Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральное полицейское управление


Центральное полицейское управление

Сообщений 61 страница 90 из 290

1

http://s61.radikal.ru/i171/1405/16/0a3f18b842c4.png

...|...

Холл на первом этаже - самое светлое и просторное помещение со стеклянными дверями, несколькими столами сотрудников и коридорами, уходящими к лестницам на другие этажи - в смысле, к лестнице. В противоположной стороне находится лифт.
Приемная (она же "комната собеседований", "помещение первичного допроса" и тэ.дэ) - комнатушка крохотная, с единственным столом и двумя стульями - одно для сотрудника, а другое для человека, пришедшего с прошением или подозреваемого, приведенного силой.
Столовая представляет собой большой зал в светлых тонах, с столами, расставленными в шахматном порядке. Не сказать, что кормят здесь хорошо - многие предпочитают приносить еду с собой.
Кабинеты сотрудников выглядят в большинстве своем однотипно - стол, не самое дорогое кресло за ним (в простонародье, конечно, названные просто стульями-на-колесиках), компьютеры на столах, документация в определенном количестве (иногда даже целыми коробками), на окнах - жалюзи. Потолок со встроенным освещением, на полу ковролин серого цвета. Многие из сотрудников, конечно, обустраивают свои кабинеты так, как самим хочется и, по правде говоря, особо до этого нет никому дела.
Камеры, занимающие второй и третий этажи представляют собой "роскошные апартаменты" - небольшие, с подвесными железными койками на стенах, решетками на небольших окнах (что, разумеется, прямо под потолком), на потолке - детекторы пожарной безопасности. Дверь в камеру представляет собой - дверь. Железная, хорошая дверь с открывающимся снаружи решетчатым окошком. Закрывается дверь так же снаружи и стандартно, на ключ. Еда традиционно подается на подносах в тарелках под дверь.
Арсенал- за бронированной дверью на цокольном этаже находится прохладное помещение с серыми стенами и металлическими стеллажами вдоль них: на полках стеллажей лежат самые различные экземпляры вооружения и обмундирования.

Кабинет шефа полиции. Обычный обширный кабинет со стенами бежевого цвета в красную полоску, около одной из них (слева от входа в кабинет) стоит кожаный диван с тремя подушками. В правом углу стоит несколько массивных шкафов вишневого дерева, с железными полками. Около окна стоит деревянный же стол, на нем - кружка с остывшим и, похоже даже заплесневевшим, кофе, ноутбук (второй, запасной, спрятан в один из ящиков стола) и прилагающиеся к нему аксессуары, лампа настольная, пепельница, забитая бычками с горкой, стопками разложены бумаги и документации. В ящиках стола лежат милейшие мятные конфеты и досье на нескольких особо опасных преступников/преступниц, оружие табельное. На подоконнике еще одна пепельница, умирающий кактус, аквариум с одинокой и очень печальной рыбкой, маленький, компактный сейф. Помимо него, сейф стоит у одной из стен, высотой почти в метр. На одной из стен висит металлическая бита, сильно поцарапанная, но, судя по всему, дорогая владельцу кабинета; рядом с ней - в простой рамке фотография какого-то человека, зимой. Освещение - обычая потолочная лампа.
Детективный отдел. Кабинет Рейчел Бернелли. Светлый кабинет, при входе в который, сразу создаётся ощущение некого уюта. Преобладает тут красный цвет, но обстановка тем не менее довольно спокойная. Видимо, это некий психологический трюк. Или, просто у хозяина такой вкус. Дурной или хороший - решать "посетителям". При входе вам сразу бросится в глаза стол. Большой и просторный, с ноутбуком, стационарным телефоном и прочей дребеденью. Какая-то старая фотография с каким-то ребёнком - по тонам видно, что волосы примерно коричневого цвета, а глаза что-то около...наверное, зелёного. Или синего.
Слева от стола (если сесть за него) большое окно. Потом вы обратите внимание на обои - тоже, довольно не плохо вписываются в комнату. И огромный шкаф, за спинкой кресла. Это кабинет детектива Рейчел Бернелли.

Форма сотрудников полицейского управления- черный низ, светло-голубой или белый верх, но, в отличие от формы других городов, имеет характерные черты: помимо нашивок полиции, он имеют по ряду артефактов различного назначения: защитные, погашающие или отражающие воздействие на сотрудника, как магией, так и, в нередких случаях, физикой. Стажерам, конечно, не выдается огнестрельное оружие.
Само здание полиции - так же оснащено магической защитой и, так скажем, "не взрывабельно" - все дело в особенной отделке внутренних и внешних стен, по типу создания артефактов. В основном из-за того, что в камерах содержатся преступники далеко не с самыми обычными способностями.

(c) Gabe

Широкая, однако же не центральная улица, выводит на современно здание, в котором центральное управление полиции города узнается далеко не сразу - скорее, вы примите творение дизайнеров за комплекс офисов или, может быть, дом мод. Однако на площади перед ним выстроились на парковке полицейские автомобили, ходят люди - кто в форме, с табельным оружием, кто с папками, а кто в наручниках - в бронированные грузовики или наоборот, из них. По краям от парковки находятся аккуратные клумбы и несколько деревьев, посаженных на фрагментах земли среди бетона в хаотичном порядке. На входе - пуленепробиваемые стекла и охрана в числе четверых вооруженных людей при форме и полной защитной экипировки.
Камеры располагаются на втором и третьем этажах. На четвертом этаже расположилось помещение арсенала и кабинет шефа полиции. На первом этаже расположены помещения работников полицейского участка, непосредственно "приемный кабинет", помещение изъятого имущества у задержанных, столовая и дверь, ведущая в подвальные помещения. На крыше расположена площадка для вертолета - вообще, их у управления две штуки имеется. На четвертом этаже, рядом с кабинетом шефа полиции находится архив и база данных, и, конечно же, канонично небольшое отделение для "связистов".
Здесь всегда оживленно, следует сказать - здание кипит активной жизнью.

Экстренная полиция.

...|...

Броня - Хамелеон. Циклоп.
Вооружение -
Beretta ARX-160 в комплекте с подствольным гранатометом Beretta GLX-160
Калибр: 5.56x45mm NATO
Тип автоматики: газоотводный, запирание поворотом затвора
Длина: 820-900 мм (ствол 406мм, приклад разложен), 700 мм (ствол 406мм, приклад сложен)
Длина ствола: 305, 406 или 508 мм
Вес: около 3 кг (со стволом 406 мм)
Магазин: 30 патронов
SIG SG 552 SWAT
Калибр: 5.56x45мм
Длина (приклад разложен / сложен): 730 / 504 мм
Длина ствола: 226 мм
Вес без патронов:  3.0 кг без магазина
Емкость магазинов: 30 патронов
Темп стрельбы: 780 выстрелов/мин
Tavor MTAR 21 (Micro)
Калибр: 5,56x45 NATO
Длина: 590 мм
Длина ствола: 330 мм
Вес без патронов:  2,95 кг без магазина
Емкость магазинов: 30 патронов
Темп стрельбы: 750 - 900 выстрелов в минуту
DSR-precision DSR-1
Калибр: 7.62mm NATO (.308Win), .300 Win Mag, .338 Lapua Mag
Механизм: продольно скользящий, поворотный затвор, ручное перезаряжение
Ствол: 660 мм
Вес: 5.9 кг без прицела и патронов
Длина: 990 мм
Магазин: 5 (.308) или 4 (.300WM, .338) патрона отъемный коробчатый
Steyr M-A1
Калибр: .40 S&W, 9x19mm Para, .357 Sig
Вес без патронов: 780 г
Длина: 180 мм
Длина ствола: 101 мм
Емкость магазина: 12 (.40 & .357), 15 (9mm) патронов
Гранаты: дымовые; осветительные; сигнальные; светошумовые; газовые.
Ножи: Boker Orca, Cammilus.
Артефакты: Защита от воздействия на разум/захват тела.

+1

61

...именно за характер Габриэль имеет себе тоненькую записную книжку в кожаной обложке и серьезные проблемы с поиском хорошей или относительно неплохой компании. Холодный и закрытый, воспитанный матерью в лучших традициях вечно дождливой погоды и серого города, сжимающегося бетонным мешком пищевода страны, где псы воют на луну каждую ночь, где люди боятся открывать окна и двери с наступлением ночи. В районах, где не страшно было только лишь с металлической битой в накачанных руках; мужчина поднялся со своего места, стряхивая с уже начавшей тлеть сигареты пепел прямо на пол, словно находился не в своем кабинете вовсе. Затяжка. Взгляд блуждает по стенам кабинета, вверх и вниз по красным полоскам бежевых стен, до покореженной, с царапинами и вмятинами, биты на стене; на ощупь она всегда прохладная, почти такая же, как глаза женщины на снимке: фотография висит рядом с битой и всегда навевает далеко не самые радостные воспоминания. Каждой своей фразой, и десяток лет, и совсем недавно, она била «в яблочко», четко, в одно и тоже место, а после упоминания о ней и о том, что значит вовсе не иметь выбора – мишень разлетелась к чертовой матери. Растрескавшийся асфальт улиц, жгучий ядовитый ветер, мерзкий вкус резинового загубника дыхательной маски. Благословенная тьма. Глаза не устают, словно сделаны из материала имплантантов, вживлены при помощи технологий, не успевших ни забыться, ни устареть, но их не режет от ветра, не разъедает пропитавший воздух яд, они почти безупречны. Но иногда все-же хочется прикрыть их веками и окунуться во тьму. Собраться. Настроиться. Затяжка. Габриэль закрывает глаза, собирается, настраивается.
- Мне так кажется, что это вы, - язвительно-вежливо режет слух. С трагическим надрывом где-то женский голос: «Смотри, какие у тебя глаза! В них пустыня... А плечи, плечи с бременем... Искалечили, искалечили.», становится бессвязным в написанных чьей-то рукой строках, и спокойное, с улыбкой может быть: «Я ничего не боюсь, потому что я все уже испытал.»  Затяжка, - впустую тратите мое время.
Габриэль, конечно, чувствовал боль. Но эта боль была где-то рядом, не его, а вот этого тощего парня, которого двое дюжих ребят тащили куда-то по коридору - видно из приоткрытой двери, как привстала секретарша, и хвост с кисточкой поднялся от возбуждения и заинтересованности. Связанный артефактами по рукам и ногам, он не может идти сам, а потому его перемещают волоком, не слыша его хриплых причитаний. Должно быть, шепчут пухлые губы молитву, или просит пощады у тех, чьи глаза скрыты темными очками с легкими красными отблесками, и почти наверняка пытается понять, за что, кто, куда и зачем. Его подтащили к двери и массивная ладонь закованного в плен полицейской формы тела коснулась сенсорной панели - дверь, будто деталь на шарнире, откатилась в сторону, скрывшись в толще стены. Рефлексы взяли свое. От нестерпимого холода парень задергался в крепко держащих его руках, но дверь закрылась, встала мягко в свои пазы и тишина воцарилась в коридоре четвертого этажа. Плюхнулась в офисное кресло секретарша, потеряв всякий интерес к происходящему. Затяжка. Аристократия ищет себе прислугу. Достойные выбирают из недостойных.
- Прожить жизнь нужно весело и громко, а оставить после себя большой труп, от которого бы так несло дерьмом и ранней гнилью, что не приняли бы даже в аду.
Не забывать одну простую истину. Эта истина гласит: не бывает пустячной работы. Ты можешь забирать жизни легко. Ты можешь забирать жизни быстро. Ты можешь забирать жизни безразлично. Но никогда, ни при каких обстоятельствах ты не должен забирать жизни НЕБРЕЖНО. Собственно, поэтому только нужно было вытащить три чипа, а не, мать их, два, гребанный ты п.ридурок!
- Так что? - он развернулся лицом к пострадавшей от потери любимого автомобиля, и, сделав последнюю затяжку, метко отправил сигарету в короткий полет до и так забитой с горкой пепельницы, - еще что-то или пойдете, мисс кровососущая слабость?
Текли секунды, время тянулось, словно расплавленный сыр.
«Я тебе подарил медальон...на добро. Подковку. Омегу. Малышка, ты мое логическое завершение.»

0

62

Бесполезное существо, толку от него никакого. А может и в правду, зря теряешь на него время, внизу уже заждался любовничек. Вот она наша полиция называется, защищающая город, что-то не заметно, помогающая вдобавок, а сами тоже не прочь приколотить кого-то в стенку за брошенное слово.
Толку я с ним болтаюсь. А может он под воздействием? Не удивительно. Пусть ищут, а мне и одного хватит.
Однако, он кровопийца, примерно 10% присутствует точно, но пьёт кровь не так, как это делают вампиры/дампиры, время тянет, задевая частичками слов нервные струнки, за что б ему полагалось разрушение чего-то. Сами же заставляют совершать преступление, но ей то проблемы не нужны и пока что сдерживает себя. Будь умнее, промолчи. Нет смысла продолжать разговор уже, куда-то он вообще затерялся в диких джунглях.
-Чтож.. Я надеюсь вы приняли, а не просто посмотрели и выкинули моё слово помощи. Не буду задерживать, думаю у Вас ещё полно работы и без меня.
Совместимо бы ещё показать не приличный жест, но не сейчас, не в этом месте, не в это время. На хамство вежливостью, вот так вот. Сама то дампирша никуда не торопилась, но не к чему задерживать "занятых" людей собственной самооценкой. Поднявшись, Эклипс мимолётно глянула в окно, встречая солнце скрытой улыбкой.
----В город

Отредактировано Black Eclipse (2010-03-14 13:54:25)

0

63

Говоря казенным языком, социальные проблемы были неизбежны. Равно как и любые проблемы любого рода, разве если долго пытать гнуть железный прут, проверяя его на прочность, а то и вовсе не замечая все возрастающей нагрузки, не выстрелит ли он одним мгновеньем, раздирая плоть времени, выкалывая глаза и вспарывая лицо. Или, в лучшем варианте, срывая маску вместе с кожей. Жизнерадостная перспектива, не правда ли? Вполне. Но все это лишь гнилая философия того, кому ударит в голову дорогое виски и кто решит поразмышлять о том, насколько же вредят обществу вампиры. Мужчина развернулся, скрещивая руки на груди, и сверху вниз глядя на девушку, в чьих глазах, конечно, раз от раза сверкала вся жажда крови и страсть этого мира. Или, хотя бы, его малой части. Вампиры ведь, по сути, совершенно бесполезные существа. Более того - они слабые и вопрос о том, кто кому нужнее - человек вампиру или вампир человеку - даже не вставал и не рассматривался, как возможный. Не будь людей, все кровососущие твари давно бы уже передохли, как осы по осени, и не мельтешили бы больше перед глазами. Чаще всего они просто мешаются. Реже - пытаются оприходовать его, Габриэля, в плане пропитания, но он никогда еще не обнаруживал в себе такой щедрости, как делиться кровью. Впрочем, мог бы: ведь уже с добрый десяток пылких дам, тянущихся клыками к яремной вене, отравились радиоактивными веществами, толпами блуждающими в крови условно обозначенного «оборотня». Так ведь и мутантом стать не долго: но, в целом, всех красавиц с мертвенно-бледной кожей ожидали только пятна по всему телу, выпавшие волосы да зубы и чуточку слоящиеся ногти вместо аккуратненьких коготков. И горы, ворохи таблеток, чтобы вывести из своего организма эту дрянь. Радиация действительно смертельно опасна. При больших дозах она вызывает серьезнейшие поражения тканей, а при малых может вызвать рак и индуцировать генетические дефекты, которые, возможно, проявятся у детей и внуков человека, подвергшегося облучению, или у его более отдаленных потомков. Но, говорят, его кровь вкусная. Пусть говорят. Пусть дамы говорят и курят.
- Вы правы, работы - не продохнуть.
На деле работы действительно много, по свежим новостям, принесенным ураганом местного значения, на широкие плечи полицейского управления рухнуло еще одно убийства, а ни одной из ищеек не оказалось на месте для немедленного расследования - а ведь опаздывают на работу уже на два часа как. Габриэль прошел к своему столу, выдвинул один из ящиков и подкинул на ладони достаточно пухлую папку с красным маркером на боку. Важно.
- Кстати.
«…у меня для тебя дурные вести». Поверх папки лег листок с заявлением о пропаже. Закурить снова, выдохнуть дым облачком и удивиться даже, насколько похоже оно получилось на грибной взрыв.
- BF-71. Блэк Эклипс, известная полиции под именем Затмение. Около трех сотен лет возраста, охотник, дампир. Из живых родственников найдены два брата и мать, - раскрыв папку, Габи коротко зачитал первые строчки трех пунктов и, облокотившись одной рукой о стол, вопросительно глянул на посетительницу кабинета. нет, даже не так - крепко прокуренного кабинета с услужливой закрытой дверью; секретарша всегда знала, когда начальству следует остаться наедине. Даже не смотря на то, что в крови все еще пели свое наркотики и зрачки были расширены чуть больше, чем обычно, мужчина уже вполне контролировал и свои мысли, и свои движения, и только потому, наверное, еще не выгнал девушку. А ведь самое время бы, - мастер охоты, увлекающийся фехтованием. Все верно, Fräulein?
Внизу в участке было временное затишье. Ранние первостепенные проблемы вроде не закрытых на холодную ночь окон, накрывшемся отоплении или потопе в подвале, из-за которого промокло все стратегически важное печенье, слегка утихомирились, все зависло до появления с утра выспавшихся полицейских, которых шеф периодически гонял домой, вычисляя по излишне большому количеству стаканчиков из-под кофе в мусорниках и по красным глазам, словно у альбиносов-кроликов. Кроликов переростков. Впрочем, Габи делал это достаточно редко, потому «совы» сидели до упора или до утра и можно было видеть то там, то здесь просто вырубившегося от усталости сотрудника, прикорнувшего щекой на клавиатуре или умудрившегося совершенно неуставным образом уползти спать под стол. С утра, проходя по коридору, можно похлопать ладонью по столу диспетчера, будя клюющего носом Николаса и протянуть практически добродушно что-то вроде: Не спаать, а то замерзнешь. Это уже дежурная шутка, вызывающая не смех, а просто улыбку. Не от смысла, что можно вдруг замерзнуть в комфортном местечке, а от того, что - застукали.
Шум и топот в коридоре прервали вдохновенную идею начальника отделов и местное бедствие по имени Тин-Тин предстало в своем самом милом варианте, с надкусанной молочной шоколадкой и кошаком, которого прелестное создание держало под обильное пузо.
- Сигнализация, шеф! - прочавкала девушка, не успевшая разделаться с завтраком из шоколадной продукции, и потрясая котом, как вещественным доказательством. Будто несчастное животное виновато в том, что де кто-то пробрался в дом начальства. О, обычно такие явления предсказывали пожары, крушения, наводнения и прочие проблемы глобального масштаба, однако на сей раз информация тоже отличалась ошеломляющим воздействием. Нет, точно все боги, которые сидели на пушистых облаках, сговорились, услышав, что Габриэль всерьез решил заняться делами, один раз, на четыре дня в два года и решили взорвать и его самого, его дом, его любимый костюм и галстук. Выругавшись, мужчина швырнул папку обратно в ящик, схватил обозначенную Эклипс за руку и, не слушая ни возражений, ни претензий на тему жутчайшего обращения с дамой, запер дверь своего кабинета на ключ.
- Что со взрывом? - бросил через плечо эльфийке с котом, бодрым маршем топая по коридору. Что там до дампирши, когда такие пироги пекутся - сигнализация сработала не просто на вторжение на жилую территорию, а на крепкий разряд молнии! Милое создание, едва не обронив кошака, начала что-то спешно втолковывать раскочегарившемуся танку, который уже заводил мотоцикл и, наплевав на шлем, просто слышал в пол-уха, -без разницы.

--> Die Schatten.

Отредактировано Gabe (2010-03-14 13:24:37)

0

64

/Дом Анико
Волчица не стала тратить силы зря и просто села пассажиром на первую попавшую машину, которая же ехала тем же курсом, куда и надо было ей. Прохлаждаясь ветерком на крыше транспорта, мимо промелькнула фигура на мотоцикле, обернувшись, Блю присмотрелась к удаляющей точке.
Брат?
Удивлённо поставив ушки на макушки, в тот же самый момент тормоза сработали и волк чуть бы не свалился на капот машины, задержав скольжение когтями, разодрав краску. Спрыгнув на землю, осмотрелась, всего пару метров до здания было преодолено пешком. Влетев внутрь, так же не заметила присутствие Габриэля, с которым познакомилась в парке, не было и той вампирши, нечисти короче, уже познакомившись с ней прошлый раз, но самое главное присутствовал запах брата, ведущий к дверям выхода.
ушёл?
Зверь добрался до кабинета, но обнаружил, что дверь закрыта и в правду ушёл и в правду та удаляющая точка, являлась им самим. Но вопрос в другом. Куда и почему ушёл он? Решив, что надо подождать, Блю прилегла около двери брата, набираясь терпения для предвкушающего долгого ожидания прихода. А кто ж как ни Габи отдаст приказ на выполнение задания.

0

65

--------> Жилой комплекс

Иногда бывает так, что даже не задумываешься, куда хочешь пойти. Просто идешь минуя многочисленные строения, парки, людей которые так торопятся по своим делам. Повороты сменяются улицами, улицы поворотами и так до бесконечности. Большой город медленно затягивает тебя в свою паутину и ты просто идешь вперед, запутывая это клубок еще больше. На улице было прохладно и свежо. Светловолосая девушка просто прогуливалась по городу, стараясь хотя бы в такие моменты ни о чем не думать. Она ушла уже довольно далеко от своего дома. Глубоко вздохнув, Ами остановилась и подняла голову вверх. Облака...только изредка они проплывали по этому голубому небу. Наконец-то стало теплее, хоть это и не особо чувствовалось. Девушка привыкла к такой резкой перемене погоды. Ночью была метель, теперь солнце... Какие закономерности управляют всем этим...загадка. Наверное глупо это выглядело со стороны. Невысокого роста девушка, замершая посреди улицы и что-то выискивающая взглядом в этом бесконечно голубом небе. Может ответы на свои вопросы...Кто знает.
Люди все проходили мимо, но Ами их не замечала. Она словно была здесь и не была. Странное состояние. Люди в свою очередь немного странно косились в сторону девушки, но ничего не делали и не говорили. Медленным шагом Ами пошла дальше. Где же еще можно было что-то выяснить о ее семье...Она так и не знала наверняка, живы ли ее мать и сестра или нет. Кроме пятен крови на стенах преступник не оставил ничего в ту ночь. Погруженная в свои мысли, девушка миновала офис полиции.
Я никогда сюда не заходила....Действительно, может если я попробую попросить помощи, то узнаю больше. Открыв дверь, Ами прошла внутрь. Особо на помощь она не наделась. Да и что она могла рассказать о своих родителях, если сама не помнила ничего.... Более того, она сама могла показаться слишком подозрительной обычным людям. Хотя, вероятность того, что и здесь можно было столкнуться с существами различных рас была велика. Девушка запахнула пальто, чтобы никто не заметил, что спрятано во внутренних карманах. Немного наивно было на это надеяться, но пришла она сюда добровольно.
-Здесь кто-нибудь есть? Осмотревшись вокруг и не кого не заметив, Ами решила подождать.

0

66

Время шло медленно, тянулась каждая секунда, вот закрыла глаза, уже кажется пробежали все 24 часа, но открыв, секундная стрелка только начала свой ход. Какая же эта скука - лежать здесь на полу в ожидании прихода брата. Он был, но потом ушёл, может что-то и случилось, а может ему просто надоело ждать и он сам ушёл расследовать что-то, какое-то задание, за что позже Блю получит за опоздание. Тихо вздохнув, волк прижал уши к голове, зарываясь в густую шерстку так, будто сейчас в чём-то провинилась и её наказали.
-Здесь кто-нибудь есть?
Какое-то необычное слово, вопрос, будто бы кто-то вошёл в домик и спросил. Здесь каждый занят своим делом, но сейчас так тихо, будто вымер весь персонал. А что.. это шанс заняться чем-то полезным, помочь кому-то, надеясь что не придётся снова нянчиться с трупами.
Поднявшись, волчица направилась в сторону издавшего голоса, его озвучкой оказалась девушка, на вид лет 18-20. Она похоже нуждалась в помощи и чувствовала себя не ловко, вне решимости. Подбежав, чёрная села перед ней подметая хвостом пол, улыбнувшись и высунув язык, волк заглянул в её глаза.
Есть. Чем помочь?
Мысленное общение, мало ли, может она и услышит, но без телепатии ей не разобрать.

0

67

Девушка стояла внутри и осматривалась по сторонам минут пять или десять, но никто так и не появился. Тишина. Было слышно только как где-то в углу гудит лампа. Вроде был самый разгар дня, но особой жизни здесь не чувствовалось. Ами подумала, что все просто либо на заданиях, либо заняты своими делами. Еще раз оглянувшись, надеясь, что кто-нибудь придет, девушка направилась к выходу. Наверное все просто слишком заняты. Правда, сдвинуться с места Ами практически не удалось...То, что произошло дальше ввело девушку в легкое замешательство. На встречу ей выбежала волчица. Ами было трудно оторвать взгляд от того, что она сейчас видела перед собой. Волк...в таком месте...? Сделав шаг назад, девушка пыталась объяснить причину такого странного стечения обстоятельств. Но выходило это весьма плохо. Теоретически, она знала, что волки чувствуют страх, панику и из-за этого иногда нападают. Не сказать, что Ами было страшно, она просто была этим удивлена. К тому же, одного взгляда в голубые глаза было достаточно, чтобы понять доброжелательный настрой волчицы. Теперь она сидела совсем рядом, высунув язык и пыталась поймать взгляд Ами.
-Есть. Чем помочь? У себя в сознании девушка услышала отчетливые мысли. С ней кто-то телепатически разговаривал, но кто было пока не понятно. Вновь оглядевшись вокруг, она вернулась взглядом к сидящей перед ней волчице. Ей казалось все происходящее немного странным, но...могли ли эти мысли принадлежать голубоглазому созданию?
Был только один способ выяснить это наверняка. Девушка присела на колени и теперь ее глаза находились на уровне глубоких  голубых глаз черного волка. Ами слегка наклонила свою голову на бок. Ей было даже немножечко любопытно. -Это ты со мной разговариваешь? Ей очень хотелось, чтобы все на самом деле оказалось так, как она предполагала. В противном случае это значило бы, что она начала потихоньку сходить с ума. Хоть у Ами и были телепатические способности и, даже как она предполагала, довольно долгое время, до конца контролировать их она так и не научилась. С каких пор я могу разговарить с животными? Это пока оставалось непонятным. Ами старалась объяснить ситуацию тем, что перед ней, вероятно, сидела не простая волчица. Но ведь не узнаешь, пока не проверишь... Интересно, поймет ли она, то что я хочу спросить..? Девушке действительно хотелось поскорее все выяснить, получить хоть какую-нибудь информацию, не важно, на сколько серьезной и глубокой она будет. В ожидании ответа, Ами продолжала сидеть напротив волчицы и рассматривать ее.

0

68

Удивлена, да, даже очень, она даже отшатнулась назад не поверив своим глазам, что в отделении ещё обитает волчица, для Блю ничего удивительного не было. Собака - хорошо, но у волков наиболее обострённее чувства, чем у семейства псовых, нюх в этой работе всем нужен. На мысленные слова, волчица заметила её повторное волнение, значит понимает, способностью телепатии владеет, это хорошо, так проще общаться, но вот сама она похоже совсем не вошла в курс происходящего.
-Это ты со мной разговариваешь?
Подняв лапку, как по команде "дай лапу", протянула девушке, мотнув голову в знак согласия, ещё бы, она её прекрасно понимает.
Требуется помощь?
Надеясь, что дело всё-таки найдётся, Блю впервые самостоятельно начнёт расследование, это радует, да и скучать не придётся это точно. Но сейчас главнее привести в дух девушку, которая не особо верит в то, что животное её понимает.

0

69


Кабинет секретариата.
(Входящий звонок с телефонного номера Габриэля Кэйнера поступил на стационарный телефон Центрального полицейского управления. Все как обычно. Труп. План. Цепочка. Явные улики. И всплывающие. Всплывающие. Всплывающие. Шеф полиции оставил сообщение на автоответчике своего секретаря:
«В связи с состоянием здоровья из-за покушения на меня накануне днем, я, Габриэль Кэйнер, не могу присутствовать на своем рабочем месте и вести активное участие в жизни управления. Поэтому, все обязанности на остатки сегодняшнего дня возлагаются на моего заместителя (...)».
В трубке на том конце провода беззвучно закатывали глаза, но, впрочем на интонациях хорошо поставленного голоса это никак не отразилось. После этого короткое сообщение было прервано неясным щумом и вскоре завершено.)


Полицейское управление.
(Днем, [14.00-16.00], - марта в полицейский участок поступил звонок, переадресованный с пульта информационной службы 911.
Тихий мальчишеский голос довольно сбивчиво поначалу сообщил, что его избили, похитили и удерживают по такому-то адресу. На вопросы диспетчера полиции ответил, что говорить долго не может, что телефон могут прослушивать и, похоже, ему срочно нужна помощь. Сказал что в доме много собак, а из людей видел только горничную, очень просил помочь, после этого повесил трубку.
Сверившись с данными по адресу, диспетчер увидел, что означенный дом помечен красным, что означало, особое внимание. Потому была поднята тревога и на вызов отправлена бригада быстрого реагирования. Необходимо было присутствие ищеек и сопровождающего персонала из офицерского состава.)

Отредактировано Gabe (2010-03-19 00:59:59)

0

70

Волки удивительные существа. Сами по себе они загадочны и этим притягивают еще больше. Девушка все еще не совсем осознавала, что происходит. Перед ней сидела черная голубоглазая волчица, которая по всей видимости пыталась установить с ней телепатическую связь. У Ами уже хватило смелости заглянуть в глаза волчице и понять, что она настроена доброжелательно. Красивые глаза. Голубые, глубокие. Любой человек мог бы этому позавидовать. Видимо, она действительно понимает меня…Волчица протянула лапу вперед, что видимо должно было быть расценено как приветствие. Осторожно коснувшись рукой лапы волка, девушка кивнула. Какая мягкая шерсть… Боясь, что тонкий телепатический контакт может прерваться она снова посмотрела в голубые глаза.
-Мое имя Ами, - девушка чуть-чуть приподняла уголки губ, подтверждая свой дружелюбный настрой, - да…мне нужна помощь. Запустив руку в карман пальто, она извлекла от туда всю ту же фотографию, которую постоянно носила с собой и пока прижимала ее изображением к себе. Девушка не могла понять, почему все же решила прийти в полицию именно сейчас. Наверное, нужно было делать это  самого начала. Все люди так поступают. Но..если здесь поймут, что она потеряла память или спросят о чем-нибудь из ее прошлого, что она тогда ответит? Об этом Ами пока не думала, хотя, наверное, стоило.  Развернув фотографию на которой были изображены светловолосая женщина и девушка, она снова заговорила с волчицей. –Я ищу этих людей… - девушка сделала паузу, потому что еще немного сомневалась в том, что их удастся найти, - точнее..мне бы хотелось узнать, что с ними случилось. Ты сможешь мне помочь?

0

71

Да, девушка была забавной и интересной, так хотелось ещё и посмеяться, она явно не ожидала поворот действий от волка, но всё равно пожала лапу.
Очень приятно..
В остальном она вела себя обеспокоено и волнующе, её теребили вопросы поиска тех самых людей, что были на фотографии. Блю вытянула мордочку, дабы понюхать, как будто они пахли. Благо волчица видела всё не в чёрно-белых тонах и отчётливо рассматривала предоставленный факт расследования. Чтож, одной фотографии будет мало, надо бы ещё пару улик, которые бы вывели хотя бы на какой-то след.
Знаешь...
Мысль прервалась из-за включённой сигнализации. Что-то произошло, все по выбегали из своих рабочих мест, один из них передал телепатией информацию Блю, сразу стало ясно, очередное похищение, что в последствии может превратиться в убийство..
Телефонный звонок записали и сейчас повторно прослушивали, записывая адрес. Волчица же тоже поторопилась, но оставлять девушку в таком же беззащитном положении не стала, позвав её с собой. Внимательно прислушиваясь к повторному сообщению, Блю запоминала каждое слово.
Собаки? Не люблю бульдогов..
Серьёзное задание  не сравнимое ни с чем, что ранее происходило. Повернувшись к девушке, волчица внимательно посмотрела на неё.
Помоги мне и после я помогу тебе. Будь всё время рядом, после задания я разыщу тех самых людей
Вызвали подразделение спецназ по назначенному адресу, вой сирен, машины вылетали из гаража змейкой. Каждая встречная тормозила ближе к тротуарам, пропуская мчащийся табун железных коней. Лишь одна из них ожидала прибытие волка, пока та не запрыгнула в салон ожидая свою посетительницу Ами.
Садись. Быстрее...
Стремление помощь и защитить, волчица гналась за обоими зайцами зная, что разбежавшись, обоих догонит и прижмёт к земле.
----Улицы

0

72

В сознании наконец-то забрезжила надежда о том, что может быть удастся узнать немного большего, что было известно на данный момент. Девушка протянула фото поближе к волчце, что бы та могла его разглядеть. Ами понимала, что одной фотографии скорее всего будет недостаточно. Нужны были более веские улики, которые смогли бы навести на след. Оружие, например. Черная волчица внимательно разглядывала фотографию, девушка ждала. Наверное ей просто нужно было время.
Сигнализация сработала резко, неожиданно, заставив девушку немного испугаться. Неужели что-то случилось? Да, наверное глупо было думать, что в таком месте все спокойно и ничего не происходит. Поднявшись с колен Ами удивленно огладывалась по сторонам. В полицейском участке началась самая настоящая суматоха. Все что-то записывали, говорили на повышенных тонах - чувствовалось, что случилось что-то серьезное. Похищение? Убийство? Мысли о чувства других людей начали проникать в сознание девушки, не успевшей выставить мысленный блок. Прикрыв глаза и отступив на два шага к стене, Ами коснулась своего лба пальцами рук, пытаясь хотя бы немного абстрагироваться от того, что сейчас происходила вокруг. Не совсем, но немного успокоится почти удалось.
-Помоги мне и после я помогу тебе. Будь всё время рядом, после задания я разыщу тех самых людей - среди прочего шума Ами было немного сложновато различить мысли волчицы, обращенные к ней. Девушка открыла глаза и взглянула на ту, что просила ее...Помочь? Я... - девушка не совсем понимала, почему просят помощи именно у нее.  Девушка согласно кивнула. Но оставлять так все Ами тоже не хотелось, к тому же волчица и ее предложение ей симпатизировали. Девушка согласно кивнула и выбежала вслед за ней на улицу. Я могу опоздать на работу...почему-то эта мысль пронеслась в сознании Ами.. и так же быстро исчезла.
-----------> Улицы

0

73

---> Набережная и Пирс

Пока автомобиль полицейских ехал к участку, Крис лениво наблюдал за панорамой открывшейся за окном. Высокие здания, парки, люди, машины, перекрёстки- всё это медленно проплывало мимо за окном. МакКин как мог удобнее устроился сзади, но руки сцепленные наручниками за спиной этому не способствовали, а вернуть их нормальное положение не позволял рост, если бы не он, то Крис смог бы незаметно всё это проделать, но не в тесной полицейской машине.
Наконец то показался участок полиции, который было сложно принять за таковой, но что поделаешь, нам всё равно туда. Машина начала сбавлять ход и остановилась прямо у входа.
-Хм- работа уже кипела, через главный вход входили и выходили люди, среди которых были и офицеры полиции, задержанные вроде Криса, а так же обычные граждане, пришедшие пожаловаться на тяжёлую жизнь дежурному. Задняя дверь отворилась и последовал приказ покинуть салон, и МакКин гордо вышел из транспорта возвысившись над низкорослым народцем. Крис огляделся и в этот момент ему снова пришла мысль о побеге, и плевать ему было, что у входа стоят полностью экипированные охранники... Но нет, МакКин решил пока отдаться на волю судьбы и Бога, поэтому он последовал за одним копом, когда второй был замыкающим. Глупцы, они были уверенны, что он полностью в их власти. Да им просто повезло, что Крис решил ничего не предпринимать пока.
Вот они прошли в холл - светлое местечко, просторное...
-Сейчас бы обратится и раскидать их...-подумал Крис оглядываясь по сторонам. Но задержаться на первом этаже не удалось, переговорив с дежурным, копы повели задержанного дальше, к лестницам. И вот они на втором этаже. Похоже здесь расположены камеры
-Интересно они меня сразу посадят или решат устроить пытку. "Сдавайся йанки!"-подумал Крис с улыбкой на устах. Подозрения МакКина почти оправдались... Его завели в квадратную комнату, где из мебели были только два железных стула и стол.
-Дозновательная-догадался он
-Садись-приказал полицейский, и проследив за выполнением приказа ушёл, заперев за собой дверь.
Ну вот, можно и расслабится. Проделав простое упражнение состоящее из шага через сцепленные руки, Крис удобно расположился на стуле и стал ждать.

Отредактировано Кристиан МакКин (2010-04-19 22:25:41)

0

74

Нежданчик.

<-- Die Schatten (Gabe)
Усталая суета вселенского существования к завершению рабочего дня особенно обостряется. Нервные метания сотрудников в разные стороны раздражают даже посетителей. Кто-то от невнимательности опрокинул чашку горячего кофе на клавиатуру, кто-то столкнулся с соседом и все документы фейерверком взлетели в воздух, а кто-то вовсе уже спит в обнимку с отчетом за прошлый день и, если брать за верное выражение лица мирно дремлющего, то выплывать из отчетных океанов он не особо спешит. Шум тяжелым куполом нависает над всем зданием, что даже ни одна птица не решается сесть на карниз; лучи солнца, раннего, весеннего, а от того слабые и блеклые, касаются тонкими пальчиками стекол, проникают в помещение - и видно, как кружатся в них пылинки и какой-то уж очень мелкий мусор.
Запыхавшийся и основательно покрывшийся стрессовой испариной руководитель следственного отдела, которого от скоростной беготни по длинным коридорам заносило на поворотах, как старенькую, истрепанную легковушку на заснеженных дорогах, гневно брызгаясь слюной от негодования и непристойно выругиваясь словами, изучение которых не входит в школьную программу, с вредительской беспардонностью Годзиллы распахнул настежь двери собственного кабинета и переступил порог.
Директор склада, у которого от перенапряжения и боязливости зашкаливал адреналин, окончательно лишился дара речи, невменяемо хлопая глазами и психопатически жестикулируя, и вместо убедительного оправдания отрывисто оглашая отдельные буквы алфавита, не в состоянии вымолвить самостоятельного словосочетания - он оправдывался перед руководством, не дожидаясь верховного суда мечом карающим, который, не близящийся восьмой час, не появлялся.
Но на самом деле его утро начиналось весело. Незаметно дрогнувшая рука легла на металлическую ручку двери, которую в этот ответственный момент сложного процесса морального успокоения варварски распахнули с ноги. Не просто весело. Крайне весело. Всегда чувствовал, когда косая начинала шляться вокруг, выбирая следующую жертву. Прошлой резни ей явно было мало, словно недавняя перестрелка сорвала какой-то налаженный, тонкий механизм составленный из множества деталек. Разномастных деталек, но худо-бедно притертых друг к другу, притянутых какой-то сложной игрой желаний и вожделений. Со сбитыми параметрами разговор с главным следователем выдался коротким, уместившись в одно слово из пяти букв - громкое в той же мере, сколь и емкое. Истерический визг следователя прояснил ситуацию и головы поднимать не пришлось, чтобы понять - новенькая, блондинка и, конечно, сломала ему нос. Не узнала.
- Доброе утро, мои дети. Я тоже вас всех люблю.
«Полицейское управление, это вам не разведка... Хуже всегда есть куда, и потому, впредь стоит быть осторожнее с собственными амбициями. От добра, как известно, хорошего материального обеспечения не ищут...» Не сказать, что после недавних событий непосредственное начальство было похоже само на себя - скорее, Габриэль походил на бомжующего рокера, решившего заглянуть в отделение и слезно попроситься в одиночную камеру: отдохнуть на государственных харчах пару деньков, в тишине и покое. В относительной тишине и в относительном покое. А сломанный нос только добавил ему шарма, хотя, конечно, начальство, хмурое не только лишь по байкам подчиненных, но и по настоящему видению, не было уверено, что распухшая переносится приукрасит его внешность. Да еще и зрачки остались вертикальными - не лучшим ли решением было остаться дома и не являть рожу пропивохи миру?
Снова это чувство могилы. Безнадежность, словно ты забит в гробу и уже засыпан. И возможности свободного действия  - почти зеро.
  Данхэм никогда не был легкомысленным улыбчивым парнем. Он не принимал фривольностей, но и терпеть не мог излишней строгой пафосности. Он не стремился к добру и вовсе не хотел зла. Он действовал по обстоятельствам. И никогда не жалел.
Да, он мог побрюзжать, поворчать и поерничать. Он мог сделать вид убогий, поюлить и «лизнуть до самых гланд». Он все это мог и умел.
Но это никогда не было его сутью. Данхэм, однако, был прекрасным полицейским и всегда рьяно выполнял свои обязанности так, что Габриэлю приходилось только тихо отходить в сторону и подумывать об отставке. Руководить центральным отделением полиции - не то, что командой из восьми человек. Сейчас молодой мужчина с пронзительно голубыми глазами, должно быть, уже подстерегает его в приемной кабинета, не глядя даже на очаровательную секретаршу - а та, конечно, в свою очередь игриво машет хвостом и поправляет прическу вокруг аккуратных рожек. О, нет, уж чего-чего, а подниматься наверх и оказываться в плену этих цепких глаз и безумно сухих докладов, от которых хочется утопиться в сортире, он совершенно не хочет.
Проскользнуть тихо снова к себе не удалось.
Удалось приложить лед к разбитому носу и двумя злобными приказами выгнать паршивку на улицу, куда она так стремилась.
- Вэлана где? Сказать, что я ее давно не видел на рабочем месте, значит культурно промолчать.
Грохочет перевернутый стул, Сагаши выплевывает привычное свое тявкающее «бля», еще подталкивая ножку табурета, чтоб не мешался. Несется ураганом дальше, сбив с чьего-то стола стопку бумаг, но не отдав себе в этом отчета. Пролетает мимо замершего посреди первого этажа Габриэля - находясь в здании, мутант курит и держит на переносице замотанный в окровавленный носовой платок кусок льда.
Нормальное рабочее утро.
«Это невыносимо. Словно нянька в группе дошкольного воспитания!» В этом месте слишком много мелочей и людей, которых мелочи эти окружают и так все время, и так всегда, всем нужно что-то делать, но совсем не обязательно спешить, а на столе, он знает, лежит уже пухлая папка. Та самая, что положили еще вчера вечером, но у него не было желания и возможности заглядывать сюда. Не то, чтобы не хотелось.
- Вы поймали мне хоть одного обормота, дети мои? - громкогласно вопросил Габриэль, стряхивая пепел на отдраенный пол нижнего этажа, - никаких сюрпризов. Скучно, дети.

«Дети» предпочитали молчать и тормошить их значило лишь обрекать себя на несколько часов, проведенных в абсолютно бессмысленных действиях, направленных на совершенно глупые цели и совершенных опять таки человеком не далекого ума, с разбитым лицом и промокшим от растаявшего куска льда платком - его пришлось выбросить в мусорное ведро, проходя по коридору в сторону лестницы. Не то, чтобы у Габриэля вдруг обнаружилось желание проверить свою физическую подготовку да спортивную форму, побегав по ступенькам до второго этажа, однако же нежелание оказаться в одном лифте с Данхэмом уже само по себе было решающим. И никакая лестница не могла переубедить его в этом. «Дети», к слову, чаще всего были моложе его на добрую сотню лет и только одна из них, одна из одетых в одинаковые рубашки и одинаковые брюки, в одинаковой обуви и с одинаковыми выражениями лиц, только одна девушка могла заставить его нервно отодвинуться в сторону, потянуться за оружием: пробудить желание устроить пальбу в собственном доме родном или убиться с разбегу о прочную стену арсенала. Наверное именно из-за нее Габриэль и не любил лис, лис белых, лис рыжих, лис черных, да хоть лис разноцветных и с бородавкой на носу; от них никогда не приходилось ждать хорошего. Ничего хорошего. А лучше - вообще ничего.
Зато лестница помогает собраться с мыслями, регенерировать квашню на переносице, выкурить три сигареты благодаря неспешному перемещению конечностей вверх и прямо, а так же свыкнуться с мыслью о том, что как бы не хотелось работать, а надо. И ведь в чем главная проблема? В том, конечно, что ему нужна туева куча денег, чтобы запрятать благоверную в самые далекие и надежные казематы и заново отстроить две несущие стены чудом не рухнувшего дома, при всем том не имея ни малейшего представления о том, как все это провернуть максимально незаметно для соседей, найти способ отлучиться с места недели эдак...
- Габриэль-сама!
Передернуло. Как передернуло - обычно такие выражения лиц рисуют в дурацких комиксах и окружают в довесок звездочками, капельками, а то и вовсе зигзагами распространяющийся по воздуху гнев. Премерзкий язык. Пять сигарет.
- Говорите по форме, младший лейтенант Мураками.
Морда просит кирпича. Кирпичом по морде!
- Вам просили передать, что поймали «сюрприз»...он из эмигрантов, нелегал, его сразу, как только, потому что... - с каждым словом крепла уверенность, что все они учились именно у его жены, да к тому же достигли в учении своем просто небывалых высот. Какой слог, какие фразы, а уж количество эпитетов, возникающих при прослушивании подобного рода речи в течении двух с половиной часов и сосчитать невозможно.
   В помещениях второго этажа уже успели отключить отопление и теперь, за ночь, они промерзали не хуже подвалов, а если так сравнить, то даже лучше и сразу начинаешь чувствовать себя мафиози, оборудовавшим место для расстрела должников в морозильной камере ближайшего мясокомбината. Впрочем, нет, через три недели после знаменательного события, о котором писали все газеты города, им все-таки удалось вывести из камер трупный запах. Но Габриэль всегда радовался, когда оказывался на втором этаже в компании людей и нечисти с угрюмыми взглядами, в окружении прутьев на маленьких окошках и тяжелых дверей, на которых тонкой пленкой мыльного пузыря висит прочная магическая защита. Мерзость.
  Рука на дверной ручке больше не дрожала.
- Утро доброе, - затворив за собой дверь, мужчина явил просто верх своего воспитания. Поздоровался, значит. Это помещение небольшого размера, где пол и стены были выложены светло-серым кафелем, а посредине имел место прикрученный к полу стол из крепкого железа и два стула, один из которых, конечно, тоже был приверчен намертво, почему-то вызывало у всех посетителей совершенно не радостные, а очень даже печальные и даже упадческие настроения. Но всем же видно, что справа от входа на стене - пуленепробиваемое зеркало? Но всем не сложно догадаться, что за ним располагается еще одно помещение, из которого можно с максимальным комфортом вести наблюдение за процессом дознания? Кроме прочего, помещение оборудовано чувствительной системой климат-контроля. Хотя да. Окон комната лишено и приходится мириться с резким искусственным освещением. Как он и предполагал, подозреваемый, точнее задержанный, а честнее - уже обвиняемый и почти осужденный сидел на стуле, хорошо зафиксированный и не опасный. Хотя нет. Может быть опасный и точно не закрепленный, а так же, совершенно без сомнений, бодрый и здоровее всех здоровых: оборотень, и ведь ни один из недоумков не додумался торжественно повесить на него серебряную цепочку.
- Что ж, приступим к увлекательному для обеих сторон и познавательному для меня процессу дознания? - глупо (читай - неряшливо и два раза роняя) снимая перчатки, вопросил тоном отожравшегося комика Габи и остановился около одного из стульев - той, что ближе к двери. Тон у него был спокойный и почти дружелюбный. Ни дать, ни взять - психолог в дошкольном учреждение, а все манеры и повадки олицетворяли образец истинной не обремененной интеллектом конторной курвы. Театральная пауза.
- Ладно. Бедному иммигранту с потребностями к нелегалу не хватило денег и терпения на «грин карту»? - четыре сигареты. Тяжелая «зипповская» зажигалка бодро взлетает над ладонью и падает обратно. Представиться? Вольфганг, Югент, Герхольд? К чертям официальность, чувствуй себя как дома и не урони зажигалку. Поиграть в дурачка не слишком лишь первые минуты, - а если в зоопарк сдам?
Про «зоопарк» всплыло внезапно, как помнится, сам он туда и с роду не ходил, а вот на тебе - действительно, куда еще сдавать оборотней, оказывающихся на чужой урбанизированной территории? Хотя, какое ему дело до оборотней - кошечки, собачки, птички...на столе лежит блокнот с ручкой. Протянуть руку и взять. Протянул руку.

Отредактировано Gabe (2010-04-21 18:55:52)

+2

75

-Сколько я здесь уже сижу? Час? Два? Может уже век прошёл... Или началась ядерная война... Может машины восстали против людей и скоро в эту дверь вломиться терминатор с внешностью Шварцнегера...- Крис зевнул широко раскрыв рот - некоторые повадки второй натуры передались и человеческому образу.
-Какая унылая комната... Чувствуешь себя неуютно...
Наконец-то по ту сторону двери послышались шаги, человек шёл не спешно, но как медленно он не передвигался, ручка всё таки повернулась. В проёме показался высокий мужчина с рыжими волосами. В памяти сразу всплыли слова, которые МакКин услышал, когда посещал Россию
-Рыжий, рыжий, конопатый... Убил дедушку лопатой
-Утро доброе- поздоровался вошедший посмотрев на заключённого
-Недурное...-ответил Крис, кратким взглядом обросив помещение, как бы говоря "Нет ничего лучше, чем утро в серых казематах". Тут он заметил или почуял, что перед ним оборотень, со странным запахом, но всё же оборотень. Это был первый встреченный "не обычный" человек на земле Японии, и сколько таких ещё встретиться...
В такие моменты часто всплывают воспоминания о былых временах. Шрамы на спине Криса заныли на мгновенье - десять лет назад, когда впервые осознанно получилось обратится, он нарвался на оборотня, который был весьма не дружелюбен. После той встречи и остались эти шрамы, которые почему то так и не исчезли, оставив ровные линии на спине МакКина. А после таких мыслей как не задуматься о ближайших минутах. Крис уже успел представить, как рыжий бросается на него размахивая когтями. Крис выпрямился на стуле, будто готовился принять удар.
-Что ж, приступим к увлекательному для обеих сторон и познавательному для меня процессу дознания?- вот после таких слов часто следует квартет из четырёх костяшек, а также такие фразы как: "Говори! Ты будешь отвечать?! Ты щас мне всё расскажешь!" и так далее и тому подобное
-Ладно. Бедному иммигранту с потребностями к нелегалу не хватило денег и терпения на «грин карту»?
-а если в зоопарк сдам?
При слове зоопарк Крис сжал зубы и слегка оскалился(губы показывали не все тридцать два, а только часть, в том числе и клыки), а также располагающиеся под столом кисти рук сжались в кулаки, но они хрустнули, так что если рыжий по оскалу ничего не понял, то хруст должен был дать понять...
-Лучше сразу попробуй убить- произнёс Крис с каплей ненависти в голосе. Он предпочтёт сразиться и погибнуть, чем позволит заточить себя в клетку Зоопарка.

+1

76

В окружающей реальности есть трещины и щели, в которые она утекает, а внутрь просачивается другая реальность. От зевоты решительно сводило челюсть. Желудок орал: «Еще раз столько выпивки и синтетики, и я тебя - убью!» Почему-то ему верилось. Верилось, должно быть, как никому из окружающих его людей с их грязными и мерзкими мыслишками, с их слабыми тельцами, с их моральными устоями, что семечками подсолнечника лопаются под пальцами. Кислый привкус во рту на грани возможного и хочется начать грызть ручку, которую только что, похожие на лапы больших белых пауков, пальцы наконец-то поймали. Нет, грызть ее все же не стоит, как не стоит и садиться напротив задержанного подозрительно оперативно - это ж сколько энергетиков влили в себя эти сонные тетери, что так бодро ломанулись в аэропорт? Или на чем он там прибыл, на лодке? Потом не захочется вставать.
- Попробуй? Убить?
Мужчина вскинул рыжие брови, артистично сощурив черный, левый глаз, всеми силами упирающийся в своем нежелании становиться нормальным. В одной руке ручка, в другой блокнот; взгляд медленно перетекает с одной детали стола на другую, но их мало, они мелки и не интересны и куда более занимательно - смотреть на собеседника. На первом листе блокнота всего одна пометка, но и так не несет никакой толковой информации, которую можно пришить к «делу». «Дело» лежит уже на столе в предбаннике, но записывать туда свое имя, всю информацию, и ставить подпись, шлепать печать...Не такое страшное из всей той прелести, что околачивается сейчас под окнами управления - брошенный на парадный вход труп быть может и подтолкнут на ответную реакцию. Не то, чтобы лень, но и сами не без греха.
- Можешь что-то противопоставить этому «убить», кроме «попробуй»?
Уже насмешливо - еще бы Габриэль не видел, не чувствовал того потока ненависти и жаркого отторжения (куда там выражение лица и громкий, отчетливый хруст суставов в изолированной от звуков извне комнате) любимого почти всеми детьми слова - зоопарк. Там много животных в клетках и вольерах, там летают бабочки в павильонах и торгую сладкой ватой, цветной водой и дают сфотографироваться с персонажами мультфильмов, которые ходят совсем, как живые. Право же, премерзкое место с приторным запахом. Вглядываться в темные глаза напротив, но ниже - не имеет никакого смысла. Не видно зрачков. Полицейский потел ладонью левый глаз и коротко рассмеялся, не забыв продолжить свою мысль. Но ни с чем не спутать эмоций оборотня; о, ведь они просто зашкаливают и у домашней зверюшки и у ее человека, что уж говорить о тех, кто предпочитает свободу? Не предпочитал бы, реагировал бы сдержанней. А так...так Габриэль практически видел уверенно направленный в его сторону кулак или попытку вывернуть с корнем стул и отправить его по тому же адресу. Эта работа просто какой-то сомнамбулический поиск неведомого Кадафа. Напоминает пляски святого Витта - беспорядочные трепыхания.
Три сигареты.
- Имя, фамилия, возраст, откуда родом, - не сказать, что задержанный побит жизнью или живет на улице больше недели. Не похож на наркомана. Не орет и не дебоширит. Прилично, культурно, красиво можно сказать, а все туда же, - и какого черта понадобилось в этом городе.
Прикурив, Кэйнер ткнул ручкой себе за спину и ухмыльнулся, едва ее не выронив.
- Кстати, да. Драпануть хочешь - «попробуй». Тут все демократично, хочешь - пожалуй, не хочешь - поиграем в интеллигенцию, - рост почти под два метра, вес, судя по телосложению, вполне ему соответствует, да и хилым «преступника» не назовешь. Бегает, должно быть, быстро. Поражает современников эдаким статным прогибом прямой спины.
«Хеймдалль, да тут каждый второй без постоянной прописки - пролив переплыл. Ловить и сажать каждого?! Да этого выпереть взашей, пусть делает, что хочет в компании этих гиен.»
- Мне вот даже интересно, что ты за зверек такой, - почти беззлобно, с пониманием, - неосторожный.

0

77

Краткий всплеск эмоций утих и сжатые пальцы расслабились. Тысячи примеров учат, что надо держать себя в руках, иначе начнёшь ошибаться. Это как прыжок через пропасть, дашь волю чувствам и можешь не долететь, сорвавшись в тёмную бездну, которая проглотит тебя вместе с потрохами и не факт, что ты сможешь выкарабкаться.
Руки появились над столом. Браслет, зацепившийся за край, звонко брякнул. Крис опёрся локтями на стол, и прикрыв нижнюю часть лица сцепленными пальцами, продолжил наблюдать за собеседником. Он делал пометки в блокноте. Прямо как работодатель, записывающий все плюсы и минусы, которые он заметил для себя во время собеседования. В тот день к слову, МакКина не приняли, чем тот был честно говоря крайне рад, ибо ему светила рутинная бумажная работа. Он до сих пор не может понять, как его уговорили просто отправить резюме в ту фирму...
-Хм, а работа полицейским была бы не слишком сложной для меня... Полегче службы в армии, которую мне устроил отец
По настоянии отца, в семнадцать лет Крис пошёл обучение в Вест-Пойнте - Военной Академии США. Условия те ещё были, вторая натура давала о себе знать и МакКина чуть не выгнали оттуда. Слишком уж он не любил, когда им командуют, ведь тогда Крис не отличался спокойностью. Но всё сложилось более чем благополучно, даже получилось стать одним из лучших. На всё это ушло четыре года. Нельзя сказать, что они были потрачены в пустую, да и отец гордился.
А потом Майкл МакКин предложил сыну вступить в отряд особого назначения, в котором сам состоял. Таким образом Крис попал в отряд по борьбе с паранормальной угрозой "Иерихон II". Первый отряд был распущен из-за возраста его членов.  На операции вызывали сообщением " из рук-в руки", так что в свободное время Крис мог заниматься чем хотел, ну и ежемесячные сборы отряда, длившиеся всего неделю.
-Имя, фамилия, возраст, откуда родом-слова рыжего вывели Криса из прострации. Хотя что ещё ему остаётся делать в такой обстановке? Только предаваться воспоминаниям прошедших десяти лет, как оборотня.
-Какого черта понадобилось в этом городе.
-Действительно... почему не Сеул или Та же Москва...-Крис сам не знал, что привело его именно в Японию, может интуиция?
-Кстати, да. Драпануть хочешь - «попробуй». Тут все демократично, хочешь - пожалуй, не хочешь - поиграем в интеллигенцию-МакКин скептично посмотрел на собеседника. может в участок загреметь и просто, но выйти сложнее. Тем более это современный департамент полиции, одной из самых развитых и технологично продвинутых стран мира.
-Мне вот даже интересно, что ты за зверек такой, неосторожный- Крис вернул взгляд на рыжего
-Мне не нужна невинная кровь на руках. А бегать смысла нет. Какой толк бегать от проблем?-
-Если от этого не зависят жизни других...-едва различимым шёпотом добавил он, а затем спокойным движением протянул руки под куртку, откуда вытянул из внутреннего кармана паспорт гражданина США, в котором была вся необходимая информация. Мягким движением положив документ на стол, МакКин пододвинул его к собеседнику
-Забыли проверить внутренний карман- предответил он на возможные мысли или вопросы о том, почему копы не вытащили сразу...

0

78

Неприятное ощущение чужого, изучающего, внимательно следящего взгляда отходит на второй, на третий, на десятый план, и перестаешь замечать вовсе, что есть кто-то, кроме тебя, кроме бездушной мебели, кроме времени и чьего-то разговора за дверью, которую не плотно закрыл. Обсуждают убийство и акт вандализма на соседних улицах, и вроде бы даже знаешь, кому придется все это разгребать, но о грустном думать не хочется, грустное жизненно важно свалить на чужие плечи, подарить колокольчик и навязать на голову бантик - вперед, благословляю! Но уж никак не самому, ему и без этого хватает проблем с отчетностями, с пропажей выделенных финансов, с тем, что какая-то крыса сожрала два шлема и, судя по всему, гордится стальными челюстями...
Собеседник не оказался словоохотливым и Габриэля начали уже терзать смутные сомнения, что каждое слово из него действительно придется выколачивать, чтобы не задержаться в тихом и светлом помещении еще на несколько часов. Но любое выколачивание с кривой координацией действий приводит либо к иску в суд за нанесенные увечья сдавшемуся с повинной либо к спешной пробежке до ближайшего лекаря. А если совсем повезет, то можно просто выкинуть стол и сделать вид, что ничего не произошло. О такой крайней степени везения, когда остается только радостно прискакать в больницу, везя на тележечке с детским совочком свежий труп, можно было даже не задумываться лишний раз - Госпожа Удача давно развернулась к нему задом, взмахнув пышными юбками с кружевами, да так и осталась, забыв о прощении провинившихся. Взгляд метнулся в сторону звона, но то оказалась лишь цепочка - ага, а почему не за спиной руки? - а не что-нибудь более интересное.
- Невинная кровь. Ха, юморист.
Щелкнув пальцами, Габриэль ухватил протянутый паспорт за угол и развернул перед собой на вытянутой руке, предварительно уронив на стол блокнот и зажигалку поверх него, вместе с пачкой оставшихся сигарет. Всего две.
- Знаешь, здесь собралась добрая половина идиотов всего города, Кристиан Майкл МакКин, уроженец Соединенных Штатов Америки, двадцати семи лет от роду... - он не переписывал всей информации в тот блокнот (главный лист поражает содержательностью короткой фразы «как достали эти ...») и, по сути, больше вообще ничего в него не записывал: ручка зажата между зубами и оцарапана о клыки, бычок сигареты раздавлен ботинком на кафельном полу, а взгляд бегает по строчкам скромного по объемам, но содержательного информативно документа, который обязан носить с собой всякий, кто выходит на улицу, пусть даже повесить кормушку птицам. Если никто не носит с собой такую полезную вещицу, стольким следователям помогающую максимально быстро идентифицировать труп, то привыкаешь, а потом выставляешь эталоном идиотизма себя и всех своих подчиненных, - оборотень, не видящий толка бегать от проблем.
Паспорт шмякнулся на стол. Предпоследняя сигарета. Выдохнув дым, Габриэль покачал головой, поправил сползающую на лоб бандану с таким видом, словно она ценнее всяких Священных Граалей или, уж по крайней мере, просто выглядит богаче.
- Служил?
Он оперся о стол левой рукой, постучал отросшим матовым когтем по тощему тельцу блокнота.
- Короче, Кристиан МакКин, гражданин США. Мне нужны нормальные люди. Еще лучше - не люди, - пепел упал на стол - мутант всегда курил сумасшедшими, глубокими затяжками и пальцы желтели, пока регенерация не вспоминала о своем призвании, - если руки не кривые и мозги на месте, уладим твое проживание и устроим на работу. Сюда.

ошибки на моей совести, я не проверял.

+1

79

Неведомые силы заставляли повреждённые ткани регенерировать. Крис так долго наблюдал за рыжим, что в мельчайших подробностях мог видеть как подпорченное лицо собеседника приходит в норму, как царапины и синева исчезает, возвращаясь к здоровому виду. Теперь МакКин мог узнать этого оборотня где угодно, и даже если лица не будет видно, то этот странный запах сможет выдать его.
Полицейский тем временем изучал содержание паспорта. Кристиан туда не заглядывал с тех пор, как там появился штамп "Уволен в запас".
-Чёртовы бюрократы... Подвесить бы их за ногу над бассейном с аллигаторам. Посмотрел бы я на них... А ведь как всё хорошо шло- очередные воспоминания снова заняли сознание оборотня, вернув его на месяц назад в прошлое.
Крису тогда пришло извещение из штаба: "Немедленно прибудьте в штаб". Короткое сообщение, но МакКину оно сразу не понравилось, да и пахло от бумаги дурно, будто её вытащили чёрных глубин вампира. На месте встрече он встретил и своих товарищей. Их группа состояла из семи человек, включая его самого и всем им пришло одинаковое послание.
"Капитан МакКин, ваш отряд расформирован, а вы... вы все уволены в запас. Сдайте выданное вам оружие и покиньте территорию базы" сказали им там. Крис чувствовал что что-то хреновое случиться, но подобного он не ожидал. Он потребовал, чтобы им сообщили причину, а их послали по добру-по здорову и тогда они устроили погром. Чтобы их утихомирить прибыл какой-то новый специальный отряд "Аэтерна", ребята из него оказались целым ассортиментом демонов укомплектованных современным оружием оснащённым артефактами, к слову подобные игрушки были и у Иерихона, но прототипы, а это доведённые до ума модели. В общем с базы и выперли, но на этом не закончилось. За неделю после отставки трое из отряда пропали без вести. К Крису тоже пришли, он дал отпор, ибо собрал своих товарищей, к тому моменту их осталось всего двое. Тогда враг пошёл другим путём, эти кто-то похитили близких поставив ультиматум "Или исчезаете или все кого вы знаете умрут". Таким образом Крис оказался в Японии, а тяжесть принятого решения отступить до сих пор камнем лежит на его душе.
Голос собеседника снова вытащил Кристиана из объятий воспоминаний и Крис ответил
-Капитан МакКин. Отряд специального назначения по борьбе с "террористической" угрозой. Семь лет истребляли особо наглых "террористов"...- сообщил оборотень полицейскому, сделав пальцами жест кавычек и выпрямившись на стуле - давно так долго не сидел на одном месте. Назначение отряда не было особой тайной, найти и уничтожить, разумеется цели не именовались как "Демон - Пожиратель душ", террористы - всё на них валили, а люди верили, по крайней мере большинство и только посвящённые использовали слово "паранормальное".
-Нормальные не люди? Интересное понятие... Работа в городе, где наверняка проживает не один упырь. Не пыльная работёнка...
-На данный момент мой выбор не велик... Так что я согласен. Это будет выгодно и тебе и мне

Отредактировано Кристиан МакКин (2010-04-22 18:27:33)

0

80

Бумаги - снежные поля, скрывающие динозавров прошлого или еще не ожившие скелеты будущего. Справка о смерти того, с кем он был рядом последние три месяца, кто уже успел стать ему равным в Управлениях, чью деловую хватку он вылепил сам, кого научил правильно думать и понимать, что происходит. Интерес, формулируемый вопросами «почему» и «как», угас за секунду. Далее не важно.
Из личного дела без сожаления вырвана фотография, документы полетели в шредер, сама папка - в корзину для мусора.
Жарко. Нестерпимо жарко. Запах горячего метала, и пластмассы. Оптический прицел уже практически стал частью тела. Пальцы занемели. Идет шестой час выслеживания сумасшедшего. Он там. На одной из крыш напротив. Но где? За обвалившимися буквами, с каким-то диким названием мотеля? В куче какого-то хлама? Где? – Снайпер пытается поменять положение. Под брезентовой накидкой это сделать не так-то просто. Нельзя шевелиться. – 18. Он убил уже 18 человек. 6 часов на проклятой крыше, под проклятым брезентом жарится под проклятым солнцем в ожидании проклятого террориста.
Черная тварь не является порождением мрака или напротив чего-то светлого. Она - своеобразная квинтессенция, вместилище чистой энергии. Скорее всего, - плод чьей-то безумной мысли, парадокс, созданный во время помутнения рассудка Высшего Разума. Точнее, создавший себя сам.
По сути своей, если обращаться к истокам происхождения ее, можно сделать логический вывод, что она - самоназванный посланец оттуда, где создавалась изначально шизофреническое будущее, точнее, его Волшебство. Цель его точно не определена, видимо, потому что она сама еще не решила, в чем она состоит.
Под рукой едва слышно скрипит крышка стола, вдавленная на несколько миллиметров в направлении пола одним нажатием ладони, плавным, едва ли не нежным.
- Капитан МакКин... - последняя сигарета и смятая пачка запихнута в карман джинов; мутант выпрямился во весь свой рост, цепляясь пальцами обеих рук за пряжку пояса. Перед ним, сидит на стуле с выпрямленной спиной и взглядом человека, видавшего многое за свой не внушительный возраст, тот, кому действительно можно что-то доверить, отдать кого либо в управление, дать возможность уверенно вскарабкаться из «никого» в этом городе в...да, охотников ненавидят и уважают. Но не всех и не все. Все дело в том, что гайдзинов не любят в сложной стране с железобетонным устоем иерархии. Семь лет он работал в тех местах, куда не посылают обычных людей, где они не справились бы в принципе, не сделали бы и единого шага. Достойно. Должно быть этот бодрый малый и все мишени на тренировочном полигоне из пистолета со святой водой обрызгивал так профессионально, что медаль не пожмотили...а было бы круто. Несомненно, круто.
- Габриэль Кэйнер, управляющий этим веселым местечком. «Террорист в отставке», - мужчина щелкнул в воздухе пальцами снова, а смех его, короткий, тихий, напомнил издевающийся лай гиены в далекой дали жаркой пустыни. Как знать, может быть он встречал когда-то этого капитана, а, может быть, просто слышал о нем. А может быть и нет, и, с некоторой заминкой переходя на стороннюю тему, Габи зачем-то пояснил, - знаешь, почему так душно? Радиация. Фонит немного.
Вообще, много чего может быть, а может и не быть - что толку запудривать себе мозги такими глупостями, вроде могло и не могло? Лучше уж задуматься о том, что имело нелепость произойти в самый для того не угодный момент - не верьте тем книжным романтикам, которые утверждают, что за миг до смерти перед глазами у человека проскакивает, пролетает и проползает вся его бренная жизнь. Все это чепуха и заявление это звучит авторитетно от эксперта в данном тонком деле. В момент смерти все будут находить в своей пустой голове какие-то одинокие мысли про паутину на люстре и дурацкое мимолетное сожаление. А на может и не может обычно просто не хватает времени.
- Выбор, конечно, у тебя есть. Сбежать, стать преступником, умереть, дать взятку, - он снова тихо рассмеялся, - но ты принят в штат на взаимовыгодных условиях. Документы оформлю сам - знаешь, как просто?
Между тем, Габриэль уже вполне благополучно забыл о том, что с Кристиана стоило бы снять наручники.

0

81

Вдох - воздух переполненный углекислым газом вошёл в лёгкие, которые сразу же впитали капли кислорода, который в нём находился. С момента, когда Крис сел на этот стул и до последней секунды гревший его, в комнате изменилась атмосфера от приятной прохлады не осталось и следа, она канула в небытие, вместо неё мерзкая духота, даже жарко или это только плод воображения настроившегося на воспроизводство картин прошлого...
...Мёртвые тела людей, покорёженные до неузноваемости автомобили, обломки зданий. Тот гад целый квартал превратил в руины, а сейчас он игрался с отрядом, присланным его ликвидировать. Они были рассеяны по кругу и сейчас была очередь Капитана отвлекать его внимание от магов готовящих заклятье, которое должно было остановить его. Укрывшись за обломками из железабетона обрушенного дома, МакКин не целясь посылал очереди из своего укорытия, но что толку? Пули таяли не успевая долететь, и после каждой попытки задеть эту печку, в ответ посылася столп огня температура которого превышала тысячи градусов по цельсию, а он не останавливался и битон вместе железом плавился серыми каплями обливая форму. Огонь сжигал кислород и дышать становилось труднее. Вдруг тишина поглощает все звуки - ни шорохо, ни треска камня, но не на долго. Звучит выстрел взрыв и звук огромного пылесоса, всасывающий весь воздух. Рация раздаётся треском и изнеё звучит голос "Кэп, Задержите дыхание", но уже поздно - кислород уже исчез и дышать не чем, и кричать не получается - не позвать на помощь. Лёгкие судорожно пытаются получить хоть чуток жизненно необходимой субстанции. Если бы не напарник вошедший в безвоздушное пространство, то и лёг там бездыханным Кристиан МакКин, а могучая сила третьего оборотня в группе вытягивает тело из поражённой заклятьем зоны...
Крис моргнул и вернулся в душную комнату, где не смотря ни на что кислород ещё присутствовал.
-Приятно познакомится Габриэль-произнёс он и встал из-за стола, надоело сидеть, не двигаться и бездействовать, пора что-то сделать, ринуться в бой и если не удастся стать героем, то хотя бы выжить и сказать "Задание выполнено"
В мусорной корзине лежала папка, где могло быть написано много чего, например: "Нелегальный эмигрант. Убит во время попытки побега. Дело сдать в архив" Вряд ли такой исход удовлетворил бы МакКина, быть раненым ещё ничего, но убитым... Не для того живём.
Крис поднял руки и несколько раз развёл их в сторону, цепь соединяющая браслеты звякнула
-Можно оставить? На память
-С каких пор я стал коллекционером всякого барахла... Никогда не замечал за собой сентиментальности-МакКин никогда не собирал и не хранил сувениров, если это не что-то значительное, да и то это было достояние команды, например сердце демона огня с заточённым в него способностью позже использованным в пулемёте Гатлинга, его прозвали "Аид", в честь бога Тартара, это было оружие с очень скверным характером, но когда в тебя впиваются тысячи огненных пуль за минуту, вряд ли будешь думать о чём то, кроме желании умереть поскорей...

Отредактировано Кристиан МакКин (2010-04-22 21:51:09)

0

82

Как там было у Булгакова? «Как причудливо тасуется колода...». Кэйнер бесшумно вздохнул и горько усмехнулся - сбитый с толку поздним вечером, он настолько далеко был вышвырнут из привычной среды обитания, что не успел до сих пор вернуться и до сих пор искал зацепки, такие мелкие, не заметишь, пока не понадобятся по настоящему, чтобы вернуться в маленькое антиутопическое настоящие. Да, он смотрит внимательно, взглядом эскулапа и пытливо, с интересом, замечает все новое и новое в чертах лица собеседника, в его поведении и «провалах» -  о чем-то думает? что-то вспоминает? страдает психическим расстройством? - но сам занят совершенно иным. В последние дни в его жизни скопилось столько ненормальных парижского Сальпетриера, что поверишь чему угодно и припишешь всякому не существующие черты да такие, что сам удивляться будешь. И то, в лучшем случае. От радиации тяжело дышать и в темноте черного глаза проступает зеленым мерцанием радужка. Тяжело? А ведь почти все привыкли...
Такие островки полнейшего человеческого упадка, безысходности и кислого, как испорченное дешевое вино, людского бытия нужны были всегда и почувствовать себя царем всего сущего, принося с собой эти места, эту неподражаемую атмосферу, перетаскивать, словно госпиталь людских душ на колесах, так просто, так просто. Даже не столько по той причине они востребованы, что мир уверенно катился по наклонной к чертовой матери, а сколько потому, что своя собственная Хиросима была, есть и будет казаться человеку гораздо важнее Хиросимы всеобщей. Почти то же самое, что и смерть - миллионы загубленных жизней считаются статистикой, а одна - трагедией. В белой крови этих людей так много мусора.
- Взаимно, - поздравляю вас, дамы и господа, с очередным прожитым бездарно, а может дарно, а может и не прожитым, а может даже и не днем! Видите, при правильном подходе всегда есть с чем поздравить, - поздравляю.
Ура, товарищи! Праздник пива и живота. Живота и пива. Точнее праздник пива, а вот животу уже не так празднично. Потом. Если хорошо отметить. Ад повышенной комфортности. С не угасающим интересом Габриэль наблюдал за тем, как поднимается с места «заключенный», как расправляет плечи и не опускает головы, а на руках так трепетно и нежно звякает цепь наручников - грех жаловаться, как все культурно и аккуратно, придраться не к чему, подать жалобу невозможно, но так мерзко, словно в душу кошки нассали. Правда? Но приходится мириться и клеить на лицу улыбку. Никакого рукоприкладства. Никакого хамства. Ничего, что может вызвать агрессию, но скажи, скажи, а, неприятно?
- А ты не вервольф, - зачем-то говорит очевидное и трет пальцами подбородок, - конечно, оставь на долгую память. У нас таких много.
Габриэль провел большим пальцем по брови, словно стер что-то и вытянул из кармана безрукавки сотовый. Видавший виды, но, как ни странно, все еще в рабочем состоянии, черный слайдер с затертыми тусклыми кнопками поприветствовал владельца стандартными обоями в виде песочных часов, а затем, после нажатия правой верхней клавиши, вывел на экран список внесенных в память телефонных номеров.
- Короче, так, - кнопки нажимаются с тихими щелчками, а ключи от наручников позвякивают в левой руке - она вытянута в сторону Кристиана. Все они однотипные, все маленькие и тонкие, будь сделанными из алюминия, - проявляю халатность, смотри и учись. Паспорт твой я забираю, это раз. Вечерком заброшу тебе твое удостоверение и прочие прилагающиеся радости. Это два. А что там с твоим прошлым было, мне по барабану - все равно сожрут, если что не так.
Телефон издает гудок и затихает, едва не испустив дух из своего слабенького пластикового тела. Экран потрескался и с сожалением приходится думать о приобретении новой техники.
- Советую что-нибудь съесть от радионуклидиков. А то, знаешь, мало ли, - не то, чтобы беспокоиться было о чем, но с самого утра Габриэль не был уверен, что у пообщавшихся с ним резко подскочит бодрость духа и уровень здоровья. Да и дышится вон собеседнику как-то не слишком радостно.
Позвонить Вэлане...ее слишком давно не было. Разобраться с отчетностью. Раздать серьги братьям и автоматы сестрам. Не забыть.

0

83

Жаль, что жизнь не игра, в которой в случае полной "ж" можно было нажать эскейп- загрузка- начало. В моменты безысходности на такие радости и не надеешься, ты опускаешь руки и бурный поток чёрт знает чего уносит тебя вместе ты миллионами таких же как ты, даже спасательный круг бросаемый друзьями порой оказывается бетонным блоком тянущим тебя на самое дно, где только и остаётся что умереть...
Крис поступил иначе - когда шхуна его жизни дала течь, которая начала быстро топить судно, он воспользовался шлюпкой и выбрался на берег, где вне жизни можно остановиться, подумать и набраться сил. Таким берегом стала Япония. Может здесь получиться начать новую жизнь, забыть прошлое... Вряд ли, может ты и забудешь, но кто-то там будет считать тебя нежелательным элементном, и в конце концов тебя попытаются убрать. Что ж, тогда мы будем помнить, мы будем готовы.
-Я не веревольф...-вторил про себя оборотень
-Аниото, так называют таких как я... Дурацкое название...
Аниото - Африканские оборотни, люди обращающиеся в леопардов, но человеческая мысль пошла дальше и сейчас существуют другие "породы", как например Кристиан обращающийся во льва.
Подхватив протянутые ключи, МакКин не спеша раскрыл замки и вот браслеты уже висят на шее бывшего заключённого, как модный аксессуар, который скорей всего окажется на повышенным на маленьком гвоздике в прихожей, которой ещё предстояло обзавестись.
В портмоне покоились три тысячи долларов США - остатки премии, которые так и не удалось потратить. Сколько это  японских йен? Наверно будет достаточно, чтобы найти жилье и пропитание на пару месяцев.
-Ясно. Без документов по городу особо не походишь... Так что останусь в участке. - целый день среди полицейских, сколько из них коррумпированных офицеров? Сколько "кротов"? А сколько нормальных людей? Возможно Кристиан посвятит этому вопросу целый день, пока не сможет выйти из здания. А может и не посвятит, времени достаточно, чтобы найти себе занятие.
Казалось бы что осталось перешагнуть порог этой комнаты, чтобы начать новую главу "Похождений оборотня в Токио", но бюрократия как правила миром, так и продолжает править. А свобода лишь иллюзия искусно созданная злым гением, и чтобы действительно перелистнуть страницу, надо было получить кучку макулатуры, которая на том свете и гроша не буде стоить.
Но охотник признаёт только одни правила - свои. А каждое своё действие объясняет "Я так захотел". Самое весёлое бывает, когда сталкиваются воли хотя бы двоих таких, хотящих и никто из них не уступит другому, пока не останется лишь один или никто. А может так захотели не они, может кто-то из-за кулис дёргает за ниточки?

Отредактировано Кристиан МакКин (2010-04-23 14:41:59)

+1

84

Победители всегда на какое-то время становятся великодушными: ау, побежденные, как вы там? Не надо ли чего? Вы скажите, мы отольем своего счастья вам полной чашей! Расслабленность - вот причина следующего за победой поражения. Любая победа, в делах, в личных отношениях, на войне или в игре в карты, любая, даже самая маленькая, над самым мелким врагом, требует огромной концентрации сил. Но надо быть еще сильнее, чем ты был ранее, чтобы побежденный не смог, подлечив раны, ударить в спину - ведь только мертвый может быть достоин добрых слов и воспоминаний, потому что, будто загнанный в угол, раненый и оскорбленный поражением зверь, он никогда не простит своей обиды. Нельзя подавать руку лежащему. Он примет ее, встанет и отойдет в сторону, пропуская вперед его поднявшего. И вдруг окажется, что тот к нему спиной. Ах, до чего же приятно видеть спину уверенного в себе, гарцующего на воображаемом коне славы. А побежденному нечего бояться. Он знает, знает уже вкус горечи поражения, он знает, как до дрожи противно оказываться на земле и смотреть на переступающие над тобой ночи, он видит все снизу и понимает цену победы - победителям предстоит дорога вниз, а он ее уже прошел - и ему нечего опасаться. Им предстоит дорога вниз, а тебе только вверх, если ты еще не умер. Глупые. Лежачих надо добивать. Обязательно надо добивать, иначе они встанут, и тогда не будет пощады. Но чем сложнее ситуация, тем больше привлекательного находят люди в абсолютно отвратительном.
- Да...но забавное.
Все-таки люди не любят свое прошлое! А зря - в прошлом залог нашего будущего, которое прекрасно особенно тогда, когда ты его не боишься. Ведь кто знает, что там, в этом будущем? Золотые горы? Прекрасные женщины? Кровь и огонь? И если все этого хватило в прошлом, которого так боишься и о котором никто не должен знать, то вдруг все повториться снова, вдруг это - лента Мёбиуса и будешь бегать, пока не рехнешься совсем и не сгниешь, привязанный к постели, в сырых палатах психиатрической лечебницы и будет только надзиратель да уборщик, косящий левым глазом. Может быть, получится  разорвать кожаные ремни, что стягивают грудь, и руки, и ноги, сбежать и, в коридоре, где сыплется с потолка штукатурка и расцветает желтым грибок попробовать освободиться. А пьяный врач только покачает головой, смотря за тем, как втыкаешь украденную вилку себе в глаз. Свободный. Ну, а как же еще?
- Если б никто не ходил без документов, город бы вымер.
Таких людей с интересным прошлым великое множество, которые частью потом пострадали, а частью, к счастью (стихи!) - нет. Покупать грязные истории - о людях остается добрая память ( о, это очень соответствует их представлению о праведности), с людьми остаются их злые дела. Не ударяясь в долгую философию, Габриэль сгреб блокнот со стола и развернулся к дверям, не закрытым ни раньше, ни до сих пор.
- Зайди через часик или, лучше, два. Четвертый этаж, по коридору прямо и налево, - и, махнув блокнотом у себя над головой, вышел из душного помещения. На четвертый этаж, где зверем в кустах подстерегает его чудовище с принципами, и не отпустит, пока не высосет у него всю кровь. Наверное, добрую половину людей Габриэль не любил только благодаря Данхэму.

4 этаж.
Этот город убийц, город шлюх и воров существует, покуда мы верим в него. Как-то так или примерно так пелось в одной красивой песне, насвистывать которую не получалось и при всем желании - может, виновато отсутствие слуха, а может просто настрой не подходящий. или желание приобщиться к чему-то возвышенному было недостаточно сильным и только создавало эффект присутствия.
- Доброе утро, г-н Кэйнер.
Я не знаю, знаете вы, или нет, но думаю, вы ничего не знаете! Началось еще в коридоре и, швырнув блокнот на стол секретарше, оборотень демонстративно заткнул уши указательными пальцами и закатил глаза так, словно всякое слово со стороны его кабинетного спрута доводит все его зубы до бешенства и нестерпимой боли, что хоть о стену с разбегу убивайся. Тратата, я закрыл глаза и придумал тебя. Управляющее всеми делами, но явно чем-то недовольное начальство мрачно посмотрело на аккуратно упакованного в костюм с галстуков полицейского, этого Гермеса в крылатых сандалиях, который притащил самую паршивую новость за последние часа четыре и, не улыбнувшись, попыталось ретироваться в своем кабинете. Безуспешно. Если вы пытались скрыться когда-нибудь от осьминога, с какого-то перепуга решившего, что вы - то, что не хватало ему всю жизнь, а после с пыхтением, от которого запотевает маска, отдирали щупальца с присосками - тогда вы еще можете хоть в малой степени испытать то, что испытывал раз в неделю Габриэль.
   В кабинете тихо и голос молодого мужчины звучит фоном этой тишины. Слушая, Габриэль курит. Он, конечно, не вставляет ни единого слова в монолог следователя, но чувствует себя подозреваемым во всех грехах. Похоже, что допрос подозреваемого был закончен в максимально краткий срок и теперь Данхэм имел на руках всю информацию, какую только мог: даже ту, о которой сам подозреваемый слыхом не слыхивал. И скорее всего все то, что сейчас говорит он – ни больше, ни меньше – его личные домыслы, размышления вслух, так сказать. Они к делу отношения не имеют, хотя и могут быть запротоколированы, поддержи этот разговор кто-нибудь еще, например, та же Блю, видевшая несчастного ребенка. Ребенок, ребенок, тот самый, которого обнаружили в одном из помеченных красным домов. Кто-то из следователей логично приписал этот случай к еще трем преступлениям, из которых два - убийства и одного покушение. Но Габриэль и не думает вступать в полемику, предаваться философствованию в духе «а был ли мальчик?» про существование кланов и заговоров в Токио. Ведь все равно все его мысли останутся только при нем. А Данхэм, если не поймает веревочку, за которую ему вздумается ухватить, то так и останется с пустым сачком в руках, наблюдая за упорхнувшим мотыльком.
    Данхэму нужно всего двадцать минут на то, чтобы изложить дело. Габриэлю - еще три часа, чтобы отойти от долгого ступора, в который приходится впадать, лишь бы не слушать. Сухой размеренный тон способен довести кого угодно.
- «Крот» в управлении? Плохо, - косой взгляд на дверь. Лживая улыбка. Мятные сигареты лежат на столе, - но я разберусь, не беспокойтесь. Мы все уладим, главное - не спугнуть. Спасибо, вы свободны.
...гуляйте к чертовой бабушке, - продолжает он мысленно и падает лбом об стол, не подставив под голову даже руки. Звучно и с безразмерным страданием интонаций вздоха. Закрыл ладонями лицо - на щеке отпечаталась скрепка и уголок фотографии. Просидел так еще с десяток секунд, потер лицо, разлепив глазья и воззрился на загрузившуюся базу данных совершенно не узнающим взглядом. Таблицы и графики. Розовые и зеленые. Таблицы, графики, розовые, зеленые, мелькают фотографии, мутно плавает курсор мышки и жужжит принтер в соседней комнате - ему кажется, конечно, ведь Данхэм всегда плотно закрывает за собой дверь.
Распечатать документы. Найти информацию. Кристиан МакКин, родной город Нью-Йорк, родители - уважаемые (кем надо, тем и уважаемые) граждане Америки. Отец - офицер вооруженных сил гос-ва, мать - работница поликлиники, главврач...взгляд бегает по строчкам, останавливается на горящем зеленым светом битом пикселе в правом нижнем углу монитора. Несколько мгновений.
Таблицы, графики и фотографии. Схемы, выписки, сканированные документы. Пустеющая пачка сигарет - рабочий день.

+1

85

Габриэль Кэйнер - офицер полиции, похоже не последней важности, вышел из помещения, в котором Крис провёл всего несколько часов, если не меньше, и вот - он свободен. И между прочим, он почти официально стал сотрудником полиции. Не плохо для первого дня? Страна восходящего солнца оказалась гостеприимней чем показалось в первый раз. Уже сейчас МакКин представляет выражения лиц копов его задержавших, когда они увидят его свободно разгуливающего по участку.
Маленькие ключики от наручников отправились в карман кожаной куртки, они были больше не нужны. В этой комнате его больше ничего не задерживало, так что пора переступить порог, что Крис и сделал. Выйдя в коридор он посмотрел в след рыжему, Кейнер стал первым знакомым на этом острове, и если учесть синяки и царапины, которые украшали оборотня в начале разговора, можно сказать, что это не самый заурядный житель города.
Когда МакКин шёл по коридору к лестничной площадке, он прислушивался к происходящему внутри камер. Одни были пусты, в других кто-то был, эти кто-то или просто молчали или что-то бубнили. Один заключённый видно читал заклинание, но стены видно были не просто крепкими...
Участок, как могло показаться на первый взгляд, был не таким уж и пустым. Как только Кристиан вышел к лестнице, душная дозновательная показалась ему раем, там было спокойно и тихо, а здесь полным ходом шёл рабочий день. Пахло кофе, чернилами и даже кровью, а ведь Крис только вышел на лестничную площадку. Решить куда идти было сложно, но желудок сам указал дорогу и ориентируясь на запах еды, оборотень отправился на поиски столовой, ведь он со вчерашнего дня ничего не ел.
Аромат привёл его в огромное помещение светлых тонов, которые были не самой худшей сменой серого кафеля комнаты, на втором этаже. В это время дня в столовой почти никого не было. Конечно... Все нормальные люди завтракают у себя дома, не то что Крис, который уже прошёл на кухню, где ожидал увидеть персонал в составе хотя бы одного повара.
-Ау... Есть здесь кто-нибудь?-крикнул Крис, ожидая, что хоть кто-нибудь отзовётся, и кто-то отозвался
-Есть, есть... Чего надо?- из подсобки вышел парень, лет 23 на вид, в белом фартуке
-Догадайся... Сделай мне омлет что ли... Пожалуйста-Крис решил, что стоит быть вежливым, всё таки вряд ли кто-то ещё знает о том что он будущий сотрудник полиции.
-Да... Да, сейчас сделаю. Иди в зал.-ответил парень и включил одну из плит
-Спасибо-бросил через спину МакКин возвращаясь в царство столов, которые какой-то безумный гений расставил в шахматном порядке.
-Наверно долго выверяли, чтобы было так ровно...
Минут через десять, повар принёс тарелку с омлетом и стакан кофе м рядом положил приборы. Видно по утрам им делать нечего, вот и обслужить могут, чтобы время убить.
Кристиан взял в руки приборы и отрезав небольшой кусочек от омлета, поднёс его к глазам. После краткого осмотра, оборотень решился его съесть и отправил жёлто-белую массу себе в рот. Вкус был приятный, хотя когда ты голоден почти любая еда будет для тебя вкусной, но этот омлет явно был лучше той стряпни, которую он ел на корабле по пути сюда.
МакКин пережёвывал медленно, тщательно, не торопясь. Да и куда торопиться, времени у него ещё полно. К тому же он где-то слышал, что пищу надо пережёвывать тридцать три раза. И когда этот первый кусочек наконец-то был отправлен в желудок, Крис отложил вилку и взял стакан с кофе, запах которого был приятней чем вкус.
-Всё таки настоящее вкуснее, чем вся эта искусственная дрянь...- кэп вспомнил как однажды пил настоящий кубинский кофе и грустно вздохнул, сделав ещё один глоток из стакана.
Хорошо, что здесь есть часы, легче наблюдать за временем...

+1

86

Прокурор возник на пороге, сияя как зимнее солнце, недосягаемое, высокое и яркое. От вида его хотелось броситься на улицу прямо через пуленепробиваемое стекло в окне...
- Ваш кабинет представляет собой мерзкую помесь склада макулатуры и актового зала. А на обслуживающем персонале здесь экономят, да? Пылюга сугробами...
Пауза сопровождалась дружелюбным, с элементами восхищения, взором... Для верности прокурор соизволил даже глупо улыбнуться.
- Я тоже рад тебя видеть.
...Тихий стук в дверь отвлек от бездумного созерцания разминающий на столе лапки муха - этим, собственно, мужчина был занят уже не первую минуту - и заставил поднять голову в ожидании чуда. Чудо было одето в строгий костюмчик серого цвета и совершенно мышиной модели, но взгляд имело проницательный и (показалось?) все же насмешливый. Хотя, вошедшая девушка была бы даже мила, если бы не аккуратные, изящные рожки у нее на голове - спилить их, и получить вовсе лапушку, а хвост...хвост и к спине можно примотать скотчем. Будет волосатая спина с кисточкой. Здорово. В руках чудо держало светящийся святыми нимбами поднос, на котором, вопреки жуткому ожиданию, оказалась аж четыре бутерброда свежего приготовления (надо понимать, все там же, в приемной скромного секретариата численностью штата в одну персону) и чашка зеленого чая. Зеленый чай - это хорошо, всегда хорошо, но если бы чертовка додумалась принести флягу с чем-то более крепким, то была бы вовсе возведена в ранг сошедшего с небес ангела. Хотя, кажется кто-то ему говорил, что ангелы не приносят выпивку грешникам. Но было бы здорово. Но и чай - хорошо. Буйство фантазии изволило помочь и даже не смотря в зеркало, Габриэль прекрасно знал, как именно сейчас выглядит его помятое лицо - словно вытирали асфальт у центрального входа - и насколько красны буквально кроличьи глаза - понятно, совершенно понятно, что за порода! Зато на столе, как раз рядом с тем местом, откуда только что на взлет пошла сонная еще муха, лежала и дышала теплом только что распечатанных страниц, целая стопка необходимой документации, на которой проставлены были печати и подписи. Нашлись даже потерянные деньги и не раздражало больше нервное подпрыгивание директора склада; хотя, это зря: господин Ширакава отпал на диван уже через пятнадцать минут гудения компьютера в кабинете Габриэля и эмоционального рассказа о том, что о нем - господине Ширакаве - собственно, думают. Дымящаяся ароматом крепкого зеленого чая кружка согревала руки, пока оборотень погружался в сладкую негу от ощущения уюта, которое создавала обстановка кабинета, более привычная нежели домашняя. Неприятно осознавать, что попал именно в ту ситуацию когда рыба гниет с головы.
- Вам повезло, что я нашел пропажу, хотя это и ваша прямая обязанность... - официального тона разомлевший на рабочем мечте Габриэль даже не пытался приплести к своим словам. Ничего бы не получилось, да так - есть ли смысл стараться, если заранее знаешь абсолютно совершенный крах задуманного? Была бы цель, то можно поиграть. А так, - можно сказать, крепко, жизненно повезло.
На его месте сидит человек с рыжими волосами и зелеными глазами. В черной одежде и шрамами на лице. Он не похож на полицейского. Его вообще не должно быть в этом месте - и боевик, который всю жизнь свою провел по ту сторону закона, сам это понимает, все, все прекрасно понимает, но любит глумиться над людьми. Любит власть и действительно рад своему положению, сколько бы мерзкими не казались ему схемы на мониторе компьютера, оперативные выезды, бумаги, бумаги и еще раз бумаги. Все окупается с лихвой и сейчас на лице человека, выслушивающего сбивчивые объяснения заведующего арсеналом, совершенно искренне злая улыбка.
<...>
Третий час рабочего времени. Четыре пустые кружки из под зеленого чая и два стаканчика от кофе из автомата на первом этаже валяются на полу, около стола. Пепельница забита окурками наполовину, и это нормально, ведь за день ее приходится выносить три, а то и больше раз. Секретарша завалена бумагами по самые кончики остреньких рогов и только к вечеру освободится настолько, чтобы отправиться разносить их по тем, кому предназначаются - штрафы, поручения, отчетности, а кому-то и премиальные от всей щедрости души  - впрочем, обычно они укладываются в совершенно мизерные суммы. Габриэль с сомнением покосился на часы, вещавшие девятый час, и покачал головой, видно, сетуя на то, что никто из его подчиненных так и не явил улыбающуюся и свеженапомаженную физиономию пред очи его мутные - половину он не видел уже добрую неделю, с момента покушения, а другая половина, видимо, спит? Сомнительным кажется представить то, что они работают в поте лица.
- Вы же знаете, здесь служит весь цвет современности и...
- Бла-бла-бла...
- ...кроме того, это крайне престижная профессия...
- Шпынять по подъездам хулиганов...
- ...изничтожать опаснейших преступников-рецидивистов.
Отчет Блю лежал на столе, придавленный краем пепельницы - ничего нового кроме сухого рукописного текста мелким убористым почерком, повествующем о беде ребенка, которого избили, похитили и удерживают по такому-то адресу. Освободили, разбираются, что теперь делать.
Паук с рыжей шерстью потирает лапы и сидит в своей паутине, и ему хорошо - в кабинете тихо, прохладно и спокойно, как во всяком уважающем себя морге.
Минута отдыха в прекрасном состоянии четырех стен, а потом - раздать задания. Задания раздать. Всем сестрам по серьгам, всем братьям по туфлям. А потом по делам.

0

87


[Весна. Апрель. 2010 год] - [06.00 - 08.00]
Кабинет секретариата.
Девушка-секретарь, известная своей неординарной внешностью миловидной дамы-беса, цокая высоченными каблуками, направилась из своего кабинета в соседние отделы: она разносила необходимую документацию по уже занятым и еще пустующим рабочим местам с утра по раньше. Так же, на горе большинства сотрудников, было повешено объявление, что с часу дня до десяти часов вечера столовая будет закрыта на ремонт (впрочем, судя по отсутствию строительных материалов, помещение было закрыто по каким-то другим причинам.
[08.00 - 10.00]
Полицейское управление.
Со стороны неизвестного пришло сообщение, что на одном из переулков города («Киояма») был найден труп молодого мужчины, чье тело, вероятно уже после смерти, было осквернено уже известным полиции образом - разрезанный торс (деформация в районе ребер и глубокая, до полости, рана) и лицо (пострадала одна щека и рот). Смерть наступала из-за не совместимого с жизнью ранения в область шеи. Так же, тело было изуродовано из-за начавшегося дождя. В произошедшем убийстве предполагаются действия маньяка.
Была поднята группа быстрого реагирования, а курсантов отправили на поиски штатных ищеек - убийство произошло пару дней назад, а узнали о нем только сейчас. Желательно присутствие офицерского состава на месте убийства.
О любых найденных деталях требуется надлежащим образом докладывать в секретариат или отчитываться перед управляющим своего отделения. В случае обнаружение серьезных улик или выявлении подозреваемого действия, надлежащие сотруднику Полиции Токио, аналогичны.
По предварительным данным, убийство вероятнее всего было совершено не-человеком.

+1

88

Эх время, когда же ты перестанешь доставать нас своей переменчивостью. То час длится секунду, то секунда длиться час. Удивительно, но поедание омлета заняло целый час, МакКин решил последовать совету учёных и тщательно пережёвывал кусочки пищи, пока она не превращалась в эфемерную консистенцию. Забавно, что этот способ смог так удачно убить время.
Пустая тарелка уже давно наскучила Крису своими масляными разводами и унылым видом,  да и кофе было выпито, так что в рту теперь ощущался неприятный вкус соли и дешёвого кофе. Кэп мог поспорить, что приготовил бы этот же омлет в сто раз лучше, но это глупо и поздно. Сейчас оборотень высматривал на стенах знакомые всем таблички, изображающие мальчика и девочку.
-Ну и где этот "писающий мальчик"... Надо рот прополоскать, а то могу поспорить запах не лучше вкуса
Кристиан нашёл таки туалет и встав из-за стола направился к нему. Заветная дверь манила своим стерильным блеском стали, как тут удержаться от соблазна войти? Толкнув её холодную сталь рукой, оборотень вошёл в помещение, которое каждый человек, по крайней мере житель города, да посетит. МакКин решил облегчится перед походом к Кейнеру, мало ли когда появится возможность "культурно" сходить в туалет, и подошёл к писсуару. Наверно на этих штуковинах стояли детекторы, и когда Крис застегнул ширинку, "белый друг" автоматически смыл. Подойдя к раковине, Кристиан помыл руки и наконец то прополоскал рот, освободившись от дурного послевкусия.
Часы показывали десятый час и время обозначенное Габриэлем прошло - пора идти. Кристиан вышел из столовой и направился к лестнице. Полицейские куда-то бегающие туда-сюда резво обходили высоченного парня с ухмылкой на губах, который неспешно и в тоже время быстро передвигался по коридору. Подняться на четвёртый этаж пешком не составляло труда и не прошло двух минут, как оставалась последняя ступенька.
-Прямо коридору и налево- вспомнил МакКин и последовал заданному маршруту и перед ним предстала дверь кабинета, на которой отчётливо было написано имя владельца помещения.
-С каких пор шеф полиции принимает Эмигрантов... Занимательно- Крис аккуратно стукнул раз по двери и повернул ручку входя в кабинет...

Отредактировано Кристиан МакКин (2010-04-29 17:30:57)

0

89

Работа - работой, но в этой жизни надо еще что-то и полезное делать. Он устало повернул голову и задумчиво уставился на экран мобильного телефона: светящиеся цифры сообщали, что через десять минут наступит одиннадцать и практически половина рабочего дня будет прожита  относительной пользой. В кабинете только фоном гудел компьютер да тихо потрескивала бумажка, подожженная не затушенной сигаретой, распространяя по помещению удушающий, горький запах прогорающего клея. За окном слишком солнечно - жалюзи закрыты. Он прикрыл глаза, откидываясь на спинку офисного кресла и скрещивая руки на груди.
В голове почти сразу появилась знакомая картинка, в темных, болотистых тонах, словно на старой пленке не менее старого кинофильма. Воспоминания душили, не давали сосредоточиться, возбуждая в сознании все новые и новые образы далекого, прекрасного прошлого. И вот теперь, казалось, это прошлое способно вернуться, способно принести в его жизнь не менее яркие впечатления и чувства. От предвкушения чего-то желаемого, чистого и прекрасного становилось плохо, тошнота подкатывала к горлу, а окружающий мир начинал казаться чужим, безобразным, мертвым. Это продолжалось несколько секунд, чтобы уступить место гнетущей пустоте. Слабость. Это просто была его очередная маленькая слабость из разряда тех, что не дают спокойно засыпать ночью, что заставляют помнить о себе и дарят телу мучительно-сладкую агонию. И он привык к этой агонии, привык к этим мукам, благословляя их и, не смотря на то, что дар его обернулся величайшим проклятьем. Его спасут. Не сегодня, но, может быть, скоро. И сквозь закрытые веки он видит силуэт совершенства, там, перед его подернутым дымкой взглядом, который будет принадлежать ему всю вечность, воплощенный в бумаге и черном соусе; достаточно, чтобы дрогнули губы в улыбке и насквозь прошла нервная дрожь.
Тихий стук в дверь: поднять голову. Он открывает глаза и смотрит на гладкую поверхность потолка, все такую же безупречную, старается там что-то разглядеть, но глаза едва улавливают расплывающуюся картинку. Потом - на дверь. Так легко вынырнуть из окутывающего разум тумана чувств и желаний, когда в сознание врывается яркой вспышкой звук открывающейся двери. Тварь облизнулась и приоткрыла левый глаз, глядя на мир совершенно иначе: хищно, опасно. Твари  казалось, что этот человек - этот оборотень из нелегалов, может быть полезен и...опасен. Мало ли, какие дела придумает его круглая голова. Мало ли, что он может узнать.
- А, Кристиан, - будто принюхался, узнал сквозь не успевшую до конца открыться дверь, - проходи, проходи, твои документы уже здесь.
Он следил за ним. Не так, как в бинокль, с расстояния в лигу, наблюдают за силуэтом в обрамлении лучей плафона, не так, как с научным фанатизмом выслеживают самку дикобраза, не исподтишка, затаившись невидимо. Не скрывая, не отводя глаз. Сама собой, эта импульсивная манера, зависимая от флигеля настроения, каждой секунды, которая могла изменить направление на противоположное...заставляла обращать внимание. Безыскусственная, натуральная, она привлекала чем-то вроде силка. Хотя, что верно, пернатые - чаще всего, абсолютно глупы. Взять хотя бы падших ангелов - совершенно глупые существа, на которых так резко развивается аллергия, что не уследишь и не предупредишь.

0

90

Из-за открывшейся двери потянуло запахом сигарет. Похоже только смерть победит тягу человечества к этим белым свёрткам набитым разной химией - от никотина до ртути. Тот кто придумал сигареты - гений, ведь не каждый сможет придумать оружие массового поражение, которое будет медленно убивать, и к тому же жертва сама тебе будет платить за это.
-Рыжий слишком много курит... С такими тэмпами ему никакие анатомические особенности не помогут-оборотень полностью отворил дверь и вошёл.
Кабинет Кэйнера походил на те декорации из фильмов про копов, только здесь был диван. А так несколько сейфов для храниния особого важного имущества, например глиняную рыбку слепленную любимой дочерью в детском саду или сложенные аккуратной стопочкой деньги, полученные кам бы то ни было путём. У окна стол заваленный не документами, а также украшенный лампой, компьютером и главный атрибут курильщика - пепельницой, забитой бычками. А в столе наверняка хранился какой нибудь магнум или может даже обрез, который вышибет из тебя не только дурь, но и тридцать процентов живого мяса, если конечно хозяин оружия успеет его достать.
Габриэль наблюдал за вошедшим оборотнем, и чёрт его знает, какие мысли вертелись в его голове, а ведь это было бы весьма удобно - читать мысли. Кристиан подошёл ко столу и сел на стул, который стоял перед ним.
-Отлично-произнёс МакКин с некой долей равнодушия к новости, которая не была для него удивительной. Тем более это было бы глупо, если бы он сейчас пришёл, а ничего готово не было бы.
-И чем я буду заниматься?- это было намного интересней. Будет он заниматься расследованием уголовных дел или его вдруг решат оправить в дорожную полицию, а может сразу в SАТ,  выбивать дурь из террористов и особы прытких преступников. Крис примерного знал, какие есть подразделения в полиции, но в детали никогда не вдавался. Ему хватало службы в армии, где приходилось сражаться не с армиями враждебных государств, а часто с всего лишь одной персоной способной пальцем переломать тебе все кости.
Для обычных людей это благодать, когда среди них есть добропорядочные, скажем, "иные", который в трудную минуту смогут выручить. В полиции, больницах и других организация, такие личности на вес золота, ибо могут намного больше чем простые смертные.
Погода за окном обнадёживала хорошим настроением на весь день, и даже жалюзи не могли скрыть это помещение от лучей солнца, пробивающихся сквозь тонкие пластины. Правда после зимы в такую погоду часто бывает душно на улицах мегаполисов, ибо пыль и выхлопные газы витают в воздухе. Так что не был бы лишним дождь, очищающий дождь...

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральное полицейское управление


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC