Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Улицы европейской части города


Улицы европейской части города

Сообщений 91 страница 120 из 165

1

http://s43.radikal.ru/i101/1405/b0/e22e9a602e97.png

Отредактировано Seiran Yue (2009-07-24 11:49:03)

0

91

Оказавшись в столь нелестной ситуации можно подумать о чём угодно. Вспомнить о прошлом, что было лучше настоящего, или наоборот надумать себе ситуацию похуже - создать психологическую панацею или, вернее сказать, плацебо. У Эрис это выходило плохо. Ей на самом деле было не так уж дурно, просто лень. Тащиться куда-то на другой край города не имея и купюры в кармане? Батори могла заплатить многим, тем, чем другие стесняются или не умеют, но она достаточно нахлебалась дерьма сегодня. Она хотела сесть, вздохнуть и выпить чего-нибудь тёпленького. И хорошо, если не в одиночестве. А Ева подвернулась к ситуации, как истинное явление судьбы, человек оказался в нужном месте в нужное время. Надо было ей потом при возможности сказать банальное: "Спасибо", но и на это Эрис не хватит. Она огрубела ровно настолько, насколько от неё требовал этот город. Поэтому встретить кого-то неиспорченного, всё ещё светлого и готового помочь фаэри считала эдакой... магией. Вот это - настоящая магия, а не какие-то фокусы. Сохранить искреннее, живое сердце в этих каменных джунглях. Эрис всегда нравились такие девочки, которые не строили из себя мать Терезу, хотя готовы были помочь.
Батори дружелюбно усмехнулась, осознав, что Ева в шутку поверила. Может, не до конца, но всё же. Эрис польстило, что она всё ещё может врать не задевая личности. Ложь, вообще - редкий бумеранг, ударяет больно, летит коротко. По обе стороны.
Слова девушки Эрис обрадовали, что мигом отразилось на лице фаэри. Далеко переть не надо, белых потолков нет, девушка, вроде, адекватная. Хоть что-то сегодня сложилось так, как надо.
Девушка жмёт руку, будто солнечный лучик скользит по облаку. Эфемерно. То ли боится, то ли настолько хрупкая, насколько кажется, но уже это позволяет Эрис судить о собеседнице. Каждая деталь пригодится, рано или поздно. Все материи нужно проверять на качество.
- Очень приятно. - Не выдавленно, размеренно даже. Очень необычно для Батори. Но она ещё разойдётся. Только успеет вздохнуть.
Заставив себя ковылять на одном ряду с Евой, Эрис громко расхохоталась, услышав вопрос. Она не думала, что так перегнула палку с этой наивной шуткой, но так и быть, так и быть. Сегодня звёзды сложились в Андромеду, следовательно, всё будет необычно. Интересно, какая же хата у этой девчушки.
- Да какая из меня дрессировщица, nicey. Я на шлюху и то больше похожа. Ты только посмотри на это, теперь всё заново набивать. С такими картинками к детишкам и близко в цирке не подпустят, как ты считаешь?
Эрис остановилась, отвязав шарф, чуть приподняла капри, показав не на рану, а на татуировку, которая шла до коленки. Там действительно располагался не самый лицеприятный, но очень искусно сделанный рисунок, какая-то смесь пентаграмм и других символов, и вся эта прелесть на полупрозрачном черепе, который теперь лишился носа и челюсти.
- Меня надоумило связаться с одним хахалем, от которого надо было отвязаться. Думала бросить на обочине, но у леса свои законы. Никогда не думала, что в этих районах могут жить такие твари. И волками не назовёшь. Бесы треклятые.
Эрис раздражённо сдула с лица несколько упавших прядок, резко развернув голову в сторону девушки, чуть сщурила глаза, продолжая оценивать всё и вся, что попадалось на глаз. И дорогу запоминала. Лишним не бывает.
- А ты у нас кто, добродетельница?
Эрис не хотела задевать этим девушку. Вздумалось бы - сказала бы куда более обидно или жестоко. Но отчего-то ей хотелось ответить на добро добром, пусть и по-своему. Зачем рушить жизнь такой милой маленькой пташке. Лучше ей какой-нибудь милый знак на ручонку набить в виде благодарности. Красивый, небольшой, со значением.

----> Квартира Евы

Отредактировано Батори (2012-11-29 18:36:46)

+1

92

Декабрь. 2013.
Ночь. С темного и застланного облаками неба тихо и медленно падает снег. Безветренно и тепло. Зажженные фонари разгоняют мрак и белесую дымку, в которой постепенно утопает город.
Температура воздуха: -2
ночной клуб "Инфинити" ----->

Да ладно, не скромничай, – тихо посмеялась девушка, несколько иначе расценив смысл сказанных слов. Уж она-то там, внизу, прекрасно чувствует, насколько весомый это аргумент. Однако в следующее мгновение все же пришлось поумерить пыл и замереть в ожидании. Снова этот властный жест, дающий понять, кто здесь главный. Только вот Альма пока не собиралась уступать. Затаилась. Ждала, с вызовом глядя ему в глаза и чуть заметно улыбаясь. В нем, в этом парне, было то, что она искала. Сила, дикость, которой не свойственно прогибаться. Индиго чувствовала это, намеренно провоцируя и упиваясь моментом, когда звенят натянутые от напряжения нервы, и волоски на коже встают дыбом от одного только прикосновения к тайне. Было и еще что-то, она не могла понять. – Дьявол… – И дрожь пробежала по телу от этого поцелуя. – Нет, ты будешь моим… пусть и на одну только ночь. Обещаю…
Долго строить коварные планы по присвоению живой драгоценности не пришлось. Опять этот… чтоб его! И почему он еще не дома? Возмущению Альмы не было бы предела, если б напарник ее бывшего не оказался таким полезным… сейчас. Она так и эдак покрутила в голове внезапно открывшееся имя и осталась довольна. Алькано. Необычно, да. Куда уж ей со своим Альфредом. От всех этих мыслей и новостей голова пошла кругом.
Альма, да, – кивнула она, загадочно улыбаясь и отходя назад. Душа – вот, что означает ее имя в переводе с испанского. И теперь становится ясно, что не по глупости, а иронии ради индиго предложила себя в качестве платы демону за исполнение ее желания. – О... прогулку? – И что за дурная привычка цепляться к словам. – Свидание под луной и все такое?.. Я подумаю, – хохотнула девушка, собрав разложенное на столе имущество и выходя в коридор. Но думать тут, в общем, нечего. И так ясно, что сейчас, вот так просто, они не расстанутся. Это было бы… странно.
Ох, Санта! – пропищала Ал, на автомате ловя в воздухе подозрительный «подарок». – Да-да, я была плохой девочкой в этом году, но…
Продолжить клоунаду, к сожалению, не позволили, но Альма все-же успела скорчить рожицу трудяге-бармену, прежде чем послушно удалилась вниз со своим, теперь уже знакомым спутником.
Как где? – вполне натурально удивилась, услышав вопрос об одежде. – Надирается в баре, пока я трусь с парнями по углам. Обычное дело. А вот где твоя? Или..? – она посмотрела на него как-то странно, но продолжать не стала и, мельком ухмыльнувшись, свернула к бару.
Куртка и впрямь лежала там, на стуле со служебной стороны стойки. Так что, одевшись и расплатившись за то немногое, что было выпито, девушка готова была на выход, на прощание стащив у Зака из-под носа кусочек льда и кинув его в рот.

В лицо пахнуло холодом, и сразу начал мерзнуть нос. Все-таки на улице казалось даже приятнее, хоть и уши до сих пор, будто заложены ватой из-за громкой музыки, и ходить по гладенькому полу на каблуках было значительно удобней.
Мм? – не сразу поняла, о каком-таком месте речь. Только что ведь выбрались из тепла и относительной укромности. Подышать нужно, проветриться. Лед дососать, в конце-то концов. Поэтому она пока в задумчивости молчала, обдумывая дальнейший план и глядя, как снежинки строятся пирамидкой на носках сапог. Редкое состояние для Альмы. Обычно все у нее происходит спонтанно. Редкое и опасное:
Тыш… блять! – Алькано был так внезапен, что она едва каблук не сломала, и даже с примерзшим к небу языком сумела выразить свое возмущение. Остальное, правда, все равно осталось за кадром, а рот девушки быстро согрелся каким уже по счету поцелуем, она забыла. Плевать! Он целовался так, словно с самого рождения осваивал эту нехитрую науку. И если и с остальным дело пойдет не хуже, то Ал, пожалуй, поменяет свое мнение на счет «неотесанных обезьян».
Вовсе нет, – согласилась все же с последней озвученной мыслью Альма и подозрительно хитро заулыбалась, облизнув припухшие от поцелуя губки, а заодно и слопав снежинку. Что творится в ее голове, лучше даже не пытаться понять, все равно это совершенно бесполезно. Сотни желаний, безумных фантазий на тему, как не дать себе заскучать в компании темноволосого красавчика. Впрочем, как раз это ей, кажется, и не грозило. – Будем гулять… пока мои губы не посинеют, а пальцы не начнут отваливаться, – зловещим шепотом пообещала она, обозначив вот такую своеобразную точку предела, и выскользнула из объятий парня, крутанувшись вокруг себя и задрав голову к небу:
Всю нооочь! – крикнула в довершение, и звонкий смех эхом отразился о стены высоких зданий, по узкой улочке между которыми они шли.
Что-то негромко напевая себе под нос, индиго в итоге немного обогнала Алькано, тихо упиваясь ощущением полнейшей свободы и легкой эйфории и чуть пошатываясь на высоких каблуках на пути к эпицентру шумного веселья. Да-да, Ал тоже прекрасно слышала все и вовсе не собиралась искать приключений, когда они вот так запросто сами ее нашли и ждут только, когда она изволит присоединиться.
Черт! – Пару минут спустя девушка резко затормозила, разглядывая свои ладони. В голосе звучало одновременно восхищение и легкая паника, но все тут же встало на свои места. – Мне нравится эта ведьмина трава, – неуверенно как-то посмеялась, когда глюк улетучился. – Слушай, а может, махнем на Ямайку? Вот прямо сейчас, а? – неожиданно развернулась и, не давая своему кавалеру пройти дальше, ухватилась за опоры строительных лесов, под которыми они оказались. О, если бы он согласился, она бы ни за что не посмела взять свои слова назад. Так хотелось праздника. И сегодня почему-то особенно. – Там тепло…  – демонстративно выдохнула вверх облачко пара и засмеялась, затем перемахнув через небольшой бордюр и выскочив на дорогу, пустую в это позднее время. – Солнце, море, регги!..  – кружась под снегом, закричала Альма, воодушевленная собственной мечтой. – Sun is shining, the weather is sweet… make you wanna move your dancing feet now to the rescue… – напела пару строк из известной и только ленивым не перепетой песни Боба Марли и остановила свой странный танец, постепенно отступая к середине дороги и маня Алькано за собой туда, где им будет хорошо… вечно. – Будем весь день валяться на пляже, курить травку, зарабатывать деньги, грабя туристов, а потом заниматься сексом до самого рассвета… пьяные, счастливые. Я подарю тебе много волшебных часов, сладкий. Can you understand me now? Do you believe me? – пообещала она, снова напев слова песни.
Сука, да заткнись ты уже и проваливай! – вдруг не сдержался кто-то за спиной девушки, судя по всему, в той темной подворотне на другой стороне. Ну, да… спокойно Альма себя вести не собиралась, фантазируя в голос на всю тихую улицу. Но чтоб так грубо. Впрочем, ломщики чужого кайфа – как поганки у дороги, есть везде и всегда.
Или что?! – среагировала сразу, а эйфорию легкого счастья как ветром сдуло. Развернулась и смело направилась к темнеющей арке. Ну, вот бесят ее эти «вякалки», а руки, честно говоря, давно уже чешутся, с той самой стычки на лестнице, только теперь повод есть… хоть и совершенно детский. – Давай! Покажи, какой ты крутой, недоносок! Или мамочка научила тебя только за гроши у мальчиков брать в переулках, а?!
Последние слова и на оскорбление-то не тянут, по мнению индиго, но парень, видимо, считал иначе… или просто был задет за живое, как знать. Вообще их оказалось двое. Один так и остался стоять в тени арки, а второй, что посмелее (или поглупее), с воодушевлением направился прямо к ней, не забывая на ходу подробно рассказывать, кто она, что она, как она будет визжать и почему.
Все это я уже слышала… – блеск в глазах был нездоровым.
Выпад его Альма блокировала сразу, реагируя несколько быстрее, чем того ожидал парнишка, и тут же нанесла прямой удар в щеку. Пригнулась, уходя от замаха другой руки, и вмазала кулаком по ребрам, затем под дых и в довершение, пока несмышленыш не очухался, окончательно выбила челюсть, осталось только со всей дури толкнуть, чтоб он по инерции сам же шарахнулся головой о стену.
Второй наркот растворился в тени переулка еще до того, как Альма закончила с его дружком, так и оставив его мешком валяться у стены. Впрочем, она и не заметила, куда и когда он делся, приняв это как должное и едва сдержавшись, чтобы каблуком не пробить лежащему на земле парню череп.
Мрази…
Кровь кипела яростью, а в висках пульсировала ненависть ко всем этим недоношенным выродкам, что смеют называть себя людьми. За что с ней так? Она ведь просто мечтала!
Почему люди такие злые? – обиженно поджав губки, на полном серьезе спросила девушка, притворившись спокойной, когда ее и Алькано больше не разделяли метры и сантиметры. Потерла ушибленные и расцарапанные о застежки чужой одежды костяшки на кулаках и, тихонько пискнув, повисла на руке парня, едва не подвернув ногу. Какая ирония… Ее убьют не наркоманы в переулке, а каблуки и трещинки в асфальте!
Оставшийся путь удалось преодолеть без особых сюрпризов, да и праздно гуляющая молодежь за это время успела подобраться ближе, так что парочка нырнула в омут веселого смеха, пьяных воплей и музыки сразу за поворотом. Человек двадцать навскидку: мальчики, девочки, парочки – шумные и счастливые прожигатели ночи. То что нужно, чтобы восстановить равновесие и не гореть желанием кого-нибудь по-тихому удавить.
Из-за чего веселье? – поинтересовалась Альма у самой себя и, не теряя ни секунды, тут же смешалась с толпой, забыв, кажется, что она вообще-то не одна. Впрочем, Алькано вряд ли останется без внимания, да и вернулась его подруга совсем скоро, успев разузнать, что это обычная гулянка без повода: рейд по барам до закрытия, или пока не выгонят. Как часто бывает, началось все с небольшой компании, а к середине ночи тусовка значительно прибавила в количестве.
Наша цель: ирландский паб за углом, и дальше в ночь! – снова беззаботная, перекрикивая чужие голоса, радостно объявила Ал, найдя своего друга-на-ночь и бесцеремонно растолкав тех, кто успел уже рядом с ним окопаться. Говоря «наша», девушка имела в виду их всех: и Алькано, и себя, и всю эту веселую толпу. Да и сама она уже выглядела своей в доску. Откуда-то на голове была смешная шапка с ушками, а в руке початая бутылка рома. В общем, разведка удалась на славу. – Или это чересчур смело для тебя, мм… женатик? – коротко усмехнувшись, поддела она парнишку и, глядя в снежное небо, приложилась к горлышку бутылки. Да, кольцо на пальце индиго заметила еще в клубе, но только сейчас об этом вспомнила, когда оно вновь мелькнуло перед глазами. Ей-то плевать, будь Ал хоть хозяин гарема! Главное, чтобы чужие безумные бабы потом жизнь не портили.

Отредактировано Alma (2012-12-06 18:13:55)

+1

93

Декабрь. 2013.
Ночь. С темного и застланного облаками неба тихо и медленно падает снег. Безветренно и тепло. Зажженные фонари разгоняют мрак и белесую дымку, в которой постепенно утопает город.
Температура воздуха: -2
< Ночной клуб "Инфинити"

– А потом ты превратишься в снеговика? – читая что-то в глазах спутницы, попытался угадать дальнейшую череду событий в её повествовании о том, как она будет замерзать! – А на утро растаешь… - уже задумчиво и ничуть невесело продолжил, выпуская из объятий вздорную девчонку. Шагу не прибавил, наслаждаясь прогулкой и лишь изредка скользя ненавязчивым взглядом по фигурке сегодняшней пассии.
Что увидела спутница на своих ладонях, так и осталось тайной. Впрочем, редко кто-либо делится своими галлюцинациями. Метаморфа явно не до той же степени «накрыло», потому что ничего лишнего и необычного он пока не увидел. Да и… «глюки» - это не то! – Смотри не привыкни, - по чисто врачебной привычке предупредил Алькано, не зная, вызывает ли незнакомая травка привыкание. Обычно ничем хорошим зависимость от наркотических и психотропных веществ не заканчивается. Для него всё это слабовато, поэтому кроме легкой эйфории ничего пока не тревожит.
Парень сунул руки в карманы, не очень сильно, но, чувствуя зимний мороз. Если бы не близость праздной компашки, то улицы города могли бы считаться в эту ночь тихими. Вдруг пришлось замедлить шаг и вовсе остановиться, с кривоватой улыбкой бросив взгляд на девушку. – К той ведьме в гости? – усмехнулся. – Да я бы с радостью, но телепортироваться не умею. И кабинок для переноса органики тут не наблюдаю. Мечтай, детка… - скептически заметил и бросил взгляд куда-то мимо спутницы, совершенно не желая уезжать в теплые края. Зимы хочется. И снега. А ещё горячего кофе и теплой постели после зимней и неприветливой стужи. – …Или скажи прямо, что желаешь этого, хочешь, предложив мне ещё что-нибудь, - метнул на Альму хитрый взгляд, оскалившись в коварной улыбке, и медленно направился к ней. Он мог. Вполне мог исполнять желания, такие до безумия простые желания. Но… за всё своя цена. И точно уж не сегодня, не сейчас… и вряд ли вообще с этой цыпочкой ему светит что-то большее, потому что она – развлечение на одну ночь. Все её фантазии лишь дым. Алькано тихо посмеивался, отлично представляя все картинки из такой жизни. Весело, конечно, но скучно временами.
- А где тут написано, что это спальный район? Спатки охота?! – ну, Ал промолчать не сумел, со скрытым удивлением отмечая, что девушка ринулась наказывать обидчика. Второго человека метаморф заметил в то же время, что и первого. – Ну так в чём проблема? – Если б не Альма, он бы учинил жесткую расправу. Не хотелось пока выставлять себя совсем уж существом без башни, чтобы не спугнуть индиго. Она тоже не из самых нормальных, но явно не принадлежит к тем, кто спокойно относится к убийцам и совсем уж циничным тварям. – Ого… самое время взять блокнот и пополнить словарный запас новыми словосочетаниями, - едва слышно произнёс Алькано, играя в гляделки с другим человеком. Он не эстет, конечно… да вот беда – слушать всё равно неприятно поток нецензурных высказываний. Перевертыш ещё не приблизился и на метр к человеку в тени, а тот уже предпочитал отступать, медленно, чтобы не вызвать агрессии у приближающегося парня. – И тебе тишина требуется? – вдруг спросил, получив отрицательный ответ с заиканием. – Славно, - ухмыльнулся и на ходу ударил кулаком в стену арки, оставив там глубокую вмятину. Кажется, до несчастной жертвы дошло, что надо уносить ноги, иначе зеленоглазая тварь его съест, точнее не съест, а что-нибудь точно сделает!
Недовольных больше не осталось. – Боевая блондиночка, черт возьми, - оглянулся на Альму, заметив бессознательное тело у её ног и не придав тому значения. Жаль, нельзя всё и сразу: и девочку, и смерть её оскорбившим, иначе первую часть «всего» придётся искать заново.
- Потому что они эгоисты, - ответ пришёл сам собой. Как всегда Алик не размышлял над подкинутой темой. – Или потому что они такими созданы! – усмехнулся, вспомнив, что где-то было сказано, будто люди внутри все добрые, белые и пушистые (!), но как-то… в жизни это «нутро» реально… спрятано, под замками пылится, никому не нужное и слишком видное в серой массе - светлое. – Жесть, а не каблуки! – возмутился демон, придерживая индиго чуть крепче, чтобы не вздумала падать. – Пошли, - со смешинками и каплями раздражения в голосе произнёс, увлекая спутницу-на-ночь дальше по улице.
Оказавшись среди веселящейся «толпы», метаморф почувствовал себя волком в овечьей шкуре в стаде овец, которое знать не знает, что среди них есть хищная и чуточку голодная тварь. – Обычная гулянка, - подумал парень, отпуская девушку из объятий и провожая её фигурку заинтересованным взглядом. В принципе, долго скучать не пришлось. Точнее, вообще скучать не пришлось. Стоило Альме отойти, как на её место тут же нашлись кандидатки. Правда, обнимать перевертыш никого не пытался, слушая болтовню случайной собеседницы и бросая на неё почти незаинтересованные взгляды. – Ты что, серьёзно? В ночь! – расхохотался Алькано, бесцеремонно оттолкнув симпатичную цыпу, попытавшуюся к нему пристроиться и завести разговор на пьяную голову. – В ночи волки водятся, - всё ещё посмеиваясь, перевертыш учуял оборотня рядом, выражавшего в его сторону не то раздражение, не то слабую агрессию. – Нет, это банально, - облизнулся и усмехнулся, вдруг отобрав бутылку у девушки и шлёпнув её по ягодицам. – И я не женат, крошка. Волшебное колечко. Ведьма заколдовала, а я снять не могу! – то ли серьёзно, то ли шутит, задорно улыбаясь. Посмотрел на этикетку на отнятой бутылке и приложился к её горлышку. Нет, это вряд ли добавит кайфа, но зато теплее и чуть комфортнее.
- А ты тут что забыл? – с другого бока подскочил невысокий, но ладно сложенный паренёк, сверкнув глазами на перевертыша.
- А что я мог здесь забыть? – он только и успел сделать несколько глотков, затем передал бутылку Альме, обратив внимание на внезапного собеседника. – Тоже, что и ты, серый! – хохотнул, оглядывая шумную толпу и принимая из чьих-то рук сигарету, уже вовсю исходящую дымом с горьковатым запахом.
- Жертву? – вскинул брови незнакомец.
- Не-е, - протянул Алькано, сделав глубокую затяжку и обалдев малость от эффекта – голова кругом пошла на несколько мгновений. – Я её уже нашёл. Во, - притянул к себе подругу-на-ночь, приобняв за талию, - моя жертва, - оскалился, выпустив облачко сигаретного дыма вверх и одно колечко в лицо верфольфу. – На этих… - обвёл рукой тусовщиков, заодно потеряв сигарету (кто-то выхватил), - не посягаю. Мне одной кошечки хватает, - а вот последние слова он уже сказал почти на ушко сероглазой блондиночке, потому что ночной охотник отстал, ретировавшись в последние ряды. – Мяу, - не удержался, усмехнувшись после.
Тем временем, до цели веселого шествия, иначе до паба, оставалось совсем немного. Похоже, с каждой минутой людям становилось веселее и беззаботнее, а у кого-то и вовсе отключалось восприятие, судя по девушке не заметившей столб на пути. Ал с этого момента не мог не посмеяться, искренне заливаясь смехом и пытаясь успокоиться. – Черт… последний выживший будет героем! - всё ещё навеселе добавил он, почувствовав спиной чьё-то недовольство и успешно то проигнорировав – пусть идут лесом!
Где-то на другом конце квартала раздался шум полицейских сирен. Вряд ли стражи порядка заявились по души гуляк в районе, где каждую ночь играет музыка и кто-то устраивает мордобой. – Эй… - изловил Альму снова, потому что успел ослабить объятия парой минут раньше, - как думаешь, а что вон там за тени? – с трудом сдерживал хихиканье, указав девушке на несколько теней, крадущихся вдоль здания на противоположной улице. Тени не совсем походили на человеческие, а больше уж на монстров небольших были похожи. Поблизости действительно ошивалось несколько оборотней, но они себя с головой выдавали сейчас вот этим… театром теней. Видимо, не только Алькано заметил забавную картину, потому что кто-то даже решил перебежать дорогу и посмотреть поближе. В то же время из-за поворота показались автомобили с мигалками, притормаживая у ирландского паба. – Вау, так это не глюк, - буркнул парень, почувствовав толчок в плечо. Отлип от своей сероглазой блондиночки и словил за шкирку невежу в лице пьяного мужика. – Спешишь очень? Ускорения придать? – огрызнулся Алик с довольным таким оскалом и принял нечаянный кивок человека за согласие, швырнув того вперёд, но в пределах разумного вперёд. Снаряд напоролся на целующуюся парочку и успешно выполнил свою роль: разорвал хлипкие объятия. – Кхм… а почему остановились? – Праздное сборище действительно притормозило, но тише не стало… зато закралось смутное беспокойство к самому перевертышу.

+1

94

Ох, простите, что мы такие ску… Эй! – язвительный выпад оборвался возмущенным криком, а шлепок по ягодицам тут же вернулся Алькано ударом ребром ладони в живот. Несильным, правда. Вряд ли он вообще это заметил. – Ага… как же, – тихо бросила девушка в ответ и спрятала ухмылку в ладошках, теплом своего дыхания отогревая замерзшие пальчики. Она не поверила ни слову из россказней о волшебном кольце и ведьме, но все-таки предпочла не продолжать эту тему. Его проблемы – это его проблемы. Зачем вообще люди женятся? Всегда было загадкой. Нравится тебе кто-то – будь с ним, пока есть возможность. А возможности, как известно, не безграничны. Чушь все это: про любовь до гробовой доски и… после. Нет, просто не существует в мире такого человека, с кем можно прожить всю жизнь, как с самим собой. Может быть, просто не повезло еще ей его встретить? А впрочем, Ал никогда и не искала, не желая ни к кому привязываться, оставляя за собой негласное право уйти первой, и предпочитая вот такие, как сегодняшнее, мимолетные знакомства на одну ночь… ну, или чуточку подольше, если повезет, и парень на утро не превратится из готического принца в гнилую тыкву.
Пальцы замерзли капитально, и, кажется, невинная шутка Альмы вовсю готовилась обратиться в жизнь.
В смысле? Ты… – в недоумении… которое, в общем-то, быстро испарилось, едва взгляд наткнулся на незнакомого парнишку, а руках снова оказался «похищенный» ром. Она-то, в этом веселом хаосе и легком замешательстве от алкоголя и «ведьминой травки» не заметила его сразу и решила, что Алькано говорит с ней. Только успела присмотреться, и тут:
Улыбнись, сладенькая!
Ну, вашу ж мать! Глаза индиго на мгновение ослепли от вспышки, а внимание тут же переключилось на заводного горе-фотографа, который огреб от девушки подзатыльник и поскакал дальше со своим репортажем на тему: «Ночь в пьяном угаре». Вряд ли снимок выйдет приличным, но хоть посмеяться будет над чем. В общем, именно так Альма и пропустила часть разговора, вернувшись в объятия Алькано и в компанию Неизвестного под самый занавес и откровенно пока не понимая, о чем вообще речь. Жертва? Этих?.. Взгляд незнакомца ей совершенно не нравился. Не пугал, нет. Скорее нервировал. Это одна из самых больших слабостей индиго. При всем ее вздорном характере существенный минус – не видеть настоящей сущности того, кто рядом или напротив. – Чертовщина какая-то… – хлопала ресницами девушка, глядя то на странного паренька, то на Ала… а потом уже только на него:
Эй… – От прикосновения теплого дыхания стало щекотно, и она засмеялась, чисто и звонко, легонько пихнув парня локтем. – Смотри, как бы у твоей кошечки не появились коготки, – все еще тихо посмеиваясь, промурлыкала Альма и, оскалившись, зашипела, почти натурально изобразив разъяренную кошку.
Она перестала ломать голову. Давно проверенная на практике тактика блондинки: не понимаешь чего-то – прикинься глупенькой. Истина слишком любит внимание, чтобы долго довольствоваться вторыми ролями, рано или поздно сама о себе заявит. А жертва… Ну и пусть, рассудила девушка. Много на нее было охотников, да все без зубов остались. Простое везение или нет, но это опьяняет. Раз за разом все сильнее, сильнее и, в конце концов, эффект пропадает. Мир сереет, вкус его становится пресным. Спеши любить, говорит кто-то. Спеши умереть, говорит Альма. Жизнь и ломаного гроша не стоит, если ты ее не чувствуешь. А где, как не на самой тонкой грани, отчетливей всего бьется ее сердце. Эти грани – всё для безумной в чем-то индиго. К очередной она только что подступила.
Однако время из-за этого не стоит на месте. Гулянье продолжается. Смех вокруг не смолкает. На очередной призыв улыбнуться Альма все-таки скорчила знакомому уже «фотографу» смешную рожицу, затем еще одну… подарила воздушный поцелуй и засмеялась. Кажется, она вообще стала его любимой моделью на этом празднике жизни. Парнишка был рад поймать в кадр симпатичную мордашку, а Ал… ей просто было хорошо.
Значит, это буду я! – воскликнула она, не вникая, впрочем, к чему это Алькано сказал. – Я точно собираюсь дожить до утра! – И уже улучила момент совсем ускользнуть и устроить симпатяжке с псевдозеркалкой настоящую фотосессию, да как бы не так.
Чего? – малость раздраженно. Все, конечно, ничего, но чувствовать себя куколкой-марионеткой начинает надоедать. Однако проявлять характер и бороться за свою независимость девушка не стала, всерьез заинтересовавшись представлением на той стороне улицы. – Клоуны, – ответила полуулыбкой, чуть повернув голову, но взгляда не отвела и сощурилась, присматриваясь. – И впрямь клоуны, – мелькнула злорадная мысль. – Недотепы… – Она не была уверена, человеческое зрение все-таки подводит. – А ну-ка, дай сюда, – было сказано уже не Алькано, который куда-то вовремя отвлекся, а тому самому парню с камерой, которого индиго, отставив на землю бутылку рома, из толпы выхватила за шкирку.
Поздняк… Батарея села, – пожал он плечами и собрался уже идти дальше, но Альму его комментарий мало волновал. Это ж разве проблема – севшая батарея. Проблемой были копы, которых Ал на дух не переносила как вид и при любой удобной возможности старалась избегать встречи с ними. Но сейчас, здесь, среди всех этих людей вряд ли обратят внимание именно на нее. Массовка – хорошее прикрытие.
Да без разницы, – нетерпеливо огрызнулась девушка, стащив с шеи паренька ремень фотоаппарата. – Верну, не переживай, – не глядя солгала она, жестом отправив того с глаз долой обратно к симпатичным девочкам. Оценила обстановку вокруг, заодно поискав Алькано, и в пару шагов оказалась рядом, прислонившись спиной к его плечу.
Привал на обед, – хохотнула в ответ, ничуть не шутя. И тут кто-то истошно заорал на другой стороне улицы. – Ты только глянь… – едва смогла она выдохнуть, совершенно, впрочем, не испуганно, а скорее с каким-то насмешливым восхищением. Камера в руках индиго жила новой «жизнью», и, сменив режим съемки и приблизив картинку, девушка поймала в кадр противоположный тротуар: пару тех самых «теней» и… того любопытного, что теперь отчаянно рвался из чужих лап и в несколько мгновений пропал вместе с мохнатыми охотниками в темноте подворотни. Как она и думала – недотепы – слишком смелые и опрометчивые для городских оборотней, а кроме того, не просвещенные на тему «границ». – Марк их у меня с руками оторвет. Мутновато, конечно, но ничего, – это она про фотографии, что успела отснять. И все это на глазах у полиции, которая уже вовсю вызывала подкрепление, и взволнованной компании людей. С другой стороны, вряд ли кто-то успел толком разглядеть, что произошло на самом деле.
Пробежал слух, что паб закрыт. Да какая теперь разница! Хотя он и впрямь был закрыт, о чем недвусмысленно вещала табличка, и оцеплен, насколько это возможно, небольшой кучкой полицаев, пытавшихся хоть как-то отогнать народ и непонятно вообще пока, что тут забывших. Свет в окошках цокольного этажа горел, и даже бодрые ирландские мотивы пробивались в снежную ночь сквозь тяжелую дубовую дверь, но и только… ни голосов, ни привычного смеха шумных посетителей, которых всегда слышно даже из-под земли.
А третий где? – Альма насчитала до этого три тени, а на снимках, что она просматривала по второму разу, было только двое. – Ладно… хрен с ним, – пора сваливать, потому что веселье здесь уже безвозвратно испорчено, а тратить ночь на левые разборки с шансом загреметь на пару суток в участок, а то и еще похуже, желания никакого не было. – Слушай, Ал, давай-ка отсюда… – потянула она своего зеленоглазого очаровашку за руку, но тут же выпустила его ладонь, отступая к сквозному проулку за спиной и разворачиваясь, чтобы уйти. – Плевать на… – не договорила. Фотоаппарат «погас» и выпал из рук, на ремне повиснув на локте девушки. Она всего-то успела сделать шаг в темноту и замерла на месте, чуть качнувшись назад. Но уже спустя пару мгновений, что-то сдавленно простонав сквозь участившееся дыхание и зажав рукой правое плечо, поплелась к стене здания.
Выстрела слышно не было. Да и предназначался он не Альме, а тому третьему оборотню, что таился где-то за мусорными баками, а теперь показался, под шумок тут же ныряя в темноту за своими дружками. Но вот… не повезло. Стрелявшего уже не было видно, по крайней мере, девушке точно. Ни его, ни еще двух или трех, проскочивших от черного выхода паба мимо нее и Алькано на недоступной для человеческого зрения скорости. Облава на «волков» началась, очень уж трепетно местные хозяева из древнего и весьма кровожадного  ирландского клана относятся к охоте на своей территории. Но это чужая война. Не их.
Я дурацкий магнит, – невесело посмеялась индиго, встретившись взглядом с зелеными глазами своего друга, и тут же скривилась, смачно выругавшись сквозь зубы. Больно. Больно, но терпимо. – Идем подальше, – кивнула она в сторону от продолжающегося и уже не слишком веселого балагана и двинулась вглубь переулка. Зрители, свидетели и никчемные помощники сейчас к чертям не нужны. Остановившись через пару десятков метров, девушка снова привалилась к стене, спрятавшись за нагромождением ящиков. Местечко, конечно, не ахти – несет какой-то тухлятиной, и в дальнем углу, у живописной помойки, кто-то шевелится и бубнит (ну, местные бомжи на поверку не такая большая угроза). Пережить, в общем, можно. – Замечательно, – неопределенно хмыкнув и сделав глубокий вдох, оценила Альма свое состояние. Конечно, радоваться было нечему, но в этот момент захотелось сказать именно так. Это простенькое слово вообще отлично описывало все: и ее раздражение, и нервное адреналиновое возбуждение, и легкое разочарование в голосе. Коротко. Емко. – Только никаких больниц. Отвезешь меня к Марку, и буду как новенькая… Впрочем, если тебя дырявые девки не прельщают, можешь проваливать – рыдать я не стану, – мрачно усмехнулась она, стянув куртку с правого плеча и пытаясь среди кровавых разводов разглядеть, ранку пониже ключицы. Ничего серьезного в принципе, но вот пуля где-то там явно застряла. Радости от этого мало, а крови много. – Только помоги мне сначала. Перевязку делать умеешь? – не без скептичной насмешки в голосе и в глазах опомнилась вдруг индиго, сообразив, что запачкает своим ДНК все вокруг, если это не исправить. А вот чем?.. Хороший вопрос. Либо майку пожертвовать, либо на девушке платье рвать. Благо куртка у нее относительно длинная и все, что нужно, прикроет, а остальное уже ее проблемы.

Отредактировано Alma (2012-12-08 10:27:13)

+1

95

- Артисты! – фыркнул демон, наблюдая показательное шоу, которое не стоило вообще устраивать. Бывает же… случается… это ж Город! Ещё славно, что в его сторону нет нападок от оборотней, а то ж они друг друга плохо переваривают, обычно. – Сенсация? – хохотнул перевертыш, не понимая, что здесь такого. А, ну да, для обычных людей – целая сенсация и весьма вкусный материал. Совсем уже от жизни отстал, привыкнув, что вокруг те, кто в курсе всего. – Новые нападения в Городе Легенд! Тени поедают людей, - попытался дать название снимкам, через плечо девушки посмотрев на результат.
- Ага, не будем светиться, - промурлыкал тихонько, согласившись со спутницей и развернувшись в сторону «выхода» с данной улицы. – Ал? – оборвавшиеся слова насторожили, но и не более того. Перевертыш не собирался цапаться с вервольфами, просто проигнорировав их, когда те проскочили мимо. Хотя, нет. Не совсем проигнорировал, моментально поддавшись вспышке легкого гнева от расплывшегося в воздухе запаха крови. Вслед ночным зверям была послана Смерть… по короткой команде заклинателя, едва слышно прошептавшего заклятие. – Ох не-е, полиция из людей – это плохая полиция. – Метаморф уже понял, что не эти твари явились причиной происшествия с Альмой. Но. Они послужили рычагом для полиции, которая берёт в свои ряды иногда полных кретинов!
- Да что ты, крошка… - по губам гуляла таинственная улыбка. Алькано пошёл следом, остановившись в метре от индиго и отдавая себе отчёт в том, что способен съехать сейчас с катушек благодаря какому-то там запаху… и довольно пикантной (для него) ситуации. – Не представляешь, как, - помотал головой, невольно подпуская в голос насмешливые ноты. – Ха, - выдохнул нейтральный смешок. – Умею, - нахмурился, не очень-то желая везти девицу куда-то. Если б у него были инструменты и хоть какое-то подобие чистоты вокруг, то он бы сам провёл нехитрую операцию по изъятию металлического шарика. А сейчас… есть только несколько вариантов: бросить, раскрыться или найти другой выход. А вообще… облом какой-то получается из-за одного косого стрелка! – Или ещё вариант: прикончить её. Считай, время зря потратил. – Метаморф приблизился к индиго, отвернув край куртки, и осмотрел аккуратное отверстие от пули, печально засевшей где-то на половине пути в плоти. – Да в общем и без твоего знакомого можем обойтись. Пулю я могу вытащить, если ты согласишься потерпеть боль. Мне требуется сквозное отверстие для наилегчайшего изъятия пули. Думаю, всё, что нужно, мы найдём в любом заведении. Да хотя бы вон там, - махнул рукой в сторону неприметной двери дальше по переулку, где висела блеклая и почти ночью невидимая надпись, сообщавшая о названии подпольного клуба. – Что? – возмутился перевертыш, снимая свою куртку и складывая её, чтобы далее зажать рану девушке. Перевязка не требуется. – Я хирург. Правда, не всегда делаю так, как сделал бы другой. Держи, - это он про то, чтобы индиго удерживала «затычку» для остановки потока крови. Обхватил спутницу за талию и потянул за собой, ровным счётом игнорируя то, что ей может быть больно. Да нет. Учитывая, в каком она состоянии, эта боль пока не так сильна на самом деле.
- Кто идёт? – раздался хриплый голос за дверью, когда Алькано раз десять нажал на кнопку звонка. Внутри было тихо, сегодня клуб не работал, но в нём… как оказалось, кто-то сидел.
- Палач по твою дурную голову явился! – огрызнулся метаморф, тем временем, чувствуя жажду крови, капелька за капелькой наполняющую чашу терпения. Увы, эта его часть ещё не сумела избавиться от тупого инстинкта зверя. – Открывай! – пнул дверь ногой.
- Алькано что ли? – дверь отворилась, показав на пороге далеко немолодого, но довольно крепкого мужчину, лысого, с бородой и массой ярких татуировок. – Дак закрыто!
- Я тебя не слышал, - пересекся взглядом с человеком и без церемоний прошёл внутрь, поддерживая девушку. – Аптечка есть? – крикнул перевертыш, слыша, как сзади закрывается дверь. От порога вниз вело пара коротких лестниц, преодолев которые посетители оказывались в небольшом зале с несколькими столами и стульями и барной стойкой.
- Нет. Какая аптечка? Ты смеешься? Что происходит-то? – недоумевал хозяин маленького и незаконного заведения.
Метаморф фыркнул, вообще не понимая, как этот «бар» (громко сказано!) вообще до сих пор существует. Усадил Альму на стул, перед этим развернув тот от стола. – Принеси мне бутылку спирта, - он обращался к владельцу помещения, одновременно отнимая у девушки свою пропитавшуюся кровью куртку и снимая её верхнюю одежду, чтобы не мешалась, - какой-нибудь прут или штырь диаметром не более восьми миллиметров, бинты, - платье не тронул, посчитав, что то ничуть не является помехой… пока. – И ещё выпить чего-нибудь… - наконец-то посмотрел на индиго. – Чего тебе? Или без наркоза переживёшь? – с иронией поинтересовался, пододвинув ещё один стул и сев чуть позади и сбоку от девушки.
- Так что за… - начал было мужчина, ставя на стол «заказ» и натыкаясь глазами на окровавленные вещи. – Алькано! Я тебя покрывать не буду!
- А что я сделал? – перевертыш поднял глаза на тусклую лампу, вздохнув, и немного подрегулировал своё зрение. – Я тебе ещё заплачу, - принесенный железный короткий прут с малость заостренным концом протёр салфеткой, смоченной обильно спиртом, - чтобы ты сейчас убрался в свою нору и оставил нас тут до момента, пока я тебя пинком не разбужу, Винс. Ясно?! – чуть ли не рыкнул, скосив на владельца заведения глаза, в которых ничего хорошего не читалось, кроме нездорового блеска и пары желаний агрессивного характера. Мужчина поусмехался и всё-таки ушёл, в очередной раз уже терпя непереносимого мальчишку, братец которого ходит у него в неплохих таких знакомых… киллерах.
- Здесь? – с подозрительной точностью угадал траекторию жжения от попадания пули, пальцем коснувшись точки на спине Альмы. Именно со спины он сделает сквозное отверстие, заодно вытолкнет пулю обратно. Собственно, ответа он и не ждал, пару секунд спустя погрузив с силой штырь в податливую плоть. Секунда ушла на нехитрое действие. Да, он не медлил, ничуть не заботясь о том, какая вспышка боли пронзила тело блондиночки. Впрочем, нормально дернуться ей он бы и не дал, придерживая за плечо мертвой хваткой. Железный прут метко вписался в туннель, где засела пуля, вытолкнув её наружу ещё пару секунд спустя. Серебряный снаряд со звоном упал на пол, запачкав его капельками крови. – Серебро… Вот же разжились копы, - презрительно цокнул языком, аккуратно потянув инструмент назад. Далее в руки вновь легли салфетки, которые метаморф смочил всё тем же спиртом, обрабатывая круглые ранки с одной и с другой стороны. Следующей вещью на очереди оказались бинты. Но… Алькано немного помедлил, вспомнив, что он может ещё кое-что. Точнее, он всё ещё желал продолжить их ночное знакомство, но не очень хотел, чтобы Альма истекала кровью, если вдруг сделает неверное движение! Перевертыш начал делать перевязку, перед этим чиркнув подушечкой пальца по своим заострившимся клыкам и в ранку на спине девушки капнув каплю собственной крови, когда она совершенно не пыталась смотреть, что же он делает. Царапина на пальце затянулась, а капля чудесной весьма темной крови демона очень медленно принялась за своё дело, увеличив скорость свертываемости человеческой крови и лишь ненамного уменьшив боль после «операции». Этой самой малости хватит на то, чтобы забыть о такой внезапности в скором времени, как смена бинтов на новые. Во всяком случае, на некоторое время забыть.
- Как самочувствие? – закончив копаться с бинтами и поправив платье своей невольной пациентке, поинтересовался парень и откинулся на спинку стула, находясь на зыбкой границе между одним желанием и другим. – Ещё погуляем? – усмехнулся, облизнувшись. Потянулся за своей курткой, уже вряд ли которую станет носить, и достал из кармана пакетик с белесым порошком, свойства которого оставались пока тайной. – Хм. А не лучше ли перебраться сначала в место поудобнее?.. – мысль не озвучил, с прищуром посмотрев на индиго и вспоминая, где оставил своего железного зверя. Где-то… недалеко. Но точно не у того клуба… «Инфинити».
Поднял руку с пакетиком и посмотрел на смесь внимательнее. Вероятно, Нова дал что-то новенькое, ведь Ал как-то оговаривался, что он хочет что-то… что-то такое, в общем, что действовало бы и на него, и не убило бы того, кто гораздо слабее. А может… это всего лишь очередная штука, которая вызывает яркие весьма натуральные галлюцинации или сексуальное влечение, или и то, и другое. Новых догадок так и не возникло, поэтому оставался один выход: попробовать. Но метаморф пока не спешил, опустив руку и подкинув крохотный пакетик в ладони.

+1

96

Отлично. Тогда за дело и…И ничего, – пресно и самую малость разочарованно закончила она про себя, опустив глаза и расстегнув до конца куртку. Ал почему-то успела уже за эти несчастные пару минут внушить себе, что на этой унылой ноте их странствие в ночь закончится, едва успев начаться. Не сказать, что девушка сильно горевала по этому поводу, нет. Но легкий привкус несовершенства все-таки чувствовался. Впрочем… и это скорее лишь отвратная вонь в переулке и сожаление об оставленной на тротуаре бутылке рома, потому что выпить чего покрепче сейчас ой как хотелось. Хотя бы чтоб заглушить дергающую боль. Однако все, фактически все, что стало происходить дальше, заставило индиго вдруг приятно удивиться. Вот уж не думала, что ей еще это светит, но Алькано, кажется, был полон сюрпризов. Просто находка для таких вот как она, разуверившихся в понятии человечности.
Я… д-да ничего! – заикаясь, в свою очередь вскинулась девушка и, мотнув головой, вернула, что называется, брови на место. Выражение лица ее, действительно, мало говорило о доверии, скорее уж было образчиком пренебрежительного скепсиса. Но и ее можно понять, черт возьми! Нормальный человек на такое не подпишется. С другой стороны… нормальный человек и в историю подобную не влипнет. – Хорошо, если так… – Потому что, если парень окажется простым ветеринаром, будет крайне обидно. – Делай, что хочешь, в общем, только быстрее, – проговорила Альма, стуча зубами от холода и начиная уже раздражаться его оправданиями, вместо того чтобы с благодарностью принять предложенную помощь. А чего тянуть? Либо действуй, либо проваливай. Ошибку порой проще исправить, чем не совершить.
Прижимая щедро дарованную куртку к ране и стараясь полагаться больше на свои ноги, чем на поддерживающую ее руку Алькано, она позволяла ему лишь задавать направление. Больно, конечно, да. Но… можно подумать! И не из таких переплетов выбирались.
Ситуация эта напомнила девушке старое доброе время, проведенное в Сент-Луисе, где она связалась с одной мутной компашкой, сбывающей угнанные тачки по запчастям. Под их крылом, в тепле и уюте, перебиваясь мелкими кражами и ремонтом, индиго провела почти год, пока ребят не накрыли чертовы копы. Тогда она и подхватила эту «аллергию» на товарищей в форме. Кто-то успел смотаться, кто-то загремел в тюрьму. В общем, «семья» разлетелась, кто куда. Остались только папаша Билл и еще двое парней. Собственно, Билл, отец-вдохновитель, и научил Ал почти всему, что она смыслит в автомобилях, не забывая попутно вправлять мозги дурёхе, когда та в очередной раз возвращалась с улиц с простреленной ногой и сломанной рукой. Хорошее было время… да.
Тебя хоть кто-нибудь в этом районе не знает? – криво усмехнулась девушка, услышав из-за двери имя своего спутника. Однако сразу после у нее и вовсе дар речи пропал. Не иначе – вернуться в прошлое. И приятно одновременно, и противно как-то… больно. Непривычное, пугающее и очень странное чувство для Альмы. Ностальгия.
Тряхнув головой, точно прогоняя наваждение, индиго отвела взгляд от лысины незнакомца и потопала дальше, теперь уже почти всем своим небольшим весом повиснув на руке Ала. Лесенки, бар, ага… невыразительное освещение – все не ново, примелькалось за годы путешествий и не цепляет совершенно взгляда. Но так и должно быть, поверьте.
Альма молчала, не встревая со своими «ценными» комментариями, бесцельно глазея по сторонам, вполуха слушая Алькано, у которого объясняться с владельцем заведения получалось на порядок лучше, чем это сделала бы она, не мешая ему раздевать себя, и вообще стараясь не привлекать много внимания. Да, и она умеет притвориться паинькой, когда это нужно.
Не маленькая… переживу, – огрызнулась девушка на неприкрытую иронию. Организм просто-напросто был против, несмотря на все пожелания хозяйки. Он вообще всегда был против, но сейчас как-то особенно. Так что, медленно выдохнув при взгляде на «хирургические инструменты», Альма устроилась на стуле поудобнее и постаралась думать о чем-то приятном. Например, о летней вылазке с друзьями на барбекю. Мм… мясо… Да, определенно, стоит поесть. – Он так похож на Билла, – с подозрительно тоскливой улыбкой на губах пробормотала она, взглядом провожая удалившего восвояси Винса. – Моего… А, неважно! – тряхнула головой и, слегка скривившись, прикрыла глаза. Это гаденькое чувство нужно было гнать. Причем срочно! И Алькано, кажется, был с подружкой в этом солидарен…
Ты, мать твою, совсем без башки?! – накинулась она на него, прокричавшись и проскулившись от боли. – Предупреждать надо… мясник хренов… черт… ненавижу тебя, – все тише и тише, а затем и вовсе только шмыганье носом и короткие всхлипы. Даже внимания обращать не стоит. Не думал же парень, что она его расцелует и по головке погладит за такое издевательство. Нет, после, может быть, но до этого еще стоит дожить. Перевязка прошла уже спокойнее, без выражений искренних чувств и разного рода комментариев.
А как себя чувствует мумия? – все еще не старалась быть приветливой и, шмыгая носом, вертела головой, пытаясь понять, насколько глупо теперь выглядит: разодетая как шлюха и обмотанная бинтом. – Еще?.. Тебе что, понравилось в доктора играть? – Игнорируя привычные болезненные ощущения, Альма развернула стул и села к столу боком. – Ты смотри, я клиент без страховки, да и платить мне нечем… разве что… – чуть сощурилась, но продолжать почему-то не стала, только уголок губ едва заметно дернулся в подобии улыбки, выдавая не самые целомудренные мысли девушки. – Нет, наш договор еще в силе… но мне надо передохнуть, – добавила уже без паясничества и через стол потянулась здоровой рукой за фотоаппаратом. Чуть не забыла о своей сенсации. То есть не своей, а… Ну да ладно.
Думаешь, стоит это пробовать? – извлекая из ненужной бандуры карту памяти, покосилась Альма на пакетик в руке Алькано. – Он мне не нравится, – это она уже про самого бармена, намекая, что не стала бы доверять его щедрости… по разным причинам, правда, в большинстве своем – личным. – А вот ты…
Кажется, все-таки обсуждение достоинств и недостатков Новы интересовало ее мало. В серых глазах снова заплясали чертики, а сама Альма отложила ненужную ей больше камеру, чуть помедлив, поднялась и не спеша, с какой-то почти неуловимой хищной грацией подошла ближе к парню. Перекинула через него ногу и устроилась сверху, придвинувшись близко-близко и одной рукой обнимая за шею. – Очень, – склонившись, шепотом поведала «страшную» тайну и легонько прикусила мочку уха… затем чуть повыше, и тихо засмеялась, отстраняясь и заглядывая в зеленые глаза со смешанным удивлением. – Его зовут Алькано. Он женат. И он хирург… Скажи, у тебя дом за городом, двое детей и любимый пес Чаппи? – хитрый образ «гения»-детектива был подпорчен улыбкой, так что Альма тут же решила исправить положение поцелуем (видимо, своеобразный метод допроса). К черту детей и собак... сегодня ему придется любить только милых кошечек. – Мм… Ал, – вздохнула она, даже не отрываясь от его губ, продолжая срывать влажные поцелуи и теснее прижимаясь к его бедрам. Дыхание горячее. Сердце бьется громче. – Ал… – позвала его снова, еще тише, и… в итоге опять заулыбалась. – Такое чувство, что говорю сама с собой, – окончательно расхохоталась девушка над эффектом своего эксперимента. Это, действительно, непривычно.
И тут где-то в куртке Альмы зажужжал мобильник, ночью всегда стоящий на вибрации. Их столько раз уже прерывали за сегодняшнюю ночь, что это похоже на какой-то заговор. Хотя, нужно сказать, острота легкого возбуждения по своему приятна и упоительна.
Тебя опять спасли, – пошутила она, поднимаясь и обходя стол, чтобы не тянуться за курткой. – Ого… и еще как спасли! – откровенно удивленно взглянула на дисплей, и тут же ответила:
¡Hola! – кажется, единственное, что она знает по-испански… ну, не считая ряда ругательств. – Нет? А что сегодня?.. Гавайская ночь? – нервно засмеялась девушка. Вынула из сапога портсигар и спокойно закурила, пока на том конце линии, кто-то активно что-то вещал. – Да, я слышу… – Слышать должна была, в общем, не только она, потому что странная музыка далеких островов почти заглушала звонкий женский голосок в трубке. – Нееет… – с легким сомнением протянула Альма, присев на краешек стола и как-то оценивающе взглянув на Алькано сквозь завитки дыма. – Ха! Ну, тогда готовь на двоих, – обрадовалась она в ответ на обещание накормить гостью ее любимым цыпленком Кунг-Пао и склонила голову на бок, сложив бровки домиком и взглядом спрашивая, подписывается ли Ал на очередную авантюру в компании новой подружки.
Соглашайся, – невинной овечкой взмолилась индиго, когда не слишком долгий разговор завершился. – Это мои друзья. Они, конечно, немного того, но тебе должны понравиться… Я ведь тебе нравлюсь?.. Или нет? – вопрос с подвохом, но очаровательная улыбка компенсирует хитрый взгляд, и ей просто невозможно отказать. Да и потом, не сидеть же всю ночь в этом мрачном подземелье, пока где-то в своем углу тихо сопит старина Винс. – Тем более, я бы не отказалась от еды и чистой одежды. Это совсем недалеко, всего несколько кварталов. Возьмем такси или прогуляемся, как ты хотел. – Выдохнула вверх колечко дыма. – Не волнуйся, я в порядке. Умирать у тебя на руках не собираюсь.
Да, боль, отдающая в руку, конечно, раздражает, но Альма не какая-то там неженка и слезы лить из-за царапины не станет. А кроме того, у них ведь договор… на эту ночь.

Отредактировано Alma (2012-12-09 12:34:28)

+1

97

- Издеваешься? – хмыкнул, не очень понятно, к какой части слов бросив риторический вопрос. Он тут не ради страсти «собирать» людей или денег ей помощь оказывает! А из простого желания поиметь, причём до этого хорошенько повеселившись. – Давай. Отдыхай, - немного издевательски, потому что на сей счёт у Алика есть одно мнение: отдыхают после смерти (и вообще, слово «отдых» перекликается с другим словом «сдохнуть», то есть… отправиться на тот свет!). – Думаю, мне от этого смерть точно не грозит, - хохотнул негромко, перестав подкидывать пакетик с неизвестным содержимым. Во всяком случае, знакомый бармен точно не яд отдал, иначе разъяренный перевертыш удушил бы его из-за идиотской шутки. – Да-а? – заулыбался Алькано, отложив порошок на стол и вскинув брови. – Полагаешь, мне он нравится? – нервно усмехнулся и фыркнул в итоге, мотнув головой. – Крошка, да забудь ты о нём уже… - улыбнулся загадочно и облизнулся, наблюдая за индиго… за её, как бы, передышкой, которая сейчас перетекала в нечто… весьма и давно желанное. Парень усмехнулся и откинул голову немного назад, не касаясь руками девушки, устроившейся на нём. Здорово нервы щекочет, ведь настолько велик соблазн притронуться, взять, сделать и приятно, и больно. Её дыхание сместилось, а скоро перевертыш поймал взгляд серых глаз, продолжая удерживать на своих губах кривую усмешку. – Е…а-ать… Фантазёрка! – Но он и рта не раскрыл, чтобы опровергнуть столь типичную легенду о том, что у него за жизнь. То ли не успел, то ли не пожелал. Снова жаркий контакт. Поцелуи. Объятия, благодаря которым близость настолько становится… тесной, что до порога явного возбуждения не так далеко. – Мм… - едва не рассмеялся, беззвучно усмехаясь и облизываясь. – Уверен, в самый разгар мероприятия тебя это будет волновать в самую последнюю очередь, - промурлыкал метаморф, покосившись на звук позади. Прекрасная ночь: в очередной раз судьба-злодейка не даёт шанса приступить к самому главному блюду!
- Да че-е-ерт! – чуть обиженно бросил Алькано, изображая недовольство и выпуская блондиночку из теплых и приятных объятий. – А ведь счастье было близко. – Перевертыш отметил, что приветствие было произнесено по-испански. Он чуть развернулся, остановив свой взгляд на бедрах девушки, а затем на своей куртке на столе. Разговор он слышал прекрасно, не особо напрягая слух, чтобы понять ситуацию. – А теперь я без… - цокнул языком, снова взглянул на Альму.
- А я не против! – легко согласился, закинув руки за голову и прикинув, куда ж его хочет затащить подруга-на-ночь. Скорее всего, это тот случай, когда дом полон людей, и каждый отрывается, как может. Хотя, может там и спокойнее, а не как в Америке, например… на частных подростковых вечеринках от заката до рассвета. – Нет, никаких такси, - прищурился, вскочив со стула. – Прогуляемся, - прошёл к барной стойке и легонько ударил о настольный звонок, мелодично звякнувший. – Винсент! – позвал для надежности, ожидая владельца заведения.
Через полминуты в помещении появился мужчина, принеся с собой клетчатую рубаху и бросив её парню. - Твой брат забыл, когда забегал, - на удивленный взгляд сказал Винсент. Впрочем, Ал и без него помнил тот случай, а сейчас просто накинул плотную рубашку (заменявшую часто куртку) поверх майки, довольствуясь чистой «курткой». – А это тебе, девочка. Обезболивающее. Не иначе, по пути приключения ещё найдёте, - Винс вручил Альме обычную таблетку, которая и правда действовала как анестетик, а заодно повышала содержание адреналина в крови, чтобы не очень холодно было. – И это. Думаю, подойдёт, - заботливо подал девушке, совсем незнакомой ему даже (!), женскую куртку, кожаную и с подкладом (для зимы как раз). – Кстати, Алькано, а где твой братишка? Он вообще в городе? – поинтересовался бородач, посмотрев на парня, ожидавшего уже девушку у лестницы.
- Нет. Уехал, - коротко ответил, не став вдаваться в подробности. Просто, это всё очень сложно! – Мы ушли, Винс! Мы ушли… - помахал на прощанье, уже повернувшись спиной к мужчине и непременно положив ладонь на ягодицу индиго, но потом передвинув выше – на талию.
Через пару минут переулок остался одним лишь воспоминанием. Пока ничего не взбрело в голову. Пока нет никого на пути. Пока…
По улицам города пронёсся волчий вой и отзвуки сирены где-то далеко. По пустой дороге стрелой пролетел белый спортивный автомобиль, оставив после себя биты громкой музыки в ушах. А вскоре показался ещё один огонёк фар. Мотоцикл. Рёв двигателя чистый и приятный. Повинуясь своему желанию, метаморф выпустил индиго из объятий и медленно вышел на середину дороги, тут же услышав длинный гудок, который утонул в ритмах музыки, льющейся из динамиков на мотоцикле. Конечно же, водитель немного отклонился от прямой линии, намереваясь объехать парня, вышедшего на дорогу. Но не суждено, видимо. Алькано развернулся спиной к мчащемуся мотоциклисту и в момент равнения с ним согнутой в локте рукой вышиб наездника из «седла». Удар пришёлся по шлему гонщика, поэтому ничего страшного не произошло.
Мотоцикл проскользил десяток метров и наконец-то остановился. Двигатель продолжал урчать, железный конь не очень-то пострадал, удачно сохранив всё в целости. – Прокатимся? – предложил демон, ухмыльнувшись и направившись к черному мотоциклу, у которого вместо номера красовалась табличка с надписью «Ночной кошмар». Человек на асфальте не шевелился, оставшись без сознания. Если на него наедет кто-то из автомобилистов, то… значит, ему просто не повезёт. Жизнь – игра с Фортуной, вот так. – Поставим ночной город на уши! – посмеялся негромко и чуточку зловеще. Поставил мотоцикл на колёса и сел на него, уперев одну ногу в асфальт. – Запрыгивай, - оглянулся на девушку, указав себе за спину. – И держись крепче, - усмехнулся, сверкнув глазами, в которых легко угадывалось намерение прокатиться с ветерком по зимнему городу!
Как только Альма устроилась, Алькано снялся с «тормозов», выжимая сразу из мотоцикла приличную скорость, отчего старт получился почти мгновенным. Ветер сразу ударил в лицо вместе со снегом, но это, похоже, ничуть не мешало перевертышу набирать ещё большую скорость под громкую и динамичную музыку, продолжавшую литься из динамиков. Редкие автомобили на дороге оставались позади. Хотя, не все. Пара молодых и азартных водителей прибавили газу и некоторое время соревновались с резвым мотоциклистом в скорости. Но потом дороги разошлись, вновь оставив «Ночной кошмар» в одиночестве на ночной трассе.
Один раз на дороге показалась чья-то фигура, сверкнув на парочку большими глазами и едва не кинувшись под колеса. Едва, потому что, наверное, вовремя остановилась в недоумении, увидев, что зеленоглазый парень показал ночной твари неприличный жест, непостижимым образом удерживая на такой скорости ровный ход мотоцикла всего одной рукой. – Крепче держись, - прошипел метаморф, пригнувшись ещё ниже, и плавно вписался в крутой поворот, оставив на дороге след от шин, когда вновь прибавил скорости. Позади послышались полицейские сирены. В зеркалах заднего вида мелькнули огни. Кажется, служители порядка заметили превышение скорости. Жаль. Лучше бы они подумали, что им почудился гонщик в такое-то время. Ал не удержался от восторженного воя, очень смахивающего на натуральный волчий, который не так давно пролетел по городским улицам. Автомобиль полицейских постепенно оторвался, затерявшись где-то посреди домов в попытке угнаться за мобильным и быстрым транспортом… водитель которого, кажется, немного ненормальный, судя по отсутствию хоть какой-то осторожности.
Оказывается, конечной целью метаморф поставил обзорную площадку в районе города, где теснились жилые дома, на пригорке. Выключив музыку и сбавив скорость, он направил мотоцикл на квадрат асфальта, отходящий от линии дороги.  Здесь же имелся круглосуточный киоск с горячим кофе и чаем. – И весь мир у наших ног, - рассмеялся весело, тяжело дыша, и наконец-то сделал остановку, поставив одну ногу на асфальт. Потом сообразил, что не обязательно сидеть и дальше. Слез с железного коня и поставил того на подножку, выключив зажигание.
С площадки открывался чудесный вид на ночной город, его дороги и происшествия. Где-то сзади в одном из домов раздавалась негромкая музыка и немного в стороне были слышны голоса: смех, разговоры.
– Морозно, - прокомментировал Алик, наконец почувствовав температуру окружающего воздуха. Но ему не грозит простуда, поэтому он просто игнорировал это ощущение… когда жар собственного организма сталкивается с внешним холодом. Парень встряхнулся и приблизился к девушке так, чтобы оказаться напротив. Руками не тронул, а просто с ходу накрыл её губы своими в крепком поцелуе, требовательном и разжигающем страсть. Согреть человека? Да запросто…
И да, те дома сзади... Кажется, в каком-то из них и обитают друзья Альмы. Хотя, что гадать? Итак видно.

+1

98

Как хочешь, – пожала плечами, дескать, ей все равно. Рана под ключицей от этого неосторожного движения снова заныла, напоминая о том, как восхитительно прекрасна возможность чувствовать. И даже боль. Ведь какие-то несколько сантиметров, и… Альма последний раз приложила сигарету к губам, делая глубокую затяжку и прикрывая глаза на выдохе. Жизнь снова текла по телу, пульсируя в каждой клеточке. Потрясающее ощущение.
Появление Винса вернуло к реальности, и девушка обернулась. Ткнула окурок в пепельницу и уже собралась одеваться.
Мне? – удивилась, но руку все же протянула и теперь в недоумении разглядывала на ладони белый кружок таблетки. – У меня сегодня что, день рождения? – кривовато усмехнулась индиго, поражаясь в который раз за ночь свалившейся на нее чужой щедрости, во всех смыслах этого слова. – Нет, это лишнее… я… – и тут она вспомнила, что ее собственная одежда сейчас перепачкана кровью, да еще и с дыркой в плече. И расхаживать в таком виде по улицам, хоть и пустым в поздний час, было бы несколько неосмотрительно. – Спасибо, – нехотя приняла Альма еще один «подарок», тут же его надев, и, прежде чем успела себя остановить, порывисто обняла мужчину. – Я не забуду…
С памятью у индиго проблем и так никогда не было. Но, кажется, девушка имела в виду нечто иное. Больше ничего не говоря, она забрала со стола свои вещи, чтобы выбросить их в ближайший мусорный бак на радость местным бездомным, и, закинув под язык таблетку и на ходу распихивая по карманам свое небольшое имущество, поспешила за Алом, заждавшимся уже ее на лестнице. Уходя, Альма еще раз обернулась, но увидела уже только ноги Винсента. Странно, в этот раз он не вызвал у девушки никаких ассоциаций с прошлым. Просто показался старым добрым малым. Видимо, пары алкоголя и дым ведьминой травки начали постепенно выветриваться, возвращая сентиментальность индиго на прежнюю нулевую отметку. И это к лучшему.
Улица была все так же холодна и неприветлива. Впрочем, неприветлива она днем, а ночь скорее делает ее безразличной. Примерно обрисовав своему спутнику направление, Альма нащупала в кармане куртки мобильник. Почта. Создать. – Задержи Тони. У меня для него кое-то есть. – Адреса. Лин. Сообщение улетело искать своего получателя в паутине, а девушке даже не пришлось ручки на холоде морозить. Удобно, черт возьми.
Ты куда? Нам прямо, – остановилась, не понимая, что задумал ее друг, и перебегая взглядом с его фигуры на приближающийся свет одинокой фары и обратно. – Ал… Идиот! Свали с дороги! Ал! АЛ! – заорала она на всю улицу, тут же зажимая рот обеими руками и медленно выдыхая сдавленный стон. Шок… Вас когда-нибудь посещало такое чувство, будто время вдруг остановилось? Или, может быть, вам казалось, что вы двигаетесь, хотя на самом деле просто стоите? В такие моменты чувствуешь, что начинаешь сходить с ума, медленно съезжать куда-то в темноту, в самую бездну. А потом вдруг понимаешь, что все это бред… ты ведь уже там.
Она все еще стояла на тротуаре, у самого края, не в силах проронить ни слова, ни шевельнуться. Псих. Именно такой диагноз просто огромными неоновыми буквами написан был в глазах девушки, смотрящей на Алькано одновременно и с ужасом, и в восхищении.
Про… Что?! – наконец пришла она в себя. – Ты в своем уме?! – Глупый вопрос. Конечно же, нет!
Бросив еще раз взгляд на распростертое посреди проезжей части тело, Альма как-то неуверенно поплелась вслед за парнем, еще несколько раз при этом успев оглянуться. Она ведь могла вызвать «скорую», это не отняло бы и десяти секунд. Но… не сделала этого. Не захотела или не сообразила – как тут разберешь.
Вряд ли это поможет, – презрительно усмехнулась девушка, устраиваясь позади зеленоглазого безумца. Если они не впишутся в поворот, тут, держись-не держись, приятного будет мало в любом случае.
Тем не менее объятия Альмы были крепкими… поначалу. А затем и вовсе превратились в мертвую хватку. Да, она не доверяла ему. По одной простой причине: верить нельзя никому. Но скоростная езда по ночному городу всегда была самым соблазнительным деликатесом. Ради этого ощущения полной свободы и с жизнью расстаться не жаль. Так что, крепко прижимаясь к спине этого ненормального и провожая взглядом слившийся в яркие линии свет уличных фонарей и редких рождественских огоньков постепенно готовящегося к празднику города, девушка была счастлива. Ненадолго. Но разве нужно больше?..

Хочешь вскружить мне голову, так и скажи… Мог просто подарить плитку шоколада, а не целый мир, – в ответ шутливо усмехнулась индиго, слезая с байка, когда они приехали на место, и быстро целуя парня в щеку.
Пробежав оставшиеся пару-тройку метров до края площадки, она замерла от восторга, любуясь открывшейся взгляду красотой. Да, весь мир – это ее мечта. Увидеть его, почувствовать и понять. Когда-нибудь она обязательно это сделает. Одна или с кем-то – разницы нет. Главное – сделает.
Да ладно! Наконец-то замерз? – изумилась по-доброму едко и обернулась. – Так иди сюда…
И он пришел.
Альма, по правде сказать, сама уже рук не чувствовала, для надежности вообще спрятав их в карманы куртки. Да и выглядела просто потрясно: мокрая и растрепанная. Однако все это не умаляло того озорного веселья, что горело в серых глазах.
Она хотела обнять его, коснуться… Но замерзшие пальцы запутались в ткани карманов, а потом и вовсе расхотелось шевелиться. Только и было возможным чувствовать, как горячи его губы на ее – холодных.
Стой, – вздохнула индиго, неловко шагнув назад, к краю. Ноги не слушаются. Голова кружится. – Черт… Как школьница на первом свидании, – рассмеялась она, чувствуя себя на самом деле глупо сейчас. Непонятно, правда, отчего. И этот факт ощущение собственной безмозглости только усиливал. – Пошли, пока я не втрескалась в тебя по уши, гонщик.
Пришлось собрать в кулак всю свою язвительную самоуверенность, чтобы с действительно независимым видом шагнуть в сторону и, не расщедриваясь на улыбки и ожидание, направиться дальше, прочь с обзорной площадки, свернув на тускло освещенную улицу меж уютно натыканных домиков, больших и маленьких. Почти все окна уже темны, лишь где-то еще теплится подобие жизни. Покой и тишина в самом сердце мегаполиса. Как бы не так! Метров через пятьдесят становятся отчетливо слышны и тяжелая музыка, и веселые крики.
Сразу говорю, все, что ты увидишь, это нормально, и так почти всегда, – предупредила Альма, когда парочка уже подходила к эпицентру местного «ночного ада» всех соседей. – Как сказал Билл Хикс, это безумный мир, но я рад быть частью его, – засмеялась, взбегая по ступенькам на крыльцо особняка мимо небольшой компашки ребят, невзирая на холод, тусующихся под бренчанье гитары прямо на лестнице.
Безумие начиналось сразу за дверью. Полумрак, клубы сигаретного дыма и еще чего-то пахучего. Музыка с гавайских мотивов за время их сумасшедшей прогулки уже успела смениться тяжелыми басами и надрывным визгом гитарных струн. Смех, вопли тут и там толпящихся, целующихся, просто болтающих ребят или залипающих в психоделическое пространство собственного внутреннего мира. Обычная многолюдная вечеринка, в общем, без повода и ради удовольствия.
Мэй-мэй!
Несмотря на недавнее приветствие по-испански (и этому есть свое объяснение), встретила парочку, вылетая из-за лестницы, шумная китаянка, хозяйка всего этого хаоса и веселья. Маленькая, хорошенькая, лет двадцати пяти на вид.
Мэй-мэй, – так она на свой китайский манер называла Альму сестренкой. – Тони еще здесь. Он еще дооолго будет здесь, – закатила глазки под густую челку, имея в виду, что парню о-очень хорошо. – Ой… привет, – это она уже заметила Алькано, когда возвращающийся с улицы народ перестал мельтешить рядом. – Можешь звать меня Лин, точно не перепутаешь… А он хорошенький, Ал! – без всякого стеснения высказала свое мнение, бедром подпихнув индиго поближе к новому гостю.
Да уж, просто душка, – усмехнулась девушка, взглянув на него и сумев наконец вставить хоть слово. – Мне нужно переодеться, но сначала… еда!
О, да! Альма была голодна, как стая волков.
Кто бы сомневался, – посмеялась Лин и жестом позвала ребят за собой на кухню, мимо лестницы на второй этаж, через темный коридор и гостиную, где народ наслаждался дарами этой ночи по полной. Пара девочек уже даже устроила танцы с раздеванием на небольшом столике. Кажется, правда, пока больше для себя, чем для довольных представлением зрителей.
Кухня встретила просторным уютом и приятным вишневым кумаром, оставшимся от какой-то курительной смеси. Теплый полумрак по углам, освещенный лишь тусклым светом низко висящей над тяжелым дубовым столом лампы, да парой-тройкой небольших ярко-белых «полосок» под шкафчиками и над плитой.
За стол! – скомандовала миниатюрная хозяйка, заодно выгнав лишних тусовщиков и прикрыв дверь, чтобы спокойно можно было говорить. – За… Что это с тобой? – собралась было повторить еще раз, потому что Альма, скинув куртку, с самым невинным видом, свесив ножки, уже сидела на столе и менять своего положения, в общем-то, не собиралась, но внимание привлекла повязка из бинтов на правом плече индиго.
Так… ничего, – отмахнулась девушка. – Снимали сцену охоты.
Лин только усмехнулась, но подробности выпытывать не стала.
Какие планы? – спросила обоих. Альма молчала, беспечно посасывая добытую в мисочке на столе хлебную палочку. – Она уже пригласила тебя в гости? – ковыряясь в ящике с приборами и подозрительно как-то улыбаясь, обратилась теперь уже к Алькано. – Не соглашайся. Утро будет ужасным!
Так! Не начинай, а!
Он должен быть готов к этому кошмару! Я еще помню, как Зак, земля ему пухом, рыдал у меня плече, – угрожающе ткнула в сторону девушки деревянной лопаткой и снова повернулась к парню, даже не подозревая, что ребята, так на минутку, совсем не в тех отношениях. – Ал отвратительно готовит. Даже не вздумай пробовать ее стряпню, если хочешь остаться жив… Ты же хочешь? – с недоверием так.
Альма, с добычей в зубах вскинув ладошки, признала свое поражение, и обе засмеялись.
Кстати, это был Дин.
Да? Неважно… В общем, – уместила на подставку между ребятами шкварчащую сковородку с любимым альминым цыпленком Кунг-Пао и пару вилок, – этот хомяк здесь только ради нормальной еды, – проще говоря, Лин сделала сама себе комплимент, не дожидаясь, пока на это расщедрится Альма.
Не только!
Только.
А как же наши ночи, Лин? – проговорила вкрадчиво, изобразив на лице сладкое томленье и прижав к груди отобранную у хозяйки лопатку. – Лин… О, Лин…О-о…
Тц… извращенка… Да, а еще она извращенка! – снова своевременная информация для Алькано.
О, да! – расхохоталась, без вилки подхватив горячий кусочек курятины, подула на него и отправила в рот. – А где Рик? – осведомилась Альма, едва прожевав, и принялась за второй.
У себя... внизу. – Она выдвинула тяжелый стул и уселась напротив ребят, устало вздохнув и сложив руки под грудью. – Они с Клопом уже третий час развлекаются тем, что пытаются взломать друг друга. А я тут… развлекаю гостей.
Психи… Рик программист, – пояснила сероглазка-индиго для Алькано, чтоб… лишнего не подумал. – А Лин у нас фотограф… в стиле ню, – заговорщицки шепнула, отгородившись от подруги ладошкой и коварно поиграв бровями. Теперь понятно, почему хозяйку так заинтересовала внешность парня.
Да, кстати, а ты бы согласился? – неожиданный вопрос под одновременный пытливый взгляд серых и карих глаз. – Так… ради развлечения. Вы с Альмой неплохо смотритесь. И потом можно было бы… – туманная такая пауза.
Так, и это я извращенка?! – в шутку возмутилась Альма, пнув стул, на котором сидела подруга.
А разве нет?
И тут дверь распахнулась… под всеобщий восторженный вопль и откуда-то из гостиной.
О… я, чем дальше, тем больше… того… – странная жалоба, и шум из комнаты снова притих. А в кухне появилась третья личность женского пола, и по расширенным ее зрачкам становится ясно, чего – того. – Уу… Лин, это чье сокровище? – заметила она темноволосого парня. Правда вот, вышло так, что вопрос этот прозвучал не только в голове хозяйки вечеринки, но и у всех заинтересованных. Неловко, да.
Альма, облизав масляные пальчики, даже не пыталась сдержаться и расхохоталась в голос, едва не опрокинувшись на спину и стукнувшись головой об лампу. Лин оказалась скромнее, прокашлялась в кулачок и потерла пальцем у виска. Смелее всех была главная виновница веселья: она уже вознамерилась сграбастать Алика в объятия с последующим пристрастным допросом, но… Не успела. Мгновение, и недотелепатка за горло прижата к холодильнику, в котором от столкновения что-то грохнулось и разбилось. Ревность? О, да-а! Альма уже успела присвоить на эту ночь зеленоглазого очаровашку и готова была без раздумий свернуть шею любой недалекой девке, на него посягнувшей. Шутки Лин в расчет не идут… потому что это шутки, в большинстве своем. А вот все остальные…
Все прочитала? – сквозь зубы процедила белокурая индиго, не скрывшая в своих мыслях ни мельчайшей подробности возможной расправы.
Ответом стал сдавленный хрип, видимо, означавший согласие, но даже тогда Ал не перестала сжимать горло девушки, еще разок шарахнув ее глупой головой о холодильник, а боль в плече лишь усиливала желание прикончить ее на месте.
Уведи ее, – вскакивая со стула, коротко бросила Алькано перепуганная китаянка, единственное, кажется, разумное существо из всех находящихся сейчас на кухне, да и вообще в доме. – Не знаю… Напои, накури… займи хоть чем-нибудь, пока она мне не разнесла весь дом.
Она уже давно привыкла к выходкам Альмы, но совсем не хотела знать, чем они кончаются, когда та перестает себя контролировать, а остановить ее некому.

Отредактировано Alma (2012-12-11 02:35:19)

+1

99

- Да стою я, стою, - едва не расхохотался парень, прерывая поцелуй и, действительно, не двигаясь с места. Казалось бы, надо бы придержать девушку, чтобы ненароком не свалилась с обзорной площадки! Но метаморф лишь спрятал руки в задние карманы джинсов, от всяких соблазнов подальше, потому что улица и холод ему не помеха в логическом продолжении их… «романа». – И что здесь такого? – возмутился вполне натурально, дернув уголком губ в кривой улыбке. Необычно, конечно, видеть проявление слабости у сильной личности, но это… довольно… мило, правда, не очень радует, скорее раздражает. – Мм, - протянул Алькано, улыбаясь, а через несколько секунд всё-таки рассмеялся, двинувшись вслед за Альмой и держа небольшую дистанцию позади неё. – Дом, полный мяса, - данной личности не рекомендуется бывать в местах, где может найтись повод для массового убийства. Тем не менее, всё происходит… и пока чего-то стоящего не произошло, не считая пары-тройки жертв вспыльчивого демона, не умеющего порой рассчитывать прилагаемую им силу.
- Как скажешь, - отозвался парень, невольно облизнувшись, потому что чувственная сфера сообщала интересные подробности, выделяя ниточки тех, кто хоть немного отличается от обычных людей своей энергетикой. О да… интересное собрание у них. Не напороться бы на личностей, способных распознать в нём инфернальную тварь. – Ну да, ну да… - Безумный мир населяют такие же безумные существа, в той или иной степени проникшиеся этой необычной болезнью. Впрочем, кто тут ещё безумнее? Спорный вопрос, однако.
Метаморф взбежал по ступенькам за индиго, переступив порог дома. Открывшаяся картина заставила Алика присвистнуть. Оценка: шумно и многолюдно. Степень опасности: низкая. Враги: не обнаружено. Друзья: не обнаружено. Подозрительные и нежелательные личности: четыре единицы, возможна агрессия – пустяк. Взгляд скакал с одной фигуры на другую, ритмы музыки вызывали желание двигаться, влиться в веселье. Запахи… манили, по-разному манили. – Слюни подбери! – голос Зарины вывел из легкого состояния транса, когда все вокруг становятся похожими на куклы для разнообразных игр или просто тусующиеся отбивные. – Да не текут же, - мысленно фыркнул, метнув взгляд на новое личико, вероятно, хозяйки дома и обладательницы голоса по телефону. – Салют! – усмехнулся перевертыш, покосившись потом на свою сероглазую спутницу (по понятной причине!). Такое чувство, судя по вечеринке, что здесь не Франция, а Штаты, где такие сумасбродства происходят чуть ли не каждую ночь! Понаехал народ из других стран, чего удивляться. Любимая братишкой Франция меняется…
По пути на кухню Алькано чуть не остановился напротив комнаты, где девчата устроили стриптиз. Прошёл чуть медленнее, наблюдая не столько за раздевающимися танцовщицами, сколько за случайными зрителями. – То ли радоваться, то ли жалеть, что мы сюда притащились… после сделки! – ускорил шаги, вновь равняясь с Альмой. Соблазнов вокруг о-о-очень много, аж глаза разбегаются!
Кухня. Снова недостаточно света, но это не очень мешает демону. Вкусные запахи еды напоминают, что организм сильно нуждается в пополнении запасов энергии, иначе придется самому выйти на охоту, рискуя найти совершенно не то, что… хотелось бы. – Покорить мир, - усаживаясь на стол, ответил Алик, подумав сейчас, что Лин тут лишняя, а стол очень удобный (но лампа мешает!), - в ближайшее тысячелетие. Какие же ещё? – явная насмешка в голосе, но улыбка абсолютно искренняя и задорная. – Нет, - закатал рукава рубашки и мельком глянул на Альму. Гости – заманчиво. – Почему? – легкое подозрение. В голове метаморфа пронеслась масса вариантов о причине, по которой он не должен соглашаться! Хотя, если реально посмотреть на ситуацию, то в случае с посещением квартиры Альмы он свалит ещё до того, как она проснётся (типичный сценарий). – Ну да, - фыркнул перевертыш и тоже рассмеялся, совершенно не заморачиваясь на сей счёт – не те отношения и соответственно невозможность данного развития событий. Вот уж смерть от пищевого отравления ему точно не светит!
- Хомяк? – парня аж «приплющило» немного – он не смог сдержать смеха, едва не выронив только что взятую вилку. – Ты… хомяк?! – провел по лицу ладонью, переведя вспышку веселья в беззвучную. Вздохнул и резко успокоился, но улыбаться не перестал, приступив к утолению голода горячей и аппетитной курятиной и продолжая слушать девушек. – На слово не поверю, - промурлыкал Ал, предпочитая узнавать о своей подруге-на-ночь всё на практике, если представится случай, конечно. Тем более, извращенцы разных категорий бывают, не только ж сексуальные, в конце-то концов! Да и… разве это плохо?..
Рик… А Рик! Тьфу, блять, о Кирке подумал, - Алькано не долюбливал «сестренку» со всеми её личностями, поэтому при упоминании некоего Рика чуть вилку не сломал зубами, раньше времени «запаниковав».
- Ага, согласен. Знаю одного программиста: парень без башни временами. Но талантливый, - прицокнул языком и улыбнулся, вспомнив знакомого из Лондона, с которого отчасти и была скопирована внешность демона. – О… - протянул Ал, вздёрнув бровь и как-то странно посмотрев на Лин. Теперь ясно, отчего она проявила такой интерес к его внешности. Художники – странные люди. Не потому, что они порой задают весьма странные вопросы! Просто странные. – Кхм, - посмеялся парень, задержав взгляд на темном углу кухни. Частенько стали мелькать такие предложения. Вон Заре предлагал Карл нарисовать её, а теперь вот и Алику выпала доля почувствовать себя потенциальной жертвой для творческой личности! – Вполне возможно, - выдал неопределенный ответ. Он не против, если съёмка будет происходить вместе с кем-то. Но толк от его ответа? В его распоряжении только одна ночь. Больше они не увидятся. Разве что случай столкнёт посреди людной улицы, а шанс… очень мал. – А что такого извращенного в обнаженном человеке? Или в… чём? В сексе что ли? – похоже, перевертыш не понял, что крылось за многозначительным многоточием в словах Лин. Размышлять об этом далее он не стал, потому что ему вряд ли суждено познать все упомянутые и планируемые «извращения», и переключился на источник шума – открытую дверь, а затем и на девушку. – Ну точно не твоё, - в ответ подумал Алькано, отфильтровав эту мысль, чтобы она вышла за ментальный щит и с легкостью могла быть прочтена телепатом. Мило, что он настроил защиту на восприятие внешних сигналов. Вот сейчас ему тоже смешно, но не настолько, наверное, как остальным. И точно не до той же степени, как Альме. Метаморф с малость безумной улыбкой прошёлся внимательным взглядом по фигурке незнакомки и потерял интерес, не отметив ничего такого… сильного в её цветах ауры.
Кто бы мог подумать, что телепатка кинется к нему, игнорируя присутствие ещё пары претенденток на его внимание. – Какая-то она нервная, - ухмыльнулся, присвистнув до этого на молниеносную реакцию индиго. Он мысли читать не умел, зато прекрасно почувствовал всплеск темноты вокруг. Мысли – не просто пустота, это энергия. – Тц, - перевертыш соскочил со стола, оставив еду и вилку в покое, и тихими шагами приблизился, невольно словив легкое эмоциональное возбуждение от установившейся атмосферы беспокойства и агрессии. – Ша-ша, дикий зверек, - усмехнулся Ал, хватая индиго за запястье и рывком, с силой, утаскивая за собой, заодно освобождая заложницу, чуть было не придушенную. – На всех кидаться так будешь? Может, - не то ирония, не то издевательские интонации, - мне приковать тебя к кровати или батарее? Чтобы не покусала никого. Или тебе легче перегрызть всем в доме глотки и поиметь меня в окружении трупов? Не, ну ты точно извращенка… - закончил задумчиво малость, отведя взгляд в сторону, чтобы увидеть хаос, царящий на первом этаже при спуске по лестнице.
Всё-таки наверху было тише, чем здесь. Почти что клуб на дому, но здесь приличия, этика посылаются весьма далеко. Люди делают, что хотят и где хотят, а остальные либо игнорируют, либо принимают активное участие, либо наслаждаются зрелищем. – Разврат процветает… Свобода, называется. – Перевертыш уже не тащил девушку за руку, а ненавязчиво придерживал рядом, толком не определившись с направлением и просто куда-то продвигаясь под ритм гремящей музыки. По пути схватил с какого-то столика бокал с напитком и опрокинул его содержимое в себя, не обратив внимания даже, что там была посторонняя примесь в качестве наркотика. Ему можно всё. Главное, чтобы крышу не снесло окончательно.
- Ал… - притянул к себе индиго, чувствуя, что начинает действовать то вещество из напитка, и у кого-то мимо пробегающего отобрал бокал с чем-то красноватым (вином?) и белой мутью растворяющегося колесика таблетки на дне. – Мм? – предложил Альме, вкладывая в её руку бокал, но не убирая своей ладони, а заставляя поднести напиток губам и испить. Свою долю «кайфа» он получил, а теперь очередь за спутницей. Нужен старт. Так вот он!
Интересно, сколько всего разбивается каждую вечеринку? Один бокал… Два? Три? А бутылки? Или вазы? Двери?.. В любом случае, Ал не заметил, куда пропала пара стекляшек из его… и из её руки. Хотя, нет, стоп. Он своим запустил в фотографа, который тут всех перещелкать решил! А вот куда Альма дела свой – тот ещё вопрос. Да не суть!
Кажется, к нему пытались приставать две сестрицы-близняшки в количестве… двух единиц! Но, так как они оказались по обе руки, метаморф  схватил руку каждой и резко и грубо развернул от себя, дав понять, что им тут ничего не светит. Тут же снова поймал Альму в объятия с негромким и коварным смехом, чтобы она не пошла скручивать баранки из своих знакомых из ревности. Скоро у кого-то была перехвачена сигарета и зажигалка (о своей благополучно забыл). Полный набор! Почти. Не хватает лишь секса. Правда, сначала надо закончить «перекур». Сигарета не желала кончаться, потому что перевертыш прерывался на жаркие поцелуи, вместе с индиго двигаясь к дивану посреди данной комнаты.
- А ну свалили… - прорычал Ал, намереваясь выкинуть «глухих» с дивана собственноручно.
- Ого… кого нелегкая принесла! – заливисто расхохотался парень, выглядевший лет на пять старше перевертыша. – А то что?! – пьяному, говорят, море по колено. Да вот только сейчас это «море» его снесёт к чертям, будучи не совсем трезвым даже со своей демонической природой.
- Слейся, Стивен, - на губах Алика появилась безумная ухмылка, которая лишь немного встревожила знакомого (действительно просто знакомого, с которым были пересечения в барах города). – И вы… - чуть более спокойно, но как-то дергано, сказал паре девушек, собравшихся занять чуть ли не весь диван, то ли не поделив чего, то ли устроив сексуальные игры в совершенно невменяемом состоянии.
- А то… - у человека заела пластинка, наверное. Алькано не выдержал и схватил того за ворот, выкинув с дивана в объятия одной из девушек, мгновенно утянувшей свою жертву куда-то вглубь дома.
Метаморф бухнулся на освобождённое место, после новой затяжки выдыхая языки сизого дыма, и дернул за собой свою сероглазую пассию, в удобный момент впившись в её губы страстным поцелуем. Девушки, до этого кувыркавшиеся рядом, решили перекинуть своё внимание на демона, соблазнившись оргией аж на четверых. Их ждал великий облом. Точнее, выставленный перед их глазами средний палец да ещё с угрожающим кольцом-черепушкой явно означал: в ваших услугах не нуждаюсь.
- Помочь тебе переодеться?.. – вдруг вспомнил Ал и снова поцеловал блондиночку, выкинув бычок от сигареты куда-то за пределы дивана и скользнув ладонями под платье индиго, которое поползло выше и выше…

+1

100

Не лезь! – не своим голосом прикрикнула она на Ала, стоило тому вмешаться. Впрочем, воевать с ним было занятием бесполезным, и пришлось все же выпустить из когтей горло этой дурехи, не забыв на прощание оставить несколько кровавых царапин. Лин что-то крикнула вдогонку, но Альма ничего не разобрала, слушая сейчас комментарии Алькано и шум крови в ушах. – Не на всех… – бесцветно. – Только на этих чертовых шлюх-«сокровищниц»… Запомни, – угроза в голосе почти неприкрытая, как и обещание в следующий раз не растягивать удовольствие и размазать мозги, если таковые найдутся, по стенке. – Слушай, а это мысль! – чуть остыв, заявила в ответ на последнее предположение и гаденько так рассмеялась. Она шутит, конечно. Даже этот зеленоглазый очаровашка не настолько желанный для нее экземпляр, чтобы превращать вечеринку в кровавую баню. Хотя это только пока… Но утро наступит, и они разбегутся. И вообще, если бы да кабы…
Она не обращала внимания, куда ведет ее Алькано. Сплошной калейдоскоп образов, лиц, знакомых и не очень. Поражаться или удивляться чему-то? Увольте! К бардаку в этом доме Альма давно привыкла, а многие из присутствующих в обычной жизни оказываются вполне адекватными людьми. Ну вот, отдыхает так народ. Кто-то с удочкой часами торчит в заливе, а кто-то… Мимо, к двери во внутренний двор, пробежала компания в плавках и мини-бикини. Вот тут стоило удивиться! Ал даже обернулась, не поверив своим ушам. Судя по обрывочным репликам, ребята собрались съезжать по веревке с крыши в бассейн.
Психи… А? – тут же отвлеклась на своего кавалера. – Что это за дрянь? – скривилась девушка, прислонившись к стене и недоверчиво глядя на темную жидкость в бокале. Несмотря на всю распущенность, у нее никогда не было привычки пить, что попало, и это был как раз тот самый случай. Первый глоток Альма, конечно, сделала… просто, чтобы убедиться в своей правоте лишний раз. Дрянь. Потому до второго дело не дошло. Стоило парню на секунду отвлечься, свободной рукой она выбила бокал из своей же руки, мило улыбнувшись и в тайне еще содрагаясь от странного вкуса и низкого градуса.
Пить сейчас вообще в планы не входило. Во-первых, веселья пока и так хватает. А во-вторых, Лин была неправа, Альма здесь не только ради вкусной еды. Нужно было еще наведаться к Рику, а уж там трезвая голова не помешает. Относительно трезвая хотя бы, потому что присутствие рядом Алькано весь вечер пьянило по своему. Ей так нравилось его странное настроение, та атмосфера, что его окружала, что можно было закрыть глаза на многое, и на сестер-близняшек в том числе.
Не я одна такая буйная, а? – как бы намекая, что Стивен, мог остаться и без костей… целых костей. Больше «препятствий» не возникло, поэтому девушка упала в объятия парня на отвоеванный диван немного даже умиротворенная, что ли. Неудачно, правда, упала. Неудобно как-то. Поэтому, оторвавшись еще на мгновение от желанных губ, сменила положение на… понятно уже, какое, а всякое возможное возмущение просто запечатала поцелуем. Теперь все внимание только ему… пока кто-нибудь не рискнет вмешаться.
Помоги, – хитро улыбнулась, имея в виду, кажется, не только проблему переодевания. Она ответила на его вопрос, придвинувшись ближе и как бы невзначай качнув бедрами.
Альма, конечно, умела растягивать удовольствие, доводить возбуждение до предела, ниточка за ниточкой вытягивая из партнера натянутые от напряжения нервы, пока у него зубы не начнут крошиться от желания овладеть ею. Но сейчас девушка уже сама была близка к этому состоянию. Столько помех за одну несчастную ночь, словно весь мир был против. В определенной степени это даже заводило… и радовало. Только радость была какая-то нервная. Желание, лишь немного утихшее, возвращалось. Индиго вся дрожала в его объятиях, хотя о холоде здесь, в этой прокуренной духоте, не могло быть и речи. Наэлектризованные прикосновения становились нахальнее. Поцелуи – агрессивнее. Кажется, она даже неосторожно прокусила Алу губу.
Парочка девочек с дивана в итоге свалила, решив, видимо, уединиться или просто не найдя благодарной жертвы в образе зеленоглазого красавчика. Зато в комнате, зашумев, обосновалась другая компания в лице рыжеволосой худышки и нескольких ребят. Они недолго думая разложили подружку на журнальном столике, прямо за спиной Альмы. Правда… пока с совершенно иными целями.
Мельком глянув в их сторону, девушка подозрительно ухмыльнулась. Ладошки тем временем забрались под рубашку, собираясь продолжить так и не законченное путешествие к тайне «о демонических отличиях». Но ниже не спустились. В этом Альма мешала сама себе, плотно прижимаясь к бедрам парня, каждым медленным и настойчивым движением давая понять, как сильно она хочет его… здесь и сейчас. Чужие любопытные взгляды не мешали. Напротив, это только распаляло еще больше, заставляя вздрагивать от каждого прикосновения, сомневаться в том, кому они принадлежат.
Что это?
Она резко отстранилась, когда вдруг притихшая музыка перестала заглушать чужие голоса, как-то внезапно и слишком болезненно вторгшиеся в плавное течение грязных мыслей и образов в голове. Где-то что-то разбилось. Послышался приглушенный топот.
Давайте-давайте! Живо выключаем музыку. Все по домам! Вечеринка закончена, – довольно лениво и как-то так снисходительно донеслось то ли из коридора, то ли из другой комнаты. – Проверь остальные.
Твою мать! – зашипела девушка, вскакивая с Алькано и поправляя платье, и чуть не навернулась на пол, зацепившись в полутьме каблуком за что-то. На секунду застыла, судорожно прижав пальцы к вискам. Сложно сказать, чего в ней сейчас было больше: разочарования по поводу очередного облома или бешенства в предвкушении новой встречи с хранителями порядка. Взгляд скользнул по сторонам. Полуголая девчонка с дорожкой кокса вдоль живота и ребята рядом не особенно торопились. Ну и поделом. С наркотой их по домам не отправят точно, а попадаться из-за чужой нерасторопности не хотелось абсолютно. – Черт… Опять в бега? – злобно хохотнула индиго, мельком глянув на своего сообщника, и метнулась к одной из дверей, за которой, судя по отсутствию звуков, точно никого не должно было быть. А ведь с нее сталось бы и к копам выскочить… неся правосудие на хрупких плечах. – Пока они очнутся, мы уже будем у мексиканской границы, – тихо веселилась Альма, стуча каблуками по коридору как будто наугад. О чем это она? Мексика? Граница? А… ну да, старые привычки. – Буэнас ночес, недоумки! – не сдержалась и проорала на прощание, влетая в первую попавшуюся дверь. – Фак!.. – чуть сердце не остановилось, ей-богу!
Лин как всегда появилась буквально из ниоткуда, как мертвая девочка из известного фильма. Пихнула в руки подруги ее куртку и крепко выругалась на своем китайском. – Эта гадина напротив опять вызвала копов. Сука, я ее подожгу… точно подожгу.
Лин… – нетерпеливо.
Да-да… на заднем дворе никого. Мое предложение еще в силе! – крикнула она, судя по всему, вдогонку спутнику Альмы.
Дом как-то затих и почти опустел. Пару комнат девушка проскочила не глядя и через летнюю кухню вывела их обоих во внутренний дворик. Там и впрямь никого не было, даже безумцев в купальниках. Дальше по тропинке, к калитке и… на волю.
Это мне из-за тебя сегодня так везет? Или меня, действительно, кто-то сглазил? – пошутила Альма, переводя дыхание и не спеша стуча каблучками по тротуару, когда они наконец оказались на безопасном расстоянии от дома ее друзей. Погони, разумеется, не было. Это было бы просто смешно. Кому они вообще нужны! – Кому-то там, наверху, очень не хочется, чтобы мне сегодня было хорошо, – вкрадчиво проговорила она, остановившись и так неожиданно потянув Алькано к себе, что сама не удержала равновесия. А от столкновения со стволом дерева, под которым они оказались, сверху обрушился чуть ли не сугроб снега, успевшего уже за ночь укрыть голые ветки. – Вот! Я же говорила! – засмеялась, забавно фыркнув и тряхнув головой. – Но мне плевать, – объятия стали только крепче, а девушка успела украсть один горячий и требовательный поцелуй. – Я все равно возьму то, что мне хочется, – снова опалила она его губы жарким шепотом, ничуть не скрывая в глазах правды о своих желаниях. – Но это потом… а пока идем. Иначе я замерзну и умру. А мертвая я, поверь, страшная зануда, – ухмыльнулась Альма и, отпихнув своего друга-на-ночь, сама оттолкнулась от дерева и потопала вниз по аллее между спящими домами.
Шла девушка быстро, аккуратно огибая обледеневшие островки асфальта. Сунув руки в карманы куртки и дрожа от холода, она почти не говорила, лишь изредка что-то незначительное, а то и вовсе непонятное из-за непрекращающегося перестука зубов.
Из-за всей этой беготни, я опять хочу есть, – пожаловалась она, когда едва удалось миновать и обзорную площадку и часть аллеи, ведущей к главной дороге. Кажется, Лин не зря назвала подругу хомяком за ее постоянный голод и привычку что-то грызть и жевать вне зависимости от времени суток, места и обстоятельств. – О! А давай заглянем к Ману, – бестактно ткнула пальцем в направлении палатки на углу между центральным шоссе и парком. – Он, наверняка, еще не спит. – Казалось бы, еще быстрее идти на таких каблуках просто невозможно. Но для Альмы нет ничего невозможного, когда дело касается еды. – Здесь готовят лучшие в мире бурритос, – с плотоядным блеском в глазах поделилась она великой тайной и постучала в окошко.
Из-за прилавка выглянул обросший щетиной парнишка, явно дитя ласкового карибского солнца.
Алма! – обрадовался с присущим ему жутким и не менее карибским акцентом и для важности закинул полотенце на плечо.
Привет-привет, – протараторила она в ответ. – Мне как всегда… Ты будешь? – оглянулась на Алика и тут же махнула рукой. – Неважно. Ману, два. И про кофе не забудь!
Он только коротко кивнул, уже вовсю занимаясь приготовлениями.
Девушка отвернулась, спиной прислонившись к узенькому выступу прилавка, и снова от холода съежилась. Ночь достигла своего апогея и казалась какой-то непривычно темной. И неверный свет фонарей, и отсветы фар проезжающих мимо машин – слишком искусственны, неестественны. На какой-то момент охватило странное ощущение, что и она ненастоящая – стоит на съемочной площадке в придуманном мире… за секунду до того, как режиссер отдаст команду «Мотор!»
Алькано… Аль…кано… – задумчиво так произнесла, постукивая каблучком и глядя себе под ноги. Поковыряла носочком замерзшую лужицу. – Что за имя такое? – улыбающийся взгляд метнулся к зеленым глазам, а Альма чуть сощурилась, видимо, пытаясь сообразить. – Откуда ты? Италия? Похоже на итальянское, – это она про имя. – Или читается не так? Вроде как Аль-Кано... Хотя нет, на араба ты точно не тянешь, – посмеялась, вдруг сообразив, что сморозила глупость. Да и вообще, тогда это была бы фамилия.
Готово, – над самым ухом окликнул девушку Мануэль, да так, что она чуть на месте не подпрыгнула.
Уу!.. Обожаю тебя! Спасибо. Удачи, амиго, – расплатилась и распрощалась, сдвигая в сторону от окошка съестные припасы на пластиковой тарелочке и пластиковых стаканчиках. – И что дальше? – поинтересовалась теперь уже у Алькано, заговорщицки взглянув на него из-за своего буррито, в который успела уже вгрызться, шурша оберткой. – Поедем ко мне? Или Лин тебя совсем запугала? – хихикнула Альма, едва прожевав и чуть не подавившись оставшимся еще во рту кусочком. – Только я живу далеко отсюда, пешком мы точно долго будем идти… И за такси платить не хочется, – размышляла уже вполголоса, глядя куда-то через плечо парня. – Впрочем… мы можем и не платить, – прозвучало довольно двусмысленно, а девушка, откусив еще один здоровенный кусок вместе с уголком салфетки, кивнула на неприметного мужчину, нетвердой походкой переходившего дорогу в сторону парка и, видимо, собиравшегося сократить таким образом путь, а затем снова с ехидной ухмылкой при круглых, как у хомяка, щечках взглянула на Алькано. Кажется, просто поехать домой, выпить по кружке теплого молока и лечь на бочок – это не про нее.

------> домой

Отредактировано Alma (2012-12-15 15:47:02)

+1

101

Если б не приличия и запреты, которые изредка необходимо соблюдать, процесс раздевания девушки не занимал бы уйму времени! Но… наверное, причина крылась вовсе не в каких-то там правилах, а в том, что одно лишь удовольствие от поцелуев, прикосновений… и, черт, редких движений её бёдер хотелось продлить, ощущая соблазнительную дрожь нетерпения под своими ладонями, всё выше забиравшимися под ткань платья. Агрессия девушки заводила, открывая дверцы к подобным же ответным реакциям, пока безболезненным. – Да… вот так. Она стоит моего внимания. Ну, на этот раз не я первый начал цепочку алых следов. – Кровь?.. Прокушенная плоть легко затянулась. Какая мелочь. Это не первая, но и не последняя капля за сегодняшнюю ночь.
- Новые гости! – сострил Алькано, облизнувшись и пока игнорируя понаехавших стражей порядка. Да он их… одной левой! Точнее, одним мизинцем! Хотя, стоп, это будет выглядеть о-о-очень подозрительно. Всё равно получился ещё один облом, словно само провидение не желало, чтобы связь состоялась. – Не, это уже перебор. Мировой заговор в действии, фак! – Метаморф вынужден был смириться с возникшей ситуацией, постаравшись унять щекочущее нервы возбуждение. – Нет же! Выйти к этим уродам, - подскочил с дивана, сверкая в темноте глазами, в которых читалось не то безумие, не то дикая ярость, требовавшая выхода, - и отправить их к чертям на куличики! – почти прорычал, порываясь двинуться именно в сторону голосов людей, но… он лишь взял нетронутую сигарету (кем-то оставленную) с одной из тумбочек и последовал за Альмой, пропустив момент в своей памяти, когда ж успел достать зажигалку и прикурить. Наверное, он и не доставал ничего, а из-за «точки кипения» уже силой мысли призвал магию, наплевав на осторожность. Главное, никто ни сном, ни духом… А сигарета-самокрутка хороша…
- Да не гони… - фыркнул парень, нервно выдохнув густой белый дым. Похоже, ему и эта вещь не помогает теперь унять дикое желание свернуть кому-нибудь шею… хотя бы для профилактики!
- Или я подожгу, - пробормотал негромко, в это время приложившись к сигарете, зажатой между пальцев. Появление Лин не стало неожиданностью, судя по тому, что Ал слишком спокойно его воспринял. Значит, в этом обломе виноват ещё один человек, а не простая случайность. Вот нравится же людям друг другу кайф ломать! Хотя… сейчас та гадина испортила настроение не только себе подобным. Ничего удивительного, если на неё падёт случайное проклятье такого же рандомного характера.
Перевертыш только усмехнулся, покидая чужой дом, в котором пять минут назад царило веселье. Наверное, фотограф будет разочарована, когда узнает, что её подруга лишь на одну ночь обзавелась зеленоглазым чудом!
- Не-не-не, я бы заметил черное облако над твоей головой, - рассмеялся негромко, на некоторое время позабыв о сигарете и только сейчас её выкинув. Насыщенная ночка. Так даже интереснее, чем просто заняться сексом и всё забыть, будто такого дня в году и не было. Аж кровь начинает бежать быстрее, стоит только представить, что будет твориться после стольких обломов, когда желанная цель воплотится в реальность! В такие моменты начинаешь вспоминать о том, какими тонкими бывают стены в городских квартирах…
- Что? – фыркнул даже. – Да глупости. Мы же так просто не сдадимся? – ухмыльнулся Алькано, поддавшись воле Альмы и автоматически уперев полусогнутую руку в ствол дерева немного выше её головы. Снег. Казалось, демон его и не заметил, не считая забавные обстоятельства помехой в очередной попытке разжечь страсть посреди зимнего холода. Оба слишком упрямы! – Ага-ага, у нас же сделка! – усмехнулся перевертыш, читая (в отличии от братца великолепно) по глазам напротив довольно многое, и невольно облизнулся. – Тебе не разрешено мерзнуть и умирать, пока над горизонтом не взойдёт солнце, - возмутился Ал, ничуть не скрывая, что её шутка до смешного глупая. – Не поверишь, не ты одна, - фыркнул и без посторонней помощи отстранился, пытаясь сохранить серьёзный и немного отстраненный вид. Увы, роль холодной глыбы у него выходила весьма плохо!
- Опять? Даже я ещё не хочу есть. А ты не растолстеешь… такими темпами, хомячок? – поддразнил метаморф, поражаясь, у скольких людей есть «яма желудка». Не очень удобно им всё-таки, потому что не могут распределять ресурсы своего организма разумно. – Да какая разница, что там? Пошли, пока ты не съела кого-нибудь по пути от голода, - посмеялся парень, тоже прибавив шагу. Может быть, Альма права… надо ещё съесть чего-нибудь, ведь у них ещё впереди много времени. Никто не знает, что может произойти и какие силы придется приложить, если на кон будет поставлена собственная драгоценная шкура!
Метаморф сунул руки в карманы джинсов и отвёл взгляд, наблюдая за мимо проезжающими автомобилями. Тишина. Никто не лезет. Никто не дергает. Никого… Город спит, не считая, конечно, отдельных его обитателей, ночных тварей да тусовщиков. – Хм… - призадумался. Не говорить же, что имя взято из книги! А оно, кажется, оттуда и взято. Можно было и фамилию того персонажа отхватить, и тогда получилось бы: Алькано Гильермо. – Скажем, это моё второе имя, и появилось оно благодаря одной книге, - усмехнулся холодно. На самом деле есть ещё одна причина, но она куда более таинственная. – Нет, я не из Италии. Имя можно считать как итальянским, так и французским. А я из Франции. Собственно, мы в ней и находимся, - вот так запросто всё сказал. Не стоит, правда, искать все черты француза во внешности и вообще… по понятным причинам: сейчас не разберешь уже, кто с кем смешался в этом безумном мире.
- Не очевидно? – вздернул бровь, с удовольствием взяв исходящие теплом и жаром приготовления и зажмурившись в блаженстве, как только первый горячий ком достиг желудка. – О да… - тихо и с мурлыкающими оттенками согласился Алик. – Нет, не запугала. Она ж меня не знает, - ну да, у него ж «башня» не на месте.  – Со мной бы сравнила. Тогда посоветовала бы тебе быть осторожнее, - ухмыльнулся негромко, в это время подумывая, где провести границу в их ночном развлечении. – Я не ближе. Мм… - обратил внимание, куда смотрит Альма. – Заделаться грабителями? Так мы всё равно оплатим такси. Не своими деньгами только, - отрывочно произнёс перевертыш, оглянувшись на человека, который вряд ли способен оказать сейчас хоть какое-то сопротивление. – А вообще… - проглотил последний кусочек буррито, - лишние деньги не помешают, - логически рассудил метаморф. Должен же он хоть немного остыть прежде, чем сядет в такси вместе с индиго. – Пойдём за ним. В безлюдном месте разденем его… немного, - кто бы знал, что Ал действительно собрался поиздеваться, ничуть не скрыв своего забавного намерения на словах. Это будет уже жертва «номер два» с диагнозом обморожения… наверное.
Перевертыш дождался, когда девушка закончит перекус, и отправился вслед за мужчиной, который успел скрыться из виду, за углом. Пьяный субъект обнаружился через пару минут. Вокруг никого, не считая редких автомобилей, на безумной скорости колесящих по пустым улицам. – Как-то его грабить даже скучно, - негромко бросил демон, не видя в человеке даже очень плохого противника. Так… ничто. – Эй, мужик! – окликнул его Ал на той части тротуара, где не светил ни один фонарь, и тут же заметил, как замедлились шаги мужчины. – Это ограбление… - посмеиваясь и ухмыляясь криво, заявил, сокращая дистанцию. Он бы мог ничего не говорить, но… так интереснее же.
- Правда что ли? – удивился незнакомец, разворачиваясь на градусов тридцать и вытаскивая из кармана… пневматический пистолет, ничуть не запрещенный законом для обычных граждан. И выстрелил сразу. Промазал. Алькано фыркнул, даже не остановившись. Последовал ещё один выстрел. И опять в ночь. – Давай-давай, грабитель, блять, ближе. Чтоб я не промахнулся… - усмехнулся человек.
- Я же сказал… - прорычал метаморф, резко преодолевая последние метры и выбивая ногой (без каких-либо спец. движений, будто мяч пнул, случайно кем-то брошенный) пистолет, - это ограбление, а не игра «кто больше сделает дырок в теле оппонента»! – следующий удар пришёлся по челюсти мужчины кулаком, с силой, рассчитанной оставить его в живых. – Хотя, я не против проткнуть твою проспиртованную тушку, сделав этакий экзотический шедевр для некрофилов, - ещё удар в солнечное сплетение припечатал несчастного к забору, отделявшему парк от улиц города. – Чего хрипишь?.. – безумный оскал в сумме с блеском в глазах тоже играли свою роль в спектакле. – А… значит, ограбление? Отлично! – мужчина осел на асфальт, а перевертыш его для профилактики немного «потряс» ногой, попинав легонько в плечо. – Ал… - вдруг насторожился, прислушавшись. Но в следующую секунду тряхнул головой, будто ему показалось, что где-то поблизости ошивается ночной хищник. – Как думаешь, плата будет выше, если мы пошумим по пути к тебе?.. – присел на корточки и обыскал карманы на одежде человека. – Лови, - бросил девушке толстый кошелек, забитый не только деньгами, но и множеством других вещей. – Да у него там даже «резинки». Надеюсь, она не станет меня просить надеть… эту гадость! – скосил глаза на Альму, поднимаясь и за шиворот ставя мужчину на ноги. – Так куда вы там шли, мистер? – он передумал его раздевать до нижнего белья шутки ради, потому что чувства советовали уйти отсюда, пока не наступил момент, когда что-то придется раскрыть. – В парк? Давайте мы вас проводим, - промурлыкал Алькано, явно издеваясь, и подтолкнул немного протрезвевшего незнакомца к воротам в парковую зону, откуда несло скрытой опасностью. – Полнолуние сегодня что ли? Вервольфы разгулялись. – Удостоверившись, что провожать никого не требуется всё-таки, метаморф на этом потерял интерес к жертве ограбления.
- На поиски такси? – логично предположил Ал, отбросив идею о звонке. Он хотел убраться отсюда как можно быстрее, пока ничего не произошло. Из парка донёсся приглушенный разговор, а потом рычание. – Давай… - улыбаясь, прошёлся к Альме, - на финишную прямую, - и схватил её за руку, потянув за собой, на другую сторону улицы через «зебру» для пешеходов. Около автобусной остановки стояли два автомобиля: такси и полиция. Между водителем желтенькой легковушки и стражем порядка шёл какой-то разговор. При приближении парочки офицер перевел на них внимание и вытащил из кармашка куртки фотографию мужчины средних лет… представьте себе, того самого, который совсем недавно отправился в парк.
- Встречали его?
- Только что. В парк… - метаморф не договорил, потому что до чуткого слуха донёсся человеческий вопль с другой стороны дороги, и скривился, проводив взглядом человека в форме. – По всему городу колесите?.. – вопрос, конечно, к таксисту, который просто обязан принять их на свой «борт» и не возмущаться, если сладкая парочка скромно не будет себя вести…
> в гости!

Отредактировано Zeus (2012-12-16 14:10:19)

+2

102

-----> Откуда-то далеко
Декабрь 2013 года • день: тучи так и остались тяжелыми, серыми. Холодный ветер проникает в каждую улочку, норовя забраться под теплую одежду горожан. Пошел мелкий противный снего-дождь.
Температура воздуха: + 4

Погодка мерзостная, в самый раз для общества унылых людей, члены которого скитаются по улицам ежедневно. Среди двадцати лиц дай бог попадется одна улыбка, да и та промелькнет на мгновение, а потом исчезнет.  Агнесс категорически не хотела пополнять число таких людей своей унылой физиономией, а потому постаралась с утра настроиться на нужный лад при помощи бодрой музыки, вкусного завтрака и прочей дребедени. Получилось, к слову, неплохо, ибо до предполагаемого места встречи с подругой оборотень добралась с улыбкой на губах и любимой музыкой в наушниках. Смесь снега и дождя осталась за пределами шарфа, намотанного особым образом для защиты и шеи, и головы, только ветер периодически заставлял топчущуюся на месте девушку вздрагивать и запахивать полы пальто в надежде не потерять тепло тела. Подруга запаздывала, хотя вчера обещала непременно быть вовремя, ведь "я так соскучилась, Нэсси, милая, мы не виделись с тобой уже почти полгода!".
Что-то мне кажется, что она просто-напросто забыла про тебя, Нэсси, милая, - передразнила мысленно волчица, не боясь огрести по первое число за такие слова. В самом деле, ей-то что? Тело они с Агнесс делили одно на двоих с самого рождения вервольфа, девушка умела контролировать своего зверя, иногда давала волку волю. Взамен на такие поблажки волчица старалась вести себя более-менее прилично и не срываться в превращение регулярно. Только вот мелких подначек, мысленных ссор, после которых девушка ходила как в воду опущенная, никто не запрещал.
Может, и забыла, - на удивление легко согласилась беловолосая. Видимо, и впрямь настроение было хорошим, раз не стала просить волка заткнуться. Телефон пришлось поискать минут пять, благо он завалился в подкладку кармана пальто. Пару раз девушка даже думала, что забыла его и ругала себя тихим шепотом, но все же аппарат с исцарапанным экраном соизволил найтись, а номер - набраться.
- Несси, я совсем-совсем забыла предупредить! - первая же фраза дает понять, что встреча не состоится. Она была произнесена таким извиняющимся голосом, что все оставшееся мигом прояснялось. Прослушав однообразные объяснения - у всех ведь есть такая подруга, верно? - Агнесс отключилась. Настроение подпортилось, это да, но не скатилось в дебри.
Ладно, серая, в этот раз ты была права, - милостиво соглашается со словами волчицы, стараясь придумать что-то, чем можно было занять свободное время. Идти в оранжерею не хотелось, ибо только вчера оборотень вышла оттуда в десятом часу ночи, не чувствуя ног от усталости. Ноги все еще ощутимо ныли, намекая на невозможность долгих пеших прогулок по городу, так что эту мысль пришлось отмести почти что сразу. Можно было походить по ближайшим магазинчикам, отправиться домой и провести вечер релаксации, просто поспать, в конце-то концов.
Однако девушке не хотелось скучать, ведь предыдущие способы, несомненно, особого интереса не представляли. Приключения, нечто новое манило оборотня к себе, да только не в одиночестве ведь развлекаться! Прислонившись спиной к стене, девушка, не отдавая себе отчета в том, что делает, начала негромко бубнить себе под нос перечень всех "особых случаев", припоминать тусовки из совсем уж раннего возраста и прочую веселую чепуху. Некоторые люди косились, как на сумасшедшую, но Агнесс, казалось, полностью погрузилась в воспоминания.

+1

103

Начало игры
Казалось бы, день как день, обычный в длинной череде серых будней реальности. Даже погода сегодня не радовала, самая пакостная, какая только могла быть. Мокрый снег с дождем… противный моросящий мелкий снег! Небо затянуто тучами и хоть бы один лучик солнца… Ну, у какого нормального человека в такую погоду может быть хорошее, более того, бодрое расположение духа? Правильно, у законченного оптимиста, коим и являлся Ноэль. Правда…он и не совсем человек, но это уже дело десятое. С самого утра Моро был как на иголках, даже проснулся пораньше, пожертвовав лишним часом сна! А это, уверяю вас, так просто не случается. На свете существует не так уж много вещей, способных заставить этого парня отказаться от возможности подольше понежиться в объятиях Морфея. Что же такого невероятного должно было случиться сегодня, спросите вы? А угадайте! Ну же! Рассуждайте логически! Что может привлечь фаэри? Ну? Правильно, талант! Но простое общение с талантливыми людьми – мелочи по сравнению с эмоциями, что кипят на соревнованиях, согласитесь? А сегодня как раз должно было состояться соревнование по бальным танцам, ну чем не шикарнейшее и изысканнейшее блюдо в виде бисквита из духа соперничества, крема из жажды победы, украшенное кознями, интригами и сладко сдобренное слезами счастья и поражения? Нет, не мог Ноэль отказать себе в таком роскошном пиршестве, Моро вообще любил себя баловать. А к чему ограничения? Правильно, ни к чему.
Итак, наскоро позавтракав омлетом с сыром и беконом, выпив чашечку кофе, куда без него, парень начал сборы. В первую очередь проверил наличие билета, ведь, учитывая рассеянность нашего героя, он мог оставить столь ценную вещь в кассе, расплатившись. К счастью, билет оказался на месте, там, где ему и положено было быть – в кармане брюк. Проведя пальцем по гладкой поверхности глянцевой бумажки, Ноэль зажмурился от удовольствия и счастливо вздохнул, предвкушая скорое пиршество. Казалось, еще немного, и брюнет расцелует этот клочок бумаги, но зазвонил телефон. Не без ярко выраженного неудовольствия на лице, Моро убрал билет в карман и поднял трубку:
- Алло? – звонили из химчистки – Готово? Могу забрать сегодня? Замечательно! – на прошлом приеме случилось страшное с любимым  костюмом парня, он был забрызган красным вином. Только представьте! Любимый белый пиджак! Конечно, Ноэлю было глубоко все равно, в чем идти на званый ужин или очередной прием (поразительно, как простой психолог умудрялся раньше попадать туда, куда закрыт путь простым смертным), но дело в том, что пиджак этот не только идеально сидел, но и был чертовки удобной вещью, к которой брюнет успел привязаться. И вот, позвонили, что все пятна до единого выведены! Ну, разве не потрясающий день? Вот и Моро думал также, набрасывая на плечи пальто и повязывая шарф. Закрыв квартиру и спорхнув вниз по ступенькам лестницы аки птица, Ноэль на всех парусах понесся на встречу со сладким десертом из чувств. Разумеется, человек с довольной лыбой, мчащийся куда-то, весьма и весьма выделялся из серой толпы унылых лиц. Некоторые даже не просто оборачивались, но и шарахались, мало ли сумасшедший. В конце-то концов, мы живем в такое неспокойное время! Но Моро не было до них дела, он спешил на соревнование, теребя в кармане билет и пиная время. Ведь, да да, брюнет вышел из дома за два часа до начала, не в силах больше терпеть бездействие! И решил лучше пройтись трижды вокруг квартала, чем сидеть дома и просто ждать. Вот только не учел он маленькую случайность. Случайности – они вообще вещи непредсказуемые, знаете ли. И вот эта непредсказуемая вещь караулила его прямо за углом! Свернув, Ноэль совершенно не ожидал подвоха в виде случайной подножки стоящего у стены человека! А, раз не ожидал, то, что случилось дальше, предугадать довольно просто. С грацией коровы на льду Моро полетел на асфальт вверх тормашками – «Что это? Я падаю? А почему я падаю?» - только и успело промелькнуть в голове прежде, чем она встретилась с асфальтом…

Отредактировано Ноэль Моро (2012-12-16 23:34:54)

+1

104

Волчица рычала, смешивая негодование от поведения своей хозяйки со смехом - уж очень забавны были потуги девушки вспомнить все особенные случаи, в которых она принимала участие. А уж когда от нечего делать она принялась перечислять, загибая пальцы и полностью опершись спиной на стену, всех парней, что только могла вспомнить, то зверюгу внутри вообще пробило на хохот.
Агнесс, может хватит, а? Сколько можно - мы стоим тут уже двадцать минут и страдаем - ты страдаешь - полнейшей ерундой. Пойдем гулять, сходи в магазин или в лес, выпусти меня побегать, обернись волком, в конце-то концов! Перестань уже, а?
Когда  в твоей голове обитают две сущности, одна из которых ведет себя именно так, невольно станешь морщиться и меняться в лице с каждой фразой. Не очень-то приятно выслушивать обиняки на тему потаскушности. Агнесс просто хотелось свободы и независимости, она делала что хотела и не следила за тем, что это может показаться кому-то неправильным. Теперь изменилось немногое, но волчица не унималась. Девушка уже собиралась уйти, выгулять внутреннего зверя, обернувшись волком где угодно, хоть в ближайшей подворотне, лишь бы серая унялась. Однако случай распорядился иначе, подсунув в виде небольшой накладки вырулившего из-за угла мужчину. Он споткнулся о ногу Агнесс и упал тут же, сопровождаемый печальным и обреченным возгласом, совершенным хором и самой девушкой, и ее зверем:
- Бля-я-я, - казалось, в этом голосе собралась вся печаль мира, что только могла. Такие, как этот человек обычно начинали вопить на тему неприличности, испачканной одежды и испорченного настроения, тем самым портя его и оборотню. Чтобы избежать неприятностей, Агнесс решила выкручиваться  так умело, как только могла. Сама же хотела приключений, вот и получила в качестве знака свыше. Хотя, скорее, знака из-за угла.
Склонившись над мужчиной - он неплохо приложился головой об асфальт, чтобы встать самостоятельно тут же - беловолосая потрясла его рукой, держа в цепкой хватке плечо. Растерянный вид незнакомца вызвал жалость, к тому же, девушка действительно ощущала себя виноватой в его падении. Осторожнее стоило себя вести. Впрочем, слово "осторожность" не часто можно было применить к этому существу, способному на любую легкомысленную авантюру, причем чем безбашенней, тем лучше. Ситуация, в которой не знаешь, что и сказать, кроме простого "извините", явно не была применима к этому случаю.
- Голова болит? Ноги, руки двигаются, пальцы сжать можешь? - дай ей волю, она задала бы еще кучу вопросов, половина из которых была бы связана с личной жизнью молодого человека. Что ни говори, а на внешность Агнесс обращала внимание в первую очередь, являясь особой ветреной и непостоянной. Такой типаж ей никогда еще не встречался ни в качестве приятели, ни в качестве пострадавшего от ее безумных выходок, так что можно было посчитать незнакомца счастливчиком. Ну, только если поставить это слово в кавычки.
И теперь ты собираешься отвести его домой, напоить чаем и предложить свою помощь в качестве искупления вины? - саркастичный вопрос зверя, как бы намекающий на привычную схему действий девушки. На деле она нередко попадала в подобные ситуации из-за своей неловкости и поспешности, часто была неуклюжей и выглядела глупо. Волновалась, конечно, нередко из-за этого, но все равно сдаваться не собиралась, продолжая быть шутом в глазах окружающих.

+1

105

Что тут скажешь, мало приятного в неожиданном свидании… Нет, конечно, если это свидание с хорошенькой девушкой, свободной как ветер и при этом когда свободен ты, то есть свидание, не предусматривающее под собой никаких негативных последствий ака скандал и мордобой, это здорово. Но когда это внезапное свидание твоего лица с холодным грязным крошевом мокрого снега и асфальтом… согласитесь, ощущения не из лучших. И Ноэль, разумеется, не был мазохистом или каким другим извращенцем, что любит периодически обниматься с тротуарами, поэтому отнюдь не был рад столь неожиданной встрече. Но поднимать шум по этому поводу не собирался, в конце-то концов, упал и упал, с кем не бывает? Тысячи людей на планете ежедневно падают по той или иной причине, чем он хуже? Или… лучше?…Не суть дела важно! Единственное только, что Моро пребывал в некоторой растерянности по этому поводу. Ведь на все есть своя причина, и просто так ничего не случается. Если споткнулся, значит обо что-то, не на ровном месте же запинаться, ей богу! А раз обо что-то споткнулся, значит здоровое любопытство тихо прошепчет в подсознании, напоминая о себе так невзначай, что неплохо было бы узнать, что же послужило причиной падения. В случае Ноэля ее долго искать не пришлось, так как она практически сразу подлетела к парню, обрушив разом целую лавину вопросов вместо того, чтоб просто-напросто извиниться, как было бы, наверное, уместнее. Разумеется, Моро, хоть по годам и был старой развалиной, в действительности ей не являлся и довольно быстро, вполне себе самостоятельно поднялся на ноги, потирая лоб платком, вытащенным из кармана. А «причина» оказалась очень даже ничего себе. По крайней мере, на первый взгляд, которым парень окинул девушку.
- Не волнуйтесь вы так, я в полном порядке, лоб у меня крепкий – усмехнулся брюнет, стирая платком остаток мокрой снежной крошки с лица – Вот только… - взгляд пал на забрызганное грязью пальто. Если брюки можно было просто отряхнуть, то со светлым пальто так просто подобный трюк не пройдет… Но Моро и сейчас не стал возмущаться, спросите, почему? Фаэри – они в Африке фаэри, найдут талант даже там, где его теоретически нет, по крайней мере сам обладатель чудесной способности об этом не догадывается. – Великий Творец! Да у вас талант! Просто потрясающий рисунок! – вдруг воскликнул он, восхищенно осматривая причудливый узор из пятен на верхней одежде – Вы никогда не задумывались над тем, чтоб поработать дизайнером? Я бы не отказался от повседневного костюма в вашем исполнении! – совершенно искренне заявил вдруг Моро незнакомой девушке – Если вы не против, я сохраню этот шедевр! Обещаю, буду бережно относиться и надевать лишь в исключительных случаях! – пятна и правда легли довольно интересно, совершенно преображая вполне себе обычное до этого пальто. Что тут скажешь, поразительно везучей скотиной был этот фаэри! А может, просто был через чур оптимистичен, воспринимая даже то, что для одних будет расстройством, как огромную радость. Превращая лишь одним мановением руки, вернее прищуром темных глаз, плохое в хорошее. Но мы отвлеклись. Закончив петь дифирамбы дизайнерскому дару незнакомки, на месте которой любой нормальный человек давным давно сбежал бы от этого сумасшедшего в ужасе, брюнет вдруг вспомнил, что, оказывается, до сих пор не представился:
- Ах, что это я, настолько потрясен вашим даром, что совершенно забыл о правилах приличия! Ноэль Моро, к вашим услугам! – представился фаэри, учтиво кивнув в знак приветствия.

+2

106

Жертва беспечности и неуклюжести волчицы достаточно быстро поднялась на ноги. Мужчина, как уже отметила она, достаточно симпатичный, пусть и не шибко подходящий под стандартные предпочтения девушки, выудил из кармана платок. Грязь на его некогда красивом и чистом элегантном пальто теперь было так просто не оттереть, даже если платок был пропитан каким-нибудь веществом. Агнесс уже ждала порицания, однако по лицу незнакомца можно было явно понять, что ругаться он собирается в последнюю очередь, если вообще собирался. Любого другого человека его дальнейшие слова повергли бы в ступор, но беловолосая сама часто вела себя нестандартно, а потому с каждым словом лишь улыбалась все шире и шире, под конец подавив желание расхохотаться. Настроение, грозившееся упасть ниже плинтуса, теперь отплясывало чечетку, волчица привычно ругалась в мыслях, являя миру свои познания человеческого мата.
- О каком даре речь! Хотя...  Я, по сути своей, дизайнер, да только не в части одежды, - девушка развела руками, не скрывая добродушной улыбки. Цветоводство тоже можно назвать творчеством, ибо в свои растения и их расположение по всей оранжерее девушка отвечала всегда, планировала мелочи, сочетала разные виды, сорта и занималась прочими немаловажными делами. Судя по тому, что ее хвалили и посетителей было немало, у нее получалось вполне себе неплохо. Впрочем, не об этом сейчас речь. Знакомство могло как стать полноценным, так и окончиться на моменте восхваления дизайнерского таланта девушки. Ее больше устроил бы первый вариант, да и мужчина притягивал к себе почему-то.
Да тебя ручкой помани, и ты уже следом побежишь, как собака какая-то, - фыркает зверюга, которую не успокаивает вполне себе справедливое замечание о том, что псы произошли от волков. Доверчивость - не порок, но иногда мешает. Впрочем, Агнесс никогда не отказалась бы от очередного безумства с неизвестными последствиями, а потому с интересом отметила непривычные слуху имя-фамилию мужчины и поняла, что пришел ее черед говорить, причем не глупости.
- Агнесс Росс, можно просто Мушу - мне так привычнее, - смешок при произнесении своего прозвища не удалось скрыть. Что тут поделаешь, несмотря на возраст, девушка питала слабость к некотором мультфильмам, что искренне считала шедеврами вне времени, а уж к красно-желтому дракончику - особенно. В школе ее прозвали так за вертлявость и огромное количество неловких ситуаций, в которые девушка умудрялась попасть ежедневно. Каждое новое приключение уверяло ее в том, что прозвище отображает всю ее суть.
Дурацкая кличка, такая же дурацкая, как и ты сама, - волчица снова заливает ложку дегтя в ту лужицу меда, которой растекалась в улыбке довольная Агнесс. Ее это нисколько не покоробило, ведь если настроение устроилось на высшей планке, его оттуда грубыми пинками не сгонишь. Такова она, и это, кажется, уже не исправишь.
- Если уж вам так нравится этот чудесный грязерисунок, так почему бы не выгулять обновку где-нибудь? Высшего света тут не сыскать днем с огнем, но простого люда полно, - речь странна, да, но девушке так легче говорить. Вообще в манере ее можно различить два направления: просто матерное и чудно-возвышенное. Второе преобладает над первым редко, но не материться же не привычном языке грузчиков перед таким обаятельным незнакомцем?
Хотя почему незнакомцем? Ноэль Моро, это не настолько привычное местным имя. Хотя тут такой контингент собрался, что не различишь, кто откуда был и куда направляется .

+1

107

А ведь Ноэль не ошибся на счет наличия творческой жилки у новой знакомой (что тут скажешь, фаэри), вот только девушка отрицала свои дизайнерские способности. Не успела блондинка опомниться, парень завладел ее ладонями и, закрыв глаза, сделал сосредоточенное выражение лица:
- Постойте! Не говорите! Позвольте я угадаю! – этот трюк всегда помогал разрядить атмосферу или же завязать новый виток беседы. По крайней мере, уж откуда он узнал о той или иной подробности из прошлого человека, обязательно спросят. Конечно, сочтут за фокус или же простое совпадение, да и сам Моро обязательно сделает все, чтоб представить это именно так. Момент игры, чуда, а какое психологическое значение – тактильный контакт, пусть не совсем, но существенно уменьшающий разделяющее людей «расстояние», именуемое иначе личным пространством. Но если со стороны собеседника этот трюк имел чисто психологическое значение, Ноэлю подобная манипуляция позволяла узнать о новом знакомом что-нибудь новенькое, ведь при касании ладони в сознании фаэри отражались самые яркие воспоминания человека. Так случилось и на этот раз. «Мммм, цветы? Красивые! И она искренне их любит! Приятно иметь дело с тем, кому не безразличен окружающий мир» - довольно отметил про себя брюнет, все еще изображая великого фокусника. Даже для пущего эффекта помассировал виски, будто сосредотачиваясь и собирая мысли воедино:
- Вижу! Ясно вижу! Это цветы! Такие же прекрасные, как и вы – улыбнулся он, возвращая на лицо свое более привычное выражение наивной доброты и поднося, как и положено истинному французу, к губам кончики пальчиков девушки. Что? Что вы на меня так смотрите? Простая учтивость! К слову о дани вежливости, девушка, наконец, назвала и свое имя в ответ на раскрытие инкогнито Ноэля, прибавив в конце довольно забавное прозвище, заставившее парня прыснуть от смеха. А что вы хотели, оно вызвало у брюнета единственную ассоциацию с одним незадачливым мультяшным персонажем, попадающим во всевозможные переделки. Еще раз с ног до головы оглядев новую знакомую, подумал – «Сходства ни на йоту же! Или у нее похожий характер? Кто знает? А может, я просто путаю, и ее называют так совершенно по другой причине, мало ли. Но ведь надо же, Мушу, до чего забавно» - умилялся Моро:
- А меня «свои» называют Котом, и, признаться честно, мне это нравится! – простодушно заявил он девушке, возможно, совершенно ненужную информацию. А действительно, кому это было интересно? Но для поддержания беседы отчего ж не ляпнуть?Да и что это за прозвище такое… Кот, было бы чем гордиться. Но, как и сказал сам Ноэль, оно ему нравилось, так как действительно соответствовало во многом его характеру. Да что там, со временем парень приобретал и некоторые особенности поведения, схожие с представителями этого мурчащего семейства. Более того, даже начинал немного соответствовать внешне.
И со свойственной всем котам непосредственностью ловко цапнул собеседницу под ручку, таким образом принимая предложение выгулять где-либо обновку.
- Я знаю отличное место, где, думаю, и вам понравится! – а забытый за чередой случившихся событий билет на соревнования по бальным танцам сиротливо лежал в кармане пальто… Вот так одна маленькая случайность кардинально меняет наши планы на день, а иногда и всю жизнь.
----> Центральный парк

Отредактировано Ноэль Моро (2012-12-22 21:00:56)

+1

108

>>> Колизей
Декабрь 2013 года. Ночь наконец-то одарила Город настоящим снегопадом - за какие-то жалкие полчаса все деревья и фонари были покрыты пушистыми снежными шапками, а по-зимнему темно-фиолетовое небо скрывалось под пеленой белых хлопьев. ~ -16.

Ночной холод, стоило только переступить порог клуба, чуть ли не выдул из ставшей уже тяжелой головы все лишнее, а организм, пользуясь возможностью, быстро извел в себе все скопившиеся токсины, окончательно заставляя перевертыша «протрезветь». Наверное, именно из-за этого чувства схлынувшей волны легкой эйфории Рик и курила, правда, очень редко – она все же старалась искоренять в себе все привычки, оставшиеся после долгих лет жизни в цветных гетто Соединенных Штатов. В том числе, и вредный характер, который нет-нет да и пролезет в разговоре, норовя испортить всю прелесть общения с каким-нибудь особенно упертым или странным существом, например, с той же самой Дарки. Можно же было нормально все рассказать, а не взрываться и язвить в духе заправского демона – Высший бы не одобрил такое поведение и обязательно отвесил бы подзатыльник нерадивому чаду, но его здесь не оказалось (и слава небу!), поэтому пришлось просто по-быстрому уходить.
На улицу метаморф вышел чуть раньше своего спутника, махнул рукой охранникам и, посмеявшись над их шуткой, отошел в сторону, чтобы не заграждать проход в помещение. Тут же из темноты буквально перед лицом вынырнул Ал, возмущенно засопел и сунул в руки остолбеневшей подруге истошно мяукнувшую кошку.
- Сил моих больше терпеть это существо нет! Или ты сама с ней всю ночь возиться будешь, или я выкидываю ее с балкона! – после этой проникновенной тирады на одном дыхании вампир исчез, не соизволив даже попрощаться – видимо, закопошившееся на руках у хозяйки существо успело достать низшего до белого каления. Такое уже бывало – либо кошка умудрялась разрушить только что созданное гениальное творение несостоявшегося техника, либо просто ревновала его к девушке и умудрялась расцарапать в самых неподходящих и труднодоступных местах. Перевертыш позволил любимице братишки устроиться на руках поудобнее и обернулся как раз, чтобы застать вышедшего из Колизея Локи.
- Прости, видимо, кошаку сегодня придется прогуляться с нами, - и немного виновато улыбнулась, пристраиваясь у знакомого под боком и приноравливаясь к его шагу. – Подобрала ее когда-то, к ней мой братишка привязался, теперь, вот, живем, - почесала животное за ушком, услышала в ответ довольное урчание, улыбнулась. – Первое существо, меня не испугавшееся и не удравшее. Странная она, - кошка тем временем уже успела спрыгнуть с рук хозяйки и вертелась у ног Котика, громко мяукая и требуя внимания. Рикки только хитро улыбнулась и про себя отметила, что чутье не обманешь, и Локи вычислили. – Кстати, спасибо, что согласился прогуляться. И я должна перед тобой извиниться за свое поведение – не очень-то было вежливо высказывать Дарки все, что я о ней думаю, при тебе, - тяжко вздохнула и засунула руки поглубже в карманы, чтобы не было так холодно – собственную температуру метаморф менять отказывался наотрез, чем пугал абсолютно всех, кто об этом знал. Дикое желание не отличаться хотя бы так от человека, вбитое в сознание еще при жизни в Средневековье, не отпускало. – Да и вообще не люблю фаэри. Это, видимо, мне от брата передалось – сознание-то общее, - постучала костяшкой согнутого пальца по виску, улыбнулась. – Правда, с ней… - запнулась, даже остановилась, как-то странно глядя перед собой, потом мотнула головой, избавляясь от нежного мечтательного выражения на лице, пошла дальше. – В общем, была одна девочка, к которой абсолютно все «мои» относились одинаково – редчайший случай, - поежилась, глядя на медленно покрывающий улицы Города снег. – Хорошая такая, нам с ней так… спокойно было.
Повисла тишина, во время которой девушка вспоминала Катастрофу и кому именно она была обязана тем, что не ушла в родной мир, где на тот момент было очень легко умереть. Жаль, что потом они ее не видели и не знают, что случилось с Мари дальше.
А давай ты сейчас переключишь свое внимание на Локи? Он, мне кажется, его жаждет больше, чем твои воспоминания, вгоняющие меня в апатию! – Карл засмеялся, скорчил смешную рожицу и удалился подальше, заставив старшую весело улыбнуться и, протянув руку, позволить себе растрепать своему спутнику и так находящиеся в состоянии «вечно дыбом» волосы.
- Ты мне интересен, котик, - на лице появилась задорная улыбка, немного отличающаяся от той, что была в клубе, когда перевертыш тащил бедного охотника на нечисть к их столику. Теперь она была более спокойной, присущей более «взрослой» девочке. – Я думаю, ты уже об этом раз пять догадался, - усмехнулась, зажмурилась, бросив заинтересованный взгляд на кошку, пока что не требующую к себе внимания хозяйки, что вообще было удивительно - по снегу-то бродить холодно, все равно скоро потребует, чтобы ее за пазуху спрятали. – Как ты с моим непутевым братцем Зевсом познакомился?

Отредактировано Cyr (2012-12-25 20:10:32)

+2

109

Агнесс никогда не отличалась особой учтивостью, а потому манеры нового знакомца со забавным прозвищем вызывали у нее непонимающую, слега растерянную улыбку человека, который столкнулся с чем-то впервые. Впрочем, ко всему можно привыкнуть достаточно быстро, а уж скорости в привыкании волчице было не занимать.
Кот, что за дурость? Мало того, что себя ящерицей обзываешь, так еще и с котами якшаешься. И не стыдно так свою жизнь гадить, чистокровный вервольф, а? - в мыслях волчицы сквозило недовольство напополам с обреченностью, но она, похоже, уже привыкла ко всем проявлениям дурости хозяйки. Поэтому приходилось лишь упрекать нередко, надеясь, что хоть одна из ста сказанных фраз дойдет до разума беловолосой и даст свои результаты - желательно положительные.
- Вы похожи на кота, и правда, - смеется девушка, отмечая поразительные сходства. Надо же, и усы были в комплекте. В мысли сразу же полезла всяческая дурость о том, как целоваться с усатыми и бородатыми, колется ли щетина... В общем, привычная мешанина мыслей овладевала девушкой, как это происходило всегда. Одно волновало - примут ли ее предложение, достаточно наглое и решительное. Когда Кот цапнул девушку рукой, не в прямом смысле, конечно, а просто взял под руку, что было непривычным, этот вопрос ушел насовсем из-за его неактуальности. В самом деле, если тебя буквально тащат в то место, где "обязательно понравится", то либо это действительно предложение просто пройтись по красивым местам города - не больше, либо поход на квартиру за потрахушками. И первый, и второй способ были возможны, однако искренне надеялась волчица на первый - все-таки не хотелось бы, чтобы впечатление о таком милом и энергичном человеке было испорчено грубыми предложением ни к месту и времени.
- Откуда вы узнали про цветы? Эмпатия что ли, на каждом шагу попадаются эмпаты, - начинает вещать девушка, совершенно не задумываясь о словах - она привыкла сначала говорить, а уж только потом думать, что тут поделаешь. - Хотя я бы не отказалась иметь такую чудесную способность - раз, и ты знаешь все о человеке, два - и ты можешь поднять ему настроение! Чем не шанс исправить мир, а? - в последнее время девушкой овладевали утопические мысли, в силу неправедного образа жизни она надеялась что-то исправить в своем будущем, раз прошлое было затемнено.
Судя по направлению, выбранному мужчиной, путь их лежал в сторону Центрального Парка, который Агнесс любила в силу обилия деревьев, пусть не вековых, но от этого не менее красивых. Да и молодежь там тусовалась по теплым и солнечным дням в огромном количестве - девушка ощущала себя старой, как ни странно, а потому рвалась к юнцам так, словно ей было семнадцать. Парк, значит, парк. Я не против, все равно эта "подруга решила-таки меня оставить в одиночестве из-за неотложных дел. За веселой болтовней путь мог пройти незаметно, а потому девушка почти не умолкала, не думая о том, что может надоесть Ноэлю.

-----> Центральный Парк

+1

110

Декабрь. 2013 год.
• Ночь наконец-то одарила Город настоящим снегопадом - за какие-то жалкие полчаса все деревья и фонари были покрыты пушистыми снежными шапками, а по-зимнему темно-фиолетовое небо скрывалось под пеленой белых хлопьев.
Температура воздуха: - 16

Элитный клуб "Coliseum" ----->

Шагнув на улицу из шумного помещения Колизея, Локи машинально вставил в ухо каплевидный  наушник плейера и нажал на воспроизведение. Случайный выбор сделал свое дело, подобрав наилучшую, как ему казалось, для данной ситуации песню. Ло, конечно, уверенности плейера не разделял, но листать в поисках подходящей вещи было лень, так что пришлось утешиться тем, что есть. - The paranoia is in bloom… – Пропел или, скорее, пробормотал он едва слышно вслед за певцом и кивнул охранникам. Взглядом указав на входную дверь, продемонстрировал им большой палец тайком от Кир, после чего с независимым видом подошел к девушке, держащей на руках непонятно откуда нарисовавшуюся у нее белоснежную кошку. Хотя почему непонятно откуда? Оборотень повел носом, отслеживая совсем свежий запах, принадлежавший молодому низшему вампиру, и бросил любопытный взгляд в ту сторону, куда он скрылся за несколько мгновений до появления аниото из дверей клуба. Оригинальный личный транспорт у кошечки. Чего стоило Йенсену не заржать от слов не вовремя вылезшего со своим комментарием Зверя – одному Творцу известно. И то полностью сдержаться не удалось – лицо на несколько мгновений искривилось в непередаваемой гримасе рвущегося наружу веселья. – Я не против такой компании, честно. – Поспешил успокоить девушку он, совладав с приступом веселья, и зашагал вперед. Неспешно. Некуда спешить было, ведь они просто прогуливались, наслаждаясь воистину шикарной погодой. Барс даже улыбнулся, любуясь завораживающим танцем крупных хлопьев снега в конусе света уличного фонаря.
- Да не за что. Самому давно уже нужно было развеяться, а то с этой унылой рутиной скоро начну паутиной зарастать. – Усмехнувшись, Барс внял настойчиво-просящему мяуканью кошки и, на ходу нагнувшись, подхватил ее на руки. Хрупкий и изящный комок меха с ножками тут же поудобнее устроился на руках такого большого и доброго собрата. Рыбак рыбака. Опять хихикнул Зверь, но Ло не стал влезать в словесную перебранку, лишь шикнув на брата беззлобно. Что ж, в чем-то он прав. Кошки его всегда безошибочно чуяли и старались оказаться поближе, в идеале – на руках. Приходилось мириться и терпеть… Ну не злиться же на них, в самом деле? Пусть даже животные далеки от общепринятых представлений об их неразумности. – Забей. – Коротко ответил на извинения Рик. На его взгляд демонесса поступила правильно. Зачем разводить политесы и плести бессмысленные словесные кружева, когда можно и нужно быть откровенным? Грубость не есть что-то плохое, когда ее заслужили. Помогает спускать с небес на землю грешную. – Мне эти ненормальные вообще до лампочки по большей части. – Локи повел плечом, выражая свое отношение к Детям Творца. – Не от мира сего ребята, в том числе и самые отвязные из них. Даже хранителям фору в сто очков дадут.
Поддерживать выбранный темп ходьбы не требовало от него никаких усилий, что позволило полностью отдаться на любование столь обожаемым временем года, представшим, наконец, во всей своей красе. Даже плейер выключил, одной рукой придерживая доверчиво и блаженно дрыхнущее пушистое создание, сквозь сон весьма музыкально мурлыкающее какой-то одной ей понятный мотив. Это урчание оказалось в разы лучше любой музыки. Хотя, наверное, лучше бы подошел Вивальди, точнее вторая часть «Зимы» из его «Времен года». Или «Лунная соната» Бетховена. Но чего нет – того нет. Расстраиваться Барс не стал.
Из задумчивого состояния его вывело прикосновение Кир к его волосам и, неодобрительно фыркнув, он покосился на нее. – Нда? – Иронично заломил бровь, разглядывая перевертыша как нечто чрезвычайно редкое и интересное. – Ты меня переоцениваешь. Ни разу не замечал. – Говорил двуипостасный ровным голосом с едва заметными скучающими нотками и при этом идеально контролировал как свою мимику, так и эмоции, лишая подругу возможности выяснить степень его откровенности по запахам или ауре. Фиг ей. Сама пусть думает, догадался или нет, нечего окружающим работу облегчать. Но, похоже, метаморфу просто нравилось ставить Локи в неудобное положение своими заявлениями и вопросами. Иначе объяснить ее интерес к тому, как он познакомился с Зевсом, оборотень не мог. Или не издевается издевается? А, впрочем, какая разница… Снег ехидно улыбнулся в мыслях – формулировкой вопроса подруга сама избавила его от необходимости врать или рассказывать об истинной первой встрече с Зевсом. Точнее с Зарой. Он прекрасно понимал, что те события – лишь для них двоих и даже названной сестре личностей Зевса знать о них не след. Такой маленький секрет двух если не лучших, то хороших друзей. – Чуть меньше двух лет назад, мы оба тогда работали в центральном отделении полиции. Я сыщиком, Вельран – судебно-медицинским экспертом. А с Алькано несколько позже, попутно пересчитав друг другу ребра. – Охотник позволил себе мечтательно улыбнуться, когда в памяти всплыл тот эпизод. Весело было. И даже проигрыш не портил настроения. Кто прошлое помянет, тому глаз на задницу натянут. – Ну а ты как с ним познакомилась? – Вернул он вопрос девушке, параллельно с этим помещая требовательно завозившуюся на руках кошку за пазуху. Бедняга едва заметно вздрагивала, и парень с осуждением к себе покачал головой. При этом каждое движение головы сопровождалось позвякиванием серьги, которое моментально привлекло интерес животинки. Ради этого она даже забыла, что замерзла. – А ну цыц. Не трогай святое. – Усмехнувшись, запахнул плащ и чуть ускорил шаг, переходя через дорогу. Кошка же, повозившись и убедившись, что ее надежно держат, высунул наружу любопытную мордочку и снова задремала. – Везет ей. – С легкой завистью в голосе вздохнул аниото.

Отредактировано Loki Jensen (2012-12-27 00:36:21)

+2

111

Рикки не смогла сдержать улыбку, когда мужчина подхватил довольно мурлыкнувшую кошку на руки – эти двое смотрелись идеально, как ни крути. Нет, назвать Локи милым язык бы не повернулся, но все же было в этой картине что-то замечательное и притягательное, заставляющее любоваться ею и улыбаться, как последний идиот. Осознав последний факт, перевертыш все-таки поспешил стереть сие выражение с лица, чтобы не выдавать свои мысли. Потом потянулась, зевнула и довольно зажмурилась, после этого сразу же сжавшись в комок и засунув руки поглубже в карманы джинсов.
- Блин, сколько хлама у меня всякого, - в сугроб на тротуаре полетел практически пустой портсигар и дешевая зажигалка (еще одна – вторая, дорогая и любимая, осталась у Дарки). – О нет, хранители – это вообще отдельная тема, - задорно широко улыбнулась. – Ты никогда демоном не был и не испытывал кое-каких прелестей их… идеологии. Когда ты спокойно обедаешь в трактире, а на тебя с осиновым колом наперевес несется какой-то идиот, вопя о том, что ты исчадие ада, а тебе потом приходится убегать от всей деревни – это очень весело, - не сдержалась и рассмеялась, вспоминая, как они на пару с каким-то демоном – он так и не представился – сбегали от такой толпы. – Впрочем, даже сейчас подобные кадры остались. Жуть!
Какое-то время девушка шагала молча, подняв голову вверх и наблюдая, как с неба неспешно валятся белые хлопья, укрывающие город. Если завтра опять будет тепло, как и в прошлые дни «зимы», то все очарование сегодняшнего вечера вмиг улетучится, но думать о подобном сейчас было варварством, поэтому метаморф только прикрыл глаза и глубоко вдохнул морозный воздух. Урчание кошки на руках у друга приятно вплеталось в тишину Города – во время снегопада всегда так. Он глушит все окружающие звуки, помещает природу в оцепенение, и только собственное дыхание вырывается изо рта вместе с облачками пара. Или чужое, если повезло оказаться в царстве тишины с кем-то.
- Хах. Я и не сомневалась, что этот негодяй еще и в полицию нос сунет, - легко улыбнулась, протянула руку и щелкнула кошака по любопытному носу, чтобы не лез к чужим вещам. Тот даже не обиделся, только несильно куснул хозяйский палец, убедился, что это не что-нибудь вкусненькое, и спрятался у своего «собрата» за пазухой. – Тебя тоже могут обнять и согреть, котик, - пожала плечами, - только вот таскать на руках будет проблематично, - тихо засмеялась, представив, как будут в унисон орать Карл и Локи, если она попробует. – А с Зевсом я познакомилась тринадцать лет назад в Лос-Анджелесе, тогда у руля была моя старшая сестренка – странная личность, я до сих пор ее понять не могу. Но традицию рушить все, что попадается под руку, мы с Велем удачно сохранили, - повертела головой по сторонам, чувствуя что-то неладное, но потом решила, что пока что можно не волноваться по пустякам. – А с Аликом я встретилась всего один раз – когда мы с тобой в Италии познакомились. С тех пор я его больше не видела, и слава небу.
Нечего волноваться по пустякам, да? – брат почему-то злился, распространяя вокруг себя ауру черной ненависти и жажды убийства. – Нечего, да? По пустякам, да? – в общем сознании раздалось тихое рычание, заставившее Рикки остановиться и удивленно осмотреться еще раз. – Налево глянь!
- Я идиот, - вышло как-то слишком печально, потому  что на застывшего перевертыша смотрели восемь пар кровожадных, горящих печально знакомым фанатичным огнем глаз. – Ой-ей-ей… Ло, друг мой верный, похоже, мы влипли. Точнее, я – уж точно, - девушка очень осторожно, как в замедленной съемке, попятилась спиной вперед, пока не уперлась в бок оборотня, нашарила его руку и сжала, лихорадочно продумывая план отступления. – Ты ведь знаешь, что бегство – это не постыдно?
- Это демон! Лови ее! – орава все-таки сообразила, кто перед ними только что стоял, радостно закричала и высыпала из переулка на, как назло, пустую сейчас дорогу. – Предадим ее священному огню и пыткам во имя Его!
- Тьфу, вот об этих фанатиках я и говорила, - метаморф печально посмотрел на стайку своих несостоявшихся убийц, тяжко вздохнул и резко развернулся лицом вперед. – Кошку не урони! – и с места сорвалась на бег, крепко держа мужчину за руку и не давая отстать.
Следующие минут пятнадцать Рик сосредоточенно петляла по переулкам Города, следуя скупым указаниям братишки, все еще злящегося на беспечность старшей. Кто-то из преследующих напоролся на невидимую нить, оставленную позади «убегающего исчадия Геенны Огненной», и сгорел, кого-то лишило ноги из-за посланного за спину импульса, кто-то просто отстал. В итоге, когда парочка беглецов наконец-то перешла с бега на неторопливый шаг, за спиной уже даже криков чужих слышно не было. Перевертыш выпустил наконец-то ладонь друга, уперся руками в колени и вдохнул морозный воздух, тут же, конечно, раскашлявшись – холод обжег и так уже пострадавшее горло.
- У них точно субботники. Когда бы я ни встретила этих ненормальных, они постоянно гоняются за мной группами! Подстерегают, что ли? Караулят? Тьфу, светлые, - последнее слово было сказано с таким отвращением, что попадись сейчас в поле зрения девушки хоть один такой «светленький», упал бы замертво только от приглушенного звука ее голоса. – Надеюсь, проблемы на сегодня закончились. Локи… ну, ты уже знаешь, что я хочу тебе сказать, да? – неловко улыбнулась, разводя руками. – Прости! – как-то слишком торжественно вышло.
Фиг тебе покой на сегодняшнюю ночь, - Карл как-то нехорошо улыбнулся.
- Дай я угадаю – у меня за спиной что-то есть, и это что-то очень хочет меня сожрать, да? – метаморф обреченно скривился и даже не подумал разворачиваться, чтобы узреть то темное нечто, что сейчас над ним нависало и уже пыталось ронять голодные слюни на такую сговорчивую добычу.

Отредактировано Cyr (2012-12-27 13:05:48)

+1

112

- Понятно… - Рассеяно протянул оборотень, поворачивая голову в ту сторону, откуда мгновение назад ощутил поток направленного в их сторону и несущего в себе плохо скрытую угрозу внимания. Только внимания, направленного не на него, а на его спутницу. Куда мы влипли на этот раз? Как-то слишком уж спокойно поинтересовался у него Зверь, разглядывая глазами брата восьмерых человек, скрывавшихся в темноте переулка. Впрочем, даже не заметь они их интерес, осталась бы еще разлитая вокруг магия, пахнущая одновременно полуденной жарой пустыни и церковными благовониями. Маги Света и так называемые «инквизиторы», адепты святой магии. Бедная Рикки. Жалости в мыслях парня не было ни на грош.
- Побег – не трусость, а разумная мера предосторожности в условиях численного или силового превосходства противника. – Только и успел выдать он в ответ на вопрос подруги, как та сорвалась на бег и на буксире потянула охотника за собой. Ну, ты! Я и сам бежать могу, бляхина муха!!! Поступок демонессы вызвал в душе волну глухого раздражения, но поскольку ругаться на бегу – далеко не самая умная мысль, пришлось попридержать поток нецензурщины до подходящего случая. А пока можно полюбоваться тем бедламом, что образовали святоши не без помощи Рик. В какой-то момент даже пришлось вставить свои пять копеек, а именно когда один из преследователей догадался использовать на себе Благословение Ускорения. Барс, недолго думая, просто создал из тени у шустрика под ногами небольшой порожек и получил возможность стать свидетелем того, как учится летать тот, кто рожден был ползать.
Однако все хорошее, как и плохое, имеет свойство заканчиваться. Погоня отстала, а они с Кир, основательно поплутав по задворкам, все же остановились. – Срал я на них с пробором. – Рыкнул оборотень, выплескивая, наконец, свое раздражение. – Сделай одолжение – не таскай меня больше. Ни за руку, ни как-то иначе. Я и сам передвигаться в состоянии! – Выдохнув, более или менее успокоился и прислушался. Вроде бы погони слышно не было, а значит - они все же оторвались. Хотя верилось в это с трудом… Фанатики редко отпускают свои жертвы так вот запросто. Проблемы надо решать по мере их поступления. Не кипиши. Мысленно фыркнув на попытку брата успокоить его, он внезапно замер без движения. – Ну-ну. Надейся. – Криво ухмыльнулся, разглядывая что-то над головой девушки. Кошка, словно в подтверждение слов парня злобно зашипела и сильнее прижалась к его груди. – Слушай, у тебя друзей среди недооборотней нет? – Аниото шевельнул пальцами свободной руки и в то же мгновение неведомую зверушку опутали практически незаметные из-за своей толщины, сверхпрочные стальные нити, выстрелившие из окружающих теней. Все конечности надежно притянуты к телу, так что ни шевельнуть ими, ни сдвинуться с места уродец не сможет. Упасть ему не позволяли те же самые нити. – Такой, знаешь, волосатый весь, роста в полтора твоих. Шерсть темно-серого цвета, условно-волчья морда, впечатляющий набор кусалок и глаза без намека на интеллект… - Поскольку оборачиваться Рик не торопилась, пришлось описывать ей дословно. – Нет? Я так и думал. Черт с ним тогда. – Предусмотрительно отойдя на пяток шагов назад, чтобы кровью не заляпало, охотник еще раз шевельнул пальцами свободной руки. Короткий вжик и резко оборвавшийся предсмертный визг твари оповестили и Ло, и демонессу, что одной проблемой у них стало меньше. Вместо этой самой проблемы, забрызгавшей все в радиусе пары метров еще дымящейся кровью, лежала горка ровно нарезанных фрагментов тела. Натурально, игрушка для очень взрослых. В стиле конструктора «Лего» или пазлов. – Кстати, не хочется тебя разочаровывать, но… - Йенсен виновато улыбнулся. – Такие зверушки не охотятся в одиночку, а этот тут точно охотился. Если бы нет, то напал бы сразу. Так что скоро у нас будут гости. – Второй раз за прогулку резко замолк, почувствовав колебания пространства у себя за спиной. Такой эффект всегда предшествует образованию портала... – Небольшая поправка – зверьки будут второй группой гостей.
Развернувшись, он как раз успел полюбоваться, как расступившаяся ткань реальности исторгает из себя одну за другой четыре группы по два человека, кои тут же выстроились в боевой порядок – две линии по четыре человека, одна за спинами другой. Опытные засранцы. Хмыкнул Зверь презрительно. Еще бы. Сработанная боевая восьмерка Общества Сторожевой Башни. Он сразу рассмотрел на левой стороне бронежилетов одного из стоящих впереди людей тот самый символ, что не позволял какой-либо иной трактовки. – Чертовы иеговисты… - Скрипнув зубами, прошипел вперемешку с рычанием Барс. И у него были вполне серьезные основания для такого отношения. В целом он нейтрально относился ко всем сектам религиозной направленности, исключая разве что сатанистов всех мастей и расцветок (по понятным причинам), но… В общем, это весьма запутанная и долгая история. Достаточно знать, что слепой фанатизм он люто ненавидит, а идеология данной секты, если опустить все словоблудие, именно на нем и базируется. В то время как Церковь, что католическая, что православная, фанатиков не переваривает как вид. Никто лучше них не знает, как все может испортить всего лишь один человек, ослепленный своими идеалами… Хотя таковые при наличии ума все же временами умудряются просочиться сквозь «фильтры».
- Так. Я займусь этими клоунами, и не дай тебе твой Создатель вмешаться. – После глубокого вдоха и долгого выдоха, с трудом удерживая контроль над диким коктейлем ярости и ненависти, произнес Барс, не оборачиваясь к подруге. – А ты лучше приготовься встречать вторую делегацию. Такие милашки, - ткнул себе за спину, в кучу мертвой плоти, пальцем, - обычно охотятся стаей по шесть-семь голов. И, к слову, весьма ловко передвигаются по любым поверхностям. Как и все оборотни, стать коими им не дала слабая воля, подведя во время обращения. – Подумав, вытащил из-за пазухи все это время тихо просидевшую там кошку и, опустив ее на землю, подтолкнул в сторону Кир. – Держи свою животинку. – Все, дольше сдерживаться он уже не мог, и так на последних словах сорвался на глухое рычание. Темные волосы к тому времени уже полностью побелели, развеваясь под порывами неощутимого «ветра», созданного потоком поглощаемой аурой аниото из окружающего пространства энергии. Первый сполох синего пламени, пробежавший по одежде, совпал с первым шагом. Второй – со вторым. На третьем шагу Локи рванулся вперед, набирая разгон, благо разделявшие его и сектантов пятнадцать метров позволяли сделать это и без ускорения.
Едва было преодолено почти половина расстояния, как оборотень окутался шаром синего пламени, который тут же начал увеличиваться в размерах и в паре метров от напряженно замерших людей взорвался, исторгнув из себя огласившего узкую улицу оглушительным, полным радости от скорого боя ревом оборотня, перешедшего в свою звериную ипостась. А на лицах самого опытного из сектантов на мгновение промелькнуло внезапное осознание близкой смерти – выстроенный перед отрядом коллективный щит был создан против порождений Тьмы и мог остановить даже бросок трансформированного высшего демона, причинив тому немало хлопот, но против оборотней и подобных им, лишь зовущихся нечистью, был совершенно бессилен. Поэтому, поудобнее перехватив автомат, он решил использовать оставшиеся секунды с максимальной эффективностью, отбежав от щита. Так же поступили и оставшиеся трое из первой линии, что не укрылось от глаз аниото. Если бы люди в этот момент всматривались в них, то увидели бы мрачное удовлетворение – сражаться против умного противника куда интереснее.

Отредактировано Loki Jensen (2012-12-28 21:09:43)

+1

113

Рикки медленно прикрыла глаза, напрягая тело для мгновенного броска в сторону, если неведомая зверушка все-таки вздумает напасть без предупреждения, но, видимо, аниото рассудил по-другому, потому как нападения не последовало – только кровавый дождик, от которого перевертыш укрылся, небрежно вскинув согнутую в локте руку над головой и растянув над собой нечто вроде щита из темно-серой переливающейся силы. Ночка действительно будет не очень-то спокойной – прав был Карл. Особенно если учесть, что и девушка уловила колебания пространства, сразу же повернувшись в сторону оных и для порядка оскалившись, но с места не сдвинулась, напрягая слух и пытаясь уловить приближение других «гостей».
- Как по мне, все святоши такие, - метаморф прикрыл глаза, чувствуя, как начинает обжигать солнечное сплетение запертая там сила артефакта, криво улыбнулся и повел плечами, очень медленно снимая с себя куртку и аккуратно складывая ее на какой-то выступ на стене почти у самой земли. Запачкать только два дня назад купленную вещь не было никакого желания. – Да пожалуйста, со зверушками я управлюсь всяко лучше, чем с людьми, - отвернулась от Локи, приседая на корточки и касаясь кончиками пальцев асфальта – сеть, сложенная из тонких темных ниточек начала растягиваться по всему пространству переулка, захватывая еще и куски стен, чтобы в критический момент взорваться и обеспечить если не поражение противника, то хотя бы время для подготовки нового удара. – Ох, значит, не все вы превращаетесь в милых волчат-котят, да? Буду иметь в виду… а потом ты мне еще и подробно расскажешь все, - кошка уже успела забраться хозяйке на плечо, но, подумав, перепрыгнула с него на куртку, удобно сворачиваясь там в пушистый клубок. Что же, теперь животинка не пострадает, и будет возможность маневрировать, не боясь уронить питомицу. – Ну, поехали!
Как только барс понесся на светленьких, сорвалась с места и Рик, исчезая из поля зрения сражающихся служителей церкви – как раз возле выхода из подворотни показался первый противник, следовавший, видимо, за разведчиком, которого уже благополучно убила скучающая парочка перевертыш-оборотень. Нечисть успела отскочить в самый последний момент, и удар окутанным силой хаоса кулаком пришелся в асфальт, проделав в нем нехилую воронку. В следующую секунду уворачиваться пришлось уже девушке, чтобы не попасть под удар острыми клыками и не менее острыми когтями «зверушки», до этого сидевшей на стене за спиной у метаморфа. Что же, так даже интереснее – еще один удар достал вторую тварь, оставив у той на животе внушительного размера рану, которая, увы, подобную махину не остановит. Пришлось ловить попытавшуюся удрать нечисть и добивать, разрывая ей челюсти, а потом для верности еще и сжечь, чтобы, не приведи небо, не воскресла. В этот момент ударило сразу три зверушки. От двух ударов уйти удалось, от третьего только отчасти – когти разорвали футболку, задели бок и чудом не вспороли живот. Рикки ужом вывернулась из смертельных клещей, оттолкнувшись ногой от стены и «перелетев» через спину как раз согнувшейся твари. И тут же воспользовалась случаем, всадив ей под ребра клинок из силы хаоса, провела им в сторону, аккуратно разрезая тело на две части, и отскочила в сторону, упершись спиной в стену. Дыхание сбилось из-за все еще не восстановившегося бока, из которого неторопливо текла тонкая струйка крови, из горла вырвался тихий сдавленный хрип, переросший в рычание – обитателя Изнанки не на шутку рассердили.
Трансформироваться полностью было невозможно даже с имеющейся мощью артефакта, поэтому пришлось ограничиться изломанным, но, как ни удивительно, более приспособленным для передвижения, позвоночником, пригибаясь к земле и упираясь в нее одной из видоизменившихся лап. Уверенности в себе прибавилось, равно как и скрытой в истинном облике настоящей силы, и перевертыш, азартно оскалившись, рванул вперед, намеренно подставляясь под чей-то удар и нанося ответный, в разы сильнее и точнее.

Все произошло на удивление быстро – у входа в подворотню красовалось пять трупов уже спустя десять-двенадцать минут после начала битвы. Девушка поднялась, задумчиво потянулась, насильно вставляя на место искривившиеся покореженные позвонки, неохотно принимающие вид человеческого хребта, потом провела ладонью по все еще покрытой короткой темной шерстью руке, шагая в сторону второй части драки, в которой участвовал ее друг. Еще во время собственного боя она несколько раз заметила аниото в действии и успела отметить, что он великолепно двигается. Теперь же остановилась, прислонившись плечом к стене и подхватив на руки прыгнувшую на них с радостным мявом кошку, и начала с удовольствием наблюдать за барсом.
- Локи-Локи, ты великолепен в своей звериной форме! - темно-зеленые глаза как-то подозрительно заблестели, пришлось облизнуть и закусить нижнюю губу, чтобы не сболтнуть еще чего-нибудь. Животинка на руках обиженно завозилась, пытаясь устроиться поудобнее, и отмерший метаморф натянул куртку, застегивая ее и пряча за пазуху кошака. Тот довольно заурчал, прижался к хозяйке и затих, изредка подергивая кончиком хвоста и даже мордочку под курткой спрятав. – А можно тебя погладить? – нет, удержаться было выше сил Рикки, и она на этот раз даже согласна была признать собственную слабость перед великолепием и очарованием котов, особенно таких. – Ничего неприличного, - засмеялась, пряча хитрые искорки в глубине глаз.
Тело еще не пришло в полный порядок, и на левой, нехорошо подрагивающей руке все еще красовались темные клоки медленно тлеющей шерсти, все никак не желавшей покидать привычное место «обитания». Да к тому же, еще и выпущенный ради лучшего удержания равновесия хвост азартно подергивал кисточкой – его не убирали уже намеренно. Перевертышу слишком сильно нравились собственные хвосты, чтобы так легко с ними прощаться, да еще и в том месте, где их увидеть мог только уже явно привычный ко всему Локи. Но все же стоило объяснить.
- Мое маленькое богатство, - тенью скользнула к котику, обходя его по кругу и довольно улыбаясь, как будто сама была объевшимся сметаной котом. Хвост то подметал кисточкой асфальт, то вздрагивал и несильно бил хозяйку по ногам, но пока что не так сильно выдавал азарт и игривое настроение девушки. А та уже оказалась у морды оборотня, присела на корточки и довольно зажмурилась на секунду. – Вообще-то, те зверушки кое-чем были похожи на мой истинный облик, представляешь? Я теперь знаю, с кого меня «рисовали», - улыбнулась и погладила друга по голове, пытаясь сдержать довольное урчание (то, что нормальные среднестатистические волки не урчат, создателей изнаночной твари не остановило). – Черт, у меня же фетиш… нехорошо получилось. Беги, котик, беги, пока не поздно, - рассмеялась, пряча руку в карман и по-прежнему сидя на корточках, второй она придерживала теплый пушистый клубок у себя за пазухой, урчащий сейчас за хозяйку. – Ась? - заклинание ударило в только-только заживший бок, заставив поморщиться и упереться в асфальт коленом. – К черту такие шутки, светлый, не смешно же! – в следующую секунду Рик уже стояла на ногах и, ссадив кошку на землю рядом с аниото, заслоняла его, хмурясь и вскинув руки, с которых сейчас капали темно-серые капли. – Чей ты хранитель и почему так поздно явился, м? – хранитель разговаривать с темной не посчитал нужным, совершив быстрый бросок вперед, но просчитался лишь в одном – сеть у него под ногами напряглась и взорвалась, обдавая светлого волной разрушающего все живое жара. А в следующую секунду его добил уже сам перевертыш, приложивший к животу хранителя ладонь и вместе с толчком в сторону ближайшей стены обжегший тело еще одной вспышкой силы хаоса. – Тьфу. Ло, я думаю, нам отсюда уходить надо, - хвост нервно дернулся, когда за его кисточку схватились острые коготки кошки, которая сочла зеленое пушистое нечто новой игрушкой. - И, желательно, по одному. Еще обязательно увидимся, Локи. Обязательно. У меня ведь наконец-то, спустя столько времени, появился настоящий друг.

>>> через какое-то время в центральный парк

Отредактировано Cyr (2013-01-04 22:43:32)

+1

114

вечер: начался сильный снегопад. Ветер усилился. Снег решил замести весь город еще сильнее. Так же холодно. Горожане предпочитают не покидать уютных домов. Улицы города сверкают от гирлянд, украшающих практически все улочки.
Температура воздуха: - 6

Юноша стоял в глухой темной подворотне и смотрел на труп, лежащий в огромной луже прямо под его ногами. Влад не знал, кто убил его и зачем, и если откровенно признаться, его это нисколько не интересовало. Владислав остановился лишь потому, что чуть не споткнулся о труп и теперь стоя перед этой преградой, молодой человек напряженно размышлял, сумеет ли он преодолеть лужу, используя труп как мостик, по которому можно пройти.
Кажется ножевые ранения, - подумал молодой человек, склонившись над телом. Вид мертвого окровавленного существа не произвел на него ни малейшего впечатления. В этом городе люди умирали каждый день. Умирали тысячами самых разнообразных способов.
Ярко-алым сияли рождественские гирлянды и нахальные огоньки реклам, коричнево-красной была замерзшая вода в луже, но самым красны пятном в этой безумной палитре алого цвета была кровь, вытекающая из перерезанного горла, лежащего на спине человека.
Он был мертв. Владислав, не знал долго ли простоял над ним. В какую-то секунду время просто перестало существовать. Где-то вдалеке маячили редкие фигуры прохожих, окружающие его звуки медленно угасли. Постепенно исчезло все кроме безжизненного лица, глядевшего на юношу в упор.
Влад не знал его. Живым тот был ничтожеством. Мертвым – просто куском мяса. Неизвестно почему, но юноша не мог оторваться от этого мерзкого зрелища. Времени для Влада не существовало, и окружающего пространства не существовало. Только мертвое улыбающееся лицо. И глядя на него, юноша не сдержался и улыбнулся в ответ.
А затем просто пошел прочь.

Ночной клуб "Инфинити"

Отредактировано Владислав (2013-01-29 13:23:33)

0

115

Январь. 2014 год.
• вечер: начался сильный снегопад. Ветер усилился. Снег решил замести весь город еще сильнее. Так же холодно. Горожане предпочитают не покидать уютных домов. Улицы города сверкают от гирлянд, украшающих практически все улочки.
Температура воздуха: - 6

Долина Анот (фактически), из переулка (формально) -->

Когда на более освещенную часть улицы из полутемного переулка вышел, держась за стену, мужчина с залитой кровью половиной лица, реакция людей вокруг была стандартной. Большинство кинулись в стороны, несколько, достав телефоны, принялись вызывать полицию. Но никто не бросился помогать или поддержать. Со зрением творилось что-то невообразимое - все предметы и люди вокруг были расплывчаты, никак не удавалось сфокусировать взгляд на чем-то конкретном. Только почти на ощупь добравшись до чего-то, на что можно было присесть, он вспомнил, что рядом на земле лежали очки. С этим надо что-то делать - решил Кровопийца, в меру своих возможностей восстанавливая тело. Кровотечение уже остановилось, хотя под коркой запекшейся крови этого не было заметно.
Появившийся перед ним силуэт в цветах полицейской формы что-то спрашивал, но слова доносились как сквозь вату. До восстановления более серьезных повреждений сейчас не было ни сил, ни желания. Ведь его должны будут доставить в больницу, там обработать рану, выяснить глубину травмы, потом придет полиция и начнутся расспросы, ведь труп воришке в переулке наверняка уже обнаружили, или обнаружат в ближайшие минуты. А ведь повреждения должны остаться, при чем такие, которые вполне оправдают странности памяти и поведения. И дадут время хоть изучить то, что доступно о его новой личности.
И вот, весело мигая огоньками, подъехала машина "неотложки", и медперсонал отвел мужчину в салон авто. Через несколько минут основная кровь с лица была смыта, наложены необходимые в этой ситуации повязки, сделаны инъекции. Дверь захлопнулась, отсекая даже то немногое, что было доступно восприятию демона. Последнее, что он уловил - это подошедший полицейский, который что-то начал выяснять, похоже, у старшего в этой бригаде.
Машина тронулась с места через несколько секунд, и демон позволил себе расслабить контроль над телом, хорошо имитируя уход в беспамятство. Несколько часов у него было в запасе, или он не знает женскую природу. Побывать в доме в отсутствие хозяина, да еще и почти без последствий для себя, если не полезет туда, куда ходить нельзя.  Но найдется те, кто предупредит, да и просветят на счет характера демона и границ дозволенного.
--> Центральная больница

0

116

Январь. 2014 год.
• утро: на улице холодно. Мороз рисует на окнах узоры. Снег, покрывающий весь город, еще совсем белый и чистый, но из-за мороза покрылся ледяной хрустящей коркой. Безветренно.
Температура воздуха: - 13

Начало.

Утро. Дмитрий всегда с трудом вставал, особенно, когда ему ничего не нужно делать. В этот раз все было иначе. Неожиданный телефонный звонок от начальства. Этот звонок может значит только одно, что нашли еще один трупп.
Разговор был недолгим, чуть меньше двух минут. За это время Дмитрию объяснили всю суть его задания, и куда ему нужно ехать.
После всех «приветствий» Дмитрий заправил за собой постель, приготовил кушать и оставил небольшую записку дочери. Теперь все, можно было уехать на место преступления, но почему-то ему все так же плохо, когда он оставлял свою дочурку одну. Ей уже одиннадцать лет, с ней все будет хорошо… Тьфу, тьфу, тьфу.
На месте преступления. Улицы, где-то в подворотнях.
Возле места «Х» уже давно столпился народ. Две машины и обе полицейские. Основное количество людей просто осматривали округу, пытаясь найти любые улики. Другой все записывал, третий, криминалист, осматривал труп. Первым делом Дмитрий подошел к тому, кто все записывал.
-Привет- рукопожатие. – И что у нас тут? Еще один иссушенный труп?
-Да, опять тот маньяк, который сначала насилует девушек, а потом выбрасывает их иссушенные трупы. – Парень снова что-то записал и продолжил рассказывать. -Я одного не понимаю. Как можно человека превратить… в это? Нужно долгие дни, чтобы вся вода вышла из тела, но трупу не больше десяти часов. Труп обнаружили дети, они тут обычно дорогу сокращают.
-Понятно… Значит опять эта «магия»… Что странно, все девушки были девственницами. На девушках не найдено ни травм, ни грязи. Похоже, что она даже не сопротивлялась. Если все происходило по обоюдному согласию, то этот парень заново одевал девушку. И если он трогал их одежду, то должны были остаться отпечатки, но их нет. А если это не их одежда? Если он их переодевал после того, как иссушал? Думаю, что это снова тупик. Никто не видел, как здесь появился труп. Никто ничего не слышал. Все… я устал от этого. Опять дело уйдет из наших рук и закроется. – Дмитрий махнул рукой и посмотрел на труп.
-Но знаешь, есть одна зацепка. Родители одной дочки сказали, что ее дочь пошла с подругой в ночной клуб. Подруга не была убитой, но и на связь не выходит. Стоит сначала найти подругу, а потом проверить ночной клуб, в который они направлялись. – Человек, который делал записи, что-то написал, вырвал листок и протянул Дмитрию. -Держи, это ее место работы. Советую заглянуть, так как дома она не появлялась больше месяца, а на работе только вчера видели.
-Спасибо, значит я с того места и начну. – Взял листок и направился к месту работы. -И да… Эти трупы мне уже в кошмарах снятся. Если это продолжится, я снова начну курить. Зря я сюда приехал. Удачи вам в расследовании.
Теперь Дмитрий был точно уверен, что дело хоть на немного сдвинется с мертвой точки. С чего же начать? С сигареты или с девушки? Сложно было выбирать, особенно, когда нервы и так шалят после таких происшествий.  Помощник детектива - помогает, а не решает все его проблемы. Давно бы пора на повышение. Его действия немного грубые и неряшливые, словно его изнутри разрывало от боли. Страшно видеть смерть людей, ведь они не относится к миру «существ». Правительство давно прикрывает всем рты, кто пытается хоть что-то об этом сказать. Недовольство росло, преступность от лица существ – тоже. Чего они не могут жить спокойно, исполняя правила закрытого мира. Идиоты, думают, что смогут выйти из этого чистыми…
Дмитрий поднес свой аудио дневник ко рту и тихо произнес.
-Запись номер 19 дробь 2. Серийный маньяк. Труп – молодая девушка. Размышления на тему закрытого мира. – После он закрыл запись и положил свой дневник в карман.
Странно, но такие действия заставляют его задуматься над тем, что он сделал. Больше думать, больше рассуждать. Единственное, что его напрягало, так это то, что он снова поднес сигарету к своим губам. Главное не закурить, главное не закурить. Огонь так и не коснулся сигареты, вместо этого он выбросил ее в мусорку и направился к той девушке, которая могла знать правду.
Дмитрий сел в полицейский автомобиль и направился в кафе, где работала та девушка.

>>  Кафе "Саюри"

0

117

Январь. 2014 год. Вечер.
Начался сильный снегопад. Ветер усилился. Снег решил замести весь город еще сильнее. Так же холодно. Горожане предпочитают не покидать уютных домов. Улицы города сверкают от гирлянд, украшающих практически все улочки.
Температура воздуха:  - 6
... ------>

Двигайся, двигайся, двигайся! – орал Марк на девушку, почти не пытавшуюся уходить от атак противника. Она устала. Это было заметно по чуть заторможенной реакции и рассеянным неточным ударам. Пропустила апперкот в солнечное сплетение и тут же потеряла преимущество, постепенно отступая в угол. По правде сказать, неважно индиго выглядела еще до начала боя, еще с утра… а если уж совсем точно, то со вчерашнего вечера по возвращению из поездки в горы. Но паршивое самочувствие редко становилось препятствием на пути к удовольствию получить лишний раз по симпатичной мордашке, да и самой надрать кому-нибудь задницу. – Работай по корпусу! По корпусу! Черт… Альма! Ты что, спишь?! – Навернув еще круг за пределами ринга, он негромко выругался и, наконец, остановился и тяжело вздохнул:
Все. Брейк! Иди сюда…
В зале было довольно тихо. Еще пара ребят месили друг друга по соседству да, с философским видом выглядывая из-под дурацкой шляпы, в дальнем углу раскуривал папиросу старинный друг Марка. Все как всегда в такого рода местах: никакого фальшивого глянца и блеска.
Если тебе надоел бокс, балетный кружок на соседней улице, – недовольно пробормотал мужчина, когда, поднырнув под канатами, Альма спрыгнула на пол и, выплюнув капу, уткнулась носом в любезно брошенное в лицо полотенце. – Не вижу ничего смешного. Что с тобой сегодня? Опять накурилась какой-то дряни?
Нет, – с полотенцем на шее Ал присела на скамейку и неприятно поморщилась. – Не знаю… Так, потряхивает немного. Ничего серьезного.
Ничего серьезного, – откровенно иронично повторил он следом и покачал головой. – Забудь о своей затее, я не позволю тебе участвовать.
Что? Да брось! Я в отличной форме!
Ты чуть не заснула посреди ринга, пока Сэм пыталась сделать из тебя котлету! Это теперь называется «в отличной форме»?
Ну, не заснула же, – посмеялась девушка. – Довольно, Марк. Мы оба знаем, что я это сделаю, с твоей помощью или без.
Тут старый тренер возразить не мог. Обычно запреты и категоричный отказ идти на поводу у взбалмошного характера Альмы заканчивались тем, что Марку приходилось вытаскивать из нее очередную пулю или вправлять на место суставы. Он относился к ней, как к родной дочери, ни на минуту, правда, не забывая, что шумная сероглазка-индиго для него совершенно никто, не лучше бродяжки с улицы, время от времени не гнушающейся подработать, ставя на кон собственную жизнь. «Легкие деньги», так Альма это называла, сплевывая кровь и едва стоя на ногах. И зачем он связался с ней? Возможно, только из-за того безумного коктейля, что составляла ее непреодолимая тяга к саморазрушению и отчаянное желание выжить. А возможно, не только.
Три недели с завтрашнего дня, – коротко бросил он в итоге, даже не повернувшись в ее сторону, не желая, видимо, дать слабину под ее привычно теплым и насмешливым взглядом. – И если вздумаешь вести себя, как сегодня, можешь даже не приходить.
На том разговор был исчерпан. Он ушел, и Альма не стала задерживаться, вскочила на ноги и, чуть пританцовывая, направилась в раздевалку.
Содрав с плеча пластырь, она еще некоторое время рассматривала себя в зеркале, прежде чем отправиться в душ. Место укола, что тот странный врач сделал ей в горах, побаливало и немного припухло, как след от прививки. Правда, не находя причин становиться вдруг ипохондриком, Ал беспечно считала, что это просто легкое воспаление, ведь о стерильности тогда не могло быть и речи. Пару дней и заживет. Так обычно лечились все болезни, если, конечно, речь не шла уже о выборе между жизнью и смертью.

три недели спустя

Время пролетело незаметно… для кого-то. Для Альмы же эти три недели были настоящей пыткой, хоть и приятной в какой-то степени. Марк не делал ей никаких поблажек, постоянно напоминая, что недовольные в любой момент могут уйти и заняться разведением фиалок. Впрочем, девушка и не жаловалась. Тренировки на износ были самым настоящим лекарством. Она плохо контролировала себя в последнее время, бесилась по малейшему поводу, а затем вдруг впадала в странное апатичное состояние и могла часами лежать в постели, сверля пустым взглядом потолок. Хуже всего, что Альма прекрасно осознавала, что с ней творится какая-то дрянь, но исправить это не могла. Так что возможность выпустить пар в тренировочном зале оказалась как нельзя кстати.
Хорошо. Ее минусы – твое преимущество. Уходи влево! Влево!
Она не послушалась. Марк за это и любил своего сорванца в юбке. Она постоянно задавала вопросы: зачем? почему? как? А в итоге делала все по-своему, не принимая тупого следования инструкциям. Бой это искусство, так считала Альма, а искусство не терпит рамок. И еще спустя некоторое время жестокого танца на ринге Сэм была окончательно измотана короткими точными атаками индиго, даже не подумавшей отступить и уйти в защиту.
Думаю, ты готова, – заключил он, уже когда тренировка была окончена, и Альма, сидя на скамье в раздевалке, методично закрепляла ремешки на ботинках. – Подумай еще раз. У тебя есть пара дней.
Я уже подумала, – возбужденно откликнулась девушка, вскочила на ноги и накинула куртку. – А если тебе надоел бокс, балетный кружок на соседней улице, – в шутку поддела она старика и звонко поцеловала щетинистую щеку. – Увидимся завтра…

План был предельно прост: отправиться в бар, выпить чего-нибудь покрепче и, желательно, без риска подцепить чью-то компанию. Люди раздражали, и хотелось побыть наедине с самой собой. Но, это уже не оставляет сомнений, планы, видимо, только и созданы для того, чтобы их рушить:
Лиа?
И нескольких метров индиго не успела пройти, завернув в переулок, как ее кто-то окликнул. Остановившись, она обернулась и еще с полминуты вглядывалась в знакомое лицо, частично скрытое тенью, не потому что не могла узнать… не могла понять, откуда он вообще взялся.
Доктор Рейн, – как будто совсем не удивленно. Конечно, она помнила его, своего детского врача. Их помнят все дети, большей частью из-за вкусных конфет, которыми всегда полны карманы белого халата. Альма же помнила его совсем по иным причинам.
Мы так давно не виделись…
С тех самых пор, как вас лишили лицензии, – иронично вздернув бровь, назвала она очевидную причину, не отводя наглого взгляда от весьма постаревшего за прошедшие годы врача. Не виделись и чудно. Она бы и дальше с ним не виделась, да у судьбы, видимо, закончились остроумные шутки. – А теперь извините, мне…
Вдруг осеклась, прижав пальцы к шее и выдернув небольшую иглу. Она даже двинуться была не в силах, чувствуя, как стремительно разливается по телу тошнотворная свинцовая тяжесть.
Небольшая предосторожность на случай, если ты вдруг решишь снова сбежать, – так приторно тепло и заботливо пояснил второй голос, принадлежащий тому самому блондину-очкарику, что повстречался Альме в горах несколько недель назад. – Мы не знаем пока, на что она способна, – сказано было уже старику. – Оставьте на потом радость встречи.
Рука девушки бессильно опустилась, выронив на снег цветной дротик.
Тииише… Не бойся. Эта слабость скоро пройдет, – подхватил на руки обмякшее тело и куда-то понес. – Я  же говорил, Лиа… предназначение. Скоро…
Милостью стало не слушать больше эти фанатичные бредни о великом замысле. Слова доносились обрывками, а после и вовсе наступила тишина.

------> ...

Отредактировано Alma (2013-01-29 15:56:34)

0

118

вечер: ветер утих. Небо слегка разошлось и земли коснулись теплые лучи солнца.
Температура воздуха: + 3

Я чёртов шопоголик. Я испытываю заоблачный кайф от самого факта траты денег. Мне абсолютно насрать какую сумму я выбросила на ветер за один день. На вещи, большинство из которых мне не нужны. И по этому поводу не особо-то и волнуюсь… пока не ознакомлюсь с чеком по окончании прогулок по магазинам. Почему-то во время покупок мой блядский внутренний голос помалкивает и не уберегает меня от идиотского расточительства, зато сразу после – прямо манна небесная на мою голову!
Ну и зачем тебе часы от «Брайтлинг»?
Они классные
– пыталась убедить себя я.
Они мужские! – измывалось моё альтер-эго.
Это стильно! – кажется, это было последним аргументом.
Это полторы штуки баксов!
Ну и что?
Во-первых, у тебя уже есть хорошие часы, которым ты не изменяешь. Во-вторых это полторы штуки баксов. И да, чуть не забыла! Это полторы штуки баксов!

Я сидела на лавочке в мини-парке у торгового центра в окружении кучи пакетов и вела свою внутреннюю дискуссию уже минут двадцать. Малышка Бетти начала далеко не с часов – начинали мы разбор полётов с надцатых джинс, затем переключились на пять пар туфель, следующим на очереди был дизайнерский купальник (уже лет пять не была на пляже и ещё столько же не собиралась)… Ну и куча другого хлама.
Светило солнышко, начинали чирикать птички, дул лёгкий и уже изрядно потеплевший ветерок, на работе был взят отгул… Я наслаждалась заслуженным выходным днём, даже если моя недоделанная герцогиня была против всего, даже солнышка.
И тут громом среди ясного неба (погода-то весной переменчива) раздался голос, перебиваемый звуком взводящегося курка
- Кошелёк, часы, драгоценности… живо!
Наверно я очень профессиональный шопоголик, ибо первой реакцией было прижать футляр с часами к животу и вознамерится хоть помереть, но не отдавать.  Наконец я вспомнила, кто я такая и быстрым и незаметным движением вытащила браунинг из наплечной кобуры, прикрывая его пакетами, лишь потом обернулась на голос. Хм… а свет не на одной мне сошёлся клином. Молоденький паренёк лет эдак девятнадцати наставил свою пукалку (по другому его оружие не назовёшь) на даму в бальзаковском возрасте, что блаженно курила до этого на соседней лавочке. Сигарета из рук дамы вывалилась в неравно борьбе за сумочку, которая превратилась не во что иное, как перетягивание каната… то есть сумочки. Бойкая, однако, попалась дамочка. Собачки не хватает.
Вот же чёрт! Вот вам и выходной. Я конечно могла схватить пакеты и смотаться восвояси по добру по здорову, но сему действу препятствовала не только внезапно разыгравшаяся совесть, но и тот факт, что я даже в выходной день автоматически становлюсь при исполнении, если рядом совершается преступление.
Несколько секунд я размышляла, что станется с пакетами, пока я этого желторотого юнца вязать под белы ручки буду. Чёрт, и ни одного патруля поблизости. Ладно! Уговорили! Я резко встала и разворачиваясь взяла на мушку паренька.
- Оружие на землю, полиция!
Пафосно то как! Прямо как в дешёвом боевике, - лениво протянула Бета.
Не вякай. Стандартная фраза.

+1

119

Начало.
Март. 2014 год.
• вечер: ветер утих. Небо слегка разошлось и земли коснулись теплые лучи солнца.
Температура воздуха: + 3

Я чертов супергерой!
Хотя, постойте-ка, почему сразу «чертов»? Вид у меня вполне приличный, волосы аккуратно расчесаны и завязаны в хвост, кожаные штаны облегают стройные ноги, каблуки цокают по асфальту, а куртка скрывает главную атрибутику моего костюма. Вот, посмотрите на меня со стороны, и вы увидите незаурядную девицу, шествующую по мокрой брусчатке с гордо поднятой головой. Руки в карманах, сумка через плечо, полуулыбка на лице и этот лёгкий прищур глаз, как бы говорящий: «я - кокетка, но ты не мой тип, парень». Назвать меня роковой женщиной? Нет, что вы. Я простая, совсем обычная девочка-студенточка, любящая шумные компании, веселье, комедии и танцы. Наверное, когда в детстве меня спросили, кем я хочу быть, когда подрасту, я ответила «Барби». А почему бы и нет? Жизнь у куколок красивая, одеваются хорошо, зарабатывают много и живут в шикарном особняке, имея при этом несколько десятков иномарок, да еще и жениха-красавца в придачу. Никаких тебе забот – ты всегда красивая и вечно молодая. Идеальный досуг, разве нет? Во всяком случае, в детстве я любила играть в куклы и отчетливо помню, как мечтала о подобной незаурядной жизни, что называется «без забот». Вот и сейчас, прогуливаясь по парку, я наверняка вызывала у окружающих ощущение эдакой избалованной девицы, которая одним только взглядом отшивала от себя непутёвых ребят, оборачивающихся вслед за упругой попкой. Да простит меня матушка за столь вульгарный наряд, которым она непременно нарекла бы его, будь сейчас рядом. Но и на её обвинения у меня нашлась бы отговорка, ведь обычно меня увидишь разве что в толстовках, клетчатых рубашках, да джинсах.
Итак, эта ночь была особенна. В том смысле, что кое-что должно было произойти, хотя я до конца и не была уверенна, что оно всё-таки произойдет. Но для начала небольшая предыстория.
Всё началось с одной шальной мысли – уехать учиться в Токио. Так я и поступила, накопив достаточно денег и с горем пополам получив родительское благословение в стиле «чтоб мои глаза тебя больше не видели». Поступив в университет, я даже и не подозревала, что вскоре в моей жизни всё пойдет наперекосяк. И начался этот супергеройский балаган с моего знакомства с острозубыми вампирами, а дальше, как по наклонной – магия, суперсилы, чудовища, волшба, смазливые вампиры и волосатые оборотни, алчные демоны и хранители-альтруисты, сексапильные суккубы и дохлые некроманты, вуду, жертвоприношения, секты, катастрофа, Изнанка, чудеса расчудесные, как-мир-прекрасен-посмотри-земля-в-иллюминаторе-кто-нибудь-нажнимте-на-паузу-разрыв-мозга-психодел. Не удивительно, что у меня крыша поехала, особенно после пережитых происшествий. Но суть не в том. Главное вот что – я осознала свое предназначение, и оно есть «философия Бэтмена». Во всяком случае, я это так называю, так как спасать невинных жителей от грабежей и всяческих зловредных посягательств – уже не ново в нашем сумасшедшем мире. Впрочем, можно было вдохновиться и более легендарными представителями рода человеческого. Взять хотя бы Робин Гуда из Шервудского леса. Но герой американских комиксов отчего-то полюбился мне больше какого-то английского фольклора. Наверняка харизмой взял, никак иначе. Ну вы поняли, могучая фигура, плечи, торс и маска, эта замечательная маска, плащ и губы, никогда не усмехающиеся. Да он просто образец сдержанности! Про меня такое, к сожалению, сказать нельзя. Улыбка и сейчас не покидает мое лицо, когда я вальяжно прогуливаюсь меж лавочками, пребывая в глубоких раздумьях.
Как вдруг резкий вскрик женщины заставляет остановиться и прислушаться. Где-то рядом вскрикнули еще раз. Потом послышались угрозы в стиле «отдай сумку, а то убью».
«Богом клянусь, выстрелю» - это я уже мысленно добавила про себя, разбавляя драматизмом сложившуюся ситуацию, и рысцой кинулась к месту преступления, по пути срывая с себя куртку, одевая маску и набрасывая на плечи плащ. Остановилась возле дерева, погрязнув каблуками во влажной земле и, стараясь быть максимально незаметной, выглянула из своего укрытия.
Парнишка моего возраста, как и предполагалось, был злодеем. Женщина, вцепившаяся в сумку, была жертвой. А девушка… хм, девушка? Постойте-ка, по закону жанра есть только один герой и им, по понятным причинам, должна быть я. Другие варианты не обсуждаются. Поэтому я решила взять ситуацию в свои руки и почти бесшумно вскарабкалась на дерево, что вышло у меня за секунды так две, не больше. Я даже засекла время, чтобы не кривить душой. Всё это нужно для отчетности, поймите меня правильно – настоящий супергерой, должен знать точную меру своих способностей, иначе он никакой и не «супер», вы поняли.
А дальше что? Как что? Пафосная фраза и эффектное появление!
Прочистить горло я не посмела, иначе вышло бы крайне нелепо.
- Беги, пока можешь избежать правосудия.
Эть, как красиво-то сказано! А дальше, отвечая на негласный вопрос «кто здесь?», спрыгиваю на землю, мягко приземлившись на корточки, и встаю, выпрямившись во весь рост. Пошатнулась, неудачно застряв каблуком в брусчатке, но поймала равновесие и гордо вздёрнула нос, мол, со мной лучше не связываться. Не могу сдержать улыбки. Этот парень видит перед собой настоящего супергероя, вышедшего со страниц комикса. Или же он думает «Что за херня тут происходит?». Скорее всего, второе, потому что уже собирается убежать и даже срывается с места, но я кидаю ему вдогонку болас, который удачно обвивается вокруг его ног, заставляя повалиться на влажную от осадков землю.
- Не за что. – Самодовольно улыбаюсь я, обращаясь то ли к женщине, которая без всяких слов благодарения, спешит унести свою тушку подальше от происшествия, то ли к девушке с пушкой наперевес. – Стражи города всегда могут рассчитывать на помощь Безымянного Братства.
Кидаю пыль в глаза. Нет никакого братства, да еще и безымянного к тому же. Но в голову больше ничего не пришло, так что пусть думает, что нас, героев, много и мы, герои, на страже правосудия. Собственно, там, где нам и положено быть.

Отредактировано Гертруда (2013-03-15 23:53:21)

+1

120

Когда смотришь сквозь прицел... Нет, не так. Когда я смотрю сквозь прицел, то погружаюсь в некий другой мир, альтернативную реальность что ли? Начинаешь отчётливо слышать каждый удар сердца, делаешь медленный вдох, что бы пистолет не дрожал. На выдохе он по чему-то всегда трясётся, со стороны незаметно, а по ту стону прицела прям кажется что на десять метров промахнёшься. Звук становится то же каким-то другим, будто изо дна колодца, на первый план выходит белый шум, как по телевизору во время профилактики на канале. И действия… всё происходит так медленно, словно у тебя есть всё время этого мира.
Я увидела, как мелкий мошенник удивлённо смотрит на меня, его зрачки чуть расширяются от неожиданности и испуга – явно не ожидал нарваться на полицейского в штатском.  Тем более на девчонку с кучей пакетов, размахивающей девятимиллиметровым браунингом. Да и как можно было предположить опасность со стороны эдакой красотки? Так, курица безобидная. В нерешительности паренёк замирает и, кажется, уже готов сдать оружие и заложить руки за голову. Типичная шестёрка. Подросток и не стрелял-то, скорее всего, ни разу, разве что по бутылкам.
Хороший мальчик. Давай, кидай свою пукалку и иди к мамочке
Я позволила себе расслабиться. Лишние нервы – лишние трупы. Знаете, как говорят? Если в доме на стене висит ружьё, то оно когда-нибудь выстрелит. Потому, когда вытаскиваешь оружие – будь готов к выстрелу, если ты не готов, то либо сам станешь трупом, либо придётся куковать у психолога ни одну неделю – нервишки сдают, снятся кошмары, да и вообще на душе погано. Если  ты, конечно, не законченный социопат.
А дальше… А дальше я не знаю у кого произошёл разрыв шаблона. То ли у паренька, то ли у меня, то ли у нас обоих. Но рухнувшая с небес девица в костюме народного мстителя, заставившая бедного и уже драпающего восвояси мальчика рухнуть носом в лужу и лепечущая нечто бредовое про какое-то там тайное братство, заставила меня сменить тактику поведения и рефлекторно наставить пистолет уже на неё.
БА! Обострение у психов по весне! Девочки, поздравляю! Вы нашли друг друга!, - ликовала по поводу всего этого Бета.
Представшая картинка заставила меня усомниться в своей нормальности, адекватности или хотя бы трезвости. Я судорожно припоминала, не пила ли я чего накануне, не нюхала, не курила или хотя бы не подбросили ли мне в обед какой-нибудь галлюциногенный грибочек замедленного действия. По всему выходило, что нет. От алкоголя я глюки не ловлю, химию предпочитаю не пользовать, а от травки я вижу разве что бабочек (в дохлом случае розовых пони с крылышками). Стоять с наставленным пистолетом на безоружную поклонницу косплея казалось глупым, потому руку с пистолетом я опустила.
- Ты что пулю в лоб захотела? Сдурела, девочка, с головкой совсем плохо? Очень удачно подыскала момент для осуществления детской мечты, - на удивление и против моего ожидания, в собственном голосе я отчего-то услышала сарказм, и ни грамма озлобленности.
Девчонка в костюме вызывала у меня довольно смешанные чувства и ряд вопросов. С одной стороны я не знала чего мне ей сказать, а сказать вроде бы и надо. Например, то, что в момент, когда один человек держит другого на мушке лучше обождать с неожиданными заявлениями и резкими движениями, что бы кого-нибудь ненароком не пристрелили. И вообще, когда кто-то орёт, что он из полиции и накал страстей падает – вмешательство вообще бессмысленно. Да и костюм этот дурацкий она вообще на себя нацепила? С другой стороны и поблагодарить не помешало бы – вроде, как и помогла. С третьей – если бы не вмешалась, то и помощь бы не потребовалась. Словом, пока я разбиралась в своих смешанных чувствах, чувствовала как всё больше и больше закипаю от злости. Не знаю до чего бы этот анализ ситуации бы меня довёл, если бы безумно вращающий глазами мальчишка, валяющийся на земле, не заорал на высокой и протяжной ноте:
- АААААА! Череп!
Я уже успела испугаться за череп паренька и подумать о непредумышленной трепанации (ну мало ли, камни острые, неудачное падение и всё такое?), когда он продолжил:
- Череп! Гоблин! Помогите!
Из-за угла выбежали по направлению к нашей разношёрстной компании ещё два типа. Такие же подростки, такого же хулиганского вида, один в толстовке, капюшон которой был одет поверх бейсболки, второй в лёгкой дермантиновой курточке и шапке, натянутой по самые брови. Толстовка побежал на меня, а курточка к свалившемуся пареньку, явно с намерением перехватить пукалку. Ну не стрелять же мне в детей? Вот чёрт!
- Ладно уж, помогай, раз такая крутая! В толстовке твой! – с этими словами я едва успела поднырнуть под расставленные руки несущегося на меня парня и прыгнуть, сбив с ног, на второго, так и не успевшего перехватить пистолет.

+1


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Улицы европейской части города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC