Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральное полицейское управление


Центральное полицейское управление

Сообщений 181 страница 210 из 290

1

http://s61.radikal.ru/i171/1405/16/0a3f18b842c4.png

...|...

Холл на первом этаже - самое светлое и просторное помещение со стеклянными дверями, несколькими столами сотрудников и коридорами, уходящими к лестницам на другие этажи - в смысле, к лестнице. В противоположной стороне находится лифт.
Приемная (она же "комната собеседований", "помещение первичного допроса" и тэ.дэ) - комнатушка крохотная, с единственным столом и двумя стульями - одно для сотрудника, а другое для человека, пришедшего с прошением или подозреваемого, приведенного силой.
Столовая представляет собой большой зал в светлых тонах, с столами, расставленными в шахматном порядке. Не сказать, что кормят здесь хорошо - многие предпочитают приносить еду с собой.
Кабинеты сотрудников выглядят в большинстве своем однотипно - стол, не самое дорогое кресло за ним (в простонародье, конечно, названные просто стульями-на-колесиках), компьютеры на столах, документация в определенном количестве (иногда даже целыми коробками), на окнах - жалюзи. Потолок со встроенным освещением, на полу ковролин серого цвета. Многие из сотрудников, конечно, обустраивают свои кабинеты так, как самим хочется и, по правде говоря, особо до этого нет никому дела.
Камеры, занимающие второй и третий этажи представляют собой "роскошные апартаменты" - небольшие, с подвесными железными койками на стенах, решетками на небольших окнах (что, разумеется, прямо под потолком), на потолке - детекторы пожарной безопасности. Дверь в камеру представляет собой - дверь. Железная, хорошая дверь с открывающимся снаружи решетчатым окошком. Закрывается дверь так же снаружи и стандартно, на ключ. Еда традиционно подается на подносах в тарелках под дверь.
Арсенал- за бронированной дверью на цокольном этаже находится прохладное помещение с серыми стенами и металлическими стеллажами вдоль них: на полках стеллажей лежат самые различные экземпляры вооружения и обмундирования.

Кабинет шефа полиции. Обычный обширный кабинет со стенами бежевого цвета в красную полоску, около одной из них (слева от входа в кабинет) стоит кожаный диван с тремя подушками. В правом углу стоит несколько массивных шкафов вишневого дерева, с железными полками. Около окна стоит деревянный же стол, на нем - кружка с остывшим и, похоже даже заплесневевшим, кофе, ноутбук (второй, запасной, спрятан в один из ящиков стола) и прилагающиеся к нему аксессуары, лампа настольная, пепельница, забитая бычками с горкой, стопками разложены бумаги и документации. В ящиках стола лежат милейшие мятные конфеты и досье на нескольких особо опасных преступников/преступниц, оружие табельное. На подоконнике еще одна пепельница, умирающий кактус, аквариум с одинокой и очень печальной рыбкой, маленький, компактный сейф. Помимо него, сейф стоит у одной из стен, высотой почти в метр. На одной из стен висит металлическая бита, сильно поцарапанная, но, судя по всему, дорогая владельцу кабинета; рядом с ней - в простой рамке фотография какого-то человека, зимой. Освещение - обычая потолочная лампа.
Детективный отдел. Кабинет Рейчел Бернелли. Светлый кабинет, при входе в который, сразу создаётся ощущение некого уюта. Преобладает тут красный цвет, но обстановка тем не менее довольно спокойная. Видимо, это некий психологический трюк. Или, просто у хозяина такой вкус. Дурной или хороший - решать "посетителям". При входе вам сразу бросится в глаза стол. Большой и просторный, с ноутбуком, стационарным телефоном и прочей дребеденью. Какая-то старая фотография с каким-то ребёнком - по тонам видно, что волосы примерно коричневого цвета, а глаза что-то около...наверное, зелёного. Или синего.
Слева от стола (если сесть за него) большое окно. Потом вы обратите внимание на обои - тоже, довольно не плохо вписываются в комнату. И огромный шкаф, за спинкой кресла. Это кабинет детектива Рейчел Бернелли.

Форма сотрудников полицейского управления- черный низ, светло-голубой или белый верх, но, в отличие от формы других городов, имеет характерные черты: помимо нашивок полиции, он имеют по ряду артефактов различного назначения: защитные, погашающие или отражающие воздействие на сотрудника, как магией, так и, в нередких случаях, физикой. Стажерам, конечно, не выдается огнестрельное оружие.
Само здание полиции - так же оснащено магической защитой и, так скажем, "не взрывабельно" - все дело в особенной отделке внутренних и внешних стен, по типу создания артефактов. В основном из-за того, что в камерах содержатся преступники далеко не с самыми обычными способностями.

(c) Gabe

Широкая, однако же не центральная улица, выводит на современно здание, в котором центральное управление полиции города узнается далеко не сразу - скорее, вы примите творение дизайнеров за комплекс офисов или, может быть, дом мод. Однако на площади перед ним выстроились на парковке полицейские автомобили, ходят люди - кто в форме, с табельным оружием, кто с папками, а кто в наручниках - в бронированные грузовики или наоборот, из них. По краям от парковки находятся аккуратные клумбы и несколько деревьев, посаженных на фрагментах земли среди бетона в хаотичном порядке. На входе - пуленепробиваемые стекла и охрана в числе четверых вооруженных людей при форме и полной защитной экипировки.
Камеры располагаются на втором и третьем этажах. На четвертом этаже расположилось помещение арсенала и кабинет шефа полиции. На первом этаже расположены помещения работников полицейского участка, непосредственно "приемный кабинет", помещение изъятого имущества у задержанных, столовая и дверь, ведущая в подвальные помещения. На крыше расположена площадка для вертолета - вообще, их у управления две штуки имеется. На четвертом этаже, рядом с кабинетом шефа полиции находится архив и база данных, и, конечно же, канонично небольшое отделение для "связистов".
Здесь всегда оживленно, следует сказать - здание кипит активной жизнью.

Экстренная полиция.

...|...

Броня - Хамелеон. Циклоп.
Вооружение -
Beretta ARX-160 в комплекте с подствольным гранатометом Beretta GLX-160
Калибр: 5.56x45mm NATO
Тип автоматики: газоотводный, запирание поворотом затвора
Длина: 820-900 мм (ствол 406мм, приклад разложен), 700 мм (ствол 406мм, приклад сложен)
Длина ствола: 305, 406 или 508 мм
Вес: около 3 кг (со стволом 406 мм)
Магазин: 30 патронов
SIG SG 552 SWAT
Калибр: 5.56x45мм
Длина (приклад разложен / сложен): 730 / 504 мм
Длина ствола: 226 мм
Вес без патронов:  3.0 кг без магазина
Емкость магазинов: 30 патронов
Темп стрельбы: 780 выстрелов/мин
Tavor MTAR 21 (Micro)
Калибр: 5,56x45 NATO
Длина: 590 мм
Длина ствола: 330 мм
Вес без патронов:  2,95 кг без магазина
Емкость магазинов: 30 патронов
Темп стрельбы: 750 - 900 выстрелов в минуту
DSR-precision DSR-1
Калибр: 7.62mm NATO (.308Win), .300 Win Mag, .338 Lapua Mag
Механизм: продольно скользящий, поворотный затвор, ручное перезаряжение
Ствол: 660 мм
Вес: 5.9 кг без прицела и патронов
Длина: 990 мм
Магазин: 5 (.308) или 4 (.300WM, .338) патрона отъемный коробчатый
Steyr M-A1
Калибр: .40 S&W, 9x19mm Para, .357 Sig
Вес без патронов: 780 г
Длина: 180 мм
Длина ствола: 101 мм
Емкость магазина: 12 (.40 & .357), 15 (9mm) патронов
Гранаты: дымовые; осветительные; сигнальные; светошумовые; газовые.
Ножи: Boker Orca, Cammilus.
Артефакты: Защита от воздействия на разум/захват тела.

+1

181

- Я привыкаю, - почти огрызнулась индиго в ответ на претензии аниото. Конечно, чего только не бывает! Только вот в голове не укладывалось, что даже сумасшедшие фантазии могут быть реальными. Как подумаешь о нескольких вещах, так страшно становится. Резиновый мир. Как бы он не лопнул от всего, чего напридумывали люди и воплотили сиё в реальность. Всё возможно? Так вот, просим любить и жаловать! Только, главное, не повредиться умом.
Когда-то Морриган обещала себе, что всё будет в порядке, если ей придется столкнуться со Сказкой, чем-то непознанным, необъяснимым. Самой себе обещания надо сдерживать. Вначале всегда страшно и трудно. – И что страшного?  Потому что сложно устроен мир? Потому что в него запихали всё, что только захотели? Потому что мне просто лень существовать в этом нынешнем качестве здесь? На Земле? Или всё фантомно? Страхи… Трудности… Простота. Тогда что существенно? – Проплывали мысли, от которых становилось тошно. Всё ясно. Яснее не бывает. От осознания картины в целом голова кругом идет. – Вовремя нажать на тормоза… - хмыкнула, понимая, что в данный момент изменить ничего уже не может. Разве что потом когда-нибудь… разрушение мира там… В общем, мечтам об Апокалипсисе от собственных рук придется подождать до неизвестного срока.
- Ну что, успокоилась что ли? Не покусаешь?
- А тебе хочется? Надо покусать, да? – ухмыльнулась. -  Не упрашивай, не буду, - тут же бросила она, выпрямляясь и потягиваясь – чисто по привычке. Почему-то клонило немного в сон, но очень хотелось сегодня ещё погулять, а конкретнее – узнать, что ж там за проблемы по телефону были у Шиндзи. Интересно как-никак. Или подождет..? Мир не прост, в конце концов. Своим желанием можно такого наворотить… Мм..
- Ладно, спасибо за информацию, - со вздохом сказала Мора, предпочитая пока думать о чем-то более легком, чем об истинном лице отца. – Теперь хоть знаю, что мой папа весьма крут и к тому же неучтив. Но я тоже умею делать сюрпризы… - с таинственной улыбкой, смотря куда-то сквозь Локи и собирая ранее изъятые из сумочки вещи обратно.
Посмотрела уже вменяемо и вполне спокойным взглядом на парня, улыбнувшись краешками губы. - Извини за беспокойство, если я тебе помешала. Значит, полиция… к тому же… Detective, - почему-то по-английски ляпнула Мори. – Не жалую полицию… - пробормотала она, вспомнив отношение отца к органам правопорядка. Да не связано это с криминальными связями! Просто как-то сложилось так. Возможно, «особый» менталитет, в конце концов. – А я в модельном агентстве работаю...  - протянула она, задумчиво. - Совершенно разные области, н-да. Так, ладно, я пошла, - усмехнулась, не зная, что ещё сказать и преспокойно вышла из кабинета.
Миновала дежурного, на ходу вытаскивая из сумки сигарету и зажигалку. Вышла из здания полиции, не поняв, почему на неё так посмотрел один из внешней охраны. – А! Фокус это… - отмахнулась она, хватая зажигалку в ладонь, которая просто парила невысоко над той до этого. Отошла немного и закурила, выпуская облачко сигаретного дыма. – Это же звездец! – воскликнула в пустоту, всё ещё не полностью веря тому, что услышала.
А главное, отец знал ведь, что я когда-нибудь столкнусь с истинным положением вещей. И-ди-от. – Девушка вздохнула тяжко, посмотрела по сторонам и пошла медленно куда-то, не зная пока куда именно. Хотя, можно было б…

===> … определяется…

+1

182

- Я привыкаю. – Локи уже настолько привык к манере общения его Слуги, что и внимания на это не обращал… Ну, почти. Скорее просто отмечал в памяти напротив пункта «Отшлепать», и то скорее хохмы ради, чем пользы и воспитательного процесса для. Ну что тут можно поделать, если у нее такой характер сформировался? Да и помнил он прекрасно, что эта девушка может быть до невозможности милой и желанной, и за одно это знание прощал ей многое. Очень уж обворожительное зрелище она в такие моменты представляла из себя.
- Ну и хорошо, что привыкаешь. Только побыстрее давай, а то такими темпами у тебя удивление в ноль сотрется. – Широко, с завыванием зевнув и даже не потрудившись прикрыть рот ладонью, аниото вперил тяжелый взгляд в папки на столе, будто желая их взглядом в прах обратить. И это у него получилось бы, если бы он подобное умел. «Так, сроки мне дали божеские, полгода на раскрытие дела… С другой стороны – это мало для такого тухлого дела. Но жаловаться грех, тем более при наличии зацепки». Погладив нос, он едва заметно кивнул своим мыслям. «Значит, нужно составить хотя бы примерный план действий… Нужен компьютер, но…» Он с кислой миной на лице обвел по-спартански обставленный кабинет, где не было даже намека на подобную технику. Даже самого завалящего ноутбука не обнаружилось. «Ну и как в таких условиях прикажете работать?..» Мысленный вопрос канул в пустоту, никому конкретно не адресованный. Он понимал, конечно, что рядовому сыщику подобной техники не положено, но все-таки – ему же нужно как-то работать, а компьютер порой бывает очень хорошим подспорьем! Тем более что немалый процент информации гораздо проще раздобыть посредством Мировой Сети, нежели по старинке опрашивая людей. «Окей, значит буду работать дома при таком раскладе. Невелика беда…»
- Ладно, не будешь так не будешь… - Согласно кивнул аниото и скривился. – Я сыщик. Сы-щик. Не детектив, мое дело – искать и разгадывать, а не ловить и арестовывать. Сведения, людей или вещи – не важно, главное – искать. – Проводив индиго взглядом и невольно опустив взгляд на область пониже спины девушки, соблазнительно покачивающуюся из стороны в сторону во время ходьбы, Барс хмыкнул. «Вроде и не специально так делает, а в такие моменты все равно невольно задумываешься – пытается соблазнить или издевается? Зная ее – скорее второе, если осознанные действия, конечно. Модельная походка».
- Так, ладно. Здесь я свое дело закончил, можно идти домой, там продолжу… Потом. Сначала надо будет выпить и еще обмозговать. – Бормоча себе под нос, сыщик взял со стола все пять папок и тоже вышел из кабинета, сразу направляясь в сторону кабинета начальника сыскного отдела. Постучав для приличия и войдя внутрь, «взял под козырек» и только после этого задал вопрос сидящему у себя за столом мужчине. – Это ведь копии? – Продемонстрировал папки и, дождавшись подтверждающего кивка, удовлетворенно хмыкнул. – В таком случае я возьму их с собой домой.
- Домой? Рабочий день в самом разгаре, ты куда это намылился? – В голосе начальства слышалось неприкрытое удивление.
- Как куда? Работать. У меня даже компьютера нет, как вы хотите чтобы я работал? – Локи иронично заломил бровь, в упор глядя на сидящего.
- Как все работают – головой… - Удивление переросло в недоумение. Видимо, этот человек действительно не представлял себе, что нужно новичку, только вступившему в их стройные мусорные ряды.
- Ага. А нужные сведения я из воздуха брать должен? – Тут уже было неприкрытое ехидство. – Раз уж вы хотите, чтобы я работал – я буду работать, но мне условия для этого нужны, я не волшебник и даже не учусь.
- Ладно… Но чтобы каждый день отмечался на проходной, что не пропал и продолжаешь тут работать.
- Так точно! – Лихо козырнув, развернулся на пятках и покинул кабинет, после чего вышел на улицу, проследовав по коридору.
- О, недалеко ты ушла. – Он хмыкнул, обнаружив медленно идущую недалеко от участка индиго, с сигаретой в руке и задумчивым видом. – Девушкам вредно курить, детей не будет. – Он легко догнал ее и практически неощутимо шлепнул пониже спины. Впрочем – сигарету отбирать не стал, зная бесполезность этой затеи. – Пошли лучше домой?
В принципе – вопрос был риторическим. Одному в квартире находиться не хотелось, а значит Морриган была «обречена» дарить ему уют и тепло приятной компании. Подцепив ту под руку, оборотень неторопливо последовал в сторону остановки транспорта.

-----> Квартира №40 (Loki Jensen)

+1

183

Дверь, слегка скрипнув захлопнулась. Впрочем, Рейчел на это никак не отреагировала, а так же стояла, скрестив руки на груди и хитроумно улыбаясь. Что там было у её тараканов предсказать сложно, но представление им однозначно понравилось. Но, конечно же, хочется более острого....продолжения.
На самом деле, ведьма не просто так притащила его сюда. Ей хотя и было скучно, но есть и другие занятия - например, сходить выпить, или перевести очередную бабушку через дорогу. Да, это тоже весело! Особенно, когда божий одуванчик превращается посреди дороги в два метра ростом демона. Или ты вспоминаешь, что лицо этой бабушки очень похоже на составленный потерпевшим фоторобот. Может, и взрыв в Жилом Районе - дело рук бабушек?
Она вдохнула его аромат, запомнила его лицо и его энергетику. Она не такая, как у обычных людей - он хоть и нейтрален, но что-то в нём не то...ощущение...морских глубин, которое ты не испытываешь, при общении с простыми смертными. Он как будто особенный. Один на миллиард. Красное яблочко среди зелёных. Ангел среди демонов.
Плюхнувшись в своё чёрное кожаное кресло, девушка громко рассмеялась. После чего закинула ноги на стол, по максимуму расслабившись. Хотела поймать минуты тишины и покоя, почуять остатки его аромата в воздухе.
- О, Берни! С утра тебя ищу. - дверь открылась, впустив в себя гул зала...ну и естественно, тело незваного гостя. Такуро. Такура Кегаши - молодой японец, совсем недавно закончивший университет. Полные карманы амбиций, полна голова мыслей...и идей, как нарушить твой покой. Он всегда приходит так же неожиданно, как смерть. А кстати, похож...такой же бледный.
- Здравствуй, Такуро. - произнесла Рейчел на выдохе, осмотрев парня. - Что за бумажки ты мне притащил? Я не офисная крыса, чтобы опять подшивать их и таскать в архив. - указав тонким пальчиком на стопку бумаг формата А4 в руках молодого человека, ведьма сделала недовольную гримасу.
- Ах, это...я за этим и пришёл. Роберт сказал отдать это тебе как можно скорее. - он подошёл и "громко" положил их на стол. Девушка схватила их, начав бегло скакать по строчкам взглядом. После чего, не вставая с кресла достала довольно увесистую папку из шкафа за её спиной.
- Это свидетельские показания по делу о взрыве? Твою мать, почему он не дал их раньше? Религия не позволяла? - сравнив два документа, раздражённо прошептала Бернелли, не отрываясь от бумажек.
- Хмм...кто брал показания? Как-то всё размыто. Воды многовато. Не могу ничего понять... - прикусив губу, прошипела Рейчел.
- Рейчи! - в кабинет вломился запыхавшийся как после секса Роберт. От неожиданности Рейчел резко подняла голову и испуганно посмотрела на него. Тот был весь " на ушах", взбудораженный и возбуждённый. Как после секса, опять таки.
- Сро...Сроч...Срочно одевайся! До больницы тебя довезут... - ведьма приоткрыла рот от удивления. Больница?...
- Что случилось?! Кого ранили?! - сорвавшись чуть ли не на писк, Бернелли уже собиралась рваться туда.
- Нет...нет...с нашими всё впорядке... - оцепенев на секунду, Рейчел расслабилась, подняв бровь.
- Что, опять бунт? Неет, дипломат из меня плохой. Помнишь, меня посылали на переговоры с протестующими геями? Мне этого хватило. - уткнувшись в бумаги, проворчала она. В прочем, тогда, в случае с геями было довольно весело. Прикольные ребята.
- Да нет же, послушай меня! Туда как-то прокрался...тигр...много жертв...много... - почти прокричал Роб, снимая с вешалки пальто Рей.
Три секунды молчания. Может, три с хвостиком. Тигр? Что значит..тигр в больнице? Как так? Как много жертв? Твою мать, куда катится мир... - вскочив и накинув на себя пальто, Рейчел схватила листы с показаниями, пистолет и остальные вещи.
- Спасибо, Такуми. - пробормотав быстро, почти непонятно, она выбежала из здания и села в ожидающую её машину. Автомобиль резко рванул вперёд, оставляя на асфальте черные следы от резины...
Пока они ехали (а делали они это довольно быстро, воем сирен рассеивая банальные правила дорожного движения), ведьма прошлась по некоторым ключевым моментам текста. Лысый и высокий, говорят...в Токио модны густые шевелюры. Это довольно облегчает мои поиски.
По окнам стучал дождь, дворники противно скрипели. Опять кровь. Опять работа...

-----> Центральная больница

Отредактировано Rachel Bernally (2011-11-07 17:30:19)

+1

184

Кафе "Саюри"---- »
Декабрь. 2011 год.
ночь: снова поднимается ветер и разгоняет тучи. Небо разъясняется и теперь на нем отчетливо видна полная луна.
Температура воздуха: - 1

Бег детектива скатился в тяжелый ропот ног, в ответ на давно разъевшие слух клацанья туфлей. Ноздри жадно набирали густой пронизанный мраком воздух в удачных попытках восстановить дыхание. Разгоряченное тело, как и выступившие на висках тонкие вены мужчины, медленно остывало, принимая замороженную реальность такой, какая она есть в действительности. Пересохшие губы трескались от когтистых снежинок, цеплявщихся за синеющую плоть. Острым спайком кончики волос всё сильнее затачивались от леденящего мрака ночи. Ещё чуть-чуть, и голова нашего злодея бы приняла форму горба дикообраза. Рука скользнула по лицу, на что кожа отреагировала покалываниями в области щёк и переносицы. Серые глаза отражали светофоры, фонарные столбы. Скотт, выпрямив спину, остановился на перекрестке дорог. Машин было не много, шансов попасть под колёса - ещё меньше. Финальный вздох, крыльями икара разорвавший незримые цепи усталости. Уверенный взгляд ведёт детектива ко входу, что караулили несколько охранников в форме. Приветствие, скованный кивок головой, шаги, что раскрыли перед ним двери домой, в родной полицейский участок. Синие линии контуров, плотно прикованные к бездушно белым предметам интерьера, присутствия, брошенные неряшливым следом ботинок последних гостей, - роднь и знакомость деталей создавала идеальный комфорт, кустарность её была скорее плюсом, чем минусом. Вид лохматого под ночь дежурного добавил капель умиротворения. Всё находилось на своих местах, всё было так, как быть должно. Некогда ответственный за полицию целиком и полностью, Скотт испытывал удовлетворение за должную сохранность как царящей внутри атмосферы работы, максимального настроя на обязанности, так и всех сопутствующих им пунктов. Быстрый шаг несёт детектива сквозь рабочие перегородки по тонкому как лезвие бритвы коридору, где в ожидании томился тот самый кабинет на первом этаже, ныне являющийся его личным пространством. Деревянная дверь со вставкой, дергаемая за ремешок сетка и надпись, сложенные в незатейливые, но очень важные слова: Детектив С. Мэйсон. Поворот звенящих ключей, поворот ручки, оборот двери. Он наконец пришел домой. Стол из красного дерева с выдвижными ящиками, железные шкафчики возле стен, битком забитые папками, ноутбук и бумаги, завалившие шестьдесят процентов всего помещения. Подсохшая куртка была оставлена на спинке кресла, где далее расположился он сам, закатывая свитер по локоть. Шмыгая после улицы носом, мужчина тут же принимается разбирать лежащие на столе бумаги. Одна была краше другой. Какие-то феерические по своей бессмыслице отчёты, какие-то жалобы, обращения, а то и вовсе заявления физического лица в качестве индивидуального предпринимателя. Какого чёрта эти бумаги делали здесь, у него на столе? Что они вообще забыли здесь? При чем тут он, при чем тут вообще полиция? Кончиком языка коснувшись большого пальца, он быстро отлистал ненужный хлам и небрежно отправил его в урну, где тому было самое место. Если это чья-то ошибка, то это не проблема Скотта. Если это чьи-то шутки и желание загрузить детектива ненужной кипой бумаг, то у него так же ничего не вышло. Мэйсон был способен работать как бездушная машина, не жалеющая ни сил, ни чернил, но переброшенную на плечи работу совсем иных лиц он выполнять не вздумает ни под каким предлогом. Схватив с забитой до отвалу подставки шариковую ручку, берётся за рассмотрение последних новостей, поданых дел. Взгляд зацепился за вырванную из газеты страницу, что лежала неподалеку.
"Очередное убийство на детской площадке. Совсем недавно, на одной из детских площадок города, были найдены два трупа: молодой женщины и мальчика 9 лет. Тело мальчика обезглавлено, кроме того, оба тела сильно истерзаны. Анализы показали, что женщина умерла отранения острым предметом в районе живота, остальные увечья, такие как проткнутая насквозь грудная клетка и ожоги в области живота, были нанесены уже после ее смерти. Голова мальчика была найдена неподалеку детской площадки, глаза были выковыряны (предположительно - выдавлены пальцами), так же тело было узовечено, оторвана рука и оставлены сильные ожоги по всей области грудной клетки. Вся детская площадка заляпана кровью жертв, включая даже ветки дерева. Следы крови привели к улице неподалеку, где была найдена ножна от катаны (которойй, предположительно, убийца нанес смертельные раны) и след от детской туфельки. Так же, на площадке найдена небольшая горстка пепла, предположительно - кто-то сжигал бумагу, но зачем - неизвестно. Оперативники расспрашивают людей из ближайших домов, но все утверждают, что никаких подозрительных звуков ночью не слышали, а видеть не было возможности, поскольку все спали. Просьба не отпускать своих детей вечером на прогулку, так же возвращаться домой как можно раньше. Когда же люди смогут споко..", - прервав чтение, сжал лист в руке. Сдвинув брови, детектив плавно потянулся к телефону. В нем пробудился интерес, при том не малый. Минутой ранее он успел нажать кнопку включения на ноутбуке, тот уже был в полной готовности. Быстро залогинившись, он просматривает забитые в базу номера телефонов, тут же набивая цифры на своем мобильном. Номер принадлежал сыщику полиции - Локи Дженсену, чья помощь сейчас была бы очень кстати. Прижатый к уху аппарат издал характерные звуки, радужки глаз яростно принялись изучать остальные документы.

+1

185

Декабрь. 2011 год.
• утро: с каждым днем становится все холоднее. На улице морозно, но вполне терпимо. Небо усыпано стайками облаков. На земле и деревьях всё ещё иней.
Температура воздуха: 0

Скотт и не заметил, как на глазах ночь сменилась не менее мрачным утром. Если бы не издавшие вдруг громкий писк часы, он бы так и продолжал перебирать бумаги из стопки в стопку, проводя трёхкратный анализ каждой строки. Примерзший к уху телефон продолжал издавать прерывистые гудки. Через какое-то время, послышался искусственный по звучанию женский голос, проговоривший что-то на японском. Абонент выключен или находится вне зоны действия сети. Чуть взолновавшись не за Локи, но за данное дело, мужчина прикусил нижнюю губу. Сбросив вызов, он откладывает мобильный в сторону, на край стола. Мэйсон откинулся на спинку кресла, руки его плавно переплелись, складываясь в области груди. Задумчивый взгляд был уставлен на вдруг расплывшуюся от мыслей кипу бумаг.
Отключать свой телефон - против правил. Что возомнил о себе этот ищейка? Всё же, некоторыми моментами, новая полиция меня разочаровывает. Нет контроля. Нет контроля над коллективом. Если бы Габриэль дёргал служащих как кукловод за нитки, то телефон мужчины оказался бы доступен, а газета.. Момент.
Резко подавшись вперёд, ладонь детектива небрежно растусовывает в разные стороны документы, чтобы вновь добраться до газеты.
Столь безжалостно убить и мать, и ребенка? Стоит только вглядеться в детали.. Этот человек - непрофессионал. Оставлять столько улик, таких как оружие, коим было совершено столь грязное убийство, пепел, выдавить глаза пальцами, и, наконец, оставить ожоги на телах? Он безумен. Настоящий профессионал, мастер своего дела, маньяк, который поистине одержим собственными идеями о получении удовольствия сквозь мучения других людей, не станет оставлять таких зацепок. Может, он хотел, чтобы мы нашли его? У монеты всегда есть две стороны. Вполне возможно, что это была месть, не так ли? Месть, воплощенная в реальность в состоянии аффекта. Я ни за что не поверю в то, что этот человек, как описано в газете, новенький маньяк, или, того веселее, старейшина. Если это действительно так, то этот маньяк - настоящее посмешище.
Скомкав газету, как он уже это делал ранее, окончательно отправляет в урну. Оставив куртку висеть на стуле, но забрав с собой ключи, он быстро убирает бумаги в выдвижной шкафчик. Скотт не стал их прятать, поскольку им еще суждено было встретиться. Быстрым шагом он покидает свой кабинет, вслепую совершая ключом пару оборотов по часовой стрелке. Участок уже был полон сотрудников, кои были немного удивлены тем фактом, что детектив уже был на своем рабочем месте. За быстро удаляющейся спиной Мэйсона пролетали комментарии по этому поводу, не сильно его интересовавшие.
- Он что, здесь с ночи сидит?
- Он вообще спит?
- Детектив.. когда-нибудь переключается на менее важные, чем работа, вещи?

На все их вопросы он мог бы ответить сухим "Нет", да вот терять свое драгоценное время на разных шептунов-говорунов не было ни желания, ни возможности. Его мысли были заняты делом, и дело это - превыше всего остального. Успев по пути очередной раз порадоваться глазами интерьеру, Скотт подобрался к лифту, где вместе с ним ехало еще несколько человек. Высоко задранный нос детектива, соответственно его осанке, вызвал пару-тройку тихих смешков. Тот, что был посмуглее, и мало был похож на азиата, с улыбкой оставил свой комментарий касательно внешнего вида Мэйсона.
- Неважно выглядите, сэр. Вы не выспались? Может, кофе взбодрит вас? Или это отвлечет вас от работы?
Мужчина предпочел не обращать на это внимания. Донеслось еще несколько недолгих смешков.
Цирк, - подумал он. Совершив две остановки, он добрался до четвертого этажа. Здесь было довольно много людей, действительно знающих свое дело, в отличии от шутов с первого этажа, среди коих ему приходилось ошиваться. Сухие взгляды исподлобья, отвлеченные собственными мыслями головы, единый анализ. Это место могло надавить на неподготовленного человека своей сконцентрированностью и серьезностью, но это было только на руку. Встречавшиеся на пути люди узнавали его, некоторые из них беззвучно кивали, на что отвечали такой же немой ответ. Скотт проходит мимо пустующего кабинета шефа полиции, каждый раз вызывающего у него неоднозначные эмоции о старом времени, и подбирается к архиву, базе данных. Здесь он планировал откопать протокол об убийстве, совершенном на детской площадке. Для начала он воспользуется электронной версией архива, что недоступна с его ноутбука. Позднее - переключится на бумаги.
Логин: magnumselleck
Пароль: **********
...
Пожалуйста, повторите пороль: **********
...
Введите номер вашего удостоверения, ваш скрытый ID и повторите пароль.
ID: **************
Номер удостоверения: *************
Пароль: **********
...
Идёт идентификация. Пожалуйста, подождите.
...
!
Загрузка завершена.
Перед глазами возник фон с эмблемой, а затем и прозрачные окна с папками под отдельные даты. Что-то быстро набив на клавиатуре, он находит нужный файл. Недалекие числа ноября, данные по убитым, данные по собранным уликам, фотографии с места происшествия. Открывались неприятные глазу картины растерзанных тел. Лежащая в стороне голова мальца, труп женщины с выбитыми наружу кишками, кровь, что была фонтаном разбросана по площадке. Внизу на странице он мог увидеть их фотографии при жизни, снимки паспорта, свидетельства о рождении ребенка, какие-то дополнительные документы.
И так, что же мы имеем? Некая Ясу Саеко. Была разведена уже как год до происшествия, была в браке всего один раз. Брак принес ей сына - Сеичи Саеко. Всё это дает мне несколько зацепок, вот только я не знаю, настолько ли это типичный случай. Да и будь это правдой, убивать сына - смысла никакого, только если это была не случайность. В случайности я не верю, поэтому, хочу убедиться во всём самостоятельно, - потёр глаз, - похоже, мне действительно нужен кофе, в противном же случае я рискую уснуть на ходу.
...
Вы успешно покинули архив.
...
Скотт прошел по коридору к лифту. Спускаясь, он совершил одну остановку, где к нему зашел уже успевший отпустить комментарии смугляк. Он долго смотрел на детектива, и, через какое-то время, ослепительно улыбнувшись, спросил:
- Что, всё-таки решили заправится кофейком? Поряядок! Давайте ка я вас угощу, Мэйсон-сан!
- Кофе.. бесплатный.
- Оу! Ну.. ну тогда, может, выпьем его вместе?, - желание проявлять как можно более ярко выраженную вежливость Скотта победило. Не было смысла наживать на месте неприятелей, поскольку слухов за спиной у него ходит и так немерено.
- Хорошо, выпьем, - прошептал детектив.
И вот, их этаж. Пройдя в столовую, они успели зацепить несколько посторонних взглядов. Все были удивлены тем, что Мэйсон забрел в столовую. Такое увидишь не часто!, - каждый бурчал себе под нос.
- Эспрессо-доппио. Как можно крепче, - пробормотал он возле кассы. Кассир с недоумением посмотрел на него и показал пальцем на стоящую в стороне кофеварку. Как говорится: будь добр, друг, сделай его себе сам. Закончив с приготовлением, Скотт сел за стол рядом со смугляком. Улыбающаяся детина по-дружески похлопала чуть раздраженного и сонного детектива по плечу. Тот ему ничего не ответил, понимания, что сие не более, чем теплый жест, но прозрачным взглядом всё же окинул.
- Сами сказали, что кофе бесплатный, а всё-равно инстинктивно идёте к кассе? Похоже, вы действительно нуждаетесь в негре-реаниматоре, как я его называю! Неплохо, правда? Если бы не мой отец, служивший в полиции, то я бы, наверное, стал комиком. У меня было много кумиров среди комиков. Сами-то мы не местные. В пример можно взять того же Джорджа Калина, его тёзку - Джорджа Лопеса! Можно сказать, это была главная цель моей жизни! К сожалению, мой отец был против, а когда он умер, то мне пришлось кормить мать и сестру, поступив сюда, в полицию.
Вздыхает, подперев голову кулаком. Глядя куда-то в сторону и попивая свой эспрессо, Скотт тихо вздыхает, - Да-да, очень занимательная история. Кстати, я был на одном из выступлений Джорджа Калина в Манхэттэне. Соглашусь, довольно забавно.
- П-правда?! Вы видели живого Калина!? Офиге-еть!, - смугляк отпивает свой кофе, - почему-то вспомнился тот недавний случай, когда убили мать с сыном. Как можно быть таким зверем? Я не понимаю. Помню, как мы осматривали место преступления. Это было страшно. Мне еще долго снились кошмары. Спрашивали соседей, спрашивали родственника, проживающего рядом с тем местом, но всем было как-то все-равно, все были какие-то отреченные, никто ничего не видел, и вообще. Знаете, Мэйсон-сан, в какой-то мере я рад, что пошел работать полицейским. Я могу помочь в избавлении мира от таких подонков, как он!
- Погоди.. Что ты сказал?
- Что я могу помо..
- Нет-нет, до этого. Про родственника.
- А, ну.. Сами они живут далеко оттуда, хоть раньше там и жили. Насколько я знаю, там они то ли с дядей, то ли с мужем, то ли с братом встречались, я не знаю.
Быстро запрокинув в себя кофе, детектив вскочил и направился к своему кабинету. Коп не успел ничего ему сказать вслед, Скотт же кинул обрывистое "Спасибо".
Открыл дверь, схватил куртку, лежащий на столе телефон, пистолет. Закрыл за собой дверь, направился к месту происшествия. Похоже, что в голове у него созрела идея. Дело считалось активным и любая помощь в раскрытии преступления была бы очень кстати. По имеющимся полномочиям и предписанному от протокола позволению, Скотт двигается искать родственника погибших. Вполне возможно, что это - её муж. И если это так, то шанс раскрытия столь нелепой загадки окажется очень велик. Детектив покидает участок.
----> Улицы города » Детская площадка

+2

186

Детская площадка ----->>
• вечер: к вечеру небо затягивает тучами, холодает. Ветер временно утихает, становиться спокойно. Срывается снег.
Температура воздуха: + 1

Наконец, они приехали. Преступника за шкирку потащили внутрь, сам же Скотт пока не торопился. С мерзавцем они разберутся теперь сами, свою работу он выполнил. Положив руки на крышу автомобиля, чуть сутулясь, мужчина задумался. Дел всё меньше и меньше, потребность в деньгах же постоянно растёт. Получаемой раз в месяц зарплаты становится недостаточно для того, чтобы прожить эти несчастные тридцать дней в полном достатке. Дополнительный заработок? Подработка? Исключено. Но что если расширить подход к своей работе, расширить узкий канал в два раза, постараться вникнуть в суть даже самых мелких дел? Увеличатся ли объёмы кошелька Скотта? Деньги для него всегда играли второстепенную роль, но потребности есть потребности, особенно когда дело касается дополнительной помощи, требующей материальный взнос. Был смысл отвлечь себя от денежных размышлений и переключиться на что-то другое, менее колкое по своей сути. Подняв голову к потемневшему небу, Скотт понимает, что уже наступил вечер. Зимой всегда темнеет раньше, чем той же осенью, но время на телефоне вряд ли бы стало обманывать. Часики детектива всегда настроены максимально точно, это было одним из его главных правил. Обратив внимание на садящийся мобильник, Скотт всё-таки покидает внешний двор, на прощание похлопывая по дверце машины. Подобравшись к участку, Скотт был встречен бурными комментариями встречных инспекторов, полицейских, да и много кого ещё. Каждый счёл своим долгом подергать детектива за плечо, похвалить, выразить свое восхищение и восторг. Да вы молодец, Мэйсон-сан! Я в вас и не сомневался! - послышался знакомый голос, проскользнул знакомый оскал. Это был смугляк, уже ранее имевший возможность лично пообщаться с детективом за чашкой кофе.
- Помните, мы с вами не попили толком кофе? Вы так быстро убежали! Может, пропустим пару-тройку чашек за разговором? Или.. как насчёт пива? Такой успех должен быть отмечен за несколькими кружками "светлого"! Давайте же, соглашайтесь!
Неохотно поднимая глаза на слишком болтливого в последнее время смугляка, Скотт, все это время прятавший взгляд от набежавшего стада работников, отвечает в пол голоса.
- Я устал. Обсудим это потом, хорошо?
Не смотря на то, что задержание произошло достаточно успешно, его необдуманные действия с чаем хоть и не стали фатальными, но слабость некую всё же подарили. Здоровьем он чувствовал себя прекрасно, но тело требовало отдыха. Чёрт, как же я устал.
Легонько отодвинув смугляка в сторону, он проходит вглубь зала. Быстрый шаг проносит его через офисные перегородки первого этажа, а далее - к своему кабинету. Звон подлетевших ключей, скрежет замка, за ним - ручки, за ней - тихий хлопок деревянной двери. Заперев кабинет, детектив облегченно вздыхает. Окинув лишь слегка освещаемое пробивавшимися сквозь ребристые шторки помещение, первым делом находит зарядку от телефона. Подключил, положив аппарат на стол.
Похоже, что эту ночь я так же проведу здесь. Вряд ли я способен сегодня адекватно разбираться с бумаги, потому я просто останусь здесь ночевать. Никто не станет придираться к тому, что я остаюсь на ночь в своем личном пространстве. Сплетни работников - не в счёт. Они меня не волнуют.
Тяжко, как мешок картошки, он падает в кресло, свешивая закинутые на спинку руки. Ладонь задевает шкафчик, откуда вниз падает необычного вида армейская кепка. Лениво повернувшись, поднимает.
А я уже и забыл о ней, - сомкнув пальцы, повертел головной убор на кулаке, - давно не виделись.
Примерив, Мэйсон понимает, что та ему в самый раз. Натянув козырек на глаза, полностью отдается власти аморфности. Через несколько минут детективу удалось полностью погрузиться в мир снов.

+2

187

Пирс, набережная. --> Центральное полицейское управление.
• утро: с каждым днем становится все холоднее. На улице морозно, но вполне терпимо. Небо усыпано стайками облаков. На земле и деревьях всё ещё иней.
Температура воздуха: 0.

Всю ночь прогуляв на улицах, Рико случайно наткнулась на полицейский участок. Подумав, что хорошо было бы узнать в лицо работодателя, девушка решила "взглянуть" на самого успешного, по слухам этого города, детектива, помощником которого, кстати, она и устроилась работать. При помощи интернета Рико уже знала, что Мейсон, как ни странно, светлолицый. Скорее всего "Скотт Мейсон" - не более, чем псевдоним. По крайней мере, так говорит интуиция и намекает жизненный и писательский опыт Мисс Пейн. Так же, по донёсшимся отрывкам фраз, которые принято считать сплетнями, Рико выяснила, что Скотт широкоплеч, высок, красив на лицо, искусный бабник, даже извращенец, так же ему свойственна некая мрачность, молчаливость, раздражение и выполнение действий, на которых нет веской причины. Да, ночная прогулка по набережной в этом городе может принести большое количество информации. Честно говоря, Рико не привыкла верить словам незнакомцев, но оказавшись в незнакомом городе, и не зная в лицо того человека, на которого работаешь, ничего более не остаётся. К слову сказать, Рико слышала о том, что несколько месяцев назад Скотт был обросшим и неадекватным человеком, а сейчас стрижётся на лысо и ведёт непристойный образ жизни, а точнее - гопник, прикрывающийся своим званием детектива. Опять же, такую информацию она получила из слухов. Но это уже не интересовало Рико. Он просто работодатель, и если он хорошо платит, то не имеет значения, какой у него характер, какая внешность и чем он любит заниматься.
Войдя в здание, первым делом Рико подошла к охраннику.
- Извините, а где кабинет Мистера Мейсона?
- С какой целью? - Голос чернокожего лысого качка был низкий, басовитый. Рико обратила внимание, что на груди у него не было бейджика, где должно быть указано ФИО и должность.
Тут этого не делают? Странно...
- Он мой работодатель, и я думаю, что имею право знать, где находится его кабинет.

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-12 22:12:27)

0

188

Декабрь. 2011 год.
• утро: с каждым днем становится все холоднее. На улице морозно, но вполне терпимо. Небо усыпано стайками облаков. На земле и деревьях всё ещё иней.
Температура воздуха: 0

Яркий свет игривыми лучами просочился сквозь незадернутые до конца шторки кабинета. Угодив прямо на лицо детектива, они заставили его проснуться. Спасти его не сумел даже головной убор, чья миссия заключилась именно в этом - хранить сон Мэйсона, оберегая от посторонних раздражителей. Пальцы двигались медленно, словно их опутывала невидимая паутина, создававшая так же ощущение некоторой шелушавости в коже. Ладони сгибалась тяжко, очень заторможенно. То же касалось и мышц лица. Меня словно в дёготь окунули, - пронеслось в голове. Мысли только-только начинали оживать. Щурящиеся сквозь длинные черные ресницы глаза рассмотрели расплывчатые цифры будильника. Ровно 9:00. Рабочее время началось час назад, желающих потревожить покой детектива, как можно было уже догадаться, не наблюдалось. Широкая спина врезалась в спинку кресла, издавшего тихий скрип. Расправив плечи, мужчина потянулся назад, заставляя каждую фалангу пальцев издать характерный хруст. Боль в шее. Боль в шее пронеслась по телу летящим вслед хлопком ладони меж верхних позвонков. От таких ощущений Скотт невольно разжал губы, издавая тихий стон. Было даже не ясно, приятно ему, или наоборот - больно. Но если судить по сочетанию спокойного взора вперемешку с кривой ухмылкой, насмешкой в адрес самого себя, сломленного перед нелепой, масло масленное, неурядицей, то было ему очень даже непонятно, что есть эти ощущения в действительности. Наклоняя голову в бок, он с силой давит пальцами в шею. Раздался громкий хруст, похожий на те, кои он издал ранее, но куда более жесткий по звучанию. Он буквально бил по зубам, заставляя челюсть танцевать от таких звуковых волн если не две, то секунду точно. Резко подался в противоположную сторону. Звук повторился. - Чертовски приятно. - Вздыхая, снова развалившись в кресле, мужчина посмотрел в потолок.
Сегодня дел не намечается. Совершенно никаких. Будет чудом, если меня неожиданно выцепит кто-то. Скорее-всего, этот "кто-то" будет отправлен восвояси. - Лениво покинув кресло, детектив открывает окно, позволяя чистому воздуху проникнуть внутрь. Подул легкий ветерок, от чего белые шторки из полу-пластмассы мелодично застучали друг о друга. На окне лежала пачка сигарет. Внимательно рассмотрев пачку, мужчина разочаровался. Это были японские бездымные сигареты. Бросив это недоразумение в урну, он вдруг вспоминает, что в шкафчике лежала задрапанная до дыр пачка "Кэмэла", безотказно работающего на протяжении вот уже нескольких лет. Добравшись до любимых сигарет, ловким движением выстреливает сигаретой из общего склада. Словив "кислородную палочку" губами, прикладывает пистолет к ней, вот уже готовясь спустить курок.
Утро такое? Что со мной? Почему я так перевозбужден? Держи себя в руках, Мэйсон. Ты забываешься. - убрав орудие, берет из того же шкафчика позолоченную зажигалку, купленную где-то на днях в переходе метро. Зажёг, закурил, смачно выдыхая дым через форточку.
Я не питаю зависимости к табаку, но, тем не менее, порой я курю. Наверное потому, что симбионт не позволяет этой мерзости причинить мне вред. А если бы позволял? Наверное, всё дело в уверенности. Уверенность же эта состоит в моей уникальности. В прочем, постепенно такие мысли начинают покидать мою голову. За последнее время я поведал не мало необъяснимого дерьма со стороны окружающих. И почему я не могу к этому привыкнуть? Магия, непонятные силы, далеко уходящие за пределы человеческие. И это говорю я? Пф. Смешно. До боли в зубах, что сжимают эту гнилую сигарету, смешно, - темные брови нахмурились, веки - постепенно опустились. Выдохнув дым, мужчина стал копошиться в кармане. Просто так, от нервов.
Что меня дальше-то ждёт, черт возьми? "Черт возьми"? Это выражение становится в моих глазах всё более глупым. Необходимо отучить себя от данной привычки, особенно с учетом того, что данный черт сейчас сидит во мне, усмехаясь каждой моей мысли. Чего же ты молчишь, демон? Тебе нравится смотреть, как я истезаю себя? Ты получаешь с этого удовольствие, верно? Этот ублюдок заставляет меня чувствовать себя не в своей тарелке. Я не знаю, могу ли я себя считать человеком, - затянувшись и снова выдыхая. Глаза медленно распахнулись, - но с другой стороны.. с другой стороны я рад, что он у меня есть. Сколько раз он спасал мою задницу? Я сбился со счета, - окурок пулей вылетел через окно. Легким захотелось глотка свежего воздуха.
Всё, хватит с меня на сегодня.
Если бы вы решили, что кабинет Скотта действительно является чуть ли не второй его квартирой, то вы бы не ошиблись. По всем полочкам были хитро распиханы все необходимые вещи, да так, что это было неуловимо обычному человеческому глазу, неознакомленному подробно с содержимым. Покопавшись, Скотт находит в тумбочке успокоительные таблетки. Проглотив количество, раза в три превышающее норму, он запил это дело водой из пластикового чайника, так же стоявшего где-то на окне за шторками. В грудь как будто что-то ударило. Волнение пролетело быстро, оставив за собой легкое недомогание.
- Всё, порядок, - Скотт закинул голову назад, тяжело вздыхая.

Отредактировано Scott Mason (2011-12-13 01:31:36)

+1

189

Звук стука каблуков ритмично раздаётся по коридору. Уже по походке можно было подумать, что Рико раздражена. Когда Пейн говорила охраннику, что она здесь работает, это выглядело, как младенец просит у папы денег на сигареты. Вопрос навязывается сам собой: "Не рановато-ли ты это задумала, деточка?".
С возмущённым видом, Рико идёт по коридору и тщетно пытается найти дверцу с надписью "探偵", что переводится, как "Детектив". Да и  странное это зрелище: неизвестно как попавший сюда голубоволосый карлик женского пола кого-то ищет, смотря на всех, как на говно.
Ну и где же он?
Под словом "Он", Рико имела в виду кабинет. Конечно, она допускала тот факт, что Скотт может покинуть свои апартаменты, но это вряд ли, ведь рабочее время только началось, а это даёт надежду на то, что детектив ещё "у себя".
Не то, не то, не то... - крутила в голове Рико, читая таблички на всех офисных дверях. Кого только нет, вот кто угодно, но надпись "Детектив", как назло, не всплывает.
- Ну где ты, а?...
С полчаса Рико путешествовала по этажам здания, проклиная японскую систему построения зданий, а точнее, архитектуру, ходила по коридорам, один раз даже забрела в мужской сортир, но, слава богу, никого там не было...
И вот, наконец, после долгих поисков, Пересмешница стояла у искомой двери, приводя себя в порядок. Девушка сняла шапку и шарф и пригладила волосы.
Удовлетворившись тем, что вроде бы уже всё сделано, Рико протянула руку к двери и чуть было не открыла её, но вовремя вспомнила о приличии: сначала постучаться.
В общем-то, лучше бы и не вспоминала. Стук вышел каким-то громким, нервным и отрывистым. Для Рико это не было заметно, точнее, для Рико это было привычно, но что подумает лучший детектив города?

0

190

Пальцы вгрызлись в ребро рабочего стола. Опуская голову, мужчина, в мозговой коробке коего сейчас словно скреблась армия скарабеев, размыленным взглядом смотрел на собственные туфли, низ штанин, пол. Таблетки лечили нервозность детектива, но, одновременно с этим, заставляли голову гудеть. Гудение воем сирен дробило уши, что лишь чудом не пробуждало в раковинах кровотечение. Черные брови вели себя очень хаотично: по ним невозможно было понять, что именно он ощущал. То же касалось и губ, края коих чуть подергивались в состоянии эмоционального передоза. Тем не менее, лицо его было серьезным, достаточно хмурым. Глаза Скотта никогда не могли излучать слабости, что бы не творилось в душе мужчины. Острыми волнами боль пронеслась по вискам, от чего тот даже на несколько секунд потерял возможность нормально дышать. Сбившееся дыхание вызвало жар. Всё это длилось около двух минут, ни больше, ни меньше. Необъяснимый приступ развеился вместе с недавно заполнявшим кабинет дымом, так и не сумевшим ранее выветриться оттуда сквозь распахнутое окно. Выпрямляясь, детектив заставил спину издать негромкий хруст. Спать, развалившись в кресле - не самый лучший вариант для отдыха, и он это прекрасно понимал, хоть себе сознаваться в этом желанием не горел.
Отпустило. Проклятье, мне необходимо снова проконсультироваться с врачем, но уже с другим, поскольку тот мне помочь не сумел. Почему эти таблетки так плохо действуют на меня? Все тесты проходили удачно, никаких побочных эффектов лекарство вызвать не должно. Меня обманывает собственный организм? Может, дело в ином вредителе? В прочем, валить всё на его плечи - тоже не есть выход. Зачем симбионту причинять мне вред из-за таблеток? Абсурд. Демону нужен здоровый носитель, его человеская тюрьма должна чувствовать себя комфортно. Если внутри меня пойдет дождь - ему негде будет скрыться.
Сняв кепку, он зарылся пальцами в волосы цвета вороного крыла. Кончики их массировали кожу головы, распрыскивая по телу расслабление. Может, мне стоило нанять массажистку? - рука спустилась вниз, задевая флажок Японии, стоящий скраю от стола. Раз уж особо важных дел никаких не намечалось, то был смысл разобраться со всеми документами более подробно. Закрытое днем ранее дело выбило из мыслей детектива все остальные бумаги, где так же намечалось много всего интересного. За спиной раздался стук. Громкий, наглый. Чуть скользящий и, возможно, довольно неуверенный и нерасчитанный. Казалось, в дверь постучался кто-то с небольшой ладонью и неумением рассчитывать собственную силу. Кости простучали тонко, хрупко. Чуткий слух Скотта провел должный анализ. Стучалась девушка, возраст её оставался неизвестным. Не должна отличаться особой массой тела и, как можно предположить, в глаза Скотта не видела никогда в своей жизни. Но, возможно, и видела, но говорить лично с ним ей не приходилось уж точно. Сжимаясь под давлением выброшенного из ноздрей воздуха, широкая грудь чуть не свернулась в чахлый эмбрион. Он явно не ждал гостей. Совершенно. Никаких. В надежде, что это не займет много времени, Мэйсон буквально тенью пронесся по кабинету, плавно повернув дверную ручку. Дверь распахнулась.
Перед мужчиной стояла девочка невысокого роста, с бирюзовыми волосами чуть больше, чем средней длинны. Одета она была во все черное. Все это были лишь мелкие детали, поскольку главной деталью в её внешнем виде были большие голубые глаза. Озорные, настроенные на познание себя и истребление спокойствия других.
Здравствуй, боль на мою задницу, - проскочило в хмурых мыслях детектива. С прищуром глаза внимательно встретились со взглядом девчушки. Её настоящего биологического возраста детектив не знал, потому опирался на то, что видел. Перед ним стояла маленькая девочка-припевочка, которая зачем-то постучалась к нему в кабинет. Зачем?
- Вы потерялись, юная леди? Кого-то ищете? Вас кто-то обидел? Хотите написать заявление? Если так, то это в приемную. Всего хорошего.
Медленно закрывает дверь, напоследок провожая незнакомку темным взглядом серых глаз. Вздохнул.
Зачем они стучатся ко мне?

+1

191

Чуть дёрнувшись от неожиданного открытия двери, Рико устремила свой взор на мужчину, слегка скользнув взглядом по интерьеру кабинета. Мужчина был чуть ли не на две головы выше Рико. Стоило удивиться и тому, как бесшумно передвигался детектив. Особенно при его-то массивном теле. Так же Рико отметила и то, что тёмные короткие волосы были растрёпанными, а в сочетании с усталыми глазами, вполне можно было сделать вывод, что мужчина недавно проснулся. Однако он сделал это до того, как Рико потревожила тишину в его обители, так как на столе стояла открытая банка с какими-то лекарственными препаратами. Если бы такой мужчина, как Скотт, ждал бы гостей, он не оставил бы поводов для принятия дополнительной информации его гостями. А так как его полусонный рассудок ещё не совсем адаптировался, что, кстати, характерно, для такого массивного тела, то детектив упустил эту деталь из виду.
Такие выводы смогла сделать Рико, пользуясь случайными обрывками фраз, которые принято называть слухами, донёсшимся до её отнюдь не самых чутких ушей, во время ночной прогулки по набережной.
- Вы потерялись, юная леди? Кого-то ищете? Вас кто-то обидел? Хотите написать заявление? Если так, то это в приемную. Всего хорошего. - Голос мужчины, в полную противоположность кругам под глазами, был важный, будто бы детектив бодрствовал всю ночь.
Лёгкое дуновение ветра захлопнувшийся двери обдало лицо Рико, едва побеспокоив чёлку "Юной леди", как назвал Пересмешницу мужчина, явно не настроенный не то, что бы на сотрудничество, даже разговор поддержать не пожелал!
- Мистер Мейсон! Вам попросили передать дело! - Соврала Рико, зная, что просто так такие люди второй раз дверь не откроют. Для слышимости, она достала паспорт из заднего кармана брюк и пошуршала им. Хотя, чего греха таить? Вышло неправдоподобно, но по - правде сказать, Рико меньше всего это волновало. Она просто хотела посмотреть, как поведёт себя детектив.

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-14 18:58:44)

0

192

Назойливые детишки, думал он. Медленно отвернувшись от двери, Скотт сделал несколько шагов вперёд, благо кабинет хоть и не был испалинских размеров, но позволить свободно погулять - мог. Кисти рук скользнули в карманы брюк, оттопыривая куртку в области поясницы. Наверное, он избавился от проблемы. Наверное, девчушка передумала его доставать. Не тут-то было, Скотт. Не тут-то было.
- Мистер Мейсон! Вам попросили передать дело!
Это начинало потихоньку злить мужчину, хоть внешне он и выглядел совершенно спокойным. Подобравшись ко столу, детектив первым делом спрятал таблетки за небольшую связку папок и бесхозных бумаг, что лежали на одной из полок. Он не был вкурсе, заметила ли девочка лекарства или нет, но делать им на виду было нечего. Хмурый взгляд был брошен в сторону всё той же двери. Девочка была ещё здесь - об этом гласила тень от её ног. Выучившая по табличке фамилию Мэйсона, незнакомка, похоже, решила поиграть с ним в верю-не верю. Нельзя сказать с точностью, был ли Скотт уверен в том, что она лжёт, или наоборот, говорит правду. Он решает упрямо действовать по уже ранее намеченному плану: игнорировать и заниматься собственными делами.
Кто станет поручать маленькой девочке бегать с "делом"? Само собой, я знаю, что семьдесят процентов работников здесь - круглые идиоты, но даже это не оправдывает того, что кто-то бы мог дать мелюзге носиться с файлами. Если это действительно так, то их ждут большие проблемы, попадись они мне. Если же нет - то нет. Я подыграю этой девочке, чтобы она оставила меня в покое.
- Сбегайте на четвертый этаж, отыщите Нориаки и отдайте ему ваше "дело". Скажите, что от меня. Спасибо, - голос его был спокойным, речь - размеренной.
Она сказала "Мистер Мэйсон"?, - детектив приложил палец к подбородку, проводя им тонкую линию до скул, - откуда же эта особа взялась? Родилась явно не в Японии, поскольку акцент её не заметить просто невозможно. Если трудностей не вызывало определение национальности по акценту в английской речи, то с японским языком всё было куда сложнее. Что дальше? Девочка-иностранка неожиданно стучится в мой кабинет, желая отдать документы. Если всё-таки предположить, что кто-то мог ей дать важные бумаги, то лишь в том случае, если она является секретарем.. начальника, - на этой ноте Скотт чуть покривил губой, поскольку с постом начальника у него были личные счеты, берущие корни в далеком прошлом. Сев в кресло, мужчина достал из нижнего яруса стола журнал и несколько бумаг, принимаясь их проверять.
А если она является секретарем, то должна она быть постарше. Я даже не о возрасте в целом. Я о том безумном огне, что горит в её голубых глазах. Они искрились любопытством. Ими хоть сталь вари. Этот взгляд присущ девочкам из группы поддержки в рэгби. Команда Хол Хорсес, или что-нибудь в таком духе. Но не секретарю.
Коснувшись большим пальцем кончика языка, детектив перелистывает страницы специализированного журнала. Сосредоточенный взгляд, сопровождаясь возникшей сутулостью, стал марафоном нарезать круги вокруг текста. Похоже, что Скотт нашел новое интересное преступление.
Снова? И так день за днем? В прочем, здесь всё выглядит.. куда необычнее. Эти убийства, погромы.. Кому пришла на ум такая жестокость? , - хмыкнув в нос, детектив чуть прикрыл не до конца проснувшиеся веки, - жестокость? И я ей до сих пор удивляюсь? Покопайся кто-то в голове самого работоспособного детектива, они бы нашли много интересного и шокирующего. В прочем, есть во всём этом одно но: Невозможно привыкнуть к тому, как ты в кого-то стреляешь. Невозможно привыкнуть к жестокости других. Невозможно привыкнуть к смерти. - приблизив бумажку к лицу, читает небольшой текст в убийственно мелком шрифте, что находился в самом конце листа. Отложил, прижимаясь лопатками к креслу.
Я знал, что отдых мой не сумеет протянуться долго. Обязательно всплывет работа, или, того хуже, существо, которое будет намерено мне надоедать.
Мужчина посмотрел на дверь. Там всё ещё находилась тень от ног девушки.
О чём я и говорил.

+2

193

Сбегайте на четвертый этаж, отыщите Нориаки и отдайте ему ваше "дело". Скажите, что от меня. Спасибо, - Вот же заноза...
Необщительность начинала раздражать, как и то, как выделил детектив слово "Дело". С какой-то издёвкой. Хотя, в принципе, Рико всё очень быстро раздражает. Засунув паспорт обратно в задний карман брюк, Рико улыбнулась, после чего произнесла:
- Сказали, вручить его именно вам! Кстати, оно называется "Дело о "детективе" и его новом помощнике", ну, или как-то так! Хи-хи! - Голос был радостный, но при этом с долей издёвки и еле заметной язвительности, что в сочетании с необычным дискантом Рико, давало просто фееричные звуки. Что же. Сарказм на сарказм. Рико любит это дело.
В принципе, слова Рико правдивы, в некотором роде. В конце выводящей из себя беседы, имбецил-охранник сказал, мол "разбирайся сама, не втягивай других!", что, в принципе, аналогично словам "Мне сказали, обратиться прямо к вам!". Ну разве не так?
К слову, Рико казался странным тот факт, что детектив сам читал резюме двадцатисемилетней "Юной леди", сам же и взял её в помощники, из чего можно было сделать два вывода:
Первый - это то, что Скотт просто проверял что-то своё, так сказать, хотел в чём-то убедиться. Ну, а второй - это то, что лучший детектив города до сих пор не проснулся, или просто - напросто забыл об этом пассаже, если не всё сразу. Каким бы ни был второй вариант, к которому склонялась Рико, он не давал плюса в характеристиках "идеального (Всё из слухов, да-да)" Мейсона.
Рико стояла у двери, переминаясь с ноги на ногу, ибо эти части тела уже успели затечь, в ожидании ответа Мейсона.
Интересно, он сочтёт это за шутку?
- Хи-хи! Кхм! - Да, как гласит русская поговорка: "смех без причины - признак Рико Пейн"

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-14 23:13:59)

0

194

Подперев голову рукой, Скотт изучал бумаги. Бумаги, бумаги, бумаги. Черные буквы заполненных листов бумаг уже являлись ему в кошмарах. Но речи о том, чтобы забросить дела, когда город полон черни, готовой вгрызться тебе в глотку именно тогда, когда ты повернешься спиной - исключено. Эта чернь не дает покоя, страх вызывает она куда больший, чем возложенные на широкие плечи кипы бумаг. Всё это чушь по сравнению с настоящей ответственностью за всё таящееся в недрах этого алчного города. Пальцы сжимали ручку, но что-то записывать у него не было никакого, не смотря на свой настрой, желания. Потухшие бриллианты смотрели вырезки протоколов, как давно изученную и бесполезную информацию. Ничего нового более для себя он выявить не мог. Полезным оказаться мог архив и база, что находились на четвертом этаже, но подниматься туда не было никакого желания. Сейчас только утро, торопиться некуда, дела никуда не убегут, преступники - тоже. Позволить себе хотя бы один день отдыха мужчина имел право. Никаких приказов не поступало, начальнику, как может показаться, вообще всё-равно, что происходит на данный момент с делами. Действительно ли это так? Неужели вся работа пала на детектива, который, по своей сути, может работать лишь в гордом одиночестве? Одиночестве ли? - подумал он, вспоминая некоторые свои особенности. Верхние зубы легонько покусывают нижнюю губу, взгляд забегал по кабинету в поисках какой-то опоры для мыслей. Все рассуждения были убиты вновь просочившейся под дверью тенью девчушки. Она, похоже, уходить не собиралась вовсе.
Значит, мы решили идти до последнего? Какое упрямство. Чем же ты удивишь меня на сей раз? Будешь стоять до тех пор, пока я не сжалюсь и не открою?
- Сказали, вручить его именно вам! Кстати, оно называется "Дело о "детективе" и его новом помощнике", ну, или как-то так! Хи-хи!
Мужчина замер, пальцы перестали теребить шариковую ручку. Легкий прищур, спущенный уголок губ и общее ощущение душевных отливов, выливавшееся на лицо в виде бледных пятен, без сомнения намекали на дикое отвращение. Больше намеков не потребуется, детектив всё понял. Прийдя в себя и тяжело вздохнув, как бы давая себе успокоиться, Мэйсон посмотрел в окно, за которым виднелись беззаботно летящие хлопья снега.
Я был прав, как и всегда. Зима действительно приподнесла мне дурацкий подарок, за что я её и не могу переносить здраво. Надеюсь, на этом сюрпризы закончатся. Хотя большего сюрприза, чем приставучее нечто под боком, придумать сложно. А ведь я так хотел покоя. Проклятье.
Кресло было сдвинуто назад, Скотт поднялся на ноги. Неторопливые шаги подносят чуть сутулящуюся фигуру к двери. Дверь распахнулась, за ней девушка могла видеть облокотившегося на стену детектива, чей бледный темнобровый лик не выражал никаких эмоций. Совершенно сухой взгляд, без какого-либо намека на холод или наоборот - тепло. Руки были сложены на груди, длинные пальцы поигрывали одной из ладоней по предплечью другой.
- Кто и когда зачислил тебя сюда? Чем ты можешь быть полезна, кроме смешилок и болтовни? У тебя есть досье? Мне необходимо знать всё касательно твоих навыков. Какое у тебя образование? Твоя автобиография в письменном виде? Сколько тебе лет вообще? Мне не интересно, как тебя сюда пропустили. Пока я не убежусь во всем лично - я и не вздумаю работать с тобой на должном уровне. - довольно резко перейдя на "ты", Мэйсон принялся задавать вопросы хоть и спокойным, но довольно напористым тоном.
Меня никто ни о чем не стал предупреждать и на сей раз? Прелестно. Похоже, что им было мало одного раза, когда стажёр вылетел отсюда на третий день своей работы. По своей вине, разумеется. Но даже тот прохвост хоть и запинался на каждом слове, но обладал рвением и упорством. То, что данные качества ему не помогли - разговор отдельный. Чем эта девочка сможет подогреть моё доверие? Думаю, любой другой добродушный полицейский сказал, что я отношусь к ним с пренебрежением. Так оно и есть, по сути. Я не ценю кадры за красивые глаза и радужное красноречие. Мне важен подход. Подход и исполнение. Единственное, что могло мне понравиться в данной девушке за последние тридцать минут - упорство. Она неуверенно подошла к кабинету, но не растерялась и не убежала, как это сделала одна из тех, кто лично со мной проходил собеседование на данную должность. Но на сей раз я даже не удосужился ознакомиться с информацией о данном человеке. Что это за вид? Бирюзовые волосы? Смешки? Пришла она на работу или в театр, в конце концов? Я так же не в курсе, в порядке ли у неё со здоровьем. Здоровьем во всех смыслах. К чему ведут эти мысли? Наверное, я придаю этому слишком большое значение, поскольку вылететь она отсюда может уже завтра, если что-то пойдет не так. И я это ей обещаю.

+1

195

Девушка обратила внимание на то, что дверь была открыта более резко, чем в прошлый раз. Не на много, но всё же. Судя по скрещенным на груди рукам, Рико сделала вывод о явном нежелании детектива общения с ней. Ничего не выражавшее лицо детектива можно было легко прочесть. Рико знала, что отсутствие эмоций одного индивидуума к другому индивидууму - есть проявление ненависти одного человека к другому. Недаром она годами изучала себя и людей.
- Кто и когда зачислил тебя сюда? Чем ты можешь быть полезна, кроме смешилок и болтовни? У тебя есть досье? Мне необходимо знать всё касательно твоих навыков. Какое у тебя образование? Твоя автобиография в письменном виде? Сколько тебе лет вообще? Мне не интересно, как тебя сюда пропустили. Пока я не убежусь во всем лично - я и не вздумаю работать с тобой на должном уровне.
Что и требовалось доказать, - Вспомнила Рико школьные курсы Геометрии. Училка всегда так говорила. Причём часто эту фразу можно было услышать и без повода. Можно сказать, что ровный голос Мейсона сам доказал небольшую теорему Рико.
Вдруг Рико вспомнила, что детектив до сих пор ждёт ответа.
- Точно не знаю, кто меня зачислил, но произошло это... - Рико посмотрела на часы над креслом детектива - Двадцать два часа назад. - Пересмешница любит пунктуацию. - Не хочу - Хочет, хочет.. - себя нахваливать, но я имею два высших. Разбираюсь в психологии, экономике и имею оригинальную точку зрения в вопросах философии. Что касается досье - при себе не имеется - В принципе, Рико нечего о себе скрывать. Да, есть у Пересмешницы пару-тройку бумажек, которые могут её немного подставить, например, про двухмесячный срок в Кощунке, но, в целом, у всё у неё с бумажками хорошо. - Насчёт возраста: рождена восьмого Января тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года. - Как человек английского воспитания, Рико жутко не понравился вопрос про возраст. Кстати, это было ещё одно доказательство в пользу того, что только по документам детектива зовут "Скотт Мейсон". Хотя, с другой стороны она осознавала то, что при её биологических данных, "Скотт" имел полное право думать, что Пересмешнице не более пятнадцати лет.
Что-то мне подсказывает, что вряд ли он поверит про возраст - Рико еле удержалась от едкой усмешки. Кстати говоря, весь разговор Рико смотрела чуть выше глаз мужчины - на лоб. С недавних пор она начала верить в то, что человека можно "от и до" прочесть по глазам.  Ну, типа "Глаза - зеркало души" и так далее...
В очередной раз, сменив точку опоры с правой ноги на левую, Рико продолжает смотреть на детектива, ожидая его ответа. Что-то ей подсказывает, что если она ему не понравится, как рабочая сила, то она "стопудняк" отсюда вылетит, да ещё и с громким треском в прямом смысле этого слова, а это грозило новому переезду в поисках работы, что было очень нежелательно для Пересмешницы.
- И позвольте спросить, Скотт Мейсон - не настоящее имя? - Сказала Рико перед тем, как подумать, что не стоит об этом спрашивать.
Упс... Как гласит русская поговорка: "Язык мой - враг мой"...
Решив, что лучше помолчать, и не задавать вопросы, Пересмешница мысленно корила себя за "острый" язык. Кстати, впервые в жизни.
Она прекрасно понимала то, что после её вопроса, шанс принятия Рико на пост помощника детектива, примерно равен нулю. Однако продолжает ждать ответа Мейсона, поскольку уже решила для себя, что не уйдёт, пока Скотт самолично не скажет "Нет".
Убрав за спину вспотевшие руки, Рико продолжает ждать того момента, когда услышит мнение детектива. От волнения и страха, сердце колотилось так, будто бы вот-вот разорвётся, и, как назло, не от любви. Если Рико могла понять, почему волнуется, то загадкой для неё была причина её страха.
Быть может, проснулся инстинкт самосохранения? Давно пора, - На этот раз, Пейн не смогла удержаться от усмешки.

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-15 21:39:21)

0

196

Детектив не мог предугадать, что сейчас творилось в маленькой головке девушки, но кое-что он знал точно: нужно подготовить свой рассудок к самым страшным бредням, готовым покинуть алые уста девушки. Она могла бы лгать. Ложь распознать не так уж и просто, особенно если пытаться различить истину ото лжи, отталкиваясь от слов субъекта, чье поведение ежеминутно вызывает сомнения касательно её адекватности. Дело не в том, что девушка была слишком энергичной. Причина лежала всё в тех же глазах, вызывающих определенные подозрения. Может, глаза и правда - зеркало души? Если это так, то можно ли прочесть сквозь зеркало всё, что пожелаешь? Что ещё можно разглядеть в этих бездонных колодцах, единственным информационным посылом коих являются беззвучные крики с низов, прозрачными силуэтами проскальзывающие в мир реальности? Внимательным лучом радужек он вгрызался в тонкие линии лица Рико, уделяя внимание каждому движению мышц, её губ, скул и даже подбородка. Она заговорила. Ложь ли то, что сорвется с припухлых губ незнакомки?
- Точно не знаю, кто меня зачислил, но произошло это...двадцать два часа назад. Не хочу себя нахваливать, но я имею два высших. Разбираюсь в психологии, экономике и имею оригинальную точку зрения в вопросах философии. Что касается досье - при себе не имеется. Насчёт возраста: рождена восьмого Января тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года.
Скучающий взгляд застыл где-то в сторонке, отталкиваясь от худой фигуры гостьи. Взор всё так же излучал пустоту, эмоциональную жадность. Не смотря на внешнее хладнокровие, что-то в нем пошатнулось, и это что-то вызвало некоторое беспокойство. Доверять ей не было смысла, но речь её нареканий никаких не вызывала. Отсутствие необходимых при себе документов это никак не оправдывало. Кисть руки коснулась чуть островатого подбородка мужчины, придавая ему некоторой задумчивости и загруженности.
Не прошло суток с момента её зачисления. Мне должны были сообщить уже в первые минуты такой инициативы. Разбирающаяся в психологии помощница? Оригинальная точка зрения в вопросах философии? Пф. Мне не нужен психолог-философ в помощниках, но в помощи экономиста я не откажусь. Знание экономики даёт тебе огромный плюс. Возраст? Я удивлён. Короткий диалог заставил меня усомниться в непроходимой тупости данного индивида. В ней есть какие-то задатки. Это славно. Дело даже не в том, что теперь я знаю её биологический возраст. Но здесь теперь встает иной вопрос, куда более настораживающий. В двадцать семь выглядеть на пятнадцать, от силы? Здесь что-то не так. Простой человек не может так хорошо сохраниться. Имеет ли её случай схожесть с моим?
В конце последовал действительно неожиданный вопрос. Заточенное в камень лицо Скотта держалось до последнего, как и очи не дрогнули его ни разу. До такого дойти было нереально собственноручно. Где она смухлевала?
- И позвольте спросить, Скотт Мейсон - не настоящее имя?
В голове раздался мерзкий смех. Он втихую гоготал сквозь прогнившие от крови зубы. В каждом смешке его чувствовался сатанический оргазм от проиходящего. Он наслаждался. Симбионт наслаждался тем, что слышал. 
- Мхехехе.. Только попробуй шевельнуть хоть одной мышцей лица не так, и я тебя прикончу, Хэйтер. Прикончу самым жестоким способом, твоими же руками наматывая собственные кишки вокруг пальцев. Хочешь узнать, что будет потом? Вряд ли хочешь. Скажи, где ты прокололся? Догадайся. Не можешь? Я знаю, почему. Потому, что я, - мат, - тоже не способен осилить это! Но постой паниковать, Хэйтер. Постой-постой, детектив. Твое дыхание совершенно спокойно, твое лицо всё так же в меру серьезно, в меру - безразлично к царящей в кабинете погоде затаившегося бурана. Успокойся и вникай: это случайность. У этого существа не хватит мозгов для того, чтобы дойти до правды путем обычного анализа. Это блеф, Хэйтер. Тебя просто пытаются развести как лоха неуклюже брошенной фразой. Спокойно ответь так, как чувствуешь сам. Что ты чувствуешь? Во что ты веришь сам?
Детектив посмотрел на Рико. Выглядел он совершенно нормально.
- Какой, однако, странный вопрос. Имя настоящее, можете даже не сомневаться. И вопросы, хотел бы напомнить, задаю здесь я.
- Верный ход. Чао.
- Что я могу сказать на всё это? Я ожидал куда более полезных характеристик, нежели те, что имеем мы на руках. Можешь считать, что испытательный срок начинается, - присмотревшись к часам, - хм.. прямо сейчас. С одним условием: в ближайшие пять дней ты приносишь мне все бумаги, кои я попросил ранее предъявить. В противном случае, ты вылетаешь отсюда на улицу. Уж поверь, пяти дней вполне достаточно. И только попробуй обмануть меня: я обязательно проверю каждый документ, не оставляя ни единого шанса на ложь. Тебе не удастся ничего от меня скрыть. Если тебе всё понятно, то, наконец, будь добра, назови своё имя и фамилию и приступай к обязанностям. Твоя первая задача - принести с четвертого этажа, из архива, черную папку с номером #R701. Когда с тебя спросят пароль, то говори - "Майами-Дэйд". Не пытайся применять данный пароль в какой-то из других дней. Пароли ежедневно меняются, закономерность букв и слов состоит в определенном шифре и формуле, по дате, номеру документа, кодировки английского алфавита. К несчастью, далеко не у многих хватает ума, дабы вычислить пароль. Не грешно будет время от времени спрашивать его лично у меня. Тебе повезло, сегодня я добрый. Но учти, что это первая и последняя поблажка.

Отредактировано Scott Mason (2011-12-16 00:33:41)

+1

197

- Какой, однако, странный вопрос. Имя настоящее, можете даже не сомневаться. И вопросы, хотел бы напомнить, задаю здесь я.
Ага, настоящее... Ещё давай, убеди меня, что Санта Клауса не существует! - Рико верит в доброго старика в красном пальто - Дерзай, что могу сказать? При твоей-то разговорной манере, можно с чистым сердцем сказать, что ты не американский отпрыск...
Да, месячная жополизная доза истекла. Это можно было понять по несильно нахмуренным бровям Рико. Так же, в глазах Пересмешницы начинает появляться раздражение, но быстро сменяется недоверием. Не любит она ложь.
И опять же, твой ничего не передающий взгляд, жирной линией перечёркивает все твои слова про "Настоящее имя".
К слову сказать, что-то Рико подсказывало, что детектив явно пользовался услугами пластического хирурга. По его манере поведения, он был похож на какого-нибудь сорока - сорокапятилетнего старпёра.. Но уж явно не на двадцати шести - двадцатидевятилетнего человека.
- По... - Хотела Рико сказать слово "Понятно", но детектив её перебил.
- Что я могу сказать на всё это? Я ожидал куда более полезных характеристик, нежели те, что имеем мы на руках...
То есть тебе нужна ручная Мери Сью... Ну извини!
- Можешь считать, что испытательный срок начинается, - детектив вполоборота разворачивается, после чего смотрит на часы - хм.. прямо сейчас...
О! А это хорошо!
- С одним условием...
Так и знала...
- В ближайшие пять дней ты приносишь мне все бумаги, кои я попросил ранее предъявить. В противном случае, ты вылетаешь отсюда на улицу...
Всего то? Фуф! Я уж подумала, что буду обязана быть какой-нибудь секс-рабыней... - Рико мысленно удаляет все слухи про извращения "Скотта" из своей головы.
- ... Если тебе всё понятно, то, наконец, будь добра, назови своё имя и фамилию и приступай к обязанностям... - Да, Рико благополучно всё прослушала, в результате чего, ей ни фига не понятно...
- Твоя первая задача - принести с четвертого этажа, из архива, черную папку с номером #R701. Когда с тебя спросят пароль, то гoвори - "Майами-Дэйд"...
Майами-Дейд, Майами-Дейд... Не забыть бы!
- ...Пароли ежедневно меняются, закономерность букв и слов состоит в определенном шифре и формуле, по дате, номеру документа, кодировки английского алфавита. К несчастью, далеко не у многих хватает ума, дабы вычислить пароль...
Это типа намёк на то, что я - дебил? - Мысли моментально отражаются на лице "Юной леди"
Благополучно прослушав остальные слова босса, Рико шутливо отдаёт честь левой рукой. Правая, в свою очередь, изображает что-то типа козырька военной фуражки на лбу.
Весёлым голосом крикнув "Так точно!", Рико ринулась к лифту.
Да уж.. Образ военного явно не для неё...
Кстати, она так и не назвала своё имя и фамилию.

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-16 22:17:49)

0

198

• день: медленно теплеет и температура немного поднимается. Иней оттаивает, но земля уже не может прогреться. На улице сухо и ветрено.
Температура воздуха: + 3

Долгие пререкания с гостьей отняли много времени. К тому моменту, как она ушла, постепенно подступил день, не менее прохладный, чем утро, ночь и даже вечер, что последовал бы за днем. Хмурый взгляд был заточен в молчаливых стенах. Она наконец ушла, возобновляя привычную тишину и покой кабинета детектива. Ей удалось хорошенько расстроить шефа своей клоунадой, отнимая много сил у непроснувшегося на момент её визита мужчины. Ладонь коснулась подбородка, плавными движениями поглаживая лицо кончиками пальцев. Очи постепенно сливались воедино с комнатой, убивая зрение как источник образов. Наедине с ним остались только мысли, максимально негативные, вялые, коим был чужд всякий намёк на мерзопакостные надежды. Мерзопакостны они были своей неподкрепленностью. Надежда - есть олицетворение неуверенности в действительности. Скотт чётко представлял себе реальность, уверенно мог дать один из ответов: "Да" или "Нет". Ответом было "Нет". Нет, чёткое нет. Она чётко не подходила под человека, кого действительно хотел бы видеть на месте помощника сам Мэйсон. Ему не нужна актриса, ему не нужен актёр. Даже перед тем, как покинуть кабинет, Рико захотелось пошутить. У Скотта было чувство юмора, но только не на работе. Более того, он считал, что подобное поведение говорит о нулевом уровне дисциплины и интереса к делу в целом. Даже шутки должны быть уместны, как ни странно.
Она не назвала свое имя, как будто сделала это нарочно. Вполне возможно, что та просто забыла представиться от переизбытка эмоций. Не важно, что стало тому причиной. Если бы девушка действительно попыталась сделать что-то нарочно, то результат таких выходок пошел бы во вред только ей, никому более. Не смотря на множество внутренних выпадов касательно самих работников, хладнокровие детектива одерживало верх. Он не предупредитель, долго кого-то упрашивать он не привык. Он пресекатель и палач в одном лице. Посему стоит подвести общие выводы: намеренная наглость и техническая ошибка будут расценены как нарушения единой весовой категории. Человек не может справиться с чем-то - это его вина. Это означает, что он просто не способен справиться со своей задачей. За всё необходимо платить. Всем, кто попадал под управление человека по имени Скотт Мэйсон, было необходимо играть по его правилам. Нарушение правил и попытки изменить эти самые правила, вмешаться в установленный кодекс, сильно бы попортили вам жизнь, лишая шансов на благодушие детектива, коим тот позиционировался довольно редко, но метко.
Четыре дня, - прокрутилась железной шестеренкой мысль в голове, - четыре дня, вместо пяти. Каждый её неверный шаг будет отнимать время. Устоит ли она хотя бы один день без глупостей? Я сомневаюсь. Совершенно не знаю, что она думает на самом деле. Логично предположить, что внешний вид её сказывается и на характере в целом. Она должна мыслить как эмоциональный подросток, коему также присущ взгляд на вещи сквозь призму максимализма. Был у меня такой, продержался сорок восемь часов. Видел во мне тирана, о чем в минуту своего увольнения и заявил. Тем не менее, можно отметить её некоторую непредсказуемость. Не стану пытаться обелить девушку в собственных глазах. Невозможно отстирать ткань, если на неё без конца проливать чернила. Говорят: надежда умирает последней? Чепуха. Надежда погибает в страшных муках, не успевая до меня долететь. Я просто буду наблюдать. Наблюдать и действовать, когда то будет необходимо.
Дверь была чуть приоткрыта - Мэйсон поправил такую халатность. Следующими же действиями детектива было использование отложенного в сторону ноутбука, просмотр новостей и различных информационных каналов. Устроившись в кресле поудобнее, он решил занять себя интернетом на следующие несколько часов, не предвещавшие ничего интересного.

Отредактировано Scott Mason (2011-12-17 04:49:54)

+2

199

• день: медленно теплеет и температура немного поднимается. Иней оттаивает, но земля уже не может прогреться. На улице сухо и ветрено.
Температура воздуха: + 3

Рико идёт по направлению к лифту, прижимая к груди папку #R701. Взгляд был направлен вниз. Со стороны он был каким-то задумчивым, что, в принципе, правильно: социофобия берёт своё, и дабы отвлечь себя, Рико думает о детективе. Походка ровная, быстрая, что, в принципе, ни о чём не говорит. Страх Пересмешницы выдавали её вспотевшие ладони. Да, рассмотреть пот на ладонях - задача, посильная отнюдь не каждому. Пусть с руками не заметно, но вот измазанная обложка папки, да ещё и на свету, выдаёт Пейн с головой.
На этаже сейчас полно народу, и каждый второй взгляд направлен на голубоволосую девчонку лет пятнадцати. "Что она тут забыла?" - крутится в голове ещё неопытных работников. Людей же со стажем не волнует внешность Пересмешницы. В их голове, почти у каждого, крутятся мысли "Кто ей выдал материалы из архива?", и совсем у немногих "Откуда она знает пароль?". Другие же не замечают, или просто не обращают внимания на Мисс Пейн.
Где-то ты тут был... Лифт... Где же ты? - Из-за страха Рико почти не ориентируется в помещении.
- А, вот, слава богу... - прошептала Рико, направляясь к лифту. Внутри уже все скрутило. Взгляд уже не изображает задумчивость. Страх. Откровенный страх, и ничего больше. Всё выдаёт страх: холодный пот на лбу, взгляд, папка, сжатая с такой силой, что костяшки пальцев чуть побелели (явно останется след после ногтей), ускоренная походка, чуть дрожащие зубы, будто на холоде...
Ну почему ты так далеко?
Рико подняла глаза, что бы посмотреть, далеко ли до лифта, но вместо хромированных металлических дверей, она видит чью-то мужскую спину. Не успев среагировать, Пересмешница со всей скорости врезается в мужчину.
- Уй! - Вырывается из уст девчонки, в тот момент, когда она смачно приземляется на копчик. - Уф-ф! - Говорит Рико, потирая начало пятой точки. Глазами же Рико ищет папку.
- Откуда это у вас? - Доносится до Пересмешницы чей-то мужской голос.
Подняв глаза наверх, Пейн видит, что белый мужчина, европейской национальности, лет тридцати - тридцати пяти, раскрывает папку и принимается читать её содержимое.
- Отдай! Это не тебе! - Говорит девочка, вставая на ноги, и протягивая руку руку к папке, но ответного чувства мужчины получить не дано: пользуясь маленьким ростом Рико, он делает довольно "избитый" приём: поднимает документы то тех пор, прока другой человек не сможет дотянуться.
Что же ты, как ребёнок?!
- Со мной "На вы"... - продолжение фразы Рико пропускает мимо ушей: как-никак, но люди никуда не делись, а значит, что и социофобия осталась на месте. Лёгкий приступ головной боли сменяет чувство тошноты.
- Да отдай же уже! Не тебе несла! - Рико делает ещё одну малоуспешную попытку допрыгнуть до папки. Докоснуться-то, она докоснулась, но вот забрать документы она так и не смогла.
- Не приказывай мне. Я задал тебе вопрос, изволь ответить!
Чёрт! Понимаю, крутой, король песочницы, всё такое...
- У тебя изо рта воняет! - Язвительным дискантом произносит Рико.

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-18 11:48:58)

0

200

Перед потухшими в спокойствии глазницами проносились тысячи страниц. Указательный палец в одном пульсирующем темпе щелкал мышь, словно детектив внезапно отправился на поиски чего-то. Чего-то, что было необходимо увидеть. Как глоток чистого воздуха, коего в городе, как можно было подумать, уже и не осталось. Он задыхался в этом городе мрака и боли. Он задыхался..
Клик, ещё один, за ним - ещё. Девственным сиянием на экране появился он, город, которого больше нет. Нет в его жизни. Будет ли? Нет. Мужчина когтистым торном приковал себя к Токио, городу, кишащим трансексуалами, дешевой любовью, сокрушающими рассудок наркотиками и всем тем, что убивает моральные устои. То же было свойственно и многим другим городам, но здесь было своё но: его это касалось, в городе, где он - Гайджин, то есть вечный чужак в сердцах других, не смотря на свое положение и заслуги.
Выбравшись отсюда, вновь вернувшись.. Как это случилось? Кто виноват в этом?
Это был Манхэттен. Прошедший восемь кругов ада, детектив сумел вырваться из Токио. Утративший себя, навсегда отказавшийся от своего настоящего имени, он ушел. Ушел туда, где ему не пришлось бы притворяться. Туда, где впервые воссияла его улыбка. Серые стены небоскребов, стремительно врезающихся в голубой покров, работа, товарищи, коих он приобрел. Рука мужчины соскользнула с мыши, тяжелым грузом слетая вниз со стола. Он ушел туда.. но вернулся обратно, в то место, некогда подарившее ему ад. Место, где он родился. Чуждый дом, им ненавистный в глубине души. Дрожащий взгляд хотел вгрызться в картинку.
Столько лет прошло.. Кажется, я начинаю вспоминать..
Точно..
Я забыл это? Как я мог забыть? Это был не я. Тогда кто? Почему всё закончилось вот так? Почему я забыл о ней? Почему я забыл обо всем?

Порой ему казалось, что он находился не в своем теле. Более того, порой ему казалось, что время совершало неприятные скачки, меняя окружающую обстановку как перчатки. В его случае это действительно было правдой. Четыре года назад, Манхэттен. Он вспомнил смерть. Смерть той, кого он полюбил. Впервые в своей жизни полюбил действительно сильно. Он вспомнил месть. Он вспомнил, как в конечном итоге свел счеты. Одной смерти было не достаточно. Чтобы свести счеты с убийцей, было мало его смерти. Симбионт показал настоящий ад обидчику.
Скотт стал покусывать кончики собственных пальцев. Дрожащие губы чувствовали привкус крови на коже, коего, на самом-то деле и нет. Вкус крови впечатался в память детектива, засев там, похоже, навсегда. Это была не его кровь, он четко это понимал.
Внутри него воцарила тихая, беззвучная истерика. Он кричал, раздирая собственную глотку, но никто этого услышать был не в силах. Даже он сам.
Заткнись.
Все застывает в единый миг. Каждый нерв, каждая точка тела и души.
Заткнись, Габриэль Хэйтер. Если этого не слышат другие, не слышишь ты сам, то это слышу и вижу я. Кто разрешил тебе копаться в собственных воспоминаниях? Кем ты возомнил себя? Ты делаешь это после того, как я стёр тебя? Заткнись.
Мрак. Скотт находит себя спокойно сидящим в кресле своего кабинета. На экране ноутбука он видит какую-то криминалистическую сводку. Ранние муки - всего-лишь сон?
Задирая голову он заглатывает как можно больше воздуха ртом. Тело вновь охватила некоторая тяжесть. Похоже, что он действительно уснул за компьютером. Потрескавшиеся губы сжались в легкой думке. Достав из под стола наушники, одев их, Скотт решил позволить себе немножко расслабиться. Сон невозможно было обозвать отдыхом, поскольку тот в действительности лишь отнимал у него силы своей дурнотой. Мужчина сворачивает окошко браузера, забираясь в папки с музыкой. Полуприкрытые глаза находят знакомое имя исполнителя, песню. Celldweller - Afraid This Time. Он был одним из любимых его артистов. Загруженный Скотт обладал неплохими познаниями в области кино, музыки, других видов искусства, но предпочитал отмалчиваться по этому поводу. Обсуждать с кем-то свои личные интересы он находил пустой тратой времени, приводящей к нежелательным спорам.
Ждать её, скорее-всего, придется долго.. Пока она несёт папку с файлами, я могу отдохнуть, - мертвый взгляд серых глаз уставился в потолок. Проглатывая собственные эмоции, он вздыхает. Он очень давно не слушал музыки. Музыка была единственной вещью, на которую детектив мог отвлечься от работы. Единственное развлечение, дарящее ему энергетическую подпитку. В процессе он неоднократно разомнет руки, голову. Убранные за затылок руки аккуратно давили на шею, плечи. Это действительно пошло ему на пользу.
Может, мне удастся использовать собственную помощницу как массажистку? Бог услышал мои молитвы?, - тихий смешок, сорвавшийся с растянувшегося в улыбку краешка рта.

Отредактировано Scott Mason (2011-12-18 19:02:07)

+1

201

Рико стоит в кабинке лифта, прижимая папку к груди. Как она отделалась от европейца? Да, в принципе, без особого труда: просто сказала, что помощница "Скотта Мейсона", только при нём, конечно же, выделять имя не стала.
Ах... Какая же у него физиономия была! Это супер! Да, имя лучшего детектива города произвело на мужчину сильное впечатление. Улыбка расплывается на лице "Юной леди".
В принципе, Рико не заботит то, как относится к "Скотту" европеец. Она думает о том, как объяснить следы ногтей на кожаной папке. Вряд ли детективу понравится ещё один "подарочек", предоставленный новенькой помощницой, в виде социофобии...
В динамике раздаётся писклявый звук, означающий, что Рико пора выходить. Хромированные дверцы лифта медленно открываются, а вместе с их открытием приходит нечто странное: желание поспать. Да. Рико не спала, по меньшей мере, двадцать три часа, а если округлить, то сутки. В голове появляется мелодия группы Celldweller, под названием "The Wings of Icarus", которую Рико тут же принимается напевать в пустынном лифте. Только Пересмешница не знает ни группу, ни названия трека. Просто где-то, когда-то слышала, и вот сейчас эта песня всплыла в сознании девчонки.
Пританцовывающей походкой, Рико выходит из кабинки лифта, и не менее весело и беззаботно направляется в сторону кабинета своего нового шефа.
Протягивая руку к ручке двери, Рико, как и в первый раз, вспоминает о приличии и забывает о том, что было в первый раз. Опять же она стучится в дверь, и опять же, как и в первый раз: громко, нервно и отрывисто. Да, для чужого уха, на первых порах, стук может показаться странным, но Рико свойственен такой стук. Он уже вошёл в привычку, ни один год используется для всех дверей. От дверей, ведущих в старую квартиру разваливающегося дома в каких-то богом забытых трущобах, до дверей, ведущих в кабинет лучшего детектива города, находящегося в здании, которое бронированно "от и до", которое, в свою очередь, расположено через дорогу от дома Рико: старого пятиэтажнего домишки, на фоне большущего полицейского здания в городе. Кстати, для Рико очень удобна подобного рода работа: во-первых, можно в любой момент явиться к шефу. Во-вторых, она удачно арендовала квартиру в одном из самых безопасных районов города. В-третьих, что является намного важнее во-первых и во-вторых - это возможность подольше поспать с утра, что очень любит делать Рико. Правда, через день, но всё же...
Рико вздыхает, продолжая ждать ответа детектива. Было бы правильно постучаться ещё раз, да погромче, но у Рико не было такого желания. Её буквально выворачивает от воспоминаний того, как она оставила следы ногтей на кожаной обложке папки #R701.
Странно, сколько себя помню - всегда думала, что они хрупкие... - Что, в принципе, правда. Был длительный момент в жизни Рико - 23 года, когда у неё были проблемы с ростом ногтей. Они либо отламывались, либо, что происходило чаще, Рико сгрызала их.
Рико громко и глубоко вздыхает. Как ей этого не хочется, но придётся постучаться ещё раз, чем она, кстати, и занимается.

+1

202

Потягиваясь в кресле, детектив застыл. Плывущий в дымке взгляд неожиданно заострился тугим копьем, расчехляя резкость линий кабинета. Скотт аккуратно стягивает наушники. Сквозь игравшую музыку, его чуткий слух смог уловить чье-то громкое пение, эхом проносящееся с конца коридора, что вёл к кабинету. Звукоизоляция была ни к черту, о чем уже можно было догадаться. Нахмуренные брови говорили о сосредоточенности мужчины. Пение прекратилось, мелодия же показалась ему очень знакомой. Крылья Икара? - спросил он себя, - Какое, однако, совпадение. Из наушников всё так же просачивалась музыка, тихим гулом пробежавшая по тонким стенам помещения. Кликом мыши он выключает песню, развеивая филармонию в одно мгновение ока. Воцарила тишина, мёртвая тишина. Если секундами ранее здесь витала энергия, то теперь - её призрачные силуэты.
Она, похоже, уже пришла. Зачем она поет? Разве это позволительно на рабочем месте? - в довольно пассивной форме поинтересовался Скотт. Он не сильно возмущался голосистостью Рико, но некоторое недоумение скрыть от собственной совести было невозможно. Он чувствовал дискомфорт. Причина таилась не в том, что девочка плохо поет. Пела она довольно забавно, даже хорошо, на его взгляд. Но вот место она выбрала далеко не самое удачное, особенно если учесть, что, насколько он понял, пение заточилось в лифте, эхо в коем просто было невыносимым. Вздыхая, детектив натянул козырек на глаза. - Интересно, о чем сейчас думают второй и третий этажи.
Послышался громкий стук в дверь. От такой неожиданности детектив, имевший привычку качаться на стуле, чуть не упал. Уперевшись достигавшей пола лапой, он отталкивается и поднимается на ноги. Пристальный взгляд был направлен в блеклое стекло с миниатюрными шторками на ней, в дверь, на коей все это болталось. Послышался второй стук, открывать детектив пока не торопился.
Принесла ли она файлы? Если нет, то как проучить эту девченку? Сократить время ещё сильнее? Завалить работой? Неплохой вариант. Как насчет того, чтобы..
Послышался ещё более громкий стук, по тонкости звучания схожий с предыдущими. Как можно было заметить, Рико уже устала ждать.
Гхм, хорошо. Пора уже впустить её, а не то она себе руку отобьет.
Скотт распахнул дверь, к коей бесшумными шагами подобрался нсколькими секундами ранее. На языке вот уже вертелись язъвительные упрёки в сторону новоявленной помощницы, как вдруг он замечает, что та принесла то, о чем он сам и попросил - черную папку. Маленькие бледные ручки с чуть покрасневшими ладонями прижимали к груди блок файлов, словно в руках был её детёныш, коего она хотела сберечь от настигавших повсюду хищников. Вид у неё был как довольный, так и чуть напуганный, взъерошенный, как показалось самому Мэйсону. Серьезное лицо детектива глазами встретилось с лицом Рико. Он молча берёт папку, сквозь спущенные ресницы разглядывая номер, дабы убедиться в том, что это действительно та папка. Та, без сомнений. Похоже, что ей удалось выполнить такую тяжёлую для неё, как он думал ранее, задачу. Его руки ощущают некоторую влагу. Присмотревшись, он понимает, что сухие руки детектива таких следов оставить не могли. Следы от крошечных пальцев, следы от ногтей. Скотт понимает, что могло вызвать такие следы. Страх, волнение, иные переживания. Мужчина переводит взгляд к худощавой фигуре девочки. В лице Пейн наконец он смог рассмотреть то, чего не смог рассмотреть ранее. Он увидел страх. Она боялась подвести его, это было заметно в её веках, в губах и, естественным образом, в глазах. Детектив всё глядел, взирал с каждой секундой всё иначе. Радужки наполнялись монотонными бликами, смегчавшими взор.
- Скажи мне, как тебя зовут - голос его смягчился, отбрасывая отекший строгостью тон. В какой-то мере он почувствовал себя виноватым за то, что напугал её своей предельной строгостью. В голову ударил не один десяток мыслей. А что, собственно, происходит?
Неужели я проникся к этой девочке с пол-оборота? Что это за бред? Что именно меня растрогало?
Я уж думал, тебя растрогать может лишь рабочий аванс, Хэйтер. Похвально-похвально. Хотя, с другой стороны, это настолько мерзко, что мне хочется прямо сейчас заставить тебя подавиться своими соплями. Я нахожу это более привлекательной картиной, нежели мыльное кинцо, простирающееся предо мной. Хм. Мыльное бразильское кинцо. Серий эдак.. на 2300. Потом бы оказалось, что ты её отец. Вот была бы потеха, правда? Ладно, Хэйтер. Судя по тому, что в тебе постепенно просыпается желание пробить головой стену, я тебя более трогать не стану. Сегодня, во всяком случае. Имей ввиду: всё не так просто. За овечьей шкурой может скрываться настоящий бес. Думаю, ты меня понял.

+1

203

Если десятью минутами ранее, Рико готова была вцепиться в папку и никому её на отдавать, то сейчас же сопротивления с её стороны не последовало. Ну, почти. Волна страха ещё не отпустила девушку. Она поступала так, как свойственно поступать людям при страхе: со всех сил вцепилась в ближний предмет, коим являлись документы. Вообще, некоторая часть людей при приступе страха любят вставать в ступоре, или же наоборот - метаться туда - сюда без актуальной на то причины. В принципе, Пересмешница раньше относилась к группе людей, предпочитавших пассив во время страха, но с большими усилиями перевоспитала себя. В прошлые годы ей было, чего бояться, и сейчас она благодарит создателя метода "Кнута и пряника". Правда, пряники редко доставались Рико, даже в случае успеха. Зато кнутом не обделили.
Вовремя опомнившись, девушка ослабевает хватку, увидев, что детектив уже тянет к ней руку. Рико отметила, что Скотт не спешит что-то говорить. Совсем наоборот. Он вертит папку так и эдак, осматривая недоверчивым взглядом. Новая волна страха вновь окутывает девушку, со всех сил таща её душу, как можно глубже: в пятки. В голове проносится мимолётная мысль: Неужели не та?. Да, Рико легко могла сказать не тот номер документа, ведь в тот момент ей управлял не здравый рассудок, а страх. Хотя, когда это Рико управлял здравый рассудок?
Девушка прекрасно понимает то, что если и вправду папка не та - то ей придётся снова идти через толпу народу за другим документом.
Если вообще придётся... Если не уволит в первый же день работы... - От этой мысли становится нехорошо. Прикладывая все усилия к тому, что бы не вздрогнуть от страха, девушка терпеливо ждёт ответа шефа.
Слава б-гу, опасения Пересмешницы не оправдываются. Следует очень облегчающий вопрос, да ещё и с какой-то утешительной интонацией:
- Скажи мне, как тебя зовут. - Да, реплика, ничего плохого не предвещающая. Но для Рико она кажется оскорбительной и унизительной. Плохое впечатление производит не столько её содержание, сколько интонация, с которой она была произнесена.
Это что, - жалость? - с отвращением думает Пересмешница. Хотя, отвращение - не совсем то слово, ведь ничего против жалости Рико не имеет. Она бы с радостью приняла её. Но есть одна загвоздка, пустившая свои корни в самую глубину сознания девушки - гордость. Именно из-за гордости Рико не желает получать жалость в свой адрес (однако вполне позволяет себе страх, так как не считает его предметом унижения). Это нежелание сию секунду отображается на ли девушки. Некогда овладевший ею страх уходит на пятый-десятый план, а на его место приходит возмущённая гримаса, которую можно понять разве что по нахмуренным тонким бровкам.
- Рико Пейн. - Немного возмущённо, даже грубо, отрезает Рико, сильно выделяя букву "эр". В эту реплику вложен двойной смысл. Вторая трактовка гласит: "В отличии кое от кого, я говорю настоящее имя!". Но, в принципе, основная мысль лежит в изначальном виде фразы.
Вообще, Рико частенько вылетала с места работы из-за своего характера: не теряя подростковую раздражительность и борзость, Пересмешница смакует их с язвительностью, едкостью и ужасным чувством юмора, в результате которого зарождаются новые сатирические шутки, чаще всего выдаваемые в виде сарказма.
Однако есть в ней и отголоски чего-то хорошего: ей не свойственны преувеличение и насмешки над тем, чего нет. Что она видит - она предпочитает говорить в лицо. За чьей то спиной обсуждать что-либо не намерена. Опять же - из-за гордости. Ведь какое-либо обсуждение человека в то время, когда обсуждаемого человека нет - удел слабых, к коим Рико не спешит себя приписывать. А вообще, можно ли назвать Рико сильным человеком? Если и да - то уж точно не физически.

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-20 18:14:39)

0

204

- Рико Пейн, - грубо ответила девчонка. Мужчина посмотрел исподлобья на помощницу, тон её показался слишком агрессивным. Звучало так, словно Пейн делала ему одолжение, хоть имя - первое, что он должен был от неё услышать. В кончиках пальцев зарождалось желание хорошенько залепить по девчушке тяжелой дланью, хоть физической жестокостью по отношению к подчиненным он никогда не отличался. Само собой, он мог себе позволить разрушить помощника морально, но в том пока не было никакой нужды. Всему свое время, всему свой час. Если несколькими секундами ранее его пробрало на некоторое тепло, понимание тяжелой доли новенькой, то теперь от былых чувств не осталось и следа. Виновата она сама. Не сумевшая сохранить полотижельное расположение своего шефа на более долгий срок, помощница обрекла себя на едкость. Едкость эта будет пронизывать её в каждом взгляде, в каждом слове, до тех пор, пока детектив попросту не забудет о ней. И случится это довольно быстро. Расстегнув черную папку, мужчина сразу замечает не один десяток бумаг, скрепленных в два, а то и три блока. Скованные в заточении, эти бумаги наконец обретают свободу. Заточению пришел конец. Взгляд звонко простреливает оглавление, с особой жестокостью, накалом и, возможно, ненавистью. Подобно пистолету в руках мстителя, пускающего пулю в лоб "жертвы", свершая свою Вендетту под покровом кровавых дождей. Скотт захлопывает блок, громким эхом, что отрывистыми молниями просачивалось сквозь тяжелеющий воздух, пронесшего шум по углам кабинета. Чуть возбужденный, но скованный в зависимости от возможностей, его взор прошибает Рико.
- Ты можешь идти, спасибо. Считай, что твой рабочий день окончен. Детективу необходимо сосредоточиться, дабы разобраться со своими делами. До свидания, - чуть похлопывая по спине, он чуть ли не выталкивает её из кабинета. Делал он это максимально аккуратно, потому боли никакой ощутить она не должна. Напоследок чуть помахав ладонью, запирает дверь изнутри на ключ. Ключ, посланный методом монеты, направился в краешек стола, где и остановил свой полет, падая на пол.
Быстро подобравшись к столу, мужчина разворачивает и занимает рабочее кресло. Папка хлопком оказывается в середине. Ноутбук, ручки, бумаги - всё было сдвинуто в стороны, дабы одарить необходимым пространством максимально важный файл. В груди всё как будто бы сжалось. Похоже, что это действительно было чем-то ценным для него. Несколько глубоких вздохов, пристальный взгляд сероватых глаз - готово. Он раскрывает папку, быстро раскладывая блоки. Из общей стопки выбивалась сводка и несколько фотографий, отрывки газет, новости. Два документа, коим он придавал особое значение. Они были здесь, прямо перед ним. В каждый документ было вклеено по несколько кусков, смешанных между собой. Это было послание. Быстро разобравшись с последовательностью, он соединяет их в два отдельных письма.
- Если ты читаешь это сообщение, то, похоже, что подсчеты мои были совершенно верны. Путем нехитрых математических и логических вычислений я пришел к тому, что в последовательности рассматриваемых тобой дел в этом квартале ляжет данный файл, что был пронумерован как #R701. Впечатляет, верно? Ты когда-то сам разработал эту систему паролей. Похоже, это правда, что ты вернулся, Габриэль. Я и подумать не мог, что сему суждено случиться. Мое лишенное эмоций сердце в один момент забилось в ритмах пара и пламени, когда я узнал, что это действительно так. Долгие десять лет, не так ли? Долгие десять лет о тебе не было слышно. Когда я узнал, что начальником полиции стал некий Габриэль, то я не мог поверить, что это всё-таки ты. Я и не ошибся, это действительно был не ты. Было не в твоей привычке совершать одни и те же действия более одного раза. Кому было выгодно оставаться в тени, но иметь особые привилегии и силу в своих действиях? Кто был способен работать без перерывов на менее важные, чем работа, вещи? Конечно же детектив полицейского департамента. Скотт Мэйсон, не так ли? Стоило мне увидеть твой портрет, как я снова влюбился в эти мутные от мыслей глаза. Ты засранец, Габриэль. Жду-недождусь нашей встречи, чтобы хорошенько тебе навалять за то, что ты оставил нас. -
Твой Z
Следующее письмо было написано довольно странно. Много предложений были перечеркнуто отправителем. Было похоже на то, что отправитель от волнения повторялся в словах, совершенно не думая переписать письмо второй раз, без ошибок:
- Если ты читаешь это сообщение, значит, ты уже прочитал сообщение Зеты. Десять лет, не так ли? Десять лет я ждала того момента, когда смогу услышать о тебе хоть какую-нибудь весть. Я была совсем юной девченкой, потерявшей голову из-за мужчины, у которого, как оказалось, головы и не было изначально. Я десять лет ждала о тебе хоть какую-нибудь весть. О чём ты только думал, когда ушел от нас, Габриэль? Скажи мне, о чем ты думал? Лишь о себе, не так ли? Когда ты уехал, то я от горя чуть не выскочила замуж, пытаясь в чуждых мне людях найти спасение. Но спасения не было. Замужество казалось мне Инкубом, пытавшимся ложными эмоциями утопить мои истинные чувства. Я даже не уверена, был ли то Инкубус, или же Инкубатор, что, в действительности, было куда страшнее. Я, как заложница Самаэля, находилась между раем и адом, потеряв себя, не зная, кто я есть. Я покинула полицию ровно в тот день, когда вышел из неё ты. Я знала истинные причины твоих поступков. Ты думал, что для меня играло какую-то роль то, что ты натворил? Я видела в тебе идеал, Габриэль. Я видела идеал, нацарапанный в моей груди закравшимся в сознание Бафометом. Почему ты не забрал меня с собой? Ты боялся за меня? А не боялся ли ты за себя, в действительности? Тебе интересно, чем я занималась потом? Я искала свое место в этом прогнившем мире. Но так и не нашла. Зета помогал мне по старой дружбе, но этого было мало. И вот, наконец, ты вернулся в этот город. Мне хотелось ворваться к тебе, сказать всё, что я чувствую. Моя грудь разрывалась от боли бьющегося сердца, но Зета мне не позволил этого сделать. Я и сама понимала, к чему это могло привести. Я не знаю, о чём я пишу сейчас. Чего я хочу? Тонны текста льются из меня кровавыми слезами, но в действительности всё, что я написала сейчас - не несёт в себе никакой ценности. Я сомневаюсь, что ты станешь дочитывать это сообщение до конца, но всё же... Габриэль, я рада, что ты вернулся. Я совсем не знаю, как вести себя. Когда состоится наша встреча? Зета пообещал, что ждать осталось не долго. Но вопрос точности терзает меня ежеминутно. Когда? -
Твоя R.
Сжатая в кулак ладонь дрожала, фалангами пальцев постукивая по твердой поверхности стола. Прижав руку в губам, мужчина, не прекращавшими своего бега глазами, осматривался. В грудь ударил холод. Это ощущение, словно ты только что коснулся призраков прошлого. Забытые фигуры, некогда игравшие гигантскую роль в твоей жизни. Не было сомнений в том, кто был автором этих записок.
Зета.. Рэйчел.. - тяжело вздыхает, пропуская горячий воздух сквозь пальцы.
Вы не были моей иллюзией?..Вы живы.. Действительно ли вы живы?

+3

205

Да. Самое обычное начало работы для Рико. Почему-то так всегда. Сначала к ней все относятся с недоверием, потом почему-то жалеют, после у Рико зарождается антипатия к недооценивающему её работодателю (Жалость Рико считает первым признаком не восприятия человека всерьёз/как работника, то есть - первым признаком недооценивания), которая быстро выливается наружу. Многие люди на дух не переносят Мисс Пейн, а точнее все, с кем она знакомилась ранее. Нет, как и у любого человека, у Рико есть друг, который терпит любые её привереды, но он остался во Франции в питомнике, с английским названием "Verty". Полное его имя звучит так: Триумф Сиверен Верту XI. Да, он настоящий друг для Рико, но вряд ли она сможет в ближайший год вновь увидеть его.
Гневные шаги сменяются тихими, размеренными. Да и сама ярость как-то испаряется. На её место приходит некая грусть. Не настоящая, а лишь её оттенок. Грусть вызывает не столько сам факт длительного расстояния, сколько осознания того, что за год кот благополучно забудет голубоволосое (а на тот момент Рико предпочитала красить волосы в чёрный цвет), маленькое недоразумение в своей жизни. Да, Пересмешница знает, что у кошек, на самом деле довольно длительная память. Но ведь это написано только на бумагах. Есть ли этому научное доказательство сему факту? Может и есть, но в любом случае, Рико о нём не знает. Хотя, в принципе, рано или поздно коту надоел бы характер Рико. Ведь он надоедает всем. Одноклассникам, учителям, однокурсникам, педагогам, коллегам, продавщице ближайшего магазина от дома Пересмешницы... Родной сестре, по имени Хельга, быстрее всех надоела компания с Рико. В один прекрасный день, сорвался даже отец. Почему-то девушка вспоминает свой последний телефонный разговор с папой.
Внезапно Пересмешница понимает, что держит изрядную очередь желающих, как войти в лифт, так и выйти из него. Не бросив даже "Извините", Рико направляется в сторону лестницы. Находиться в одном помещении с толпой народу не было никакого желания, тем более, в замкнутом помещении.
Телефон! - уже миновав лестницу на третий этаж, девушка резко вспоминает, что так и не включила сотовый телефон после последнего разговора с отцом. Грусть сменяется торопливостью, или, правильнее сказать, суетой. Сорвавшись на бег, Пересмешница спешит покинуть полицейский участок и добраться до дому.
В принципе, причина не такая уж и серьёзная, на первый взгляд. Но для Рико она имела значение: ей должны были позвонить на счёт её очередного рассказа, отправленного ею на рассмотрение неделю назад. Звонить второй раз эти люди не будут, а дозвониться до них практически невозможно. А ей ни в коем случае нельзя пропустить звонок! Рассказы - это то, благодаря чему ест и пьёт Рико, ну, не считая временных работ (Которые, чаще всего, не доживают до первой зарплаты). Не сказать, что бы её писанина была очень известной, а толпы фанатов просто не давали Мисс Пейн проходу, но денег, получаемых от них, вполне хватает на скромную жизнь. Если подумать, то девушке даже повезло: позволить себе арендовать квартиру, одновременно с этим иметь средства на её содержание, на собственное пропитание, на полный гардероб всяких шмоток (конечно, не самых дорогих и красивых, но всё же), интернет и планы о приобретении машины, может далеко не каждый писака. Есть ли у Рико, прямо такой, выдающийся талант? Вопрос тоже трепетный. Да, он безусловно есть, но развит не сильнее, чем у большинства начинающих подростков-романтиков. Однако, не смотря на то, что писательский талант Рико не сильно выделяется среди серой массы других современных писателей, в некоторых городах разных стран её книги пользуются спросом. Почему? Опять же, наверное, это везение. Ну, и как вариант, можно предположить, что покупают её книги из-за того, что пишет она их в разных жанрах. Хотя упор делает на "фантастику"...
- Ай! Чёрт! С - с - с... - Приседая, Рико потирает коленку, коей так смачно ударилась о пол, в результате того, что споткнулась несколькими секундами ранее, второпях несясь по лестнице.
Боль так противно действует на сознание обезьянообразных. Ой, извините, на сознание людей. Она приносит большой дискомфорт Пересмешнице, не смотря на то, что она - мазохистка. Вообще, Рико даже ненавидит боль. Странно? А кто сказал, что мазохисты любят сие чувство? Они от него зависят, но никак не пропитаны к нему любовью. Это Рико может сказать, опираясь на собственный опыт. То, что она именно зависима, подтверждают "ломки", случающиеся время от времени, не имеющие какого-либо принципа/алгоритма последовательности или стабильности.
Вообще, зависимость и любовь - разные понятия в глазах Рико. Она считает, что зависимость - неотъемлемая часть слабохарактерности, которой Пейн не страдает. Но не смотря на её взгляды, Пересмешница признаёт, что она сильно зависима от боли. Да, Рико пыталась заняться самолечением, и конечно, за пять лет достигла некоторых результатов, но, разве что "некоторых".
- Эх - х - х... - голос сдавленный, однако в нём чувствуется доля нежелания. Это всё равно, что захотеть в уборную в то время, когда нужно делать что угодно, но не ходить туда, и при этом прекрасно осознавать сей факт.
Блин, только не сейчас, а? - Вообще, приступ боли уже давно отступил, но желание испытать её снова, движется в противоположном направлении: оно внедряется не только в мозг, но и во все внутренности маленького тельца, создавая ужаснейшую ломку, с которой обязательно нужно справиться. Это чувство заставляет человека биться головой о пол до тех пор, пока потоки красной крови с запахом, напоминающим запах меди, не начнут покидать лоб, стекая с самой крепкой кости к  переносице, с переносицы - к скуле, со скулы - к подбородку... Это чувство заставит биться до тех пор, пока пол не заполонят лужи багровой жидкости, которая стекает, сочась по небрежным дыркам, образовавшимся в результате разрыва кожи. А когда человек умоется, то он увидит в зеркале собственную лобовую кость, прикрытую тонким слоем мяса, некогда бывшем мышцами. Прозрачным слоем, через который отчётливо видны пульсирующие сосуды, большая часть которых разорвана. Можно будет лицезреть повисшую бровь, внутри которой ещё остался прозрачный жир, ведь не на чем ей теперь держаться. А на следующий день... А следующим днём уже не станет человека, так как смерть придёт за ним как минимум, из-за большой потери крови. Нереально большой. Вот, что есть мазохизм, коим страдает Рико, то есть зависимость, с которой приходится бороться ради собственной жизни. Настоящий мазохизм. Настоящее чувство, пожирающее человека с ног до головы, ради подавления которого многие готовы идти даже на смерть.
Рико до сих пор жива лишь благодаря своему сильному характеру. Вот почему ей всё равно, что многие думают о её привычках и поведении. Сменить характер на более мягкий, приятный для других - значит обречь себя на смерть. А Рико боится, ужасно боится умереть. Она ещё не прожила достойную жизнь, она ещё не родила, не вырастила человека, который продолжит её поколение. Именно по этому Пересмешница не позволяет окружающим жалость, по отношению к ней, которая порождает недооценивание, которое, в свою очередь, говорит о слабохарактерности недооцениваемого лица, а это, в обязательном порядке, вызовет осознание того, что Рико не такой человек, каким хочет казаться в глазах других, в результате чего её дух может быть сломлен, что предупреждает о том, что у неё недостаточно сил не то, что бы сдержать себя от смертоносного желания удариться обо что-нибудь, да посильнее, а даже на то, что бы произвести на себя должное впечатление. Лишь потому, что Рико осознаёт всю серьёзность её мазохизма, она придерживается высокомерия в глазах окружающих. Именно по этому ей всё равно, что думают её соседи ли сам "Скотт Мейсон", не удосужившийся даже нормально представиться.
Она просто хочет жить - разве это грешно?

+1

206

вечер: к вечеру небо затягивает тучами, холодает. Ветер временно утихает, становиться спокойно. Срывается снег.
Температура воздуха: + 1

Akira Yamaoka - Promise
Тяжелый дым сигареты, пробравшийся сквозь посиневшие губы. Глаза, что походили на помутневшее стекло. Прямо за столом, согнувшись, он курил, сбрасывая пепел на дорогое дерево. Целиком и полностью его пронизывала боль, непонимание, тоска. Дрожащие брови намекали на слабость, неуверенность в себе. Всё в один миг перевернулось, как будто мир встал с ног на голову, переворачивая привычные нормы в отвратительную грязь, смыть которую было ему не по силам. Помещение окутывал холод, серой пеленой покрывавший тело Скотта. Отбросив головной убор, он проводит рукой по омякшему под давлением грусти лицу. Эта зима приподнесла жестокий подарок. Было даже не ясно, воспринимать ли это как подарок, или наоборот, как толстую шутку судьбы, в которую так не верил детектив. Выдыхая дым сквозь ноздри, мужчина выдыхает себя вместе с ним, кусочки своей черной души, выплескивает ту боль, что накопилась в широкой груди. Опуская кисть руки, он задевает стоявшую неподалеку подставку для ручек и карандашей, неуклюже заставляя предмет падать на бок, расбрасывая содержимое. Это добавляло раздражения, добавляло негатива. Он не торопился ставить всё на своё место. У него просто не было сил.
- Я не верю, что это действительно происходит со мной. Со мной ли это происходит? На самом деле я получил эти письма? Последний раз я видел их десять лет назад. Зета был признан погибшим при исполнении одной из операций, а Рэйчел, насколько я слышал, умерла от тяжелой болезни. Это глупо. Это не может быть правдой. Тогда я думал, что они были галлюцинацией моего рассудка. Я отказывался от реальности. Закрывшийся внутри, закрылся ли я в действительности от них? Если так, то я просто бежал. Бежал как трус. Мне было куда проще признать их смерть, нежели встретиться с ними лицом к лицу. Это так, верно? Это так..
Всхлипывая, мужчина затягивается. Это был настоящий удар для него. Черные ресницы тяжелели, казалось, что вот-вот, и с них сорвется подступившая тонкая слеза. Но даже в такой жестокий момент он не мог позволить себе пролить слёз. Прикосновением пальцев уничтожив малейший намёк на слабинку, он с треском в груди затянулся сызнова. Его голову не покидало мужественное лицо Зеты, мужчины, готового отдать за него собственную жизнь, если того потребует долг. Его голову не покидало прекрасное лицо Рэйчел, девушки, что была от него без ума. Её заслуги были неоспоримы, она, вместе с Зетой, бессовестно выполняла каждый приказ, будь то убийством, будь то иным. Сбивая пепел, он вздохнул. Кончилась первая сигарета, за ней пошла вторая. Ему не хотелось дышать воздухом. Детектива преодолевало желание забить лёгкие непереносимой дозой никотина, позволить себе переварить миллионы кубометров дыма. Будь он лошадью, он бы давно скончался.
- Я трус, бежавший от собственных страхов... Просить прощения у вас будет недостаточно. Упасть вам в ноги, разбивая собственное лицо в мольбах - тоже будет недостаточно. Я трус, принявший сумасшедший бред как спасение... Но я не знал, где себя найти.. Я не знал, как и ты, Рэйчел, где моё место.. Я не знал, что есть реальность, а что - иллюзия. А что, если всё, что окружает меня сейчас - тоже нереально? Что, если в действительности меня окружает непрекращающийся ночной кошмар? Этот голос в моей голове.. О каких демонах может идти речь? Всё это выдумки. Я просто больной на голову псих!, - ударом руки он сбивает стационарный телефон, бумаги, что в легком полете соприкасаются с землей. Тяжелый вздох, изо рта повалил черный дым прогнившего от боли сердца.
- Никаких демонов не существует. Никаких уродов не существует. Весь этот цирк в действительности может оказаться плодом моей фантазии... Всё настолько реально, что в это постепенно начинаешь верить. Это безумие захватывает органы чувств, целиком преломляя волю моих сомнений. Я искренне верю в это, живу в мире, где каждый встречный в действительности может оказаться чудовищем. Даже эта Рико Пейн, которая сегодня мусолила мне мозги, в действительности может быть демоном. О чём я только думаю?..В какое русло направлены мои мысли? В собственных глазах я выгляжу загнанным в угол ребенком, с нулевыми мотивами такого поведения. Я не знаю, что со мной. Я боюсь. Этот страх застревает в моей груди, паучьими лапами прорываясь наружу. Его ледяные щупальца пробираются в мою глотку, в поисках выхода на свет. Это волнение болючими волнами скользит по телу, порождая слабость, голод, неуверенность в окружении. Прекрасно понимая, что за мир меня окружает, я наивно надеюсь проснуться. Я всё так же надеюсь, что это просто сон.. - третья сигарета покидает уста, хвостатым окурком врезаясь в бумагу. Четвертая сигарета становится доктором Скотта. Она постепенно вылечивает его, лишая эмоций. Лишь в отсутствии эмоций можно найти гармонию. Отсутствие жизни и есть гармония. Он постепенно убивал в себе себя, дабы фениксом возродиться опять. Дышать действительно становилось непереносимо тяжело. Ещё чуть-чуть, и сердце бы его остановилось. Четвертой сигарета была лишь с того момента, когда детектив принялся за счёт. Счёт начался после какого-то двузначного числа, уточнять он не брался. Оставшаяся половина сигареты в мандраже сорвалась вниз. Трепетные кончики пальцев касаются побледневшего лица детектива, словно пытаясь убедиться в том, что это было именно его лицо. Правда была на стороне мужчины, хотя бы на тот момент.
- В письме было сказано, что скоро состоится наша встреча... Я не готов к такому событию. Страх одолевает, велит мне бежать. Снова бежать? Нет, я не стану. Я готов выслушать каждый их крик, прочувствовать каждый удар, если будет таковой. Зета, Рэйчел. Я больше не стану бегать. Я снова здесь, я снова готов увидеть вас. И я найду вас. Я буду искать вас до тех пор, пока не найду.
Скотт постепенно обретал человеческий вид. Голос, что даже в голове звучал как разодранный в мясо гул, нормализовывался. То же происходило и с лицом. Серость кабинета исчезала. Возможно, та боль, что окутывала его, отступала. Чувство вины слабело, вызволяя Скотта из своих объятий. Последний вздох, покинувший уста без оттенков серого. Его дыхание было чистым, как небо. Переключившийся детектив принялся убирать последствия душевного буйства, как тут неожиданно раздался звонок мобильного. Мужчина осторожно поднял трубку, поднес её к уху.
- Здравствуйте, мистер.. Мэйсон. Думаю, вы не догадываетесь, кто вас может беспокоить сей час. Действительно, кто бы это мог быть?
- Я слушаю вас. Кто это? Откуда у вас этот номер?
- Видите ли, Скотт.. У нас есть особые связи, дающие нам и такого рода возможности. Не сочтите за грубость, но отыскать номер лучшего детектива Токио не так уж и тяжело. Кто я? Было бы вернее сказать "Кто мы". Лишняя информация, как вы сами понимаете, будет вам стоить дорого. Предпочтительнее будет представиться как "Человек правительства". Мы и есть правительство, под чьим покровом находитесь вы и, непосредственно, вся полиция, детектив Мэйсон. Зная вашу мнительность, мы подготовились. "So-Do-Ta-Te-Wa-Shi. Иджё, ниджи реберу". Нам необходимо, чтобы вы помогли нам, то есть правительству. Скажите, получали ли вы ранее подобные задания?
Глаза мужчины округлились. Выпрямившись в кресле, он прижал телефон плотнее. Казалось, на том проводе сидел настоящий бес, прочувствовавший некоторое волнение Скотта. Пытаясь сохранить спокойствие, тот отвечает:
- Нет, это первый раз, когда мне приходится работать напрямую с правительством.
- Тогда буду не столь краток, сколь обычно. Мы обойдемся без брифинга и каких-то дополнительных тонкостей, но общую картину мы обрисуем. Нам пришла весть, мистер Мэйсон. Весть о том, что в морг был доставлен не совсем обычный труп. В это трудно поверить, но данный труп есть самая, что ни на есть, аномалия. Предполагается, что это оборотень. Да, вы правильно меня поняли. Ход ваших мыслей так же верен. Вам необходимо конфисковать тело и доставить его в морг полиции, где наши специалисты проведут дополнительное изучение. От вас требуется незамедлительное прибытие в больницу, разговор с патологоанатом, выяснение причин и времени наступления смерти. Если вам всё понятно, то можете начинать задание прямо сейчас. Поверьте, ваша помощь будет нам очень кстати. - голос его был спокойным, в какой-то мере даже дьявольским. Тон был играюч, лёгок, но сам тембр голоса был низок. Сказать, что Скотт был удивлён - ничего не сказать. - вам понятна цель?
- Так точно, сэр.
- В таком случае, приступайте. Надеюсь, что это не последний наш разговор, мистер.. Мэйсон.
Мужчина кладет трубку. Сделав пару вздохов, детектив быстро наводит порядок в кабинете. Закончив, он берёт со стола пистолет, из шкафчика - полную обойму. Зарядив пистолет, прячет его под одеждой. Мужчина одевает висящую на стуле куртку, берёт со стола телефон, документы, удостоверение. В голову прокралась мысль взять с собой нож, так, на всякий случай. В средней полке шкафчика он находит холодное орудие, прячет в затяжную кобуру. Убедившись, что тот ничего не забыл, выдвигается, заперев за собой дверь. Быстрым шагом он покидает участок, направляясь в больницу.
----> Центральная больница.

Отредактировано Scott Mason (2011-12-21 07:11:51)

+2

207

Уже на последних ступеньках лестницы, краем глаза, Рико замечает "Скотта", идущего по коридору в сторону выхода. Вид его взволнованный. Быстрая походка выдаёт возбуждение, а побледневшее лицо - волнение. Рико не придаёт этому никакого значения. Главным образом из-за того, что все её мысли заняты болью в колене. Перед ней стоит другая, более важная задача: дойти до дому, терпеливо перенося боль в хромающей правой ноге. Да, и к тому же: он ведь сам сказал, что её рабочий день окончен.
Быть может, было немного удивительно и то, что взгляд Рико, провожающий шефа, не был наполнен ненавистью или обидой. Совсем наоборот. Глаза были наполнены чувством вины. Рико прекрасно осознаёт один закон жизни: пока кому-то не скажешь о своих проблемах - никто даже не поинтересуется ими. Да, никто не станет за своё время интересоваться чужими проблемами, даже "Скотт Мейсон". Хотя, можно ли говорить перед именем "Скотт Мейсон", слово "даже"? Для Рико он показался таким человеком, что интересуется только собой. Но, как говорят: "Первое мнение ошибочно". Рико надеется на это. Но пока что, у Пересмешницы нет ничего, кроме этого самого "Первого мнения". Вообще, детектив - личность непонятная. Сначала он создал образ неприступности, затем, полностью разрушил свою репутацию неприкасаемого, проявлением жалости. Потом опять же, становится холодным, а сейчас снова, какой-то... Человечный, что ли? С ним, пока что, ничего не понятно. Единственное, что Рико может сказать с полной уверенностью - "Скотт Мейсон" не является его настоящим именем. Скотт явно косит под янки, но плохо выходит. Само имя "Skott" скорее всего, сокращение от "Scotland", а а значит, пришло из Шотландии. Ладно, допустим Скотт - Шотландец. Тогда как объяснить его явное немецкое воспитание? Почему немецкое? Настойчивость и чистолибюе, что яро характеризуют трудолюбие, а слухи говорят о том, что "Скотт" не вылазит из своего кабинета. Так же, "Скотт" не обрадовался новой помощнице, а человеку немецкой натуры характерна нелюбовь ко всему новому. Столь долгое ожидание, когда "Скотт" откроет дверь, говорит о негостеприимности, а постоянная "смена масок" с холодной на тёплую и обратно, говорит о лицемерии или подражании кому-либо, опять же, это свойственно немцем. Томас Манн писал, что наиболее выраженная черта немцев - скрытность от других, кое так сильно выражается в поведении "Скотта": он буквально вытолкал Рико за дверь, после чего закрыл её на внутренний замок, дабы уединиться с самим собой. Собственно, именно закрытая дверь кабинета и отличает Скотта от американца или шотландца, к коему поначалу Рико приписала детектива. Есть ещё много доводов к тому, что "Скотт Мейсон" - только по бумагам "Скотт Мейсон", но что бы их оправдать, нужно лучше узнать детектива. Быть может, он и родился в Англии, что вполне вероятно, если обратить внимание на цвет его гладкой кожи, но Рико полностью уверена в том, что его родители - мать или отец, имеют немецкие корни. Скорее всего, настоящее имя "Скотта", обозначает что то могущественное, типа "Готтфрид - мир бога", или "Вензель - прославленный", хотя вряд ли...
- А - а - а! - от жуткого желания поспать, Рико уже начала зевать.
Чуть прихрамывая, девушка направилась в сторону выхода. Ей ещё резюме найти нужно...

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-21 23:45:45)

+1

208

Кое как перебирая ногами, хромой походкой Рико направилась домой со скоростью среднестатистической черепахи. дойти то светофора ей стоило где-то пять минут. Ещё тридцать секунд ждать, пока загорится зелёный свет.
Блииин, ну давай быстрее, а? Ну пожалуйстаааа...
Да, чем быстрее загорится светофор, тем быстрее Рико попадёт домой. Дома тепло. В отличии от улицы. Эта жуткая слякоть  разочаровывала еще больше, чем морозная погода. Да, Пересмешница явно не подумала на счет одежды. Мороз пробирал ее изнутри, заставляя тело дрожать, а зубы издавать ритмичный стук. Губы Мисс Пейн чуть посинели, создавая ауру, которая ясно говорит о том, что Пересмешнице сейчас не до смеху. Но, что можно сказать? Когда она выходила - было тепло, а сейчас, как-то холодно... Одно хоть радовало: шарф надела. Да, это тёплое полотенце, обвитое вокруг шеи, очень помогало "Юной леди".
Загорается зеленый. Идя, как можно быстрее, Рико всё равно идёт медленно, переходя "Зебру". Кстати, стоило учесть, что ни одной машины даже в помине нету. Странно. Может перекрыли дорогу? Хотя Пересмешницу это не волнует. Она хочет домой, да и только.
Зевая, "юная леди" здоровой ногой ступает на тротуар. Подходя к подъезду ближайшего дома, девушка достаёт ключи из кармана брюк, прикладывает "таблетку" к "базе", и, как и следовало ожидать - ничего не произошло: замок глючит на холоде.
----> Квартира Рико Пейн

Отредактировано Рико Пейн (2011-12-24 15:34:44)

0

209

23.12.11 • 23:50, вечер:
Небо затягивает тучами, холодает. Ветер временно утихает, становиться спокойно.
Срывается снег. Температура воздуха: + 1

Снимая свой шлем, он почему-то вспомнил стародавнюю Японию и недавнее прошлое, самурайские шлемы и каски второй мировой. Вспомнил, как раньше было проще без всех этих автоматов, пулемётов, приборов и других примочек. Но, как и прежде, сила и мастерство владения оружием, не важно, холодным или огнестрельным, решало, кому из противников остаться на грешной земле…
Их грузовичок, забавная мясовозка такая, она же «сват-машина», тихо подъехала к служебному входу пять минут назад. Все уже переоделись, один только Адам задумался. Слоупок хренов. Он снял с себя бронежилет, сдал оружие и артефакты. Аккуратно разложил всё  по шкафчикам, прислонил щит к стене. Переодевшись в повседневную одежду, он взял у кладовщика свой пакет, в котором лежали личные вещи: ключи, «дебильник», кошелёк, флешка, зажигалка и пачка сигарет. Накидывая куртку, он остановился на пару мгновений и скучающий кладовщик-гардеробщик-хрензнаетктотамещё решил воспользоваться своим шансом поболтать хоть с кем-нибудь сегодня, в этом закрытом от посторонних и немноголюдном уголке здания.
– Ну как прошло патрулирование? – спросил он.
– Обычная рутина, ничего особенного сегодня, - Монро сделал вид, что куда-то торопится, чтобы отделаться от него.
– Ладно, бывай, мне пора.
– Тогда…  саёнара, и с праздником вас!
Ммммм, про какой ещё такой праздник он говорит? Что-то я не припомню, чтобы синтоисты праздновали рождество. Да и новый год тридцать первого числа тоже.  Хотя стоп!  ЭЭЭмм 23 декабря. Думай, думай, думай. Точно! Сегодня же день рождения Императора! Вот чего сегодня все такие милые и весёлые.Тьфу на вас!

С такими угрюмыми мыслями он направился в свой кабинет, вся эта праздничная херь его ничуть не интересовала. Он не праздновал в этот день. Да и дел по работе у него было море. И патруль города - не единственное, что входило в его обязанности. Сотрудников SWAT вообще вызывают относительно редко, а их подготовка и экипировка обходится дорого, поэтому государство не может допустить, чтобы мы сидели, сложа руки, ожидая чрезвычайной ситуации. В полицейских участках сотрудники SWAT обычно несут повседневную службу, как и другие полицейские, отличие только в том, что нас в любой момент можно собрать, сделав вызовы на мобильные телефоны или связавшись с нами по рации.
Присев в своё кресло на колёсиках, он включил настольную лампу, открыл ноут и впялился в загрузочный экран, нашаривая в узком кармане джинсов свою флешку…
G:\Ketsunoana\Kusou\Personal affairs
Щёлк! Адам открыл папку и запустил первый файлик "#0001.12.11_Reijii"
Таксс, посмотрим. - Пробурчал он себе под нос. Нужно было разработать операцию по поимке торговца оружием, доказательства на него уже накопали, но подступиться пока к нему боялись из-за его опасной охраны, вооружённой оружием той же марки которой они торгуют. В файле был перечислены собранные данные, список соучастников, план здания и инструкция : "брать живым или мёртвым". Адам сел всё это изучать. Похоже, что это на всю ночь. Эх.

Отредактировано Adam Monroe (2011-12-23 23:55:41)

+1

210

Точка невозврата.
Январь, 2012 год. Вечер.
Погода: по-прежнему безветренно. Снег прекратился, словно передумал застелить все вокруг. Природа спокойна и безмятежна.
Температура воздуха: - 3


Карандаш еще пару раз стукнул о гладкую поверхность стола и замер в пальцах. И замерла тишина. И, кажется, даже движение молекул в воздухе вокруг сидящей за столом женщины прекратилось. Только монотонно помаргивала с тонким металлическим звуком люминесцентная лампочка где-то в дальнем конце помещения. Архив – это, наверное, самое тихое и самое зловещее место во всем Управлении полиции. Стеллажи, заставленные коробками и папками с делами давно минувших дней, словно специально кем-то выстраивались в таком лабиринтообразном порядке, чтобы проводить здесь тренировки по спортивному ориентированию. Освещение здесь не слишком яркое и распределяется таким образом, что свет и мрак делят пространство поровну, небольшими островками, да и тишина просто оглушает, пробирает до костей.
Сидя за столом и ковыряясь в подшивках, она периодически ловит себя на желании обернуться, потому что противное липкое ощущение, что кто-то неотрывно сверлит взглядом спину, практически не оставляет ее. На первый взгляд сидящая практически без движения хрупкая фигура кажется неживой. Напоминаем о том, что в теле еще теплится некое подобие жизни, служат только хаотичное движение читающих глаз и едва заметное колебание грудной клетки при дыхании.
- Что за черт… - не вопрос, не ответ. Бросив очередную папку на стол, женщина, тяжело вздохнув и закинув руки за голову, сцепляя пальцы в замок на затылке, откинулась на спинку стула и уставилась в пустоту.
Нет. Это… как бы он попал внутрь?
- А если…
Нет, двери всегда запираются.
- Бред какой-то…
Прикрыв глаза и великодушно позволив мозгу еще немного понежиться в этом легком коматозном состоянии, она все же вернулась в реальный мир и, собрав разбросанные по столу папки, диски с видеозаписями и свои собственные записи обратно в коробки, поспешила на выход.
Последние два года жизни столицы, скажем так, выпали из поля зрения Зоуи. Но сейчас она уже почти неделю как новый сотрудник центрального управления полиции города, и это, мягко говоря, обязывало в срочном порядке восстанавливать все пробелы. Поэтому последние несколько дней англичанка почти не покидала этого унылого кладбища криминальной истории города. Честно говоря, ее жалкий и бледный облик уже настолько вписался в местный призрачный пейзаж, что со дня на день про нее начнут складывать легенды члены обслуживающего персонала. Перепуганный на днях до конвульсивного состояния уборщик теперь вообще старается стороной обходить это невысокое создание с копной каштанового беспорядка на голове. Только сдавленно улыбается, извиняется и тут же исчезает за углом в приступе панического бегства, еще долго разнося по пустым коридорам грохот своего ведерно-швабрового оборудования.
- Добрый… вечер…
Завтра принесу ему мелонпанов.
Так решила про себя Зоуи, неловко улыбнувшись вслед скрипящему колесиками своей чудо-повозки беглецу.
Хм… а мне их кто принесет? И кофе… Кофе!
А вот это действительно была проблема, которая заставила женщину замереть в полушаге, скептически вскинув бровь. Желудок сразу жалобно заныл, как только, при мысли о еде и питье, получил долгожданный импульс от мозга. А, может быть, он просто караулил удобный момент, чтобы напомнить беспечному психологу о существовании таких человеческих потребностей, как сон и пища. Перенеся весь вес двух сравнительно небольших коробок на левую руку и левое колено, балансируя на одной ноге с упорством канатоходца-суицидника, Зоуи взглянула на часы.
- Ого! - даже слишком многословно для обнаружения стрелок в положении 20.46 p.m. Время ужина давно прошло. И тут стройный хаос ее мыслей нарушило отчетливое воспоминание, что еще утром на столе в кабинете лежало яблоко.
Зоуи, конечно, может ходить и быстрее… когда видит, куда идет. Сравнительно – понятие относительное. Относительно красавца Конисики коробки, плавно покачивающиеся сейчас в хрупких руках, выглядели бы мелочью, как два футляра для теннисных тапочек. Но молодой женщине эти «мелочи» полностью закрывали фронтальный обзор, да и весили они прилично. Потому движение до лифта и дальнейшее нащупывание на шероховатой стене кнопки вызова заняло у нее несколько томительных минут.
Аккуратно поставив коробки на пол, Зоуи нажала свой этаж и, безразлично следя, как светящиеся цифры над дверьми лифта загораются и потухают, одна за другой, предалась скоротечным мечтаниям о том, как неожиданный любезный офицер вдруг окажется в нужный момент на нужном этаже и великодушно поможет ей доставить груз до кабинета. Но лифт движется быстрее, чем абстрактные офицеры, поэтому за открывшимися дверьми женщину никто не ждал...

… Повернув за угол от лифта, Зоуи еще больше замедлила шаг, когда ее слух уловил чей-то приглушенный расстоянием разговор. Спорили двое мужчин.
Чем ближе она подходила к приоткрытой двери кабинета, тем отчетливее доносились голоса.
- У нас и так все под контролем. Не понимаю… зачем вообще кого-то вмешивать?
Ступая все медленнее и тише, она совсем остановилась уже напротив окна кабинета.
- Не думаю, что они зацепятся за это дело. Обычная проверка.
- Обычная?! Да после таких проверок…
Что бывает после «таких проверок», Зоуи так и не узнала. Реакцией на ее неосознанное любопытство были раздраженные взгляды, опущенные жалюзи и захлопнутая дверь. Этих двоих психолог еще не знала, как не знала и деталей дела, которое они обсуждали. Едва заметно пожав плечами и перехватив поудобнее свою ношу, она продолжила неспешное движение к своему кабинету. К мыслям о кофе и хрустящем яблоке теперь добавился этот, нечаянно подслушанный, отрывок разговора.
Обычная паранойя чужака.
Мотнув головой, девушка постаралась выкинуть свои сомнения подальше.
И самое время. Прислонив коробки к запертой двери своего кабинета, она одной рукой пошарила в кармане брюк в поисках ключа.
Внутри был полумрак, горела только настольная лампа, да и то не особо ярко. Поставив коробки на низкий столик посреди кабинета, Зоуи вытащила из верхней пакет с фотографиями и с тихим вздохом села за свой рабочий стол. Пару раз прокрутившись в кресле и сладко зевнув, женщина попыталась продумать план дальнейших действий. Время бы домой собираться. Но в пустой постели она все равно еще долго не уснет, а то и вовсе решит скоротать ночь за работой. Лучше уж пока остаться здесь, где, по крайней мере, все материалы под рукой. А пока… ужин.
Пока челюсти методично сминают рыхлую сладость яблока, руки раскладывают на столе фотографии с места преступления в метро. А ее совершенно безэмоциональный взгляд скользит от снимка к снимку с таким спокойствием, словно разглядывает волшебные виды тропических закатов, а не лишенные возможности дышать, любить, зло смеяться или плакать от счастья человеческие тела.
Что он видел… когда убивал их? Что он чувствовал, забирая их будущее, настоящее и прошлое?
- Зачем..? – пошептала Зоуи тишине, даже не осознавая, что вслух задает этот вопрос.
А он не оставлял сознания молодой женщины. Как и тысячи других, бьющихся о непонимание в ее голове, как мотыльки о раскаленную поверхность лампочки.

- -

Отредактировано Zowie (2012-01-17 14:18:02)

+5


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральное полицейское управление


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC