Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Оранжерея


Оранжерея

Сообщений 61 страница 89 из 89

1

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135245-5-f.png

Уложенные мрамором дорожки приведут к крытому стеклянной крышей строению обтекаемой формы. За зданием оранжереи, с противоположной главному входу стороны, в саду живописно рассажены подстриженные кусты.
Попавший в первый зал посетитель только начнет готовиться к буйству красок, которое ждет его, живые ароматы листвы и соцветий гармонично дополнять зеленый ковер, устилающий пол и стены. Стоит пройти мимо фонтанчика, дно которого выложено медными монетками и пуговочками, брошенными на удачу, как во втором зале гостя ждет обещанное цветовое разнообразие. Там, уже побывавший в вишневом саду человек определенно узнает те самые цветы - желтые, с необычной формой соцветия. Среди их плотного ковра там и тут поглядывают не менее необычные растения: светло-сиреневые, персиковые, алые, белые, и все они, словно витражи центрального зала церкви, кажется, собирают мозаикой целостную картину. Не просто красиво, не просто прекрасно - одухотворенным и возвышенным кажется все здесь.
Один из самых популярных и одновременно сложных залов является зал с водопадом, в котором живут карпы и лебеди. И дело не в самом водопроводе, а в том, что водным резервуаром соединены два зала. Второй, поделенные на секторы узкими дорожками, полностью залит водой. На поверхности озера бутоны кувшинок раскрываются каждую ночь.
В помещениях светло, будь то день, и  сумрачно (но ни в коем случае не темно), романтично и, более даже, лирично, если на улице ночь. И всегда тепло и влажно, чтобы цветы чувствовали себя комфортно.
В отдельном зале собраны красивейшие бабочки мира, которые не боятся приходящих и уходящих людей, смело садятся на плечи и раскрытые ладони.
С торца здания находится лавка, в которой можно приобрести не только саженцы или сувениры, - свежие настойки, ароматные специи и аромапалочки, различные масла и отжимы. Впрочем, это только верхушка айсберга… Довольно-таки большую площадь, одну десятую от площади оранжереи занимают покои владелицы оранжереи. Обычным смертным, по понятным причинам, ход туда закрыт.

0

61

Когда ты отстранилась, я, зажатую в руке шапку, машинально в карман сунул, чтоб не уронить. Проследил глазами за тем, как ты выпутываешься из моих объятий и разворачиваешься спиной, а потом долго вслед смотрел.
Пока не услышал почти над ухом капризный плач, требующий завернуть "вввооотт сюда" и забрать с травы замеченную  игрушку. Почти сразу в поле зрения, закрывая твою спину, попала колоритная пара мама-ребенок, тянущий эту самую маму прямо ко мне и  горящими глазами уставившийся на все еще валяющуюся на траве пушку. Я очнулся. Дело пошло на скорость - мне до ствола тянуться было ближе, потому именно в мой карман перекочевало оружие с травы. Слыша вслед капризные вопли о том, что дядя забрал его игрушку, которую  именно избалованное дитя нашло в траве потому принадлежать она должна именно ему, я удалялся из оранжереи.
Честно? Я наделся, что когда выйду,  тебя уже не увижу, и инцидент исчерпается сам-собой. Ну, была девочка, ну промелькнула мимо меня, и пропала, как и сотня других, нереализованных возможностей. Но ты сидела одиноко на лавочке.
Ты расстроена?
Вот не люблю, когда так все заканчивается. Ты меня шантажируешь, кошечка, ты в курсе? Как и любой мужик, я совершенно не знаю, что делать с женскими слезами. Слава Богу, тебе хватило ума не разреветься ни у меня на глазах, не позже, уже на улице, но сути это не меняет. Ты обиделась, и заставила меня чуть ли не виноватым себя чувствовать. 
Минуты полторы я наблюдал за тобой, прежде чем подойти, и, если бы заметил за это время на твоем лице злую улыбку, которой ты уже одаряла меня  в кафе - шапка твоя тотчас же полетела бы в мусорник, а сам бы я прошел мимо, не остановившись. Но улыбки не было, по крайней мере я ее не заметил. А был, черт побери, красивый профиль на фоне последней осенней листвы и воспоминание о том, что во время поцелуя, твои глаза масляной пленкой возбуждения подернулись. Потому, взяв из твоих рук гитару и усадив ее старательно между нами, сам аккуратно с краю лавки примостился, вытягивая из кармана и протягивая тебе, забытую тобой вещь.
- Ты забыла свою шапку, кошечка.
Мне плевать, конечно, на шапку. Это не более, чем предлог, позволивший вновь завязать разговор, и не будь ее - ничего бы не поменялось.
- Дай сигарету.
Зачем-то, машинально подтверждая свою просьбу, делаю характерный жест - два пальца, вынимающие несуществующую дозу отравы изо рта. И, все тем же безэмоциональным тоном, продолжаю:
- Рассказывай.

0

62

Настроение было ни к черту. Насущные проблемы совсем замучили. Я тихо в душе злилась на себя любимую. Нужно где-то искать жилье. Но с итальянского счета я не могу пока снять деньги, меня сразу засекут эти итальянские гады… а человека, который нелегально смог бы сделать для меня новый японский счет, я еще не нашла. Налички хватит только на пару ночей в гостинице, мне этого пока мало. Что же, черт подери, делать?! Вот дерьмовая ситуация!
Я сидела и продолжала думать, где мне взять деньги. Ох, уж этот век компьютерных технологий! Мне придется спереть тонну кошельков, чтобы накопить достаточно налички… у всех ведь, мать их, кредитки!
Потом я поправила растрепавшиеся волосы, макияж и посидела еще несколько минуток. Ладно, нужно идти. Авось, подвернется что-то!
Только я собралась уходить, даже взяла гитару в руки, так ее у меня бесцеремонно забрали. К счастью, она тут же опустилась на скамейку возле меня.
- Ах, это ты, боец? Уже соскучился? – язвительно,  но не злобно бросила я, когда мне была отдана шапка. Головной убор был откинут на скамейку.
Сигарета… ох, хорошая идея! Я сделала очередную затяжку и тонкой струйкой выпустила дым в воздух. Губы все еще немного показывало от недавних прикосновений. Потом я достала сигареты и протянула тебе пачку Marlboro Filters. Сигареты были простые, а не так любимые женщинами тонкие спички. Мне казалось, что они совсем не тянуться. А я люблю, чтобы дым попадал во все уголочки легких, пропитывал насквозь.
«Рассказывать? Что?» - хотела было состроить дурочку я, решила, что с тобой это не прокатит. К тому же, мне действительно может пригодиться твое участие.
- Я могу пожить у тебя? – прямо в лоб спросила я и уверенно, но совершенно без вызова, посмотрела в твои глаза.

Отредактировано Kit (2010-10-21 18:44:30)

+1

63

- Гостиница.
На черта тебе мой гостиничный номер, если ты можешь себе снять такой же, свой собственный и не злиться по поводу разбросанных в беспорядке носков?

Ну вот не идиот ли я, даже как следует не познакомившись, уже разрешаю тебе жить в моем доме. А главное  буднично так, как будто само собой разумеящееся без раздумий и вопросов сообщаю где живу, зачем живу. Осталось только ключи вручить, и "здравствуй, воровка на доверие".   Но я все же  каким-то боком чувствую, что ты не обведешь меня вокруг пальца. Ну хоть из тех соображений, что я тебе полезен быть могу в ближайшее время, правда сам пока не знаю в чем. Но я помню об "одном деле или даже двух"
А ты мне, кошечка -  не полезна. И тем более в данной ситуации, непонятно, почему я разрешаю тебе пожить у меня. Будем считать, что сигареты и поцелуй в оранжерее решили все дело. И это твое лестное "боец", конечно же.
Буднично же у тебя из рук пачку принимаю - рассматриваю. Правильные ты сигареты куришь, девочка. Не бабские тонкие, годные только на то, чтоб "элегантно взмахнуть кистью, в которой зажата  Virginia Slims". А нормальные сигареты, чтоб быстро и качественно впустить в легкие дозу отравы.
Встаю, вешаю твою гитару за спину, шапку подхватываю и, закурив, пачку сую себе в карман. Привычка, мать его, в левом заднем в джинсах  всегда держать сигареты. Зажимая зубами дозу отравы, протягиваю руку тебе, чтоб помочь подняться.
- Сейчас идем менять пушку, по пути расскажешь как докатилась до того, что жить негде.

===>  бюро странных услуг

+1

64

Отлично! Жилье есть!
Я не могла не улыбнуться! Улыбка получилось доброй, счастливой и открытой. Сама от себя не ожидала. Но говорить "спасибо" не в моих принципах.
- Я тоже разбрасываю вещи, - все так же улыбаясь в ответ сказала я.
Судя по одобрительному взгляду, сигареты тебе мои понравились. Не скажу, что это меня обрадовало, но в какой-то мере мне это польстило. Но что, что ты забрал пачку себе меня взбесило! Я даже хотела незаметно выкрасть ее, я была уверена, что смогу и совсем без проблем... но все же нужно хоть немного заслужить твое доверие.
Интересно, а почему ты живешь в гостиничном номере? Ладно, позже спрошу.
Менять пушку? А... так она не твоя. Мда... у меня действительно были бы с ней проблемы...  странно, что ты просто не оставил ее у меня. Избавился бы от компромата. Вдруг бы ее кто-нибудь увидел у тебя. Хотя... если ты идешь ее менять... на другую пушку или на то, что дал взамен? Очень интересно!
- У меня нет денег на жилье, потому что я только сегодня утром приехала в Японию.
Простой, ясный, и, я надеюсь, исчерпывающий ответ.

------- Бюро странных услуг -------

Отредактировано Kit (2010-10-21 19:40:31)

+1

65

Бутик «Блеск»---------
Март. 2011 год.
День: Солнце приятно греет и все вокруг тает. Дороги, которые правительство совсем не спешит убирать, по прежнему похожи на нечто невразумительное, заваленное сырыми остатками грязного снега. На небе встречаются редкие белоснежные облака, которые не грозят осадками.
Температура воздуха: + 15

Прошёл почти целый издевательский час с той самой поры, как я, наивно и целеустремлённо, села в салон автомобиля. Он тянулся долго, надавливая на пошатнувшиеся нервы, как это обычно бывает в мегаполисах. Токио ни в коем случае не мог являться исключением. Впрочем, он бы и никогда не смог назваться чем-то ниже шумного, живого и манящего города, к которому так легко привыкнуть и в действительности привязаться. Потом уже и не понимаешь: тебе ли не хочется уходить, или город не отпускает тебя. Однако путешествовать одной не так и интересно. Даже если моя реальная цель заключалась совсем в ином, должна признать, что с ребятами никогда не приходилось так скучать. Мои поиски вплотную совпадали с планами Кильдрен, захватывая с тем и те же поселения, деревни, пригороды. И как можно свыкнуться с поганой обстановкой, сильно отличающейся от просторных полей и зелёных лесов. Даже не знаю, как бы я прожила без этих серых и громостких зданий, этого отвратительного запаха жжёного бензина, этих бесчисленных лиц не выспавшихся с утра и измотанных к вечеру людишек. А что бы я делала в состоянии злобной истерии вместо того, чтобы отправиться в какой-нибудь ночной бар и выпить крепенького со своими друзьями, а может быть и не друзьями, но реально хорошими людьми, а может быть и не людьми вовсе, но это как повезёт. Что бы я делала хотя бы раз в недельку не подравшись с пьяни с какой-нибудь тварью в том же баре, а может быть и не в баре, а может быть вовсе и не с тварью, а другом, но реально обидевшим меня. Но главное, что бы я делала без полиции, нервозно пытающихся разнять дерущуюся пару, а может быть и группу пьяных в доску, стельку и какашечку, хотя те знают, что получат в итоге и в глаз, и в живот, и чужою ногою перпендикулярно промеж своих ног – всё возможно в сумасшедшем мире! А какие в мегаполисах роскошные домишки! Так и манят, так и просят пробраться лунной ночью внутрь и выкрасть ценных вещичек, да побольше, повесомее на цену на чёрном рынке. Правда, это уже мой личный головной червяк: ещё год назад всю работу выполняли позаказное, а теперь вновь одиночка, как ни печально. Что поделаешь? Жизнь продолжается. Разумеется, на одном грабеже долго не протянешь. Именно для того я и направлась в оранжерею. Там, видите ли, работник нужен. Посмотрим, какая из этого получится каша.
Но доедем мы туда, ох, как не скоро! В городах может вонять, может не хватать жилья, могут проживать одни бродяги и бомжи, но только здесь я ощутила то, что называют «застряли надолго» - пробка. Дорога просто замерла. Каждую секунду мы продвигались на спасительные 1/4-ую  метра, и каждые три минуты останавливались, а потом вновь 1/4м/сек. Если посмотреть на дорогу, можно лицезреть позорнейшую картину, как нас обгоняет серая улитка. Улитка, её же ж мать! Мне оставалось лишь изредка погладывать на происходящее. Оставшееся время я проводила, подпирая свою височную долину башки ладонью правой верхней конечности, которая в свою очередь упёрто врезалась в мягкую часть дверцы автомобиля локтевой костью. Нечто червекоподобное с лицом учащегося в начальной школе школьника, которому рассказывают  о третьем законе Ньютона и реакции сульфида калия с ионами водорода, сидело на заднем сидении всё так же неподвижно, как некоторые две минуты назад.
Господи, я же не так много и украла за свою жизнь, чтобы меня вот так наказывать. Ты как всегда несправедлив ко мне.
Водитель не переставал смотреть на дорогу, медленно нажимая на газ. Метр за метром автомобиль продолжал улиточное движение, сводившее меня с ума, но мужчину происходящее нисколько не удивляло и не бесило, словно ему подобное не впервой. Напротив, он был спокоен и на редкость молчалив.
- И часто у вас так? Складывается впечатление, что вас проклятые застои на дорогах совсем не беспокоят.
Не поворачиваясь, и лишь иногда посматривая в зеркало заднего вида, водитель ответил:
- Была бы возможность пожаловаться, но какая же автострада без пробок в час-пик. А мне уж и всё равно.
- Привыкли, значит?
- И вам придётся, если надолго в столице задержитесь. Знаете, как оно бывает с утренней чашкой крепкого кофе: такая же противная и ежедневная – эта пробка…
Несмотря на свою молчаливость, водитель мог правду сказать, пусть и недолго. Ведь вскоре он довёз-таки моё величество до назначенного места. Плавное нажатие на тормоз остановило железного монстра прямо у плиточной дорожки, ведущей к стеклянной оранжерее.

+1

66

- Бог мой! она же огромная.
Всего минуту назад я сидела в машине и прощалась с первым знакомым в этом неизведанном городе (не считая бровястого апельсина, встретившего меня на трассе), а теперь стою лицом к лицу со своей будущей работой. Моя реакция понятна и ежу: можете спросить его сами – он стоит рядом со мной, вылупив маленькие глазки, уставленные на прозрачное здание. Крытое то ли пластиковой, то ли стеклянной крышей строение напоминало своей обтекаемой формой летучий дирижабль, а его купола, казалось, наполнены воздухом и в любую секунду готовы дать старт и улететь в голубое море весеннего небосвода. Оранжерею, как и положено, окружал просторный, свеженький газон, ещё не отошедший и не успевший высохнуть от утренних процедур, отчего стоял великолепный запах скошенной травы – совсем как на диких пастбищах. Воздух был чист и нежен: так и хотелось закрыть зелёные очи и во все лёгкие вдохнуть этот чудный аромат свободы, который так приятен живописно рассаженным кустам у плиточной дорожки, аккуратно подстриженных под недавно распустившиеся зеленоватые сферы. Всё дышало, всё жило! А солнечные лучики вновь указывали мне направление световой дорожкой, отражаясь от куполов игривыми, солнечными зайчиками, весело прыгающими по асфальту.
Местечко притянуло бы сюда любого любителя флоры. Даже такие маленькие существа, как этот самый ёжик, могли по достоинству оценить всю прелесть здешнего пейзажа. Я могу по праву считать себя взрослой женщиной, хотя и не представляю, правильно ли моё суждение. И, тем не менее, словно ребёнка меня охватило волнение: а вдруг не примут, вдруг, пока я разглядываю сия здание, приняли кого-то другого.
- Ну, назад дороги нет. Я права? – обратилась я к колючему другу, - Как ты считаешь?
Животное с горем пополам могло осознавать, что с ним говорит нечто раз в тридцать-тридцать пять выше. Не расходуя себя на длинные речи, ёжик игнорировал мои слова, пропустил их мимо ушей, а может всего лишь не понял. Главное, что колючка убежал от меня прямо к сооружению, тонко намекая на правильный ход моих мыслей.
- Да, ты прав. Нужно идти дальше.
Тогда я была уверенна в себе. Летящей походкой на высоких каблуках, делающих меня хотя бы немного выше моих жалких ста шестидесяти двух сантиметров, я продвигалась к заветной двери. Пусть она и не прозрачная, душа чуяла – за ней начало чего-то нового для тебя, Мельдерель. Оставалось лишь слегка дёрнуть ручку. Один рывок и…
- Что за черт?
За ним последовал ещё один, и ещё, и ещё, пока я не попробовала толкнуть дверь от себя… Однако без толку: она и не шелохнулась.
- Блестяще! Это вот так им нужны новые люди, твою же ж мать?
Находясь в ярости, мне даже нечего было захлопнуть или треснуть. Дабы выбросить негатив и случайно не дойти до ближайшего бара, я повернулась к ним задом и треснула ногой по дверце, да так, что прозрачные стенки куполов пошатнулись, словно болты полностью развинтились и вывалятся, как молочные зубы. Стало очень неудобно, когда послышались громкие цоканья чьих-то тоненьких каблучков, точно шпилек, быстро сокращающих расстояние между владельцем и дверью, некогда атакованной мною. Возможно, я сильно преувеличиваю достоверность фактов. Что было неизменным, так это моя дурная реакция прятаться от, нет, не проблем, а людей, пытающихся меня застукать. Как-никак, а занимаясь более десяти лет воровством, грабежом, карманичеством (идеотское слово, я знаю – я сама придумала), шпионажем и прочей ерундой среднего возраста. На такой профессии главное не попасться. И я не нашла лучшего способа, чем подтянуться над прямоугольной аркой закрытой двери и стать на железную оправу, удерживаясь руками за пошатывающийся каркас. Моё лицо, а вернее вся эта выпячивающая задом фигура прилипла к, как оказалось, пластмассовому куполу, в ожидании разоблачения, ведь силуэт молодой девушки на каблуках раззявил дверь, немножко отругнулся нецензурной бранью и мощно захлопнул её. В тот момент я вцепилась чуть ли не зубами, лишь бы не грохнуться. Однако девушка наглядно дала мне понять: она не хочет, чтобы кто-то вошёл оранжерею.

+1

67

Прикольно… А что же делать дальше?..
Надо было мне посмотреть наверх, на этот округлый шар, тянущийся ввысь и сливающийся с голубым небом? Не знаю. Я точно знаю, что не должна была лезть на него… Жаль, что я тогда этого не знала.
- Да ну!
С последней фразой я полезла демонстрировать навыки альпиниста-любителя на верхушку цветника, карабкаясь по каркасу, частенько поскальзываясь на натёртой крыше, пару раз вляпываясь в птичий помёт и рас пять провозглашая: «Дай Бог липкости!». Что я вообще, спрашивается, забыла на проклятой крыше? Учитывая мои дурные повадки, я просто не могла позволить игнорировать себя и искала хоть какую-нибудь живую душу, чтобы постучать ей и надеться на лучшее. Ползая почти по верхушке купала в самый край, где виднелись очень густые заросли тропических лесов, на глаза появились две фигуры – два человека, ведущих диалог. Хотя мне до Фени: я пыталась привлечь внимание, тарабаня по куполу.
- Люди, ау! Меня слышно!? Балин, как можно ещё и не заметить? Разумеется, разве возможно увидеть такой «маленький» объект через прозрачную крышу!
Последний удар действительно оказался сильным. Основной версией остаются не выдержавшие напряжения болты, которые выскочили отверстий в каркасе, позволив тонкой пластмассовой пластине проломиться вниз. Впоследствии, пластина громко ударилась о пол, к счастью не затронув людей.
- Там, наверху!
Чей-то до боли писклявый, но в то же время повзрослевший голос прокричал, стоило одному из говорящих поднять голову. На крыше, еле успевши зацепиться за металлическую балку, повисла собственной персоной я. Не скажу, что стало страшно, но и веселья уж точно не прибавилось. Железный каркас прочно держался, удерживая лишние килограммы в воздухе. Привлечь внимание – половина проблемы. Как спуститься на землю, не сломав себе ноги и шею?.. К сожалению на этот вопрос я не нашла ответа. Ньютон открыл всемирный закон тяготения, совершенно не подозревая, что частенько народ будет неверно использовать его. Как же мне повезло, ведь если немного раскачаться вправо, можно весьма удачно приземлиться в мягкий клочок влажного леса. С такой высоты нормальный человек не смог бы отделаться мелкими царапинами и крупным синячище у плеча: нормальный человек не лазает по крышам оранжерей, чтобы попасть внутрь! Перекошенная, как детский пластилин, я улеглась на широких банановых листьях (тех, что растут кустарником). В недоумение двое человек и понятия не имели, кто есть я, зато мне захотелось как можно скорее вылезти из зарослей, что я собственно и сделала.
Одетые в укороченные, бежевые халаты, стоящие люди оказались разнополые: мужчина старше средних лет, больше напоминающий эмигранта из США со стандартной, деловой стрижкой темно-русого окраса, пронзительными карими глазами и глубокими морщинами в области рта, а рядом высокая, рыжая девушка монголоидной расы лет 19-20, имеющая серый цвет очей и стриженная каре-асимметрией. Представляете выражение их лик, когда потрёпанное нечто, некогда упавшее через дыру в куполе, поправляя пиджак и съехавшую беретку, со всей серьёзностью на лице сказало:
- У вас такие расшатавшиеся крыши. Чуть что, и всё цветники окажутся под завалом стройматериала. Вам следует заняться этим… да…
На удивление никакой протяжной паузы не последовало. Мужчина сразу решил высказаться:
- Не знаю, как от купола, но от вас я пока вижу больше вреда, нежили от расшатавшейся крыши, - взгляд его направлялся на бедные банановые листья, безжалостно раздавленные под тяжесть моего тельца. – Я надеюсь, вам удастся обосновать свой поступок, желательно так, чтобы я поверил.
Раскаиваться – тяжкий труд. А тем более мне; той, кому тяжело удаётся извиняться, но при этом совесть мучает, аж пережёвывает изнутри. Я чувствовала себя школьницей, отчитывающейся перед директором за выбитое окно и разбитый горшок герани. Кое-как промякав , мне удалось объяснить цель прихода, не захватывая некоторые детали, вроде удара ногой по дверце. Противно ощущать, что тебя вновь игнорируют. Так и хотелось выбить цветочнику пару зубов. Узнав, что мне нужна работа, мужчина пристально оглядел меня с ног до головы, медленно обошёл вокруг, будто набирая новых моделей на кастинге. А когда вернулся обратно, всё-таки поинтересовался:
- Умение лазать по крышам не особо приветствуется… и всё же, что умеешь ты ещё?

+1

68

Если я буду перечислять всё, меня выгонят пинками…
Автоматом, как это обычно происходит, я начала нервозно покусывать нижнюю губу, показывая тем самым свою скованность. При общении с новыми знакомыми привычка даёт о себе знать. Возможно, это одна из причин, по которой я считаю проверенные временем отношения лучшими, нежили заводила новые знакомства. В ином случае моя губа не выдержала бы подобного истязания.
- Я цветовод, флорист, ботаник. Знаю язык цветов и характер, методы ухаживания и выращивания. Много…
Э?
Не успела я договорить, а этот, с позволения сказать, грубиян деловито развернулся, оставив меня на произвол судьбы.
- Слова – мусор. Начинай исправлять, что сама сотворила: результат придёт сам собой.
Уходящий силуэт исчез, стоило стеклянной двери закрыться. Мужчина вышел из тропической зоны, в которой благодаря новой вентиляции стало не так влажно, как до моего появления. Вся оранжерея – сплошной райский сад, где собралось несчитанное количество представителей растительного мира. Разглядеть всю оранжерею невозможно даже через прозрачные стены, ограждающие всяческие отделы друг от друга. На то время я и не представляла, что у неё ни один и ни два отдела: в каждом из них был свой климат, своя обстановка и, разумеется, своя флора. Степные и луговые растения представляли собою одну семью, встречаемые на клумбах и в садах – вторую, привезённые с тропических островов – третью и т.д. А как иначе? У водных цветов своя территория, у любителей посуше – своя. Напоминало различные материки с множеством национальностей, имеющих свои преимущества и недостатки, своё уродство и красоту, свою обыденность и неповторимость. Как же хотелось посмотреть тут всё и сразу, но законченный рабочий день, так и не успевший начаться не принесёт, никакой пользы не мне, не этому местечку. И пусть я была озлоблена на мужчину, в чём-то он был и прав. Хотелось получше узнать о странном типе. Да и кое о чём ещё…
- А он очень необычный мужчина. Вот так просто оставить совершенно неизвестного человека... Неужели он настолько наивен?
Девушка с рыжими волосами резко повернулась ко мне. К кому я могла ещё обратиться, если не к ней? Цветочки навряд ли оценят моё рвение пообщаться, они молчаливы, за что и заслуживают моего уважения. Пусть рабочий персонал слегка помучается. Так вот эта девица от моего падения не издала ни единого звука. Она только стояла между мной и мужчинкой, ожидая своей очереди в решении чьих бы то не было проблем.
- Удивительно, что можно говорить за спиной главного. Наивная вы, если рассчитываете получить работу за такое отношение.
- Трудно работать, когда нет начальника. Однако нет смысла отчитываться за плохую работу – я уже на ней, - с целью как-то сладить с рыжей, я решила познакомиться поближе, приветливо улыбаясь в ответ. – Меня зовут Мельдерель.
- Хах, быстро же вы осваиваетесь, пожалуй, слишком быстро. В рабочей обстановке мы не называем своих имён. Фамилии, чаще всего используем прозвища. Например, я – Роше, а вас как величать?
Довольно странные порядки для обычной работы цветовода. Они что законспирированы?
- В таком случае моё имя Ремон.
«Ремон» называла меня демоница Юмэ, с восхищением относясь к моим лимонным локонам. Ещё до «Ремон» в Кильдрен я получила прозвище «Лимон» от всё той же Настасьи. Но наименование цитрусового плода, как лимон, обиднее, нежели иностранное ремон. Лимон можно было бы назвать моего брата, так как на подобии апельсина и грейпфрута этот плод мужского рода.

+1

69

Было трудно общаться с Роше: сперва она показалась мне занудной, маленькой копией мужчины в бежевом халатике, но стоит начать духовное общение – вся индивидуальность потекла буйными реками. Очевидно, девушка являлась натуральной рыжей, иначе не объяснить её приподнятого без причины настроения. Роше, подобно мне, не имела характера, то есть чего-то определённого, стоящего на одном месте не наблюдалось. Она постоянно то смеялась, то злилась, то грубила, то сочувствовала… и так на протяжении всех трёх часов. Можно подумать, атмосфера переполнилась влагой, и девушка, захлёбываясь, жадно ловила ртом клочки родного кислорода. Только она выбалтывала всё, что не спроси: и столько всего сотрудников, и как часто главный появляемся за должность, и откуда привезли голландские тюльпаны (я очень удивилась, узнав, что они из Голландии).
«Удивительно, что можно говорить за спиной главного»? Это она мне говорила, угу…Даже и не знаю: наглость или она действительно забыла?
За то время, проведённое в сплетнях Роше, нам предстояло навести порядок в той части тропического леса, где я удачно приземлилась на низенькие пальмочки. Посмотрев на их состояние хочется зареветь. Но за два часа практически удалось вернуть клочок леса в приличную форму. Исправить не удавалось лишь крышу. Проделанная в ней дыра не особо мешала освещению, и, тем не менее, нарушение климата попросту остановит рост и цветение некоторых растений.
- Не парься на счёт дыры! – отмахиваясь, вскрикнула Роше с лицом безмерного пофигиста. – За последний год это уже шестой раз.
- Шестой раз кто-то залезает вам на крышу?
- Тьфу ты, шестой раз случается какая-то бредятина, после которой долго работать приходится. Но это ничего, вот ухаживать за растениями третьей группы – это действительно сложно.
Я понятия не имела о группах в оранжерее. Моя осведомлённость заканчивалась на отелах здания и начиналась со стен. Тропический островок был исправлен… как бы полностью… а главный цветовод так и не появлялся, чтобы посмотреть на красоту. Я начала волноваться. Роше, почему-то сняла свой бежевый халат, представ предо мной в обычном виде, будто собиралась туда-то.
- А где ваш главный?
- Ты имеешь в виду Гриина? Хах, так он ушёл вот в тот самый момент, когда ты свалилась на голову.
Гриин тот самый грубый мужчина с пронзительными, карими глазами. Он не был начальником, тем более владельцем. Отчасти он не выполнял и большей работы, чем все остальные цветоводы. Однако принято, что везде есть вождь – могучий гуру, направляющий на путь истинный. Гриин действительно оказался иностранцем, только не американцем, как показалось моему величеству, а стандартным немцем – коренным жителем Германии.
Как он мог уйти! И как мне теперь узнать: принята я или нет?..
- Что же мне теперь делать, когда он должен был посмотреть итоги моей работы?
- Ничего страшного. Гриин может и свинья по характеру, но слово своё держит. Мне ли не знать.
Роше заканчивала свой рабочий день – следовательно, мой тоже. Задерживаться на ней не было не смысла не желания. Пусть времени не прибавлялось, за сегодняшний день произошло много событий, требовавших к себе тщательно обдумывания. Разглядывать и изучать оранжерею я бы просто не успела, так как Роше закрывала дверь, уходя сегодня последней. Это меня и озадачило. Четко помнила, как меня чуть не застукала темноволосая девушка на каблуках, которой почему-то и не оказалось в здании.
- Роше, а часто ли ты работаешь? Понимаю, Гриин каждое утро в оранжерее, но ты же не одна всем занимаешься.
- Мы чаще работаем по группам из двух цветоводов и по сменам: утро, день и ночь. Через час в цветник придут ещё два человека. Хотя сегодня я работала одна и было немного трудно.
- Одна!? – я удивлённо с приступом сильного подозрения всматривалась в глаза девушки. – Уверена в этом?
- А как иначе? В обед в оранжерее остались лишь пришедшая я и главный… Ремон?
Но ответа не последовало. Зубы были заняты медленным погрызыванием большого пальца – истязание его ногтя в порыве задумчивости.
Гриин?
--------Ресторан «Маска»     

+1

70

Начало игры.
Погода: ясно и солнечно, переменная облачность, дует прохладный ветерок. Температура воздуха: +7

26 апреля 2011 год, раннее утро.

Дул весенний ветер, еще не до конца прогревшийся после зимнего времени. Солнце только начало подниматься из колыбели и первый, самый назойливый, его луч ударил прямо в лицо мужчине, удобно расположившемуся под каким-то декоративным кустом. Лицо его нахмурилось, невнятно бормоча, он перевернулся на другой бок, укутываясь в плащ, используемый по ночам вместо одеяла, которого у него не было. Впрочем, господин не располагал не только покрывалом, но и постоянным местом жительства. Это был самый настоящий уличный бродяга, чей дом: переулки и картонные коробки – романтик с большой дороги, как любил себя называть сам Аван Астран, именно так звали неизвестного, чей сон прервался неожиданно для него самого.
Пробуждение было внезапным, словно он проснулся с мыслью о том, что что-то надо срочно сделать. Как будто еще со вчерашнего дня перед ним стояла какая-то задача. Но если тело включилось сразу и полностью, то сознание еще пребывало в ирреальном мире, абсолютно не готовое к действию.
Усевшись на идеально постриженном газоне, он, не открывая глаза, инстинктивно протянул руку и, отломав от кустарника небольшую веточку, сунул себе в рот. В животе творилась революция, которая не умолкала с четверга прошлой недели, дня, когда он в последний раз ел здоровую пищу, когда он вообще ел. За годы своего незавидного положения на дне общества Аван так и не смог побороть в себе остатки гордости и начать питаться отбросами, как это делали те же самые бедняки, имеющие, кстати, крышу над головой!
Рядом послышалось недовольное рычание, становившееся громче по мере жевания мужчиной безвкусной, застревающей между зубов и больно царапающей десну ветки. Когда же он ее проглотил, глаза его резко открылись, по телу пробежала крупная дрожь, неестественно скукожившись, он встал на четвереньки и, поднеся ко рту два пальца, на мгновение задумался над природой произносимых над ухом животных звуков.
"Меня не покидает ощущение, что я делаю что-то противозаконное. Господин офицер, я невиновен, это все инфляция и отсуствие предоставления соцпакета! Боже, что у тебя творится в голове, дружище. Ты умственно деградируешь". Аван Астран угрюмо хмыкнул. Все-таки перспектива стать моральным уродом откровенно не радовала и чтобы как-то изменить ситуацию, он решил на днях посетить муниципальную библиотеку – почитать умные книжки. "Да кто тебя туда пустит. Ты в зеркале себя видел?" – Говорил внутренний голос. "Помолчи и без тебя голова раскалывается". Пытался остудить собственный разум Аван, вздрагивая от очередного порыва ветра, оказавшегося пронзительнее предыдущих. В носу защекотало, приоткрыв рот, он медленно запрокинул голову назад, намериваясь чихнуть и в этот момент, боковым зрением заметил белое большое пятно.
- Это еще что..апчхи..такое!? – Подтирая нос рукавом, Аван обескуражено смотрел на гепарда, лежащего прямо у него под боком. Но удивление не было долгим, в мозгу щелкнуло и из образовавшейся искры родилась идея. А что если кто-то потерял этого зверя и он, Мастер на все руки, человек, берущийся за любую работу какой бы грязной и трудно выполнимой она не была, должен быть тем, кто вернет бедного питомца хозяину. В глазах появился ажиотаж. "За него хорошо заплатят!" Аван вскочил было на ноги, накидывая на плечи плащ, но тут же упал на спину. Гепард прижал лапой край верхней одежды.
- Спасите! – Губами прошелестел мужчина, пытаясь высвободиться из пут, в которые сам же и угодил.

Отредактировано Аван Астран (2011-04-26 20:20:51)

+1

71

[начало игры]
26 апреля 2011 года.
С самого утра ветер разогнал темные,
нависшие над городом тучи, которые грозились
очередным дождем. Ясно и солнечно.
Температура воздуха: + 7.

Имррир сидела на трехногом табурете в своих покоях, поджав под себя правую ногу. Перед ней стоял мольберт с наброском витража для сицилийского костела. Пальчики ее левой ноги постоянно двигались, сопровождая внутренние переживания фаэри. Сама она, увлеченная творческим процессом, не замечала своевольных поползновений тельца. Ее захватили всплески разноцветных океанских волн, шумно разбивающиеся о берега ее Мира. Океан олицетворял собой безграничную любовь к Миру, огромная палитра оттенков на поверхности воды передавали то, как по-разному может выглядеть ее любовь, а бурлящие, вспененные волны говорили о вдохновении, занимавшей ее сей час.
Она уважала свой телесный сосуд, прощала его маленькие несовершенства, позволяла жить ему так, как ему хочется. Именно этим объяснялись ее страстные порывы и сиюминутные желания, которые необходимо выполнить здесь и сейчас!
Имррир нетерпеливо и одновременно аккуратно отложила акварельные карандаш и потянулась. Тело настаивало на продолжении, и Санджэйри соскользнула со стула и выгнулась, подставляя обнаженное тело Солнцу. Фаэри, засидевшаяся за прорисовкой деталей витража, и не заметила восхода.
- Доброе утро, Король Мира! - на губах заиграла улыбка, яркая, как солнечный зайчик. Поздоровавшись с дневным светилом, фаэри восстановила ощущение внутренней справедливости и направилась в купальню. Там ее ждал ушат с ледяной водой, который тут же был опрокинут. Фэйри привычно взвизгнула и начала растирать плечи, бока, бедра и ноги, покрывшиеся гусиной кожей. Боковым зрением она рассматривал себя, пряча откровенный интерес под кокетливыми ресницами. Гибкое, вытянутое вверх, выносливое, и в тоже время невероятно хрупкое тело. Мокрые волосы облепили шею, плечи, грудь, но даже сквозь пряди можно было увидеть розовый затвердевший сосок, бесстыже соблазняющий ее.
Фэари страстно любила свое тело, но эта страсть держалась в страшном секрете даже от самой себя. Поэтому, когда она любила себя, она держала все двери, окна - а так же веки - плотно закрытыми. Она ревновала свое тело к чужим глазам и мыслях, не говоря о эмоциях!, и одевалась придирчиво скромно и строго. Вот и сейчас, боясь взять себя силой, она укуталась в плотные шелковые метры сари из настоящего индийского шелка и обновленная, возрожденная Матерью Водой, выплыла из купальни, словно статная каравелла.
Гепарды ждали ее на пороге, тем самым намекая на время, которая фаэри обязана посвятить им.
- Да-да, мои котятки, - посмеивалась она, гладя по шерсти вожака, Корума, одновременно увлекая своих телохранителей в сторону кухни.  - Сейчас мы будем завтракать.
Звери, зная, свои права и табу, улеглись у дверей в охладительную камеру. Там Санджэйри держала говяжьи туши.  Самый нетерпеливый, малыш Джон, потяфиквал, пытаясь давить на жалость. С Имррир такие трюки не проходили. Она облачила руки в длинные перчатки, сшитые специально для таких случаев. Было что-то завораживающее в неторопливом срезании полос мяса с мертвого тела. Туша, как всегда была освежена совсем недавно и в местах, где застревало лезвие ножа, скапливалась рубиновая кровь. Животная жидкость напоминала гранатовый сок и Санджэйри всегда соблазнялась эти сочным парчовым цветом. Но соблазн всегда оставался соблазном. Будь фэари гепардом, она бы не раздумывала над ситуацией, но ее телу вряд ли поможет вся ее кладезь знаний, если она подцепит через кровь или мясо какую-то заразу.
"Человечьи тела слишком хрупкие" - с сожалением повторяла она, бросая кошкам куски мяса. Гепарды наелись быстрее, чем обычно и это заставило Сани навострить ушки.
- Что такое? - спросила она вслух.
Пересчитав кошек, фаэри поняла в чем дело. Их было шестеро. Седьмой гепард, названный Элриком, куда-то запропастился. Данное событие было весьма примечательным. Элрик был отцом Корума, нынешнего вожака, и знал все неписанные законы лучше всех гепардов.
Фаэри, не снимая перчаток, с длинным куском мяса в руке и с заколотым в волосах окровавленным ножом, отправилась на его поиски. Обойдя все галереи оранжереи, она не постеснялась своего экстравагантного вида и вышла в сад. По пятам за ней следовал Джон, настаивая, таким образом, на продолжении трапезы.
Каково же было ее удивление, когда неторопливый и флегматичный гепард был обнаружен охраняющим какого-то бродягу. Точнее охранял оранжерею и фаэри от бродяги. По виду бродяги легко было догадаться - растрепанный человек в мятой и грязной одежде не был готов к такому теплому приему.
- Ара-ара! - рассмеялась фаэри, - Элрик добыл добычу.
Зверь обернулся на звук ее голоса и человек тут же упал, потеряв хрупкое равновесие, созданное натяжением плаща, на котором возлежал гордый добытчик. Скормив кусок мяса гепарду почти что с рук, девушка, обратилась к незнакомцу.
- Доброе утро, - ее голос был приветлив и радостен, она говорила с бродягой так, как будто знакома с ним целую тысячу лет: - Не замерзли? Спать на земле еще рано, можно простудиться.
Она подошла ближе и протянула руку:
- Давайте, я помогу вам встать. О, простите, - девушка, наконец, обратила внимание на перчатки, перепачканные в бычьей крови, - я только что кормила котяток и не успела вымыть перчатки. Этот умный зверь куда-то пропал и мне пришлось искать его. Я не могу оставлять их без завтрака. Кстати, - глаза двоих встретились, - не хотите позавтракать со мной?

Жилище Санджэйри ---->

Отредактировано Санджэйри (2011-05-27 17:50:40)

+1

72

Страх овладел его телом и частично сознанием. Аван понимал, что нужно бежать, но не мог, он не чувствовал ног, они как будто вросли в землю. Он напрочь забыл о магии, забыл и о том, что он мужчина, значит по логике вещей сильнее женщины. Но стоящая перед ним представительница слабого пола с окровавленным ножом в волосах, протягивающая ему руку в перчатке, окрашенной в пугающий красный цвет - эта картина лишала последних более-менее здравых мыслей. Неожиданно для себя самого Аван обнаружил насколько печальной и несправедливой может быть жизнь, хотя до этого не раз был ею покалечен. Он разглядывал незнакомку молча, потому что язык как будто онемел и не слушался. Глаза плавно соскользнули с ножа на перчатку, затем на гепарда, который довольно облизывался, стоя чуть позади. Убийственное зрелище! И еще мясо, тот съеденный большой кошкой кусок одного, без какого-либо жирка, мяса, - голод сводил его с ума. "Кто-нибудь завяжите мне пупок морским узлом. Я пухну с голоду". Слабой искрой возникло в сознании безумная идея, тут же сменяясь другой, еще более неразумной для такой опасной ситуации, в которой он имел счастье оказаться. "Элрик?! Какое-то слишком милое имечко для такой хищной громадины. Да он мясо даже не жевал! Проглотил, проглотил, как будто это была хлебная крошка!" В животе больно кольнуло, Аван зажмурился, между делом, ошарашено размышляя над тем, что подхватил какую-то бациллу. Но где и каким образом? - Весьма глупые вопросы, учитывая образ жизни, который он вел.
Еще у него болело заднее место и затылок: всеми двумя местами он ударился о камни, неизвестно откуда взявшиеся. До этого момента мужчина их присутствия не замечал. Куда там, когда, просыпаясь, видишь рядом с собой даже не девушку, о которой тебе снился сон, а громадную кошку, горячо дышащую тебе в затылок, и кажется, что ее глаза не мигая, смотрят на твою шею, словно прицеливаясь для укуса.
Нервно сглотнув, Аван самостоятельно встал на ноги, отряхнул пальто, которым очень дорожил, вытер об него руку и собирался уже пожать предложенную ладонь, как дыхание перехватило и, он закашлялся. "Что она имеет в виду, предлагая позавтракать?! Нож, красная перчатка, гепард: похоже на сцену из книги ужасов!" Бродяга уголками глаз посмотрел по сторонам, неподалеку возвышалось грандиозное здание со стеклянным куполом, тут и там над красивым газоном возвышались кустики и низенькие деревца, на противоположной стороне от аккуратной тропинки, раскинулась клубка. Земля была рыхлой, видно, что-то сажали.
Откашлявшись, понимая, что молчать уже становится неприлично, Аван пожал женскую ладонь. В миг прикосновения, даже через перчатку, он ощутил, как его ударило током. Разомкнув пожатие, встретившись с ней глазами, невозможно было не столкнуться с чувством дэ жа вю. Внезапно приобретшее точные очертания и красоту лицо женщины показалось ему знакомым.
- Д-доброе. – Запнувшись, пробормотал Аван, поглаживая руку, которой касался ее ладони. Отбросив туманные мысли, пообещав, что во всем разберется позже, он удивился сказанному. – Котята? – Прикусив язык, боясь расправы, льстиво, как только умел, добавил. – Да, милые у Вас кошечки, а главное такие дружелюбные. Сразу видно, благородных египетских кровей.
Нервно смеясь, он невольно отступил на шаг от женщины и ее питомца, готовый в любой момент пуститься в бега. Да, Аван хотел есть, ужасно хотел, но еще сильнее он желал жить. Высказанное знакомой незнакомкой предложение совместно позавтракать настораживало и не выглядело для него таким невинным, безобидным, нежели для нее. "Я не вкусный".

Отредактировано Аван Астран (2011-04-28 23:02:31)

+1

73

<< Вокзал

Май. 2011 год.
Утро: новый день начался с проливного дождичка, который добавил в окружающий мир грязи, но вместе с этим прибил поднявшуюся пыль.
Температура воздуха: + 11

Добраться до теплицы оказалось не таким простым делом, как казалось на первый взгляд. Однако к утру я был уже там. Не самое лучшее время для призрака, но в теплице вполне можно было укрыться от лучей солнца. И как я смогу здесь работать? Ухаживать за цветами лучше не стоило бы, чтобы банально не пугать народ тем, как я управляюсь с разной утварью. Тогда, что же я могу предложить местному хозяину?  Взгляд скользил по разнообразным цветам, всевозможной формы и окраски. Я даже не заметил, как прошёл сквозь стены оранжереи, прохаживаясь по её тропинкам, соображая, насколько я хорошо знаю информацию о том, или ином цветке. Как-то мне пришлось просидеть в Серых пределах рядом с одной душой, безумно любившей цветы. Столько историй, описаний изливала она, что многие часы, а, возможно, и дни, я просидел рядом, слушая и запоминая. Как оказалось не зря - я запомнил большую часть из того, что было рассказано мне. Правда, я так и не смог ответить на один вопрос - какой же мой любимый цветок. Как душа, тянущаяся к тёмному, я мог лишь ответить одно - все чёрные цветы - они меня завораживали. Мне поистине хотелось найти именно чёрный живой цветок. Ведь все чёрные цветы на самом деле были либо тёмно-фиолетовыми, либо тёмно-синими, но никак не чисто чёрными. Я как раз прошёл мимо чёрных роз, вдалеке виднелись чёрные ирисы, а вот впереди маячили чёрные тюльпаны.
Двери раскрылись, и навстречу мне шагнули первые посетители оранжереи. Что так рано здесь им было нужно? Да, какая разница? Найти бы того, кто примет меня на работу. Вопрос, какую. Я по-прежнему не знал, что предложить. Вошедшие девушки даже и не глянули на меня. Быстро оглядевшись по сторонам, одна наморщила носик и недовольно проговорила:
- Тюльпаны. Ничего интересного. Пойдём, может, дальше будет что покруче?
Я хмыкнул и процитировал одну известную книгу:
- ...И второй цветок был тюльпан, сидящий прямо на своем стебельке и совершенно одинокий, но это не был тюльпан какого-нибудь царского цветника, но старинный тюльпан, выросший из крови дракона, тюльпан того вида, который цвел в Иране, и окраска которого говорила кубку старого вина: "Я опьяняю, не касаясь губ!" - и пылающему очагу: "Я горю, но не сгораю!"
Девушки приостановились и с некоторым уже интересом посмотрели на призрака.
- Как интересно, - сказала вторая, до этого момента молчавшая. - А ещё что-нибудь интересное есть о тюльпанах?
- Есть и многое. Например: цветы тюльпанов очень любили турецкие султаны, желая иметь в своих садах ковры из живых цветов. Во времена ночных пиршеств под открытым небом по велению владык на обширные клумбы выпускали черепах с прикрепленными к панцирю зажженными свечами. Блуждающие огоньки среди красивых цветов были великолепны. Персидский поэт Хафиз писал о тюльпане: “С его девственной прелестью не может сравниться даже сама роза”. В одной старинной рукописи сказано: “Этот цветок не имеет запаха, как красивый павлин - песен. Зато тюльпан прославился красочными лепестками, а важный павлин - необычным опереньем”.
Похоже, мне полностью удалось овладеть вниманием ранних посетительниц оранжереи:
- Ой, как здорово! - захлопала первая девушка. - Ещё!
Я вздохнул. И кто меня за язык тянул? Но всё же продолжил:
- Легенда о тюльпане гласит, что именно в бутоне желтого тюльпана было заключено счастье, но никто не мог до него добраться, так как бутон не раскрывался, но однажды желтый цветок в руки взял маленький мальчик и тюльпан сам раскрылся. Детская душа, беззаботное счастье и смех открыли бутон.
- Очень интересно, - мужской голос заставил меня подскочить на месте. - Что же вы нам ещё сможете рассказать, молодой человек?
Я медленно обернулся, рассматривая мужчину, и продолжил рассказывать:
- На языке цветов тюльпан означает объяснение в любви, и этому тоже предшествует легенда о персидском царе Фархаде. Беспамятно влюбленный в прекрасную девушку Ширин, принц мечтал о счастливой жизни с любимой. Однако завистливые соперники пустили слух, будто его возлюбленная убита. Обезумевший от горя Фархад погнал своего резвого коня на скалы и разбился насмерть. Именно в том месте, где кровь несчастного принца попала на землю, выросли яркие красные цветы, отныне символ страстной любви - тюльпаны.
- А о чёрных! Чёрных тюльпанах, - запрыгала на одном месте девушка. - Да, о чёрных, расскажите? - подхватила вторая.
- Мне нужно найти главного здесь, - снова вздохнул я, - ну, ладно... последняя история: происхождение черного тюльпана связывают с заказом чернокожих жителей Гарлема на именно такой сорт, который должен был олицетворять красоту людей с черной кожей. Было объявлено весьма достойное вознаграждение тому, кто выведет такой цветок. Над этим заказом долго бились, и вот в 1637 году 15 мая появился черный тюльпан. По случаю его рождения была устроена пышная церемония с участием королевских особ, на торжество приглашали ботаников и цветоводов со всего мира. Праздник сопровождало карнавальное шествие, а цветок был выставлен напоказ в хрустальной вазе. После этого события луковицы редких сортов стали цениться на вес золота. Вслед за Нидерландами вся Европа увлеклась разведением тюльпанов и выведением новых сортов. Александр Дюма в романе "Виконт де Бражелон" описывает, как Людовик XIV преподнес своей фаворитке "гарлемский тюльпан с серовато-фиолетовыми лепестками, стоивший садовнику пяти лет трудов, а королю - пяти тысяч ливров."
- И зачем же вам нужно найти главного? - спросил мужчина.
- Я бы хотел устроиться сюда на работу, - попросту ответил я.
- Вы приняты, - кинул он и начал разворачиваться, чтобы уйти.
- И кем же? - ошарашено спросил я.
- Экскурсоводом, – не оборачиваясь сказал тот. - Приступайте сейчас.
- А аванс... могу я получить аванс?
- Наглый молодой человек. Можете. После рабочего дня. - И мужчина скрылся в зарослях.

Отредактировано Наоми Асахи (2011-05-26 16:23:13)

+1

74

Май. 2011 год.

• день: после обеда небо снова стало безоблачным. Солнце уже почти по-летнему припекает и на душе от этого становится тепло и радостно. Ветра нет, осадков тоже.
Температура воздуха: + 20

Я оказался заложником своей новой работы - люди валили валом. Неужели посреди недели всем совершенно нечем заняться? Я-то всё же надеялся, что работы будет не так много. Но вскоре я понял что к чему - те две девушки, которые пришли к самому открытию, именно они разболтали обо мне своим подругам, а те - своим. Не будь я призраком, моё горло умерло бы уже, навреное, к 12 дня. Радовало другое - я не уставал - призраки физически не устают. А вот морально я вдруг сдал. Слишком много эмоций со всех сторон, плюс ещё погода. Вот надо было небу разъясниться! Солнце радостно светило с небес, радуя людей прекрасным деньком, но никак не меня - я тщательно обходил те места, где солнечные лучи особо сильно шпарили. Приходилось сосредотачиваться не на воспоминаниях о цветах, а на том, чтобы вдруг не стать на глазах у удивлённой публике прозрачным. Нет, конечно, мне было совершенно всё равно, но уж больно удачно мне удалось устроиться на работу. От раздумий меня отвлекла очередная девушка:
- Я очень люблю розы, - с восторгом начала она, даже не заметив, что я поморщился.
Ну, почему люди так любят розы? Столько замечательных и чудесных цветов на свете, но большинство банально влюблены в этот цветок.
- Но совсем ничего не знаю о них, - она взглянула на меня, ожидая рассказа.
Снова не удержавшись, я поморщился, но всё же продолжил отрабатывать свой аванс:
- Люди сочинили много легенд и сказок о прекрасной розе. Красота и мистическая притягательность розы привлекла к себе внимание человека. Ее любили, ей поклонялись, ее воспевали с незапамятных времен. Роза пользовалась любовью и популярностью у всех народов мира.
В Древней Греции розами украшали невесту, ими усыпали путь победителей, когда они возвращались с войны; их посвящали богам, и многие храмы были окружены прекрасными садами роз. При раскопках ученые нашли монеты, на которых были изображены розы. А в Древнем Риме этот цветок украшал дома только очень богатых людей. Когда они устраивали пиры, то гостей осыпали розовыми лепестками, а их головы украшали венками из роз. Богачи купались в ваннах с розовой водой; из роз делали вино, их добавляли в кушанья, в разные сладости, которые до сих пор любят на Востоке. А потом розы стали выращивать и в других странах.

Я стал медленно передвигаться по розарию, словно показывая всё новые и новые виды роз, однако я продолжал свой бег от солнца.
- По археологическим данным роза существует на Земле уже около 25 миллионов лет, а в культуре выращивается уже более 5000 лет и большую часть этого времени она считалась священным символом. Аромат роз всегда связывался с чем-то божественным, вызывающим благовение. С древности сохранился обычай украшать храмы живыми розами. - Я посмотрел в сторону и указал взглядом на выход. - Кстати, в торце оранжереи есть лавка, в которой вы можете приобрести розовую воду. - Глаза посетительниц загорелись, но они всё же пока что остались рядом со мной, и я продолжил. - Розы выращивали еще в садах Востока несколько тысячелетий назад и самые первые сведения о розе встречаются в древнеиндийских сказаниях, хотя родиной считается Персия. В древнеперсидском языке слово "роза" буквально означает "дух". Иран поэты древности называли Гулистан, то есть страна роз. Бенгальские розы родом из Индии, чайные - из Китая.
По преданию, Лакшми, самая красивая женщина в мире, родилась из раскрывшегося бутона розы. Прародитель вселенной Вишну, поцеловав девушку, разбудил ее, и она стала его супругой. С этой минуты Лакшми была провозглашена богиней красоты, а роза - символом божественной тайны, которую она хранит под защитой острых шипов. Есть и другая легенда - индуистская, согласно которой божества поспорили, какой цветок лучше, роза или лотос. И конечно, победу одержала роза, что привело к созданию прекрасной женщины, из лепестков этого цветка.

Я сделал небольшой перерыв, дав посетителям насладиться видом и ароматом высаженных здесь роз. Да уж, что сказать? Уход за цветами здесь был прекрасным - садовники отлично знали своё дело. Я медленно пошёл дальше.
- Искусительница Клеопатра соблазнила неприступного воина Марка Антония среди гор из лепестков душистых роз. По легенде Древней Индии во время торжеств один из правителей приказал наполнить розовыми лепестками ров с водой. Позже люди заметили, что вода покрылась пленкой розовой эссенции. Так и появилось розовое масло. Для древних греков роза всегда была символом любви и печали, символом прекрасного в поэзии и живописи.
Одна греческая легенда рассказывает нам о том, как появилась роза - ее создала богиня Хлорис. Однажды богиня обнаружила мертвую нимфу - и решила попробовать оживить ее. Правда, оживить не удалось, и тогда Хлорис взяла у Афродиты привлекательности, у Диониса - пьянящего аромата, у граций - радость и яркий колер, у прочих божеств - все остальное, что так притягивает нас в розах. Так появился самый прекрасный цветок, правящий среди всех остальных - роза.

Откуда что берётся? Как можно столько знать о нелюбимом цветке? Похоже, в Серых пределах я провёл значительно больше времени с тем любителем цветов.
- В греческой мифологии, как символ любви и страсти, роза служила эмблемой греческой богини любви Афродиты (римской Венеры), а также символизировала любовь и желание. В эпоху Ренессанса роза ассоциировалась с Венерой из-за красоты и аромата этого цветка, а колкость ее шипов - с ранами любви. По одной легенде, роза впервые расцвела, когда из волн моря появилась на свет богиня любви Афродита. Едва она вышла на берег, как хлопья пены, сверкающие на ее теле, стали превращаться в ярко - красные розы.
Древнегреческая поэтесса Сафо называла розу "царицей цветов". Великий Сократ считал розу самым красивым и самым полезным цветком на свете. Из древнегреческих мифов мы знаем, что храмы, посвященные богине любви Афродите, были окружены зарослями из этих цветов, а сама богиня любила принимать ванны из розовой воды. Во втором тысячелетии до нашей эры розы изображались на стенах домов на Крите, а спустя тысячелетия - на гробницах фараонов в Древнем Египте. Древние римляне настолько обожествляли красоту роз, что сажали их на полях вместо пшеницы, а зимой целыми кораблями вывозили цветы из Египта.

Я уже хотел было закончить на этом, но девушка, потащившая нас в розарий, с мольбой в голосе проговорила:
- Пожалуйста, расскажите ещё что-нибудь! Я же вижу - вы знаете больше!
Я пристально посмотрел на неё - и кто сказал, что клиент всегда прав? Однако, нарываться в первый день не стоило, и я выудил ещё кое-что из своей головы:
- Еще одна история, почему роза стала красной - она зарделась от удовольствия, когда ее поцеловала гулявшая в Эдемском саду Ева. Роза - цветок, наиболее чтимый христианством. Ее так и называют - цветок Богородицы. Живописцы изображали Богородицу с тремя венками. Венок из белых роз означал ее радость, из красных - страдания, а из желтых - ее славу. Красная моховая роза возникла из капель крови Христовой, струившейся по кресту. Ангелы собирали ее в золотые чаши, но несколько капель упали на мох, из них выросла роза, ярко - красный цвет которой должен напоминать о пролитой за наши грехи крови.
Поэтов и писателей вдохновляла легенда о соловье и розе. Соловей увидел белую розу и был пленен ее красотой, что в восторге прижал ее к своей груди. Острый шип, словно кинжал, вонзился ему в сердце, и алая кровь окрасила лепестки дивного цветка.
Мусульмане считают, что белая роза выросла из капель пота Магомета при его ночном восхождении на небо, красная роза - из капель пота сопровождавшего его архангела Гавриила, а желтая - из пота, бывшего при Магомете животного. Рыцари когда-то сравнивали дам своего сердца с розами. Они казались столь же прекрасными и неприступными, как и этот цветок. На щитах многих из рыцарей в качестве эмблемы была выгравирована роза.

Теперь точно всё, но девушка умоляюще смотрела на меня. Стоило поставить точку:
- Французские парфюмеры наиболее высоко ценят розы, растущие вблизи города Грасса, а также на плантациях Болгарии в Долине Роз... Засахаренные лепестки, цветы или бутоны роз подходят для украшения тортов и десертов. Из розовых лепестков можно приготовить розовое вино, очень вкусный и ароматный ликер, напиток, варенье... - Я посмотрел на всех присутствующих. - И это всё так же можно купить в лавке оранжереи.
На этот раз посетители не удержались и рванули за покупками. Я же уже спокойно удалился в зал с водопадами - там я себе и позволил сесть у воды, забавляясь с капельками, заставляя их ползти не вниз, а вверх.
Наконец-то рабочий день был окончен. Я сходил за своим авансом. Похоже, я неплохо отработал - многие мои слушатели оставили неплохую сумму денег в лавке после моей рекламмы разнообразных вещиц из цветов. К вечеру я был свободен, да ещё и при деньгах. Теперь моно было заняться поиском Наои.

>>> Бюро странных услуг

Отредактировано Наоми Асахи (2011-06-01 02:14:31)

+1

75

-----) Отель, №55
Михо никогда не была в раю, но с первого посещения оранжереи в голове девушки надолго поселилась мысль, что это место по красоте может соперничать даже с Эдемом. Ухаживать за растениями, поддерживая красоту оранжереи приносило эстетическое удовольствие, несмотря на то, что почти все время Михо проводила по локоть в земле. Но кого волнуют такие мелочи, когда вокруг витает нежный аромат цветов, спелых фруктов и еще чего-то неуловимого, заставляющего поверить в сказку. 
До полудня Михо провела время за поливкой цветов, наблюдая, как они распускают свои бутоны навстречу новому дню. Девушка находила в этом особое очарование, считая эти мгновения очень личными. Михо казалось, что она являлась свидетелем чего-то необыкновенного, будто ей -  земному существу, давали взглянуть на нечто совершенное.
Закончив с цветами, девушка взяла контейнер с кормом для рыб и направилась к водопаду. У воды девушка почувствовала слабое головокружение. Присев на корточки Михо закрыла глаза и ладонью дотронулась до глади воды.
Ледяная, а на ощупь словно шелк. Чего мне бояться?, - подумала девушка – Какие страшные тайны может хранить эта спокойная гладь?
Но видимо хранили, ведь не выдержав, Михо убрала ладонь и поспешила достать корм.
Малиновая. Эта хрень малиновая, - поразилась девушка, рассматривая рыбий корм. Мелкие шарики поддались тщательному осмотру, после чего один был отправлен в бассейн при водопаде.
- Блин, они это жрут, - Михо была искренне удивлена – может они вкусные?
Лисичка не чувствуя подвоха отправила один шарик в рот. Прожевав несколько раз, она с отвращение на лице выплюнула отраву. Забыв о своем страхе, Михо с жадностью принялась пить воду прямо из бассейна.
- Вот это гадость. По-моему они не кормят, а травят рыбу. Хотя ей она вроде пришлась по вкусу.
Михо быстро огляделась вокруг, с облегчением понимая, что никто не застал ее за этим глупым экспериментом. Покормив рыбу, девушка поспешила убраться подальше от воды.
Время перевалило за полдень, а погода оставалась такой же пасмурной, как и утром. Михо это не слишком беспокоило, она направлялась в свой излюбленный розарий, проверить состояние цветов. Подрезав где нужно кустарники, Михо принялась пульверизатором распрыскивать воду  на их зеленые листья. Закончив с делами, девушка присела у любимого Блаш Нуазетта. Аромат бутонов этих роз безумно нравился Михо. Он был пряным, похож на гвоздичный, но в тоже время очень тонкий, совсем ненавязчивый. Глаза Михо сами собой закрылись, а губы расплылись в блаженной улыбке. Внезапно что-то пощекотало щеку девушки, она распахнула веки и проводила взглядом улетающую бабочку. Это был синий парусник, который вальяжно пролетев мимо Михо, уселся на цикламеновый бутон равеля. На миг девушке показалось, что она очутилась в сказке. Будто она была Алисой, гулявшей в волшебном саду, а вовсе не Михо, которой предстояло еще много работы. Иллюзия была быстро разрушена, когда на глаза попался куст циркуса – нового сорта розы, который только предстояло посадить. Со вздохом девушка принялась за дело.
Через час Михо с гордостью глядела на проделанную ей работу. Циркус чудесно вписался в розарий и теперь радовал глаз своими желтыми бутонами с красной каймой. С улыбкой Михо поспешила вымыть руки и переодеться. Близился вечер, рабочий день был окончен, и девушку постепенно отпускало чувство эйфории в которой постоянна витала девушка находясь в оранжерее.
---)Музыкальный магазин

Отредактировано Михо (2011-07-29 02:10:51)

0

76

--------> начало игры!
Август. 2011 год.вечер: почти так же жарко, как и днем и тема моря по-прежнему актуальна, однако порывы ветра становятся сильнее.
Температура воздуха: + 29

Метоморф ходил из угла в угол, методично измеряя шагами свою вотчину. В оранжерее как всегда пахло чудесным букетом из трав, цветов, деревьев и другой зелёной хрени - сказало «зло», которого всегда беспокоило глупое поведение «добра». Ему не нравилось всё это растительное буйство, запахи цветов и тому подобное, но они уже давно уже решили мириться с прихотями друг друга. А «добру» нравилось быть тут – тут это в оранжерее, а в особенности он любил это место. Здесь, в пяти шагах от него были посажены орхидеи, их было несметное количество и даже тут, были собраны не все виды этих дивных цветов. Разные виды орхидей, были посажены в разных местах, ведь для жизни определённого вида этого цветка, требуется своя, уникальная экосистема. Согласитесь, было бы весьма тяжело поддерживать её, если посадить их всей кучей… Здесь можно было найти такие виды орхидей, как довольно известные роды этих цветов Cattley, Laeli, Dendrobium, Phalaenopsis, а так же, можно было побродить среди этих цветов и найти более редкие Amesiella, Ansellia, но Хунган любил подолгу сидеть возле Alamania punicea – Аламании пунцовой. Сейчас эти растения имели не самый привлекательный вид, но метаморф знал, что  где-то в марте, эти цветы будут одним из самых прекрасных зрелищ.  Он присел рядом с этим растением – Ага знал, что для выращивания этого цветка в неволе, требуются колоссальные усилия: среда тропических горных лесов, где постоянно дует прохладный ветер, часто бывает туман, дождь и при этом достаточно много света. Эти условия редко могут быть созданы в домашних условиях. Но тут не домашние условия. Хунган с сожалением поднялся -  надо было посмотреть ещё многое. Он вообще не любил сидеть тут в своём кабинете, хоть это и было на диво интересное место, но тут, тут всё было на много более интересным. В соседнем зале шумел искусственный водопад, а под ним было сделано не большое озерцо, в котором привольно плескались рыбы. К слову искусственных водоёмов тут тоже было не мало, и во многих были рыбы, а рыб тут так же имелось множество, и при этом немало редких экземпляров.
- Не надоело тебе ещё тут? – спросило «зло» - тут же скучно как в мавзолее Ленина. Всюду это зелёное дерьмо, тишина и покой. Бля, даже на похоронах того ублюдка, и то веселее было.
- Успокойся, хочешь, мы пойдём в зал с бабочками – сказало «добро» уговаривая своё второе «Я» как маленькое – Ну скажи же честно, тебе не так уж и плохо тут, ведь правда же? Ну я же мирюсь с твоими бзиками, ты тоже можешь потерпеть.
- Ладо, ладно, святоша, оставь свои проповеди для таких же гомиков. Только когда мне предложат грязную работёнку, не конючь. Всё равно ведь будешь ныть, что можно и не убивать – сказало его второе «Я» и замолчало.
Оно часто так делало - начинало ссориться ни с того ни с сего, а потом на долго замолкало. Это был первым признаком того, что ему скучно, и обычно после таких всплесков, Хунган шёл в какой-нибудь бар и развлекался. По правде говоря, и «добру», было не то чтобы очень весело, но никуда сейчас идти не хотелось, и его второй сущности приходилось мириться с этими неудобствами. Посетителей было крайне мало и все в основном были в зале с бабочками, а этот зал оставался почти пустым, лишь изредка слышались звуки шагов, по мраморным плитам, устилающим дорожки между растений. На лицо метаморфа, попало несколько капель воды, и он с удивлением обнаружил, что стоит уже возле цветника с гайлардиями, у которых сейчас как раз было время полива, и автоматические поливалки, добросовестно выполняли свою работу. Это частенько делали и работники, но сейчас видимо некому было это делать, и бездушным автоматам досталась эта работа. Хунган подошёл ближе и с удовольствие подставил лицо под воду, разлетающуюся во все стороны.
День вот-вот должен был закончится, уступив время ночи, но оранжерея не закрывалась, и работала двадцать четыре часа в сутки. Ведь многие бабочки были видны только ночью, да и многие из растений были обитателями царства ночи. Например, замечательная Матиола двурогая, Бругмансия, Ипомея, цветы Юкки, ночью можно увидеть необычный кактус “Царица ночи”. Веся оранжерея, превращалась ночью в загадочное, и безумно-красивое царство. Войдя внутрь ночью, вы попадаете в сказочный замок, где стены увиты зелень и даже кое-где на потолке виднеется «зелёный ковёр». Только здесь, и только ночью, можно увидеть, как отблески луны, проникающей через стеклянный потолок, играют на водной глади озёр, увидеть загадочный свет в глубине зарослей, испускаемый фосфоресцирующие растениями. Прислушаться и услышать тихий шум водопада, дополняющего картинку таинственности, стрёкот сверчка, жужжание роя насекомых. Увидеть, как перед твоим лицом пролетела бабочка и села на цветок не далеко. Ночью это место абсолютно другое и оно не менее красиво, а даже более.
Метаморф приоткрыл глаза, видение растаяло, но осталось чувство прекрасного и даже его едкая вторая половина, не смогла бы испортить момента. Ночь была близка, и он, с упоением и предвкушением, зажмурился, как сытый кот. «Надо было бы ещё пройтись» – подумал он, но тут ему в голову пришла идея, нарисовать картину, всё ещё стоящую перед глазами.
- Чёрт побери, где я кинул мольберт – прошипел он – ведь специально брал его с собой.
С ним такое бывало иногда, резко переключаясь на какое-то другое дело, он напрочь забывал, некоторые детали своих недавних действий. Вот и зачем мне голова - думал он – и даже не одна голова, а две, ведь можно же забыть ключи, зонтик, но я же умудрился забыть, где был пол часа назад. Ты меня то не включай сюда, я то о своих действиях помню, это ты у нас грёбаный романтик - влезло в его мысли «зло». «Добро» тактично промолчало в ответ, не вступая в бесконечную дискуссию, которая успела надоесть ещё лет четыреста назад. Он стал лихорадочно вспоминать, где мог кинуть мольберт. Казалось бы, что тут такого мольберт и мольберт, но для Хунгана, это была ценная вещь. Ему её подарили ещё в 1605 году, и с тех лет, он всюду ездил с ним, а помимо всего прочего, метаморф любил и хранил все свои немногочисленные личные вещи. Так он и принялся методично бродить по оранжереи, в поисках…

Отредактировано Хунган (2011-08-14 00:25:49)

+1

77

Август. 2011 год.
• вечер: почти так же жарко, как и днем и тема моря по-прежнему актуальна, однако порывы ветра становятся сильнее. Температура воздуха: + 29

---> Кафе "Саюри" (---> №73)

День начался с жары. И если на природе температура оставалась такой же, как показывает градусник за окном и обещают все метеостанции, то в городе… В городе становилось еще жарче. Раскаленный асфальт, медленно начинающий плавиться, дрожащее марево над дорогой, напоминающее о пустыне днем, лихорадочно впитывающие тепло стены зданий. И если ночью некто ожидает похолодания, то его надежды не оправдаются – все накопленное за день тепло город с радостью отдает окружающей среде, чтобы и ночью «порадовать» своих жителей импровизированной сауной.
Лиан довелось пережить не одно лето не в одном городе. Она точно знала, что в такие нестерпимо жаркие дни стоит всего-навсего уехать на природу. Но не к морю, где полно отдыхающих, и не в лес, где на каждом шагу мнимые туристы раскладывают костры. Выбор невелик, и именно этим летом, именно в Токио кицунэ выбрала оранжерею.

Весь день слоняясь без дела по разным кафе и торговым центрам, где были установлены кондиционеры, это благо движимого человеком прогресса, Кельш переждала пик жары, чтобы не умирать в духоте собственной комнаты или толкотне электрички. А уже под вечер, пресытившись кофе и насмотревшись на коллекционную одежду модных брендов, девушка рискнула выйти в город. И тут же пожалела – раскаленный асфальт поприветствовал ее даже сквозь подошву сандалии. На что Лиан тихо зашипела и сбегала домой за альбомом и карандашом.
К рисованию кицунэ всегда относилась по-своему. Вместо того, чтобы расцвечивать рисунки акварелью и пастелью, она пыталась передать всю гамму простым карандашом. Мало кто пытался задумываться, сколько оттенков имеет серый. А сколько видов штрихов и теней, манер рисования обычным грифельным карандашом имелось в природе… Конечно, Кельш не знала всего, но это не мешало ей хоть и не писать картины, но отображать видимую реальность немного под другим углом, придавая наброску на листочке А4 жизни.

В оранжерее было малолюдно – большинство под вечер предпочитало отдыхать в тех самых развлекательных центрах, откуда сбежала сама девушка пару часов назад. Зато под стеклянным куполом витал немного удушливый запах самых разных сортов цветов. Конечно, для человека все это могло слиться в единую гамму, из которой невозможно вычленить что-либо определенное. Но полузверю, оборотню – легче простого. Особенно если этот оборотень успел побывать в самых разных странах и повидать самые разные цветы. Некоторые запахи сразу же врезались в память, всплывая всякий раз, стоило только услышать аромат. Некоторые забывались за ненадобностью. Но большинство Лиан помнила. Из общего букета сразу удалось вычленить орхидеи – их тут было явно очень много, разбросанных по всему саду. Да и удушливую сырость удавалось нейтрализовать маленькими озерцами и импровизированными водопадами, разбросанными то тут, то там по всем залам.
Кицунэ не утруждала себя заботой вертеть головой по сторонам, просто идя сквозь все это великолепие цветов и зелени по вымощенной камнями дорожке. Лиса внутри недовольно фыркнула, мол, нечего вечер на такую откровенную чушь тратить. Человек внутри согласился со своей животной ипостасью, но упрямо продолжил идти вперед. Целью Кельш поставила себе зал с водопадом, где можно будет сесть в уголке и раскрыть изрисованный набросками альбом и взять, наконец, в руку карандаш. После столько длительного перерыва ощущения обещали быть немного непривычными и странными, но все же…
«Хм?» - взгляд остановился на человеке, идущем по дорожке. Вид у него был немного озабоченный, а движения – более резкие, чем у горожанина, не спеша прогуливающегося по оранжерее с целью обогатить свой запас знаний по ботанике.
Девушка неслышно пересекла разделяющее их пространство и практически возникла сбоку от идущего парня. Звериный интерес смешался с человеческим, лиса внутри наконец-то соизволила обратить внимание на окружающий ее мир и тоже подняла уши. То ли настороженно, то ли играючи.
- Здравствуйте, - Лиан вежливо улыбнулась.
Говорить напрямик кицунэ поостереглась, памятую недавнюю реакцию Астрид. Так что осталось просто подождать, наблюдая за реакцией человека.

+1

78

Жизнь – странная штука, в ней всегда так, вроде всё хорошо, а вроде и чего-то не хватает. И даже не всегда знаешь, чего именно то и не хватает, но это что-то до боли нужно и не понятно, зачем и почему нужно. Но Хунгану повезло больше чем его многочисленным товарищам по несчастью – он знал, что ему конкретно было сейчас нужно. Беда же притаилась в том, что искомый предмет бел чёрт знает где – и не в плане, что очень далеко, а в плане, что он канул в неизвестность. Благо эта «неизвестность», имела ограниченные пределы.
Товарищи знатоки, время на размышления закончилось – кто будет отвечать? - вспомнил метаморф, слова передачи «Что? Где? Когда?». В этот момент, хотелось крикнуть, что отвечать будет господин Друзь и, взвалив бремя на него с чистой совестью выслушать ответ. Но как бы ни было странно, господин Друзь не торопился помогать своими ответами, и приходилось отдуваться самому. А это значит носиться по всей оранжерее, как, извиняюсь, в жопу ужаленный, что собственно Хунган и делал с превеликим мастерством и сноровкой. Его поиски, были более похожи на бег по полосе препятствий – перепрыгнуть этот куст, по приземлении не задев другой, и при всё при этом не упасть в маячащий не вдалеке прудик. Занятие это поистине заслуживало того, чтобы попасть в список олимпийских дисциплин, собственно эта мысль посещала метаморфа уже не в первый раз. Но к несчастью этому вряд ли было суждено случиться, и этот уникальный вид спорта, останется его личным достоянием и гордостью.
В принципе, можно было успокоиться, ведь рано или поздно мольберт должен был найтись, но ключевой фразой во всём этом, было слово поздно, а поздно, Хунгана, ну никак не устраивало. Вот и приходилось совершать немыслимые кульбиты, на потеху немногочисленным зрителям. Зрелище поистине было уникальным – ну спрашивается, где и когда ещё можно было увидеть, владельца сего скромного заведения, совершающего такое на потеху толпе? Гладиатор, ёп твою мать. - зло прошипела его второе «Я» - Ты бы хоть упал что ли, а то зрители скоро заскучают. Заткнись и помоги, лучше - ответило ему «добро». Я за тобой не слежу, клоун чёртов - не унималось «зло» - Мне, как-то не особо интересно смотреть, как ты бегаешь вокруг своих «свитоськов», словно жирная баба в МакДональдсе за подносами с бургерами. Впору было обидеться на такое, но «добро» давно привыкло, к выкрутасам своей второй половины, и поэтому лишь тяжело вздохнуло. А время солнца между тем кончалось и наступало время луны. Собственно это не играло бы большой роли, если бы было освещение, но тут его не было, а бегать по тёмной оранжерее, рискуя сломать себе ногу, или угодить рожей в плющ, была не самой перспективной и радужной. Ночь можно было скрасить и более интересным занятием, чем бег по пересечённой местности без источников освещения. Впору было бы поднажать, но Хунган вышел на дорожку, и медленно побрёл вперёд, всё ещё силясь вспомнить, где он мог оставить мольберт. Хотелось курить, но и сигареты, как на зло, были не с собой. Его тёмная половина гнусно хихикала, наблюдая за это любопытной картиной. Да что там, даже не хотелось с ней пререкаться, и она, вторая половина, беззастенчиво пользовалась этим, зная, что отвечать на его выходки не будут. Мелочно и подло – ну да, но какая есть. Другой, увы, не было, и права выбора тоже.
- Здравствуйте – прозвучало откуда-то сбоку. Возможно, это было сказано уже не первый раз, но Хунган только сейчас придал этому значение. Он огляделся и, не увидев никого вокруг кроме рыжей девушки и себя, до него дошло, что слова адресованы именно ему. Хотя это было довольно странным – среди всех знакомых были, конечно, рыжие, но этой не было точно. Что-что, а на лица у Хунгана память была отменной, ведь память о лицах, хранило «зло», а оно вряд ли бы смогло забыть. Поэтому было странно, что к нему ни с того ни с сего обратились с приветствием. С просьбой помочь куда ни шло, но не с приветствием. Хотя… Разные люди - разные способы.
- Чё ты хренью страдаешь, скажи чтоб валила куда подальше и дело с концом. За кой хуй мозг себе ебать, не понравилось – нахуй. – Влезло в мысли второе «Я»
- Я не ты, лучше уж поговорить по нормальному, чем так вот сразу с плеча рубить. – Возразило «добро».
- Хер с тобой – сказало «зло» - Твоё время, делай что хочешь.
Его внутренний диалог был похож на попытку склонения к тёмной стороне, прямо как в «звёздных войнах».
- Эмммм… Здравствуйте… - наконец ответил он рыжей особе.

+1

79

Лиса внутри уже успела триста пятьдесят раз мысленно съесть Лиан за то, что она поперлась в «эту дыру». По мнению зверя, им обоим было бы лучше в лесу, подальше от людей. И, желательно, чтобы не было этих надоедливых тропических цветов, один их которых уже упал кицунэ на макушку, и та долго его выпутывала из волос.
«Ага. А тебе только дом в глухом лесу и огород. Чтобы вообще никто не трогал», - Кельш только сейчас сообразила, что, наверное, впервые обратилась к лисе, хоть и мысленно. Зверь же на это расфыркался, явно показывая, что уступать всю жизнь человеку явно не собирается, и дом ей для счастья не нужен.
«Может, нам вообще в Китай вернуться?» - последний аргумент заставил лису призадуматься, а потом она неожиданно умолкла. У девушки даже сложилось впечатление, что зверь вообще ушел в темный угол сознания. Смирился? Да ну, быть того не могло.

Желание продолжать хоть что-то делать улетучилось так же быстро и неожиданно, как и ушла лиса. Лиан чуть не взвыла и уже три раза успела повернуть назад, к выходу, пока не увидела парня… Минут десять она стояла с раскрытым ртом, наблюдая за всеми его передвижениями.
«Поразительно», - все действия напоминали бешеные гонки. На выживание. Кицунэ усмехнулась, мысленно дорисовывая сзади несущуюся, не разбирая дороги, серую фигуру. Размытые контуры приобретали очертания классической госпожи Смерти – в черном балахоне до пят, с косой через плечо и выглядывающими из рукава костяными пальцами.
Почему-то люди всегда были склонны представлять их неизбежную кончину именно так. Иногда, разнообразия ради, был ангел смерти – ничем не лучше, только с крыльями. Черными. Кельш готова была смеяться над глупыми представлениями, канонами, стереотипами… Но не смела. Кто она такая? Какое право она имеет, чтобы судить других? Рубить с плеча правду-матку? На такие мысли лиса внутри вполне по-человечески заливалась хохотом. Но ничего не говорила – незачем. Или просто не считала нужным посвящать человека в детали мироздания. Конечно, она была гораздо старше и умнее, хоть человек и зверь росли и развивались вместе. Просто лисьей сущности было много веков больше, просто она посчитала нужным наделить себя человеческим телом. Снизошла до такого простого создания, как слабая и немощная, беззащитная девочка. И Лиан всегда чувствовала почти неосязаемую защиту, которой покрывала ее лиса. Как бы та не старалась это скрыть…

- Эмммм… Здравствуйте…
«Долго соображал», - губы сами растянулись в чуть ехидную усмешку. Что же, кицунэ добилась внимания. Теперь стоит решить, что же говорить дальше.
Действовать без какого-либо плана было ошибочно с самого начала. Но лиса, склонная к авантюрам и действиям наобум, одобрительно покивала мордой, буквально подталкивая вперед. Что же, нажить себе врага тоже было интересно. А если повезет обзавестись знакомым, так и еще лучше.
- Вы ведь что-то ищите? – Кельш нагло прищурилась, глядя в глаза парню. – Если честно, я все ждала, когда же Вы в пруд навернетесь.
Чистая правда. В какой-то момент зверь с человеком даже поспорили на этот счет. Правда, так ничего и не добились – оба, в конечном итоге, ошиблись.
- Может, Вам все-таки помочь?
«Навернуться, ага. Жарко, почему бы не искупаться?» - противный лисий характер иногда вылезал девушке боком.

Отредактировано Lian Kelsh (2011-08-28 14:47:34)

0

80

"...А это огни, что сияют Над нашими головами...". Вспомнились Хунгану строчки, одного замечательного испанского поэта Федерико Гарсиа Лорка. Он был не только поэтом, но так же и музыкантом, и художником-графиком, но речь не о нём. Речь о том, что так же, как и в его строчка большой «огонь, что сияет над нашими головами», вынужденно заходил за край горизонта, и его лучи, уже слегка-слегка касались земли. Света становилось всё меньше, а вместе с тем, становилось и меньше шансов найти сегодня искомый предмет. Это немного нервировало и напрягало. В голове сразу появилось столько разных мыслей, касательно того, что у него его украдут, сломают или ещё что-нибудь. Но делать нечего, приходилось мириться со своей мнительностью, и не поддаваться на ёё панические порывы.
- Вы ведь что-то ищите? – спросила у него девушка – Если честно, я всё ждала, когда же Вы в пруд навернетесь.
- Чёрт, да как она догадалась, что мы что-то ищем? – С иронией спросило «зло». - С такими способностями, ей прямая дорога в ясновидящие – будет иметь гигантский успех. Я прямо сплю и вижу рекламку, в которой большими буквами написано: «Снимаю порчу, обет безбрачия, чищу карму», ну и так далее. Да к тому же я даже не знаю чем её повеселить: в пруд не упал, шею не свернул – прямо не получилось цирка.
- Да ладно тебе, люди часто говорят, что думают – относись легче – возразило «добро» - Она же не сказала ничего обидного…
- Да, мать твою, не сказала, а ты прям сраный защитник справедливости, я хуею с тебя – сказало «зло» - Может ты теперь будешь радоваться, когда тебе пожелают сдохнуть?
У «добра» кончились аргументы,  и оно вынужденно замолчало, а «зло», удовлетворившееся своей маленькой победы, скрылась в глубине сознания. Оно знало, что сейчас не его время, и поэтому, не спешило лезть на рожон. Но зерно недовольства засело и в подсознании «добра».
Последние лучи заходящего солнца, падали сквозь стекло под потолком на лица Хунгана и рыжей девушки. Метаморф прищурился от яркого света, попадающего в глаза. Надо было торопиться.
- Может, Вам все-таки помочь? – неожиданно для Хунгана, сказала девушка. «Зло» сразу стало выискивать подвох в её словах, но ничего не сказало. Либо оно удовлетворилось тем, что слова были произнесены честно, либо просто не захотело вступать снова в ненужный спор. «Добро» тоже призадумалось над этими словами, всё же зерно сомнений давало всходы. Но оно было не столь щепетильным, в таких вопросах, и меньше подвержено сомнениям ко всему, что движется и имеет две руки и две ноги. Поэтому он ответил девушке.
- Не знаю, сможете ли помочь, но не отказался бы – времени мало, в темноте здесь найти можно будет только пару переломов – сказал он, направляясь вперёд по дорожке.
Хунган любил момент, когда день и ночь борются друг с другом, прямо как сейчас. День не хочет сдавать своих позиций, и солнце из последних сил освещает землю, а ночь уже показывает на небе свои звёзды, и бледный диск луны виден слегка-слегка. Это чем-то напоминало ему, его борьбу со своими собственными «Я» - он точно так же всё время находился на рубеже. С одной стороны «добро» с другой «зло» и конфликты между ними всегда были, есть и будут. Но, так же как и время суток, одно приходит на смену другому, и тут уж ничего не попишешь.
- А что вас привело в мой скромный сад? – неожиданно для себя, спросил Хунган. Он спросил это с притворной скромностью. Ему нравилось, когда слово «скромный», начинали опровергать, тогда он чувствовал, что его работа доставляет радость людям, а для его властвующего сейчас «Я» - радость других, превращалась и в его радость. Этот вопрос повис в воздухе, и метаморф ждал ответа на него.

+2

81

Солнце медленно клонилось к горизонту, как будто падая в омут. Еще немного, и все небо вспыхнет ярчайшей рыжей вспышкой с примесью оранжевого, каплями кроваво-красного и разводами светло-розового. А над всем этим великолепием будет нависать темно-синее небо, постепенно окрашивающееся в фиолетовый. И облака, подсвеченные солнцем, будут величественно плыть по нему, бело-золотистыми разводами расцвечивая подступающую темноту.
Сколько раз Лиан наблюдала за закатом, но ни разу не увидела одинакового. Каждый раз гамма цветов, мазки облаков и разводы темно-фиолетового купола были иными. Это зрелище казалось настолько грандиозным, что кицунэ порой терялась в нем, забывала обо всем вокруг, тонула в ярких оттенках. А сколько же раз Кельш пыталась запечатлеть все это на бумаге? Ради такого она даже купила акварель и научилась ею пользоваться, преодолевая желание отобразить все тени и переливы карандашом, но прекрасно понимая, что это просто невозможно – никто не поймет. Но так ничего и не вышло.
Девушка стояла спиной к заходящему солнцу, поэтому эй не надо было щуриться. А вот парень напротив прищурил глаза. Лиса внутри подначивала напасть, пока человек отвлекся. А сама Лиан мысленно рассмеялась, укорив зверя – они сейчас в приличном обществе, пусть даже и в подобии природы, устроенной людьми, тянущимися за красотой и экзотикой.
«Надо будет сделать набросок», - из головы все не выходила картина погони, частично имевшая место быть, частично дорисованная сознанием «автора». А, разглядывая черты лица стоящего напротив человека, кицунэ мысленно дополняла картину, придавая человеку на ней эмоциональности, характерной именно такому лицу. Ведь каждый человек – индивидуальность, не так прорисуешь линию рта или изгиб носа, и получится кто-то совершенно другой.
- Не знаю, сможете ли помочь, но не отказался бы – времени мало, в темноте здесь найти можно будет только пару переломов.
- А что мы, собственно, ищем? - Кельш пристроилась рядом и пошла за парнем, отставая буквально на шаг. Всегда эта привычка – раз уж идет за кем-то, то следует. Если ведет, то доминирует. Откуда это?
Впрочем, задаваемый вопрос не имел значения, как и ответ на него, успешно прослушанный. Искать девушка собиралась по запаху. И все равно, что вокруг множество цветов, и каждый источает свой запах. Опытный зверь умеет отличать один из них от другого, будь они хоть сотню раз смешаны и дико похожи. А уж запах идущего рядом человека Лиан смогла бы отличить от аромата растений. Поэтому кицунэ чуть изменила структуру дыхательных путей, уповая на то, что все сделала правильно. Частичная трансформация такого рода всегда была сложной и опасной. Но раз предложила помощь…
- А что вас привело в мой скромный сад?
Кельш чуть не закашлялась, резко приводя все в порядок и должный человеческому организму вид. Такой «подлости», как внезапный вопрос, она не ожидала. А еще уж совсем не думала, что ее угораздит встретить на местных дорожках хозяина этого купола с садом.
- Ну, жара, наверное, - девушка задумчиво повела носом, улавливая близкий запах чего-то… не живого. Потом сделала несколько шагов в сторону от дорожки и отодвинула нависающий над землей огромный лист какого-то растения. – Надо же, мольберт.
«И кто мог его тут оставить? - Лиан невольно огляделась и прислушалась, пытаясь уловить признаки человеческого присутствия. Такового не нашлось. – В любом случае, этот человек – хозяин оранжереи. Пусть и забирает находку. Владелец потом объявится»
- Надо же, редкая вещь, - кицунэ подошла и провела по вещи рукой, усмехнулась. Иногда ей тоже хотелось завладеть вот таким вот мольбертом, но все не было времени или денег приобрести. Или находилось множество причин «против». - А Вы тут всем этим владеете, да? И как, нравится? - но тут Кельш кинула взгляд на прозрачную крышу, нахмурилась и покачала головой - уже наступил вечер, а ей стоит еще многое сделать... - Прошу прощения, мне надо уходить. Было приятно с Вами побеседовать, - и исчезла в зарослях экзотических растений...

---> №73 ---> Библиотека

Отредактировано Lian Kelsh (2011-09-16 20:04:10)

0

82

Продуктовый магазин <  - - - - ->

Декабрь. 2011 год. День
Погода:
Наконец-то появляется ощущение того, что зима вступила в полноправное владение природой - идет снег. Он бережно укрыл природу чистым белым одеялом.
Температура воздуха: - 1

Помимо кладбища, Хэллена промышляла присмотром еще за одним местом. Этим местом была крупнейшая оранжерея.  В отличии от места основной работы, здесь преобладало живое над умершим, яркие краски над серостью склепов и могил. Да и сама атмосфера была более приемлема для простых смертных. Но и тут Трэш не расслаблялась, помимо подработки, она получила возможность экспериментировать со своими зельями и улучшением растений с их помощью, вывод новых видов растений, да и вообще возможность экспериментировать и все необходимое для этого. По неизвестным для девочки причинам, данный период она была единственным цветоводом, хотя это и было ей только на руку. Пусть из оранжереи колдунья и выходила физически выжатая как лимон, но морально энергия плескала через край. Будучи истиной колдуньей Хэл знала большинство растений –ингредиентов для зелий, и благодаря оранжерее постоянно расширяла свой запас знаний.  Вот и сегодня юный цветовод пришла на место дополнительной работы. Жаль только,  времени было критически мало и поработать над новыми видами не выйдет. Войдя в оранжерею со служебного хода, девушка направилась к небольшому помещению - подсобке исполняющей роль мини лаборатории. Здесь все было по старому: мешки с различными видами почв, лопаты, всяческие удобрения, секаторы, шланги, на полках стояли склянки с разными пробами и экспериментами.  Скинув с плеча сумку, Трэш бережно отставила ее в сторону. Взяв с полочки, ловко натянула резиновые перчатки, дабы не загубить остатки своего маникюра. Так же прихватила с собой брызгалку.
- А вот и я мои дорогие любимцы! Ну что скучали без меня? Выйдя из подсобки, обратилась колдунья к цветам. Говорят если общаться с цветами, они будут лучше расти. Хэл в это не верила, она просто говорила с ними, как не крути они ведь тоже живые. Те же нимфы и эльфы даже могут общаться с ними.
-Конечно, скучали, я же вижу, как тянете листики и веточки. Ну, ничего вот я и пришла. И сейчас посмотрим как вы мои дорогие. Надеюсь, сегодня не обнаружу разочарования в виде оторванных листьев этими нерадивыми детьми на экскурсиях. Улыбнувшись, девушка пошла между буйными зарослями, внимательно осматривая каждое растение. Здесь было важно все. Не появились ли желтые или подвявшие листки, нет ли паразитов, хорошо ли увлажнена почва, или же наоборот не через чур ли. С первого взгляда все было отлично. Орошение работало безупречно и в соответствии с заданным режимом.
- Как же все-таки удобно с этой штукой! Проговорила девушка, кивнув головой в сторону щитка-сердца оросительной системы.
- Я бы, наверное, чокнулась, таская ведра воды и поливая вас в ручную, ну или даже из  шланга.  Пройдя чуть по дорожке, Трэш остановилась и протянула руку к пышному листу пальмы.  Для кого-то это всего лишь какое-то необычное дерево, да необычное, да, такое на улицах города не так часто встретишь, но ведь никто и не задумывается что это не просто пальма…
-Трахикарпус. Род растений семейства Пальмовые. Согласно прочтенной мною литературе, род включает девять видов. Данный представитель относится к виду Trachycarpus fortunei. Температура содержания летом около двадцати трех градусов, зимой не выше шести – восьми градусов. Солнцелюбив, посему содержать необходимо в хорошо освещенном помещении. Девушка подняла голову вверх, как будто оценивая освещения данной части оранжереи. Как и предполагалось, все было в полнейшем порядке.
- Полив в зависимости от времени года. Летом умеренный, зимой редкий. Влажность так же должна быть в норме, а посему необходимо ежедневное опрыскивание.  Хэл с улыбкой пару раз прыснула на пышный пяти сегментный листок. Конечно же, техника делала все сама, так же в ней была и функция опрыскивание определенных участков оранжереи, но девушке все равно хотелось принять хоть какое-то участие в этом процессе.
- Ну и заключительный этап. Молодой Трахикарпус нуждается в пересадке ежегодно. Взрослое же растение каждые два – три года.  В естественных условиях представители данного рода живут до ста пятидесяти лет. В комнатных же условиях не более двадцати, так как ствол сильно удлиняется, благо крыша нашей оранжерее позволит им пробыть тут значительно дольше, чем представителям, украшающим помещения жилых домов.  Что еще можно сказать? А ну да. Размножаются семенами.  Закончив свой доклад о Трахикарпусах и уходом за ними, колдунья мило улыбнулась. Она не просто так проговаривала все это. Девушка тренировала свою память, попутно вырабатывая навыки ораторства.  Быть может, выпадет как-то случай и она сама проведет экскурсию по этой чудной оранжерее.  А во время экскурсии так же был шанс познакомиться с порядочным молодым человеком. От подобных мыслей Ирэн затрепетала, мечтательно вздыхая.  Ведь с момента ее переселения в Токио все мысли девушки делились на два направления: магия и противоположный пол. Но контингент, второго направления ее мыслей, упорно продолжал не замечать, ничем особо непримечательную девчонку, тем более работающую на кладбище.  Улыбка не сходила с лица. Тем временем девушка продолжила свой путь. Времени как не крути было в обрез.  Цветы во всем разнообразии продолжали умилять и восхищать колдунью, пусть даже и видит она их каждый день.  И к каждому она подходит, осматривает. Все ли тут в порядке, хватает ли им света, воды, удобрений на худой конец.  И тут все показатели были в норме. Система полива работает, цветы благоухают, все прекрасно. Единственное, что решила Хэллена, сделать на последок,  уделить пару минут искусственному озерцу. Хотя, дело было совершенно не в озерце, а в находящимся в нем нимфеях говоря научным языком Nymphaéa – Кувшинка. Прекрасные цветки раскрывающиеся по ночам. Хотя некоторые виды Нимфей были раскрыты и днем. 
- Приветульки мои сладенькие. Какие же вы у мня красивые! Я прям балдею. Склонившись почти к самой воде, понежилась носиком об один из цветков. К сожалению Трэш в голерее было всего лишь три вида кувшинок из пятидесяти. Последнюю разновидность Хэл заметила относительно недавно, но никак не могла застать момент ее цветения. Как поняла колдунья, этот вид раскрывается вечером и закрывается рано утром.  Именно по этой причине, сегодня Ирэн и пришла ближе к вечеру на свое рабочее место.  Как можно аккуратнее убрала пару засохших листьев и один высохший цветок. При этом отщипнула засохшие элементы девушка у самого основания куста, что бы исключить гниение в воде.
- Ну, ничего родимая, новые будут еще лучше и шикарнее. Да и скоро весна, устрою тебе грандиозную пересадку, обновим  тебе земляную смесь и воду, вообще будешь в шоколаде.  И да, таки интересно я дождусь твою соседку, или нет. За окнами уже начало темнеть, но, не смотря на это, оранжерея сияла яркими огнями освещения.  Не прошло и пол года, девушка таки дождалась заветного мгновения. Не отрывая глаз она наблюдала за раскрытием  цветка Нимфеи.  Но тут Хэлл словно током ударило
- Ээээ… Крупные листья до сорока сантиметра в диаметре. Крупные голубые цветки диаметром от пятнадцати до двадцати сантиметров, поднимаются на длинных цветоножках над поверхностью воды. Четырехчленная чашечка цветка. Чашелистики снаружи зелёные, а внутри белые или бледно-голубые. Многочисленные голубые спирально-расположенные лепестки несколько короче чашелистиков. Продолжала бубнить девушка себе под нос, как ходячая энциклопедия. Подойдя ближе, склонилась, вдыхая испускаемый цветками запах.
- С характерным сладковатым запахом… Твою  мать! Кто додумался здесь посадить Голубой лотос?!  Истерический смешок, тут же сменяющийся серьезным видом с хитрым прищуром.  Голубой лотос был причислен к списку наркотических веществ. При желании существует масса способов его употребления, для получения специфических ощущений не смотря на запреты многими странами. Но цветок как не крути прелестный и благоухает чудно.
- Мдааа… может я вскоре, еще и пару грядок конопли обнаружу, где нить между трахикарпусом и монстерой?! Ну что ж, благо цветет он только ночью и определить  его вид не так просто, тем более для неопытного человека. А мне тем временем стоит поговорить с хозяином оранжереи.  На сегодня осмотр был точно окончен. Хэл надо было хорошенько подумать. Стянув перчатки, девушка направилась в свою коморку.  Выкинув засохшие листья нимфеи в урну, положила перчатки на край стола. Собираясь с мыслями, окинула комнату взглядом. На глаза сразу попался какой-то бланк, лежавший посреди стола. И как только Трэш не заметила его раньше. Взяв листок в руки, пробежалась глазами по напечатанному тексту. Хозяин оранжереи давал добро на пополнение запасов земли, ведь некоторые из них уже почти иссякли.  Изучив имеющиеся в кладовой мешки и сверив их количество и список, девушка подошла к телефону и набрала один из сохраненных номеров.
- Добрый вечер. Это Токийская оранжерея. Мы хотели бы сделать заказ почвы для растений.
- Здравствуйте. Говорите, пожалуйста, я готова принять ваш заказ.  Донесся голос молодой девушки на том конце телефона.
- Земля для кадочных растений один мешок. Для наземных папоротников и орхидей три мешка. Для наземных орхидей один. Так и наверно по паре штук для: азалий, гортензий, вереска и камелий, для пальм и пальмовых растений ну и для кактусов и суккулентов. Хотя нет, для кактусов все же наверно одного хватит.
- Я записала ваш заказ. Вы сможете получить его на нашем складе. Не забудьте взять с собой бумаги с заказом.
- Конечно. До свидания.   Договорив, положила телефон. По-видимому, так просто с работы сегодня не уйти. Теперь Хэллене придется тащиться  в порт. Именно там, в одном из магазинчиков находился офис фирмы, с представительницей которой только что говорила колдунья. Все было банально просто, фирма не большая, но почва у них была хорошая как говорится «То, что доктор прописал». Осталась теперь заехать и отдать им этот самый бланк со стола, ну еще пара формальностей и свободаааа... Ну а заказ они привозят через пару с бесплатной доставкой.

- - - - -> Сеть магазинчиков со всякой всячиной

Отредактировано Hellena (2011-12-30 04:00:43)

0

83

----------->Бар "Осколки"
Апрель. 2013 год.
• утро: роса на зеленой траве. Солнышко пока слабо греет землю, но обещает к полудню жару. Прохладный, довольно сильный ветер гоняет уличную пыль.
Температура воздуха: + 8

Дверь служебного входа приоткрылась без скрипа, пропустив темную фигурку в небольшое помещение, предназначенное для работников оранжереи. Никого еще не было, да и день этот обещал быть спокойным, тихим, так что Несси, напевая себе под нос какую-то глупую песенку с простым мотивчиком, оставила куртку на специальном крючке, влезла в удобные, разношенные кеды и наконец включила свет. Без него, конечно, тоже можно ориентироваться - зрение-то волчье - но уж лучше с ним, чем в почти полной темноте. Полной грудью вдохнув теплый, терпкий запах, навсегда пропитавший это помещение, всю оранжерею и, кажется, всех ее работников, оборотень отыскала в небольшом шкафчике перчатки и все необходимые инструменты для работы и направилась в один из небольших залов, утонувшем в распустившихся, источающих различные ароматы цветах. Обыкновенные люди, зайдя в оранжерею, чувствуют великое множество ароматов, каждый из которых прекрасен по-своему, и порой это множество запахов вызывает головокружение, какую-то приятную слабость и истому. А теперь представьте, каково чувствовать все запахи, распознавать каждый, до самой незаметной подробности, если обоняние волка во много раз сильнее человеческого? Поначалу волчья сущность откровенно психовала и высказывала протест против места работы своего человека, а потом смирилась, постоянно ворча что-то про полную потеря обоняния и ужасную вонь ,которая Несси, как ни странно, очень и очень нравилась.
Эти цветы воняют просто ужасно, - жаловался волк. и Агнесс почти видела, как он зажимает лапой нос, морщась и смешно фыркая.
- Да ладно, просто не обращай внимания. Слишком много от тебя претензий, - сама себе, своему второму голосу ответила вервольф, присаживаясь на корточки возле роскошных кустов пионов. Сегодня их надлежало обработать, причем как можно скорее, пока не пришли посетители, чтобы едкий запах инсектицидов успел выветриться. Вредителей, конечно, пока не было, и растения выглядели здоровыми, но мало ли что. Думать и делать нужно было заранее, чтобы под=том пожинать плоды и наслаждаться видом прекрасной, цветущей оранжереи. Поскольку для пионов сейчас был самый сезон, и более того - эти цветы были любимцами Агнесс, то она уделяла им особое внимание, часто для этого задерживаясь допоздна или, наоборот, приходя рано утром, как сегодня. Сделать требовалось много - полить растения, аккуратно, понимая, когда стоит остановиться, потом обрезать лишние бутоны и осмотреть, нет ли повреждений на свежих побегах, все ли в порядке и должным ли образом удобрена земля. Определенного порядка действий не было, девушка просто на автомате делала все, к чему привыкла, негромко разговаривая - да-а, с цветами, - рассказывая им о том, что происходило в ее жизни. Агнесс верила, фанатично верила, что всему живому нужно внимание, а растениям, вечно томящимся в оранжерее и никогда не знавшим вольного воздуха, - особенно.
- Эй, Агнесс, - громкий оклик подруги, Юми, не стал неожиданностью. После часа работы, измазавшись, как всегда, в земле по самые локти, несмотря на наличие перчаток, Несси услышала, как дверь входа приоткрылась, а тяжелые шаги указали на то, что прибыла Юми, женщина, работавшая здесь уже десяток лет. Пусть она и была сейчас далеко, практически на другом конце оранжереи, запах ее неизменных приторно-сладких духов с кокосом пробивался через все цветочные ароматы.
- Доброе утро,- негромко поздоровалась блондинка, не поднимая головы, - Я надеюсь, мне не придется заказывать саженцы вместо тебя - с чего вдруг такой вопрос?
Юми всегда славилась своей забывчивостью, и именно ей было поручено, как, в принципе, оно и должно быть, заказать фрезии и лилии. Чаще всего, если что-то было поручено Юми, поручение выполнять приходилось вервольфу, так как подруга обладала, как уже сказано, на редкость дырявой памятью. Правда, этот недостаток, при трудолюбии японки, был почти незаметным.
- Высадили в пятницу, - не без гордости сообщила подруга- ну надо же, не забыла, - Чего ты сегодня так рано?
- Не спалось, - хмыкнула Несси, наконец оторвавшись от копания в земле и, подобрав небольшие лопаточки, секаторы и прочие нужные инструменты, повернулась к собеседнице. Ее лицо было прекрасным образцом человека, заподозрившего что-то не то в словах другого. Мушу понимала, какие мысли сейчас роились в голове у Юми. Та была одной из немногих, кто знал об истинной сущности Агнесс и принимала ее такой, какая она была. Так, конечно, было не сразу; когда вервольф только открыла душу подруге, та долгое время старалась скрывать испуганные и подозрительные взгляды, потом же совсем привыкла и даже подшучивала над ней.
-Точно? - с какой-то излишней заботливостью спросила полная девушка.
Подумать только! Она наверняка подозревала белобрысую в чем-то незаконном, например, ночной охоте на зазевавшихся гуляк. На деле, Агнесс уже больше месяца не охотилась ни на кого, сдерживаясь изо всех сил и заставляя волка терпеть. Сейчас она только обреченно вздохнула, с укором посмотрев на подругу - настроение подпортилось из-за недоверия последней.
- Мне нужно высадить оставшиеся лилии, - перевела тему, сделав обиженно-деловое лицо, девушка, пройдя мимо растерявшейся Юми и направившись в соседний зал, который еще не был открыт для посещения, но вот-вот готовый распахнуть свои двери, ведущие в прекрасный сиренево-розово-белый цветочный мир. Работа успокаивала, приносила умиротворение, а цветы всегда были прекрасными собеседниками. Ни недовольное ворчание Юми, копошившейся в соседней зале, ни веселая болтовня птиц в водном зале не отвлекали Несси от работы.

0

84

• вечер того же дня: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 15
Оборотень оторвалась от высаживания растений через несколько часов, когда спина с трудом разгибалась, а руки были, несмотря на наличие перчаток, испачканы в земле. Какой бы тяжелой или выматывающей не была работа, Агнесс она доставляла небывалое удовольствие и вместе с ним - удовлетворение. В таком состоянии девушка покидала работу почти всегда, если же не получала по шее от начальницы, которая иногда не ограничивала себя в выражениях и высказывала все, что думала, прямо в лицо. Но это, впрочем, можно и потерпеть.
- О-ох, - тяжело выдохнув и отерев со лба пот - в помещении было невыносимо душно и влажно - Несси разогнулась, собрала привычным движением все те тяпки-лопаточки, разбросанные вокруг на земле, и, отряхивая руки, выбралась из-за пышно цветущих кустов. Скоро и лилии, прижившись в новой обстановке, внесут в общую копилку ароматов свой сильный, неповторимый запах, который у Агнесс всегда почему-то ассоциировался с упрямством. Вообще, как считала вервольф, у каждого запаха был свой характер, как и у цветка. Лилии - упрямые, своим запахом способные перебить любой другой аромат, не дав ему и шанса пробиться наружу через плотный душный заслон; пионы - короли и королевы, своевольные, но вместе с тем милостивые к остальным; лютики - миловидные, но такие опасные на самом деле... Список Агнесс могла продолжать до бесконечности, а погрязнуть в размышлениях - до самого вечера. Только дело не любило ждать, пора было, собственно говоря, им заняться. В одной из комнат, отданных под лабораторию для сотрудников оранжереи, оборотня ждала толстая, залистанная прежними работниками, книга. Совсем скоро должны были привезти новые саженцы, которые надлежало вырастить уже через месяц, что без должных усилий являлось просто невозможным. Так что - читать, читать и запоминать, вбивать в память термины, условия ухода за растением, чье название было каким-то таинственным и чуточку смешным. Хеномелес японский...И кто только придумывал такие названия? - хмыкнув себе под нос, Мушу тщательно отмыла руки от земли под холодной водой, отчего кожа покраснела, и уселась за стол. Убедившись, что никого вокруг не было, девушка закинула ноги на соседний стул, немного испачкав его.
Хеномелес японский или айва японская - светолюбивое растение, однако предпочитает легкое затенение... - буквы складывались в слова, слова - в длиннющую и непонятную фразу, разобрать смысл которой можно было только прочитав саму фразу еще несколько раз. За чтением Агнесс провела три часа, и для нее это время было тяжелейшим из всех. Только подумайте - сидеть спокойно, ничего не делать и - работать мозгом. Что может быть хуже для активного и деятельного вервольфа, который видит жизнь в движении? Именно, чтение серьезной литературы. Но приходилось терпеть, ведь работу терять не хотелось.
- Только посмотрите - Несси совершенно спокойна, - насмешливый голос Роберта, парня, ухаживающего за залом с птицами  и рыбами, отвлек девушку от предпоследнего и достаточно важного абзаца, что заставило ее недовольно рыкнуть, не поднимая глаз:
- Сгинь, водоплавающее, - ни привета, никакой вежливости или даже намека на нее. Этот сотрудник, пожалуй, казался отврательным, нет, даже омерзительным. И, по закону подлости, именно он какое-то время настойчиво клеился к оборотню. Пришлось показать клыки, и не вежливо, а резко и злобно отшить. С тех пор постоянные насмешки Роберта и издевки с его же стороны раздражали и возмущали девушку. Она не скупилась на выражения, однако сейчас просто не было времени. Уткнувшись обратно в книгу и не прислушиваясь к возмущенному ворчанию уходящего парня, Несси наконец дочитала несчастную книгу, захлопнув ее с таким наслаждением, словно волк, сидящий внутри, вонзил зубы в плоть врага, и эмоции его отразились на лице человека.
Остаток дня прошел более чем скучно, в обычных перепалках с Робби, болтовне через кусты с Юми и прочих заботах. Лишь вечером, переобувшись в нормальную обувь и шепнув пару слов пионам - да-да, цветам - Агнесс вынырнула из-под душного купола в  вечерний город, наполненный оживленными людьми. Себя такой живой Агнесс не чувствовала, и желание спать овладело ей полностью, все-таки не позволив девушке заснуть на ходу.

---------------->Парк

Отредактировано Agnes (2012-04-26 16:06:59)

0

85

Центральное полицейское управление----->
• ночь: Небо ясное, звезды яркие. Ночь еще холодна, по сравнению с днем, но с каждым новым днем становится лишь теплее [как и прогнозировалось, но не озвучивалось - полил холодный весенний дождь]
Температура воздуха: + 9

Подумать только... Я успела за сегодня столько всего. Познакомилась с моделью, подралась с двумя мужиками и обломалась эдак три или четыре раза на мелочах. Мелочах ли? Я ждала их концерт очень долгое время.
Айя устало передвигалась по улице, на ходу разминая собственные плечи и лениво потягиваясь. Не хватало ей для полного "счастья" лишь выпрыгивающих из кустов маньяков. Или, на худой конец, дождя. А впрочем, если быть откровенной с собой, шум капель и давно забытая сырость пришлись бы ей сейчас по вкусу. Под вечер былая жара куда-то отступила, солнце постепенно спряталось за горизонт. Теперь прогулка не была столь мучительной, сколь ранее. Да и народу на улице считай не было. А ведь странно: преддверие лета, отсутствие комендантского часа должны были сделать своё дело, - так полагала она, отбрасывая желания человека побыть дома в столь небезопасное время напрочь, не принимая его как возможный вариант вообще. По большей части от того, что Айя просто не представляет, как это - быть в небезопасности. Девушка привыкла давать достойный отпор всем обидчикам. И дело не столько в её самоуверенности и силе, сколько в богатом боевом опыте. Агент успел сделать в свои годы многое из того, о чём другие даже и не задумывались - никто бы не поверил сейчас, что эта немного странноватая молодая барышня успела пройти один военный конфликт и теперь напрямую работает с одной из самых странных организаций. Её хоть и ввели в курс дела, но некоторые тайны предпочли всё же оставить нераскрытыми. Вопрос заключался в том, какие именно, и приоткрыли ли ей лишь самые аппетитные и положительные их аспекты. В голове мимолетом проскользнула ассоциация с женщиной несовершенных форм, нарочно подбирающей одежду под стать её недостаткам. Прикрывая их, она напротив оголяет свои достоинства и манит к себе лукавым взглядом ничего не подозревающих мужчин.
Но от мыслей Айю скоро отвлекла резвая капелька, стукнувшая ей прямо по носу. Она прилетела с неба, и за ней вскоре погналось ещё множество таких же малюсеньких мокрых проказников, принимаясь барабанить по земле. Её волосы тут же намокли, струйками заставляя воду стекать по прядкам вниз, где та в свою очередь продолжала падение уже вдоль горячей кожи Кисараги, огибая ключицы и распространяясь на узкие её плечи. Девушке вдруг стало холодно, от чего та начала легонько трястись, обнимая себя за плечи. Ходьба быстро перешла в бег, быстро распространявшиеся лужи начинали хлюпать под её ногами, разбрызгивая осадки вверх. К счастью самой Кисараги, совсем неподалеку располагалась оранжерея, где та могла бы перекантоваться до скончания этого потопа, - Я, конечно, хотела дождь, но не такой же, - фыркая самой себе, девушка, проскальзывая сквозь дворик, быстро достигает заветной двери заветного здания, внешне напоминавшего хрустальный ангар. Аналогию с хрусталью девушка привела от некоторой сказочности этого места. Ей уже приходилось здесь побывать и ощущения у неё после увиденного были самым лучшими из возможных.
Айя быстро лупит кулаком в дверь, к которой мгновенно приносится полное туловище администратора. Поправляя пенсне, невысокий мужчина приоткрывает дверь и окидывает промокшую до нитки взглядом.
- Ну хорошо, ладно, заходи, - высказав ему свои благодарности, Айя залетает внутрь, тут же прижимаясь спиной к стене чуть более теплой, чем воздух снаружи. Переводя дыхание после бега, она медленно поднимает глаза. Администратор продолжал удивленно таращиться, но тут вдруг понял, что одним только удивлением незваная гостья сыта не будет.
- Чаю, может?, - позволил он себе вопросительно предложить девушке согреться, поглаживая русого цвета усы. Выглядел он довольно забавно: мужчина сильно походил на одного испанского художника 19 века, а именно Антонио Муньоса Дегрейна. Но, пожалуй, именно так и должен выглядеть настоящий администратор оранжереи. Его умный взгляд из под очков выражал множество мыслей и касательно её вида, и касательно того, почему девушка позволяла себе гулять в столь поздний час. Ответить "Я работала" было бы глупым решением и заставило бы пожилого мужчину только усмехнуться. Было бы проще ничего не отвечать, дабы не привлекать к себе лишнего внимания.
- Да, спасибо, - но отказаться от чая было очень тяжело. Айя опускает взгляд и вместе с ним и руки.
Этот день подошел к концу. Было нелегко существовать с мыслью, что вот-вот что-то произойдет. Я не знаю, почему мне так тяжело. Я совсем не представляю, от чего такие мысли пробираются в мою голову. Я никогда не верила в случайности и до сих пор считаю, что всё это произошло по моей собственной вине. Но и не понимаю, при этом, в чём я виновата, - Айя покусывает нижнюю губу, её тело продолжало дрожать от холода.
Я весь день как слабачка. Я ною из-за какой-то ерунды, которую настоящая сильная женщина и не вздумает в голову брать, - возникая из ниоткуда, непроходимая грусть заполнила её лёгкие, от чего ей стало заметно труднее дышать. Медленно сползая спиной по стене, Айя разваливается на полу, прижимая к груди одно колено, - Родители вряд ли хотели, чтобы их дочь ныла по пустякам. Особенно после того, что ей пришлось перенести. Но простите, мама и папа, мне себя жаль, - плотно прикрыв глаза, она с трудом сдерживала подступающие к длинным ресницам слёзы. Девушка тихо сопела, сжимая пальцами собравшиеся на джинсах складки.
Это не та жизнь, которую бы я хотела прожить на самом деле. Я никогда не хотела воевать. Я никогда не хотела убивать демонов... и людей.. И я никогда не хотела терять вас, дорогие мои, - поджимая чуть дрожащие губы, Айя прикрыла лицо рукой, дабы мужчина по возвращению не заметил на лице её тоски, - Я делаю всё это, чтобы ваша смерть была не напрасна. Я не получаю удовольствия от уничтожения зла. Я прекрасно понимаю, что зло невозможно уничтожить. Но я буду продолжать пытаться, мама, папа... Зло отняло у меня вас и потому я буду мстить, пока не иссякнут мои силы. Как же я надеюсь, что вы слышите меня. Если бы вы только знали, как я надеюсь... - Айе окончательно удается остановить второй, внутренний дождь, что ни с того ни с сего залил её сердце. Ещё больше ей в этом помог неожиданный телефонный звонок от начальства, весёлой и громкой мелодией нарушивший её покой.
- Агент Кисараги? Приветствуем вас. Скажите, где вы находитесь?, - голос на том конце был решителен и разговаривал он очень быстро и сосредоточенно. Чего от неё хотели на этот раз?
- Я не помню улицу.. Вы знаете, где располагается оранжерея? Насколько я знаю, в северной части она всего одна.
- Мы вас поняли. Да, мы получили ваши координаты. Неподалеку от вас, где-то около 743;432, известного вам как Бар 69, открылась Воронка в один конец. Но заметьте: около, а не в баре. Из Изнанки пытается выскочить низкоуровневый демон, характер его пока не ясен. Вы должны встретить, уничтожить данный объект и закрыть Воронку.
- Поняла! Выдвигаюсь немедленно, - Айя сбрасывает вызов и вскакивает с места, тут же распахивая дверь и выбегая наружу. Она неслась будто ветер, своим телом сбивая летящие ей навстречу капли дождя.
Нужно будет снова сюда заскочить, но в более приемлемое время. Интересно, что за чай готовил этот джентльмен? Надеюсь, что не Эрл грей, - Айя пыталась развеселить себя перед столь нелёгким заданием. И ей даже представлять не хотелось, что её могло там ожидать. Ещё ей не хотелось представлять итог всех происходящих перепадов настроения, - Как бы это не перетекло в депрессию. Пф, да пусть только попробует.

-------->>Улицы

0

86

У.И.Э.Э. ------------------->>

Декабрь, 2013 год.
• ночь: ветер утих. Ближе к середине ночи проступили яркие, от холода, звезды. Чувствуется легкий мороз. Скользко.
Температура воздуха: - 2

Нет ничего приятнее, чем возвращаться на уже знакомые тебе места в куда более хорошем расположении духа, чем в предыдущие разы. В нашем случае – в предыдущий раз. Не смотря на наличие гражданства и пары ног для совершения регулярных прогулок, Кисараги предпочитает после работы сразу же бежать домой, ну или сходить в спортзал, если силы имеются. Однако, когда работа предполагает эти самые прогулки, то тут уж деваться действительно некуда. И так, подобравшись по координатам к знакомой оранжерее, Айя спрятала телефон в карман.
Как мне сообщили, сие задание заключается в охране какого-то известного лица. Модели, что ли, какой-то. И пока наша дива будет принимать красивые позы и красиво ходить, мне нужно будет последить за безопасностью в области парадного входа. Ага, ну как же. Университет, при этом, всё больше начинает напоминать смазливую компанию по производству шампуня, рекламирующую себя на каждом мало-мальски важном мероприятии. Мы всегда рядом со своим потребителем, говорят они. Мы желаем, чтобы наш шамп.. То есть, мы желаем, чтобы гражданин чувствовал себя защищенным. В дороге, на улице, дома. Ага, не забудьте, сэр, добавить в этот список охранника душевой кабинки. Если возьмете премиум-версию, то охранник вам и спинку потрёт. Нынче продаётся всё, как можно заметить. Даже фамилию можно свою продать. Нет, действительно. Я ничуть не удивлюсь, если этот странный Айзек или как там, мать его, зовут, спросил о моей фамилии не просто ради любопытства, а ради какой-то собственной выгоды. Фамилия-то у него тоже на «ха» начинается.
Похоже, что пунктик о «куда более хорошем расположении духа» можно теперь спокойно опустить. Айя – человек ворчливый, особенно когда что-то касается неё самой. Тем не менее, других она своим ворчанием никогда старается не беспокоить. А если и беспокоит, то лишь в лучших традициях роли «отбивающего» в игре Бейсбол. Сама-то она никогда никого не трогает, если на то нет особых нужд и причин. Пройдя внутрь оранжереи, успешно обходя все малозаметные ведёрки с цветами, Агент натыкается на знакомое лицо – администратора оранжереи.
Антонио Муньес Дегрейн. Что ж, этот день настал, - ухмыльнувшись, Айя поприветствовала невысокого лысенького мужчину. Похоже, эта ассоциация для неё останется бессмертной. Ну вот опять, опять всё было при нём: и русые «богатые» усы, и старое чуть потертое пенсне, и даже бесконечная хитрость во взгляде, которую можно было бы описать куда подробней, обзови это переплетением благородства с меркантильностью.
- Ах, рад приветствовать вас в нашей скромной оранжерее! Как вы могли уже догадаться, здесь проходит небольшой модный показ, а посему нам с вами, увы, не дозволено зайти в главную жемчужину этих стен – в жёлтый павильон. Однако, спешу вас обрадовать, алый павильон всё так же рад принимать гостей даже в столь позднее время! К слову сказать, да не промахнуться: мы случайно с вами прежде не виделись? У вас очень знакомое лицо.
- Вообще-то меня позвали сюда охранять парадный вход. Я здесь от университета, как вы могли уже догадаться. Но в свободное от работы время, я обязательно изучу всю красоту каждого из павильонов оранжереи! И да, вы попали в точку, сэр. Как-то раз нам уже приходилось встречаться, но давайте лучше не будем об этом вспоминать.
Мужчина заулыбался, - У вас тогда были короткие светлые волосы. Я узнал вас, видите? У меня отличная память на лица! Вы, к слову, зря тогда убежали. Чай в тот вечер был особенно восхитителен. Сколько времени уже прошло? Полгода? Чай с того момента так и не смог потягаться с той заваркой. Мм, ах, аж дрожь берёт, стоит мне лишь вспомнить всю глубину его вкуса. К слову, может, выпьем чаю? Чай в такое позднее время – самое то!
Он либо долбанутый, либо англичанин. В любом случае, его страсть к чаю начинает меня пугать.
Оранжерея не была лишена небольших столиков с раздвижными зонтами, где гости могли насладиться беседой и… чаем. Заняв один из таких, она обеспечила себя очередным нудным вечером в компании с не самым интересным собеседником. К слову, помимо них там также присутствовали и другие люди: гости, охранники, в том числе – журналисты. Удивительно, что та не обратила на них прежде никакого внимания. Но вспомнишь «солнце» - вот и «лучик», подумала она, старательно отбрасывая все нецензурные вариации данной поговорки. К ней сразу же подсел журналист с камерой и большим микрофоном.
- Скажите, как университет относится к данному показу?
- А какой это канал? - Айя была явно не готова к постороннему вниманию, но, при этом, та нисколько не растерялась. Можно было даже сказать, что в её голову прокрался хитрый план по отшиванию глупого репортера. Отвернувшись от самого мужчины, она задумчиво подперла голову рукой.
- Дживривэр.
- Тогда без комментариев.
- Мхм, - мужчина отошел на пару шагов, после чего подошел снова.
- Здравствуйте. Это канал BBC. Скажите, как вы относитесь к показу?
- Дерьмо.
- Это тот же самый канал, что и прежде. Мне не нравится ваше безразличие. Ведь вы лицо университета!
- А мне не нравится ваша уловка.
- Что, простите?
- Ваша уловка. То, как вы хотели обхитрить меня.
- Я лишь хотел доказать вам, что вы ведёте себя со мной по-хамски!
- Надеюсь, вы счастливы. Должно быть приятно чувствовать свою правоту.
- Знаете, что? О вас и вашем Университете напечатают худшую статью в нашем журнале!
- Так уже журнале? Ну ладно, чао.
- Вы ещё пожалеете! – угрожая пальцем, мужчина, не глядя, куда он идёт, случайно споткнулся о дорогой цветок.
- Какого чёрта!? Ты знаешь, сколько это стоит, сопляк!?
Охрана тут же повязала бедолагу и выкинула его на улицу.
Иногда я даже благодарю ящик за то, что по нему показывают. Спасибо тебе, Кевин Смит, за твоих "Клерков".
- А вот и чай! – с улыбкой на лице прибежал усач. Поставив чашки, он сел напротив агента.
- Это что, Эрл Грей? – разочарованно поинтересовалась девушка, - Конечно! Он самый! Самый лучший чай на свете!, - М-хм. Понятно. Как там вас зовут, вы говорите?Меня? Зовут меня Антонио Муньос Дегрейн!
Айя жадно заливает в себя чай, дабы вытолкнуть резко образовавшийся в горле ком.
Ну не бывает же такого.

Отредактировано Aya Kisaragi (2013-01-13 04:18:44)

+1

87

>>> Центральный парк
Декабрь. 2013 год.
• ночь: ветер утих. Ближе к середине ночи проступили яркие,
от холода, звезды. Чувствуется легкий мороз. Скользко.
Температура воздуха: - 2

Невообразимые наряды, которые делали девушек схожими с невиданными цветами. Легкость и нежность, колкость и четкость форм. Гармония в дисгармонии - это мир моды. Ее мир, сотканный из мечты массы людей.
Кукла будто была создана для такой работы - в каждом движении некая гармония, четкость, и в то же время - чувство. Ее тело исполняло все приказы, а эмоции были правильными. Девушка понимала, что должна чувствовать и показывала это окружающим. Вот только это было все слишком утомительным. Блистая пять часов к ряду, выматываешься и уже не понимаешь практически ничего. Работая на пределе своих эмоций, на пределе с жизнью будто умираешь в конце съемок.
Когда говорят - "великолепно, на сегодня все, девочки" - хочется упасть там, где стоишь и счастливо уснуть. Ты справилась, ты вытащила из себя все, а теперь готова погрузиться в пустоту. Может, завтра ты вновь будешь готова отдавать, а сегодня...
Фотограф подойдет, спросит - все ли хорошо. Эмми лишь улыбнется и скажет, что жутко устала и хочет спать. Тот кивнет, попросит кого-то из охраны довести модельку до дома.
Девочки-гримерши помогут снять макияж, оденут Эмили, словно куколку соберут вещи модели и вручат в ладошки сумочку. Можешь отправляться домой и отоспаться. Совсем скоро опять нужно будет отдать себя миру… но на сегодня твой занавес опущен и только призраки еще гуляют по миру.
Кукла выйдет из павильона уже и станет обыкновенной девушкой, симпатичной и очень усталой, но уже не моделью. Одежда тоже будет вполне обычно - легкое платье не по погоде, а на плечах шубка. Высокие лакированные сапоги, тонкие капроновые колготки – выйти на улицу и замерзнуть. Но обещали же такси.
Налетят журналисты, Эмили покажется такой растерянной и попытается отказаться от интервью… где же тот, кто спасет ее? Тот, кто отвезет уставшее существо домой, в теплую мягкую кровать?

+1

88

Мрачные физиономии журналистов неожиданно наполняются невиданными прежде эмоциями. Рты заливаются широченными улыбками, растягивающими их лица в гримасах счастья. Мягкий свет разрывается на куски белыми копьями фотовспышек, с особой яростью уничтожающих покой оперативника. Приподнимая голову, Айя замечает то, как к резко открывшимся дверям жёлтого павильона несётся стая людей с микрофонами. Чуть щурясь, она пыталась рассмотреть, кого же все столь радостно встречают. К сожалению, с сидячего положения ей это сделать не позволяли широкие и не очень спины мужчин, толкающих друг друга в попытках прорваться к знаменитости. Кто же это всё-таки был? Очередной золотой ребёнок? А может, некто, кто действительно заслуживал её внимания?
- Мисс Блант, что вы думаете по поводу сегодняшнего показа?
- Вам есть, что сказать касательно представленной коллекции? Можем ли мы узнать мнение непосредственно участника столь знаменательного события в мире моды?
- Мисс Блант, всего один вопрос!

- Без комментариев! – расталкивая журналистов одного за другим, Айя резко оказывается рядом Эмили и тут же хватает модель за руку, тащит её к выходу. К счастью для самой Кисараги, девушка не стала особо отпираться, а потому никаких проблем с её дальнейшей эвакуацией возникнуть было не должно. Целая дюжина новых вспышек прямо глаза, от чего картинка начала редеть, и множество колких злых взглядов. В них буквально на лету читалось: кто это и что она себе позволяет? Однако, одно лишь упоминание университета, чьи задачи слишком известны, чтобы их называть, сменили неодобрительное «Эй!» на понимающее «Ууу». Ребята оказались вполне приличными, а потому не стали особо докапываться до знаменитости после того, как та быстро оказалась за дверями оранжереи. Машина была уже на месте, а посему те решили особо с поездкой не тянуть. Посадив звезду на заднее сиденье, а её менеджера – на переднее, Айя присаживается рядышком с моделью и захлопывает за собою дверь.
- Гостиница Celestin, пожалуйста, - холодно протянула девушка. Откинувшись на спинку кресла, Айя тихо вздохнула. Бросив беглый взгляд в сторону Эмили, она сразу же отвернулась и сложила руки на груди, пока объект её внимания этого не заметил. Агент тихо вздохнул, всем своим видом показывая недовольство. Не удержавшись, она посмотрела на красивую, хоть и уставшую девушку ещё раз. На этот раз, она позволила себе хорошо рассмотреть её в профиль. На губах агента нарисовалась лёгкая ухмылка.
- Ты меня хоть помнишь, м? – показывает она на себя пальцем, - Ужасная жара, назойливая пьянь и неудержимые кулаки. Ничего не припоминаешь? Думаю, сейчас меня немного труднее узнать со сменившимся цветом волос. Между прочим, мне пришлось провести час в обезьяннике. И кого я тогда защищала? – девушка вновь выпрямилась и прикрыла глаза – А ты, между прочим, мне даже не позвонила, хе-хе. Не очень честно, знаешь ли. И вот мы снова попадаем в почти аналогичную ситуацию. Я снова тебя спасаю. Совпадение ли? Может, ты нарочно попросила их подослать меня? Шучу, конечно. Откуда тебе знать, что я работаю в самой уважаемой организации этого города? Ах да, прости за рекламу, ничего не могу с этим поделать. Наш шеф попросил нас «пиарить» университет всеми возможными способами. И за что мне такая напасть? – ладонь девушки скользнула вниз по её лицу, на миг, останавливаясь и прикрывая ей рот. В кармане была припасена затерявшаяся некоторое время назад жевательная пластинка. Всего одна, к сожалению. Но поскольку Эмили тогда даже не поинтересовалась, что случилось с её спасительницей, та, конечно же, решила эгоистично насладиться жвачкой в одиночку. Закинув ногу на ногу, а руки распластав по широкому подголовнику сидения и заняв позу настоящего «бастарда», Айя принялась лёгонько гладить модель по плечу. Делала она это незаметно: ни менеджер, ни водитель не должны были ничего заподозрить. Да и сама Айя была "как бы не при чем", и делала она это "невзначай". Но действовала она довольно нагловато: ноготь указательного пальца даже умудрился оставить незаметный в тёмном салоне след на нежной шее красавицы Блант. Лопнув надутый пузырь, она, чуть вскинув бровью, стала рассматривать лицо модели. Ничуть не ущемляясь отсутствием каких-либо источников света внутри автомобиля, она без каких-либо проблем могла разобрать каждую чёрточку. Она глядела то на скулы, то на губы, то на нос. И лишь в холодных глазах модели она замечала нечто чуждое для себя. То была не пустота, свойственная многим глупым девицам мира моды, а скорее наоборот. Её душа словно пыталась достучаться до сидящего перед ней человека, но была не способна подобрать верных слов. Эмили всё больше начинала напоминать ей потерявшегося ребёнка.
- С тобою всё в порядке? Тебя что-нибудь беспокоит? – поинтересовалась Айя, обращая ласковые поглаживания в лёгкие дружеские хлопки. Девушка наверняка бы свалила всё на усталость, но что-то подсказывало агенту, что дело крылось не столько в усталости, сколько в какой-то беде, нерешенном, но очень важном деле, или в чём-то ещё, что могло бы побеспокоить «модельку». Было наивно полагать, что Эмили станет что-либо рассказывать плохо знакомому человеку, однако, хотя бы из чистой вежливости, Айя решила узнать наверняка, откинуть сомнения.

+1

89

Тонкое тело подхватила вереница исполинских истуканов. Каждый жаждал оторвать хоть кусочек от светящегося стана их божества. И пусть, это лишь на несколько часов, и пусть завтра им уже не придется гонять за сенсацией, вгрызаясь всеми своими правдами и неправдами в ее пространство. Ее жизнь в этот момент таяла. Слишком уставшая, слишком чужая на этом "празднике". Вырваться из палящих фотокамер. Сделать пару шагов к свободе и задохнуться ее гарью. Живительный воздух, который только и может, что растерзать вклочья. Взорвать изнутри.
Раз и два.
Руки тянутся. Голоса звучат. Вздохи опаляют. Птица в клетке. Птица падает под ноги и ей выдерают крылья с корнем. Птица и видит то перед своей кончиной - прожектора камер. Даже не небо...
Но что-то (кто-то?) не дает этому случится. Подхватывает и огрождает собой. Тащит прочь. Наверное, это охотничий пес - поймал птицу за горло и тащит хозяину. Хочет похвастаться.
Отчего-то дишать становится легче. Глаза, полуприкрытые, мертвые глаза открываются. Наваждение исчезает. Лишь очередной приступ клаустрофобии или социофобии? Как это правильно называется - боязнь людей, которые мечтают растащить тебя по кусочкам. Все отступает. Остается лишь теплое урчание мотора и мягкий салон авто.
Машина мчится по зимнему городу. Мелькают огни, шуршит снег под колесами, стунут тормоза на каждом светофоре. Чувствуются чьи-то прикосновения, но сознание отгоняет от этого внимание - лишь отголоски недавнего события. Слышится голос. Эмили приоткрывает глаза, но не поворачивается на звуки, слушает...

..глаза изучают проносящиеся улицы. Куда они едут? Кто эти "они"? Эми ловит в отражении стекла знакомое лицо. Да, действительно, девушка встречала уже когда-то своего охранника(?), только это было так давно, что и не припонить уже. Слишком много людей, слишком много событий. Подсознание выдает имя: - Я все помню, Айя. - Шепчут губы не совсем правду. Говорить не хотелось. Единственного, чего желает птичка из клетки, так это спокойствия и сна. Оставьте, пожалуйства, ее в покое.
Больше Эмили не говорит ни слова. Только пытается вспомнить, хоть что-то еще. Разум рисует какие-то нереальные картины, явно, не совсем то, что ей хотелось бы. Явно не тех.
Прикосновения становятся более навязчивыми. В глазах помимо усталости возникает непонимание. Ситуация какая-то уж слишком непонятная для нее сейчас.
Бывает такая усталось, что даже мыслей нет в голове, а когда этот вакуум прерывается еще и вопросами, то становится вообще туго. Темный омут подсознания, которое уже почти спит, неохотно отпускает ее в реальный мир. На устах возникает слабая улыбка.
- Все хорошо, мне всего лишь нужен отдых.
Машина останавливается у гостиницы очень мягко. Водитель сообщает о том, что они наконец-то прибыли.
..а на улице тихо начался мягкий пушистый снег. Очень привычный, в это время года.

*Гостиница "Celestin"

+1


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Оранжерея


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC