Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Стриптиз-клуб "Wired"


Стриптиз-клуб "Wired"

Сообщений 31 страница 60 из 72

1

http://s43.radikal.ru/i099/1405/d4/cb42c433bba2.png

Со вкусом обустроенный стриптиз-клуб, где более 30-ти посадочных мест и уютные приват комнаты. Здесь каждую ночь идет шоу-программа, в которой участвуют танцовщицы на любой вкус.
Приятная музыка, мягкий свет, два зала - в одном расположен неплохой ресторан, во втором сцена с пилонами, бар и небольшие столики, зажигательные танцы могут осуществить любимые мечты и тайные фантазии, а также помочь приятно отдохнуть с друзьями в обществе милых незнакомок.
Чуть дальше расположены небольшие приватные комнаты с мягкими диванами, оформленные в различных цветовых гаммах. Хотя слухи, что здесь можно получить не только танцы, но и услуги более интимного характера, но вряд ли вы найдете этому подтверждение до того, как станете проверенным клиентом.

Постоянным клиентам подготовлены бесплатные напитки, угощение, дисконтные карты со скидкой до 20%, причем карточку можно передавать друзьям. Администрация клуба идёт на встречу просьбам клиента.

+1

31

Слушая его речь о кукле, юноша пожал плечами. Интересный ни чего не обозначающий жест. Жест, который можно истолковать как угодно. Выпив кофе и расплатившись, Владислав последовал за ним. Мысли о прошлом своем и чужом все еще владели им.
Следую за ним в тишине пока еще ночных, только начавших пробуждаться к новой жизни улиц, Владислав поднял голову к небу. Думаю, что сегодня будет жарко. И наверняка не будет дождя. Интересно, а Виктору так же неприятно вспоминать о своем прошлом, как и мне или причина в другом? В кукле?
- Виктор! Не спеши ты так!
Чтобы догнать своего компаньона, юноша вынужден был ускорить шаг.
- Знаешь Виктор, разбитая кукла может стоить много. Особенно если эта кукла старинная, ручной работы, и изготовлена в единственном экземпляре. Она может стоить больше чем ты в состоянии будешь заплатить. Но куклу можно починить. Если кукле оторвать голову, руку, ли ногу, то ее всегда можно заменить. Мёртвое - восстанавливается, попросту принимая в себя ещё одну мёртвую часть, но живое лишь заживает, оставляя на своей поверхности шрамы. Человека не склеишь заново, не разрушив баланса. Да это и не нужно. Не будь люди так хрупки, они бы не надеялись на чудо.
Интересно, когда эта кукла упала, она попыталась прихватить его с собой?

служба контроля бездомных животных

Отредактировано Владислав (2012-06-10 23:40:49)

0

32

- Кто ты?
   Вновь тот же вопрос за секунду до поцелуя. Но с такой интонацией, словно за секунду до выстрела в висок. Звук бархатистого голоса обрывается резко, утонув в тишине. Два хищных зверя, не собирающихся уступать. Это не просто страсть - что-то намного сильнее. И опаснее... Ведь у вампиров не принято так очевидно выказывать эмоции. Они должны храниться где-то глубоко в душе. В самом холодном и темном месте. Ведь никого не любить -  это величайший дар, делающий непобедимым, так как никого не любя, ты лишаешься самой страшной боли. Сейчас же странное чувство давней привязанности явилось на свет, словно старые фотографии, вытащенные из давно позабытого фотоальбома. Прошлое, но такое живое, что дрожь прокатывается по телу. Неземное чувство.
   Кровавым поцелуем в фарфоровую куклу вдохнули жизнь...
   Хаос, что же со мной происходит, - паническая мысль яркой вспышкой озарила разум, отдаваясь металлическим привкусом. Кровь. Его кровь, холодными каплями срывающаяся с уголков губ вниз по подбородку. В полумраке узкого коридора она отдает каким-то зловещим синеватым отблеском, словно вены высшего наполнены льдисто-голубой ртутью, а не рубиновой жидкостью. Мгновение, позволяющее прижать язык вампирессы к нёбу, чтобы в следующее мгновение ощутить - острые шильца клыков оставляют кровоточащую ранку. Соперничество даже в поцелуе. Изящная ладонь упирается в стену рядом с щекой танцовщицы. Так, чтобы большой палец свободно мог скользить по нежной мраморной коже, в каком-то успокаивающе-обладающем жесте. Она же в ответ обнимает его, выводя изящными пальчиками невидимые узоры на глади обнаженной спины.
   Но всего-лишь пара секунд отделяет Ориаса от неприятного падения на колени. Точности и силе, с которой нанесен удар, могли бы позавидовать многие спортсмены, занимающиеся боевыми искусствами. Он пришелся по боковой поверхности колена, буквально подрубив опору. Ведь будь ты хоть трижды бессмертным существом, физиологию еще никто не отменял. Не успев даже мысленно выругаться, высший вновь ощущает стальную хватку на собственной шее. Кажется, подобное действо входит в привычку рыжеволосой бестии. Вьеррмонт прекрасно понимает, чем это грозит. Но так же чувствует силу чужой крови, что раскаленной лавой разливается по венам. И даже если огненноволосая подпортит его тело на девяносто процентов - ничего страшного не случится. У вампиров нет жизненно важных органов. А значит сломай она пару позвонков - ничего не изменится. И чтобы его остановить придется отрубить, или, для любителей кровавых зрелищ, оторвать голову. Но у танцовщицы не хватит на это силы. Потому железная хватка ничего не значит.
   К тому же никто не собирается стоять и спокойно наблюдать за тем, как его тело разделывают на части, а брюнет в особенности. Просто зачем сейчас устраивать бессмысленную потасовку? Да и он никогда не любил драться с девушками. Будь она хоть вампиром, хоть оборотнем, хоть самим дьяволом во плоти. Но вот стоять на коленях - неприятно. Хотя, кажется, Ориас это вполне заслужил своим не особо галантным поведением с дамой. Взгляд сапфирово-синих глаз скользнул по двум заметным ранкам на шее девушки, что даже не начали кровоточить.
- Я сверну тебе шею за то, что ты сделал.
    Сколько раз высший слышал подобную угрозу? Сотни раз? Тысячи? Вьеррмонт давно сбился со счета. Это говорили и в сердцах, и имея веские основания воплотить угрозу в реальность, и в плену обиды... Жаль что слова нельзя хранить в баночках, периодически открывая и определяя те эмоции, которые были в них заложены. Иначе бы вампир стал знатным коллекционером.
- Так что тебе мешает? - он провоцировал танцовщицу. Играл на её нервах. Девушка пристально смотрела на своего якобы пленника, а язык медленно скользил по губам, помаду на которых перекрывали гранатовые капли крови.
- Кто ты?
   Она проигнорировала вопрос, задавая свой. В который раз... Пора бы ответить, а то уже неприлично как-то получается.
- Ориас Вьеррмонт. Высший вампир клана Кровавой Луны. Не стоит убивать своего, возможно, единственного живого соклановца...
  По всем правилам мы должны были встретиться за ужином... Обменяться парой пропитанных фальшью фраз... Завести разговор о высоком искусстве, особо не пылая к нему любовью... Галантный джентльмен и кокетливая дама с невероятно бледной кожей за столиком ресторана в полумраке... Но почему... Почему с ней все иначе? Как ураган, выворачивающий с корнями деревья устоев и принципов, сносящий крышу зданию разума?
   Ответ был очень прост. Но все время ускользал от брюнета, лишь дразня своим блестящим чешуйчатым боком. В это же время изящные пальцы легко заскользили от запястий вампирессы ближе к сгибу локтя, словно высший поглаживал кошку, которую пару минут тому назад разъярил, почесав против шерсти.

+2

33

Он наконец представился. Стоя на коленях перед ней и глядя снизу вверх с таким ледяным спокойствием, словно все, что произошло секунды назад, было не с ним.
Дыхание вампирессы участилось, а зрачки невольно расширились, вампирам не нужно дышать и сердцебиение они легко контролируют… но Мэйв на протяжение нескольких веков пыталась не отличаться от человека и, похоже, это сыграло свою службу, вызывая на уровне рефлекса соответствующие реакции. Чувство, что охватывало ее в последние минуты, наконец получило объяснение… Тяга к собрату по клану… только вот слишком сильной и необычайно яркой она была. Ирландка не помнила, чтобы испытывала нечто подобное, когда посетила клановый особняк вместе с родителями. Некое чувство общности и принадлежности – да… но нет такого влечения, необъяснимой и безумной тяги. Ничего подобного.

Пальцы высшего скользили по ее рукам, словно успокаивая, и в то же время в жесте была некая властность.. как когда он касался пальцами ее щеки при поцелуе.
- А есть еще хотя бы одна причина оставить тебя в живых? – Мэйв, казалось, не хотела отступать. Даже несмотря на то, что нашла соклановца… именно их ведь она пыталась обнаружить на протяжении последних 50 лет и, кажется, совсем потеряла надежду. Почему же тогда сейчас она чувствует к тому же дикий страх? О да, ирландку пугало то, с какими эмоциями ей пришлось столкнуться сейчас. Такого, кажется, она не испытывала за годы.
- Мэйв Бреннан, - наконец вернула любезность танцовщица, называя настоящее имя и отпуская вампира.
- Зачем ты пришел, Ориас? От клана давно ничего не осталось, - вновь короткое движение – язычок облизывает губы, наконец стирая всякие остатки крови, а вампиресса поплотнее завязывает пояс халата, словно пытаясь защититься от нахлынувших эмоций. Двигается вперед по коридору, чувствуя тихую поступь высшего за собой.
Ее кабинет. Большой стол, уютный полумрак, плотно закрывающиеся ставни, мягкие диваны. Легкий запах дорогих благовоний, шкаф с одеждой – все, что нужно, чтобы жить здесь как дома. В углу виднеется еще одна дверь – в туалет и ванную. Очень часто Мэйв оставалась в клубе на ночь, и этот кабинет стал ее убежищем, а вот сейчас она впервые привела туда соклановца. Да, потому что говорить о таких вещах не следует в коридоре… но привела. Ключ неслышно повернулся в замке. Сейчас в клубе справятся и без хозяйки, а их никто не должен тревожить, независимо от того, какие намерения у этого Ориаса.
Что это вообще за имя такое?

Рыжеволосая внимательно изучает гостя. Здесь при свете торшера она может лучше его рассмотреть – высокий, хорошо сложенный, с бледной кожей без единого изъяна (даже следы от ее ногтей уже зажили), черные волосы…и завораживающе синие глаза. Мэйв встряхивает головой, чтобы избавиться от наваждения. Он хорошо бы смотрелся высеченным в мраморе… жаль только, что памятники ставят в основном посмертно… но он ведь и не жил никогда в полном смысле этого слова. Перед глазами встают картины воспоминаний – битва за замок, оборотни, почти купающиеся в крови их собратьев… видела ли она тогда его? Был ли он в поместье в Италии. Почему-то Валькирии казалось, что был, но они совершенно точно не встречались и не разговаривали. У Ориаса было запоминающееся лицо. Она бы не смогла его забыть – все, что ирландка помнила о битве и о клане она тщательно записала, и о брюнете с глазами цвета океана там не было ни слова.

- Чего ты хочешь от меня? – девушка подошла к небольшому бару в углу и плеснула себе в бокал виски. Выпила, как водится, не почувствовав ни вкуса, ни опьянения. Но привычки умирают долго, особенно если это те, что сознательно вырабатываются. Эта, призванная сделать вампирессу более похожей на людей, давно превратила бы ее в алкоголичку, если бы не регенерация и прочие особенности организма высших. Зато она прекрасно знала вкус того или иного сорта виски. Через кровь жертв, разумеется… или лучше сказать доноров? В последнее время Мэйв убивала все меньше. Себе говорила, что причина в осторожности и совершенствовании клановых навыков, которые не позволяли быть замеченной и уличенной в чем-то…но не была ли правда в том, что она утратила азарт и настоящее желание? Сейчас все это было неважно – впервые за очень долгое время в девушке буквально бурлили чувства, заставляя хотя бы постараться остановиться и подумать о них.
- Это мой клуб, а сейчас мы в моем кабинете, - продолжила ирландка как можно спокойнее. – И какой бы крови ты ни был, это не дает тебе права вторгаться на мою территорию и портить мое шоу, - она должна быть твердой. Должна показать, что его очарование ничего не значит, как и зов крови. Ей никто не нужен, и она много лет так жила. Нужно только избавиться от этой щемящей боли в груди. – Поэтому я повторяю вопрос. Что тебе здесь нужно?

+2

34

- А есть еще хотя бы одна причина оставить тебя в живых? – её голос властен, а поведение внушает уважение - вампиресса пойдет на многое, чтобы защитить свое гнездышко. Гнездышко похоти, разврата... Вместе с тем красоты женского тела, изящности танца, фееричности шоу. Почти идеальное прикрытие - играть на низменных инстинктах людей. Если присмотреться - Ориас делал то же самое, подсаживая клиентов казино на игру. Порой покер приносил большую разрядку, нежели чем приватный танец на коленях. Самое интересное - не банковское дело, не международный туризм, не магазины одежды... А заведения, которые выворачивали помыслы людей наизнанку, высвечивая самые темные стороны. Не слишком ли много совпадений для представителей клана Кровавой луны?..
- Есть. Я очень неплохо танцую, как для дилетанта, - Ориас усмехается, хотя сделать это довольно трудно в его положении. На самом деле вампир ненавидел, когда кто-то касался его шеи. И без зазрения совести сломал бы руку и танцовщице... Но в этот раз он был неправ по всем параметрам. А зачем намеренно сориться с тем, кто может стать если не близким другом, то уж партнером по бизнесу точно? Правильно. Незачем. И себе дороже. Потому высший покорно ждет решения, зависящее исключительно от огненноволосой бестии. Которая, к слову, слегка... нервничала?
   На самом деле это очень трудно - понять есть ли у стоящего напротив бессмертного существа какие-то эмоции и волнения, либо же это натренированные годами рефлексы копирования человеческого поведения. Благодаря своему навыку Вьеррмонт мог проникнуть в сознание любого. Но сейчас не то время. И не то место. Тем временем танцовщица вновь опускает забрало холодности вкупе с безразличием.
- Мэйв Бреннан, - она представилась. А, значит, знакомство состоялось. Если вампир не хочет проблем - он не представляется. Чтобы затем убить. Это как игра в заложников. Жертвы могут быть уверены, что имеют шанс на жизнь ровно до того момента, как похитители снимут маски. Если такое произошло - их смерть неминуема. Преступники не оставят свидетелей в живых. Так и высшие. Они не представляются, если не хотят продолжить общение. Вьеррмонт поднимается с колен, потирая ладонью шею. Ему не больно. Просто привычка. Человеческая привычка.
- Зачем ты пришел, Ориас?
- Не здесь.
   Его голос чуть хриплый. Все-таки не проходит даром хватка высшего вампира. Тем временем Мэйв затягивает пояски халата, стараясь удержать маску невозмутимости. Но она трескается как глиняное изваяние, которое передержали в доменной печи. Халат... А его рубашка валяется где-то на сцене, если уборщица уже не сделала из ткани за пяток сотен баксов тряпку для мытья полов. Впрочем. Какая разница.

   Тем временем вампиресса направляется прочь. И ничего особо не остается делать, как последовать за ней. Конечно, Ориас мог уйти. Но притяжение... Черт, черт, хаос задери это ощущение. Брюнет следовал за танцовщицей словно тень. Тень с ярко-сапфировыми глазами. Казалось еще немного - и радужка начнет светиться в темноте коридоров. Они заходят в довольно просторный кабинет . Даже нет.. Это уже походит больше на однокомнатную квартиру. Обжитую и уютную. Вьеррмонт закрывает за собой дверь на щеколду. Мало ли что. После чего поворачивается лицом к танцовщице. И, по всей видимости, владелице этого стриптиз-клуба. Взгляд зеленых глаз, блестящих в рассеянном свете торшера как два изумруда, скользил по высшему с настороженностью и любопытством. Она изучала. Оценивала. Запоминала. Будь Ориас человеком - то от столь пристального взгляда ему стало бы не по себе. Но, увы. В его венах текла ледяная кровь.
- Чего ты хочешь от меня? – первой нарушила повисшее в воздухе молчание Мэйв, наливая себе янтарной жидкости в бокал. Опытный взгляд определил по этикетке бутылки, что это было довольно дорогое виски. Знать такие детали для владельца казино - необходимость. Более того. Из всех видов виски он бы выбрал то же самое. По вкусу в чьей-то горячей крови... Оно было самым мягким. Но в данный момент это как пить расплавленный пластилин - безвкусица неописуемая.
- Я не знаю, чего хочу точно, - честно признался высший, медленно выходя из тени и обходя кресло. Изящные пальцы скользнули по спинке, словно поглаживая холку дремлющего монстра.
- Это мой клуб, а сейчас мы в моем кабинете, - Вьеррмонт кивнул - он уже давно сделал подобные выводы. И его мысли лишь в который раз подтверждались словами Мэйв. – И какой бы крови ты ни был, это не дает тебе права вторгаться на мою территорию и портить мое шоу.
   Вампир открыл было рот возразить, что залу понравилось... Но, вспомнив какое количество некротического обаяния ртутью вылилось в и без того одержимое похотью сознание ни в чем не повинных посетителей, оборвал себя на полувдохе. Который, кстати, не нужен. Но так привычен.
– Поэтому я повторяю вопрос. Что тебе здесь нужно?
- Повторюсь с ответом - я не знаю. - Высший подходил. Медленно, как большая кошка, готовая напасть в любой момент. Мышцы напряглись под светлой кожей, выливаясь в заметный рельеф. Ориасу не светила перспектива "греметь костями". И это даже к лучшему. - Планы сводились к тому, чтобы найти соклановца и встретиться с ним в расслабляюще-официальной обстановке. Но все получилось... Как получилось. В какой-то мере есть моя вина. Но в какой-то мере это похоже на одержимость.
   Незаметно брюнет оказался рядом. Пальцы с чуть заостренными ногтями перехватили бокал, отнимая. Зачем пить пластилин, когда он не нужен. И вновь два высших рядом. Готовые впиться друг другу в глотку. То ли от страсти, то ли от ненависти, то ли от чего-то большего, что невозможно объяснить человеческим языком...
- Я не хочу, чтобы это прекращалось, - почему-то Вьеррмонт шепчет... Слова не желают разгонять установившуюся власть тишины. - И хочу восстановить клан. Насколько это вообще возможно.
   И только хищное подсознание вновь ерничает: Мечты, мечты...

Отредактировано Orias (2012-06-17 17:33:29)

+2

35

Он не знал. Очаровательно. Настолько, что Мэйв подавилась бы виски, если бы успела сделать глоток. Он не знал. Вряд ли кто-то еще мог похвастаться тем, что так разозлил ирландку, не имея для этого веского основания. Валькирия пыталась вновь вызвать в себе то чувство раздражения, что испытывала, когда увидела высшего за сценой, но сейчас это не слишком удавалось. Он был в ее владениях, но вел себя так, словно пришел к себе домой. Тихий звук щеколды заставил девушку оторвать глаза от янтарной жидкости в бокале и перевести взгляд на Ориаса.
Сколько может быть причин для того, чтобы закрыть дверь на замок? Люди могут придумать десятки – защититься от вора, от сквозняка, чтобы никто не мешал читать интересую книгу или заниматься любовью… Первое же, что приходило в голову Мэйв – чтобы скрыть убийство. Питаясь чужой жизнью, невольно приобретаешь скверные мысли и привычки. Скверные по мнению общества, конечно. Бреннан знала множество собратьев, что буквально упивались убийствами и тем ощущением, что они дарили. Был период, когда и сама огненноволосая девушка обожала их… а потом перешла на относительно постоянных доноров. Но сейчас что-то сродное жажде убийства буквально висело в воздухе, делая его словно наэлектризованным… Правда, было в этом что-то еще, больше похожее на сексуальное влечение. Мэйв путалась в ощущениях и одновременно гадала, испытывает ли Ориас что-то похожее. Неужели это было нормой? Если так, то члены кланов давно бы поубивали друг друга.

Она совсем ничего не знала о брюнете, кроме его имени (возможно, даже не настоящего) и того, что он из ее клана (только так можно было объяснить это странное чувство, что возникало рядом с ним). Вьеррмонт приближался, а Мэйв вновь медленно отступала, следя за каждым его движением. Уже на сцене она успела оценить (и ощутить под пальцами) тело вампира,  и сейчас снова пришла к мысли, что оно, наверное, совершенно. Природа не поскупилась, создавая детей ночи – они могли очаровывать даже не имея некротического обаяния, а его наличие и вовсе делало их неотразимыми. Ориас был как раз таким, но помимо холодной вампирской красоты в нем было что-то от хищника. Словно к ней приближалось не почти неотличимое внешне от человека существо, а хищных зверь из породы кошачьих. Ирландка двигалась несколько похоже, но если в ее исполнении такая походка казалась невероятно соблазнительной, то в исполнении мужчины нагоняла страх. Нагоняла бы, если бы Бреннан не была той же крови, что и он. Сейчас шаги высшего заставляли ее чувствовать лишь некоторое беспокойство и постоянно быть на стороже. Слишком много было поставлено на карту, чтобы рисковать. А в том, что она рискует, даже просто находясь рядом с брюнетом, она была уверена.
Он был уже совсем близко, пальцы вампира коснулись ее руки и забрали бокал. Мэйв ненавидела, когда решали за нее, но сейчас почему-то приняла этот жест. Ровно о того момента, пока высший продолжал говорить. У него все же была цель, но если верить брюнету, он «малость» отклонился от первоначального плана. Бокал перекочевал вновь на барную стойку, а ирландка сама не заметила как отшагнула к стене, чтобы разорвать дистанцию. Ориас стоял опасно-близко, только этого ей не хватало, учитывая закрытую дверь и общую специфику того, что между ними произошло. Несмотря на всю свою уверенность, вампир сейчас напоминал ей мальчишку-старшеклассника. Уверенного в себе, потому что он капитан футбольной команды, но на самом деле стесняющегося пригласить девочку из класса на выпускной бал, опасаясь отказа. Нетипично для вампира. Впрочем, все последние минуты никак нельзя было назвать типичными.

- Эту обстановку никак нельзя назвать расслабляюще-официальной, - ответила ирландка. – Или ты ожидал встретить соклановца среди завсегдатаев? – это был вероятный вариант, но бровь девушки изогнулась, выражая почти нескрываемую насмешку. 
- Ты грезишь наяву? – теперь уже и губы изогнулись в хищной полуулыбке. – Ты только что сказал, что ты единственный. Клан мертв, а не в летаргии. Прошло слишком много времени и было пролито слишком много крови.
Мэйв не позволит втянуть себя в эту авантюру. Никто и никогда не соблазнит ее на подобное. Она никогда не грезила о семье, успев пожить в нескольких десятках «человеческих», и не видела причин, по которым вампирские должны сильно отличаться от них.
- Зря ты не ушел, пока была возможность, - прошептала ирландка в тон высшему… Ее словно на мгновение охватило безумие. Она слышала, как бьется сердце брюнета, как пульсирует его кровь в венах, слишком холодных для человека. Она была движима сейчас только одним желанием, и его порождением была даже не месть, а какая-то болезненная страсть. Страсть совершенная дикая и неправильная. Губы вампирессы сомкнулись на шее мужчины, язычок прошелся по артерии… которую секунду спустя пробили острые клыки. Мэйв делала маленькие, быстрые глотки, наслаждаясь каждым из них, чувствуя какую-то нереальную силу, вливающуюся в нее с алой жидкостью.
Останови меня… Только не останавливай! Безумие и здравый смысл, влечение и дикое желание убить. Все сплелось в тугой комок. Она догадывалась, что он старше и сильнее ее… но сейчас словно забыла об этом, ловя губами рубиновые капли и прижимаясь к вампиру, как к лучшему любовнику на земле.

+2

36

Выяснив все между нами обоими
Кровь на стене мы заклеим обоями... (с)

- Эту обстановку никак нельзя назвать расслабляюще-официальной, - со здравым смыслом не поспоришь. Потому высший лишь ухмыляется, обнажая жемчужину острых шильцев клыков, готовых в любой момент пропороть кожу и добраться до пульсирующей артерии. – Или ты ожидал встретить соклановца среди завсегдатаев?
    В принципе такое предположение имело право на существование. Но только умалишенный вампир будет охотиться так явно - на шикарных танцовщиц элитного клуба. За подобным круговоротом денег стоят серьезные люди. Которые не поскупятся на средства, дабы выловить паразита, портящего их вольные хлеба. Впрочем, кому-то скучно жить без постоянного адреналина. А с умением пудрить мозги любому, вероятность встречи соклановца в роли завсегдатая вырастает едва ли не до пятидесяти процентов. Однако Мэйв считает это чем-то унизительным - опускаться до танцовщиц в стриптиз-клубах. И Ориас с ней абсолютно согласен. Хочется щекочущего чувства опасности - для этого есть торговля оружием, людьми, информацией... Да бесконечное количество иных вариантов. Куда более интересных, чем охота на горячие тела в блестках и перьях.
- Ты грезишь наяву? – кажется, тихие слова Вьеррмонта пришлись зеленоглазой не по вкусу. – Ты только что сказал, что ты единственный. Клан мертв, а не в летаргии. Прошло слишком много времени и было пролито слишком много крови.
- Я сказал: "Возможно единственного", - брюнет чуть качает головой, стараясь одновременно изгнать из разума сладкое ощущение притяжения. Но оно растягивалось, словно топленый мед, еще больше спутывая сопротивляющегося высшего. - И действительно - прошло слишком много времени. Теперь многое решается не силой, а хитростью. И мы имеем все предпосылки для резкого взлета.
    Как ни странно, сейчас слова о какой-то высшей политике были... Лишними? Сумбур эмоций просто разрывал на части, заставляя все устои трещать по швам. Но, Хаос подери, если так трудно справляться... То почему просто не отдаться во власть охватывающим чувствам? Это ведь так легко, хотя до боли непривычно. Когда запираешь себя в рамки холодной разумности, все остальное кажется невероятно далеким, чуждым. Даже каким-то зловещим. Но сейчас, когда напряжение едва ли не собирается электрическим разрядом на кончиках пальцев - зачем бессмысленно терзать душу. Если, конечно, она есть у бессмертных детей ночи. Вампирам необходимы такие же, как они. Система клана не для того появлялась, чтобы ложиться тяжким бременем. А для того, чтобы можно было выплеснуть эмоции. Выпустить всех своих демонов на волю.
- Зря ты не ушел, пока была возможность, - тихий шепот, заставляющий стадо обезумевших мурашек пробежаться по позвоночнику, отдаваясь горстью ледяной воды в пояснице. Это угроза? Предупреждение? Или начало нового, еще неизведанного танца не на жизнь, а насмерть?
   Изящные пальчики вампирессы обманчиво ласково скользят по его шее... Стук сердца. Зависящий исключительно от желания высших. Сейчас он выбивался из дозволенных рамок, заставляя кровь мчаться по венам, как дорогой мощной иномарке по пустынной ночной автостраде. Блеск изумрудных глаз. Манящий. Они похожи не только расой. Но и безумием. Вот он - ключик, связывающий двух хладнокровных существ. Острые зубы прорывают кожу. Высший вздрагивает, и тихий вздох срывается с губ. Его не кусали, чтобы испить крови. Никто и никогда. Ни противники, ни любовники. Тем более в шею. Ток крови едва ли не оборачивается вспять, приливая к двум практически незаметным ранкам. Из которых выплескивается его жизнь.
   Ориас сдавленно рычит и отталкивает от себя рыжеволосую бестию. Одновременно нещадно разрывая собственную кожу её острыми клыками. С шеи тут же сорвались капли, стекая кровавыми слезами вниз по мраморному изваянию тела. Три цвета, гармонирующих в любой ипостаси: черный, красный и белый... Мэйв наталкивается на мощный деревянный стеллаж, который является одновременно баром. Хрустальные бокалы внутри жалобно зазвенели, придавая ситуации какую-то схожесть с церковью. И ликами святых, что плачут кровавыми слезами под бой колоколов. Вьеррмонт прижимает девушку к холодному дереву. Пальцы скользят к талии, бесцеремонно развязывая поясок халата. Безумие взяло верх над привычно рассудительным брюнетом, делая каждый его шаг непредсказуемым. Он целует её, словно стараясь вернуть себе капли крови, испитые этими кроваво-красными губами. Вкус химической помады мимолетный, быстро угасающий, словно хвост кометы.
   Черный шелк пояса скользит по запястьям Мэйв. Сначала к одному - потом к другому. Оплетает и стягивает вместе. Движение - руки оказываются над головой, словно Ориас собирался её привязать к столбу, ака ведьму в преддверии сожжения. Рыжеволосую... Зеленоглазую... Сошедшую с картинок сказок и художественных книг. Сюда. В Город Легенд. В небольшое помещение, служившее и офисом, и квартирой. Расстояние между их телами минимальное. Вернее его просто нет. Вьеррмонт выше. Но Бреннан на каблуках, потому практически не уступает в росте. Запах духов, крови и сладкого безумия.
   Внезапно... Он чуть отстраняется, удерживая её запястья.
   Облизывает губы.
   И отвешивает рыжеволосой бестии звонкую пощечину.
- Не смей больше творить подобное, - чуть хриплый голос. В сапфире синих глаз металось блестящее стальное безумие. В следующую секунду язык проходит по коже девичьей щеки, куда пришелся легкий удар. Словно пантера, зализывающая неосторожно нанесенные раны...

+1

37

Правда была в том, что Мэйв было плевать на резкий взлет, о котором говорил Вьеррмонт. Ей было плевать на большинство вещей, которые ее не касались или касались постольку поскольку. Клан относился ко второй категории. Более того, Мэйв считала его ответственным за гибель своих родителей (то есть единственных существ, которые ей были по-настоящему дороги) не меньше, чем оборотней, и если вервольфов она могла яро ненавидеть и время от времени даже убивать, то соклановцы находились вне досягаемости, потому злость на них копилась внутри и сейчас очень даже могла быть выплеснута на этого конкретного вампира, который вломился в ее дом.

Его кровь теперь, кажется, имела другой привкус, была более насыщенной. Их танец, кажется, распалил не одну ирландку… Кстати, Вьеррмонт… Итальянец? Или как? Это было любопытно, но не более того. Что даже если да? Прежде всего он был представителем ее клана, потом уже высшим, а потом тем, кто залез на ее территорию. Стоп. Территория должна быть на первом месте. От крови Ориаса ее разум затуманился, неужели вампир воспринимал мир сейчас так же странно? Подумать (и нормально насладиться кровью не дали). Не жалея своей шеи, высший оторвал Мэйв от раны и отшвырнул от себя. Девушка еще успела облизать губы, прежде чем ударилась о деревянные панели стеллажа. Боли привычно не последовало, но ирландка уже умела проверять нет ли повреждений подходящим лишь для вампиров образом. Это было чем-то похоже на контроль дыхания и сердцебиения. Она просто проверяла, все ли ткани целы и не нужно ли попытаться более активно воспользоваться регенерацией. Ничего серьезнее ушибов, чего нельзя было сказать о брюнете. Деревянная поверхность казалась прохладной – слишком быстрый ток крови  разгорячил кожу Бреннан.
Какого черта вообще с тобой происходит? Заканчивай этот цирк! – здравый смысл еще пытался как-то бороться и отстаивать свое право на существование, но чем дальше, тем хуже это ему давалось. Сейчас Мэйв хотела растерзать вампира… и не отпускать его от себя одновременно. Последняя часть, кажется, была услышана. Ориас оказался близко в мгновение ока… все же он был старше. Даже она вряд ли смогла бы развить такую скорость даже без каблуков. Это впечатляло… и пугало одновременно, потому что мужчина уже нависал над ней, умудрившись развязать пояс халата и теперь почти касаясь обнаженной кожи ирландки. Тонкие струйки крови, стекавшие по телу брюнета, превратили его в холст художника-абстракциониста, наверное, именно поэтому Мэйв не сразу заметила, как синеглазый потянул ее руки наверх, связывая шелковый поясом. Не самый податливый материал, но вполне доступный, чтобы порвать его вампиру и младше ирландки… если бы рука Ориаса не удерживала запястья поверх шелка…

Мэйв сейчас совсем не задумывалась как она выглядела – почти обнаженное бледное тело без изъянов на фоне черного шелка и с разметавшимися по плечам волосами цвета пламени и стертой после поцелуя помадой, куда важнее были глаза Вьеррмонта, сейчас излучающие холодное бешенство… Правда, ирландка все равно не ожидала пощечины. Голова рыжей метнулась в сторону, из уголка губы показалась пара капель крови. Унизительный удар, тем более от мужчины…
Пощечины бывают очень разными, это Мэйв поняла достаточно давно. Пощечина от женщины может быть обидной или нет, может быть призвана поставить наглеца на место или в весьма шутливой форме показать, что девушка не готова делать ничего на людях… может значить еще десяток вещей… но пощечина от мужчины на памяти высшей всегда означало только одно – что он имеет право на это и на то, чтобы обращаться с женщиной так, как сочтет нужным… потому что считает ее своей.
Своей?! Мэйв Бреннан отказалась от всяческих супружеских и прочих отношений именно чтобы избежать подобного отношения, а сейчас его демонстрирует практически незнакомый вампир.
- Не смей больше творить подобное, - он прильнул к ней, как хищник, поймавший добычу, но почему-то решившись растянуть удовольствие.
- А ты заставишь меня? – в голосе Мэйв была огненная ярость, кто бы мог подумать, что холодные дети ночи могут так ярко чувствовать? Ей казалось, что еще немного, и она сможет ощутить в полной мере все то, что происходит с ней: боль, желание, злость…  ирландке отчаянно хотелось испить все это до дна… а проводником был брюнет. Каков соблазн ударить высшего коленом между ног… а потом, когда он согнется, добавить под дых… Проблема только в том, что ее противник был вампиром, а значит, как и она, не мог почувствовать боли или удушья… Мэйв резко двинулась вперед, вырывая связанные руки из хватки Ориаса и толкая мужчину прочь от себя… прямо на диван, стоящий у стены. Она нависла над ним, удерживая шею тонкими, но нечеловечески сильными пальцами и нашла клыками подключичную артерию, жадно глотая алые капли и чувствуя себя живой как никогда…

+1

38

С уголка красивых губ сорвалась алая капля крови. Кажется, острый ноготь задел нежную светлую кожу, потому как высший рассчитал силу удара. Он всегда старался все рассчитать... Но случилось то, что случилось. И этот факт явно взбесил рыжеволосую красавицу с очень острыми клыками. Не будь Ориас вампиром - считать ему где-нибудь на улице рядом с мусорными баками переломанные косточки. В лучшем случае. Зеленые глаза сверкали гневом, стараясь испепелить брюнета. Но он почему-то никак не хотел рассыпаться серыми хлопьями, оставляя Мэйв в одиночестве.
  Какая жалость. Кривая улыбка легла на его губы. Словно в ответ на бессловесную угрозу: "Я тебя уничтожу". Изумруд радужки, казалось, сейчас сожмет темноту зрачка до тонкой щелки. Какое было сравнение? С хищной кошкой? 
   Черта-с два. Кобра. Опасное ядовитое хладнокровное создание, имеющее невероятно выразительные глаза. Настолько, что семейству кошачьих впору забиться в угол и нервно курить от зависти. Осталось только зашипеть...
- А ты заставишь меня?
   Ярость... Горячая, даже обжигающая. Мэйв буквально выплюнула эту фразу в лицо брюнета. Вольная. Независимая. Дикая. Такую не приручить - зверь навсегда останется зверем. Но... Впрочем, какое дело сейчас им обоим до философии. Сильный толчок. Ориас едва ли не как котенок отлетает назад, впечатываясь в мягкую спинку дивана. У этой дьяволицы силенок-то с лихвой. И даже чуточку больше. Вампир хищно облизывает пальцы, на которых осталась кровь. Девушка, вырывая запястья из хватки, оцарапалась. И теперь гранатовые капли демонстративно исчезают от прикосновения влажного языка. Он специально дразнит её. Хотя куда уже больше?
- Не обещаю, но очень постараюсь...
   Кажется его слова пробудили в вампирессе дремавшего безумного демона, что сейчас в силах был не просто уничтожить, а раздавить, растоптать, испепелить наглеца. Быстрое изящное движение. Стремительное. Она нападает без предупреждения. Черный шелк скользит по алебастровой тонкой, почти прозрачной коже, обнажая довольно-таки соблазнительные формы. Которые, впрочем, высший нагло лицезрел еще во время танца. Но это другое. Хищное, опасное. Вызывающее трепет сердца где-то в районе горла. Ориас не успевает среагировать. С его-то вековым опытом и так попасться... Клыки вновь продирают кожу. Именно продирают, а не прокусывают. Рыжеволосая танцовщица не собирается с ним церемониться и довольно доступно дает это понять. Тело вампира прогибается в пояснице. Настолько, что, кажется, вот-вот сломается. А стиснутые с силой зубы не дают вырваться удивленному вздоху.
   Что же это такое...
   Безумие ртутью вливается в мозг, переворачивая и без того взъерошенные мысли. Он чувствует, как с каждым глотком  теряет силу. Одновременно приобретая возможность ощущать острее. Так или иначе, находясь в состоянии опасности, инстинкты позволяют чувствовать все намного ярче. Изящные тонкие пальцы смыкаются на загривке огненных, почти шелковых волос. Чтобы оттянуть Мэйв от раны. Это дается с болью, несмотря на почти полную невосприимчивость. И вот, наконец, ослабляющий фактор ликвидирован. А взгляд льдисто-синих глаз прикован к пухлым соблазнительным губам в крови.
   В моей крови...
   Мысль раскаленной иглой пронзает взбудораженное сознание, прибавляя... Желания? Это какое-то безумие. Сумасшествие. Шизофрения. Помрачение рассудка. Ориас не выдерживает, приподнимаясь на локтях, чтобы поцеловать танцовщицу в губы. Неловкое движение - и они оба оказываются на полу, оглашая пространство грохотом упавших тел. Высший задевает столик, стоящий рядом, тут же отталкивая его прочь. Стоящий на деревянной поверхности сервиз разбивается вдребезги, ибо силу никто не рассчитал и предмет мебели с размаху впечатался в бетонную стену. Как уже известно - с печальным концом для чашек и блюдец.
   Но какая сейчас хрен разница?..
   Танго - вертикальное выражение горизонтального желания? Значит, сейчас они танцуют. Вампир нависает сверху. Ладони упираются в пол возле плеч Мэйв, которые уже покинула ткань халата. Все-таки подобная одежда не предназначена для активной борьбы двух высших вампиров. Вообще не предназначена для борьбы. Он вновь целует её, старательно подавив в зародыше желание укусить. Иначе это противостояние не закончится никогда. Будет как бесконечное переливание крови. Одно колено упирается меж колен девушки, не давая свести ноги вместе. И одновременно предоставляя возможность перемещения центра тяжести. Пальцы правой руки скользят от шеи вниз. По впадинке меж ключицами. Меж ямочек груди. К животу. Ритм её сердца рваный. Аритмичный. Хочется вонзить пальцы под ребра и вырвать этот пульсирующий комок. Посмотреть, как он будет биться в окровавленной ладони.
   Но Ориас лишь продолжает поцелуй. Безумный. Жесткий. И, кажется, страстный...

+1

39

Бедный журнальный столик разлетается на части. Между прочим, эту породу дерева привезли из джуглей, и сделан сей предмет мебели был на заказ и в единичном экземпляре. Мэйв любила все эксклюзивное, но теперь пожалела об этом – было бы не так обидно хотя бы. Звон стекла возвестил о том, что конец пришел не только тропическому дереву, но и китайскому фарфору девятнадцатого века. Если они оба переживут эту ночь, ирландка выставит Вьеррмонту такой счет, что он пожалеет о своей неосторожности. Впрочем, рыжеволосая не сомневалась, что банковский счет высшего содержит весьма внушительную сумму. Если ты можешь жить вечно и при этом не богат – это может значить только две вещи: либо ты аскет, либо ты дебил. Ни на того, ни на другого брюнет не походил, стало быть, в его активе было достаточно средств, возможно, достаточно даже для того, чтобы выкупить ее клуб и всех девочек в вечное рабство. Но к чему размениваться на такие мелочи?
Сйчас у Бреннан были проблемы по серьезнее: высший навис над ней, как хищник над добычей, а его рука скользила по телу, на несколько секунд замерев на уровне груди, словно пытаясь пальцами прощупать рваный пульс. Он мог вырвать ей сердце, но вампирессе хотелось думать, что он этого не сделает. Оно было дорого ей как память, в конце концов в последний раз восстанавливать его пришлось аж в далеком 1865ом, это заняло много времени и было более чем неприятно. Интересно, а долгое и мучительное восстановление было в воспоминаниях Ориаса? Наверняка было, как и у большинства тех, кто живет достаточно долго…

Их губы вновь сливаются в полупоцелуе, полуукусе. От поцелуя здесь все-таки больше, и это ощущение пьянит, вытаскивает наружу все то хищническое, что есть в Валькирии. Рядом с Вьеррмонтом в ней словно что-то просыпается, что, казалось, давно было похоронено под слоем пыли и следования этикету.
- Если ты не остановишь меня, я тебя убью, - шепчет Мэйв. Что это? Просто угроза или нечто другое? В голове настойчиво звучит призыв: «Пожалуйста, останови меня».  Зеленые глаза встречаются взглядом с синими, и ирландке вновь кажется, что она тонет… только это не страшно, это как возвращение домой. Тонкие пальцы скользят по мраморной коже высшего, словно стремясь запомнить каждый ее сантиметр на ощупь. Тактильная память она особенная, как и память на запахи. Вампиры – идеальные хищники, они могли помнить запах своих жертв годами. Ориас не был жертвой, но пах одуряющее… не сладковатым запахом смерти и жасмина, как другие высшие, от него шел запах моря, запах поля на закате и еще чего-то нереального, словно он вышел из сказки.

Идеально красивые создания, лежащие на полу, совершенно не вписывались в тот разгром, что они устроили. Когда Мэйв была еще юной, она часто задавалась вопросом как что-то столь прекрасное и изящное может быть столь смертоносным… кажется, ответ пришел ей, когда она увидела как пламя камина играет на стали кинжала. И ответ был – это единственно верный вариант. Смерть должна быть легкой – два смертельных глотка, которые приносят эйфорию, сродни последнему оргазму, мгновенный перелом шейных позвонков, перерезанное одним слитным движением горло…правда смерть самих высших никогда не была такой. Ориасу шло быть живым ну или почти живым – какими там могут считаться представители их расы.
- Останови меня – сорвалось с губ само собой с легким стоном, когда острые ноготочки вампирессы царапнули до крови спину Вьеррмонта. Она прильнула к нему, жадно целуя, словно он был ее последним шансом на спасение.  Кусать его губы, касаться рук, шеи… руки скользят по прохладной коже вниз к пояснице, туда, где по какой-то нелепой случайности еще остаются застегнутые брюки брюнета. Ненадолго. Пальцы ловко расправляются с ремнем, а потом с пуговицей и молнией, добираясь до самого интересного. Мэйв была интересна физиология мужчин-вампиров в этом плане. Неужели между ног у них тоже все работало на силе воли, как с сердцем? Ирландка улыбнулась своим мыслям, и в первый раз за сегодняшний вечер улыбка получилась мягкой и теплой. На мгновение девушка стала уязвима… и очень надеялась, что высший не заметит этого. А чтобы удостовериться, вампиресса вновь его поцеловала…

Отредактировано Maeve Brennan (2012-07-11 23:56:31)

+3

40

- Если ты не остановишь меня, я тебя убью.
   Это звучало крайне... небезосновательно. Может, убить-то и не убьет... Но покалечит основательно так точно. Впрочем. Этот вопрос сейчас фигурировал где-то между проблемой размножения утконосов и миграцией пингвинов с Антарктики. А потому Ориас даже внимания не обратил на шипение сквозь стиснутый жемчуг ровных зубов. На повестке дня фигурировала иная, очень насущная, чертовски настырная проблема. А именно - кровь огненноволосой вампирессы подняла из глубин подсознания жгучее желание. И не только желание.
   Нет, ну а какой нормальный мужик, будь он хоть трижды хладнокровным, не отреагирует на соблазнительное тело, лежащее в одном нижнем белье и распахнутом полупрозрачном халатике. Который не только ничего не скрывает, но еще больше подчеркивает? Правильно. Вот только это неловкое чувство... Когда штаны становятся тесноватыми, а пояс вовсе не собирается по мановению волшебной палочки покидать петли.
   Секс. Что он есть для вампиров, возраст которых исчисляется веками? Наслаждение? Приятный бонус к условному бессмертию? Способ скоротать время или же разнообразить довольно скудный рацион новым витком низменных эмоций? Привычка? Каждый находил свой ответ, который бы его удовлетворил. Так же, как и вкусовые предпочтения.
   Некоторые останавливали свой выбор на экстремальном развитии событий, где-то в темноте беснующегося клуба. Или в кабинете начальника. Под кайфом. В машине на краю обрыва. В самолете. И даже на факеле Статуи Свободы.
   Кто-то склонялся к долгим изыскам, доводя обоих партнеров до грани. Правда в таких случаях частенько все заканчивалось еще и трапезой до остановки сердца.
    Кому-то повезло познать занятие любовью. Тысячи возможных вариантов развития событий. Казалось бы - все Вьеррмонт прошел, испробовал. Успел даже слегка охладеть...
   Но нет. Он ошибся. Что-то новое и довольно агрессивное возбуждало куда круче обольщения инкубов. Обладать. Да. Именно обладать - сугубо хищническое и собственническое. Забрать себе. Поставить метку. Наслаждаться только одному. Это не призрачная связь двух душ, позволяющая партнеру делать все, что вздумается, не вызывая некого подобия ревности. Не платоническое воздыхание. А вулкан, который необходимо сдерживать, не давая ему возможности в один день похоронить под лавой небольшой островок.
   Ориас тихо ворчит на манер разбуженного осторожными прикосновениями дикого зверя. Хотя пальцы незнакомки вовсе не собираются обходиться с ним ласково, подтверждая сей факт несколькими алыми полосами от ногтей на спине. Мэйв просит остановить её.
   А, собственно, брюнета-то кто остановит?
   Её пальцы скользят по груди и животу. Будто намекая - я могу быть нежной. Но помни об острых коготках, что с удовольствием продырявят твою белоснежную шкурку, которой ты так дорожишь. Ранки постепенно затягиваются, делая поверхность гладкой. И холодной. Как фарфор. Танцовщица касается низа живота, и вампир инстинктивно напрягается. Будь высший на лет шестьсот восемьдесят моложе, возможно, он бы растерялся, не в силах разложить по полочкам беснующиеся эмоции различных цветов и оттенков. Постарался "дать заднюю", как принято выражаться у людей, исчезая куда подальше за горизонт. Вот только...
   Хочешь вот так? На острие ножа? Будет тебе так, - он ощущает осторожные, вместе с тем уверенные движения Мэйв. Она его раздевает? Забавно. Но какой идиот будет сопротивляться подобному. Легкая ухмылка за секунду до поцелуя. Кажется, кто-то там собирался его убить? Ага. Как же.
   Высший осторожно оглаживает все еще сокрытые полупрозрачной тканью плечи. Грудь. Бока. И его охватывает жажда.
   Это... Не описать словами. Брюнет прерывает поцелуй, избавляясь от одежды. Тусклый свет единственного горящего торшера спокойно разливается по пространству. Но, казалось еще немного, и он задрожит, передавая то, чего хладнокровные дети ночи в принципе испытывать не могли.
   Впрочем. Какой к чертям собачьим торшер?.. Вампир овладевает танцовщицей, распаляясь все больше. Это совсем иной уровень, нежели чем простое человеческое обладание друг другом под влиянием желания. Сам того не замечая, Ориас переводит поцелуй над ключицей в укус. Невозможно передать, что творится сейчас в его голове. У людей нет таких слов. Нет таких понятий, а бессмертные никогда не заботились об их описании. Единение душ? Вряд ли вампирам выдавали их при появлении на свет. Любовь? Тоже нет. Они отлично моли существовать друг без друга. И с каждым новым движением, с каждым ударом сердца это понятие обрастало все большим количеством шипов, прикосновение к которым было если не болезненным, то уж очень неприятным.

+3

41

Все это было слишком ярко, слишком неправильно, слишком выбивалось из того течения жизни, что вампиресса сотворила в своем маленьком мирке. Разрушать его совсем не хотелось, но был ли выбор или они зашли уже слишком далеко?
Высший проигнорировал ее фразу или не счел нужным отвечать… более того, похоже, действия Мэйв вполне его устраивали. Это было из рук вон плохо. Долбанная ирландкая кровь – говорила матушка, что в их роду все женщины отличались бл… легкомысленным поведением. Видимо, дурные гены не обошли и рыжеволосую вампирессу. Желание ощутить трепещущее сердце брюнета под пальцами только усиливалось, но высшая ограничилась тем, что коснулась его груди, пальцами прощупывая пульс. Почти безобидно (пока что)…

Все шло своим чередом, насколько вообще закономерно может развиваться ситуациях, когда двое субъектов пытаются сначала убить друг друга, а потом… Мэйв пока не нашла адекватного определения тому, что они делали, потому решила ограничиться нейтральным «заняться сексом». В ее случае это могло означать как дикую оргию со смертельным исходом, так и романтическую прогулку, закончившуюся в горизонтальном положении. Впрочем, сейчас было особо не до семантики – когда в тебя входит возбужденный член, нет времени думать о высоком – самое время пустить в ход базовые навыки и по достоинству оценить дружественный интерфейс объекта.
Оценила. Внутренний критик был готов простить ирландке, что она спуталась с вампиром, за то, что этот вампир умел. Тот, кто не верит, что мастерство приходит с опытом, романтик или идиот. Разумеется, не следует отметать и природный талант и предрасположенность, но за годы работы в заведении чуть менее скромном, чем Wired, Бреннан убедилась, что такие случаи довольно редки.

Два смертельно опасных существа были сейчас почти безоружны друг перед другом, но двигались столь синхронно, что любое нарушение ритма казалось подобным смерти. Они продолжали жаркий танец, теперь игравший совсем другими гранями. Интересно, что сказали бы зрители, если бы это происходило прямо на сцене? Кажется, в Древнем Риме подобные зрелища были в чести у аристократии. Живое порно, почему бы и нет? Правда сейчас оно становилось все жестче. Мэйв не была уверена, что звукоизоляция поглотит все ее стоны, но сейчас на это было откровенно плевать… Она чувствовала, как по телу разливается предательское тепло, как кожа горит от прикосновений Ориаса, словно от поцелуев солнца. Ограниченное безумие… Или нет? Высший укусил ее, заставив выгнуться и закричать. Остро наточенные ноготки впились в спину брюнета словно в отместку, роняя капли его крови на пол. Вампиресса не боялась. Страх остался где-то там, вне слепящего безумия и круговорота страсти и боли… Укус сменяется кровавым поцелуем, а движения становятся все быстрее… пик удовольствия, столь ярко воспеваемый в стихах, накрывает их почти одновременно – мужчину лишь на пару движений позже… Затуманенный взгляд ловит его глаза – девушке кажется, что в них плещутся звезды… глубокая синева глаз Ориаса кажется совсем неестественной сейчас, выбиваясь из общей картины черного, белого и красного… от того они кажутся лишь притягательнее…

Тяжелое дыхание срывалось с губ обоих вампиров, которые сейчас вели себя совсем как люди? Или не совсем? Мэйв змеей выскользнула из-под Ориаса, поправляя халат и завязывая его поясом, подхваченным с дивана. Чудом не порвала легкий шелк, когда освобождала запястья.. Эффектный был жест, жаль что бесполезный – Вьеррмонту потребовались хотя бы цепи, чтобы вызвать хоть какие-то трудности с освобождением.
Он сидит на полу, наблюдая за ней, как почти сытый хищник, не решивший отпустить ему покусанную добычу или и этого хватит. Но вампиресса не была бы собой, если бы не решила за него. Створки шкафа отворились, и девушка почти нырнула туда, не пугаясь поворачиваться спиной к синеглазому. Через несколько секунд на свет была извлечена чистая и совершенно мужская футболка черного цвета, дескать, возмещаем ущерб, все чин чином. Предмет одежды отправился прямиком в руки Ориасу, напоминая ему, что пора бы и честь знать, а Мэйв улыбнулась в предвкушении, ожидая когда высший развернет футболку -  на груди ее красовался большой значок Супермена в классических красно-желтых цветах.

+3

42

Кажется, что в комнате стало невероятно душно... Еще минута - и пространство просто вспыхнет. Взорвется мириадами язычков пламени цвета абсента. Рыжеволосая бестия выгибается, отвечая вскриком на укус. Девичий голос ласкает слух и, несомненно, самолюбие вампира, жадно слизывающего кровь с мягкой светлой кожи. Он хотел испить Мэйв до самого дна. Но при существующих обстоятельствах это желание накрывалось грифом "невозможно".
   Взгляд льдисто-синих глаз скользит по красивому, практически идеальному лицу высшей, то и дело останавливаясь на губах, которые припухли от постоянных нападок со стороны белоснежных зубов. Ориас склоняется чуть ниже и ощущает, как давление пальцев девушки на одном плече ослабевает... Он изводит обоих мягкими, но резкими движениями бедер. Не так, как обычно ведет себя с партнёрами. Сейчас все это походило больше на...
   Вьеррмонт вовлекает танцовщицу в очередной поцелуй. Словно собирается испить темную душу - жадно, неистово и требовательно. Губы солоноватые на вкус... Можно было даже не гадать отчего. Кровь... Сердце ухает в груди ака филин, старающийся расправить крылья в тесной клетке. Вампир притягивает Мэйв ближе и ближе, пока между их телами совсем не остается свободного пространства... Черные пряди собранных в хвост волос ласкают разгоряченную кожу неуловимо – даже нежнее изящных пальцев. Все это подгоняет волну мурашек в их желании прокатиться по жаркому телу, подливая масла в огонь. Спираль в районе солнечного сплетения медленно собирается в тугой комок, готовый вот-вот развернуться и вызывающий ощутимую тяжесть внизу живота. В следующее мгновение белоснежные пальцы приподнимают голову Мэйв за подбородок. Высший кончиком языка касается мягкой впадинки под челюстью, проводя невидимую полосу ниже, до самого предплечья. При этом сопровождая данное действо горячим сбивающимся дыханием. Довольно ощутимо кусает в предплечье, словно закрепляя сказанное на нежной коже. Движения бедер становятся чуть более резкими и глубокими, волей-неволей выдавая желания с головой. Внезапно он ощутимо прогибается в спине, одновременно упираясь одной ладонью в пол, а второй - удерживая девушку. Запрокидывает голову, позволяя волосам свободно рассыпаться вуалью по спине, после чего заметно приоткрывает губы и смыкает веки до боли в глазах. Не проходит и минуты, как он намеренно медленно облизывается, словно в предвкушении чего-то на десерт.
   Ощущения яркие. Слишком яркие, для сапфирово-черной вселенной Вьеррмонта. Складывается впечатление, что если он сейчас откроет глаза – не будет тех льдистых искр во взгляде. А только эфемерное взорвавшееся синее солнце. Странное ощущение, что твое тело тебе больше не принадлежит. Вместе с тем настолько приятное и пьянящее...

   Никогда не стоит забывать, где ты находишься. Даже если это место похоже на воспетый религиозными фанатиками эдем. Тем не менее, Вьеррмонт уступил собственной слабости, едва замечая, как Мэйв в одно мгновение выскальзывает из объятий, в которых пару секунд назад буквально плавилось её с виду хрупкое тело. С грациозностью и изворотливостью змеи. Опасная штучка. Ведь тот, кто способен на столь пламенные эмоции, вполне может "взорваться" в любую секунду, уничтожая все вокруг. Но мысли текут неохотно, вяло, задавленные искрами угасающего удовольствия. Хорошо, что вместе с болевым порогом природа не отняла у детей ночи способность получать наслаждение от плотских утех.
   Она завязывает пояски халата с таким невозмутимым видом, словно ничего не произошло. Будто никто никого не пытался убить, испить крови и заняться сексом. Но её крики пару минут назад говорили об обратном. И стены, от которых они отражались, готовы были это подтвердить. Вьеррмонт усмехнулся, чуть прищурившись. В запахнутом халатике она выглядела не менее соблазнительно. Подойди на шаг ближе... И повторного сеанса терапии им не избежать. Правда, скорее всего с ощутимыми последствиями. Но Мэйв лишь отошла к шкафу. Повернулась спиной, слегка нагибаясь. Ориас мысленно проворчал треклятые ругательства относительно своих желаний, её поведения и о том, что, как говорится, пора и честь знать.
   Заставив себя оторваться от созерцания красивой фигурки зеленоглазой танцовщицы, вампир нехотя принялся одеваться. Ткань сейчас казалась невыносимо грубой и колючей. Будто в кактусы себя запихиваешь. Но выбора не оставалось. Потому пока бестия что-то искала, Вьеррмонт умудрился не только одеться, но и привести себя в относительно собранный вид. Она повернулась в момент, когда высший убирал выскользнувшие из ленты ониксово-черные пряди. И нарочито резко бросила ему какой-то черный комок. По всей видимости, являющийся футболкой. Вопрос откуда у Мэйв мужские шмотки в шкафу не только моментально появился в голове, но и позабавил. Хищно ухмыльнувшись в ответ, Ориас развернул футболку.
   Вот сучка, - а на иссиня-черной ткани красно-желтый значок супермена. Вампир тихо смеется, натягивая предоставленную вещицу на исцарапанное тело. Они обменялись равнозначными отметинами на коже друг друга.
- Полагаю это комплимент, а не предложение вылетать отсюда?
   По мерцанию изумрудных глаз заметно - вампиресса довольна собой и отвешенной незримой пощечиной.
   Один-один. Играем дальше...

+3

43

Мэйв буквальной кожей чувствовала движения вампира за своей спиной – не то чтобы у нее были глаза на затылке, просто природная осторожность, помноженная на выработавшуюся с годами легкую форму паранойи. Когда оставляешь за своей спиной хищника, нужно продолжать следить за ним, а то, что Ориас был нефиговым таким хищником они выяснили совсем не давно…выясняли… Впрочем, неважно.
Когда ирландка обернулась, Вьеррмонт был уже одет. Это хорошо, не придется объяснять что к чему. Высшая не любила оставлять в постели своих любовников до утра. Потом начинались вопросы, разговоры, а сейчас вообще был близок рассвет, так что не мешало бы выпроводить незваного гостя как можно скорее. Вампиресса, может, и не отличалась излишней любезностью, но выгонять собрата под солнце не стала бы даже она, значит, следовало поторопиться… потому что у Бреннан было довольно четкое ощущение, что если они застрянут в ее комнатах на день, то в конце концов порвут друг друга на ленточки.

Футболку Ориас оценил, и Мэйв невольно заслушалась тихим смехом высшего. Пришлось себя одернуть – чай  не девица на выданье, нечего уши развешивать.  Она и сама была бы не прочь переодеться сейчас, но собиралась дождаться ухода мужчины, дабы не сверкать снова перед ним телесами.
- Ты ошибся. Это именно что приглашение к выходу.
Вообще «приглашение» - это еще было мягкое слово, разве что как дань уважения соклановцу и недавнему любовнику.
«Осторожнее, милая, лишние сантименты нам не к лицу» - предупредил внутренний голос рыжеволосую.
«И где тебя носило несколько минут назад?» - поинтересовалась в ответ высшая. Внутренний голос обиделся и ретировался, чтобы в следующий раз (это было стандартно) вернуться с тем, что у вампиров заменяло совесть.
Наблюдая за тем, как брюнет натягивает футболку, совершенно не сочетающуюся с его брюками (ну разве что цвет тот же), ирландка прошла к столу и включила портативную рацию из тех, что использовала для переговоров с техническим персоналом – дешевле, удобнее и быстрее, чем телефон. Несколько негромких слов и в комнате вновь воцарилась тишина. О чем они могли говорить? Ни о чем. И одновременно о столь многом, что не хватило бы слов. Ни в одном языке не было таких фраз, что смогли бы объяснить жгучую жажду Мэйв, замешанную на страсти и одновременном желании убить. Что мог ответить Ориас? Что чувствует примерно тоже самое, да будут неладны «родственные» заморочки высших.
Наконец в дверь постучали. В комнату вошла одна из молоденьких танцовщиц, что не выступала сегодня.
- Мисс Бреннан?
- Да, милая. Проводи мистера Вьеррмонта на выход… и попроси мальчиков проследить, чтобы он ушел, - все это сказано таким будничным тоном, словно Мэйв каждый день выпроваживает мужчин, разнесших ее будуар в щепки. «Мальчики» из охраны за всем проследят… и поймут ее правильно, запомнив номер машины или того транспортного средства, на котором уедет вампир.

В то, что высший исчезнет из ее жизни навсегда, Валькирия категорически не верила. Судя по его усмешке, он тоже.
Наконец блондинка и брюнет вышли из ее комнаты. Напоследок Мэйв весьма красноречиво посмотрела на Ориаса, предлагая ему самому увидеть в изумрудных глазах какую именно кислоту она зальет ему в вены, если не досчитается танцовщицы.
Они не прощались. Новая встреча была неизбежна, как приход рассвета.
Когда наконец высший ушел и охране должно было хватить времени его проводить, вампиресса связалась с «мальчиками» по рации. Уже через минуту она звонила по сотовому одному из своих приятелей.
- Привет, Мейсон. Валькирия, да. Можешь узнать кое-что для меня?
Частный сыщик на том конце зашуршал бумагами, явно выискивая свой блокнот, чтобы записать то, что скажет ему необычная клиентка. Мэйв обращалась к нему время от времени и готова была принять те детали, на которые другие покрутили бы пальцем у виска. Детектив постепенно с этим смирился, тем более что платила рыжеволосая отменно.
- Ориас Вьеррмонт. Если тебе поможет, то номер машины… - вампиресса назвала цифры и буквы, продиктованные охранником. – Все, что сможешь узнать, да. Спасибо Мейсон.

Вампиресса положила трубку. Теперь оставалось только ждать… Ах да, было бы еще неплохо прибраться. Миссис Кардиган вошла в комнату минут через пять, привычно сокрушаясь на тему того, что на этот раз учудила «деточка». Женщина имело несколько неоспоримых преимуществ: убирала так, что комар носа не подточит, готова была таскаться не только в клуб, но и в квартиру вампирессы, к тому же словно не замечала следов крови и прочих непотребств, тем не менее старательно от них избавляясь. За это можно было терпеть по-матерински снисходительное отношение.
«Деточка», которая годилась уборщице в пра-пра-прабабки виновато улыбнулась, предоставив женщине колдовать над ее жилищем, а сама на время вышла в зал, чтобы убедиться, что Ориас был единственной проблемой, которая коснулась ее клуба сегодня.

+1

44

- Ты ошибся. Это именно что приглашение к выходу.   
   Вот так жестоко и беспощадно разбиваются наивные детские мечты.
   Шутка.
   Конечно, Вьеррмонт понимал - ему стоит убраться отсюда подобру, поздорову, пока эйфория не ослабла, и ему не выписали отборнейших ударов по башке им же развороченной в щепки столешницей. Кажется, это было дорогостоящее изделие из дерева, ныне представляющее собой лишь кучку хлама возле стены. С легкими вкраплениями разбитого фарфора. Почти шедевр современного искусства. Ведь в нынешнее время все, что похоже на взъерошенную курицу, которую дважды переехали танком и расстреляли из пушек для разгона облаков, считается невъе..., хм, шикарным. Талантливым.
   Но, возвращаясь к реалиям растрощенной мебели, если ко всему взять в расчет моральный ущерб, и ущерб от упущенной (хотя в данном случае после танца - скорее приумноженной) выгоды - вообще беда-печаль выходит. Раскошеливаться придется основательно. А первый закон успешного бизнеса гласит - не позволяй себе растраты, которых можно с легкостью избежать и которые ощутимо повлияют на круговорот денег банковских счетов.
   Тем временем Мэйв вновь поворачивается к высшему спиной. Мол, не боюсь я тебя, будь ты хоть вдесятеро старше. Это хорошо... Ориас ценит в людях подобную черту характера. Ведь интересная игра может сложиться исключительно с более сильным противником. В крайнем случае - равным. Противостояние со слабаками заранее не имеет смысла и обречено на... Провальную победу. Как-то так. Впрочем, некоторые упиваются чувством, что охватывает их в момент унижения более слабых... Кому как на мозги повезло. И на пристрастия. Ведь на вкус и цвет... Все фломастеры разные.
   Голос зеленоглазой бестии кажется многим ниже, чем раньше. Это необычно. Вьеррмонт даже ощущает подобие легкой тревоги. Всем женщинам присуща одна и та же черта - их поведение, мимика, даже тембр меняются в зависимости от ситуации и в зависимости от того, к кому должно последовать обращение. Наблюдение - то, какой Бреннан была с ним, и то, какой она стала в момент разговора с подчиненными - две разные ипостаси вампирессы, с единственно-верной огненной шевелюрой.
   Высший медленно поднимается с пола, ощущая насколько же лень это делать. Но разряды, что пробегают между двумя бессмертными, сейчас в силах обеспечить поселок городского типа электроэнергией на год. Образно, конечно. Но вот последствия могут быть самыми реальными. Потому следовало повременить с выяснением кто на что горазд. Прибегнуть, так сказать, к тактическому отступлению, поднакопив силы, информацию... Пугать голой задницей ежика - слишком эпично и бессмысленно. Особенно если этот "еж" может обратиться акулой, способной откусить не только мелькающую пятую точку, но и отобедать нахалом.
   Они молчат, глядя друг другу в глаза. А что тут скажешь, в принципе? Пьянящий изумруд абсента радужки и леденящий сапфир. Два невероятно ярких, самодостаточных цвета. Как и две ярких самодостаточных личности. Здесь не может быть спокойствия. Как и не может быть бесконечного буйства. Это… Как жгучая ненависть с первого взгляда. Случается, что между любовниками на одну ночь возникает неловкое молчание, топором нависающее над шеями. Тогда один в спешке покидает жилье случайного спутника или же номер гостиницы. При этом обязательно забывая личную незначительную вещицу. Типа браслета. Или расчески. Как Ориас - свою рубашку. Но в то же время данная ситуация разительно отличается от стандартной. Ведь...
   Все только начинается. И они оба чувствуют это.

- Мисс Бреннан? - девушка стучит в двери, почти сразу её приоткрывая. Вьеррмонт за подобное вынес бы мозги любому из своих сотрудников. И не факт, что морально. Заходить без разрешения - верх нетактичности. Даже если тебя вызвали по рации. Правда... Женский коллектив разительно отличался от мужского. Возможно, у них так принято. Заходить к начальнику не как к руководящему лицу, а как к подруге. Хотя... Вампир в этом очень сомневался. 
- Да, милая. Проводи мистера Вьеррмонта на выход… и попроси мальчиков проследить, чтобы он ушел.
   Ориас хмыкнул, заслышав то, как Мэйв решила величать охрану собственного клуба. Мальчики... Да там такие мальчики, что они в дверь проходят только повернувшись боком и пригнувшись, ибо стандартные косяки для них слишком низкие... Впрочем, каждый выбирает собственный тип конспирации и общения с людьми. Никто не вправе критиковать способы, к которым прибегаешь ради возможности существования без опасений закончить свои дни на столе ученых в виде подопытной креветки.
- Да, проводи меня, милая, на выход...
   Высший ухмыляется, привычно маскируя острые резцы некротическим обаянием. Девушка в первую секунду замирает, не в силах отвести от лица вампира заинтересованного взгляда. Но людская красота сейчас кажется такой блеклой, что невольно хочется отвернуться. К тому же если Вьеррмонт подпортит еще и "живой товар" сего клуба - парочки лишних дыр в изящном теле ему точно не избежать. Потому он только подмигивает Мэйв, тут же выходя прочь. Не стоит будить лихо, пока тихо. А вот подправить цели и желания в светловолосой головушке его проводницы - запросто. Зачем провоцировать лишние вопросы вкупе со сплетнями.
   Высший не уходил по-английски. Ведь никто не надеялся прощаться.
   
   Ключи лежат в кармане, каким-то чудом не выпав на пол кабинета Бреннан. Значит, потери сегодняшнего вечера составляет только рубашка. Ну, и пара долларов за виски. Ну и... О последнем Ориас предпочитает не думать, окидывая охранников-"мальчиков" безразличным пустым взглядом. Впрочем, они одаривают его таким же. Провожая едва ли не к машине. Внезапно один подходит к вампиру, протягивая что-то светлое, похожее на некачественную бумагу. Салфетка…
   Что, хочет взять номер телефона? - хмыкнул внутренний голос, отчего захотелось озвучить скрашенную сарказмом фразу. Однако Вьеррмонт лишь молча берет то, что ему протянули. Как оказывается - послание. Черные буквы составляют яркий контраст белой поверхности, вызывая желание тут же прочитать. Но вампир лишь кивает, в ответ – посмотрит в машине.
    Наверняка Мэйв уже выписала счет за устроенный погром… Но он того стоил.
    Ориас по-кошачьи облизывается, садясь за руль. Скоро рассвет. Вот только спать не хочется. Возвращаться домой - тем более. Захари будет расспрашивать, где его маэстро шлялся всю ночь, не отвечая на телефонные звонки. Врать - не вариант. Как и рассказывать правду. Потому остается ехать в единственное защищенное не хуже дома помещение – в рабочий кабинет.
   Двигатель рычит, срывая довольно тяжелую металлическую конструкцию с места, словно невесомую пушинку. Ориас любит оправданную расходами мощь.
   Life is so unbelievable...

=======>> Казино "Блеф"

Отредактировано Orias (2012-06-25 23:23:12)

+1

45

Мэйв была уверена, что рассвет не застанет Ориаса в пути. Куда бы ни направлялся высший, смерть от солнца ему не грозила. Те, кто прожил так долго, научились заранее чувствовать его едва ли не кожей, потому что наверняка так или иначе попадали в неприятные ситуации, когда были моложе или случилось что-то из ряда вон.
Бреннан не знала, что конкретно из этого разряда могло произойти у брюнета – у нее в «активе» была ячейка склепа с весьма и весьма несвежим покойником внутри. Тогда вампиресса поблагодарила богов за то, что представителям их расы не нужно дышать. Впрочем, это была не единственная ее проблема на тот момент. Разозленный лич, который обыскивал кладбище, действовал на нервы куда сильнее. Тогда все обошлось, но с тех пор высшая особенно сильно ощущала восход дневного светила.
Ирландку жгло любопытство – куда на всех парах несется внедорожник Вьеррмонта: есть ли у него семейное гнездышко, тайные подвалы на окраине Город Легенд или уютный офис.
С непобитой посудой – язвительно напомнил внутренний голос. Миссис Кардиган должна была уже закончить уборку, и Мэйв рискнула войти в комнату. Так и есть. Все сверкало чистотой.
- Если хотите, я могу позвонить знакомому плотнику, и он сделает вам такой же стол, - осторожно предложила уборщица. Многие смертные знали о некоторой болезненной привязанности Валькирии к определенным вещам. Они была связаны с каким-то воспоминанием или отражали эпоху. К счастью, баснословно дорогой стол к таким вещам не относился, и особо теплых чувств ирландка к нему не питала… иначе раскошелилась бы на замену, а потом  ругала бы себя за пустую трату денег.
- Нет, спасибо, миссис Кардиган. Я все равно собиралась его скоро менять.
Собиралась ты. Как же.

Стоило ли выставить Ориасу счет за порченное имущество и убытки шоу? Конечно стоило… но Бреннан собиралась поступить иначе. Она умела прощать и не любила мстить. Часто за нее это делали друзья и поклонники, которых она даже не просила… однако сейчас был иной случай. Соклановцу удалось разбудить дремлющее безумие огненноволосой, и сейчас оно змеиными кольцами обвивалось вокруг стройного тела, норовя сжать его посильнее. Значит, нужен был иной способ мести..

Зазвонил телефон.
- Валькирия, слушаю, -на другом конце провода был Мейсон. Стоило поблагодарить сыщика за то, что первая информация появилась так скоро. Детектив говорил четко и по существу, выдавая все, что смог накопать, понимая, что клиентка не любит отрывочных сведений. Имя, телефон, место жительства, номер страховки, водительские права, машина… Мейсон свое дело знал, и достаточно хорошо знал танцовщицу, а потому решил ее предупредить:
- На твоем месте я бы не связывался с ним. Этот парень что-то скрывает. Кажется, что информация лежит на поверхности, но на самом деле это не так. Нечто похожее бывает у серийных убийц. Ты бы запретила своим мальчикам пускать его.
Мэйв не стала говорить о том, насколько пожилой детектив и по совместительству бывший коп был близок к истине… Только вот и она не была милым ангелочком, они с Ориасом были слишком похожи…
- Не волнуйся за меня, Даг, все будет хорошо, - пообещала высшая, переходя к более простым вопросам:
- Один из моих людей привезет вам чек сегодня, продолжайте копать и сообщайте мне все, что узнаете, - предупредила Бреннан. По голосу Мейсона было слышно, что он разочарован:
- Я предпочел бы встретиться с тобой, - слабая надежда в голосе отставного копа мелькнула и тут же погасла.         
- Я занята, Даг, это будет не раньше, чем на той неделе…
- Ладно, пусть привозят. Береги себя, Мэйв. Влюбленность влюбленностью, но сущик был чересчур способной личностью и не собирался отказываться от денег ради собственной неоправданной глупости. Бреннан повесила трубку, и начала обдумывать поступившую к ней информацию.
Что мы имеем? Ориас Вьеррмонт холост, детей нет, из имущества особняк в хорошем районе и казино «Блеф», директором которого он и являлся по совместительству. Постепенно кусочки мозаики начинали складываться в определенную картину… картинку мести высшему…
Мэйв с трудом перетерпела день, готовя все необходимое… а после заката покинула клуб…

=====> Казино "Блеф"

+1

46

• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Тепло, но еще душно.
Температура воздуха: + 26

Кладбище ----->

Девушки быстро докатили в пункт назначения. На улицу уже окончательно спустился вечер, было и не холодно, и не жарко - погода, которую Мэй считала идеальной для своего существования.
Рыжая припарковала скутер рядом со входом и положила ключ зажигания к себе в карман. Яркая вывеска светилась тремя цветами радуги, возле дверей стояли охранники заведения. По первой пропускать они не хотели, но девушка легко уговорила их с помощью двух ценных бумажек. Затем Миллей подошла к двери и распахнула ее левой рукой, в то время, когда правая все еще держала одну из ручек ящика.
Зайдя внутрь здания, девушка потащила Сиршу за собой, в сторону второго зала-ресторана. Лицезреть бегающих по сцене полуголых девочек не очень хотелось.
Внутри было довольно уютно, заведение было сделано качественно и красиво. Не удивительно, нужно же чем-то привлекать клиентов. Ведь клуб появился совсем недавно. Но Мэй знала все шабашные заведения в городе, в основном в Европейской части, так что найти ближайшее было очень и очень легко.
Девушки присели за столик, находящийся за колонной, чтобы не обращать на себя внимание остальных посетителей, в основном мужского пола.
Наконец, избавившись от тяжелой ноши и повесив сумку на спинку стула, рыжая вытащила оттуда сигарету и зажигалку и, взяв ее в рот и прикрыв рукой пламя, закурила. Она на несколько секунд забыла о Сирше, а затем, вернувшись в "этот мир", заговорила.
- Ты ведь не против? - к чему она это говорила?
Все равно не затушила бы, привычку не пересилить. Но, по крайней мере, она надеялась, что у ее собеседницы нет той самой редкой аллергии на табачный дым.
Сделав еще несколько затяжек, Мэй придвинула к себе стоявшую на столе пепельницу и положила окурок туда, а затем, два раза щелкнув пальцами, она взялась за сундук и осмотрела.
- Смотри... - девушка улыбнулась, все еще глядя на ящик, - Замок я могу открыть запросто, это легкая модель.
Она достала из заднего кармана небольшой черный мешочек и вывалила на стол содержимое: несколько отмычек, жвачка, складной ножик со всеми возможными инструментами и прочие мелкие штуковинки. Мэй взяла одну из самых маленьких отмычек и засунула в замок. Немного вперед, просунуть в ячейки и провернуть вправо...
Замок резко щелкнул под внимательные взгляды девушек. Миллей, довольная собой, даже вскрикнула и сжала победный кулак.
- Готово! - она с облегчением выдохнула, - пора...
Взявшись за крышку, она аккуратно потянула ее вверх. Сердце бешено колотилось, словно девушка проводит хирургическую операцию. Было действительно страшно. А вдруг все старания на смарку?
Крышка ящика открылась и, казалось, она открывалась сихронно со ртом удивленной девушки. Пару секунд просидев, бездействуя, рыжая достала верхнюю часть содержимого. Внутри лежала великолепно изготовленная тиара, усыпанная различными камнями, разбитое, но от этого не менее красивое, зеркальце, сережки, бусы и прочее барахло. Действительно, это были сокровища. За такое можно было выручить неплохое состояние.
- Ну и... Как делить будем? Сейчас или уже после получения денег?
Только вот делиться как-то не хотелось...

Отредактировано Millay (2012-07-01 21:17:55)

0

47

Официант уже ничему не удивлялся. Почему-то за последний месяц работы в его жизни происходили просто невообразимые вещи. И даже этот звонок, что раздался совершенно неожиданно на стационарный телефон заведения, его не удивил. Попросили Сиршу Роланд, которая сидела за столиком номер пятнадцать.
Официант решил проверить - правда ли это и попросил подождать на линии. Парень направился к столикам, за которым совсем недавно примостились две девушки, и он действительно был номером пятнадцать.
- Доброй ночи, дамы. Извините, кто из вас Сирша Роланд?
Девушка удивленно посмотрела на него: - мы знакомы? - Официант отрицательно кивнул головой. - Вам звонят. Пройдемте? - Она удивилась еще больше, но любопытство сыграло на своем. - Я скоро вернусь. - И направилась вслед за официантом.

0

48

Миллей просидела, ожидая собеседницу, еще около 20 минут. Это ей порядком поднадоело, учитывая, что повод, по которому они сюда пришли, был очень весомым. Побрекушки все так же лежали на столе, отливая различными цветами.
Рыжая взяла в руку необычное зеркальце, которое показалось ей весьма и весьма интересным. Светло-зеленая ручка с выгравированными на ней цветами и узорами, круглая форма и само зеркало, пусть с приличной трещиной, вызывали интерес и любопытство.
Девушка огляделась по сторонам и убедилась, что Сирша ее не видит. Странно, но она даже отошла от телефона, словно совсем все бросила - и сокровища, и Мэй, и деньги. Но, как знала девушка, Рональд была не из таких, она бы все равно вернулась обратно, чтобы забрать найденное.
Поэтому, недолго думая, рыжая приняла совершенно правильное на тот момент решение. Бессмысленно ждать и торчать в дурацком клубе не было ни малейшего желания, поэтому Мэй взяла в охапку примерно половину ценностей и засунула к себе в сумочку. Зеркальце она тоже решила забрать. Странное дело, но оно как будто просило взять себя с собой. А что до диадемы? Девушка просто положила ее обратно в сундучок, как долю Сиршы. Все-таки это она знала о сокровищах.
Миллей встала из-за стола и, немного гремя содержимым сумки, вышла из зала, оказавшись на улице.
Потихоньку темнело, но домой идти совсем не хотелось. Внезапные мысли накатили мгновенно и Миллей поняла одну вещь, которую забыла сделать. Выдохнув и очистив сознание, девушка направилась куда-то в сторону парка и погрузилась в себя.
-----> Куда-нибудь

0

49

Начало игры

июль, 2013
• ночь: Небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.
Температура воздуха: + 20

Под медленную и приятную музыку девушка приближалась священнику. Она ловила его далеко не двузначные взгляды, которые срывали с нее последние остатки одежды в воображении мужчины. Но еще больше ее привлекла мелькнувшая меж его пальцев купюра. Призывно виляя бедрами в такт музыки, она остановилась напротив Торина, уперлась в него дразнящим взглядом и, не позволяя себя касаться, начала ласкать собственное тело, еще больше возбуждая желание падшего.
Алиция с индифферентным лицом наблюдала за стриптизершей. Она была не из тех женщин, что готовы охотно оценить красоту другой. И далеко не по причине зависти. Просто ее интересовало исключительно мужское тело. Впрочем, после встречи с Орифиэлем секс вообще стал немного больной темой. В любом случае, девушка сейчас была явно не в восторге от того, куда ее затащил падший. Кто бы знал, что этот ебанутый на голову в рясе и с мороженкой попрется в стриптиз клуб? Причем это вовсе не было конечной целью их прогулки, они просто наткнулись на него, совершенно случайно. А, так как этот тип не привык отказывать себе в сиюминутных желаниях, Алиции пришлось пойти у него на поводу. В конце концов, кто знает, чем может закончиться вечер для местных девочек, если ее не будет рядом. Она знала, его похоть безгранична. Даже после стольких лет в человеческой оболочке его желания ничуть не уменьшились. И теперь она стала последней преградой между окружающим  миром и Орифиэлем с этими его желаниями.
Они были в Городе Легенд всего три дня. И почти все они ушли на всякую суету – сначала перелет, затем очередной липовый доклад в ФБР, встреча с заказчиками, организация их временной штаб-квартиры, которая на время пребывания служит не только пристанищем на ночь, но и складом оружия, коим они уже успешно затарились благодаря нужным связям Торина. Остальное время ушло на изучение города. Сначала они по настоянию Торина взяли несколько общетуристических экскурсий по городу. Оказывается, теперь, дабы познакомиться с восточной культурой, вовсе не обязательно лететь в Японию. Ибо ее исторический и культурный центр сам прилетел в  Европу. Конечно, экскурсоводы упомянули об этом странном факте, но ничего конкретного сказать не смогли. Похоже, власти не очень-то горят желаниям распространяться на эту тему. Но закрыть глаза на то, что целый город перекочевал на другой континент, было невозможно.
Похоже, УИЭЭ ревностно бережет свои секреты.
Алиция с Торином пока были плохо осведомлены на счет этой организации, но первый заказ был, хоть и косвенно, но связан с ней. Каждый иногда сталкивается с тем моментом, когда приходит понимание, что не все можно решить легальным методом. А вот парочка хантеров в рясах была чудесным решением подобной проблемы – она уже не один год работала в обход закона. Но, если падшему было плевать, на кого охотиться, то Вериго очень тщательно фильтровала жертвы. Раз и навсегда она решила, что будет хотя бы стараться направлять агрессию Орифиэля и его жажду к убийствам во благо… а, собственно, кого? Государства? Но их нельзя было назвать патриотами. Они вообще колесили по миру как только хотели. Но тогда, быть может, народа? Простых людей, которых надо охранять от монстров? Прямо таки сага о новом Робин Гуде какая-то…
Нет. Если быть честной, она просто из всех зол старалась выбрать меньшее. Но каждый раз, делая такой выбор, она проклинала судьбу за то, что та свела ее с Торином. Она ненавидела его за необходимость делать выбор кому жить, а кому умереть.
Устав от картины попеременно мелькающих сисек рядом и Орфиэля, который эти сиськи подкармливал наличкой, Алиция решила ненадолго удалиться в уборную. Носик припудрить. Она едва ли не физически ощущала эту липкую атмосферу потных ладошек и учащенных вздохов, от чего, почему-то, ее одолевало сильное желание вымыть руки и сбрызнуть лицо прохладной водой. Оставив падшего один-на-один с его стриптизершей, которой, казалось, осталось снять только трусики, Алиция поднялась с мягкого дивана и направилась вглубь зала. Но не успела за не захлопнуться дверь женского туалета, как кто-то резко дернул ее за плечо, увлекая назад. От неожиданности девушка тихо вскрикнула, чем вызвала взрыв противного хихиканья двух далеко нетрезвых мужчин, что уже успели отпустить несколько похотливых шуточек на тему ее фигуры и, в частности, нижних девяносто. Нахмурившись, Вериго уже собиралась едва ли не жестами объяснить разницу между местными барышнями и собой, как, совершенно неожиданно, один из мужчин влепил ей звонкую оплеуху. На несколько мгновений она была абсолютно дезориентирована, что позволило этим двоим сгрести ее в охапку и куда-то потащить. Похоже, они были настолько пьяны, что доводы здравого рассудка не достигали их сознания. и ее слова тоже не достигли бы. Если бы только руки не были так больно вывернуты, а голова кружилась... Что за ирония. Им с Торином был любой монстр по плечу, а сама она не справилась даже с двумя обдолбанными идиотами.

Отредактировано Alicia (2012-07-29 23:18:52)

+1

50

- Красотка, сделай мне глубокий минет, и я прошу тебе все грехи! – Торин скорчил идиотскую улыбку, раскинувшись поудобнее на мягоньком кресле. Он мог в любой момент и заставить ее раздеться  без единого доллара, и  уговорить на более интимные вещи, но его забавлял сам процесс. К тому же, зачем еще были нужны эти деньги?
У девушки на лице читалось огромное удивление: не каждый день перед тобой сидит священник, сквернословит, пьет как не в себя и предлагает плотские утехи. Но с другой стороны он был чрезвычайно щедрым посетителем, поэтому упускать его внимание было бы явной глупостью. Получив очередную купюру, она скинула свой бюстгальтер и кинула им в лицо священника. Легким, почти незаметным движением Торин поймал часть гардероба стриптизерши и положил его рядышком. Его взгляд жадно впился в то, как девушка игралась со своей грудью и тонко намекала, что за следующую бумажку она готова снять последнюю часть своего вечернего наряда, туфли, конечно, не в счет. Отпив большой глоток из бутылки, он засунул руку в карман и начал искать очередную купюру. Черт. Неужели все деньги закончились? Ну конечно, ведь экскурсии были за его счет, ресторан тоже, все бары тоже, не беря во внимание то, что за арендованную машину рассчитывался тоже он.
- Эй, Алиция, подкинь бабла. Я хочу получить супер приз. Алиция, не жмоться, пожалуйста.
Только сейчас он заметил, что место его спутницы пустовало.
- Ты не видела, куда она пошла? – спросил он у стриптизерши.
- В дамскую комнатку. Она говорила, но ты был слишком занят моими прелестями.
- Я ща буду, никуда не уходи!
- Поспеши, а то ими, - девушка облизала палец и провела им по соску, - может заинтересоваться кто-то еще.
- Я им поинтересуюсь! - под нос пробормотал Торин и спешно побежал к туалетам.
Благо, он знал, где здесь туалеты.  Алкоголь действовал на него намного слабее, чем на остальных людей. Но вы это мочевому пузырю расскажите, да?
- Мария, блять, где тебя черти носят? – проревел падре, врываясь в женский туалет.
Но он был пуст. Вообще странно, зачем в стрип-баре делают женские туалеты: единственные девочки, которые здесь находятся, могли бы ходить в свой рабочий сортир «за кулисами». Затем ему показалось, что он слышит какие-то неприятные звуки, доносящиеся из соседнего заведения. Притом пару парней быстренько выбежали из туалета с испуганными лицами.
Очень нехорошая мысль промелькнула в голове падшего. Хрустнув шейными позвонками, он с ноги выбил дверь уборной. Его глаза сразу налились кровью при виде жуткой картины: один мужчина держал несчастную Марию в захвате, смеялся и подбадривал второго, здорового верзилу в дутой куртке и спущенными штанами. Штаны то он снять успел, а вот получить взаимность от жертвы – нет: Алиция яростно брыкалась ногами. Она была бледна и явно не совсем хорошо контролировала свои действия.
- Пошел на хуй, эта киска моя, – крикнул парень без штанов.
Второй со смехом кинул взгляд на вошедшего человека, отвернулся, но потом снова взглянул на фигуру, стоявшую в дверном проеме. Его хватка явно ослабла, а идиотский смешок и вовсе исчез – его место занял страх. Все делалось как отлаженный и репетируемый сотни раз танец. Мгновенно оглядев комнату, Торин увидел деревянную швабру, сразу стоявшую у стены. Схватив ее одним легким движением, он разбил висящую в углу камеру и затем, переломав швабру пополам, за несколько шагов оказался за спиной парня без штанов. А затем он вонзил надломанный конец деревянной палки глубоко в задницу обидчику его напарницы. Парень взвыл и рухнул на пол, по которому вскоре потекла кровь.
- Сантиметров 20-30, не менее. Думаю, он умрет через пару часов, если скорая не приедет. Так что у него есть все шансы. Хотя остаток его жизни не будет столь радушным. А теперь отпусти ее, - Торин перевел взгляд на второго насильника неудачника.
Парень мгновенно отпустил Алицию, поднял руки вверх и отступил на пару шагов назад.
- Солнышко ты в порядке? Хмм… Я тебя, наверное, очень сильно достал за последнюю недельку. Он полностью твой. Охрана прибежит минут через 5-6, так что у тебя не более двух минут.

+1

51

-Какого черта, Торин? Ты что, совсем на голову ебанулся? – тихо прошипела Алиция, хотя и знала, что вопрос этот чисто риторический. Ей оставалось лишь радоваться тому факту, что даже при самых благоприятных обстоятельствах дожить до того момента, когда падший совсем съедет с катушек, она не сможет. Вериго с ужасом наблюдала за скорчившимся на полу телом. Благо, мужчина от болевого шока потерял сознание. По крайней мере, его стоны и крики точно не привлекут внимание охраны. Если его, конечно, еще не привлекли звуки борьбы,  которые издавала сама девушка всего несколько мгновений назад. По правде говоря, где-то глубоко в душе Алиция радовалась появлению Орифиэля. Эти двое застали ее врасплох, и каким бы прекрасным агентом она не была, это не отменяло того факта, что она все еще остается слабым полом. Но только сейчас до нее в полной мере начало доходить осознание того, в какой омерзительной ситуации она оказалась. И от какого позора ее спас Макалистер. Впрочем, после их первого знакомства, мало какое изнасилование могло по-настоящему испугать девушку. Если, конечно, не брать в расчет то, что теперь Алиция прямо таки звереет при одной мысли о подобном. И кто знает, что случилось бы с этими двумя, доведи они свое грязное дело до конца. Есть все шансы, что она самолично свернула бы им шеи. Даже если потом это грозило бы неприятностями. В конце концов, после нескольких лет скитаний с сумасшедшим падшим, она научилась решать проблемы самой разной сложности. И нередко ей приходилось прикрываться своим служебным положением, махая перед носом у простодушного народа значком ФБР. Но это не значит, что он был панацеей. Нередко складывались ситуации, когда ее статус, наоборот, не следовало бы разглашать.
Вот так и живут.
-Не дергайся, - тоном, не терпящим возражений, приказала Алиция второму насильнику. Обыскав его, она извлекла из карманов брюк и пиджака его бумажник, документы, мобильный телефон и ключи от машины. Последние она повертела в пальцах и бросила в ближайший унитаз. – Они тебе сегодня точно не понадобятся. Идем дальше… Кто тут у нас? Миртон Вудс. Приятно познакомиться, мистер Вудс. Позвольте и мне представиться, - Алиция помахала у него перед лицом ксивой и спрятала обратно. Она не особо переживала на тот счет, успеет ли он увидеть ее имя. Во-первых, он был в стельку пьян. Во-вторых, она как раз проводила работу над тем, чтобы Миртон до конца жизни молчал о том, кого он тут увидел.
-Так вот, господин Вудс. Как вижу, вы женаты? Дети есть? Да? Прекрасно. Дети – цветы жизни. Согласны? Так вот  представьте, как начнут увядать ваши цветочки, если на свет вылезет столь неприятная история с участием их отца. Попытка изнасилования – это подсудное дело. А теперь представьте, что вам грозит, если обнаружится, что вы пытались провернуть подобное с сотрудницей ФБР. М? По лицу вижу, что представили. Чудесно. А теперь подумайте о вашей жене. Не уверена, что после такого она захочет оставаться с вами. Да и детей, скорей всего, отсудит. Вместе с половиной имущества, конечно. И, уверяю, никто из друзей не подаст вам руку помощи. Проблемы утопающих – дело самих утопающих. Но! У вас есть выбор. Вы можете раз и навсегда забыть о том, что тут произошло. Естественно, без вопросов не обойтись. Но в данном случае алкоголь сыграет вам на руку. расскажите что-то об инциденте с какой-то девушкой и ее парнем. Без подробностей. С внешностью разберетесь сами, но лучше выбирать что-то среднестатистическое, чтобы под описание попадало не менее дюжины посетителей, - Алиция аккуратно запихнула в карман пиджака документы Миртона, его бумажник, и вернула ему телефон.
-Самое время вызывать скорую. И старайтесь не поднять шум, пока мы не покинем это чууудное заведение.
Оставив мужчину в покое, Алиция подала едва заметный знак Торину. Пора съебываться.  И направилась к выходу, предварительно изобразив покер-фэйс.

>>> Улицы европейской части города

Отредактировано Alicia (2012-08-05 14:43:17)

0

52

- Дорогая, жди меня у выхода в главный холл и скажи, чтобы никто не входил.
Алиция быстро выбежала из комнаты.
И в кого ты такая добренькая?! Если ты, сестричка, не выпустишь накопившийся в тебе пар, то на работе от тебя будет мало толку.
Торин бросил к ногам второго неудавшегося насильника остатки швабры.
- И запомни: если ты хоть кому то, хоть слово пикнешь – ты будешь молить Господа вашего Всевышнего, Исуса блять Христа и мать его Деву Марию, чтобы блюстители закона добрались до тебя быстрее, чем я доберусь до твоих внутренних органов. Твоих и твоей семьи. Ты понял меня, падла?
Падший выглядел грозно, но в душе ликовал и отдал бы многое, чтобы учуять в воздухе неприятный запах непроизвольной дефекации. Вот теперь действительно надо было действовать быстро. В туалете  был шкафчик уборщика – повезло. Сорвать маленький китайский навесной замок было легко. Торин скинул рясу и засунул ее себе под куртку, взвел курок на одном из пистолетов и накинул поверх военного камуфляжного костюма, который мирно покоился под скромной одеждой богослужителя, синий фартук уборщика. Взял швабру и табличку “Ведется уборка”.
- Считай до тысячи, а потом можешь выходить. Выйдешь на секунду раньше –  я тебя кастрирую самыми тупыми ножницами в этом городе.
Падший сгорбился, сделал обиженное лицо и вышел из туалета. Под дверями уже стояло несколько недовольных мужчин.
- Ну что там, дядя? – Нервно перешагивая с ноги на ногу сказал мужчина, которого Торин для себя тут же окрестил дальнобойщиком.
- А все, нехер срать было столько и бумагу в унитаз кидать. Забилось и прорвало. По полу уже поплыло, – с этими словами Торин повесил табличку на дверь и так дернул ручку, что снаружи она бы уже никогда не открылась.
- Так а ссать куда, дядя?
- В карман себе поссы. Вон в соседний иди, баб и так там нет.
Расталкивая недовольную толпу, Макалистер направился к выходу в главный зал. По пути он сорвал с себя фартук уборщика, скинул армейскую куртку и обвязал ее вокруг пояса, явив миру свое мускулистое накачанное тело испещренное татуировками, что далеко не характерно среднестатистическому священнослужителю. Но придержите свою фантазию, на нем все еще оставалась футболка.
Алиция ждала его у самого выхода в зал, где алчные жрицы любви торговали своими очаровательными формами. Торин подошел к Марии, надел солнечные очки ака ”летчик”, прикурил сигару, которую он то ли купил, то ли украл, то ли снял с какого-то тела, и взял девушку за руку.
- Мне надоело здесь. И задница у тебя все равно лучше, чем у всех присутствующих здесь женщин. Пошли пускать китайские фонарики.
Само помещение и план эвакуации при пожаре Торин осмотрел, еще когда в первый раз ходил в нужник, поэтому уже через несколько минут они с Марией шагали по мостовой в направлении, как им казалось, парка, в котором сто процентов был старенький японец, продававший китайские фонарики.
- Все эти узкоглазые на одно лицо. Китайцы, японцы. Бля, хочу узкоглазых фонариков.
Это был весьма весомый аргумент.
Но зайдя за очередной угол, они неожиданно услышали, как их кто-то окликнул.

>>> Улицы европейской части города

Отредактировано Торин Макалистер (2012-08-05 23:07:07)

0

53

Салон "Искусство красоты"
Декабрь. 2013 год.
• вечер: ветер усилился. Темно, даже горящие фонари кажутся какими-то блеклыми. Дождь прекратился, улицы стали покрываться наледью.
Температура воздуха: 0

Не любим запах табака? Неужто нюх настолько хорош? Сколько прошло времени, спустя часового перекура? Дохера... Ну, раз, твое не желание такого... быстро исправим, не зря же она со мной всегда. - решаюсь немного оторваться от дороги, на миг взглядываю на куртку и обратно перевожу все свое внимания, на дорогу. Тянусь правой рукой в карман,  нащупываю пачку жвачки, беру. Освежающая мятная пластинка вскоре оказывается во рту и радует вкусовые рецепторы. Пачка лежит на месте для всякой мелочи, на случай, если Сэй захочет тоже, хотя, меня все же вынудила это сделать ситуация, чем чувство "хочу". Не сложно догадаться после этакой ситуации, кто сидит со мной в машине. Эта жизнь сводила меня уже со многими представителями, оборотней развелось как собак. Собаки... Как скоро... как скоро ты поймешь, что за существо стоит перед тобой? Как скоро... ты догадаешься обо всем? Ведь, ты... так и... ошалела от реакции.
- Надеюсь, легкий запах мяты тебя будет больше радовать, чем запах высококачественного табака, оборотень. - усмехаюсь и чуть сильнее надавливаю на газ. Честно, говоря, я абсолютно не знаю куда еду, но оказавшись на знакомой улице, приходит идейка навести одно любопытное место, где можно хорошо оторваться ночью. Связи есть, друзья, знакомые... тоже. Несколько минут, припарковываю машину у здания, но выходить не тороплюсь. Тем более началась, моя одна из любимых песен. Касаюсь уха и шепчу слова:
Eckstein, Eckstein - Alles muss versteckt sein

Wieder lieg ich auf der lauer
Denn wir spielen unser spiel
Wieder wart ich an der Mauer
Wieder steh ich kurz vorm Ziel

Und ich hore deinen Atem
Und ich rieche deine Angst
Ich kann nicht mehr langer warten
Denn ich weiss was du verlangs...

Рука в тоже время, оказывается на бедре девушки, глажу. Игра, да... это наша игра и никому не позволено ее оборвать. Конец игры, так же не предусмотрен, лишь продолжение... Веселое и не предсказуемое. Как приятно, когда все идет настолько идеально, настолько хорошо. Не сопротивляешься, не задаешь глупые, никому не нужные вопросы. Сэй... Да, ты прям идеал любого маньяка. Только... вот я не из той компании. Ты отдашься мне сама, по собственной воле.
Перехожу с ушка, на губы, как и прежде, смотрю в твои глаза. Наши губы, так близки друг другу. Слышу, чувствую быстрое и громкое биение твоего сердца. Волнуешься? Нет, хочешь. Румянец, все сильнее покрывает щеки, а один клык прикусывает нижнюю губу. Это все, умиляет мою натуру. Дразнюсь, вместо ожидаемого поцелуя, лишь провожу языком по губам.
...Wenn ich dich dann endlich abe
Spielen wir Wahrheit oder Pflicht
...
Пошли, там будет теплее и жарче.
- подмигиваю, поворачиваю еще на один оборот ключ и забираю. Выхожу из машины. Ты по какой-то причине все еще сидишь, а потом доходит. Ремни. Тот, самый ремень порой слегка заедало, времени поменять нет, да и лень. Приоткрываю дверь, ловкие пальчики освобождают тебя из плена ремня и, высунувшись из машины, протягиваю руку помощи.
Направляемся в сторону главного входа, идти приходится чуть медленнее и меньшими шагами. Первая причина, небольшой шаг спутницы этой ночи, а другая... легкая наледь на асфальте. Не хотелось проявить себя неуклюжим жирафом на льду. Умора. Аллилуйя! Входим вовнутрь. Встречает меня, знакомые лица. Молодая девушка сразу же подбегает к нам.
- Добрый вечер. Рада вас видеть в нашем заведении. Вам как обычно? - произносит та... в ответ девушка получает легкий кивок - согласия и несколько привилегированных карт. Хватаю руку Сэй в свою и веду в нужную нам сторону. Не впервые ведь, все и так известно.
- Сэй, извини, конечно, что лишаю такого удовольствия... насладится телами юных дев, но... нас ждет кое-что по интереснее. - говорю по пути.  На глаза попадается нужная дверь, отпираю и пропускаю, затем захожу сама и закрываюсь сразу же на замок. Зажигаю вокруг свечи, их немного, всего около трех. Разворачиваюсь лицом к оборотню и с разбегу, в обнимку заваливаемся на кровать.
- Скажи свое полностью имя.
Рука скользит под одежду девушки, а точнее, оказывает на животе, ласково поглаживаю. Не свожу взгляда с глаз, те будто горят в полумраке. Надоедает, прикрываю веки и тянусь к шее, вожу языком по свежей татуировке, целую следы. Отныне, ты моя. Моя зверушка.

Отредактировано Jo (2012-12-04 19:33:47)

+2

54

< ------ Салон "Искусство красоты"

Декабрь. 2013 год.
• вечер: ветер усилился. Темно, даже горящие фонари кажутся какими-то блеклыми. Дождь прекратился, улицы стали покрываться наледью.
Температура воздуха: 0

Все еще задавалась вопросом, куда эта машина направляется. Но вопрос, куда они едут, был проигнорирован. Возможно, Джо и сама не знала, именно к этому умозаключения пришла Сэянир. Просьба, касающаяся поцелуев, была воспринята спутницей кошки как-то по-своему, своеобразно: решением проблемы она избрала  просто мятную жвачку. 
Мне нужно было выразиться по-другому….
Хотя уже поздно. Девушка уже поняла все сама, даже посмела назвать ее таким грубым словом, как оборотень. Кто оборотень? Она оборотень? Глупости!
- Ты всегда так грубишь тем, кого на свидание зовешь? – брезгливо поморщив носик, Сэй впилась в едва знакомое лицо пристальным взглядом. С каждой секундой все больше хмурилась, ее и в правду впервые так прямо называли оборотнем. Нет, она кошка, одна единственная, неповторимая, не оборотень. Она слишком отличается от обычных оборотней.
- Я не оборотень. И будь добра, так больше меня не называть, а то за себя не ручаюсь – на последнем слове она уже расслабилась и обворожительно улыбнулась, но что скрывалось за этой улыбкой, одному богу было известно. Как говорится, в тихом омуте черти водятся.
Мята.… Снова совпадение? Как-то не верю…. Но не судьба же…
Улыбается сама себе, пакостно улыбается. Что же, теперь ее раскрыли. А кто перед ней? Нир нравилась эта маленькая интрига в такой ситуации, хоть особа за рулем могла оказаться опасным маньяком, например.  Машина теряет плавность, когда кто-то жмет на газ, прибавляя скорость, явно определившись с выбором места. Точно, через мгновение, машина останавливается. Сэянир вглядывается в темноту за окном – даже кошачье зрение видит лишь скользящие огни.
Снова песня? Да ты меломанка…
Шепот заставляет кожу покрыться мурашками, но все внимание на слова из песни.
Как же она подходит к ситуации, к твоему настроению…
Сэй держала чужие эмоции как на ладони: игра так игра, заигрывание, грозящее окончиться либо фатальным поражением, либо бурной победой. Но вот чьей? Здесь нет примирения, окончание игры в ничью лишь для глупцов.
А ты смелая, но и я не ручная…
Кошка лишь едва покосилась на руку, которую, Джо, как ни в чем не бывала, пристроила на ее бедро. Она не шевелилась, просто наблюдала, слушала. Нет, эта игра опасна, ведь тут не легкий флирт, уже скорее откровенно доводили до ее сведенья, что простыми поцелуями не отделаешь…. 
Опять гипнотизируешь взглядом?
Сердце давно уже забыло ритм такого азарта, и сейчас иногда глухо проваливалось вниз, явно спеша со своими ударами. Но поцелуй не последовал, лишь попытка поддразнить. По милой мордашки пробежала тень разочарования. Она умела играть по чужим правилам, хоть и не всегда им подчиняется. Но сегодняшний вечер можно посчитать за исключение из всех правил.
Кто не рискует, тот не пьет шампанское…. И все же правда хочется выпить.
Джо резво выходит из машины, но вот у кошки такой прыти не было, ее почти заперли в машине, а все из-за ремней. Едва слышно чертыхнувшись, Нир с ожиданием посмотрела на владелицу машины. Через пару минут наконец-то до кого-то дошло, и Джо даже предложила свою помощь – нэка охотно вложила свою лапку в протянутую руку. Что же, место было выбранное спутницей, могло бы повергнуть Шейд в шок, но шока не было, а странное удивление вперемешку с легким недопонимаем. Почему стриптиз-клуб? Неужели было не видно, что кошка не является их любительницей? Но было ясно, что здесь только она впервые – Джо была похожа на постоянного клиента, так как уверенно куда-то потянула Нир за собой. В свою же очередь девушка совсем не сопротивлялась, хотя, возможно, и нужно было. Оказавшись в комнате, ключ запирает дверь, изолируя пару ото всех. Зажжённые свечи забавляют, в таком месте и нотка романтики.
- И ты на первом же свидании тащишь меня в гнездо разврата – иронично улыбается. Легкое объятие и падение на кровать, которая мягко встречает тела.
- Скажи свое полностью имя.
Это просьба? Звучит хоть и мягко, но как приказ. Может быть эта обстановка нагоняет на нее еще большей страх, от чего шалят нервы. Они вдвоем, на этой кровати, в закрытой комнате.
- Сэянир – тихо пролепетала кошка на выдохе, когда холодные пальцы проникли под блузку. Легкое поглаживание по животу вызывает желание понежиться, насладиться лаской, она все же, в конце концов, кошка. Теплое дыхание на шее, Сэянир давно закрыла глаза, дрожь, пробегавшая по телу, уже была не из-за страха. Ей нравился этот соблазн, только вот, когда это кошка была послушной девочкой? Но выпускать когти пока ей не хотелось.
- Джо, ты знаешь, кто я, но о себе умалчиваешь… разве это честно? – в голосе слышалась легкая обида, даже упрек. Руки скользнули на спину девушки, кому-то давно было пора обратить свой взгляд на кошку. Притянув за подбородок Джо, Сэянир легко коснулась ее губ, казалось, что она не уверена, но это лишь проба, через секунду смело скользнула своим язычком в ее рот. Просто поцелуй, просто порыв желания, как будто через нее пропускают ток. Легкое покалывание.
Но она все еще ждала ответа. Кто так смело ее притащил сюда. В памяти мелькают обрывки, когда кошка резко разрывает поцелуй, прикусывая губы девушки.
- А ты явно многое пережила…. Даже не так…ты долго жила…. – приподнявшись на локтях, блондинка с интересом смотрела на ту, которая все еще прижимала ее к кровати. Нет, сдаваться вот так, в чужие руки, не по правилам, даже если и сильно хочется.
- Напомню, я хотела выпить – с легким вызовом смотрит в глаза. Когда напротив тебя, кто-то сильнее, это не повод поджимать свой хвост, иначе бы это считалось изменой самой себе.  Сэянир инстинктивно чувствовала, что новая знакомая сильнее, выше на голову, но просто если смиренно отдаться ласкам на растерзание, значит признать это.
Ты умеешь терпеть?

+2

55

Всегда ли? Сколько раз я слышала эти слова? Сколько раз... я на них не отвечала, врала или говорила правду? Сколько раз, вот так... попадались в мою койку? Ты не первая, и не последняя. Есть ли смысл узнавать друг друга, ради секса? Зачем усложнять себе жизнь, если добиваешься лишь плотских игр и забав? А то есть, пищи.  Бывают исключения, когда игры перерастают во что-то большее, единицы умудряются задеть меня и мой внутренний мир. Фейт. Что-то резко начинает колоть сердце, холодное и не бьющееся сердце, мертвое. Воспоминания мгновенно отгоняю от себя, незачем ломать самой себе, то чего так ждала и желала. И в этом случае, вместо ответа, лишь улыбка. Незачем открывать рот, если желаешь выразить немного эмоций или мысли. Жесты, мимика... Главные мои помощники в этой развратном мире.
Имя, долгожданное имя звучит в этом закрытом помещении. Сэянир. Про себя произношу его, шевеля губами. Редкое, настолько, что ни разу за всю жизнь, не было услышано. Видимо, родители этого существа были не преследователями банальщины. Джо, с таким именем есть и девушки и парни, но в большинстве существ, мужского пола. Возможно, именно из-за такого исхода принадлежности этого имени, мою сущность зачастую называют в мужском роде. Раздражает ли это меня? Нет, так даже проще подцепить кого-нибудь в койку.
Реакция девушки, соответствует ожиданиям, это не может не радовать. Хоть все это произошло слишком быстро, непонятно, но для тебя... самое главное - нежность. Мои руки умеют быть нежными, а могут и властными. Сейчас, что-то между этим. Дарующие ласку, но чувствуется власть над ситуацией. Обожаю... - мелькнула мысль в голове относящееся к дрожи. Что может быть лучше? Существа - бревна, скучны... К счастью, ты не из того ряда... отзывчива, прям как котенок на прикосновения, желающий, все больше... - возможно, мои бы руки скользнули и выше, но твои слова отвлекли меня. Задели даже не слова, а нотки горечи и несправедливости. Ты та, кто ненавидит, когда называют оборотнем... но, тем не менее, им являешься? Так какого хуя? Кто ты, черт тебя подери?! Чертовщина. Есть разные оборотни, с разными хвостами и ушами, у тебя-то, хоть какие? - ответила про себя, но ни одна из мыслей не отразилась на внешнем виде девушки, маска скроет все недуги. Да и было когда с собой спорить, если твои губы накрывают сладкие и жаркие губы игривого зверька? Неуверенна в себе... почему? Глупо, думать об этом, спорить с собой, ответ все равно известен, лишь тебе, Сэй. Рискуешь, втягиваешься все сильнее в этот жар, в желание. Поступаю, как и всегда, беру инициативу на себя, не в моих правилах повиноваться кому-либо.
Через какое-то время, разрываешь связь, хотелось вернуться к ним, но в голове прозвучали недавно сказанные слова. Эта пауза воспринималась, как намек...
- Откуда же у тебя такой вывод? Может, ты знаешь еще что-то обо мне? Зачем, мне подтверждать то, о чем ты уже можешь знать?... - усмехаюсь, внимательно посматриваю в янтарные глаза. Продолжаю отвечать... - Сэянир, я впервые встречаю таких, как ты. Твои повадки не похожие на твоих сородичей, так что ты... для меня так же все еще загадка. Но ты права, моя жизнь долгая и непростая. - голос, спокоен сопровождающийся холодными и колкими нотками, но улыбка, хитрожопого лиса.
Приподымаюсь с девушки, подхожу к столику. На нем, как и всегда стоит бутылка вина. Разливаю его по бокалам. Красное. Подхожу к силуэту, протягиваю бокал. Не люблю дешевое молодое вино... Если пить, то со сроком. Мне не жалко тратить деньги, вчера был беден, сегодня богат. Так было и будет всегда. Так зачем терять столь важную возможность оторваться, насладится, хоть малостью роскоши? Делаю несколько глотков вина и ставлю стекляшку, куда подальше. Во рту приятный вкус вина, тот самый букет... как и всегда. Вкуснее любого нектара. Он не может надоесть. Каждый, заядлый алкоголик, может позавидовать... Столько пить... Не каждому суждено.
Потягиваюсь вверх, руки в тот же момент, хватают за низ футболку, медленно и легко стягиваю с себя... Смущаюсь ли я своей груди? Нет... Такие как я, не умеют, не способны испытывать что-то подобное. Клочок ткани улетает куда-то в сторону. Аккуратно беру твой бокал, ставлю его туда же, куда и свой. Куртка, пиджак, то что под ним, слетает с тельца Сэй. Последним оказался лифчик. Забираюсь на кровать, становясь на четвереньки, за секунды с ног слетают ботинки, и придвигаюсь поближе к своей зверушке, а точнее... Сижу сверху, на ножках. Поддаюсь вперед. Руки медленно скользят по обнаженному до пояса телу, сопровождая поцелуями. Дуэт рук и губ расходится, ведь те, решают спуститься еще ниже. Оставляю, лишь в трусиках своего "пушистого" друга. Рассмотреть всей этой красоты нет возможности. Целую, покусываю грудь. Грудь, не то что маленькая, но и не большая, приятных средних размеров. Провожу языком по одному из сосков, а затем дую, тот встает еще сильнее и наверняка, становится чуть тверже. Не теряя и секунды, решаюсь проверить это. Во рту оказывается тот самый сосок. Посасываю, покусываю его.
Есть ли страх, сделать больно? Нет, порой так и желаю поиздеваться над кем-нибудь, заняться жестоким и страстным сексом, но сегодня грубость отходит на второй план. Сегодня, ласка и не меньшая страсть. Все кипит внутри от желания, удовлетворить эту особу, от желания услышать тысячи ее стонов. Еле как держу, свой жаркий пыл, еле как сдерживаюсь от соблазна, стараясь изо всех сил вести себя, так, чтобы не спугнуть дикого зверька от лакомства.
Когда все сюсюканья надоедают, время действовать по-настоящему настает. Трусики с ножек Сэй так же стягивается мной, незамедлительно раздвигаю их и оказываюсь между ними... Наклоняюсь и улавливаю легкий запах выделений, обозначающий подсознательно знак согласия - "Да". Посыпаю поцелуями внутреннюю часть бедер, порой дразню язычком, провожу им непредсказуемые дорожки.

+1

56

Не любишь отвечать? Ведь развлечение на ночь утром забывается…
Где-то уязвленно завыла гордость, понимая, что кошкино любопытство совсем не желают удовлетворять. А совесть… совесть забилась в темный уголок и помалкивала. И так уже давно. Слишком давно. На улыбку отвечают обычно улыбкой, что кошка и сделала: улыбка обними уголками губ, большего и не требовалось. От нее как видно здесь сегодня ничего не требовалось, лишь только простое утоление плотских желаний.
Слишком близко, ты давишь эмоциями…
Но вслух даже звука не издала: чертова эмпатия всегда начинала выходить из-под контроля, когда Сэянир сама утопала в различных эмоциях. Но конечно Джо не могла даже этого знать, держа свое лицо невозмутимо под контролем.
Аплодирую молча…. Обычно в самом бесстрастном человеке прячется вулкан…. А ты даже не человек.
Был ли упрек в ее мыслях или нет, но этого никто не узнает. Холодный голос, усмешки, хитрый взгляд.
Ты прям как кактус…. Я не люблю колючки…. Они никак не украшают… Но сейчас...
Нир все это загадочно улыбалась, понимая, что как никогда девушка права. Да и в правду, зачем им знать друг о друге? Может быть, пройдет час или пара мгновений или секунд они покинут эту комнату и утро спишет все на больную фантазию снов. Сородичи, вновь ее приравнивают ко всем, одновременно ущемляя права и подчеркивая, что Шейд является неведанной зверушкой. Странные чувства отражаются на ее личике: то ли она сочувствует девушке то ли самой себе по поводу такого отношения. Но это даже не обида, это чувство намного сложнее, непривычнее, что было еще более странным.
- А ты не думала, что я пришла к тебе специально, и просто разыграла это представление? – легкий смех сопровождает каждое слово. Это вздор, но главное поддерживать настроение, которое сейчас напоминало качели: то ты взлетаешь ввысь, чувствуя себя свободной, легкой как перышко, то резко падаешь вниз, ощущая всю тяжесть своей ноши.
- Считай, что тебе повезло…. Вот такая я уникальная, раз встречаешь впервые – хитрый взгляд неотрывно следит за новой знакомой. Нет, она не набивала себе цену, Сэй правда так думала, всегда полагаясь на слова 'полюби себя сам и тебя полюбят другие'. Легкий плеск вина в бокале, а по комнате уже гуляет его терпкий аромат, но вряд ли кто-то еще его ощущает, кроме кошки. Красное вино, с хорошей выдержкой, но чтобы убедиться в этом, стоило сделать хотя бы один глоток. В общем-то, все и закончилось им одним. Глаза кошки светятся в этом полумраке, в них горит интерес, даже не к происходящему, и не к тому, что тут может произойти, а больше к самой Джо. Когда с девушки слетает футболка, в глубинах души завопила паника, но тут же притихла. Взор был прикован к груди девушки – шрамы, большие рубцы. Внутри все перевернулось, нет, отвращения не было, становилось страшно от того, какой садист это мог сделать и, как должна была повредиться психика от такого.
Ты меня не только пугаешь, еще больше удивляешь….
Забранный бокал провожается вздохом разочарования и понимания, что насладиться всей прелестью вина ей не дадут, точно не сейчас. Без лишних разговоров, дает себя раздеть. Это возможно нонсенс, но сейчас Сэянир действительно все равно, хотя раскиданная одежда немного нервирует – в каком виде она пойдет обратно подумать страшно. Настойчивые прикосновения нагоняют на кошку приятную дрожь, а все силы на мгновения покидают тело. Сопротивляться не было смысла, да и желания, это подтверждали тихие стоны, после очередного поцелуя груди. Слишком чувствительна, чтобы молчать, когда доставляют удовольствие, Нир и так долго сохраняла молчание. Несколько секунд, и желание распаляется, разгоняя жар по телу. Да, она просто возгорается, поддаваясь общему настрою. Это все еще игра, ведь кто-то провоцирует другого, дразнит. А именно сейчас дразнят ее, заставляя ерзать по постели, собирая руками простынь. Этого никто не узнает, не услышит, поэтому стоны становились все громче. Желание, безумие, изводили кошку. Кто бы мог подумать, что эта ночь закончится именно так, в объятиях незнакомой девушки в таком месте. Мысли испуганно путаются в голове, появляясь и исчезая. Сегодня она попала в руки опасного существа, но кошку еще больше это влекло. Возможно, ли пройти пламя и не сгореть? Этот маленький разврат так не соответствовал ей, что лишь подстегивал отдаться в эти руки.

+2

57

Твои слова заводят в небольшое заблуждение... Игра? Ты игрива, это не оспорить. Если оценивать все, что случилось между нами представлением, то актриса из тебя хреновая и все же... в постели, я будто уверена на все сто, что ты восхитительна. Могу переписать это на себя, но зачем мне собственная лесть? Будто льстивых в этом мире мало? Я эгоистична, но не настолько же. Проще говоря, заблуждение длилось мгновение, после него все стало на свои места. Плевать, как и что было. Главное то, что мы вместе и наедине. Если очень захочется, то раскрою все твои загадки, но я не особо горю желанием. Таинственность, всегда прибавляет огонька, чем таинственней, тем интересней. Это почти так же, как с видео играми. При первом прохождении, абсолютно ничего неизвестно и интересно, при повторном уже глаза мозолит и скучно. Цели, лишь они заставляют действовать повторно.
Еще одна фраза и подтверждение твоей игривости. Не отрицаешь своей уникальности, эгоистичность или правда? Мимоходом проползает мысль, как-нибудь это потом проверить. Верить незнакомцам, глупо и как-то наивно. Жизнь научила все проверять, до мельчайших деталей, лень. Лень всегда все проверять, анализировать. Головная боль.
- Не думала, что вы настолько самолюбивы, хорошо... Тебе это простительно. Тем более, пришло мое время тебя любить. - еле слышно шепчу в ответ, все таким же холодным голосом, как и до этого.
Твой взгляд приклеен к обнаженному торсу, я чувствую его... он проходит насквозь. Всех это вводит в некий ступор, вот и тебя. Сочувствуешь мне? Боишься? Зачем? Зачем эти все глупые эмоции, если между нами должно быть одно. Страсть. Развратная страсть. Каждый раз, мурашки по коже от вашего взгляда... Почему? Неприятно и одновременно по-барабану. О чем ты сейчас думаешь? Не влюбись... глупость, ты уже влюблена в меня. Во всю меня.
- Не самое лучшее зрелище, знаю, но такова я. Не бойся. - не знаю, поймешь ли ты мои слова, к чему они были сказаны, но ты ведь умная девочка, догадаешься.
Ласкаю тебя, отвечаешь взаимностью на них. Приятно, даже зная на все сто, что так и должно быть. Самоуверенности мне не занимать. Приостанавливаюсь, подымаю голову вверх и рассматриваю твое полностью обнаженное тело.
- Ты мне нравишься. Жаждешь спросить.. Чем? Очевидно. Ты вся меня удовлетворяешь, даже просто посмотрев на тебя. Эти изгибы тела, приятны. К тебе хочется прикасаться все чаще. Сэянир... - произнеся имя, приближаюсь к губам и накрываю их поцелуем. Легкий, безобидный поцелуй. Прикрываю глаза и сильнее наклоняюсь, к ушку. - Ты моя, моя таинственная страсть. Я не выпущу тебя из своих рук, никогда. - шепот тихий, но даже человеческим ухом уловимый. Слова звучали протяжно и мягко. Весь холод, растопила во мне ты, ты Сэй, моя собственность. Глупец ли я? Возможно, но решать мне, а тебе остается лишь одно, играть по моим правилам. Какое-либо сопротивление и исход этой игры неизвестен. В таких случаях, за себя я не отвечаю.
Наша игра все еще в разгаре, при этой небольшой паузе, появляется дальнейший план действий. Глубокий вздох. Явно, он был одним из последних... но нет, это была ошибка. Возвращаюсь к шее. Тату, как приманка, меня так и тянет к ней. Видимо, это явно самое удачное место для поцелуев. Тянусь кончиком языка к нежной плоти, ласкаю ее. В то же время, рука оказывается между твоих ног. Думаешь, что сейчас произойдет? Очевидно... я предсказуема, проникаю во влагалище парой пальцев. Это так просто, когда девочки истекают собственными соками. Пальцы пианиста - длинные и тонкие. Без всякого труда, проникаю в тебя до упора. Прогибаешься, стонешь. Рай, питаюсь этой исходящей от тебя энергией, все это... заряжает меня.  Не желая тормозить, пальцы не спеша покидают, а затем возвращаются в новом составе. Три. Кажешься уже, но тем не менее спокойно проникли до максимума. Дарую безумие, необычайно прекрасные ощущения и чувства, стараясь утолить твою жажду желания. Пальцы двигаются в одном ритме, медленно, но всегда проникая по самое не хочу. Обжигаю шею своим дыханием, оно и правда горячее... как и кончик языка. Тот пылает, не на шутку. Огонь, не знает рамок, так же как и суккуб... Даю немного "покусаться" языку пламени. Дрожишь, улавливаю жалобные стоны, а сила... сила возрастает от всего этого. Кайф. Полноценный кайф.

Отредактировано Jo (2012-12-09 19:14:54)

+2

58

Что такое страсть и кто ее придумал? Почему разных людей влечет друг к другу? Кошка никогда не задумывалась над этими вопросами, просто отдавалась эмоциям, чувствам, даже если они порой простая подделка. Только поутру будет видно правда это или вымысел.
Мне послышалось?
Короткая пауза, чтобы сделать глубокий вздох и удостовериться, как жарко в этой комнате. Легкий шепот на ушко, обманчиво мягкий, даже ласковый. От этого, кажется, на секунду теряется смысл сказанных слов. Но это лишь иллюзия. Наверное, это будет очередной ошибкой: кошка вздрагивает от чужих прикосновений. Незнакомые руки рисует на ее теле невидимые линии, подстегивают и без того истосковавшееся организм по ласкам.
Твоя? Не заблуждайся…
Не было сил говорить это вслух, да и не нужно было: обычно слова совсем лишние в плотских утехах.  С каждым мгновением трепет охватывал все больше. Это странное желание, которое постепенно удовлетворяют, но оно от этого не затухает, а как будто возгорается еще больше, вытесняя все остальное. А что могло быть остальное? Стыд? Страх? Да, Сэянир боялась раствориться в этом вечере без остатка, а щеки стыдливо пылали, выдавая все еще невинное смущение. Поцелуи шеи обжигают, искушают. Затуманенный взор, наконец, встречается с холодными голубыми глазами, словно пытаются упрекнуть. Да, в ярко горячих глазах кошки можно прочитать упрек – эта игра в дразнилки затягивалась, она убивала остатки терпения, которого и так уже почти не осталось. Но Джо лишь подстрекала потонуть в страсти, от нее веяло безжалостной решимостью.
Ты всему причина…
Глупые мысли таят под натиском возбуждения, разгоряченное тело изнывает, зовет, требует продолжения, которое не заставляет себя ждать. Когда тонкие пальцы проникают внутрь, с губ слетает очередной стон наслаждения. Вожделение заполнило ее до головокружительной отметки, на секунду заставляя потеряться в ярких эмоциях. Равномерные движения заставляют выгибаться, желая чувствовать все намного сильнее, ярче. Сейчас все ограничивается желанием получить удовольствие, все, без остатка. Остальное неважно, даже если это минутная чья-то забава. В глазах все давно померкло, и слышно, как бешено бьется сердце. В который раз кошка прикусила губу, чтобы крики были не так слышны. Ей требуется очередной глоток воздуха. Нежные руки давно уже перекочевали на спину Джо, и кажется, кошка уже успела расцарапать ей спину, но это совсем неважно. Дрожь снова охватывает все существо девушки. Ее будто бросили на съедение пламени: Нир стремилась слиться с этой сладкой истомой, заполнить себя ей.  Тело кошки снова напряглось и выгнулось дугой от будоражащих проникновений.  Слабые, прерывистые звуки слетали с ее губ, означая наслаждение от пальцев, двигавшихся внутри ее.  Она пылала. Она отчаянно нуждалась в этом. Чувствовала, как её оргазм нарастает с каждым уверенным движением.  Напряжение, сковавшее ее, неожиданно взорвалось, заполнив ее самым ярким ощущением за этот вечер, что края тьмы на долю секунд нежно накрыли ее. Этот вечер – чувственный банкет и кошка упивалась им сполна. Она жадно накрыла губы Джо своими. Короткий чувственный поцелуй. Все происходящее она могла бы назвать совращением, если бы она сама этого не желала. Все еще хорошо.
- Джо… - полузадушенный вздох. Что она хотела узнать у нее? Это всего лишь совпадение и не более. Не придавать большого значения тому, что происходит в этой комнате, в этом развратном месте. Возможно, она уже успела опорочить себя этими ‘грязными простынями’ и присутствием в этом месте.
- Это, наверное, неважно… - она потянула девушку на себя, но потом резко перевернулась вместе с ней. Еще один жадный поцелуй, сплетение языков, как будто связь. Ей требовалось смотреть в глаза девушки, хотя она почти замерла у нее на груди.
- Я не люблю такие места…. Здесь все слишком…. Пошло для меня… – хитрые глаза и довольная улыбка: да, она сама пример невинности и благодетельности. У нее еще были силы капризничать, хотя, скорее всего Сэй просто хотела уже давно это сказать. В горле пересохло, поэтому перекатившись на край кровати, кошка потянулась за бокалом. Легкий звон и бокал оказывается очень хрупким, разрушается, выплескивая алую жидкость на пол. Недовольства нет, но по-детски обидно, что не получилось. Неосторожное прикосновение к острому краю заканчивается тем, что на подушечке пальца выступает кровь. Не задумываясь, по привычке облизнула. Бутылка с вином все еще была в пределах досягаемости. Все-таки пришлось привстать за вином. Один глоток, второй, но насытиться не получается. Что ей еще ожидать от Джо? Взгляд блуждал по девушке. Кошка молчала, лишь ее хриплое дыхание нарушало тишину. 
Может быть мне стоило уже давно сбежать отсюда?

+1

59

Тяжелый выдох, глубокий вздох. Все кончилось, как и твоя грань. Я зашла за нее, все получилось, как и задумывалось. Покидаю тебя, желаю облизнуть пальцы, но ты накрываешь мои губы своими, срывая с них поцелуй. Улавливаю момент, два пальчика оказывается во рту, слизываю языком с них смазку. Наслаждаюсь этим вкусом, каждая девушка уникальна, как внешне, так и начинкой. Вкусная начинка, приятная на вкус и запах. Пальцы покидают полость рта и обхватываю обеими руками девчушку посильнее. Называешь мое имя, обрываясь после него. Незаконченная фраза. Внимательно смотрю, в твои глаза, надеясь продолжения. Мне интересно, что ты хотела сказать, что ты желала услышать, но продолжения не следует. Взамен этому, следует очередной поцелуй, ты обхватываешь мое тело сильнее и перекатываемся, меняясь местами. Смотрю на тебя снизу вверх. Руки медленно заскользили по твоим ножкам. Видимо, ты позабыла, что я люблю прикасаться к всяким чувствительным местам, твоя рука вздрагивает и бокал разбивается обо что-то на кусочки. Молчу, не говорю и слова. Пустяк, какой это пустяк. Продолжаю скользить по твоим ножкам, аккуратно и нежно лапать тебя. Наблюдаю за тем, как ты жадно делаешь один за другим глотки. Жажда. Моя жажда утолена, главная жажда...
- Не любишь? Места? А чем я тебе чище и невинней? Тем не менее, ты получила свой кусочек изврата и пошлости. Сэй... Все мои слова, все что было сказано, это не шутка. Я не умею шутить, плохое чувство юмора, ты моя. Я не выпущу тебя из своих красных нитей. Только наша смерть разлучит нас. - как-то начала говорить все просто, обычно, но небольшая запинка и голос становится серьезней, да и слова не шуточные. Мне не важно, желаешь ли ты воспринимать их за реальность или считаешь просто оборзевшей суккубой, которой понравился перепих. Плевать, честно, плевать. Мое решение - закон.
Приподымаюсь, усаживаюсь на кровать. Аккуратно беру бутылку из рук девушки и делаю несколько глотков из горла, второй рукой обнимаю, прижимая к себе сильнее.
- Ты не поступишь же как глупая девчонка? Не рискнешь бежать? Я почувствую тебя, везде, я с силой заставлю тебя придти ко мне. Ты та, кто без колебаний будет повиноваться мне и ты, это сделаешь. Я угостила тебя "кусочком шоколадки", так поделись ты теперь с собой. - шепчу на ухо своей кошечке. Почему кошечке? Повадки, да, повадки кошачьи. Когда-то давно, у меня была домашняя такая зверушка, я любила наблюдать за ней, она веселила меня, радовала, как ребенка. Почему я раньше не наблюдала этого в Сэй? И все равно, я не могу полностью быть уверенной в этом, мне нужно твое подтверждение моих догадок.
Дашься в бегство? Что сделаешь? Я жду твоей выходки. Сэй... не глупи только. - всматриваюсь в твои глаза желая увидеть в них ответ, желая прочитать мысли, но нет, мне это не дано. Кому-то другому, возможно, но не мне. Громкий вздох, тянусь к ушку и шепчу. - Сэянир. - покусываю и так уже закусанное ушко. Продолжалось это недолго. Возвращаю бутылку в руки оборотня и аккуратно выбираюсь из под девушки. Собираю наши вещи с пола и те оказываются теперь на кровати. Натягиваю на себя все, что было снято. Помялось. Ну что теперь, это стоило того.
- Раз тебе не нравятся такие развратные места, поехали ко мне. Там все как у обычных людей. Я бы могла тебе предложить посмотреть на красивых девушек, но ты сама от этого отказалась. Моя мисс невинность. - не смогла сдержать смеха, но он не был злобным или каким-то таким, который бы смог задеть чувства девушки. Безобидный. - Ну так что? У меня есть вино и получше этого. - вновь ищу ответ в твоих глазах, в твоих действиях и эмоциях. Ожидание убивает, ожидание заставляет подергать за ниточки нервишек, важно знать... важно знать на что готова эта девчонка.
>>> House

Отредактировано Jo (2013-01-06 06:54:21)

+2

60

Крепкие объятия девушки лишали последнего кислорода. Да, Сэянир казалось, что она может просто задохнуться от  очередного невинного поцелуя или объятия. Но сама же стремилась к этому. Руки Джо все еще блуждали по ногам кошки, нагоняя на нее игривое состояние: это как играться с котенком бантиком на веревочке – в любой момент можешь его лишить игрушки, а котенок взамен тебя поцарапает.
И всего лишь…
Серьезный тон заставляет смахивать с себя игривую спесь. Опять пытаются ей навязать ярлык  простым словом ‘моя’. Это откровенно нервировало, улыбка сползла с губ. Еще один глоток вина, но этого мало, чтобы развязать язык. Да, шуткой в речи девушки совсем не пахло. Нэка поморщилась: снова пытаться что-то объяснять надменному существу. Иногда закон не писан для людей, а для нелюдей тем более. Перед ней та, что медленно отравляет ее гордость своими словами.
- Умирать я как-то еще не планировала – ухмылка вышла нервной. Шейд чувствовала всю серьезность этой ситуации.
Как будто наручниками приковали…. Выпустишь, не выпустишь…. А меня спросить не пробовала?
- Да, кусочек изврата…. Иногда и кусочка достаточно – кошка пожала плечами и послушно отдала бутылку вина. Где-то внутри закипала злость. Вечно кто-то говорил ‘моя’, пытался присвоить. Чужая жизнь не игрушка. Недовольно поджала губки, скрестив руки на груди. Может и в правду ей стоило сейчас кинуться наутек? Нет, все еще выжидала…
Опять твой шепот…
Сэй боялась пошевелиться. Нет, был не только страх, но и обида. Да, по-детски обидно, что кто-то воспринимает тебя как свою собственность.
- А я так похожа на глупую девчонку? – говорила тихо, смотря прямо в глаза. Она не знала, о чем думает эта бестия, но чувствовала, что не одна она ожидает подвоха. Вот вам и простое развлечение.
Прекрасный вечер…
Когда же девушка в очередной раз терзает ушко кошки укусом, вскрикивает. Иногда это причиняет боль, но кто-то явно забыл об этом немало важном факте. Бутылка снова перекочевала в руки нэки, но пить уже не хотелось. В горле стоял ком обиды. Как ей стоит поступить? Сбежать и проверить правдивость слов Джо?
Одеваешься.… Куда теперь? Не уйдешь же просто…
Наверное, если бы ушла, Сэянир даже бы не обиделась, так было бы легче. Но нет, ожидания рассыпаются прахом. Нахмурившись, кошка шумно выдохнула и рухнула на постель. Теперь это место не казалась таким отвратительным, здесь было безопасней, чуть-чуть.
Всем плевать…
- К тебе? Да, это лучше, чем быть здесь…. Но там будешь … развратная ты – звонкий голос переходит в смех, который заполняет комнату. Кто-нибудь списал это на нервы, но это не так. Она еще не видела поводов для открытой паники. 
Мисс невинность?
Снова смеется. Кошка даже не стала оспаривать такое прозвище. Быть хорошей девочкой в ее правилах, может кого-то от этого и тошнит, но только не Сэянир. Можно быть примерной и раздражать других, хотя это не всегда выходит.
- Красивые девушки? – ей приходится сесть, чтобы отчетливо видеть Джо перед собой. – А вдруг они заинтересуют тебя больше, чем я? – плутовская улыбка появляется на личике кошки, а руки уже тянутся к одежде. – Это же будет целая конкуренция! – возмущению нет предела. Конечно, Нир утрировала, но эта картинная взволнованность могла скрыть другие эмоции.  Руки соскальзывали с застежки лифа, но кое-как справилась. Вся одежда была помята, но неопрятный вид это лишь полбеды. Сейчас нужно было решать, как отвязаться от навязчивого ошейника.
- Вино – это конечно хорошо…. – одеваться все еще было сложно, поэтому слова съедались в своем произношении. Спешка может, была и ни к чему. Когда последняя пуговица была застегнута, а волосы приглажены, Сэянир готова была ответить на вопрос, мучащий Джо.
- Знаешь, почему-то мое воображение подсовывает странные картины…. Если мы поедим к тебе, ты там на меня ошейник нацепишь? – нет, она верила в то, что эта девица способна и на такое. Но сейчас это прозвучало с сарказмом.  Подойдя вплотную к Джо, кошка приподняла на носочки, чтобы можно было говорить на ушко.
- Ты ведь уверена, что я сбегу, да? – по голосу, сквозившему нежным ядом, можно было понять, что она улыбается. – Мы поедим к тебе, но я не намереваюсь тебя развлекать, учти это – на последнем слове Нир поцеловала девушку, выхватывая из ее рук ключи от машины. Как только цепкие лапы схватили нужное, она  легонько оттолкнула от себя Джо. Хотелось быстрее покинуть это место. Быстрый шаг оглашал коридоры звонким цокотом каблуков, но вряд ли кто-то обратит на это внимание. Нет, Сэянир не хотела сесть за руль, просто хотела сразу юркнуть в машину, под защиту. Дальнейшие действия были неизвестны.
Стоит обдумать,  как убрать эту навязчивую идею из твоей головы…
Тяжелый вздох. А может ей и в правду стоило просто напиться и пустить эту ночь на самотек, а утром все просто исчезнет, растворится. Так часто бывает.

---- > Квартира Джо(?)

+2


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Стриптиз-клуб "Wired"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC