашаешься дабы не вступать в дальнейшую демагогию и незначительные споры, культура так культура!
-И вообще, спонтанные идеи не так ужи и плохи, уж ты то должна согласиться! - Разумеется не споришь, ты последнее время живешь именно по принципу спонтанности, поэтому и согласилась оказаться здесь с первой попытки.
- Знаешь, наш внешний вид не особенно то соответствует сему заведению, могла бы и раньше предупредить, натянула бы что-нибудь обтягивающее и сексуальное, с закосом под официальный стиль.
- Да брось, разве тебя это когда-то останавливало? - Бровь твоей темноволосой подруги ползет слегка вверх, - Пошли! - Цепкие пальчики нежно впиваются в твое запястье и тащат за собой, отбрасывая любые возмущения, впрочем ими осыпать ты никого и не планировала. Оглядываешь площадь перед театром - пуста. То что представление, концерт или как там это сейчас называется, уже начался сомнений нет, очевидно бар по соседству отнял чуть больше времени чем вы на то рассчитывали, да какая разница с какого момента начинать просвещаться!
Короткий и пристальный взгляд на охранника, явное копание в его мыслях, не без всеми известного применения внушения, и вот вы уже без билетов, подходите к плотно закрытым дверям. Лезть во всякие ВИП ложи желание отсутствует напрочь, партер, почему бы и нет?
Проталкиваетесь, весьма шумно, хохоча над мальчишкой караулящем дверь, вы, разумеется, наступая на ноги сидящим, пробираетесь к последнему ряду. Неплохая музыка, очевидно что-то из современного уже срывается со сцены. Совсем не плавно опускаешься вслед за подругой на свободное место.
-Наверно курить здесь будет кощунством да? - шепчешь ты ей на ухо, убирая пачку сигарет, что была все это время в твоих руках, в карман.
Переводишь взгляд на сцену, дабы оценить на что тебя сегодня вытащили...

+3

113

Одна композиция, вторая, третья. Череда звуков, совокупность нот. Одна за другой, лишь короткий перерыв антракта, во время которого ты опять окружена вниманием, впрочем, не ты одна - все, кому суждено выйти на сцену во втором акте концерта.
Ну как выступается? Как атмосферка вообще? - пытается завязать разговор девушка, дружелюбно улыбающаяся да еще и успевающая подкрашивать тебе глаза.
Хорошо. - попытка выдавить улыбку оканчивается успехом - сегодня это твоя любимая маска. Добавлять что-то еще даже не собираешься, как всегда находя слова бессмысленными.
И вновь сцена, вновь на твоем лице фарфоровая маска из грима и фальшивых эмоций, так необходимых сейчас для сидящих в зале. Уже не так упиваешься музыкой. Как пикантный сыр отбивает вкус вина, так же и предыдущие композиции, идущие беспрерывной чередой, будто в какой-то спешке, отбили желание наслаждаться мелодией, исполняемой в данный момент. Просто играешь, становясь частью одного целого, шестеренкой в сложном механизме труппы, сливаясь с созвучиями нот. Чувствуешь умиротворение и покой, ты на своем месте.
Внезапно чуть ли не вздрагиваешь от резкого ощущения. Взгляд пробежался по головам зрителей, сперва в ложах, затем в портере. Вампиры! Сердце сжимается в приступе алармизма. Где-то в последнем ряду. Играешь уже сугубо автоматически, хорошо хоть - память на ноты не подвела... Подавляющая часть внимания сосредоточенна на поиске. Сознание заполняет едкий дым гнева, пытаешься успокоиться, понимая, что сейчас нужен холодный ум. Получается плохо. Стереотипы, злость, жажда мести... Все это так прочно засело в душах живущих в этом мире, что так просто от этого уже не избавиться. Это надо вытравливать, выжигать раскаленным клеймом, прикрытым сверху пониманием, чем-то еще - нет желания разводить сейчас философию. Слишком много людей и нелюдей, слишком громко вокруг, слишком ярко. Обостренное восприятие, будто пропущенное через призму амфетамина. Понимая, что не можешь определить, кого именно почувствовала, пытаешься зафиксировать в памяти ощущение, которое и без того не забыть никогда.
Сохраняя спокойствие, выходишь на завершающий поклон. Под бурные овации, не интересующие сейчас ни на йоту, заходишь за кулисы, резко ускоряясь почти до бега.
Залетев в гримерку, быстро переодеваешься, не задумываясь об аккуратности, бросаешь концертную одежду куда-то в сторону, хватая свои вещи.
Разве ты не останешься на банкет? - раздается удивленный оклик за спиной.
Нет. До встречи. - бросаешь через плечо, выскользнув в коридор.
Я найду их. - с параноидальной настойчивостью донимает мысль. И что потом? - с лукавой издевкой спрашиваешь саму себя. Сходу набросишься на них с кулаками? Хха! - не желаешь больше думать о последствиях, сейчас хочешь только одного - найти. Слишком много людей вокруг, слишком много аур, крови, бегущей по триллионам вен и совершенно не интересующей сейчас. Различим лишь слабый отблеск тех, к кому сейчас бежишь.
Сбегая по лестнице, избавляешься от шпилек, рассыпая волосы по спине. Затушенным об кожу окурком жжет мысль - Ты не можешь их упустить. Ты не должна.

Отредактировано Анна Ксорнбейн (2011-02-27 02:20:38)

+2

114

Легкий полумрак, и тишина разрываемая лишь нотами, по несколько свободных мест справа и слева от вас, остальной зал почти забит битком. Ограничиваешься этим в осмотре места вашей сегодняшней дислокации. Музыка и правда завораживает, не столько звучанием, сколько атмосферой. Откидываешься подальше в не совсем мягкое кресло, приглядываешься к исполнителям. Фрэн что-то уверено нашептывает тебе на ухо, немного игнорируешь кивая невпопад и поддакивая явно там, где этого не требуется, отдаешь свое внимание плавным взмахам кисти дирижера. Сумка стоящая на коленях немного, подозрительно, мешается, замечаешь торчащий из нее планшет, не можешь даже вспомнить когда его туда положила, но он сейчас так к месту. Ты будто знала, интуитивно заглядывала в свое же будущее, сейчас под звуки скрипки, хочется немного в такт поцарапать карандашом плотный лист бумаги. А в желаниях ты себе предпочитаешь не отказывать, вытаскиваешь планшет и кладешь себе на колени игнорируя удивленный взгляд подруги. Пара взмахов, несколько штрихов, и вот на листе уже красуется эскиз будущего карандашного рисунка. Отражаешь то, что сейчас чувствуешь, то ,что музыка заставляет испытывать, какие-то абстрактные элементы сливающиеся в только тебе понятную картинку. Будто отстраняешься не слышишь окружающего мира, лишь музыка. Только она, не исполнители, и уже новый лист бумаги, вдохновение смешанное с несколькими бокалами крепкого алкоголя выливаются на бумагу, только уже углем, плавные и острые линии, смазываешь пальцем неточности, полумрак не помеха, отчетливо видишь в сознании свои мысли которые моментально воплощаешь на бумаге - что-то хаотично дерзкое выходит из под руки. Мысли роем вертятся в голове подсказывая картины для воспроизведения, черпая элементы из твоей памяти. Понимаешь, что чем зафиксировать угольный рисунок, боишься размазать, потерять  набросок, бережно прикрываешь чистым, нетронутым листом, и убираешь подальше. Ты расписалась, разработала руку, теперь последний заключительный, так и хочется сказать аккорд, при взгляде на резкий взмах дирижера. Зарисовываешь флейтистку, хрупкая, тонкая, и изящная, как тот инструмент что она сжимает в своих пальчиках, что прижимает в губах, отражаешь все это на бумаге. Твой взгляд сразу упал а нее, и вовсе не из-за того что с последнего ряда ты почувствовала манящий аромат ее крови, ты вовсе не голодна, просто вспоминаешь, что когда-то давно, когда ты рисовала не только для себя, но и на обозрев людям, один мужчина преклонного попросил нарисовать его дочь, музыкантку. Тогда ты отказалась, не по тебе это было рисовать людей, да и спешила куда-то... Так вот сейчас, ты будто видишь ее отражение, и выполняешь давнюю просьбу. Плавные штрихи, немного грубые, хаотичные, и снова плавные аккуратные светлые линии, без нажима. Появляются пухлые губки, и сосредоточенный взгляд, волосы слегка прикрывающие глаза своей густой челкой, и легкость, та легкость что ты испытываешь глядя на нее, та легкость что испытывает она сама. Это лишь карандашный портрет, но в нем будто чувствуется душа, характер. Еще несколько минут и работа закончена, ты явно довольна. В момент наложения последних штрихов, музыка укутавшая зал тоже смолкает. Вы не сговариваясь заканчиваете в один миг, музыканты неспешно начинают удалятся со сцены, с наступлением момента тишины, и тут же следующих за ним бурными овациями, будто возвращаешься в реальность. Эмоции снова забираются куда-то в глубь, прошедший час был словно наваждением, каким-то миражом или иллюзией, и лишь бумага которую ты прижимаешь пальцем к коленям, доказывает что это не было сном, музыка действительно завладела на непродолжительный момент твоим сознанием, заставляя выплескивать в ответ ее через рисунок. Оглядываешь результат, три разные, совершенно разные, поначалу кажущиеся простенькими работы, таят в себе глубочайший смысл, они перенасыщенны эмоциями, которые ты не умеешь испытывать. Это может сойти за грандиозный эскиз для будущей работы которую можно будет продать за очень неплохие деньги, мне они конечно не особенно нужны, но почему бы и нет? Из фантазий тебя выбивает немного грубоватый голос подруги - Эй, ты чего в эту бумагу вцепилась? - переводишь на нее свой взгляд, в зале шумно, уже горит свет, будто и не заметила произошедших изменений. - Я конечно знаю что ты в свободное время любишь покалякать на листочках, но тут закончилось как бы все, по-моему, было тухловато! - Поспешно засовываешь бумагу вместе с планшетом поглубже в сумку, подальше от глаз. - Это еще как посмотреть,- туманно отвечаешь ты, - Кто меня сюда притащил? Так что не жалуйся! - Пинаешь подругу по ноге закругленным носом сапожка.
- Жалуйся не жалуйся, все равно уже конец, или ты так и собираешься сидеть в  кресле пока зал не опустеет? - Фрэн уже поднявшаяся на ноги нависает над тобой будто мамочка проверяя не заболел ли ее ребенок.
- А разве плохое место для продолжения нашего банкета? -Усмехаешься , тыкая пальцем в горлышко полупустой бутылки предательски торчащего из сумки Фрэн, словно это не ты сейчас завороженно ловила музыку плавно выводя линии. -Может и славное, но мне как-то бар за углом больше по душе, и тебе кстати тоже! - Коварно подмигивает - Хорошего понемножку, думаю мы просветились! Я прямо таки уже вся сияю от полученной дозы культуры! - Очередная едкость в сторону людишек кучками вываливающихся из зала, будто она уже сто раз пожалела что притащила тебя именно сюда.
- Да брось, все было не так уж и плохо, - поднимаешься со своего места, миролюбивое настроение плавно начинает сходить на нет. - О да, не спорю, шейка того виолончелиста так и манила мои зубки, прямо оторваться не могла! - Переводит взгляд со сцены на тебя-А ты кого-нибудь приметила? Могли бы повеселиться! Даришь ей свою улыбку из разряда напускных - Да брось! Я только сегодня ночью развлекалась охотой!- Поднимаешь сумку с пола, и следуешь за все еще возмущающейся подругой. -Ну что кто выбирает место следующий? -хохочешь, - С твоими агрессивными настроениями, я думаю, это лучше сделать мне! Получаешь немое согласие, у самой уже появляется желание вновь развлекаться и дебоширить.
Выбираетесь, расталкивая локтями столпившихся, в хол. -Может сувенирчик? или программку приобретем? - Не унимаешься ты, пытаясь зачем-то еще больше накрутить Фрэн,  подтаскивая ее к столу с макулатурой посвященной сегодняшнему концерту...

+4

115

Смертные живут в неведении. Жизнь, смерть, чужие души - для них лишь сплошные потемки. Они не знают, что было, не хотят знать о том, что будет. Да что там вопросы прошлого и грядущего? Чувство дискомфорта вызывает даже то, что они понятия не имеют, кем оказалась вроде бы и не примечательная девушка, смотревшая концерт рядом с ними в портере, или парень, который каждое утро приносит им почту. Абстрактных примеров можно приводить сотни, но нужно ли это? Имеет ли это хоть кроху чертовой значимости тогда, когда прерывается жизнь? Нет. Тогда уже поздно гадать над тем, когда именно тебя заприметил вампир. Да и ранее думать об этом нет смысла. Ведь что ты можешь изменить? Что получить взамен, кроме паранойи? Они хищники по натуре своей и это лечится только колом в сердце. Не иначе. Смерть, как освобождение. Другого пути нет, не существовало никогда, и вряд ли человечество придумает другой способ. Некоторые фанатики считают, что вампиров создал человеческий Бог. Что они имеют право жить и убивать. Как правило такие люди умирают не от старости в окружении родственников.
Эй, осторожнее! - ломкий голос какого-то подростка, получившего по ногам футляром со скрипкой.
Можно было бы и потише... Можно было бы и не показывать всем свое раздражение от того, что тебя притащили сюда родители, что вечер испорчен, потому что тебя оттащили от компьютерной игрушки.
Бросив короткий взгляд на парнишку, от которого волнами расходилось возмущение и злость на все живое, собравшееся здесь, Анна обогнала его, стараясь никого больше не задеть. А вот это как раз было проблематичным, люди густой толпой валили к гардеробу, лишь малая часть рассасывалась по сторонам с целью приобрести программу, посетить буфет... подробности ни к чему.
Прошу прощения. - устало, уже прижимая к себе бархатный чехол, бросаешь солидного вида мужчине в летах. Лица, лица везде. Двигаются, смеются, что-то говорят, как тысячи масок, которым суждено по прибытии домой быть отложенными на полку и закрытыми в шкафу до следующего выхода в свет. Лица, чужие эмоции, навязываемые тебе изобилием слов не дают сосредоточиться, нещадно распыляют твое внимание на мелочи, которые не можешь не замечать.
Они! - неожиданно, как обухом по голове.
Застываешь чуть ли не посреди холла, сверля спины двух девушек, направившихся к столику с программами. Отводишь взгляд в сторону, плевать куда, боковым зрением продолжая наблюдать за ними. Вопреки ожиданиям план в голове не нарисовался, как ни старайся. Ну и? - здравомыслие делает паузу, задав логичный вопрос. – А дальше то что? Подойдешь и в лоб спросишь "девушки, вы кто?"... смех да и только. Слишком много на себя берешь, как всегда, мнишь из себя неизвестно что.
Решив, что пора уже делать шаг, полукровка подошла к столику, став немного в стороне от девушек, как-то отсутствующе водя взглядом по аккуратно разложенным брошюркам.
- Решила взять на память, Анна? Вот, держи, работникам театра бесплатно! - берешь у пухлой женщины протянутую программку, не глядя на нее, вертишь в руках.
- Спасибо. - под невозмутимым ответом пытаешься скрыть удивление нездоровым любопытством и памятью, позволяющим запоминать новых сотрудников не только в лицо, но и поименно.
Спасибо тебе, добрая женщина, за то, что так безапелляционно прервала игру в шпиона! - сарказм сквозит в мыслях. Отметаешь его, подходя к интересующим тебя особам. Сдержанно улыбаешься, продолжая вертеть в пальцах образец полиграфической продукции.
- Добрый вечер. Как вам концерт? - выжидающе замолкаешь, кляня себя за косноязычие. Ты никогда не умела качественно завести беседу с незнакомыми, мысль не поворачивается подумать, людьми. Харизма и непринужденное общение - это не твой конек, Анна, но попытаться стоит.

Отредактировано Анна Ксорнбейн (2011-02-27 12:51:17)

+3

116

Шум, гам, сплошная какофония из звуков разливается по всему холлу, кто-то жалуется, кто-то восхищается, маленькие дети то конючат, то требуют очередного похода в буфет, кавалеры совсем не галантно пытаются приударить за дамами, а кто-то пришел сюда лишь затем, чтобы выдать себя за кого-то, кем он не является. Лживые восторги и такие же лживые недовольства ласкают слух то одного, то другого пришедшего сегодня сюда, и кажется, им нравится эта атмосфера. Они здесь как рыбы в воде, во всей этой массе фальши.  Тебе же забавно, смешно, наблюдать за тем как перекашиваются их лица в притворных эмоциях.
Продолжаешь без перерыва доканывать Фрэн, подсовывая ей под нос сложенные в пару раз бумажки, а именно буклеты. Лица с фотографий так и пестрят своими фальшивыми улыбками, лишь глаза всегда говорят правду, почти ни у кого они не улыбаются. Множество программок разложенных по столу пестря своей аляповатостью, так и норовишь подсунуть одну из бумажек подруге впритык к глазам, почему-то у тебя появилось явственное желание позлить ее немного, самую малость, а весь этот напечатанный материал отличная возможность. Не можешь никак угомониться, и находишь уже буклеты на следующий премьерный концерт через месяц.
- Может и на него заскочим как думаешь? Возьмем билеты, да, да именно купим их, например в первый ряд, поближе к сцене сто думаешь? - Читаешь по глазам, что она к театру больше и на метр не подойдет, не то что на премьеру, но не можешь остановиться. - А в момент антракта, как все пришедшие можем прогуляться до буфета и перекусить? как тебе идея?- Знаешь что это против правил, что это был удар ниже пояса, лицо Фрэн на мгновение едва заметно перекашивается, а вот выражения брезгливости уже не скрыть. Ухмыляешься довольная результатом, но тут твой очередной монолог направленный на перечитывание того что сегодня было исполнено прерывается словами какой-то подошедшей девушки.
- Добрый вечер. Как вам концерт?
- О боже, - Фрэн уже закатывает глаза, она у нас дама не из тех, кто любит разговаривать с незнакомцами норовящими всячески поболтать, ну а в сегодняшнем случае незнакомками.
- Мой нежный слух все же не был готов к такому действу!!- Отвечает скорее тебе, нежели той, что задала вопрос, слегка поморщив нос, тем самым создав на своем лице полный набор отвращения.
-Да брось, -Толкаешь в шутку ее куда-то под ребра своим островатым локтем, замечаешь в стоящей перед вами девушке, одну из исполнительниц, одну из музыкантов. - Все было очень даже неплохо, - Разумеется наигранно, но очень мило улыбаешься, сверкая своими зубками, будто для фотокамер и репортеров. Все верят, это уже привычка показывать чувства которые ты давно не испытываешь, показывать так, что бы заставлять испытывать эмоции в ответ, так, чтобы за твоей мимикой и жестами смотрели завороженно, наблюдали  боясь оторвать взгляд, так, будто это идеальная роль, а на премьерный показ раскупили все билеты.
- Да, добрый вечер! -Сталкиваешься глазами с каким-то странным, непонятным взглядом, толи плохо прикрытой ненависти, толи удивления, решаешь спросить в ответ. Вообще люди редко задают вопросы просто так, без видимой на то выгоды, не бывает просто слов, все, как бы они это не скрывали, до безумия расчетливы. Будь то комплимент, уточнение или вопрос, все направлено на достижение их цели или сиюминутного желания. Это как спрашивать в начале недели как вы провели выходные, не слушая ответа, а лишь затем, что бы поделиться ощущениями и воспоминаниями от своего собственного уикенда. Так и сейчас, этот, вроде бы обычный вопрос, заданный одним посетителем концерта другому, так и сквозил чем-то наигранным, даже не пытаешься разобраться в целях, а поддерживаешь эту странную игру.
- Ну а как сегодняшнее мероприятие вам? - Спрашиваешь вежливо, не громко, так и не хватает маленького веера из прошлой эпохи что бы сделать пару взмахов и прикрыть половину лица. Получаешь очередной недовольный взгляд и возглас от Фрэн уже в свою сторону, ей совершенно не понятно, зачем ты тратишь внимание на окружающих людей..

+4

117

Невозмутимо замечаешь, как рыжеволосая девушка донимает свою подругу, подсовывая той буклет под самый нос. Это было бы мило, это выглядело бы сценкой из жизни подруг, если бы твое восприятие не подтачивали ощущения. Цианистым калием отравляющие твой разум, дурманящие, подстрекающие на необдуманные поступки. Они - вампиры. - шевельнулось зазубренным ножом в сердце. Отгоняешь от себя эту мысль, не желая чувствовать себя фанатиком-святошей времен Охоты на ведьм. Улыбаешься своей мысли, подмечая даже не скрываемое отвращение одной из потенциальных собеседниц. Разве это сейчас имеет значение, тем более, вторая вполне поддерживает кое-как начатый разговор.
- Все было очень даже неплохо. - девушка улыбнулась, неожиданно даря тепло. Так не может улыбаться тот, на ком лежит тяжкое бремя убийства. Тот, кто видел последнюю искорку жизни в стекленеющем взгляде напротив... Однажды увидевший это не улыбнется так легко и непринужденно. Будь он трижды вампир - не сможет. Мысли настойчиво колотят в стенку черепа, вбивая в нее новое заключение. Неоспоримое и такое же реальное, как этот мир. Рассматривая улыбку незнакомки, раскладываешь ее в призме ощущений, как свет раскладывается на спектр. Ловишь себя на этой мысли и отводишь взгляд, пряча врученную тебе программку в сумку. Зачем? Неужели на память? Достанешь ее лет так через шестьдесят и будешь вспоминать былые годы, стирая слезу умиления со щеки? Конечно же, нет... Жизнь давно стала безвкусной для тебя. Только приправив специями редких эмоций можно сохранить крохи интереса.
Снова смотришь на собеседницу, уже мягче, злость загрузла где-то на полпути.
- Ну а как сегодняшнее мероприятие вам? - девушка задала встречный вопрос, поддержав игру. Отлично. Теперь, главное - сделать правильный ход.
Как вам сказать, - Анна замялась, подбирая подходящие слова - я ожидала чего-то большего. А сделала вывод, что искусство перерождается в нечто другое, что было недопустимо для него ранее. Хотя люди не меняются... - тон, немного приглушенный, так легко забиваемый посторонними голосами. Специально отстраняешь себя от людей, толпы. Намекаешь на неестественно длинную для обычных смертных жизнь, которую прожила. Возможно, слишком тонко намекаешь... - Им по-прежнему нужно зрелище, как и столетие назад. Сегодня я вышла на эту сцену впервые. Странные ощущения после длительного перерыва... вроде бы все то же, но реакция зрителей иная. Раньше было легче. - легкая дымка воспоминаний перед глазами, будто старый фотоальбом, который достали с пыльной полки. Листаешь рассохшиеся пожелтевшие страницы застывших мгновений неумолимо ушедших лет... Держишь осторожно, боясь того, что все это может рассыпаться под тленом лет, уйти в небыль, лишить тебя воспоминаний. Вспоминаешь разные театры, в разных странах - суть у всех одна... прогулки по ночной Праге после выступлений... Чей-то до боли чужой взгляд...
Мысли рвутся подальше отсюда, дальше от шума - в тишину уединения. - Надеюсь, Вы меня понимаете? - пустые слова, разговор ни о чем, цель которого - заполнить мучительную паузу, пока ты думаешь, что делать дальше.

+4

118

— Кстати, я немного понаблюдал за вашим танцем. Я думал вы репетируете. — на лице демона играла лёгкая улыбка. Витовт изобразил недоумение. Даже самая сложная репетиция не могла содержать столь разнообразных движений, а Витовт мог похвастаться неоспоримым мастерством. - У вас замечательная партнерша. Да и вы прекрасно танцуете. — демон изобразил лёгкий реверанс - Ведь, как известно, с хорошим партнером кто угодно может хорошо танцевать. — последние слова, несмотря на подчёркнуто-вежливый тон, немного уязвляли.
— Сам, наверное, способен исполнять лишь академически выверенные движения… Не люблю невежества. — впрочем, и виду не подал, напротив, изобразил отношение к словам демона как комплимент. Как просто бывает порой управлять своей мимикой, особенно, когда большую часть своей длинной жизни находишься среди лжецов.
— Рад знакомству, мистер Ренонс. Или просто Витовт? — милая улыбочка. — Извините, мне пора. Надеюсь, ваша дама не слишком заскучала. Было бы невежливым с моей стороны лишить столь очаровательную особу партнера на этот вечер. — вежливая улыбочка на лице, ещё более вежливое прощание без ожидания ответных слов. Алканар выглядел действительно хорошим актёром. Зал стремительно наполнялся новыми душами, но сейчас Витовта интересовала лишь одна из них. Кошечка была столь мила и так хорошо танцевала, что довести дело до логического конца представлялось необходимостью. Витовт спикировал на крыльях и приземлился около Сэянир, изобразив лёгкий поклон.
— Извините, что заставил вас ждать. Надеюсь, больше нам ничего не помешает, если вы, конечно хотите продолжить танец. — Витовт изобразил улыбку. - Позволю заметить, танец с вами пьянит крепче самого старого вина.

0

119

Пробегаешься быстро, но цепляя каждую деталь в облике девушки стоящей перед тобой, есть в ней что-то, что-то смутно витающее за спиной, будто тенью, или шлейфом, что привычное, но при этом не такое, понимаешь, что она не из обычных людей, стоит тебе только коснуться куска ее мыслей.
-Черт, да хватит уже совать этот хлам мне под нос! - Похоже терпение Фрэн на исходе, вроде бы цель и достигнута, легкая улыбка касается твоих губ, уже не такая, какой ты улыбалась светловолосой девушке, эта, ехидная, но зато настоящая, искренняя. Кому-то надо так мало, чтобы заставить эмоции отразиться на лице, тебе же надо слишком много, что бы показать не искусственные, не напускные, пожалуй раса наложила неплохой отпечаток на твое мировоззрение и мировосприятие. Поэтому стоит девушке, стоящей напротив заговорить об искусстве, как в твоей голове начинают прокручиваться картинки из прошлого...
- ...что искусство перерождается в нечто другое, что было недопустимо для него ранее. Хотя люди не меняются...
- Пожалуй, ему просто становятся доступны новые средства выражения..- только начинаешь высказывать свое мнение на этот счет, как  Фрэн, бесцеремонно начинает вещать.
- Да, к черту, как вы можете называть искусством то, что сейчас открывается вашему взгляду! - Похоже твоя темноволосая подруга просто не может спокойно стоять, пока ты ведешь беседу с кем то другим, да и еще на такую щепетильную тему, она в момент перескакивает с вроде бы банальной, и привычной темы обсуждения только что окончившегося концерта, прыгает сразу в глубь, в самую гущу накопившихся у неё мыслей насчет всего искусства в общем, или того, что нынче принято называть искусством, врывается в ваш только начатый, еще совсем хрупкий и настороженный разговор, снося все на своем пути  - Поклонение предметам утилитарным, или же и вовсе используемым для удовлетворения естественных потребностей, сплошной разврат и обнаженка так и сочится из всех щелей - немного удивляешься ее словам, будто это не она последние лет десять пропагандирует развязный образ жизни, собирает как можно больше грязи в одном месте и наслаждается ее прожиганием. -  растворяя в себе что-то возвышенное и глубокое, полное обесценивание души, да что там, то, что происходит сейчас можно назвать как угодно, но только не искусством! - Тут и вовсе твоя нижняя челюсть готова отправиться в путешествие, позволяя тебе потерять возможность что-либо сказать. Да ты попросту удивлена, что Фрэн вообще способна на такие рассуждения после пары опустошенных бутылок с весьма крепкой жидкостью, хотя скорее именно это и послужило стимулом. - И говорить "уж извините, но это мое мнение, и вы можете не согласиться", я не собираюсь, это факт, на который многие просто пытаются закрыть глаза!- Глубоко, остро. - На мгновение она поворачивает голову в сторону светловолосой девушки, смеряет ее презрительным взглядом, наверно иначе она и не умеет, и обращается к ней напрямую - Да, кстати, искусство не перерождается, оно вырождается! - Режет, подводя итоги Фрэн, и отворачиваясь куда -то в сторону, говорит уже чуть тише-  И не строй такое выражение на лице, будто ты не согласна! - Последняя реплика уже явно обращена именно к тебе. Монолог не позволявший вставить и пяти копеек окончен. Как тут спорить? Любой кусок вырванный из ее контекста правилен и логичен, но только ты изначально не настроена так негативно к происходящему в мире, но все равно киваешь будто соглашаешься, сейчас так будет проще. . .
- А люди.. - тянешь слово будто пробуя на вкус, будто пытаясь вспомнить что-то важное, будто пытаясь понять какие эмоции, какие ассоциации оно вызывает у тебя, будто и не собираешься никак комментировать слова подруги, - Они лишь средства, игрушки, а вот в чьих руках каждый понимает по своему, надеюсь теперь вы - делаешь акцент именно на этом слове, будто указывая что ты давно поняла расу стоящей перед тобой, - тоже меня понимаете! - Слегка облизываешь нижнюю губу, потому что слабый аромат крови ударяет по носу, где-то далеко, кажется просо ребенок споткнулся и свозя коленки растянулся где-то на дороге, в попытке опередить своих родителей..
- Я думаю нет ничего постыдного в моем любопытстве, но если вам противит сегодняшняя реакция людей, зачем же вообще было соваться в такое их скопление?  - Задаешь вопрос уже совсем из другой оперы, перескакивая с одной темы на другую. Тебе уже становится интересна эта игра, вполне искренне, тебя разбирает любопытство, зачем кто-то делает определенные поступки, сегодня твоим глазам предстало сразу две таких цели, для постижения непостижимого..

+3

120

Тактично смотришь в сторону, будто и не замечая презренного отвращения, которое даже не пытается скрыть темноволосая девушка. Негативных эмоций это не вызывает. Каждый волен иметь свое собственное мнение. Каждому дан выбор, показывать свои эмоции, или закрыть их от мира. Стереотипы существуют только в наших головах, а так их попросту не существует, как явления. Каждый устанавливает для себя свои, кажущиеся единственно верными, правила и нормы. Все остальное - только пыль, налет времени, которое диктует этикет. Сколько можно прислушиваться к веяниям эпох? Столетие, два? - Рано или поздно это надоест, или ты просто потеряешь себя, распыляясь на условности. Третьего не дано. Только так. И каждый выбирает что-то из двух зол, как он думает, меньшее.
Мысленно соглашаешься с поддержавшей разговор рыжеволосой девушкой, впрочем, не успеваешь никак среагировать, переводя взгляд на недовольную особу рядом с ней. Слушаешь ее с должным вниманием. Тем более, что она права. Надо просто отмести несущественную оболочку слов, слишком резких, и выбрать суть, которая действительно режет похлеще острого лезвия. Как говорят люди, правда глаза колет. Только не тебе, ты - лишь сторонний наблюдатель. Это им, смертным, надо задуматься, о вопросах вырождения, и не только искусства. К сожалению, их жизни слишком коротки и мудрость приходит тогда, когда уже нет сил что-то поменять. И то не ко всем...
- Вы правы. - неожиданно легко соглашаешься, повернувшись к темноволосой, которая демонстративно показывает то, что разговор окончен. - Искусство потеряло себя, стало фетишем. Это не оно вырождается, а человеческая цивилизация. Сделав круг в развитии, люди возвращаются к ее истокам. Им не нужно более возвышенное, они жаждут материального. Не все, конечно, но подавляющее большинство. - тон холодный, прикрывающий какое-то странное удовлетворение. Ты довольна - предмет разговора вызывает эмоции, значит живет, значит, выбран верно. Пока что этого достаточно. У тебя впереди вечность, по человеческим меркам, естественно. Ты можешь позволить себе потратить время на разговор. Тем более, что под праздным сотрясением воздуха кроется нечто большее, чем просто общение. Тонкая игра, называйте это интригами, если хотите.
Слушаешь рыжую, следишь за тем, как она проводит языком по губам. Жест более, чем понятный.
- Суровый закон жизни. - легко поводишь плечом, немного скучающе. - Если не ты управляешь, то управляют тобой. Люди сами позиционировали себя так. Расходный материал, толпа, которой управляет горстка более разумных. Так всегда было.
- Я думаю нет ничего постыдного в моем любопытстве, но если вам противит сегодняшняя реакция людей, зачем же вообще было соваться в такое их скопление? - вот так вот, просто, в лоб.
- Мне нравится наблюдать за тем, как все не меняющиеся люди пытаются что-то изменить. В лучшую сторону, как им кажется. Они создают видимость действия, не замечая, как все вокруг превращается в мышиную возню. Каждое поколение думает, что они лучшие. Раз за разом. Вы предлагаете закрыться, изолировать себя от живых? А что же тогда остается? - чуть внимательнее всматриваешься в глаза собеседницы, будто там написан ответ. - Пребывая среди простых смертных, чувствуешь себя живой. И дело не в бьющемся сердце. А театральное представление - лишь мостик в мир живых. - как-то слишком жестко усмехаешься, не подходяще для светской беседы.

Мысли о прошедшем концерте, беглый взгляд по лепнине на стенах. Мелочи настоящего порождают странные воспоминания. Ладонь, сжимающая потертую ручку бархатного чехла, кажется, скользит по перилам небольшой лестницы, ведущей на второй этаж. Ночь пленяет своей тишиной, ты устала и хочешь отдохнуть, просто забыться до утра, закрывшись в своей комнате. Убыстряешься, услышав тихую мелодию, исходящую из твоей комнаты. Стараешься тише стучать каблучками о деревянные половицы, словно боясь спугнуть тонкое плетение звуков. Замираешь возле двери, так и не коснувшись пальцами дверной ручки. Смычок за дверью, кажется, водит по твоим венам, не ровно, но нежно, выжимая из души созвучия, то успокаивающе - плавные, то резкие, заставляющие сердце усерднее гнать кровь. Что это, Бах? Или, может, Шуберт? Я не разбираюсь в этом. Но разве дело в композиторе? Совсем нет...Только продолжай. - мысленно просишь, почти умоляешь, не представляя, куда деваться, если сейчас настанет тишина.
Простояв так неизвестно сколько, решаешься-таки войти, тихо прикрываешь дверь, и снова останавливаешься. Смотришь в серебристо -серые глаза скрипача, следишь за каждым движением его руки, в которой пляшет смычок. Не ловишь эмоции, помещая их, подобно мотылькам, в коробки памяти. Нет. Просто живешь этим моментом. И улыбаешься, искренне, непринужденно. Завидев улыбку, парень отвечает тем же, заканчивая игру. Шелковым покрывалом с потолка срывается тишина. Продолжая улыбаться, подходишь к нему, наклоняешься, обнимая сзади за плечи, прижимаясь холодной щекой к его щеке, скользя немного в сторону, шепчешь на ухо.
- Спасибо тебе. Ты подарил мне покой.
- А ты мне - улыбку. Поэтому я тебе верю. - шутливым тоном, неумолимо разрушая ощущение оторванности от реального мира. - И еще... хочу подарить тебе эту скрипку... - заминка, скрывающая за собой нечто куда более глубокое, нежели слова и уже более весело. - Раз тебе понравилось слушать, понравится и играть самой.
В руки ложится изящный инструмент, выполненный из красного дерева. Да какая разница, из чего, все равно он для тебя бесценен...
- Ты научишь меня играть? - как-то робко, встречая уверенный кивок, словно в каком-то наитии избегая серебристого взгляда.
Как прекрасно! - мечтательно вздохнет романтик, Как банально... - саркастично ухмыльнется циник, хмыкнув напоследок. Скорее второе, нежели первое. Но сказать всегда легче. Это непреложная истина. Не надо переубеждать себя в обратном, можете думать, как хотите, говорить, что вздумается, но сперва прочувствуйте это... И все, ничего более не требуется.
Наваждение уходило, оставаясь лишь в дрожащих пальцах, чуть сильнее, чем того требуется, сжимающих футляр со скрипкой. Совсем не той, о которой вспоминала. Ту ты хотела разбить, , пытаясь избавиться от воспоминаний,  да рука не поднялась…  пришлось продать.

+4


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Театр "Дзёрури"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC