Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Кладбище


Кладбище

Сообщений 271 страница 295 из 295

1

http://www.jpeghost.ru/i/1265090346_1935_l79/05_jem.png

Кладбище - единственное место, где чугунная высокая ограда кажется совершенно бесполезной вещью: ведь никто уже не сбежит из этого места, да никто и не стремиться обзавестись уютной квартирой в нескольких метрах под толщей земли. Кладбище - единственное место, не привлекающее возможностью поставить палатку. Здесь серые надгробия со вдавленными в них фотографиями умерших, мрачные склепы с толстыми стенами и украшенными крышами, безмолвные и дорогие памятники в виде ангелов. И венки темно-красных цветов, которые никогда не пахнут - их забирает себе смерть и кажется, ночь от ночи, что ходят между могил призрачные фигуры, шатаются от столбика с столбику. Между захоронениями пролегли уложенные плиткой аккуратные дорожки, кое-где виднеются ухоженные деревца и, около склепов богатых граждан, подстриженные кусты.
У широких въездных ворот и калитки схода стоит бледно-желтое административное здание. Неподалеку примостился шаткий домик смотрителя кладбища и живет в нем старичок-божий одуванчик, вооруженный властями традиционным двуствольным ружьем - но дедок мирный, насколько мирным может быть человек, живущий на территории местного погребального комплекса.

http://www.jpeghost.ru/i/1288443628_1481_vn9/p/12_9rg.png?1288885338

0

271

Не то, чтобы Рик не любила людей, нет. Она оставляла эту привилегию брату, воспаленная, но слишком правильная личность которого была рождена от ненависти к этим низшим существам. Нет, эта личность просто не считала нужным рассматривать этих представителей Жизни хоть капельку подобными себе. Они были глупы, их жизнь составляла всего лишь семь или восемь десятков лет, а потом они умирали от болезней и старости, в которой были страшны. Беспомощные, слабые, похожие на котят. Их стоило топить при рождении, чтобы не разносили дурные гены по миру, засоряя его и убивая собственным присутствием. И Рик убивала, каждый раз давая волю безумной усмешке, но помня многих из тех, кто заслужил ее внимание. Того парнишку при храме, спасшего ее от смерти и взявшего обещание с перевертыша, умудренную опытом вдову в старом домике на отшибе, гонщика, без страха шедшего на смерть. О, они удостоились памяти, когда-то девушка даже приходила на их могилы, грустно усмехаясь и жалея, что все они были всего лишь людьми. Людей надо убивать. Или заставлять их страдать, расплачиваясь за принесенные когда-то шрамы, сошедшие только спустя столетие. Но Рикки не могла не любить мертвых. Настолько тихие, безмятежные и безнадежно бессмертные в собственном прошлом. Кладбища всегда тянули ее к себе, даже люди, молча стоящие у могил, удостаивались бледной улыбки-одобрения. В таких местах нельзя говорить.
Что это было? – Карл зло лязгнул зубами и послал сестре импульс тревоги. Да, среди безмолвности могил что-то явно произошло. Что-то, чему виной был… человек. – Еще этого нам не хватало!
Я знаю, чего ты хочешь, братишка. Подожди, все еще будет, - метаморф пошевелился, меняя позу и медленно вставая на могильном камне, балансируя раскинутыми руками и чуть прищурившись, чтобы лучше видеть в наступающих сумерках. Кресты, кресты, могилы… вечный покой, которого желают во время погребения. И поросшие травой дорожки, не стоящие внимания. – Нашла.
Рик легко соскочила с памятника, провела по нему рукой, как бы извиняясь за такое поведение, подхватила брошенную минуту назад сумку и направилась в нужную сторону, провожаемая лихорадочным карканьем кружащихся рядом ворон.
- Я вам не подвластна, - и безумная усмешка, заставляющая птиц стихнуть и рассесться по оградкам и крестам, замереть в удобных позах и наблюдать за начавшимся представлением. – Эй, ничтожество, что ты тут делаешь? – голос властный, но недостаточно громкий, чтобы разнестись по всей округе. Он способен долететь только до неуклюже растянувшегося на дороге парня. Шарф у того на шее немного сполз, оголяя недавние вампирьи укусы и как бы издеваясь над хозяином. – Как интересно… - подошла вплотную, присела на корточки и с интересом начала рассматривать практически невидимое сейчас лицо человека. – Умирать пришел? – и короткий обидный смешок.
Не то, чтобы у перевертыша было плохое настроение, просто появление в святая святых человека, осквернившего тишину и покой собственным голосом, подействовало как пощечина. Раздразнило, пробудило недавно с трудом подавленное желание убивать. И рука уже тянется к сумке, но достает пока пачку сигарет. Пока что можно поиграться, пусть мальчик хотя бы встанет. А то бить лежачего все-таки ниже достоинства метаморфа, хотя звучит как издевательство.
Ох не лез бы он сюда… Кой черт его дернул именно сегодня? – нечасто хочется курить. Особенно Рик, но сейчас она не могла себя удержать, поэтому аккуратно вскрыла пачку, вытащила сигарету, повертела в пальцах. Приятно пахло табаком, этот запах смешивался с ароматом сырой земли и дразнил обоняние.
- Вставай уже, не настолько ты умер, чтобы корчить из себя страдальца, - и поднялась, одновременно хватая жертву за воротник полупальто и полнимая на ноги, чтобы посмотреть в лицо. Потом удивленно посмотрела на зажатую в пальцах сигарету, сунула в рот. – Черт, зажигалку забыла… - пришлось материализовать крохотный сгусток хаотической энергии, чтобы прикурить.
Странный он, обычно люди с таким кислым выражением лица вешаться идут, а не рисовать, - взгляд темно-зеленых глаз задержался на вещах парня, потом равнодушно скользнул по могилам вокруг и снова вернулся к лицу человека. – Не мое дело, он просто случайно подвернулся под руку, - и выдохнула струю дыма, вопросительно глядя на неожиданную находку. Где-то за спиной каркнула и улетела ворона, девушка раздраженно дернула плечом.

Отредактировано Cyr (2012-05-23 23:21:17)

+1

272

Выдох. Воздух застревает в глотке, мешает дышать, чувствовать. Острые колени опираются о что-то твердое и влажное;  земля под ногами сырая и холодная, словно подтаявший лед, но не обжигает, а лишь ласкает кожу своей убаюкивающей свежестью. Когда он поднимет ладони и заставит себя встать, на внутренней части руки наверняка останутся крупные блестящие капли - то ли от выступившей росы, для которой уже самое время, то ли от слез недавно прошедшего призрака дождя, который если и шел, то где-то глубоко в сознании Захарии.
Он не собирался подниматься слишком резко. Для существа вроде Заха вполне обычным было минут пятнадцать-двадцать вот так пообниматься с землей - как с давней любовницей, которая вроде как уже и безразлична, но привычна настолько, что расставаться становится все-таки жаль.
И он бы действительно остался лежать вот так, если бы не чей-то голос, заставивший стайку ворон слететь с насиженных мест - кто-то приближался к нему, бредя меж перепачканных пометом и заросших сорняком надгробий. Кто-то очень быстрый.
Впрочем, Заху хватило единственной фразы, чтобы понять все то, что он хотел знать на данный момент.
– Эй, ничтожество, что ты тут делаешь?
"Начинается."
Его кошмары обзывались крайне редко. Возможно, все это оттого, что сам Зах никогда не любил сквернословить - а тем более так высокопарно и в каком-то роде даже излишне пафосно. Хотя, в средние века подобное обращение было вполне себе уместным - при втаптывании противника в грязь лицом.
Кто-то подобрался к нему почти вплотную, мягкими, по-кошачьи пружинистыми шагами. Женщина, тут даже гадать нечего. Захария припомнил, когда в последний раз его видения посещала особа женского пола, и лишь невесело рассмеялся в ответ, сухим, почти сардоническим смехом:
- Мамочка, если ты вновь пришла поглумиться надо мной, то возвращайся, пожалуйста, к своему любимому Боженьке, а меня оставь в покое. Ты мертва, и твои кости уже давно превратились в пыль. Не обессудь.
Такие фразы были чем-то сродни панацеи от его видений, чистого пенициллина; они всегда исчезают, когда перестаешь в них верить. Впрочем, он не прочь был бы увидеть ее сейчас - сухую, сморщенную как ивовая веточка, изможденную болезнью и помешательством. В далеком прошлом у нее были огромные зеленые глаза - слишком бесноватые, чтобы принадлежать глубоко верующей особе. В его детстве она походила на демона куда меньше, чем сейчас, изредка посещая короткие беспокойные сны.
Но почему-то сейчас она не спешила уходить.
Зах лежит еще несколько секунд, вдыхая свежий аромат озона и влажной земли, пока сильные руки не поднимают его вверх, нахально, дерзко, как бесправную марионетку, за шиворот. Подобное поведение всегда было присуще только одному знакомому ему человеку - его отцу. Но это просто не мог быть он.
- Вставай уже, не настолько ты умер, чтобы корчить из себя страдальца.
Существо произносит еще одну фразу, и Заховы догадки рассыпаются в пыль - создание рядом с ним - не мать и даже не отец; в полушаге от него стоит подтянутая и сильная на вид девушка в прикиде а ля "кэжуал стайл"; она улыбается ему саркастично и даже почти зло, сжимая в губах неприкуренную сигарету. Новый образ, ничуть не похожий на один из тех, что являлись раньше, жесткий, местами даже дерзкий, но неутомимо нормальный.
Заха так и тянет рассмеяться в это лицо, такое предвкушающе-язвительное; он откровенно и без утайки разглядывает его; разгадывает, как головоломку, впитывая в себя каждую черточку, сравнивая ее с теми, что он уже видел ранее.
- Впервые вижу тебя. И даже печально как-то становится на душе - неужели мой разум способен родить что-либо настолько серое? Впрочем, можешь попытаться превратиться в монстра и сожрать меня. Не думаю, что это будет хоть немного удивительно.

+1

273

В этом месте, служащем последним пристанищем не только людям, но и особам более изощренным и великим, если можно так выразиться, в это время мучительного перехода ото дня к ночи, когда тени вытягиваются вслед уходящему солнцу, теряются среди травы и увядают, забирая с собой дневные яркие краски, можно было встретить кого угодно. И совершенно нечему было удивляться: переход к Изнанке дрожит и расширяется, жадно поглощая пространство и выпуская в иной мир порождения глухого мира, жаждущего крови и чужой смерти. А еще сюда, в огороженное чугунной литой оградой место, тянутся тени былого прошлого, мрачные и скупые на жалость. Такие, как перевертыши и призраки, истекающие кровью давным-давно прошедших времен. О, это невероятное зрелище – пришедший на исповедь древним могилам Темный. Не настолько плохой, но просто эгоист, не возводящий общий для людей закон в ранг неписанного правила. Но встреча этих двух существ куда интереснее подобного зрелища, потому что тварь жаждет крови, а человек мается призраками собственного сознания.
Что за чушь он порет? Какая мать, почему… - вместо того, чтобы разозлиться уже сейчас, вытащить излюбленный кинжал и всадить между лопатками беззащитного человека, девушка замирает, а сознание ее медленно заливает интерес. Что же скажет этот сумасшедший дальше?
В том, что перед ней умалишенный, терзаемый собственным воображением, Рик не сомневалась. За собственную жизнь во время темного Средневековья она видела многих таких, ушедших от мира и оглашающих ночную тишину диким отчаянным криком, в котором были и мольба о спасении, и пережитый ужас, и толика безумия, такая любимая самим перевертышем, такая родная ему. Но увидеть порождение собственных прошедших времен здесь, вне белых стен и наблюдения бдительных врачей со шприцами, полными смертельных доз успокоительного… Это было странно и манило, тянуло к себе, но одновременно и переполняло отвращением к этому живому, но слишком беспомощному даже для человека существу.
Уже разглядывая грубо поставленного на ноги парня, метаморф неприязненно морщился и ждал ответа на поставленный еще давно вопрос. Впрочем, оного он так и не получил. Вместо него последовал очередной бред, заставивший досадливо скривиться. Нет, считать стоящую перед ним девушку собственной матерью парнишка перестал, зато почему-то еще больше уверился в том, что это все – плод его воображения. Выслушав совет до конца, Рикки усмехнулась и резко, без замаха даже, ударила парня в скулу. Сжатый кулак оставил след намечающегося синяка и заставил если не упасть, то пошатнуться – точно. Силы сейчас жалеть нечего.
- Ошибся, - едкая усмешка. – Мне незачем превращаться в монстра, чтобы тебя сожрать. Да и для еды я найду себе кого-нибудь… более подходящего, - о да, она издевалась. Незачем было разуверять мальчика в том, что он считает истиной. Пусть его воспаленный разум проявит себя, а перевертышу интересно, он будет с радостью вплетаться в порожденные собственными действиями видения человека и перекраивать его мир под себя, действуя эгоистично и мерзко. Сейчас хотелось не убить, нет. Впервые, пожалуй, хотелось заставить чувствовать боль и собственную ничтожность. – Нет, - тянет задумчиво, а в темно-зеленых глазах беснуется пламя. – Я не буду тебя убивать, - губы кривятся в усмешке, скомканная в ладони сигарета летит в сторону. – Сегодня у нас шоу, ничтожество. И ты, - тычок в солнечное сплетение, аккуратный, но довольно сильный. – Ты будешь в главной роли, не так ли?
А очертания лица плывут, теперь практически невозможно разобрать отдельных штрихов, все сливается, как будто краски на только что нарисованной картине, так неудачно попавшей под проливной ливень. Только глаза остаются неизменно зелеными, и усмешка – почти безумная, практически такая же, как у заключенных дома с белыми стенами и одиночными палатами-камерами.
- Что же ты будешь делать? Не убежишь, нет, так не интересно, - да, парень и сам знает, что не убежит. Это читается во взгляде, это можно предугадать по движениям перевертыша, плавным, завораживающим. – Будешь страдать, списывая все на разыгравшийся рассудок? – смешок, прищуренные глаза и с трудом подавленное желание ударить человека еще раз, чтобы пришел в себя и убрал наконец с лица это выражение… оно бесило, заставляло скалиться и разыгрывать представление, противное собственному осознанию. Позже Рикки будет жалеть, но не сейчас. Сейчас на сознание волнами накатывало пришедшее из ниоткуда раздражение. – Что же ты будешь делать?

+1

274

У его кошмара хороший хук справа. Даже слишком хороший.
Захария прекрасно понимал это, ощущая терпкую пелену боли, горячим песком осыпающую его кожу.
"Не больно, совсем ничуть. От отца доставалось много больнее." - он успокаивал себя этой мыслью, вдавливал ее в голову, на самое видное место; если она продолжит его бить, он будет взирать на нее подобно иконе, учащей терпеть.
- Можешь продолжать. Забей меня до смерти, давай. Боль внутри кошмара такая же реальная, как наяву. Так что ты в любом случае ничего не теряешь. - он продолжает зубоскалить перед лицом ударившей его девушки даже несмотря на то, что ее хук заставил Заха ощутимо отклониться. Пусть подумает. Если она, конечно, умеет думать самостоятельно, в чем Захария сейчас сильно сомневался. Он стоит, прижимая к скуле два пальца, указательный и средний, и безразлично щурится в ее сторону, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, что выдаст ее с головой. Какая-нибудь деталь вроде скорпионьего хвоста сзади, рогов на макушке или вертикальных зрачков. Что-нибудь, что скажет ему о том, какой в реальности его очередной приступ морока.
Он ловит очередной тычок и тираду. Забавную, надо сказать, тираду, напыщенную и пафосную, какую иногда преподносят пытающиеся отыграться на слабых герои, унижая не только делом, но и морально. От такого обращения очень хотелось смеяться. И поэтому Зах не сумел сдержать улыбки.
- Ты похожа на ребенка, который хочет раздавить уховертку, но еще не догадывается, что размер - не всегда решающий фактор. Я не вижу у тебя ни хвоста, ни кожистых крыльев. Если тебе так неймется кого-нибудь поунижать, ударь меня, чтобы я мог нарисовать в твоей голове парочку чудовищ, и тогда ты попробуешь отточить свое ремесло на них.
В Заховой голове мелькает шальная мысль - а что если она действительно его убьет? Никогда раньше в его кошмарах не случалось ничего подобного. Но если она забьет его до смерти, умрет ли он наяву?
- Что же ты будешь делать? Не убежишь, нет, так не интересно, - девушка, стоящая напротив, вновь бросает ему язвительно-небрежную фразу, в которой сквозит неприкрытая издевка. Нет, кажется, она не собирается его убивать. Ей хочется просто посмеяться. Так, как дети смеются над мухами, отрывая им крылья и заставляя ползать по полу в бессмысленной попытке улететь. Глупо, жестоко и унизительно.
- Мой рассудок в полном порядке, милая. И я не собираюсь делать ровным счетом ничего. Я пришел сюда рисовать, и именно этим сейчас и займусь, - и, словно издеваясь, Захария присел на корточки, приподнимая упавший из-за собственной невнимательности этюдник. Довольно тяжелый, кстати говоря. В его потайном отделении, открывшемся от удара о землю, лежало несколько карандашных рисунков этого же кладбища - белая бумага посерела от длительной возни испачканной грифелем ладони. Всего лишь наброски. Возможно, когда-нибудь эти наброски украсят гостиную или кухню Ориаса. Разумеется, если будут приведены в надлежащий для этого вид.
- Можешь присоединяться, - Захария уже практически не замечал девушку, деятельно перебирая пальцами твердые листы бумаги для рисования, заполненные до краев или девственно-чистые, как первый выпавший снег. - Будь ты хоть чуточку необычнее, я бы, возможно, плюнул на кладбище и зарисовал тебя. А пока что изволь успокоиться и дать мне поработать.

+1

275

Он не просто больной, он самоубийца. Идиот, какого черта ты до сих пор веришь, что это все твое воображение?! – Рик до боли сжала кулаки и закусила губу так, что по подбородку потекла тонкая горячая струйка. Девушка машинально ее слизнула, пытаясь подавить в себе желание покалечить этого ненормального. Псих, ищущий покоя, но преследуемый собственными страхами. Чертов придурок, попершийся именно сегодня на кладбище, чтобы спутать метаморфа с очередным видением. А перевертыш именно сегодня хотел побыть один, чтобы ему никто не мешал, чтобы проснувшаяся недавно жажда убивать, зверем воющая в холодное небо, наконец-то угомонилась и затихла до очередного кровопролития.
- Не стоит делать опрометчивых выводов, человек, - в голосе отчетливо слышится сталь и непреклонность. Это не совет, это приказ того, кто сейчас намного сильнее. Раздражение затмевает взгляд, все вокруг начинает плыть так же, как и очертания лица девушки, но та свистяще выдыхает сквозь сжатые зубы и разжимает рефлекторно сжавшиеся кулаки, прикрывает глаза. Дальше слушает молча, чуть заметно усмехаясь. Пусть он делает так, как ему вздумается, пока что.
Давай отсюда уходить, ничего хорошего мы больше не добьемся, а плохое нам не надо, - Карл нервничал, дергался, силился перехватить контроль и самому уйти отсюда. Рикки его понимала – брат не хотел ввязываться в неприятности, и так градом свалившиеся ему на голову недавно. Теперь перевертыша ищет полиция и УИЭЭ, и так проблем не оберешься… А тут еще и риск убить кого-то сейчас.
Нет, Карлуш, нет… - а она устало прикрывает глаза, трет переносицу и качает головой, наклоняясь и вылавливая один отлетевший подальше листочек с наброском этого самого кладбища. – Он красиво рисует. Прямо как ты, только на бумаге. И, видимо, терпеть не может краски.
Ничтожество… Ненавижу людей.
Он не человек, ты ведь должен был почувствовать – индиго или маг. Не совсем человек, - и парень в сознании затихает, убаюканный тихий голосом сестры.
- Я не милая. Мог бы уже понять несколько минут назад, возможностей было много, - метаморф усмехается, но уже не зло и не издевательски, как раньше, а тихо и спокойно, чуточку устало. Раздражение схлынуло вместе с ушедшим в темноту братом, больше не хотелось чужой крови на руках. – А еще мог бы понять, что это не твое воображение.
Я не хочу рисковать. Нет, не так. Я просто больше не хочу ничего делать, - когда-то такое ощущение возникло у старшей сестры, повстречавшей фаэри. Кто знает, что она с ней сделала, но теперь Рик понимала, что иногда хочется просто поговорить. Не быть тем жестоким чудовищем, которым ты, насильно созданный наитемнейшей тварью из всех возможных живущих здесь, в мире людей, или там, на просторах Изнанки, призван быть. – Как же это называется? Кажется, усталость… - и чуть заметная насмешливая улыбка уголками губ самой себе. Это же надо – за столько лет так и не научилась быть человеком. Только убивать. Иногда становится жалко.
- Я на самом деле существую в этом мире, парень. Уже три сотни лет как. И мне обидно, когда меня путают с кошмарами, порожденными собственным рассудком, хотя, ты не так далек от истины. Я и вправду кошмар для многих, кому довелось меня повстречать, - и досадливый смешок в завершение. Девушка внимательно посмотрела на собственную ладонь, потом отошла к ближайшей ограде и просто села на траву, задумчиво глядя на возящегося с этюдником человека. Лицо наконец-то перестало меняться, и Рик впервые, пожалуй, за все свое существование выбрала образ исконный, тот, который так любит старшая, но так редко используется. Он сохранился, как картина под стеклом, идеальные черты лица, плавные линии и чуть заметный загар. На него можно было любоваться. Нет, сам перевертыш когда-то любовался этим лицом, этой фигурой, этим выражением усталого счастья в глазах темно-зеленого, как и у самой твари, цвета.
Пусть. Жалко, что никто так и не увидит эту ведьму еще раз. Пусть я и не она, но раз я могу, значит, можно позволить себе побыть ею. Хоть немного, хотя бы для того, кого больше никогда не увидишь.
Одежда, так органично вплетавшаяся в прошлый образ подростка, теперь смотрелась нелепо и смешно. Поэтому метаморф неохотно стянул куртку и отправил вслед за сумкой на оградку на расстоянии вытянутой руки, чтобы не попадала в поле зрения парня.
- Прости, что ударила, - откинула голову, затылком чувствуя холод металлических прутьев, и улыбнулась. – Я… впрочем, уже все равно, - помолчала, обдумывая следующую фразу, потом провела рукой по волосам, поменявшим свою длину практически моментально, вздохнула. – Ты красиво рисуешь.

+1

276

Стена безмолвия. Такой она бывает в фильмах - лавина безразличия, состоящая из снега напополам с песком, холодная и колкая, раздирающая любые соприкоснувшиеся с ней души. Сначала незаметно, а затем все ощутимее; до момента, когда саднившие царапины превращаются в разодранные до кости раны, и уже нет сил на то, чтобы хоть что-нибудь изменить.
Земля в этот вечер была особенно холодной. Живой, но холодной, как кусок потрескавшегося льда, из которого робко пробиваются редкие зеленые стебли. Он садится на эту землю, ощущая ее мерзлоту собственной кожей сквозь тонкую ткань джинс. Скоро стемнеет. И если ты хочешь хоть что-нибудь сделать, то начинай делать это прямо сейчас.
Он множество раз наблюдал за тем, как меняются люди. Не от его безразличия и холодности, а от внутреннего влияния сил - гнетущих кошмаров, преследующих любого, кто посмеет вызвать в Захе всплеск боли.  Боль в его понимании была лишь ударной волной; волной, которая заставляет водную гладь трепетать в темпе мерцания, захлестывать волнами его естество, и, наконец, выливаться через край. Все, на кого попадает эта влага - невольные рабы его сознания. Он никогда не хотел делать с ними того, через что прошел сам.
- Прости. Я уже понял, что ты не кошмар. Хотя вначале вы были очень похожи.
Душевные метания. Даже не глядя на эту девушку, Зах прекрасно осознавал, что внутри нее происходит неутомимая борьба. Долгая борьба. Возможно, даже дольше, чем он может себе представить. Но, несмотря на это, он был ей благодарен. Не каждый способен вот так остановиться, убрать занесенную руку прежде, чем опустить ее на голову пусть безвинному, но все же очень раздражающему фактору. Чувствовал ли Зах подобное? Вряд ли. Гнев обуревал его очень редко, в последние годы этого почти не случалось, и он помнил только глубокий и мрачный покой, холодный и темный, как подгнившая вода в застоявшемся пруду.
- Я знаю существо, живущее в этом мире семь сотен лет, и восхищаюсь им. Это очень трудно - жить так долго. Думаю, я бы не справился с таким грузом. А кошмар.. В этом мы с тобой схожи. Я всю свою жизнь был кошмаром, как для людей, так и для себя. Так что, думаю, где-то я могу тебя понять.
Он наблюдал за девушкой мельком, все свое внимание отдавая разбросанным по земле листкам бумаги. Кое-где виднелись зеленые травяные пятна - слишком неудачное падение оставило свой отпечаток и на них. И все-таки он ненавидит природу. Она не только дала жизнь чудовищу вроде него, она еще и портит его рисунки.
Зах наконец обернулся к ней, когда все его рисунки были вновь собраны и уложены. Обернулся и не поверил своим глазам. Девушка, которая раньше выглядела неутомимой пацанкой, панковатым подростком в духе восьмидесятых, изменилась. Теперь неподалеку от него сидела взрослая, но от этого ничуть не менее привлекательная женщина, черты лица которой напоминали искусно вырезанный маскарон - плавные линии и изящные изгибы. В глазах цвета шартреза сквозила усталость. Усталость существа, которое многое повидало в жизни.
- Ты очень красивая. И совсем не злая. Таким как ты не идет быть злой, - он помолчал, словно выдерживая небольшую театральную паузу, а затем вновь добавил: - Если ты не против, можно я тебя нарисую?

+1

277

Рик сидела на холодной земле и четко понимала, что будет дальше. Она посидит тут до темноты, послушает, как шуршит грифель по девственно чистому листу, а потом, с наступлением темноты, уйдет. Дома будет тепло, и можно поспать, укутавшись пледом и выпив сваренного сахаром кофе. Вампир, без сомнения, поймет без слов, он это умеет. И сегодня можно будет заснуть, не опасаясь ночных кошмаров. А они преследуют ее всегда. Не Элли, не Джей и не Карла. Только ее, только личность, умеющую убивать.
Интересно, это наказание? Или плата? – где-то рядом опустился на ограду ворон, уселся, истошно каркнув, и затих, нахохлившись почти над самым ухом. Птица не боялась порождение Изнанки, хотя и прекрасно видела, в отличие от многих, кем является безудержно рвущаяся из лап родного мира тварь. Но, наверное, просто не считала нужным обращать внимания на угрозу – все-таки, они жили в одном измерении, служили одной Госпоже.
- Мы всегда похожи. Когда-то, когда руки от крови невозможно было вымыть, потому что она не оттиралась, меня боялись больше, чем всех кошмаров, разом взятых, - бледная, очень усталая и безнадежно грустная усмешка. – Но это время прошло. Теперь я хотя бы понимаю, что делаю, - и взгляд на прикорнувшего рядом на оградке ворона. Пусть сидит, так даже красивее. Ведьма и ее вечный спутник.
Зачем она все это рассказывала? Потому что нет смысла держать все в себе, хватит скрывать сущность хотя бы здесь – кладбище умеет хранить секреты как никто другой, а человек… пусть, иногда и ему полезно послушать. Потому что рассказы, кровавые когда-то, сейчас стали увлекательной сказкой. «Но время – добрый друг и враг заклятый, неумолимо увлечет их в тень, и станет для потомков просто датой кому-то жизнь перевернувший день». Наверное, именно так можно описать то, что было и что записано в истории. Столько крови пролито, а дети в школе учат только сухую сводку дат и событий, не обращая внимания на лица, гротескно изображенные в книгах. Иногда жаль, иногда – радостно, что на тебя не обращают внимания и пока что не трогают. Мол, живи, мы сделаем вид, что ничего не замечаем…
- Вампир, да? Я видела следы на шее, - улыбается, внимательно глядя на собеседника, мальчишку еще совсем, если сравнить разницу в возрасте. – Жить долго могут только те, кому это дано. У них… особое восприятие ирреальности этого мира. Гротеск, зачастую – черно-белый, реже – серый. Никому не важно, что происходит на самом деле, всех занимает только цветная обложка, а мы видим правду, пусть и не всегда понимаем ее истинность, - очень спокойно и почти что равнодушно пожала плечами, кивнула собственным мыслям. – Наверное, поэтому ты сейчас и не умер. Слишком интересный, чтобы просто так прощаться с жизнью.
Можно было подтянуть колени к подбородку, обхватить их руками и вернуть себе излюбленный облик, но именно сейчас почему-то казалось важным оставаться именно такой, какой она пришла в этот мир. Не ее старшая сестра, а ребенок речи Инквизитора и независимой, пусть и плененной, но невероятно свободной женщины. И да пусть будет так, потому что так и должно быть. Рикки давно научилась верить собственному предчувствию.
- Спасибо, - и тепло улыбнулась, чуть заметно благодарно склонив голову. – Но это не я, это ведьма, которую когда-то сожгли на костре. Слишком красивая, чтобы не забрать хотя бы частичку ее себе… - да, она влюбилась в этот образ, не смела его использовать, хранила, как величайшую ценность собственной души, если таковая есть у перевертышей. – Можно, конечно.
И все время до темноты она просидела так, чуть согнув ноги в коленях, упершись руками в на удивление холодную землю и глядя на рисующего парня. Было в нем что-то не от этого мира. Что-то темное, древнее, злое. Страшное. Девушка никак не могла понять, что именно, но чувствовала и ежилась от пробирающего спину холода. Пожалуй, она не знала, что будет, если этот человек сорвется и не совладает с этим темным хаосом внутри.
А когда окончательно стемнело, и разглядеть хоть что-нибудь стало невозможно, метаморф медленно поднялся, отряхнул джинсы и потянулся, небрежно меняя фору и собственное лицо обратно на молодежное, надежно приевшееся еще со времен жизни в Америке. Там такой стиль всегда был моден и очень органичен для запруженных машинами и полных жизнью улиц мегаполисов.
- Я оставлю этот портрет тебе, ладно? Будешь вспоминать, - подошла совсем близко, неуверенно замерла, а потом протянула руку и неловко обняла, на секунду прижала к себе. – Все-таки стоит жить, парень. Стоит, - потом отстранилась, засунула руки в карманы джинсов и побрела к выходу с кладбища, прихватив по дороге чуть не забытые вещи. – Меня зовут Кир. Спросишь в районе в паре кварталов отсюда, если захочешь увидеть еще раз, - и махнула рукой, уже скрываясь за поворотом.

>>> квартира Локи

Отредактировано Cyr (2012-05-27 21:38:48)

+1

278

Кладбище. Место, куда так и тянет деструктивных личностей вроде Заха. Туда, где от мраморных надгробий так и веет безмолвием, а земля никогда не прогревается выше +5. Вероятно, это холод могильных плит так действует на нее. Заросшие сорняком могилы отбрасывают длинные карикатурные тени - солнце уже почти село, а значит, времени для рисования осталось не так уж и много.
Захария ломает карандаш. Сухой и обреченный звук обточенного дерева и скользящий по бумаге грифель; придется брать еще один, потому что точить его в такой темноте - все равно что обрекать себя любимого на добровольное отрезание фаланги пальца. Ну и что, что канцелярское лезвие до кости не проймет. Малейшее повреждение кисти - и карандаш уже не ляжет как следует.
Индиго тянется за клячкой, с тихим шипением сквозь зубы убирая лишние тени; боится, что затормози он хоть на минуту, и девушка сорвется с места и уйдет, не дав ему закончить тщательно выполненный портрет. А рисовать человеческое лицо - работа кропотливая и требующая сильной концентрации - слишком мягкая бумага быстро впитает в себя излишки грифеля, приобретая грязный серый цвет.
- Подожди, только не уходи, - он шепчет это поперек ругательств на карандаш тихим и чуть охрипшим голосом. Индиго приходится сидеть на холодной каменной оградке - разложенный перед ним этюдник слишком низок, чтобы за ним можно было стоять.
- Еще несколько минут, - он вынужденно лукавит, делая это лишь для того, чтобы оттянуть время - для полноценного рисунка ему требуется час, а то и больше. Но время неумолимо течет сквозь пальцы, а рядом с заходящим солнцем уже вырисовывается бледный диск луны - неутомимый спутник, гласящий, что скоро Зах совсем ничего не увидит.
Он смотрит на лицо сидящей перед ним девушки - ему не нужно построение, чтобы четко обрисовать положение глаз и сардонический изгиб губ. Он просто тайком любуется ею; если сегодня он благополучно доберется до дома, то обязательно перенесет этот рисунок на больший лист, подрисовав к нему несколько собственных деталей - наброски мебели и, может, быть, шикарное платье в стиле ампир. Такое, какое бы неизменно пошло ей, девушке с лицом средневековой ведьмы. Он не хотел, чтобы она казалась грубой в своем казуальном подростковом наряде.
Грифель стачивается; теперь это карандаш средней мягкости, им он вырисовывает лежащие в классическом беспорядке волосы и тень усталости под глазами; без нее портрет казался бы неживым. Неизбежная естественность всегда избавляет от поддельной кукольности черт.
Еще пятнадцать минут, и Зах даже рук своих не увидит. Он прекрасно это понимает, принимаясь работать более широкими и небрежными штрихами; дома, рядом с Ориасом у него будет время продолжить. Если тот, разумеется, не захочет выпить из него добрую половину крови и вынудить восстанавливаться несколько суток.
Он отвечает на реплики девушки быстрыми кивками, не отрываясь от бумаги; хорошая память индиго позволяла запечатлеть черты лица - ненадолго, конечно, но на несколько минут безотрывной работы вполне бы хватило. Остался последний момент - слегка вздернутые в напряжении брови, которые Зах решил оставить напоследок. Без них выражение лица было бы совсем не тем.
Наконец он заканчивает, небрежно отряхивая руки, а затем сдувает с листа остатки грифеля - то, что он сделал сейчас на скорую руку и рядом не стояло со строгими портретами в гостиной и спальне вампира; картинами, доработкой которых он занимался на протяжении нескольких дней, а то и недель.
- Я оставлю этот портрет тебе, ладно? Будешь вспоминать, - девушка кивает на листок бумаги, который Захария бережно держит в пальцах, и получает в ответ облегченный вздох - разумеется, он никогда не стремился раздаривать плохо выполненные работы.
- Я все же занесу тебе кое-что, но для начала сделаю это как следует. То, что ты видишь сейчас - производная темноты и моих трясущихся от холода рук. Не хотелось бы оставить о себе такую память. - он поднимается, чтобы размяться, но почти сразу же угождает в прощальные объятия. Щека прижимается к шероховатой спортивной куртке, и Зах чувствует слабый аромат духов, который оставляет положительное впечатление - редкие женские духи не заставляли его оглушительно чихать.
- Спасибо, что уделила мне время. Я заставил тебя мерзнуть здесь битый час.
Но девушка не отвечает. Она отстраняется и идет к выходу, и Зах отчетливо ловит некую тень печали в ее глазах:
– Меня зовут Кир. Спросишь в районе в паре кварталов отсюда, если захочешь увидеть еще раз.
- Разумеется, захочу. Ведь мне еще нужно будет отдать тебе свой рисунок.
Индиго мысленно прощается с ней, ожидая, когда тень девушки скроется за поворотом, а затем быстро собирает скромные художественные пожитки и удаляется в темноту.

>>> Центральный парк

+1

279

Начало игры.
• день: поднялся сухой горячий ветер. Яркие лучи солнца согревают землю и прохожих. Воздух сухой и жаркий. Вокруг все зелено - трава, листья, даже тюльпаны уже начали цвести.
Температура воздуха: + 26
2013 год. Июнь

"Хоу хоу хоу" - смеялась про себя Габриэль, представляя себя "Очень Плохим Сантой", который пролез в дымоход, чтобы забрать дорогие игрушки. Тут правда ситуация немного другая - и об этом поподробнее.

Хорошая погода, для авантюры, не правда ли? Жара - все(люди) или около воды, или дома у холодной ванны, или кондиционера с форточкой одновременно в обнимку. Тут, в пропитанном смертью месте - ни души. Правда тут это высказывание менее всего актуально... Душ-то тут как раз полно...
На стройные ножки Габриэль смотрят памятники с датами жизни и смерти, с фотографиями, где улыбаются или не улыбаются умершие, но все это так неважно сейчас. Можно было бы именно сейчас постоять у какой - нибудь могилки, пустить слезу и посочувствовать судьбе несчастного и ныне зарытого. Но у Сирши другие планы.
По некоторым данным, у бабули (ее не ее уже неважно), в могиле, зарыто некоторое богатство. Это, конечно, непроверенная информация, а местная, скажем так, байка, но проверить ее стоило - ведь девушке сейчас так нужны были деньги. А халява - это первое, что надо попробовать, нежели идти и пробоваться на место кассира в каком-нибудь супермаркете. Все это слишком обыденно. Все это так скучно. А Рональд совсем не нужна такая жизнь.
Спина горела, будто ее облили горячей водой, очки вечно сползали с носа и запотевали от жары, а босоножки уже начали натирать ноги - вот и начинается веселый день.
"Ализабелль фон Диз" - а вот и она, могила той старушки. Имя вполне знатное, богатое. Встав перед ней, расставив ноги на ширине плеч, она вглядывается, сквозь очки, на каменный монумент. Красивый, выполненный в готическом стиле. Но согласитесь, готика хороша везде, главное умей ее использовать: от одежды, до архитектуры. Она прекрасна своей темной тайной, прекрасным почерком и необычностью. В который раз Сирша всматривается в готические мотивы и не может понять, что же в ней такое, чем она так к себе манит..
Но это все, конечно, хорошо, а дело надо делать, пока есть время. И шанс.
Сбросив с плеча мешочек, что тащила на протяжении всего этого жаркого пути, она достала оттуда лопату. По дороге ни охранников, ни любых других людей замечено не было (как было сказано ранее), а значит можно пока не волноваться.
Постояв пару минут, подумав о чем-то, принялась за работу, интенсивно работая лопатой, роя себе яму, в которой сможет словить куш..

.. и то, если повезет..

Отредактировано Sirsha Ronald (2012-06-19 03:05:47)

0

280

Квартира Мэй ------>
Беспорядочно побродив по улицам, Мэй совершенно внезапным образом оказалась на кладбище. Она вновь задумалась, прочно закрывшись в своих мыслях. Погода была очень жаркой, лишь только ветер иногда доставлял прохладу. Но с другой стороны, яркое солнце было отличным поводом для того, чтобы заняться фотографией - вторым любимым делом девушки. Так как на продолжение даже небольшой картины вдохновения не хватило, рыжая собрала сумку и, несмотря на невыносимую жару, вышла на улицу, поискать его там. В населенной части города было слишком пыльно и душно, поэтому Миллей попыталась быстрее выйти на окраину и таким образом оказалась здесь, на кладбище.
На самом деле, все эти надгробия, атмосфера смерти, уже не пахнущие цветы  - рай для фотографа. Можно сделать прекрасные мрачные картинки и выручить за них вполне приличное количество денег. Фотографии скорее всего получатся в пастельной, бежево-коричневой гамме, а освещение высветлит черные гранитные плиты, дабы изображение было гармоничным.
Девушка прошла ближе к могилам богатых и состоятельных людей, в этой части кладбища находились более красивые надгробия - со скульптурами, цветами на них, а также гораздо большее количество деревьев, создающих весьма желанную в такую погоду тень.
Сделав пару симпатичных снимков с правильным освещением и экспозицией, она выпрямила спину и огляделась. В нескольких метрах от себя она заметила девушку, которая, пожалуй, занималась совсем не тем, что обычно делают люди в этом месте - поминают близких, молятся, грустят, думаю о смерти. А черноволосая, потея от жары, с уже обгоревшей спиной, вскапывала чью-то могилу. Волосы лезли на лицо, она абсолютно точно устала, но все равно продолжала орудовать лопатой.
Клад что-ли ищет? Мэй про себя усмехнулась. Недолго думая, рыжая засунула фотоаппарат в чехол и, застегнув молнию, направилась в сторону девушки.
Находясь уже в двух шагах от места вскапывания, девушка начала разговор.
- Я бы не очень тебе советовала заниматься этим сегодня. Погода - кошмар, хоть помирай. - Миллей сделала паузу, - и вообще, что ты там собираешься найти? Сокровища капитана Костета?
Рыжая растянулась в довольной улыбке, предвещая завязку диалога. Миллей поежилась на месте и тронула трудящуюся за плечо, дабы отвлечь от необычного занятия. Ей, на самом деле, было интересно узнать, что побудило девушку на вскапывание могилы в таком месте, в такое время, в такой день.

0

281

День действительно был светлым , ярким (чересчур ярким от солнца) и ужасно душным и жарким, от чего литровая бутылочка воды без газа, что лежала неподалеку от ямы быстро опустела. Солнечные лучи жестоко ласкали спину и открытые плечи, оставляя на белой коже красные ожоги, которые с каждым часом становились все ярче и ярче, а боль, пока еще не ощутимая, но будет ощущаться вечером (как это всегда бывает) .
Трава вокруг, еще утром была зеленой, а тут , под зноем она даже немного пожелтела.
Сейчас бы дождика или бриза, а лучше ветерка, да, он приятно бы остудил кожу. Но ни одного, ни второго, ни третьего, увы, не было. Зато была пустая бутылка.
На самом деле все это неважно – все эти ожоги, лучи, сама погода. Это все отходит на второй план, после главной миссии. Она, быть может, даст нормально жить. И уж насмешки со стороны, Сирша слушать вовсе не собиралась. Впрочем, признаться, она вовсе не ожидала в ближайшее время услышать чей-нибудь голос. Это было неожиданно…  Глубоко вздохнув и вытерев тыльной стороной ладони мокрый лоб, девушка тонкими пальцами приподняла очки и посмотрела на рядом стоявшую – красивая, рыжая (прям под  оттенок солнца)  девушка стояла и растягиваясь в довольной улыбке глядела на нее, своими  зелеными ( или что-то около того) глазами. Впрочем для рыжих – зеленые глаза не редкость,  но это всегда смотрится красиво. Как-то по-ведьменски, будто девушка  из древних легенд или мифологий.
Взглянув на руку, что тронула ее плечо, Рональд немного поежилась.  Ей  показалось будто ее пробили каким-то зарядом, хотя она не совсем уверена, что правда что-то подобное ощутила. Это, вполне возможно, было из-за недоверия к посторонним. Мало ли что они удумают сделать и ведь это возможно даже всего лишь прикоснувшись одним пальцем – особенно в этом городе (ведь все вкурсе его тайны?).
Тихо фыркнув,  она достала из мешочка еще одну бутылку воды и сделала пару глотков оттуда, не забыв так же налить немного в ладошку и протерев шею,  пытаясь немного остыть, от горячих объятий солнца.
- Хм…. – промычала девушка, закинув бутылку обратно и оперевшись о лопату, смотря уже не на рыжую, а на раскопку, опустив глаза вниз . – Часы уронила, когда хоронила свою старуху… - усмехнувшись и в ответ растянувшись в улыбке, кинула, но уже более серьезно следующие слова. – Меньше знаешь – крепче спишь, слышала такую поговорку? – грубиянка.
Хотя, если поразмыслить более логично, можно расставить все точки над и. Естественно, впоследствии, с ее, этой знойной рыжей девушки, помощью.
Во-первых. С чего вдруг она подошла? Ответов несколько и везде она, Сирша-Габриэль Рональд со всех сторон выглядит… Глупо? Ну, для начала, это выглядит нелепо - что девушка, в такую «жаркую жару», интенсивно работает лопатой, непонятно для чего и кого, истекая потом и скоро, видимо, кровью. 
Потом. Этой незнакомке просто стало интересно? Тогда, Сирша боится представить, что о ней сейчас думают.
Далее.  Готовит видео или фотоматериал для того, чтобы сдать расхитителя могилы?.. А что, тут даже выгодой попахивает, ведь без награды она в таком случае не останется.
А может и первое и второе, и третье сразу?..
Прикусив губу, она прищурилась и осмотрелась вокруг. Больше никого – она одна.
- А с чего ты вдруг спрашиваешь? – и опять выглядит глупо. Особенно с этим вопросом, который спрашивают дети из детсадов, когда не хотят раскрывать свои коварные планы, ну или попусту не желают делиться своими вкусняшками.
-Странное зрелище, не правда ли?... Надеюсь ты не побежишь жаловаться дяде сторожилу, чтобы он наказал непослушного гражданина? – все спрашивает и спрашивает девушка, уже глядя незнакомке в лицо, прикрывая глаза от яркого солнца.

+1

282

Пожалуй, девушка даже дернулась от неожиданного легкого прикосновения Мэй. Она устало вытерла рукой мокрый лоб и посмотрела на девушку. Ответ был слегка грубоват, впрочем, как и ожидалось, ведь и начало разговора тоже не было милым и приятным.
С чего я вдруг спрашиваю? Миллей этот вопрос показался не то чтобы странным, скорее абсолютно неподходящим и нецелесообразным в происходящем. Рыжая смотрела на нее с недоумением и непониманием, но в то же время, девушке было смешно от того, насколько забавно это выглядело со стороны. Ирония так и лезла наружу.
-Странное зрелище, не правда ли? Надеюсь, ты не побежишь жаловаться дяде сторожилу, чтобы он наказал непослушного гражданина? - девушка задавала такие вопросы специально, но при этом она явно не хотела бы оказаться в участке и разбираться, зачем ей была нужна лопата на кладбище, если она там не работает. Да и на наказания вряд ли хоть кто-то (хотя есть исключения) смотрит с радостью.
- Ну мне-то по барабану, мисс Лара Крофт. - Миллей усмехнулась и перевела взгляд с девушки на саму могилу, - Только вот зачем ты гробницы разоряешь? - вновь смеется рыжая.
Земли было вскопано достаточно много, обувь собеседницы уже однозначно не подлежала чистке и восстановлению. Лопата валялась рядом, в сумке лежала недопитая бутылка воды. Обстановка накалялась все больше и больше, и совсем даже не из-за их разговора. Просто, судя по всему, солнце решило свести жителей с ума. Миллей потихоньку спекалась, ей безумно хотелось пить, а емкость с холодным чаем уже давно иссякла.
- Не возражаешь? - Миллей смотрит на "расхитительницу гробниц" наивным взглядом, а затем быстро прошмыгивает к лежащей на пыльной земле сумке. Спустя пару секунд бутылка с живительной влагой уже оказалась в руке у девушки, спокойно попивающей ее прямо из горла. Да, возможно, это было некрасиво, но ведь не помирать же от жажды. Тем более, как девушка всегда считала, наглость - второе счастье.
- Я Миллей, кстати… - она облизнула сухие губы - Но лучше Мэй, просто Мэй. - язык немного заплетается, погода не дает о себе забыть. Палящее солнце словно жжет кожу, необходимо срочно засесть в тени, а то и вообще пойти в какое-то помещение, и лучше с кондиционером.
- Может все-таки расскажешь, что ты тут искать собралась? Я тогда подумаю, не рассказать ли все сторожам… - Миллей приопустила голову, отчего пряди слегка влажных волос свалились на лицо, и ехидно улыбнулась. Затем девушка положила воду на место и махнув жестом вроде: давай за мной, стала ковылять под дерево, закрывая глаза рукой, - единственное место на кладбище, где можно отдохнуть от жары.
В глазах мутило, начиналась уже настоящая непереносимость солнца. Но даже из-за этого Мэй не теряла интереса к происходящему. Ее всегда тянуло на авантюры и дурацкие приключения, последствия от которых еще какое-то время давали бы о себе знать. Так что, несмотря на всю абсурдность ситуации, останавливать беседу и бежать домой к прохладе она не собиралась.

+1

283

Лара Крофт.. Да, эта женщина еще та штучка. Горяча и сексуальна.. Но сам фильм - не очень. Довольно скучный.
То, что Сиршу сравнили с Ларой, не могло не вызвать улыбки. Хотя похожа она на нее лишь поступками.. Точнее поступком.
Вздохнув и обреченно взглянув на валяющуюся в пыли и земле лопату, вылезла из ямы и снова взяла бутылку с водой.
- Кхм... По-барабану, так по-барабану.. -пробубнила она себе под нос, пока отряхивала себя от пыли. - скажем так... - сделала паузу, выразительно посмотрев куда-то вдаль, прищурившись и надув губы. Длилось это секунд 30, не больше. За это время она обдумывала в последний раз - рассказывать ей или нет... Довольно глупая идея, но что делать:
- Тут такое дело... - говорила она, рукой указывая на раскопанную, но еще не разграбленную яму. - Хочу разбогатеть... А ты что, хочешь мне...  помочь? - выразительный взгляд. Она чуть подошла к ней, немного угрожающе, ну а мало ли что она удумает, нужно быть ко всему готовой.
Но та лишь спросила:
- Не возражаешь? - и взяла ее жидкость, тихонько, но жадно ее попивая. Видимо ей тоже было жутко жарко, что совсем не удивительно. Затем ее магические способности  Сирша тоже приметила и усмехнулась. Кого тут только не увидишь.. кстати, интересно кто она... Не выше чем ведьма...
- Не возражаю... - опять под нос проболтала себе девушка, развернувшись и снова прыгнув в яму, взяв лопату и продолжая ей орудовать. На представление девушки, Рональд лишь взглянула на нее и улыбнулась, имея в виду, что ей очень приятно. Но свое имя, как все заметили, она не сказала. Недоверие дело такое.
- Может все-таки расскажешь, что ты тут искать собралась? Я тогда подумаю, не рассказать ли все сторожам…
Не отвлекаясь от дела, Рональд медленно отвечала:
- Я уже ответила, ты мне не веришь?.. Я ведь серьезно говорю, что тут по идее, есть сокровища одной женщины.. Я не знаю точно, но проверить стоит..
Абсолютно честно, даже странно.
- Но не думай болтать, а то вдруг нарвешься..
"На что еще сама не знаю.."

+1

284

- Но не думай болтать, а то вдруг нарвешься…
Что я, боюсь что-ли? Хотя… Если вдруг она не человек, она же действительно может меня покалечить?
Подождите… Реальные сокровища?
Разбогатеть девушка хотела бы. Она взглянула на стоящий возле проходной арки в кладбища старенький потрепанный скутер, на котором Миллей ездит уже 3 года. Это, конечно, странно звучит, но… Я ведь вроде особо многого не потеряю… Какая к черту разница? Не сидеть же дома и рисовать? Надоело уже.
- Один вопрос можно? Хм... Даже два. - девушка прокашлялась, горло вновь пересохло, - Как тебя зовут? И вот еще… Ты человек или… - она немного развела руками, - кто?
С другой стороны, вспомнив то, как повела себя с Мэй ее "сестрица", можно было ясно понять, что без уверенности в том, что тебе не собираются делать ничего плохого, что тебя не скрутят калачиком и не отвезут в лабораторию для опытов, вряд ли бы вдруг девушка рассказала о своем происхождении, расе и прочим подробностям. Наверное, надо было бы сначала помочь ей, хоть немного, а потом уже задавать всяческие надоедливые вопросы.
Невыносимая жара так и говорила: брось это дело, иди домой в прохладу. Но так как рыжая никогда никого не слушала, она оставалась на солнце, готовая окунуться в новое приключение. Всю свою жизнь, начиная с подросткового возраста, она мечтала встретить что-то новое, неизведанное. Что-то, что заставило бы ее в корне измениться, идти вперед, найти смысл существования, окунуться с головой в море похождений. И вот совсем недавно ей представился шанс найти подобных себе. Людей с магическими способностями.
Сама девушка была индиго. Живут такие, как обычные люди, пользуясь своими простенькими способностями в бытовых вещах. А вот найти Миллей хотела бы кого-то вроде мага или демона. Посмотреть, на что способны они. Чему-то поучиться, раскрыть и в самой себе что-то новое.
- Отойди-ка. - Девушка легонько отодвинула "Лару" своей левой рукой и приподняла правую, тем самым заставив лопату взлететь с места и попасть прямо к ней в руки.
Рыжая начала процесс, который, судя по количеству сил, которые она затрачивала, давался ей полегче, чем ее собеседнице, Но и неудивительно, девушка со стороны казалось очень хрупкой, настоящая японка - темные немного грубоватые волосы, карие глаза, худенькая, бледноватая, где-то на полголовы ниже Миллей - все указывало на ее родину.
- Иди отдохни пока - Миллей, уже в то время орудуя лопатой, повернула голову на девушку и затем взглядом указала на тенек под несколькими деревьями, - Стой, сначала ответь мне!
Рыжая хитро улыбнулась и продолжила выкапывать так называемые сокровища. Хотя, пока что, ничего, кроме нескольких камушков, не попадалось.

+1

285

А если так посмотреть, девчонка - то, ничего так. Вроде не зануда какая-нибудь, живенькая. Лишних вопросов по сути не задала, но огонек в ее глазах, Сиршу порадовал.
Но вопросов все-таки было много. Сирша любила сама задавать вопросы и любила, в обязательном порядке, получать на них ответы и никак иначе. А когда ее спрашивают, все время кажется, что тут есть какой-то подвох. Как будто ее пытаются открыть, абсолютно новую книгу, которая при первом открывании, хрустит, подавая легким движениям твоих пальцев. Поэтому на самом деле, ответы были сухие, без всяких лишних эмоций и, фактически" Сирша бросала их в сторону, а после ей уже все равно услышали ее или нет. если ее слово так нужно кому-то, то пуст ьи  ловят его - все сами, детки, мир жесток и люди в нем уроды. К сожалению. Даже Рональд не являлась исключением. Без обид.
- Хм.. - сделала легкую паузу, как делают это в фильмах, перед каким-то долгожданным и закрученным моментом, - Сирша Рональд. - даже с фамилией. Опять же палевно, а вдруг воспользуется. На самом деле, девушка решила: чтоб избежать неприятностей, нужно кое-как, хотя вскользь, подмазаться к девушке. Быть более дружелюбной. Ведь так намного легче выяснить, что от тебя нужно человеку. Одно большое Но. Теперь придется делится. И теперь она наполовину обеднеет? Ну что ж, сама виновата. При дневном свете дебоширить - себе дороже. А раз не умеет сдерживать свое хочу, то пусть и  платит по счетам.
Да, жизнь действительно жестока..
Только успев ответить, опять почувствовала легкое прикосновение нежной руки солнечной девушки, Миллей. Вопросительно взглянув на нее и подняв тонкую бровь, она уставилась на нее, а та лишь пододвинула ее в сторонку.
О боже, как это мило, когда тебе кто-то помогает, поддерживает или заботится. Этого не передать. нежные чувства - это самые приятные чувства. И, правду сказать на некое мгновение эти чувства вспыхнули, когда девушка сказала ей пойти и просто отдохнуть.
да-да. Тут все с расчетом. Да, эта особа просто хочет тоже разбогатеть - вот и помогает. Но ведь все равно приятно же. Сирша даже отказываться не стала и просто вылезла из вырытой ямы. Но сделав два шаг от нее, остановилась по просьбе Миллей и повернулась к ней:
- Я всего лишь ведьма. - легкая, но приятная улыбка на мягких губах и развернувшись пошла в тенек, сев под то самое дерево, где некогда сидела ее новая знакомая.
Усмешка.
- Я смотрю, телекинез полезная штука, не правда ли? - с этими словами, она взяла рядом лежащую бутылку и начала попивать из нее. В сумке остался последняя бутыль, последний литр. Рональд даже не ожидала, что вода так быстро испарится... Хотя оно и неудивительно, ведь солнце продолжает беспощадно палить.

+1

286

Сирша Рональд. Весьма официально для такой встречи - говорить имя и фамилию сразу, словно на переписи населения находишься. Но с другой стороны, такая официальность была отличной разбавкой такой немного абсурдной ситуации.
Казалось, жара не прекратится никогда. Жара. Интересно, почему для обозначения такой погоды придумано такое странное слово? Жа-ра. Девушка в уме произнесла слово по слогам. Всего четыре буквы, а столько мучений. Может потому, что перед тем, как ты умрешь от "жары", твоими последними словами будут: "Жаааааа… раааа…" - какие-то невнятные созвучия, создающие подобное слово. Кто знает, какую дребедень услышали люди, придумывающие последующую нормальную речь.
Но от всех этих дурацких мыслей, которые приходили девушке в голову, обжигающее солнце не собиралось менять свое положение. Оно все так же пускало яркие лучи по разные стороны себя.
Девушка сначала не совсем восприняла ту информацию, которую произнесла Сирша, но потом ей дошло, что все-таки сказала ее собеседница.
Ведьма. Неплохо… Ну, сама хотела - сама и нарвалась. Что уж теперь поделаешь.
Мэй мучали новые вопросы - какими способностями обладает Рональд, как она их использует, сколько ей вообще лет и как она попала в Город Легенд. Но мысли рыжей прервала речь девушки.
- Я смотрю, телекинез полезная штука, не правда ли?
Неужели это настолько заметно?
Хотя, если посмотреть со стороны, то любое существо, будь то демон, ведьма или индиго, являющееся, по сути, не человеком, имеющее такие возможности, которых нет у обычных людей, по-любому заметит наличие способностей у другого, а тем более телекинез, которым девушка пользовалась очень часто, и который постоянно ее выручал. Нетрудно было понять, что у Миллей так легко получается копание именно из-за телекинеза, подчиняющего себе и лопату, и частично верхний слой земли.
Рыжая отвлеклась от работы и посмотрела в упор на попивающую последние капли воды девушку. Та сидела под тем самым деревом, на которое глазами указала ей Мэй.
- Д-да… Пожалуй. - она усмехнулась, но совсем не из-за иронии, а скорее из-за небольшой нервозности, - Заметила все-таки?
Ну тогда уж точно нечего терять.
Девушка аккуратно положила лопату на землю и отошла на пару метров подальше от ямы. Она выставила руку вперед и направила на лежащую рядом сумку, открыв ее. Уже через пару секунд к девушке прилетели солнечные очки, которые та сразу же нацепила на нос.
- Так гораздо лучше, не правда ли? - она улыбнулась и продолжила копать, но уже не своими силами, а с помощью рук, концентрации и действия способностей. Энергии тратилось гораздо меньше, можно было бы вообще отойти под дерево, к Сирше и усесться рядом, управляя предметом на расстоянии.
К слову, именно так и поступила девушка, и свалившись в тень, снова начала говорить.
- Расскажи что-нибудь. - она внимательно посмотрела на Рональд, - Чьи это сокровища, например. Я заинтересована.
Миллей сделала забавную гримасу и стала трогать подбородок, словно почесывает невидимую козлиную бородку, как у каких-нибудь старцев-монахов. Со стороны это выглядело очень смешно, так что рыжая ожидала отличной реакции и продолжения разговора с ответами на ее вопросы

+1

287

И что же они топчутся тут как маленькие детки в детском саду? надо более быстро и смело работать. жара жарой, а планов Сирши никто не разрушит, даже если теперь придется войти в долю.
- Заметила все-таки?
- Неееет, чтоо ты. по мне так этого не заметит только крот.. и то навряд ли.. Почует. Они, суки, такие... - какая-то немного злобна усмешка, но с Миллей это никак не было связано. Так что пусть не нервничает. Это все особенности характера Сирши. - Не знаю как ты.. но я раньше тоже при любом удобном случае использовала способность. но потом поняла, что это себе дороже. Ну мало ли что случится.. опасностей полно на свете, как и придурков, что их приносят. Да и руками это делать полезно - есть много плюсов. Я, думаю, как девушка, ты поймешь о каких плюсах я говорю. Тонус, фигура, все дела... - и после этих слов, Рональд вскочила с места, будто наполненная новыми силами и полезла обратно в яму.
- Расслабся.. Береги энергию.. Я сама смогу.. - это не отказ, своего образа даже "спасибо" за заботу. Ведь как ранее указывалось, Сирша истосковалась по вниманию, хоть и не признается в этом себе, потому что пока не ощущаешь, вроде бы и не нуждаешься, верно?
В этот раз она упорнее начала орудовать лопатой. С повышенной скоростью, будто ее энтузиазм так и переполнял. Сила тоже была увеличена и как не странно про усталость она совсем забыла. В ее голове было лишь ограбить эту чертову могилу и ничего больше. Ей нужны эти чертовы деньги. Ей нужна эта чертова нормальная жизнь, что когда-то у нее была. Стоит что-то менять, а для этого нужно что - то делать. Вот и деалешь. Может быть способ немного не стандартный, ну или стандартный для мошенников и разбойников, но ведь другая сторона была уже опробована и она как-то неудачно окончилась.
- Сокровища это, одной старухи, как я говорила ранее. Узнала я про нее через своих знакомых, уличных. Если спросишь, почему же они первыми не прибежали и не раскопали.. ну, тут могу сказать: во-первых, могила типо проклята, но мы все прекрасно знаем, что это брехня. - короткий, но многозначительный взгляд на рыжую,- ну а во-вторых, они сдохли. -чуть запыхавшимся голосом говорит и говорит она, не отвлекаясь от дела, - все. - подытожила.
Печальная история, но что поделать.
- А если спросишь меня кто их убил... - усмешка, - впрочем знать тебе этого не обязательно. - другими словами, Сирша в полном дерьме.
Бум.
Наткнулась на что-то лопата. Неужели она? Отбросив лопату, начала интенсивно очищать поверхность руками. По ее телу пробежала дрожь возбуждения. На испачканном лице это волнение было особенно видно.
-Кажется то... - прошептала она и посмотрела на рыжую. - вот теперь мне нужна твоя помощь.

+1

288

Сирша моментально встала с места и с новыми силами продолжила вытаскивать лопатой землю из ямы. И на этот раз ее работа шла гораздо быстрее, чем тогда, когда Мэй застала ее в первые.
Девушка слушала ее слегка странноватый монолог внимательно, периодически кивая и даже немного удивляясь. Проклятые сокровища - это конечно забавно, но кто знает, чего еще можно ожидать в этом мире. А вдруг на рыжую падет какое-то проклятие или душу заберут? Тогда оправдание "У рыжих нет души" будет как раз таки в тему (чего на самом деле не очень хотелось).
Мэй прикрыла глаза, наслаждаясь прохладным воздухом под пышной кроной дерева. Девушка не очень любила такую погоду. Ее любимым временем года всегда была осень - немного сумрачно, прохладно, легкие дожди, разноцветные листья - все это смотрелось чертовски очаровательно, даже слегка таинственно и прекрасно.
Ветви с листьями на них немного шумели, жара была уже не такой сильной, как пару часов назад, так что она вновь достала фотоаппарат и сделала пару необычных снимков. На одном из них девушка сделала крупный план, изобразив две параллельно идущие линии надгробий и посреди них затоптанную дорожку. На второй фотографии девушка сняла небо через листву дерева, под которым она сидела. Главное было не заснять солнце, если ультрафиолетовые лучи попадут в матрицу - фотоаппарату конец. Конечно же, девушка не упускала из головы мысли об этих сокровищах. Что это может быть? Куча золота как в фильмах про пиратов или же старые бабские украшения, которым место в магазине секонд хэнда?
Но, с другой стороны, смотрелось вся эта история полнейшим бредом, до тех пор, пока Мэй не отвлек отчетливый стук лопаты об явно твердую поверхность.
Оп-паньки. Похоже, это были не такие уж и шутки. Да и вряд ли бы Рональд пришлось устранить тех конкурентов, если бы это была просто глупая легенда. Город Легенд все-таки. Не удивительно.
- Вот теперь мне нужна твоя помощь.
Мэй отложила в сторону фотоаппарат и, сделав несколько полных глотков из последней оставшейся бутылки (снова не спросив разрешения), приподнялась с места и быстрыми шагами добежала до Сиршы.
Рыжая оглядела яму и увидела очищающую поверхность "клада" девушку.
- Подожди секундочку. - она взглядом попросила ее убрать руки с поверхности, - Думаю, здесь способности лишними не будут.
Протянув руки и сосредоточившись на некотором количестве земли вокруг ящика, она сдвинула мелкие частички земли по разные концы "сундука с сокровищами", открыв доступ к остальной части сундука. Теперь интерес мучил ее еще больше, ей не терпелось узнать, что находится внутри этой штуки.
Мэй осторожно залезла в яму и стала пытаться отделить ящик от земли, дабы его можно было легко вытащить с помощью телекинеза, а там уж разбираться дальше.
- Помоги. - девушка была полна энергии, она уже не обращала внимание на палящее солнце, голова была занята только мыслями о том, что находилось внутри земли. Жажда авантюр и приключений была сильнее жажды в изначальном смысле этого слова.
- Слушай, а почему ты настолько рьяно рвалась найти их? - Этот вопрос был действительно занимательным, а уж как забавно было бы посмотреть, как Рональд из него выкрутится, - У тебя есть какие-то проблемы с деньгами?
Теперь она точно от меня не отвяжется. Ну а уж если мы действительно что-то нашли, можно будет потом это прекрасно отметить в каком-нибудь баре. Только не в "Осколках". Давненько я на работе не появлялась, еще уволят…
Ящик был уже почти выкопан. Оставалось сделать лишь несколько последних усилий и вытащить его на поверхность. И свалить побыстрее. То, что сторож до сих пор не заметил, чем девушки тут занимаются - всего лишь счастливое совпадение.

0

289

Вот он ящик. Или не ящик. А где гроб? Видимо ниже.. А может это и есть гроб? Что-то ничего не ясно..
Рыжая помогала ей с не меньшей энергией, что и Сирша. Это конечно только радовало. Быстренько они начали управляться с песком, землей и грязью, пытаясь найти начало и конец этого "что-то".
Оказалось, в итоге, что это небольшой совсем сундучок.
- А я то думала, тут ящик ящиков будет... А оказалось... Микробная коробочка?.. И что тут может находится такого ценного? Пару золотых и старых монет? Бусы из камушков, собранных на берегу ближайшего моря..
Пока ничего не ясно.
Но любопытно.
После недолгих (или напротив, долгих) махинаций, они достали таки этот так называем "сундук с сокровищами", кои тот совершенно подобно не выглядел, поставили его на землю и Сирша начала пристально смотреть на него. Не колдуя, вовсе нет. Думая. Да, она всего лишь стоит и прикусывает мягкую нижнюю губу.
- Слушай, а почему ты настолько рьяно рвалась найти их? У тебя есть какие-то проблемы с деньгами?
- А? - проснулась красавица, расстерянными лазами взглянув на Миллэй.
-Какая она любопытная... И наивная.
Выдержав паузу и снова взглянув на сундучок, ответила:
-Да нет, все нормально у меня с деньгами. Стать богаче никогда не плохо.. мне так казалось... И кажется..
Габи на данный момент бормочет, а не внятно говорит. Так как думает как его отпереть и что от него ждать. Весьма нелогично думать об этом, пока не откроешь.. Но ее что-то переклинило.
- а что? - встречный вопрос. Вообще, к чему это было узнавать.. - а ты? Что да как?

+1

290

Размер ящика крайне разочаровал обеих девушек. Не то, чтобы Мэй была сильно расстроена, но, раз уж ей подвернулось под руку такое дело, она ожидала увидеть что-то позначительнее и весомее, нежели небольшая коробочка, которую они с Сиршей вытащили из под земли. Конечно же, ящик был достаточно тяжелым и подавал кое-какие надежды, вроде слитка золота и прочей дорогой ерунды, но кто знает, вдруг внутри лежит пара кирпичей.
На вопрос Рональд ответила не сразу, тоже была погружена с головой в свои мысли. Но и ответ не был особо поясняющим и красноречивым. Это, скорее, был переход от вопроса к вопросу, перевод стрелки на другого человека.
- А что? А ты? Что да как?
Рыжая усмехнулась. Давно ее не спрашивали о жизни, но и рассказывать она ничего не собиралась. В любом случае, внешний вид говорит сам за себя - ничего примечательного, так что богачкой девушка явно не была. Время занимают сразу две работы, миниатюрная квартирка и старый скутер. Да, безусловно, деньги не помешают.
- Да так… - девушка закинула голову к небу, - И… Вряд ли тебе будет интересно слушать обо мне. Сама все видела. Я работала и увидела девушку, вскапывающую могилу. Почему бы не узнать, зачем? - она смотрела на Сиршу хитрой улыбкой, а затем перевела тему на более значимый сейчас вопрос.
- Ну что, вскрываем?
Вернув взгляд на "сокровища", которые могли бы и не оказаться ими, Мэй схватилась за крышку и попыталась открыть ящик, приложив наибольшие усилия, но безуспешно. И это придавало уверенности в том, что внутри есть что-то ценное. Как слоган на рекламу: хороший замок - залог сохранности ваших сокровищ.
Правда, сама Миллей чувствовала себя не очень. Солнце припекло голову, казалось, рыжая вот-вот упадет в обморок. Глаза слипались, координация потеряла прежнюю точность. Нужно поскорее закончить, а то Сирше придется меня тащить

+1

291

Сирша вновь смотрела на Миллэй и глядя на нее становилось жарче.. А все из-за ее волос, повторюсь, таких рыжих, как будто переигрываются с лучами солнышка.
- А, значит ты работала?.. Я думала ты просто мимо проходила.. Что меня очень удивило.. Это больше для самоубийц.
Легкая усмешка. - ну да ладно... Много разговариваем. - это к слову. Ведь основная часть времени проходила в тишине. Лишь слышен был ветерок, дальний непонятный шум и стук лопаты о землю. - А по поводу "узнать".. Не думала ли ты, что будь я немного другим человеком, ты бы как свидетель была бы уничтожена - это максимум, минимум тебе бы не ответили попусту.. Спрашивать о подобном... Не совсем логично. Впрочем, моя ситуация точно так же не логична. На солнцепеки, при свете дня, граблю. На то свои причины. Мне по крайней мере все равно. Видимо, уверена, что справлюсь с говном, если оно на меня обрушится. А вообще, фортуна обычно на моей стороне. - легкая улыбка и все такой же прямой взгляд на девушку. Она ее не рассматривала, она просто смотрела и "тихо" улыбалась. Глаза по крайней мере точно огоньками, да горели.
Но пауза была не долгой. Нужно что-то решать с этим "сокровищем". Невозможно, чтобы оно было никчемным, раз такое тяжелое. Но мало ли что туда напихали... Бабушки - они такие. Все что сердцу дорого, то и сокровище. Впрочем, это у любого человека так. Кто будет отрицать это?
- Пора с этим заканчивать... Уже бесповоротно. Но вскрывать мы будем не здесь, тут уже это делать опасно, ибо посмотри, там видимо идут на проверку. - кивнула она в сторону сторожки. Быстро, с помощью способности телекинез, она кое-как разбросала землю, типо закопала яму, что на самом деле выглядело совсем не так. Но это уже неважно, пусть другие закапывают, сейчас надо просто свинтить отсюда по добру по здоровому, пока удача действительно  на ее стороне.
- Давай, быстрее. - собрав все бутылки обратно в сумку, взяв одну ручку сундука, подождала пока напарница проделает тоже самое и быстро потрусила в сторону заборчика. - Ты смотри только не падай... - по этой девушке было видно, что ей не здоровится, но пусть держится, иначе будут неприятности поболее, чем головная боль. Быстро сфокусировавшись на своей энергии, для использования способности. Они эту штуку просто так не перекинут, поэтому только так.
И вот, пару минут и сундучок пархая над землей, перекинулся через тот самый забор, а после рухнул вниз. Не мешкая, девушки тоже перелезли через преграду и оказавшись по ту сторону, снова взяли за ручки сундука и побежали куда-то в сторону дороги.
>>> Европейская часть города >>

Отредактировано Sirsha Ronald (2012-09-16 21:33:11)

0

292

- Пора с этим заканчивать... Уже бесповоротно. Но вскрывать мы будем не здесь, тут уже это делать опасно, ибо посмотри, там видимо идут на проверку.
Миллей мысленно согласилась с Сиршей и, показав это кивком, быстро добежала к своей сумке, аккуратно уложила фотоаппарат обратно в чехол и засунула внутрь. Подняв с пола свою ношу, рыжая не спеша вернулась к могиле и, вместе с Рональд, взяла сундук в руку.
Девушки рванули в сторону забора и перекинули ящик, используя телекинез. Ограждение и само по себе было достаточно высоким, так что без способностей не обошлось. А на пару все вышло гораздо быстрее и практичнее. Затем девушки и сами миновали препятствие и, схватившись за ящик, убежали в другую сторону.
Возле дороги стоял потрепанный скутер, принадлежавший рыжей. Небольшой, белого цвета с одной единственной фарой посередине. Транспорт даже не являлся новой моделью, это был ретро скутер, который девушка смогла купить, как средство передвижения несколько лет назад, почти сразу по приезду в Токио. Благо, катастрофу он смог пережить, так что Мэй и по сей день наворачивает километры на этой развалюхе. Зато надежно, не ломается.
Девушка предложила собеседнице залезть сзади и держать ящик, в то время, как она отвезет их в более подходящее место для того, чтобы рассмотреть находку.
Лучше всего подошел клуб  "Wired", находящийся неподалеку. И плевать, что это стриптиз-клуб, главное - есть где посидеть и поговорить. На улице уже вечерело, яркое солнце потихоньку заходило за горизонт, так что заведение должно быть открыто. Кто бы мог подумать, они целый день выкапывали несчастный маленький ящичек!
- Итак… Клуб "Wired"? - вопрос был по большей части риторическим, так как девушка уже завела мотор и собиралась тронуться с места. Ехать было недолго, минут 20, и то от силы.
Миллей вырулила на дорогу и нажала на газ. Скутер беспрекословно слушался и выполнял каждое действие своей хозяйки. Периодически ее посещали мысли сменить свой транспорт, а теперь она вполне могла бы это сделать, но вещь уже стала "родной" и служит отменно, так что покупку рыжая все-таки отсрочила еще на какое-то время.
Ветер обдувал лицо и ноги, отчего становилось прохладно. Одежда подходила только для супер жаркой погоды, малейшее ее изменение заставило бы девушек замерзнуть. Но так как поездка была недолгой, у них это не вышло.
----> Стриптиз-клуб  "Wired"

0

293

Начало игры.
• ночь: Небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.
Температура воздуха: + 20
Август. 2013 год.

Сон это полезно, замечательно, и просто чудесно. Как минимум для существ, которым он нужен. А вот для других, более необычных создания, сон это всего лишь краткий миг, в их бессмысленном существовании. Словно, ты на секунду моргаешь, и, кажется, что через секунду ресницы уже поднялись. Но что ты видишь? Ночь сменилась днем. День сменился ночью. А возможно и не один десяток раз. Или сотен. Или тысяч. Не важно. Важно, что рано или поздно почти все кто легли спать просыпаются. Нет, бывают исключения, и кто-то подыхает прямо во сне. Спокойная смерть как любят говорить людишки. Однако, если ты не из тех сдохнувших неудачников, ты обязательно проснешься. И скажи спасибо, что за это время тебя не прозвали спящим красавцем и не заставили какого-нибудь принца-пидораса целовать тебя.

Знаете, ночью многое воспринимается по-другому. Особенно если вы ночью на кладбище. Хотя на кладбище вообще всегда, все воспринимается по-другому. Ну, или не воспринимается, если вы уже труп. Какая неудача.
Однако сейчас, теплая летняя чудесная ночь, казалось жутковатой. Кресты и надгробия, словно странные конечности, уродливо торчали из земли, а такие яркие и далекие звезды, казались гнойниками на небесном теле. Свежий ветерок казался прохладным, ну а любой шорох заставлял поежиться, и нарисовать картину кровожадного вампира, свирепого оборотня или отвратительного зомби. Хотя это все можно почувствовать, только если вы впечатлительный критин, болван, нытик и вообще не хороший человек. А для остальных, даже тут, на кладбище ночь была самая обычная, до момента как случилось это...
Кладбище наполнил, уже действительно леденящий душу голос. Казалось он идет из самой прейсподни, вырываясь из под земли, он резал уши своим мертвым скрипом, и одновременно колотил, оглушая своей глухотой.(а что вы хотите, земля неплохо приглушает звуки!).
- Арх! Вагх! Ыыыы!? Мозги! - Твердь над могилой  разверзлась, выпуская сначала руку обтянутую мертвецко бледной кожей, затем страшную голову с черными длинными волосами, красными глазами и костяной пластиной вместо лица. На секунду завывания прекратились, и красноглазый осмотрел все кладбище, при этом, не забывая продолжать выбираться из земляного плена.
- Писец. Значит тут воешь для них, стараешься напугать, а вокруг, никого. Уроды. - На этот раз вместо трупного завывания послышалась намного обиженное ворчание, которое продолжалась, еще пару минут. Лич вылез полностью, и уже отряхивал свою одежду(впрочем без особого успеха), параллельно перечисляя все пороки человечества, умудрившегося пропустить его(!) возвращение в сей бренный мир, после долгого сна.
- Ыыыыы!? - На всякий случай попробовал он еще раз, вдруг хоть кто-нибудь услышит. Но безуспешно. Даже зрение мага улавливало, лишь присутствие старика сторожа, но его сон был слишком крепок, чтобы впускать в его сознание хоть каплю художественного завывания Лича.
Нет, вообще Кащею было пофиг, но все же. Надо ж поворчать. Для вида. Мгновение, и вместо древнего мага(будем честными, вместо древней мумии)  уже стоял человек лет тридцати пяти, острым взглядом оглядывающий всю округу. Почесав пах, мужчина зевнул, опять же чисто для вида и потянулся. А в голове уже сложился план дальнейших действий. Для начала он сплюнул.
По прошествии пяти минут сторонний наблюдатель мог бы заметить, как какой-то человек зашел в небольшой домик, где посапывал старенький сторож. Если бы он так же решил войти внутрь, то увидел, как мужчина в грязной одежде одним точным ударом по шее вырубает старика, а затем совершенно спокойно сталкивает со стула, и занимает место сторожа. Тот так и не успел проснуться, плавно перейдя из мир сна в мир: писец менее кажется, врезали, и я в отключке, но сам об этом не знаю.
- Так что тут у нас? Свежая пресса? Скандалы, интриги? Неплохо для начала. -
Самое страшное после долгого отсутствия - это незнание новостей. Никаких. И не понимание происходящего. И именно этот свой пробел Лич сейчас хотел восполнить. В конце концов, согласитесь, если не надо жрать, срать, трахаться  и даже жить, единственной потребностью остается информация. А остальное - шелуха.

Отредактировано Кащей (2012-08-28 23:01:14)

+3

294

СМИ. Даже через почти двадцать лет сна, их суть не особо изменилась. Хотя с другой стороны, уровень порнографии, поднялся гораздо выше. Нет, серьезно, вы, правда, надеялись найти у сторожа кладбища сводки с нефтяных бирж, аналитические газеты, и брошюры с политическим обозреванием?  Хотя политическое обозревание было. Весьма своеобразное, попрошу заметить. Порно и желтая пресса. Желтая пресса и порно.
- Жизнь людей ужасна, по своей сути. Господи Боже, почему бы тебе не послать еще один всемирный потоп? - Пробубнил почти про себя Кащей с безразличной физиономией, пролистывая странички каких-то глянцевых журналов. Единственным неплохим экземпляром был достаточно увесистый труд о новинках автопрома (который, кстати, тоже весьма шагнул вперед, нет, представляете, за две целых одну десятую секунды до ста километров в час!), но, к сожалению это было не совсем то, что нужно Личу.
Еще одним немало важным отличием было явное изменение вкуса в женщинах. Древний маг помнил первую напечатанную порнуху, и то, что он быстро пролистывал сейчас в надежде подцепить хоть крупицы полезностей, заставляло его пожалеть о том, что он Лич... - Хм, этой милашке я б вдул. Однозначно. Хотя и эта тож ниче, да старик? - Периодически комментировал он открывавшиеся ему картинки, при этом общаясь с наглухо отрубленным сторожем. Однако после четвертого журнала (Большие Американские Сиськи), глаза фантома подозрительно сузились и уставились на старика.
- Слышь, мужик, я тут че подумал. Тебе ж, почти восемьдесят, нахера тебе столько порнухи? Эй, мужик, очнись! - Лич наклонился над смотрителем и пару раз не слабо пнул его под ребра. Нет, он совсем не хотел причинить человеку боль, просто... Просто как иначе можно с этими... Этими... Ну, вы поняли.
Сказать по правде, вопрос на тему старика и порнографии серьезно засел в голове Лича, вытеснив на время все остальные мысли. Он даже вылил чайник с водой (Слава богу, она была холодная, потому что Кащей не догадался проверить, и история могла бы закончится печально. Для смотрителя) на голову этому безнадежно вырубленному  чудику, но ничего не помогло. От обиды хотелось заплакать. Этот жестокий и не справедливый мир, с первых часов пробуждения начал задавать Личу вопросы, на которые он не знал ответа... Хотелось сесть у окошка, заварить себе крепкий, горячий кофе, поджать колени поближе к себе, накрывшись пледом... И думать о нем. О старике и чертовой порнухе. Нет, серьезно зачем!?
Но, так или иначе, мир не идеален. Усилием воли Кащей выкинул столь важный для него вопрос из головы и вновь осмотрел хижину на этот раз на предмет полезных вещей. Краткий осмотр показал, что полезных вещей - нет. Было конечно ружье, но как то... В общем, не впечатляло.  Да и зачем Личу ружье? Можно конечно предположить, что в новом мире, ружье это все. У тебя нет ружья? Тебя не пустят в бар. Что-что? Твое ружье слишком короткое? Та красотка не переспит с тобой. Простите, вы забыли свое ружье дома? Извините сэр, но вам придется пройти со мной. Но даже в самых смелых мечтах Кащея это выглядело слишком маловероятно. Ну, очень уж маловероятно.
Видимо подходила пора прощаться с этим местом. Ведь все, так или иначе, проходит. Да, этот старик стал первым, встретившим Лича через двадцать лет сна, а сплетни как актер Тони поимел жену мэра Дрони, вкупе с шикарнейшими обнаженными телами, стали первой информацией полученной Кащеем, но он не отчаивался, и знал, что вскоре все наладится. А если нет, он наглухо захерачит весь этот гребанный мирок, и устроит зомби Апокалипсис. Ибо нефиг.
Так или иначе, путь Бессметного лежал туда, где можно найти неприятности. Ведь только там, можно начать новую жизнь.
Случайно наступив на руку лежащему старику и, несомненно, отдавив ему пальцы, маг вышел на улицу и направился прочь, туда, куда глядят глаза.
---->Переулок "Киояма"

+1

295

Январь. 2014 год.

• утро: на улице холодно. Мороз рисует на окнах узоры. Снег, покрывающий весь город, еще совсем белый и чистый, но из-за мороза покрылся ледяной хрустящей коркой. Безветренно.
Температура воздуха: - 13
НПС - Тито и Тоно

Тяжело дыша, клубки горячего пара паровозом дымились из замёрзших уст ребёнка. Её кожа бледнее снега, онемела от застывших ледяных пятен. Даже ресницы, как ветви маленькой берёзки, покрылись белым инеем. Оборачивающиеся люди провожали равнодушным взгляд, кто-то же наоборот звал к себе, но ребёнок и голову не повернула.
остановившись возле огибавшей стены, кладбище, Тоно обняла себя, дрожа от забравшихся холодных рук под рубашонку. Набрав ледяного воздуха, перевалилась через выступ, покатившись на спине шагов пять. Безумием оказалось для неё подняться, а значит жгучая боль вновь вонзилась острыми иглами в бледные ручонки. За спиной послышались далёкие шаги, кто-то спешил следом. Белый волк легко перемахнул через препятствие, подхватив девчушку, забросив себе на спину. Крепко вцепившись ручками в густую тёплую шерсть, на лице образовалась слабая улыбка.
- Ты пришёл.
Шепотом произнесла она, закрывая глаза, когда зверь проскакивал через что-то. Зима не сладко сказалась на этих двоих, не смотря, хоть и щенки они, но не настолько способны оберегать себя от капризов погоды.
- Что ты ищешь?
Заботливо произнёс брат, поглядывая на младшую, сразу же возвращаясь к дороге. Шаманка открыла глаза, вспоминая точное название розыскного объекта.
- Барвинок. Он должен расти у голого дерева, там могила. Я видела летом, как женщина сажала семена. Я хочу, чтобы они у меня тоже росли. Магическое растение. И каменная роза там же,она из отряда лечебных.
Остановившись, волк высадил сестру, куда и был указан путь. Оба стремительно раскапывали скопившийся слой снега, на одной из могил. Взглянув на крест, Тито не разглядел надписи на нём, не видя смысла зацикливаться на этом помогал сестре, пока наконец-то не появились первые зелёные верхушки. Уже самостоятельно, девочка осторожно откапывала их и срезала, укладывая в карманный мешочек из оленьей шкуры. Уши зверя навострились, Тито обеспокоено зарычал, опасаясь больше за сестру, чем за себя. Хоть бы никого и не встретить.
Как бывает во всех ужастиках, откуда ни возьмись, выскочил кот, прямо на крест, где они сидели. Зашипев, разинув маленькую пасть, шерстяной комок выпустил когти попытавший задеть, отпугнуть. зачем вот только, что связывало его с могилой факт не учтён. Подскочив, волк клацнул у удаляющей лапы, кот соскочил и помчался прочь, вдогонку за ним и преследователь.
- Не надо, Тито! Стой!
Кричала в след ему младшая сестра, но всё бес толку. Спустя минуты, волк вернулся, потрёпанный от кошачьих когтей, живой и задорный. Похоже бой прошёл на ура.
- Я его задел. Пошли догоним. Он там дальше, никуда не убежит.
=====Католическая церковь

Отредактировано Blue (2013-01-23 00:19:21)

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Кладбище


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC