Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Горы


Горы

Сообщений 91 страница 120 из 238

1

http://uploads.ru/i/L/z/q/Lzqh2.png

Над лугами да полями возвышается каменным и минеральным массивом отнюдь не серое тело бетонного города. Это горы раскинулись огромным массивом, их заснеженные вершины упираются в небо, а черные пропасти между ними рвутся в преисподнюю. На узких тропках и среди ущелий нужно быть крайне осторожным, чтобы не оступиться, не упасть вниз на острые камни. Ночью и зимой здесь практически не видно, куда ступать, часто с некоторых отвесных склонов сходят лавины или обрушиваются камнепады, а в самих массивах гор (у каждой из них есть свое название, но помнят их разве что только местные жители) есть множественные пещеры.

0

91

- Как скажешь, господин.- чуть усмехнулась она. Поправив шубу и сунув в рот сигарету, она смотрела за тем как кукловод уходит. Она не произнесла ни единого звука. Даже не шелохнулась.
- Вот так, вот получаеться. Я выбрала себе хозяина в точь-точь такого же по сути, что и мой создатель. Может у меня судьба такая. А может мне просто нравяться такие мужчины. Ну давай же Анникара, признайся. Он тебя заводит и ты хочешь его. Ну давай же. Его холодность и неприступность приводят тебя в восторг. Сколько у тебя уже не было мужчины? Но тебе нужен он, хотя ты можешь получить любого, кого пожелаешь. Но тебе не нужны рабы и амебы. Тебе нужно бороться, страмиться к своей цели, заставить мозг работать. Что, теперь жэтот кукловод для тебя как эта гора для него. Ты соблазнишь его, но к его телу тебе охота получить холодное сердце демона. Так ведь. Тебе нужно, что бы он принадлежал тебе, поэтому ты согласилась принадлежать ему. Так? Ну давай признайся.- нашептывал внутрении голосок.
- Эх, Кай, Кай... идешь за другими, ну развлекайся. А я присоеденюсь потом. Сначала нужно перекусить. Ммм... чем0-нибудь молодым.- проговорила она, когда кукловод скрылся из виду. И только тогда она неспешно пошла по дороге.
----) детская площадка.

0

92

Начало отыгрыша, попытка последняя.
Март. 2011 год. Погода меняется в горах день ото дня.

Ветер быстро заметает следы той, что оставила асфальт и машины далеко внизу, в мегаполисе. Океан забыт, все сделки кончились деньгами. Иными словами - рейд удался. Вдвойне, если помнить, что он последний. Вместе с кривыми рожами моряков, прохожих и даже водилы, задарма прокатившего казавшуюся лёгкой добычей маньяка девицу. И, как оказалось на деле, он оказался прав! Маньяку, жившему где-то в глубине сущности самой попутчицы. Знание порой приходит слишком поздно - сверкая фарами в пропасть, пробив ограждение, обрушится жёлтое такси, а следственная бригада не станет разбираться, какое именно из горных созданий объело теперь уже изрядно промороженный местными ледяными ветрами труп. Даже местная полиция постарается быстрее закрыть дело, списав всё на гололедицу, алкоголизм, психические расстройства. Всё что угодно. Чем умнее человек, тем легче он забывает о необъяснимом. Или наоборот, очевидном в своей потусторонности?
Ветер всегда играет на стороне хищника. Отсутствие хвоста не кажется досадной оплошностью создателя зверя-аватара, когда тугие струи воздуха выравнивают снежную поверхность позади убийцы. И чем дальше горная цепь уводит её от каких-либо поселений, пастбищ, дорог, даже метеостанций, тем более размытым становится собственный образ для возвращения. И только чётко зафиксированная ещё в человеческом облике мысль бьётся меж чёрными ушами - неудобные путы, что давят на спину, должны оставаться там до логова. Но никакое дикое животное не будет торопиться с выбором оного, отдавая свою безопасность на волю случая, нет. Пусть следы и запах уничтожены благосклонной к хищнику погодой, но нет предела инстинкту самозащиты. И сколько бы часов ни ушло на подъём, бег по краю ущелий там, где не пройти человеку, не замедлится, а привычная к долгим пробежкам плоть не остановится при первой иллюзии отдыха.
Ветер заметал шкуру снежинками, ещё лучше скрывая оборотня от посторонних глаз. Что делать тигру на такой высоте, где лишь макаки спасаются от нестерпимого холода в горячих источниках? Или именно они - цель смертоносной твари, несравнимо более крупной и опасной, нежели местные обитатели? Верно, но позже. Сейчас, спустя возможно не один день пути, искомое найдено - скрытая в глубоком разломе, кажущемся лишь очередным поворотом горной цепи, пещера. Столь узкий шкуродёр, её предваряющий, вынуждает тигрицу вспоминать о разуме, выуживать из глубин памяти образы, способные подсказать - лишний вес на спине теперь можно взять в пасть. Куда удобнее двигаться, волоча это подобие добычи между лапами.
Ветер не проникает туда, где сном отдыха и равновесия двух сущностей спит тигрица. Чёрно-полосатые бока вздымаются и опадают, уши двигаются, даже в таком состоянии ловя любой звук, выбивающийся из общей картины воя ветра, хруста непрестанно движущейся где-то в глубине гор породы. Человеку нет места здесь. Спустя столько долгих недель в море, звериная часть удостаивается права стать главенствующей. И найдётся ли место в новой жизни первородному, истинному, лишь одетому в магическую оболочку - неизвестно.

Начало апреля 2011 года, ночь:
В безоблачном чёрном небе ярко сияют звезды.
Ночь охладила землю, которая за день успела прогреться и теперь вся природа замерла в ожидании следующего дня,
который, наверняка, принесёт тепло. Температура воздуха: + 5

Способны ли животные осознавать разницу во времени? Способны ли познать вкус утекающих сквозь пальцы минут, вязко сковывающих уста, желающие шепнуть: Не уходи? Тигриная спина вам не ответит. Какой бы пропастью не обрывался мир у бесшумно ступающих, а сейчас покоящихся подле друг друга лап, ответа не последует. Безграничная мудрость глаз не притянет внимание древних и современных. Всего лишь иллюзия, маска, ошибка магической формулы. Фальшивка. Лопатки потревоженными ветром барханами не покачнутся, одна за другой приводя в движение совершенное оружие лап и когтей. Тигр оборачивается. Он заперт между мирами. Одним, где девица из человеческого рода пожелала его плоть в качестве своей игрушки. И другим, где загнанная со всех сторон браконьерами тигрица, нашедшая последнее пристанище в заповеднике, так и не разродится редчайшим тигрёнком-меланистом. Да, эти серо-зелёные глаза не принадлежат ему. Настоящие, карие, обходят внимание вашего взгляда стороной. И пушистая кукла продолжает сидеть на обрыве, конце этого маленького мира и наблюдать. Она не обманется - только человек и никто более. А зверь - похищенная у свободного духа плоть, обречённая служить целям тёмной колдуньи. Иначе почему, вы думаете, светлым магам чужда сладость противоестественной формы?
Под сияние ночного небосвода чёрным облаком шерсти развоплощается оборотень. Обнаженная фигура кутается в чёрные полосы и белые звёзды снежинок, проверяя на прочность способность регенерации справляться с зарождающимися внутри воспалениями. Пальцы заправят за ухо зелёную прядь, мимоходом смахивая слезу. Способен ли сожалеть тот, кто обрёк? Да, но всегда так поздно, что сожаление становится худшей платой, нежели бесстрастие жестокости победителя. И в следующий раз, когда она вновь обнаружит себя в неизведанном месте, колдунья не посмеет ни жестом, ни словом или даже мыслью упрекнуть второе подобие сущности. Ведь он до конца, до последнего выдоха морозного облака пара прав. И прежде чем отступить на время в глубины её магических клятв Лоа, этих апостолов вуду, зверь взглянет в глаза по ту сторону зеркала. Другие, человеческие. И для каждого из них не останется ничего, кроме барьера молчания. Обречённого и обречённой каждый на свою незавидную участь.
Невольная обитательница далёкой пещеры недолго отогревалась в озере, обжигающие воды которого, благодаря источнику, спасли её тело и мечущийся дух от неминуемого разрушения. Исступлённый вздох: ведьма последний раз перед долгим перерывом отдаётся в объятия зверя. В этот раз она не познает сомнений, не испытает горечи разочарования. Просто ещё один штрих к портрету той, что пожелала сделать частью своего пути мучение других. Беспринципность, ненависть, подлость? Она не подаёт их на блюде, но вбивает гвоздями подошвы в лицо вопрошающего.
Чтобы после слизнуть капли крови вместе с грязью.

----> Улицы города, центральный парк

Отредактировано Коч (2011-04-05 23:47:32)

+1

93

Июль. 2011 год.
• утро: утро встретило жителей пасмурным небом и ливнем, который подарил городу долгожданную свежесть, однако из-за этого стало прохладнее.
Температура воздуха: + 15

<----- Квартира №40 (Loki Jensen)

Ему повезло – пока удалось найти хоть какой-то салон аренды автомобилей, стрелки на наручных часах показали уже половину девятого утра, а значит, что все подобные ИП уже открылись и практически вошли в свой обычный рабочий ритм.
Так что не было ничего странного или тем более удивительного в том, что к нему после входа на территорию паркинга, сплошь заставленную подержанными и не очень автомобилями, подошел подтянутый молодой человек в безукоризненном брючном костюме. Аниото только языком цокнул, бросив короткий взгляд на затянутое тучами небо. Вот-вот дождь пойдет. Отметил он автоматически, уловив носом быстро наполняющийся свежестью ветерок.
- Чем могу помочь? – Отвлек его от «левых» мыслей приятный тенор продавца. Барс ничего не ответил, только взгляд вернул на молодого человека. – Если позволите, могу посоветовать вам наше последнее поступление – в нем присутствуют великолепные образцы. Главное – большинство из них почти не эксплуатировались, успев наездить только необходимый для обкатывания двигателя километраж.
Дождавшись, пока мужчина замолчит, наемник мотнул головой. – Если это те, что стоят у вас ближе к выходу, то не надо, спасибо. Меня не интересуют бизнес-модели, и тем более скоростные. Я ищу что-нибудь, что подходит для загородных поездок. Внедорожник, проще говоря. Лэнд Круизер будет идеальным вариантом, но если его нет, то сойдет любой другой от Тойоты.

В итоге по его пожеланиям все-таки была найдена нужная машина. Ей оказался Toyota Highlander, Горец в простонародье. После было еще в общей сложности минут двадцать всевозможной бумажной волокиты и подтверждения истинности личности покупателя, но, в конце концов, наемник все-таки выбрался с территории автосалона. Правда, сидя в салоне свеже купленной машины.
Горец слушался руля просто идеально – явно стояло гидроуселение руля. Шел джип ровно, двигатель хоть и рычал, но так тихо, что если не прислушиваться – ничего и не услышишь. Повезло мне, однако. Довольно хмыкнув, парень крутанул руль, сворачивая с шоссе на проселочную дорогу, ведущую к подножию гор, а оттуда куда-то вверх по склонам. По ней Йенсен и поехал, насвистывая себе под нос веселый мотивчик и поглядывая по сторонам. Недавно начавшийся дождь негромко постукивал по крыше транспортного средства, создавая атмосферу расслабленности и отрешенности, что было как нельзя кстати – не смотря на бодрящийся вид, внутри Барсу было очень паршиво.
Наконец дорога кончилась, приведя Локи на далеко выдающийся из скалы утес, с которого открывался шикарный вид на окрестности. – Хах. Уютно.
Включив радио, он покрутил настройку громкости и, добившись нужной ее величины, довольно кивнул. Только по завершении этих манипуляций беловолосый парнишка позволил себе выбраться из машины и запрокинуть голову к небу, подставляя лицо струям дождя.
Расслабившись, он и сам не заметил, как сознание привычно активировало трансформацию и волна изменений холодным светло-синим светом прошлась по его телу, в считанные мгновения превращая высокого мужчину несколько раз превосходящего любого из своих сородичей по массе и величине тела, ирбиса.
Тот, немного постояв, встряхнулся и подошел к краю утеса, там и вытянувшись на пузе в полный рост. Взгляд зверя устремился куда-то на затянутый дождевой дымкой и тучами горизонт, а о наличии жизни в этой туше говорил только мотающийся из стороны в сторону толстый пушистый хвост.

+2

94

Июль. 2011 год.
• утро: утро встретило жителей пасмурным небом и ливнем, который подарил городу долгожданную свежесть, однако из-за этого стало прохладнее. Температура воздуха: + 15

---> Сеть улиц (---> №73)

Утро грозило дождем. И для этого не надо было читать метеосводки или обладать специальным даром. Стоило взглянуть на затянутое низкими дождевыми тучами небо, как все догадки отпадали сразу. А сильного, способного увести тучи дальше, ветра не было.
Лиан слегка удивилась такой погоде под самый конец июля, самого жаркого месяца. Да еще и прямо с утра. Обычно если ливень и шел, то вечером, плавно затягиваясь на ночь. А утром наступала уже привычная жара. Но, раз жителям мегаполиса давалась короткая передышка, ею надо воспользоваться сполна. Здраво рассудив, что Токио кицунэ увидела уже весь, а на природу в последнее время выбраться не удосужилась, Кельш приняла решение уехать на полдня-день куда-нибудь в пригород. Тем более, на работу выходить не сегодня и даже не завтра, а свободное время надо проводить с пользой.
Собраться «на отдых» заняло от силы полчаса. На бутерброды ушел последний сыр – единственное, что осталось в доме из еды. Осознав это, девушка тяжело вздохнула и задалась целью прикупить чего-нибудь на обратном пути.

Наскоро позавтракав в маленьком кафе булочкой и переслащенным кофе, Лиан села на едущий за город поезд и только теперь задумалась, куда же ей поехать. Был вариант отправиться к морю, но, подумав, кицунэ все же его отбросила. У моря в дождь делать решительно нечего, а если будет гроза, то и вообще местами опасно. По той же причине «за бортом» оказались поле и горы. Единственно правильным и верным оказался лес. Тем более, что лес – это природная среда обитания лисиц, а в дождь там гулять вдвойне приятнее. Но, посмотрев в окно, Кельш не удержалась от смешка – нужную остановку она уже умудрилась проехать. А море вообще было в другой стороне. Оставались горы, куда девушка, подумав, и направилась.
«Хотела как лучше, получилось как всегда», - Лиан спрыгнула с подножки вагона и осмотрелась. Станция представляла собой перрон с тремя ступеньками на траву посреди поля.

Дождь застал кицунэ, когда она уже подходила к подножию одной из скал. Кельш посмотрела на небо, слизнула со щеки капельку и зажмурилась. Воздух здесь, вдалеке от города, был другим. Он, казалось, звенел от напряжения и чистоты. А небо грозило пролиться на землю ливнем.
«Вот и славно», - девушка улыбнулась и пошла в гору, отыскивая нужную тропинку. Ей довелось бывать тут всего раза два, да и то давно. Поэтому найти нужный путь оказалось непросто, но стало делом чести.
Поднимаясь по ровной, укатанной дороге вверх, Лиан все больше уверялась, что поступила правильно. Как-никак, лисы в горах тоже живут. А какая разница, где отдыхать? Дождь усилился, вынудив кицунэ укрыться разноцветным зонтиком. Благо, дорога была не скользкой, иначе лететь бы Кельш до самой земли.
Настроение, сонное и лениво сутра, теперь выровнялось к более привычному – веселому и деятельному.
Девушка дошла до поворота, помедлила, поправляя сбившиеся лямки рюкзачка, и шагнула за выступ…
- Ой, - Лиан застыла, глядя на Тойоту-внедорожник и лежащего поодаль барса. Направляясь в горы, она ну никак не ожидала увидеть тут кого-то из «своих». Тем более, встретить при таких обстоятельствах.
«Везет мне на аниото последнее время», - кицунэ рассеянно осматривалась по сторонам, решая, повернуть назад или поискать продолжение тропы вверх.
- Я не хотела Вам мешать.
«Что делать? А вдруг он решит, что я – враг?» - при всем желании лисе с барсом не справиться. Тем более, в горах, тем более, когда Кельш – человек.

Отредактировано Lian Kelsh (2011-08-01 15:06:46)

+1

95

Локи не любил воду. Очень не любил. И единственным исключением являлся только дождь – вот его оборотень любил, даже очень. Дождливая погода успокаивала его, настраивала на философский, мирный лад, и даже обычно жаждущий крови неугомонный Зверь притихал, становился кротким, словно маленький котенок.
Вот и сейчас, не смотря на бушующую в душе и сознании бурю эмоций и обрывков исчезнувших воспоминаний, Локи постепенно погружался в состояние, близкое к дзену. Внутренняя буря притихла и улеглась, решение этого глупого явления нашлось автоматически. Им стало волшебное «А пошло оно все!...», не раз и не два за всю историю человечества творившее чудеса наравне с русским «Авось» и германским «Ахтунг», при этом являясь выражением интернациональным, одинаково понятным как жителю далекой Африки, так и какому-нибудь чукче.
Вот так парень в облике ирбиса и валялся на краю утеса, положив лобастую голову на лапы и любуясь открывающимися с этой высоты пейзажами. Хвост лениво подергивался из стороны в сторону, в такт льющейся из колонок Тойоты «Шторма» Вивальди. Капли дождя бессильно стекали с плотной, плохо пропускающей влагу, шерсти, которую при этом свободно трепал более сильный здесь, на высоте, ветер. А мысли двигались вялые и медленные, словно мухи в патоке. В общем и целом настроение у аниото было сейчас на редкость спокойное и благодушное, что очень большая редкость для него. Но все когда-нибудь случается, ни от чего нельзя зарекаться. Да и события последних дней, особенно вчерашнего, намекали на это, пусть и не явно.
Возникла даже мысль устроиться куда-нибудь на работу, да хоть бы и в полицейский участок – лишь бы не бездельничать сутки напролет. Но доставшаяся по наследству от Зверя лень вовсю начала протестовать, приводя в качестве контраргумента более чем достаточное количество средств для безбедного существования в течение не одного десятка или даже целой сотни лет. Аааа, заткнись уже, надоела. Со вздохом Йенсен махнул хвостом, отмахиваясь от противного голоска лени и ухмыльнулся, блеснув чересчур длинными для обычного снежного барса клыками. Шизофрения не дремлет, психоз на подходе… Уже с ленью своей говорю. Совсем старый стал. Эхе-хех, грехи мои тяжкие.
Поднявшись на лапы, Локи встряхнулся и поглядел в небо. Дождь все продолжался – не такой сильный, чтобы искать укрытие, но и не настолько слабый, чтобы люди не обращали на него внимания. Впрочем, самому наемнику было глубоко плевать – по долгу службы ему приходилось работать в таких чудовищных погодных условиях, что одно воспоминание о них вызывало нашествие «мурашек». И свинцовый дождь среди них был самым безобидным.
Внезапно чуткий слух за шелестом дождя и музыкой уловил приглушенный звук шагов. Первыми среагировали уши, развернувшись в сторону, откуда доносился этот звук, а после развернулась и голова. Барс заинтересованно смотрел на ойкнувшую от неожиданности, но не проявляющую паники при виде подобного зверя в таком месте. А уж последующие извинения полностью убедили его в том, что перед ним если и не сородич, то точно «знающая».
- Ничего страшного, ты не помешала. – Рыкнул ирбис, склоняя голову набок и разглядывая незнакомку, чем-то в своем облике неуловимо напоминавшую лисичку. Кицуне, наверное. Ну хоть не песец. Мысленно хохотнув, Йенсен опять упал на землю, вальяжно вытянувшись и легонько подергивая кончиком хвоста. Если у простых животных это означало некоторую степень раздражения, то у него наоборот – любопытства. – Гуляем? – наконец нарушил он затянувшееся молчание, прерванное только вспышкой далекой молнии и таким же тихим раскатом грома.

+2

96

Первой мыслью было, как ни странно, «как тут оказалась машина?». Правда, Лиан быстро нашла этому объяснение – машина внедорожник, а дорога достаточно широка и укатана. Затем вступил в силу инстинкт самосохранения, и кицунэ всерьез задумалась над тем, куда и с какой скоростью бежать. Но логика ждала на подступах и, вынырнув из засады, сообщила, что барс-то в горах лучше передвигается, чем лиса. Потом стало смешно – Кельш представила картину со стороны: напуганная, но привычно не подающая виду девушка-лиса и намного более сильный и быстрый зверь напротив. Прекрасно! Девушка чуть не рассмеялась вслух и решила положиться на волю случая, практически никогда не подводившего.
Лиан повезло. В который раз за несколько дней, недель и так дальше. Кицунэ уже даже задумалась, а не грозит ли ей такая же длинная полоса невезения? Но такая догадка у любого вызвала бы смех, Кельш же ограничилась просто мысленным смешком. Богам, пусть даже и забытым, пусть даже и полукровкам, может везти просто так.
- Ничего страшного, ты не помешала.
«Ну вот и хорошо»
Тем временем барс улегся обратно и перестал подавать признаки враждебности. Если, конечно, не считать подергивающегося кончика хвоста. Девушка, сперва напряженная и готовая к любому неблагоприятному исходу, наконец-то расслабилась и улыбнулась.
Разглядывать барса и искать отличия между ним и обычным представителем тех же кошачьих было занятно. Правда, намного более длинные клыки и когти вселяли если не страх, то уважение точно.
«Интересно, сколько у него пятен?» - Лиан заинтересованно окинула фигуру аниото критическим взглядом и остановилась на глазах. Синих. Странно.
До слуха кицунэ донесся далекий раскат грома. Видимо, она не прогадала – действительно будет ливень, а то и гроза, кому как повезет. Сильный ветер трепал зонтик, и так уже многострадальный и многое повидавший за свою короткую жизнь. Кельш подумала еще немного и закрыла его, подставив себя летнему дождю.
- Гуляем?
- Да, вроде бы, - девушка посмотрела на небо, вздохнула. Хотелось встряхнуться – дождь, это, конечно, хорошо, но когда сухо – приятнее. – А кошки же не любят воду, вроде.
Лиан хитро улыбнулась и подошла поближе, выискивая наиболее сухое место. Дело было заведомо проигрышным, но лиса внутри требовала развлечься. Более менее сухой участок нашелся в нескольких метрах от барса. Туда кицунэ и умостилась, не жалея бриджей. Все равно они джинсовые – и не такое ей уже довелось от них отстирывать.
«Интересно, что бы было, явись я перед ним в облике лисы?»
Кельш только сейчас обратила внимание на звучащую из динамиков в машине музыку. Кажется, что-то из классики. Достойный аккомпанемент дождю и наступающему в это время умиротворению. Несмотря на всю нелюбовь к пребыванию под дождем, девушка тоже поддавалась тому спокойствию, разливающемуся в такт мерному стуку капель.
Барс, в отличие от Руны, явно был старее лет, на которые выглядел. Будь на его месте недавно встреченная пантера, она бы уже раз пять успела напасть на Лиан. Что же, честь и хвала выдержке аниото.
- А ты здесь какими судьбами?
Вопрос задавался с целью выяснить, идти ли кицунэ «лесом» или можно остаться и без спросу составить барсу компанию. Да, невежливо, но зачастую лисий характер проявлялся сильнее, чем сама девушка того хотела. А аниото, похоже, уже понял, с кем имеет дело и не сильно заметно, чтобы начал возражать.
«Хорошо хоть не волк и не пес», - Кельш хмыкнула про себя.

+3

97

Как уже не раз говорилось ранее – дождливая, несолнечная погода настраивали Локи на благодушный лад, что вкупе с его подсознательным стремлением не оставаться долго одному делали из него если не великолепного, то, по крайней мере, терпимого собеседника. Это если не обращать внимания на порой выводящую их себя честность и скверный характер пусть и бывшего, но малефика. Не такой скверный, как у полноценных черных магов, но все таки не сильно отличный. В общем и целом, можно сказать, что кицуне очень повезло встретить Барса именно в этот момент времени. Чуть раньше – и она бы действительно пошла бы лесом, благо выражения Йенсен выбирать не привык и всегда предельно честен в своем отношении к окружающим. Хотя иногда все же может пойти на некоторые уступки, но это только для самых близких и дорогих людей. А таковых у наемника-оборотня, как понимаете, много вряд ли бывает. Чаще таковых вообще не наблюдается.
Вздохнув, ирбис слизнул с носа дождевые капли и, подняв голову, распахнул пасть, чтобы утолить пока слабенькую жажду льющейся с неба водой. Внимания на кицуне он вроде бы не обращал вовсе, но на самом деле четко и цепко держал ее всеми органами чувств, просто делал это настолько профессионально (да и вообще подобное для него было привычнее привычного), что заметить это не представлялось возможным. Разве что в эмоциональном плане присутствовало слабое любопытство, да телепат мог бы прочитать его мысли… Но Локи надеялся, что эта милая рыжая девушка – не телепат, коих оборотень если и не ненавидел, то не переваривал – это точно. Сколько себя помнил – всегда считал содержимое своего черепа только своим достоянием, видеть которое никому не позволено. В ментальном плане, само собой.
- Ну, это смотря какую воду… - Оборотень поднялся с земли и во второй раз встряхнулся, словно какая-то собака. Впрочем, об этой стороне своего имиджа он не беспокоился – секундное сходство роли не играет, а если кто его с волком или псом перепутает… Что ж, если своей головы нет у человека – чужую ему никто не приставит. – Есть три вида воды. Дождь – для души, вода в кране – для гигиены… А вода в открытых водоемах – для утопленников. – Слова аниото звучали словно он выдавал этой самой воде высшую меру наказания за бог знает какие свершения. Говоря простым человеческим языком – будто приговор.
- Воду в водоемах любые из семейства кошачьих не любят. Ну и купание против воли тоже, хотя это, по-моему, никому не нравится.
Присев на пятую точку, Снег принялся тщательно вылизывать правую переднюю лапу, прислушиваясь к следующей песне, которую заказал кто-то на радио. По мрачноватым, готическим звукам фортепиано Барс моментально угадал другую свою любимую мелодию – Architectural Abstraction в исполнении амбиент-группы Anthesteria, писавшей музыку в основном только для пары компьютерных игрушек, а потому не слишком известной. Но их таланта и красоты музыки это не отменяло.
Наконец, закончив со своими гигиеническими процедурами, заключавшимися в привидении шерсти на передних лапах и боках в божеский вид, аниото неторопливо прошелся по скальной площадке, где они с кицуне находились. Во время этого своеобразного обхода, он с некоторым сочувствием, впрочем с трудом различимом в его холодных синих глазах, поглядел на усевшуюся прямо на голый, присыпанный сырой от дождя землей камень. После чего, мотнув головой, направился к своему джипу, на ходу запуская обратный процесс трансформации, занявший, как и обычно, всего секунду или чуть больше. Причем получилось достаточно забавно – окутанный холодным синим светом, аниото продолжал идти, на ходу стремительно меняя очертания тела от звериных к человеческим. Сам процесс не занял больше пары десятков секунд, но выглядел для тех, кто впервые видел подобный тип трансформации, эффектно, и в итоге к машине продолжил шагать уже высокий, спортивный и подтянутый молодой человек со снежно-белыми волосами и ярко-синими, холодными глазами, сильно контрастирующими с бледноватой кожей лица. – Я не искал уединения, если ты об этом. Просто в шумном мегаполисе трудно со своими мыслями разбираться, вот и приехал в это тихое местечко. Да и вообще природу люблю. – Ответил он на второй вопрос новой знакомой, на ходе дернув плечом, но не обернувшись. Раз девушка – тоже оборотень, то она его прекрасно услышит, говори он и шепотом.
- Пошли в машину сядем – чего зря мокнуть будешь. – С этими словами он распахнул одну из двух задних дверей, со стороны пассажирского переднего сиденья. Сам же залез вперед, как раз на это пассажирское, после чего перегнулся через его спинку и перетащил сумку-холодильник с пивом на водительское кресло.

Отредактировано Loki Jensen (2011-08-02 11:38:29)

+2

98

Лиан молча наблюдала за всеми манипуляциями аниото. Тот вполне беспечно себя вел, практически не обращая на кицунэ внимания. Но ее не оставляло чувство, что это подвох. Или Кельш просто чего-то не доглядела.
«Во всяком случае, я не собираюсь на него нападать», - девушка усмехнулась, представив сию замечательную картину – лиса пытается откусить барсу ухо. Лиса внутри залилась хриплым смехом, тут же загоревшись идеей осуществить представленное. Пришлось силой воли подавить внутренний голос. Тот обиженно тявкнул и скрылся в глубинах сознания, оставив человека самого решать проблемы. Мол, в горбу я тебя видела, неблагодарная.
- Есть три вида воды. Дождь – для души, вода в кране – для гигиены… А вода в открытых водоемах – для утопленников.
Вот тут Лиан уже не удержалась – засмеялась в открытую.
- Это что же получается. Все купающиеся, скажем, в море, уже потенциальные утопленники? – перед глазами тут же встал образ моря и купающихся в нем пляжников. Загорелых, довольных жизнью детенышей и их непутевых родителей. Сколько себя помнила, кицунэ часто наблюдала за людьми на пляжах. Счастливая, ни о чем не думающая толпа отдыхающих. И на памяти Кельш практически не было летальных случаев. Но что же, раз барс так считает, девушка не будет его переубеждать – себе дороже.
- Воду в водоемах любые из семейства кошачьих не любят. Ну и купание против воли тоже, хотя это, по-моему, никому не нравится.
Лиан кивнула, молча соглашаясь с последним. Если лису бросить в воду без предупреждения, можно и без руки остаться потом. Зубы-то у нее, как-никак, есть все же. Да и характер противный к зубам прилагается, так что не пропадет и «купающего» заставит помучаться.
Из динамиков лилась уже совершенно другая песня. Кицунэ задним числом удивилась, почему она сегодня настолько рассеянна, что не замечает смену шумового фона? В каком-то роде это могло быть губительно. Во всяком случае, сейчас такие мысли только отвлекали, поэтому Кельш переключилась на рассматривание горных вершин, предоставив барсу возможность «умыться» без постороннего наблюдения. Почему-то девушке всегда казалось, что это процесс личный, как чистка зубов. И за ним совершенно незачем наблюдать. А вот горы были красивыми – стена дождя скрывала в дымке дальние пики, а те, что остались ближе, размывала, скрадывая резкие углы и меняя очертания. А низкие свинцовые тучи нависали над самой землей, как будто лежали на горных вершинах. Или служили своеобразными флагами природных замков.
- Я не искал уединения, если ты об этом.
«Ну что же, вот и отлично», - Лиан бросила взгляд на аниото. Уже человека. Явная схожесть с барсом, как и думала кицунэ, осталась.
- Пошли в машину сядем – чего зря мокнуть будешь.
- Да, спасибо, - Кельш поднялась с камня и с удивлением отметила, что бриджи практически не намокли. Что же, лишний повод их любить. – Хотя я и так уже бессовестно вымокла, - девушка усмехнулась, сделала пару шагов, разминая ноги, и неторопливо пошла к машине – терять уже все равно было нечего.
В машине было тепло и сухо. Лиан села на сидение чуть боком, чтобы можно было смотреть и на аниото, и на горы, виднеющиеся из открытой дверцы.
- Что, боишься, выпью? – кицунэ насмешливо фыркнула, проследив взглядом за перекочевавшей на переднее сидение сумкой. По запаху можно было догадаться, что там за содержимое. Свой же рюкзак Кельш кинула на сидение рядом, а зонтик – под ноги, чтобы обшивку не намочил.

Отредактировано Lian Kelsh (2011-08-02 12:47:51)

0

99

---» Пригород. Окрестности » Поля

Июль. 2011 год.
• утро: утро встретило жителей пасмурным небом и ливнем, который подарил городу долгожданную свежесть, однако из-за этого стало прохладнее.
Температура воздуха: + 15

Было сыро... Было чертовски сыро, противно и мерзко. Пустившись продираться сквозь местную растительность, Мэтт и подумать не мог, что всё сложится настолько неудачно. Да, лишние меры предосторожности не помешали бы, но в этот раз лис явно перегнул палку. Пробродив всю ночь под дождём, оборотень стал немного злиться... Впрочем, у него на то были причины. Любить природу одно, но бродить по ней с мокрыми трусами совсем иное дело. Было бы странно, если бы одетый в легкую одежду парень не промок бы до ниточки и уж точно до трусов. Жаловаться стоило лишь на самого себя, как и злиться. Впоследствии лишние эмоции были отброшены. Злость придаёт силы, но в конечном итоге изматывает сильнее бега с препятствиями. Кицунэ знал это, предпочитая чуть ли не абсолютное спокойствие. Откинув эмоции, он двигался вперёд, к своей цели. Будь то убийство или же поход в магазин. Если отбросить детали, то одно от другого не сильно отличается...
С такими мыслями Мэтт неспешно приближался к горам. Проведя всю ночь в движении, он изрядно выдохся, но даже и не думал останавливаться. Убил жертву, взял его вещи и не получил ни единой царапины. Лис мог быть доволен текущим положением дел... если бы не проклятый дождь. Неужели противник и вправду оказался ангелом? Прекрасно, теперь его собратья оплакивают его обугленный труп... Или же всё дело в том, что количество воды в облаках достигло критической отметки, после чего разразились ливнем.
Оборотня погода касалась не так сильно, как тех же людей. Ближе к природе? Далеко не факт. Просто намного выносливее... Не у каждого хватит сил пройти маршрут в несколько десятков километров, который приведёт к горам. Может быть не самый прямой маршрут, но уж точно один из самых безопасных. Дело в инстинктах, которые почти не подводят. Это не то, что возможно объяснить научными терминами. Современная наука развита слишком слабо, что бы действительно правильно характеризовать интуицию. На самом деле это высокосложный процесс, который в конечном итоге скорей всего будет изучен и объяснен. Когда это будет? Это уже другой вопрос... И ответ на это кицунэ неизвестен, впрочем, как и доказанное объяснение инстинктам. Он просто чувствовал их, прислушивался к ним, но никогда не доверял. Даже их можно обмануть...
Поднимаясь в горы, Мэтт отметил про себя жажду. Самую обычную жажду, когда хочется пить. Подошла бы даже обыкновенная горная речка, но на горизонте оной не было. Приходилось продвигаться вперёд, надеясь выйти к дороге, турбазе или чему-то в этом духе. Главное добраться до Токио, а там уже будет всё. Тем более стоило спрятать украденные вещи как можно быстрее.
Оглянувшись вниз, лис заметил стоящую машину и лежащую на краю утёса большую кошку. Поморгав, он по-прежнему видел большую кошку и стоящую возле неё машину... Решив, что это что-то нормальное, парень пошагал прямиком к джипу, дабы одолжить его.
Кошки ведь не умеют управлять автомобилями...
Когда оборотень спустился к утёсу, то кошки уже не было... Недосыпание? Нет, он ведь кицунэ, какое к черту недосыпание... Физиология его организма допускала возможность галлюцинаций, хоть шанс и был слишком мал. Как бы то ни было, но сейчас никакой кошки не было, а в машине сидела парочка, состоящая из мужчины и девушки, судя по всему, влюбленных друг в друга.
Так, надо думать логически... Я не видел их, но они могли сидеть в машине, когда барс или тигр сидел себе на утёсе. Сидел он, сидел, а тут они вылезли и прогнали его... Хотя нет, вряд ли. Быть может, просто дождались его ухода, а потом просто открыли дверь. Наивные... Сожрёт обоих, даже не поперхнувшись. Но это вряд ли, они на самом деле не настолько агрессивны сейчас, тем более эти двое сидят в машине.
Подойдя поближе, Мэтт предстал перед ничем непримечательной парочкой во всей своей красе. Точнее даже наоборот... Ведь он весь был в грязи, та и выглядел в лучшем случае странным. Традиционная китайская одежда, в каждой руке по кейсу, а за спиной спортивная сумка. То ли наркоторговец, то ли турист...
- Эм... Тут ведь была такая большая кошка, нэ? Впрочем, не важно... Как будет быстрее всего добраться до Токио? Я сам не местный... Приехал в отдых, а тут такое несчастье... такое несчастье. Вы даже не поверите мне... Та и устал я, да... Ничего попить не будет? Желательно холодненького, да покрепче...
Не, ну я точно видел большую кошку…

Отредактировано Matt (2011-08-02 13:13:35)

+2

100

Смех девушки оказался настолько заразительным, что и сам аниото не удержался от ухмылки, моментально возникшей на каменно-невозмутимом лице. Смешливая какая.
- Ага, все любители поплескаться в водичке – потенциальные утопленники. А уж что тому будет причиной – сведенные мышцы или заигравшиеся водные духи, это вопрос второй. Статистика – жестокая штука, знаешь ли.
Он замолчал, расстегнув молнию сумки и раскрывая ее пошире. Небольшой взмах рукой и трансформированный коготь на указательном пальце правой руки с легкостью вспорол прочный полиэтилен спайки пивных банок. Движения оборотня выглядели настолько естественными и привычными ему, словно он только и делал, что вскрывал упаковки пива каждый день. А кому-то он мог даже профессиональным алкоголиком показаться – все же умение не из самых обычных и уж тем более далеко не самое нужное. И посчитавший так оказался бы недалек от истины – в случае, если понимать определение «алкоголизм» не как нажирание до состояния нестояния, а как неуемное потребление алкогольных напитков в больших количествах. Локи же почти не пьянел даже от технического спирта, за что нужно сказать отдельное спасибо организму оборотня.
- Да ты лопнешь, если попытаешься выпить столько. – Подняв взгляд от сумки, улыбнулся-оскалился Барс, глянув в глаза собеседницы. – Или растолстеешь, как колобок, от такой дозы. В этом пиве очень много калорий – мне нужно восстанавливать потраченную на двойную массу тела в трансформе энергию. – Не глядя, парень вытащил из спайки две банки и одну протянул рыжику, как про себя окрестил новую знакомую Йенсен, поскольку имени ее еще не знал. – Будешь?
Сам же в это время беловолосый привычно, одни указательным пальцем открыл банку, средним и большим ее в это время удерживая. Операция, как и бесчисленное множество, раз до этого, удалась на «ура» и вот парень уже приложился к жестянке, одним глотком вливая в себя две трети ее содержимого. Холодная жидкость живительным потоком пролилась по пищеводу в желудок, и там уже на нее набросилась «термоядерная» пищеварительная система оборотня, остро нуждающаяся в большом количестве калорий в сутки и способная, по чьим-то словам, переварить даже камень. Пусть и не быстро, пусть и небольшой по размерам.
Локи уже собирался сказать еще что-то, как их внезапно прервали. Да сегодня прямо день неожиданных знакомств. С иронией подумалось ему, пока он любопытным взглядом изучал новое действующее лицо, появившееся на этой в принципе обязанной не быть многолюдной сцене. А чтобы было, если бы я остался в городе? Бррр, даже представлять страшно. Война бы началась, как минимум.
Глаза оборотня сфокусировались на медных, точнее рыжих до той степени, когда различие между красным и рыжим полностью теряется, растрепанных, мокрых от дождя волосах незнакомого парня. Опана. И это в Японии, где из-за долгой изоляции почти поголовно у всего коренного населения волосы исключительно темные, обычно черные или темно-каштановые. Хотя… Взгляд наемника скользнул по лицу незнакомца. Нет, все-таки японец. Ну, или, по крайней мере, азиат. Но двое обладателей одного из самых редких цветов волос в один день, в местности, где по идее случайных прохожих быть просто не может – перебор.
Со вздохом оборвав эти параноидальные размышления о мировом заговоре и своем месте в нем, Локи приветливо кивнул выглядящему лет на девятнадцать парнишке. Чрезвычайно растрепанному, стоит отметить – будто бы он в течении недели с грузом в виде двух чемоданов и сумки, которые сейчас путешествовали на нем, облазил все эти горы вдоль и поперек. Но привыкший не совать свой нос в чужие, дурно пахнущие дела, Барс решил не заострять на облике незнакомца внимание.
- Быстрее всего будет на такси. Могу вызвать, если срочно – рядом со съездом на проселочную дорогу к этим горам километровый столб стоит, так что ориентир для такси в наличии. И путь займет по такой погоде… - Он выглянул из машины и посмотрел на небо, соотнося в уме возможности простого человека в передвижении по горной местности в плохих погодных условиях с расстоянием до шоссе. – Минут двадцать в худшем случае, думаю. – Песенку про «приезжего, попавшего в неприятности», Снег благополучно пропустил мимо ушей. Подобный трюк он сам не раз и не два использовал в своей жизни, в основном во время работы наемником, так что верил ему не больше, чем газетным статьям про очередное летающее блюдце в небе над селом Бухаевка.
Вот вопрос про большую кошку едва не заставил Йенсена чертыхнуться. Твою мать, все-таки кто-то, да заметил посторонний. Дьявол, а после мне кто-то еще будет говорить, что мир большой и укромных уголков много. Да черта с два, если даже в горах в такую погоду тебя могут увидеть! Внешне же он остался совершенно спокойным – ни один мускул не дрогнул на лице, в глазах ничего не отразилось, кроме прекрасно сыгранного удивления, а движения остались прежними, дергано-плавными, как у занимающегося спортом, но не профессионально, человека. Тоже искусная имитация, отработанная за многие годы трудной жизни. – Кошка, да еще большая? Это в горах на территории Японии-то? Да тут ничего крупнее дикой кошки или рыси не водится. Город слишком близко, да и автостраду не стоит исключать…
Даже при всем своем отвращении ко лжи как таковой бывший наемник умел врать, и делал это весьма убедительно – без детектора лжи или телепатии с эмпатией и не подкопаешься. Но все равно не любил, считая честность лучшей политикой. К сожалению, в текущей ситуации честность была неприемлема.
- Попить? Только пиво, но холодное. Сейчас… - Сунув закрытую банку пива в руки сидящей на заднем сиденье девушке, свою он поставил на приборную панель и, развернувшись вполоборота, извлек из переносного холодильника в виде спортивной сумки еще одну банку, протягивая ее парню. – Угощайся. Темное и крепкое, не местная водичка. А такси я сейчас вызову.
Достав мобильник, он быстро набрал по памяти номер и щелкнул на вызов. Буквально спустя пару мгновений ему ответила оператор, вежливо назвав компанию, куда он позвонил, и адрес, куда должна приехать машина.
- Северная автострада, тридцать пятый километр. Там столб стоит километровой, и съезд на проселочную дорогу к горам, так что не пропустит. – Быстро назвав все необходимые ориентиры, беловолосый замолчал в ожидании ответа. Ждать пришлось всего минуту. – Вам повезло, неподалеку в пригороде как раз есть наша машина. Минут через десять она будет на месте.
- Вот и отлично. Пусть ждет, когда подъедет. – Закончив разговор, он спокойно улыбнулся незнакомцу. – Вот и все. Оплачивать будешь сам, надеюсь – у меня наличных нет. – Замолчав, оборотень взял свою банку с приборной панели и привалился плечом к спинке сиденья.

Отредактировано Loki Jensen (2011-08-02 15:09:17)

+2

101

- Статистика – жестокая штука, знаешь ли.
- А ты читаешь статистику утопленников? – Лиан заинтересованно вскинула бровь. – Ну, тогда действительно не буду спорить, - и даже руки вскинула, чтобы показать, что сдается – против аргументов знающего человека не попрешь, однако.
Кицунэ заметила некую… нет, не странность даже. Закономерность, возможно. Молодые оборотни, особенно аниото, такого понятия как «домашний уют», как и этих слов по отдельности не понимают. Они хотят свободы, независимости, чтобы можно было «гулять самим по себе», и ничто их при этом не сковывало. Зачастую такой запал разжигает некую воинственность и непомерную гордость. А вот старшее поколение - набравшиеся опыта и жизненной мудрости оборотни, пресытившиеся мнимой свободной и доведенной порой до маразма независимостью, меняются. Большинство, если не все, стараются окружить себя благами человеческой цивилизации, порой переходя все рамки. Есть в этом что-то абсурдно-комичное, что ни первые, ни вторые никогда не поймут. А взгляд со стороны постороннего, способный показать неправильность, зачастую не берется в расчет – как же, они ведь про себя знают лучше. Хотя, Кельш не могла дать хоть наименьшей гарантии, что сама она не такая же. Наоборот, возможно, она и есть самым ярким представителем театра абсурда отдельно взятой расы.
- Да ты лопнешь, если попытаешься выпить столько.
Девушка усмехнулась, наблюдая за процессом добывания полезной жидкости из полиэтиленовой пачки. Сама Лиан пиво недолюбливала и старалась не пить вообще. И дело даже не в калориях и прочем составе, а во вкусе. Напиток был горьким. Все, точка. Для кицунэ вкус был главнейшим критерием, и пиво экзамен не прошло.
- Нет, спасибо, - Кельш как можно доброжелательнее улыбнулась. Несмотря на все старания, вышла скорее усмешка. Ну да небо с ней, чего мелочиться-то?
А вот аниото, скорее всего, сей напиток любил. Ну что же, флаг в руки, не наше дело. Зато наблюдать за манипуляциями и довольным лицом парня было весело.
«Мда, скучать сегодня явно не придется», - девушка аккуратно отлепила край рукава мокрой рубашки от запястья и покосилась на направляющегося к машине индивида.
При ближайшем рассмотрении он оказался парнем лет девятнадцати-двадцати, еще более мокрым и грязным, чем сама Лиан, и… рыжим.
«Это что, мода повальная на рыжие волосы?» - кицунэ чуть прищурилась, всматриваясь в голубые глаза стоящего… ну, практически напротив.
- Эм... Тут ведь была такая большая кошка, нэ?
«Допрыгались», - Кельш покосилась на барса и чуть заметно усмехнулась. Выслушивать наглую ложь, похожую на оправдания, не очень хотелось. Врать аниото, конечно, умел. Можно было смело похлопать ему за устроенный фарс. Но ложь раскрыть легко, порой даже очень.
Благо, разбираться с незнакомцем взялся собеседник кицунэ, так что девушка поудобнее устроилась на сидении и лениво осматривала паренька. Странный он. И держится скорее уверенно, чем растерянно и жалко, как того хочет. Но заговаривать с ним почему-то не хотелось совсем. И Лиан предпочитала верить своим инстинктам.
- Оплачивать будешь сам, надеюсь – у меня наличных нет.
- У меня, если что, есть, - Кельш лениво вертела в руках неоткрытую банку с пивом и ждала, пока вопрос уляжется сам собой. Иногда легче переждать бурю, чем потом расхлебывать кучу неблагоприятных последствий. И хотя девушка и позволяла себе иногда познакомиться с прохожим на улице, к такому человеку не рискнула бы сунуться – мало ли.
«Такси вызвано, разговор окончен. Спасибо… а, кстати, как его зовут-то? – кицунэ покосилась на опять благополучно пьющего пиво аниото. – Не называть же мне его барсом. Надо бы спросить, что ли?»

+1

102

Первое время, подумывая о том, что бы просто выбросить владельцев машины на свежий воздух и одолжить её, Мэтт в конечном итоге отказался от этой затеи. Прошлые сутки прошли слишком бурно даже для бывалого лиса. Начало дня, в котором пришлось возиться с псиной был далеко не самым позитивным, но всё обошлось. К вечеру же атмосфера стала благоприятной и в какой-то степени интимной, но была разрушена самим же оборотнем. Променять девушку на охоту считалось прерогативой настоящих мужчин, к которым парень сам себя не очень-то и причислял. Всё дело в расхожести мнений на этот счет и его личном взгляде на многие вещи. Нет каких-то универсальных рамок, которые подойдут всем. Отсюда появились разнообразные субкультуры. В них царят альтернативные ценности, но и они обхватывают лишь группу людей. Тем более мнение имеет свойство меняться, а это уже само по себе исключает единую точку зрения. Приблизиться к абсолютизму можно только роботам, но и те допускают ошибки...
Вызвать сюда такси? Почему бы и нет... В любом случае оно поможет выбраться к шоссе, а там уже можно будет поймать попутку или другое такси, что бы запутать след.
- Да, если вам не трудно, то я был бы признателен за вызов такси...
При детальном изучении данного индивидуума расы кицунэ можно было бы отметить его паранойю. Если бы он был обычным человеком, то наверняка обратился бы за лечением, но с жизнью полной опасности лишняя подозрительность не помешает. Она даже помогает, играя роль интуиции. Иногда ошибается, видя опасность там, где её на самом деле нет. Но в целом особенность очень даже полезная, спасавшая парню шкуру не раз и не два. Сейчас паранойя говорила о том, что парочка наверняка запомнит его. Если их спросят о подозрительных личностях, то без сомнений укажут на него. Подобная вероятность была отвратительной, но вряд ли с этим можно было бы хоть что-то поделать. Не обладая необходимыми ментальными навыками, Мэтт мог заставить замолчать незнакомцев лишь навсегда.
Нет, я преувеличиваю... Сейчас не стоит впадать в крайности. Осталось лишь вернуться в гостиницу...
- Если вы так уверены касательно кошки, то должно быть правы. Я не знаток животного мира, как и леса в целом. Это могли быть галлюцинации, ведь это в какой-то степени чудо, что после двух дней скитания мне посчастливилось встретить вас... Вы верите в Бога? Может быть, это будет странно звучать, но я и вправду видел большую кошку. Она звала меня... звала к себе! Галлюцинация или ангел в облике животного, какая разница, если этот знак привёл меня к вам! Если мы еще встретимся, то я обязательно отблагодарю вас. По мне может быть и не видно, но я один из "Свидетелей Иеговы". Да, да, сын божий, узнавший истинное имя его! Он живёт в сердце моём, как и Иисус...
Продолжая болтать без остановки, лис решил компенсировать отсутствие высоких ментальных способностей природным красноречием, которое лишь развивалось на протяжении всей его долгой жизни. Не ограничиваясь одной трёпкой языком, парень проявлял завидную мимику и жестикуляцию, которыми так славились высококвалифицированные проповедники, не только этой религии. Что бы стать проповедником одной веры мало. Необходимо завидная харизма... Обладал ей оборотень или же нет, ему самому на это было глубоко плевать. Ведь он всё равно добьётся своего, особо не перебираясь методами.
Если смогу продержаться в этом духе до самого приезда такси, то вызову у этой парочки как минимум отвращение. Вести себя необходимо соответственно внешнему виду. Единственный мой просчет с намёком на спиртное, но он пустяковый...
Продолжая свою проповедь, кицунэ пытался говорить всё громче и громче, показывая всем своим видом абсолютную веру в сказанное. А говорил он тот еще бред, попутно зачитывая наизусть целые вырезки из "Библии". Горящие глаза выражали праведный гнев, испытываемый парнем к алкоголю, табаку и прочим, несомненно, плохим вещам, за которые грешники будут в вечных муках гореть в Геенне огненной. Руки с кейсами метались из стороны в сторону, не выражая ничего конкретного, кроме переизбытка эмоций. Так продолжалось добрых десять минут... Диспетчер не обманул, и такси приехало достаточно быстро, опоздав на какие-то пару минут. Но что такое пару минут, когда сквозь твою задницу пролетает тысяча галактик? Именно это должны были чувствовать слушающие высокоморальные речи Мэтта. Опять перегнул палку? Это было безразлично, ибо миссия скорей всего была успешной. Оставалось лишь залезть в такси и указать нужный адрес...

---» Гостиница "Celestin" » Номер - 715

Отредактировано Matt (2011-08-03 17:19:41)

+3

103

Девушка держалась немного насмешливо, без нервов, но все же слегка напряженно, возможно. Впрочем, Локи на это практически не обращал внимания, как и на взгляд зеленых глаз со сверкающей в них едва заметной, легкой насмешкой. Его никогда не волновало то, что о нем думают окружающие – с детства оборотень был самодостаточен, сам выбирая – как жить и к чему стремиться, наплевав на окружающих с высокой колокольни. А уж после объединения с сущностью Зверя эти черты индивидуалиста еще больше усугубились. И если ранее их можно было как-то не замечать, общаясь с этим человеком, то после… Трудно не замечать то, что без какого либо стеснения выставлено напоказ. Йенсен словно говорил – «Вот он я, какой есть – и не капли этого не стесняюсь. А кому не нравится – валите нахрен.»
Естественно находились те, кто относился к такому поведению с осуждением. Те, кто откровенно презирал подобное «позерство», считая себя умнее всех на свете. Находились так же и те, кто относился к поведению аниото равнодушно, или даже симпатизировал. В общем – разные люди и нелюди встречались ему на его жизненном пути. И многие метаморфозы характера оборотню пришлось пережить на нем – слишком уж сильно отличается психика кого-то вроде него от обычной человеческой.
Поначалу было упоение полученной силой, иллюзией свободы и вседозволенности, кровавый угар охоты… Но, к счастью, быстро пришло понимание – настоящей свободы не бывает. Гравитация, атмосфера, даже собственное тело – все это ограничивает эту пресловутую абсолютную свободу, существование которой находится под большим вопросом. В общем, говоря простым понятным языком – повзрослел, что у оборотней происходит немного позже, нежели у людей. А вслед за взрослением пришло понимание еще одной жизни – у любого в этом мире должно быть свое место. И уже найдя его, можно ощутить хотя бы некоторую долю свободы, пусть даже иллюзорной. Неизвестно, нашел ли беловолосый наемник это место или нет – раз уж он сам не уверен, но поиски продолжаются до сих пор.
Мысли в голове Барса то лениво скользили по глади сознания, то неслись вскачь, пока их хозяин отрешенным, расфокусированным взглядом (во избежание у наблюдаемого ощущения чужого взгляда) провожал быстро удаляющегося от машины рыжего парнишку. Его проповедь Локи благополучно пропустил мимо ушей, на основе отсутствия доверия к незнакомцу справедливо не доверяя и его словам. Вместо этого все время речи рыжего парнишки сознание наемника отмечало всю его мимику, жесты, интонации… Но в конце-концов выдали незнакомца глаза. Голубые глаза, в разыгрываемой роли пылающие фанатичным огнем, свойственным всяческим проповедникам, скрывали на самом своем дне нечто такое, что у подобного типа людей никогда не бывает – острый, цепкий ум. Нечеловеческий, пропитанный ароматом прожитых веков. Чертовски опасен. Ну да и ладно, мне с ним в одной квартире не ночевать… Со вздохом Локи выбросил произошедшее из головы и вылез из машины, довольно потянувшись.
- О, а дождик-то закончился почти. – С удовольствием отметил он, запрокинув голову небу, после чего вернулся в машину. Забрав у девушки так и не тронутую банку пива, отставил ее на пол, а сам полез копаться в сумке-холодильнике. И в итоге его поиски увенчались успехом. – Бокалы или стаканы есть? – Задал он собеседнице наполовину риторический вопрос, покосившись перед этим на ее рюкзачок.
- Кстати. – Идея оказалась внезапной, словно удар битой по макушке из-за угла в подворотне. – Мы же не представились друг другу даже. Кхм. – Смущенно кашлянув, парень тяжко вздохнул. – Локи. – Представившись, выжидательно посмотрел на рыжую девчушку.

0

104

Что было нужно Лиан? Какую цель она преследовала, проживая свою жизнь? Сперва вопрос казался бессмысленным и ненужным. Потому что молодая была, незачем задаваться столь мелочными и маразматичными вопросами. Так казалось раньше, когда кицунэ соглашалась со всем просто ради интереса узнать что-нибудь новое, просто потому что попробовать что-нибудь новое казалось неимоверно круто и весело. Теперь же Кельш «доросла» до осознания простой истины – ничто не случается просто так. Всему нужно объяснение. И вот именно на этом этапе развития, если этот процесс можно так обозвать, возник знаменитый вопрос, над которым бьются лучшие философские умы человечества. «Что делать и зачем жить дальше?». Рационалист в девушке требовал точного и краткого ответа на предлагаемый вопрос, желательно еще и аргументированного. Промучившись лет двадцать, Лиан плюнула и определила его примерно так: «чтобы получать удовольствие от жизни». Как ни странно, столь простецкий, немного идиотский ответ вполне удовлетворил внутреннего критика. Когда кицунэ на самом деле это поняла, то расхохоталась, пугая тогдашнюю свою публику. Наверное, ее случайная компания из итальянского ресторанчика долго помнила «ненормальную» спутницу. Хотя… возможно, они предпочли поскорее забыть Кельш – не исключение, даже очень правдоподобно-вероятный выход из ситуации, схожей с той.
Примерно с того же момента у девушки появилось оправдание своим нелепым, неосторожным и необдуманным выходкам, преследующим ее всюду, причем еще и постоянно. Собственно: «просто так». Только это самое просто так обладало для Лиан неким сакральным смыслом. Все удивлялись, а она хитро щурилась, махала рукой и исчезала – просто так.
Вот и сейчас, сидя в машине и медленно высыхая, кицунэ привычно успокоила взбунтовавшийся было разум этим самым «просто так». Именно просто так Кельш не ушла, как только извинилась перед аниото, просто так согласилась усесться в машину, просто так слушала этого рыжего паренька. Просто так… Да, и жила она именно просто так.
А говорил парень занятно. Неискушенному зрителю показалось бы, что искренне и с запалом. А вот девушка, повидавшая на своем веку не одну религию и повстречавшая не одного, и даже не сотню проповедников, только насмешливо щурила глаза и растягивала губы в довольной улыбке. И хоть монолог продолжался не меньше десяти минут, Лиан не надоело. Хотя под конец она с неким приятным удивлением отметила, что интересует ее не сколько речь, сколько мелкие факторы. Например, как у парня в горле-то не пересохло – десять с лишним минут болтать без перерыва? Или выпустит он из рук кейсы, и они улетят к ближайшим склонам, или все же удержит? Хотя проверять или задавать лишние вопросы по-прежнему не хотелось. Ну и ладно, переживет.
После ухода рыжего стало значительно… тише! Осознав, что все это время кицунэ не хватало именно этого, она про себя скептически хмыкнула. Но все же стереотип про то, что «в горах должно быть тихо», брал верх.
- О, действительно, - Кельш довольно улыбнулась, сфокусировав взгляд на ближайшей луже – туда больше не капало. – Жаль, радуги не было.
«Интересно, что он ищет-то?» - девушка еле удержала себя от того, чтобы сунуть любопытный нос под руку барсу.
- Ну, уж чего нет, того нет, - Лиан чуть удивленно развела руками и предельно честно призналась. – Зато есть некое подобие еды.
«Такое подобие, что аж стыдно», - кицунэ с сожалением вспомнила, что не купила сегодня любимую булочку с корицей. Правда, почти сразу же возмутилась – грустить из-за какого-то жалкого мучного изделия?!
- Локи, - ей показалось, или аниото смутился?
- Лиан, - Кельш тепло улыбнулась, про себя отмечая, что представляться первой не пришлось. И то хорошо, и то радует.
Девушка выбралась из машины, потянулась и оправила рубашку – та уже немного подсохла и грозила замяться, чего Лиан уж никак не хотела.

+1

105

Июль. 2011 год.
• день: после обеда погода немного разыгралась, но все еще пасмурно, не смотря на то, что дождь прекратил идти. Погода теплая, но солнце не припекает.
Температура воздуха: + 25
<------ Город, Модельное агентство «Подиум»

Всё-таки домой Морриган не пошла, а на выходе из агентства позвонила одному знакомому хакеру. Разъяснила ему ситуацию и риск, а только потом уже услышала препирательства и согласие. А в чем состояла ситуация? Да всё предельно просто. Через спутник отследить сигнал от мобильного телефона. Угадайте чьего! Конечно, Локи. А риск состоял в том, что такую попытку могут засечь из-за личности обладателя сотового. Но хакер этот тоже не лыком шит. Это один из тех, кому и смерть не очень-то страшна с его сверхъестественной удачливостью. Так что он лишь поворчал немного. К тому же, успел спросить, во сколько ж Мори звонок этот обойдется. Как-никак разные части света. Токио-Лондон. В конце концов, информация была получена, но весьма абстрактная. «Где-то в горах, точнее не скажу, помехи какие-то», - оправдался хакер, предпочитая не лезть дальше по взлому информации со спутника.
Отлично. Двигаем туда. Опять гуляет котик. А главное, почти там же… лес, горы, - в одной стороне. – Индиго сделала ещё один звонок, заказав себе вертолет в один конец – деньги ж есть, почему бы не воспользоваться. Об обратной дороге нечего было волноваться. Ещё в городе она добралась до здания, где на крыше её уже ждал транспорт, и показала на предложенной карте, какую область стоит облететь, чтобы найти кое-кого. Пилот без лишних вопросов поднял «железную птицу» и направил к горному массиву.

Смотреть с высоты на горные пики – это восхитительно. Можно любоваться их монументальной красотой очень и очень долго, если более делать нечего. А у Моры нашлось занятие – смотреть вниз. Довольно-таки скоро она заметила автомобиль на обрыве и сразу схватилась за бинокль. Расстояние приличное до земли ведь. – Ага. Что я вижу? Это как понимать? – Она даже не стала задерживать взгляд на парочке, а сразу откинулась в кресле и покосилась на пилота. Не ожидала так быстро найти «объект поиска». – Посадите вертушку вон там, - она указала на широкую поляну вообще где-то в стороне от места дислокации отдыхающих, но в прямой видимости.
Мест подходящих не шибко много. Не дожидаясь, пока пилот совершит маневры, девушка сняла наушники, приглушавшие шум винта, и метнулась к дверце, открыв ту и созерцая приближающуюся землю.
В этот момент волосы развевались от ветра, но в целом прическа не портилась, взгляд был направлен на внедорожник, примостившийся очень удачно у обрыва, а также сквозь парня и его знакомую. Сейчас это действительно был пронзающий взгляд, леденящий душу своей пустотой, совершенной. В голове мыслей даже не осталось связных. А настроение… С этим любой запутается. По виду равнодушие, даже холодность… издалека.
Вертолет приземлился, Мори поблагодарила пилота и отпустила его. Она не сразу двинулась к парочке, а дождалась, когда воздушный транспорт удалится немного. Дамская сумка из её рук сразу перекочевала в воздух, зависнув позади. Не от кого тут скрывать. Чутьё говорило, что рыженькая незнакомка из числа тех, кто соприкасается со сверхъестественной стороной мира.
Морриган постояла немного, оценивая ситуацию как можно трезвее и откидывая всякие сумасшедшие варианты. Но не получалось что-то, не стыковалось. Она ж ещё не всё знает о своём новоявленном «владельце». Пошла к ним. Но взгляд по-прежнему сохранял свою жуть, а вот на губах… О, на губах играла усмешка, таящая в себе каплю угрозы. В душе кипела ревность и сливалась с гневом, печалью и радостью одновременно. Если б какой-нибудь эмпат сейчас перехватил её эмоции, то хватил бы без малого шок. Это ж просто шторм какой-то на пустом месте почти. Всё понятно, кроме радости. Почти… Посмотреть в корень этой самой радости, и станет ясно – не светлая она, не нейтральная, а зловещая-таки.
Место преступления! Дело закрыто, преступник раскрыт, пиф-паф.
Она не могла точно сказать, что здесь происходило до её появления, но действия незнакомки немного озадачили. – Выйти из авто и поправить одежду… потянуться ещё. Чем они там занимались? – Впала уже в раздражение индиго.
- Как время проводите, сладкие мои, м? – ехидным голоском, но с тем же взглядом. Остановилась в паре метров от парочки. Ни капли смущения и совести, что вот так обычно не подходят к ситуации! Да что ей сделается от невинного вопроса? – Не помешаю уединению, если разбавлю компанию? – Ещё один вопрос. Никаких истерических ноток, хотя жутко хотелось наброситься на кого-нибудь и терзать, не убивать, а именно мучить. Всё-таки Мора прекрасно сейчас владела собой внешне, но вот внутренне. Там царил полнейший хаос.
- Котик… - просто помахала Локи, сменив улыбку на более деликатную.
- Привет, рыжик, - обратилась она к девушке, протягивая той руку для рукопожатия. – Морриган, - представилась она.
Если б только знала, что перед ней эмпат, то вряд ли стала бы давать к себе прикоснуться. А то ж бывают стихийные эмпаты… - как схватят чьи-то сильные эмоции, так в обморок шлепнуться могут. Да и не очень-то хотелось такого контакта.

+1

106

Сдержать тяжелый вздох разочарования вопреки тренированной воле оказалось невероятно сложно, но Барс справился с этой очень ответственной задачей. Вообще, не смотря на его неестественное пристрастие к алкоголю, он все же не мог себе представить, какого это – глушить дорогущее вино прямо из горлышка бутылки, не заморачиваясь по поводу хотя бы одноразовых стаканчиков, в которые эту жидкость по идее следует разлить. Может, он и был оборотнем – но не варваром. И мясо тоже руками не хватал, предпочитая использовать ложки-вилки и прочие приспособления, придуманные людьми для усложнения процесса поглощения пищи.
Некоторые, кстати, по этому поводу над ним посмеивались. Мол, оборотень, а каких-то там правил приличия придерживается. Немалую роль для подобного образа сыграли как стереотипы, в которых оборотень предстает этаким заросшим густой шерстью немытым мужиком. Ну и так же не обошлось без откровенно паршивого характера простых вервольфов, немалая часть которых действительно повадками и манерами напоминала случайно ставших людьми волков, только-только выбравшихся из леса. В основном это был молодняк, конечно, но по большинству и создается образ. А подобные шуточки в адрес Локи всегда заканчивались одинаково – шутник отправлялся к профессионалу-дантисту, неся свои зубы в спичечном коробке. И долгое время питался не требующими пережевывания продуктами – терпение терпением, но гордость тоже никуда не девалась и просто так сносить подобные оскорбления в свой адрес наемник не собирался.
- Да и ну ее, радугу эту… Без солнца лучше. – Ответил на высказывание Лиан Барс, вылезая из салона машины с бутылкой Шато Латур в одной руке (та самая, что он унес из ресторана) и банкой пива, еще закрытой, в другой. – Хотя вроде бы самый сезон для кицуне но емэири. – Уже тише произнес он, запрокидывая голову к небу. Имел парень в виду не тех кицуне, что по своей воле или какому-то иному поводу родились в материальном теле, а настоящих лисьих духов – невидимых и не ощутимых для разучившегося видеть потустороннее взгляда человека.
Что-то часто я в последнее время в это философское настроение сваливаюсь. Мысленно встряхнувшись, сам себя пожурил аниото и неслышно хмыкнул себе под нос. Любой знающий его человек подтвердил бы, что Барсу такое состояние обычно не свойственно. Одно дело задумчивость, в которую тот проваливается практически все время, а другое – это. Парень вообще не особо любит философию… Хотя тут скорее имеет место парафилософия, а не ее приземленная товарка, касающаяся только жизней простых людей и всех граней этой жизни.
Покачав головой своим мыслям, Йенсен дернул ухом и чуть усилил слух. Хм? Нет, это не глюки… И действительно - ему не показалось. Сначала тихо, но с каждым моментом все ближе и громче звучал до боли знакомый стрекот лопастей вертолета. Отточенные за долгие шестьдесят лет рефлексы едва не бросили тело в укрытие высоких камней, подальше от цепкого взгляда сидящего за штурвалом вертолета пилота, но огромным усилием воли аниото все же устоял на одном месте. Только правую руку на всякий случай освободил для пистолета, сунув бутылку вина во внутренний карман куртки.
Вскоре неподалеку от них на свободное место приземлился небольшой пассажирский вертолет, раскрашенный в веселую таксистскую черно-желтую шашечку, и из него наружу выбралась до боли знакомая личность. Точнее девушка. Его слуга, Мори.
Задумчиво глядя на индиго, Локи едва заметно поморщился – в отличие от Лиан, та испытывала чрезвычайно сильные негативные эмоции и оборотень легко это почуял, благодаря порыву ветра от девушки к нему. Хотя даже отсюда было видно, что лицо беловолоски больше напоминает застывшую маску. Даже глаза, словно у куклы – пустые, холодные, не смотря на свой ярко-алый цвет. Даже у мертвецов и тех в глазах больше экспрессии. Удивлялся Йенсен тоже мысленно, предпочитая не нарушать первым повисшую после отлета вертушки тишину. Молчал и недоумевал, что же его «сахар» так разозлило. Впрочем, первая же фраза развеяла это недоумение.
Столько ехидства и яда в голосе нужно было еще постараться изобразить. Большим знатоком женской души себя Барс назвать не мог… Но кое-что все же понимал – не настолько он был дубовым, чтобы не понимать простых вещей. Вот те на. Ревнует! Вслед за удивлением пришло желание слегка напакостить, благо вины никакой за ним не водилось… Кроме большого количества неопознанных трупов, но тут еще попробуй докажи его принадлежность к их переходу в такое состояние.
- Ты же сама видишь, чем занимаемся. – Парень моментально преобразился, на короткое мгновение став похожим на свою трансформу – ехидство в глазах, вальяжность в движениях, ленца в голосе. Что только не мурчит через слово, а так один в один кошак, добравшийся до сметаны. – Видишь же, разве нет? – Для наглядности он обвел рукой вокруг, как бы приглашая Морриган осмотреться внимательнее. – Пиво пьем и болтаем о всякой ерунде, а до этого прятались в машине от дождя. – На последнем предложении с него слетели напускные вальяжность и ехидство. – Или не веришь? – Опять против воли губы растянулись в ехидной ухмылке. Понимал он, что переигрывает - не та тема, где следует в ядовитости соревноваться, но трудно удержаться от подобного соблазная... Особенно когда в одно ухо тебе нашептывает мерзопакостный характер бывшего малефика, а в другое - нынешний аниото. Но в конце-концов все же удалось затормозить и предотвратить серьезные обиды или даже сильную злость - врагов нажить легко, но нужно ли? - Ладно, шутки в сторону. Я серьезно... И не ты ли мне не так давно говорила не торопиться с суждениями? - Он нехорошо прищурился. На глубине души зародилась и стремительно понеслась наружу черная злоба. Никто и никогда - из тех, кто его знал достаточно хорошо, конечно, не смел подозревать оборотня в лживости. Для него это было одним из сильнейших оскорблений, если не сильнейшим.
Зрачки его глаз сузились в щелочки и он вгляделся в глаза слуги, позволив своей звериной уже даже не злобе, а ярости отразиться во взгляде. Больше никак эта буря на его внешности не отразилась. Продержав так контакт взглядов несколько мгновений, он его разорвал, посчитав достаточным, и виновато улыбнулся Лиан. Однако промолчав при этом. Впрочем, она наверняка все и без слов поняла - женщины куда как лучше в подобных ситуациях ориентируются.

+1

107

- Без солнца лучше.
- Когда как, - Лиан в подтверждение чихнула, потом еле заметно вздрогнула. Не хватало ей только заболеть для полного счастья.
И действительно, солнце – нечто такое, к чему кицунэ всегда относилась… как-то по-разному. Иногда готова была просить кого угодно, чтобы оно появилось – холодной зимой в пасмурный день, когда по небу неспешно плывут свинцовые тучи, а ветер бросает в лицо колючий снег, единственной радостью остается именно солнце. Хотя бы луч, и Кельш была бы счастлива. А в моменты, когда накатывает редкая в последние годы грусть, хочется стереть светило с неба, как будто его вообще не должно там быть. Зачастую это практически не получается, потому что девушка не может влиять на погоду. А небесная канцелярия редко прислушивается к незначительным просьбам простых обывателей вроде самой Лиан.
«Кицуне но емэири?» - кицунэ нахмурилась, вспоминая что рассказывала ей мать. Но вместо подробного объяснения, которое точно было – что-то из этого Кельш действительно помнила, перед внутренним взором возникли картины, нарисованные красным и черным. Страшное время, то, что до сих пор пугало девушку, заставляя просыпаться по ночам и вздрагивать от любых упоминаний каких-либо подробностей. Но с каждым годом воспоминания тускнели, отходили куда-то в тень. И их практически удалось запереть там, в самом темном углу сознания. Но все равно они изредка прорывались наружу, снося плотину с таким трудом выстроенного забытья…
Лиан отогнала неприятные мысли, вернув на лицо более-менее доброжелательное выражение. Благо, Локи в то время отвернулся.
В какой-то момент резко стало неуютно. Лиса внутри сперва вопросительно фыркнула, потом вздыбила шерсть и тихо заворчала. Что-то явно пошло не так. Странно, что же? Неужели сегодняшний день готов преподнести еще пару сюрпризов? Или каверзная судьба вознамерилась сполна завалить кицунэ мимолетными знакомствами с не очень благополучным исходом? И началось все совершенно благополучно, потом просто повезло… а что теперь-то будет?
Какой-то странный отдаленный шум, не вяжущийся ни с чем природным. Кельш специально напрягла слух, еле удержавшись от трансформации. Бывают такие моменты, когда важно что-то одно, а остальной мир отходит на другой план, тускнеет и выцветает. Как старая картина, которую только в каком-то определенном месте покрыли специальным раствором. Даже дышать в такие моменты становится тяжело – организм, как перегревшийся процессор, «зависает». К сожалению, различить источник странного шума так и не удалось – затаить дыхание на настолько долгий срок девушка еще не научилась…
Лиан уже услышала приближающиеся шаги и видела севшую вертушку – источник того самого звука, но все равно вздрогнула от чужого голоса. Ехидство, кажется, пропитало все существо нового «игрока» на этой сцене. А, обернувшись, кицунэ замерла, глядя в холодные алые глаза. Правда, надо отдать должное вовремя включившемуся автопилоту – улыбаться Кельш не перестала. Даже выражение лица не изменилось, только в глазах мелькнула странная тень, и тут же пропала.
- Лиан, - и девушка без зазрения совести пожала протянутую руку…

- Посадите вертушку вон там.
Сильный ветер в лицо, чуть ли не оглушающий рокот над головой, все приближающаяся земля…
«Место преступления!»
- Да, пока будешь жить здесь, - почему-то Локи… Вернее, это настолько правильно, как же, он же… мой маэстро. Мой ли?
И яркая, затапливающая мир вокруг злость, раздражение, чуть ли не раздирающая ревность и нотка радости… Я ли?

«Нет, не я», - «уйти» было как всегда нелегко. Способность еще не до конца развилась, и контролировать ее было чрезвычайно трудно. В какие-то моменты Лиан просто начинала бояться прикасаться к людям.
Сейчас она еле удержалась, чтобы не выдернуть руку из чужой ладони, будто ошпарившись. Дикая смесь ярости и радости все еще оставалась где-то внутри, отголоском эха пронизывая сознание. Но главной задачей сейчас было отдышаться, и сделать это как можно незаметнее. Одно радовало в этой ситуации точно – за десятки лет тренировок кицунэ научилась не выдавать смятения или заинтересованности, не показывать всего того, что отражается внутри. Только зрачки лихорадочно расширились, как от болевого шока. Впрочем, именно чувства этой девушки как раз больше всего походили на сильный удар в солнечное сплетение – так же резко и так же плохо.
Естественно, уловить смысл речи аниото Кельш не удалось. Да и не очень-то и хотелось – пусть сами разбираются. Единственное, что волновало девушку…
- А почему вертолет-то? Что, настолько не терпелось увидеться? – в голосе прорезались нотки тщательно скрываемого ехидства. Лиса воспользовалась временным «выбыванием» сознания человека из игры и теперь господствовала в сознании Лиан. Хорошо хоть в человеческом теле осталась, а то с нее могло статься.

Отредактировано Lian Kelsh (2011-08-05 21:16:22)

+1

108

Что не делай, а свой взгляд девушка изменить не могла, пока эмоции свои не успокоит. Что поделаешь, если так происходило. Часто ей это не нравилось, очень не нравилось, ибо некоторые, отлично понимающие как раз взгляды, бросались наутек, как только начинали видеть в алых глазах что-то чуждое. – Глаза – зеркало души. Может у меня души нет, а? Если они пустыми кажутся? – Этот вопрос возникал сам собой хотя бы раз в год. Это не огорчало, а ещё больше злило. Люди суеверны слишком – всё объяснение.
Морриган не думала, что её фразы воспримутся в штыки, точнее, с таким же ехидством. Защитная реакция её подвела на этот раз. Чаще люди тушевались, когда встречали такой напор и тон. А тут не сработало. – Черт, я ж не с людьми говорю! Эврика, ё моё… - Осенило её. Да это вообще казалось ударом грома. Настолько привыкла к тому, что её сторонится каждый третий, что уже и забыла о своём окружении. Старые установки пока не спешили меняться. Совсем не спешили. Отсюда следует весьма прискорбный вывод – с легкостью можно попасть в переделку, не так заговорив с представителем другой расы.
Девушка мысленно вздохнула, автоматически осмотревшись вокруг и уже прекращая рукопожатие. Её пыл слегка остыл. Но закралось странное чувство. Поглядев уже не такими уж и пустыми глазами на Лиан, Мори слегка удивилась. – Зрачки. Это типа что?.. – Она не могла понять, чем вызвана данная реакция. Заметила такое впервые, обычно не очень-то заостряя внимание на собеседнике при подобных обстоятельствах встречи. – Хм. Не будем делать поспешных выводов. Это не очень важно.
Ах-ах-ах, связные мысли совсем исчезли, стоило обратиться в сторону Локи. Вот это взгляд. Вот это «жесть». Если б Т’а Вермин не выдержала этот взгляд, то можно было смело заподозрить бы в ней совсем другого человека. Она усмехнулась, только без затаенной злобы, а даже немного нервно. Совсем не испугаться не могла. Ввиду своей чувствительности к окружающему пространству, индиго очень явно ощутила выплескивающую через взгляд ярость, частично ей заразившись и размешав в своих эмоциях.
- Верю, - коротко бросила она, ещё не совсем понимая, почему ей стало легче на душе. Она всегда предпочитала верить, ибо ложь не воспринимала, не понимала даже. И не всегда её чувствовала. Ещё один мелочный страх – быть обманутой. В данном же случае придется поверить, так как другого выхода не оставалось. Нет, неправильно. Выход тут не при чем. Здесь просто уверенность, пусть и не стопроцентная, – это правда. Но по природе своей человеческой всё ж хотелось искать тайный умысел, а не воспринимать всё, как видится.
- А почему вертолет-то? Что, настолько не терпелось увидеться?
- Потому что я не знала конкретное место его нахождения. А на автомобиле пытаться найти среди гор кого-то вообще не стоит. Искать замучаешься, - ответила Морриган, с теми же ехидными нотками, но уже менее заметными. – А ты случаем… не эмпат? – как бы невзначай спросила она у новой знакомой, посматривая тем временем на Локи.
Ей так хотелось отомстить за то, что он заставил волноваться и ревновать. Только сейчас подловила себя, что слишком серьезно отнеслась к увиденному. Неужели это то самое?! Не просто влюбленность. К эмоциям внутри прибавилось ещё и смущение, радость переросла просто в облегчение, а остальное так и осталось, но на порядок утихло. – Паранойя. – Если б кто-то из близких узнал, что Мори за кого-то переживает, то не поверил бы. Как эта… эгоистка вообще может с кем-либо существовать, не желая тому удавиться? Удивительно, что делает с людьми всего-то пара случаев из жизни, кажущимися незначительными на фоне других.
- Может и я говорила, - не совсем уверенно ответила девушка, отходя к краю обрыва и осматривая открывающийся вид. В памяти копаться, чтобы подтвердить, точно это было сказано или нет, не имелось желания. Она старалась вообще как можно реже такие процедуры проводить. Воспоминания цеплялись друг за друга. И вместо всего лишь маленькой частицы вынималась целая цепь. – Кстати, а ты чего так рано вскочил? От меня сбежать хотел так сильно... Хозяин? – она не удержалась от усмешки. Ей бы сейчас польстило немного, если б оборотень ответил положительно. А может и ответит. Бывает… ожидания не сбываются.
Индиго наблюдала за кружащей недалеко крупной птицей, и ей в голову пришла неплохая идея. Она тут же решила ей поделиться, не растеряв своего настроения, но уже пребывая в более расположенном состоянии к общению.
- О! Никто кушать не хочет? Костер, м? А вон ужин… ну или обед? – показала пальцем в сторону птицы, так и не разобравшись, что же это за птичка такая летает совсем близко, всего-то метрах в десяти. Как только Мори нацелила на летающую живность пальчик, то та отчего-то зависла на месте. Через пару секунд дошло – это не просто так. Т’а Вермин опустила руку и повернулась к спутникам, ошарашено глядя на Локи. – Это что такое? После лишения девственности способности возрастают?! Неее, быть такого не может. Совпадение просто. А может это не я её… - Она снова развернулась к обрыву, пряча свой удивленный взгляд, а птица отлетела к тому времени дальше. – Улетела… - буркнула девушка, обещав себе больше не размахивать руками зря.

0

109

Свежесть, разлитая в воздухе после дождя, вкупе с прохладным ветерком, приятно остужали разгоряченную от прилива крови, вызванного внезапной вспышкой ярости, голову. Оборотень сделал несколько глубоких вдохов с долгими выдохами, возвращая себе потерянный на мгновение самоконтроль. Раздраженный Зверь в сознании, недовольно ворча, подчинился воле хозяина и успокоился. Кровавый туман ярости, появившийся было на периферии зрения, тоже быстро рассеялся. Неожиданная вспышка оставила после себя только неприятную, сосущую пустоту где-то в солнечном сплетении, но так всегда и было. Ярость подобна открытому пламени – пожирает все подвернувшиеся ресурсы, оставляя только пепел, и именно поэтому вполне обоснованно считается одной из самых опасных эмоций, которые способны испытывать разумные существа. В ярости контроль человека над собой ослабевает до предела, и он способен, находясь в таком состоянии аффекта, наломать серьезных дров. И это вдвойне, если не втройне справедливо для любого оборотня, в том числе и аниото. У которых, как известно, контроль над собственными эмоциями вообще никуда не годится, из-за чего оборотни-коты при любом удобном случае моментально вспыхивают всепоглощающим пламенем неконтролируемой злобы. Что поделать – их демоническая составляющая куда как более сильна, чем у иных их собратьев. Это дает им определенные преимущества, но и платить приходится большим.
Встряхнувшись, будто только что выбрался из реки на берег, парень потер ладонями лицо в попытке убрать неприятные ощущения, оставшиеся после вспышки злости и выплеска большой порции адреналина в кровь. Плюс немало энергии ему пришлось потратить на удержание своей звериной сути в цепях, а после и на восстановление психологических барьеров, и даже на их усиление. Будь на месте Локи кто-то другой, с более слабым контролем над своей силой – и вызвавшей его ярость Морриган можно было бы смело попрощаться с миром живых, перебираясь на ту сторону Грани, на постоянное проживание. Так что индиго очень повезло, что ей в Маэстро достался великолепно умеющий держать себя в узде субъект, к тому же имеющий огромный опыт в деле усмирения собственного демона. Впору уроки самоконтроля начать давать окружающим, за разумную плату. Усмехнувшись своим мыслям, Локи машинально открыл банку пива и приложился к ней, несколькими крупными глотками опустошая алюминиевую емкость, после чего, скомкав ее, мощным броском отправил жестянку с утеса вниз.
Занятый восстановлением самоконтроля, аниото благополучно пропустил произошедшее, застав только самое окончание, ознаменовавшееся неожиданно-ехидным вопросом Лиан. Такая резкая смена поведения немного удивила не показавшего это Барса, но и только. Если его догадки верны и девушка тоже окажется оборотнем, то нет ничего удивительного в такой резкой смене линии поведения. Менее предсказуемой, чем оборотни, бывает только погода на берегу моря или океана – никогда нельзя со стопроцентной уверенностью утверждать, что выкинет тот или иной представитель этого племени. Вынужденные делить свое сознание с потусторонними сущностями, ни один из оборотней не способен похвастаться здоровой психикой.
– Кстати, а ты чего так рано вскочил? От меня сбежать хотел так сильно... Хозяин? – Локи чуть не вздрогнул, опять незаметно для самого отключившись от окружающего мира и, соответственно, не заметившего переключения внимания Слуги на него. На языке тут же закрутилось с десяток сочащихся желчью вариантов ответа, но их Локи отмел сразу – не было никакого желания или настроения собачиться с явно настроенной на подобное индиго.
- Дела были, Слуга. – Предельно лаконично бросил парень ледяным тоном. Не смотря на восстановление контроля над своей бурной эмоциональной природой, он все равно был задет за живое подозрениями во лжи. Как уже говорилось – для него это было наихудшим оскорблением, и Сахару придется действительно постараться, чтобы восстановить нормальное к себе отношение. Будь на месте девушки парень – тот бы уже ползал по скальной площадке в поисках своих зубов. Но так как парнем Морриган не была, платить за оскорбление привычным способом аниото не стал. Впрочем, как и спускать дело на тормозах – никогда и никому не прощались им подобные подозрения в его адрес. Никогда. Никому.
Проигнорировав дальнеший вопрос Моры о еде и равнодушно покосившись на несчастную птицу, в которой распознал горного ворона, наемник вернулся к машине и нырнув на переднее сиденье, полез в сумку за очередной банкой пива, попутно сунув себе в зубы сигарету из лежащей в бардачке пачки.

Отредактировано Loki Jensen (2011-08-06 14:08:20)

0

110

Быть эмпатом – это дар и проклятье. Но осознание того, что твое умение является подарком свыше, приходит гораздо позже самого дара, когда эмпатия окрепнет и укорениться в хозяине, пропитает всю его сущность и наконец-то согласится стать с человеком одним целым. А до этого приходится свыкаться с тем, что каждый раз дотрагиваясь до человека, ты рискуешь окунуться в его жизнь, «упасть» в нее. И есть возможность, хоть с годами она и уменьшается, что ты не сможешь выбраться, не сможешь отличить себя от того несчастного, к кому тебя дернуло прикоснуться. Может, даже случайно, а может, и намеренно.
И тогда приходит вопрос «что же делать?». Многие замыкаются, начинают вести отшельнический образ жизни, не желая испытывать того риска на грани со страхом, который преследует эмпатов на каждом шагу. А такие упрямые, как Лиан, пытаются приручить способность. Не всегда получается, не всегда можно контролировать себя и свое сознание, но. Но шанс стать сильнее есть, он блещет где-то чуть впереди – до него рукой подать. И это придает сил уже отчаявшимся было горе-эмпатам.
Бывают люди, чьи эмоции читать приятно. Особенно дети – они всегда светлые и радостные, их извечный непоколебимый оптимизм передается и эмпату, вселяет надежду и веру, которых так порой не хватает взрослому человеку. А есть те, кто ненавидит, отчаивается, опускает руки от безысходности… Иногда человек испытывает такое лишь несколько минут, но эмпату может «повезти» «прочитать» его за это время. И вот тогда становится страшно – такие эмоции, глубокие, древние как мир, с радостью раздирают на части и владельца, и наблюдателя-эмпата. Вот тогда-то и становится очень трудно контролировать свое «Я», вот тогда и можно его потерять…

«Опыт приходит со временем». Прав тот, кто это сказал. И теперь, прочитав эмоции Морриган, кицунэ смогла с собой совладать. Сознание человека вернулось спустя какое-то время, поблагодарив лису за своевременность. Но Кельш не спешила вернуть себе обычно-доброе настроение. Отчасти, она мстила Его Величеству Случаю за сегодняшний день, отчасти – за настолько опрометчивое решение сахара Локи. Поэтому человек внутри, посмеиваясь, остался наблюдателем, когда как лиса получила «бразды власти».
- То есть примерное ты все же знала, - девушка насмешливо приподняла бровь, пряча руки в карманы бридж – своеобразный жест защиты. – И нет, я не эмпат.
Признаваться в своих способностях Лиан не хотелось. А врать она умела, благо, за сто лет можно и научиться – практика огромная. Ведь попробуй скажи правду обозленным на весь мир немцам после Второй Мировой, что ты – кицунэ. Убьют и не задумаются. А мнительным людям нашего века – что ты эмпат. Поднимут крик, визг, распустят сплетни. И пиши пропало – никто после этого и на милю не подойдет, обойдут тридцатой дорогой и перекрестятся – «чур меня».

Препирательства маэстро и сахара Кельш никоим образом не касались, да и слушать их было не то что неудобно… просто очень не хотелось. Поэтому девушка рассеянно вернулась к машине и забрала оттуда рюкзак зонтик, раскрыв последний, чтобы хоть немного высушить. Благо, дождь уже прекратился и идти снова был не намерен.
«Обед? - Лиан сильно хотелось опять что-нибудь съязвить, но она прикусила язык. Портить отношения с барсом не была намерена даже лиса, так что… - Бедная ворона»
- Локи, спасибо за своеобразную крышу на время дождя. Морриган, было приятно познакомиться. Я уже пойду, пожалуй, - совершенно спокойным голосом, не выдавая лишних эмоций. Пусть сами разбираются, а кицунэ и вправду пора.
«Вот бы до дома добраться. А там просохнуть нормально, что ли?»

---> №73 ---> Библиотека

0

111

- Конечно… есть связи, вот и узнала местонахождение «объекта», - почти в пустоту бросила Мори, хотя предназначались слова Лиан.
Новая знакомая показалась очень странной. Просто эта манера поведения, как-то сразу незамеченная, очень насторожила. Нет, конечно, бывает много представителей характера ехидны, но это сразу видно. Закралась догадка, что девушка – оборотень, и у неё проскальзывают черты какого-то животного. Но индиго сразу отмела в сторону подобное. Не будет же она видеть теперь в каждом встречном именно «перевертыша». Знание о другой стороне жизни – о других расах, которые, казалось бы, только в сказках есть, всё-таки нанесло свой отпечаток. Теперь было жить и страшно, и интересно. Жаль, опыта ещё нет, чтобы с ходу угадывать, кто есть кто лишь с оценки нескольких свойственных тому или иному виду черт.
- Мм, ясно, - коротко ответила Т’а Вермин. Дела так дела. Тут начиналась та же история, что и в других случаях. Стоило немного лишь надавить не то действиями, не то словами. Холод. Неприятный холод. Морриган быстро остыла, обернувшись к Лиан и проводив ту уже со вполне средненьким настроением. – Она ж наверняка обладает какими-то ментальными способностями. Не эмпат, говорит. Тогда может обладает даром ясновидения. Не телепат – точно. Хм…  страшно подумать, отчего ж у неё такая реакция была, будто её что-то потрясло?. Хотя, неважно. Секретов у меня немного. – Она вздохнула, кинув взгляд на Локи в машине.
Взяла свою сумку в руки – хватит той в воздухе болтаться, с трудом удержалась, чтобы тут не вытащить и не закурить сигарету. Дико это хотелось сделать, но опять же не из-за какой-то привычки. Просто нервы. Она хорошо чувствовала, как настроен парень, и не хотела бы страшных последствий. Да, ничего смертельного не угрожало, а значит, уже можно не кипятиться. Но есть же масса иных способов что-либо учудить, причем хуже какой-либо смерти. Это не страх. Это больше похоже на безразличие.
Ну вот, чтобы не произошло, а конец сегодня будет один и тот же. Хочу пить. В бар направиться может?.. Нет, там людей многовато будет. Не хочется устраивать резню, если крыша начнет ехать. Что делать… что делать… что?
Угрызений совести девушка почти не чувствовала. Да подумаешь… случается. Кстати… а ведь действительно. Как раз всё и происходит из-за случайных стихийных чувств и эмоций. Благодаря этому и вертится мир. Так что надо воспринимать всё, как должное. Случилось и ладно.
Мори постояла так немного, не отрывая взгляда от оборотня, усмехнулась чему-то и направилась куда-то мимо автомобиля к рощице деревьев. Интересно, уедет без неё или всё-таки что-нибудь скажет? Или сгребет в охапку и потащит без слов в машину? Прислонилась к стволу одного из деревьев так, чтобы то скрыло её частично, если смотреть с обрыва, и прикрыла глаза. Отчего-то было смешно, хотелось и смеяться, и плакать из-за неясного чувства в душе. На губах появилась едва заметная улыбка, сдержанная, а вот под веками в глазах бегали искорки. – Моей вины ни в чем нет. Нет и точка. А всё равно не по себе как-то. Фак, вот попала, а…

0

112

На мгновение высунувшись из салона Горца, парень кивнул в спину быстро удаляющейся вниз по дороге Лиан и, пару мгновений проследив за ней рассеянным взглядом, нырнул обратно в машину. Сейчас, не смотря на свеже нарисовавшуюся перед ним проблему, у оборотня была дилемма другого рода. Он не мог решить, что в данный момент выпить – еще пива или же все же допить бутылку вина, чтобы не испортилась? В итоге, поломав голову еще несколько мгновений, он вернул обратно в сумку уже извлеченную оттуда банку пива, вытащил из бардачка и сунул в карман куртки пачку сигарет, и лишь после этого окончательно выбрался наружу. Хлопнул, закрывая, дверью внедорожника, потянулся, лениво щелкнул зажигалкой, прикуривая… Вообще, ни жестом, ни выражением лица не показывал, какого ему сейчас на душе.
А скрывать было что. С одной стороны, никакой вины он за собой не чувствовал – Слуга сама виновата в том, что он выбесился в ее адрес. Конечно, это у нее уже глубоко в характере – играть с огнем, но таким людям ведь не просто так от рождения дается и умение определять, когда нужно остановиться, чтобы не было тяжелых последствий…
На противоположной чаше весов оказались угрызения совести. Да-да, той самой, которая по идее должна полностью у Локи отсутствовать, но внезапно себя обнаружившей. Она твердила парню, что не следует так вести себя с девушкой, что ее можно понять, что следует извиниться и продолжить жить вместе, как ни в чем не бывало. Впрочем, аниото даже и не думал прислушиваться к этому слабому голоску, который даже в детстве в расчет не принимал. «Нет в мире печальней повести, чем жизнь, прожитая по совести.» - Гласит русская народная шутка, и Барс был склонен согласиться с мнением большинства. Жизнь по совести – не только море упущенных возможностей и шансов, но и отсутствие жизни как таковой. Наоборот – одно лишь существование, да и то жалкое.
В конечном итоге, отмахнувшись от назойливого голоса, затянулся сигаретой, почти тут же выпуская к небу облако сизого дыма. Виноватых вроде бы и нет… Но кое-кого все же следует наказать. Кривая усмешка, не предвещающая Морриган ничего доброго и светлого, искривила его губы. А то, кажется, она слегка позабыла, кто из нас двоих хозяин. Или до сих пор считает это всего лишь игрой?
Вино закончилось неожиданно быстро. Оборотень даже легкую досаду почувствовал по этому поводу. Быстро забытую, впрочем. Бутылка улетела с обрыва вниз, сигаретный окурок уже перестал дымиться, лежа неподалеку от машины на сыром камне. Окинув окрестности цепким взглядом, Локи по доносящемуся с ветром запаху определил местонахождение его «сахара» и быстро пошел в ту сторону.
Достигнув цели меньше, чем за минуту, Йенсен обошел дерево, к которому прислонилась спиной его Мори, и встал напротив нее, безмолвно рассматривая девушку и будто пытаясь определить, о чем она думает. Впрочем, без движения долго он не оставался, уже через пару мгновений делая стремительный шаг вперед и тем самым оказываясь вплотную к индиго. Правое его колено уперлось в ствол дерева между ножек беловолоски, вынуждая ту либо подниматься на цыпочки, чтобы не тереться промежностью об него, либо терпеть; левая рука ладонью легла на ствол дерева чуть повыше головы девушки. Пальцы чуть сжались на стволе, и тут же послышался слабый хруст раздираемой крепкой хваткой коры. А вот правая рука зафиксировала голову Морриган в одном положении, чуть приподнятой к его лицу, посредством аккуратного удержания двумя пальцами за подбородок.
- Ты меня за ту вспышку извини, конечно… - После недолгого молчания заговорил он наконец. – Но вот как ты объяснишь устроенную тобой сцену ревности, почти шекспировскую, да еще и на глазах у постороннего человека? – Подавшись вперед, Снег крепко поцеловал Т’а Вермин в губы, не давая ей ответить сразу же после его вопроса и позволяя правильнее оформить свой ответ.

0

113

Хм. Я тут так могу долго очень простоять. А он может очень долго в машине просидеть. До вечера там… ночи. Нет, погодите. Что я несу! – Мысли в голове бегали на огромных скоростях, не соблюдая «правил дорожного движения»! – Что я тут стою? Чего жду? Могла бы пойти к дороге и вызвать такси. В город. Или вообще умотать из Японии. Давно пора. Другая бы на моём месте и с моими случайными, но очень надежными, связями давно бы уже укатила далеко-далеко. – Совершенно ненужные предположения по альтернативному развитию событий. Или есть возможность всё ещё исправить? – Почему? – Как же всё это являлось забавным. Настолько забавным и печальным одновременно, что разум отказывался видеть все доводы и причины поведения. – Стоп. Хватит.
Прислушавшись к окружающим звукам, Морриган через пару секунд услышала хлопок дверцы автомобиля. – Вышел. – Сумку свою бросила рядом, чтобы не держать её ни в руках, ни псионическим даром. Она не предпринимала попыток бежать. И не потому, что страха совсем уж никакого и в помине не было. Дело в другом. Это явилось бы показателем слабости, трусости. Гордость не позволяла так просто сдаться. В конце концов, ещё ничего не произошло. Убивать её вроде не собираются. Жизнь прекрасна! Что ещё надо?
Слушая пение птиц и стрекот немногочисленных здесь насекомых и посматривая задумчивым взглядом на окружающую природу, индиго думала о том, как поступит Локи. До сего момента всё воспринималось чем-то вроде детской шалости. Игры с бонусами и подсказками. А теперь игра набирала обороты, превращаясь уже в нечто более серьезное и сложное. Наверное. Может быть, всё уляжется? Нет. Интуиция предвещала что-то. Только неизвестно, какой направленности и серьезности.
Неизвестность пугает.
Из-за шума вокруг и собственных размышлений, девушка не услышала приближения оборотня. А когда увидела его, то обратила на него взгляд, полный подозрения, будто говорящий «И что дальше?», и удивления. - Молчание тоже пугает. – Успела подумать она, прежде чем парень начал действовать.
- Что… - только и выдавила она, буквально обалдевшая в следующую минуту. Локи практически лишил её шанса на свободные движения. Да ещё так… Его колено очутилось между ножек, создавая при этом нечто вроде сиденья. Но не комфортного же! – Ксо… да он издевается, - обреченно подумала Т’а Вермин, в этот момент покосившись налево на звук ломаемой коры дерева. Она снова перевела взгляд на оборотня и чуть не поддалась панике, не пытаясь даже вырываться и пользоваться своими способностями – учитывая, что руки-то не скованы… пока. Но панические мысли благополучно издохли, ибо повод ещё не серьезный для них.
Вопрос. И поцелуй, от которого в голове произошла маленькая вспышка, заставляя искать ответ быстрее. И не просто быстрее, а к тому же ещё и вполне обдуманный. Кстати говоря, непросто думать в таком вот положеньице. Очень непросто. – Как будто специально… - Ладно, с последним действием парня ещё можно было смириться. Но своеобразное сиденье жутко мешало и путало мысли, так как показалось вскоре не таким уж и неудобным, а провоцирующем появление возбуждения. Просто сначала Мори действительно попыталась приподняться на цыпочки ну хоть чуток, а потом прекратила сиё занятие – очень трудно. Лишнее движение, и итог таков.
- Я… - начала она, когда время для придумывания вразумительного ответа было исчерпано. Но тут же споткнулась. Действительно, как объяснит? – Как будто тебе неизвестно, от чего возникает ревность, - даже смутилась на пару мгновений. – Не удержалась. – Стоило бы не при посторонних – это да, правильно. Просто ещё не научилась держать себя в руках при ситуациях, которые случаются в жизни достаточно редко. Что-то её совсем не колышет, а что-то заставляет идти на крайние меры.
Да в конце концов! Кому он этот вопрос задаёт? Всего лишь девятнадцатилетней девчонке ещё не успевшей всему в жизни научиться. Ей же многое в новинку ещё!
- Пожалуйста, убери ногу, - попросила девушка, чувствуя себя не в своей тарелке, но сохраняя пока ещё относительно независимый вид.

+1

114

Наконец прервав поцелуй, что оказалось неожиданно проблематично (виду он, однако, не подал), парень выпрямился и выжидательно посмотрел в глаза Морриган. Используя левую руку, лежащую на стволе дерева, как опору, он пристально вглядывался в глаза индиго, читая то и дело проскакивающие там эмоции, подтверждаемые исходящими от той едва ощутимыми запахами. Тень испуга, некоторое малодушие – возможно, желание сбежать? Он не телепат, к сожалению, поэтому мог только предполагать. Кроме того, вполне естественное в такой ситуации замешательство. И, конечно же, постепенно набирающее силу неудовольствие. Что тоже было легко понять – кому ж такое обращение с собой понравится?
Внезапно ветер донес до временно доведенного до человеческого уровня слуха голос певца из колонок внутри машины. «You'd better believe me!» - надрывался он – с сильным акцентом, свойственным только русскоговорящим, один из самых известных рок-исполнителей современной «классики» рока. На несколько мгновений оборотень отвлекся от своей «жертвы», прислушиваясь к принесенной ветром музыке, едва заметно улыбаясь. Очень редко бывает так, что музыка совпадает с ситуацией, но бывает. Все-таки бывает.
И как-то так совпало, что одновременно с этим порывом промозглого ветра Морриган наконец ответила на его вопрос. В ее голосе было слышно смущение, даже некоторое возмущение. «Ага, как же – нашу королеву заставили объяснять свое поведение…» Парень неторопливо вернул взгляд на загнанную в угол «жертву», и с мгновение размышлял над ее просьбой. Или делал вид – какая разница, если ответа так и не последовало?
Вместо ответа аниото отпустил подбородок «сахара», тыльной стороной ладони медленно проведя по ее щеке. – Красивая, смелая, гордая, умная… Отличные качества, если уметь их соразмерять. – Негромко начал он, будто стараясь не нарушать окружающую тишину. Чириканье горных птиц, шелест ветра в листве деревьев – все это создавало некий романтический, даже философский фон… Совсем не вяжущийся с действиями Барса.
Со щеки индиго его рука быстро опустилась вниз по ее шейке, к расстегнутым пуговичкам рубашки, ненадолго задержавшись на оголенном участке нежной кожи. И сразу же гибкие пальцы наемника принялись расстегивать остальные пуговицы на рубашке его слуги. Движения простые, размеренные, будто бы он каждый день кому-то рубашки расстегивает. И вот уже кончики пальцев касаются все такой же нежной, не тронутой загаром кожи на внушительных размеров холмиках грудей. Даже была кратковременная досада по поводу того, что они скрыты такой на его взгляд лишней деталью одежды, как лифчик. Однако даже в такой ситуации цепкий взгляд парня успел отметить красоту и гармоничность детали туалета его слуги. Черный и темно-синий прекрасно сочетались, а ажурные вставки и поверхностная узорчатость добавляли пикантности, что в сумме резко и сильно завело разглядывающего это великолепие аниото. «Держи себя в руках… Держи себя в руках, кому сказал!» Ему даже пришлось прикрикнуть на себя, чтобы не сорваться – так сильно этот в принципе простой вид подействовал на него.
- Ты ведь помнишь тот наш разговор, про то, что ты моя слуга, а я твой мастер? Конечно помнишь, ты же индиго. – Даже начав говорить, Локи ни на мгновение не прекращал своих действий. Зачем? Только лишняя потеря времени – останавливаться… Его палец, легко подцепив лифчик девушки, потянул его вверх. Слабенькое усилие и груди «сахара», слегка подпрыгнув после освобождения из «плена», замерли, устремив кончики своих сосков под острым углом в небеса. – Если ты считаешь это игрой, то советую сразу же отбросить такое отношение. Никакой игры. В этом городе существует закон, простой как дважды два. Либо подчиняешь ты, либо подчиняют тебя. – Опять короткая пауза, во время которой правая рука бережно сжимает в ладони упругую плоть груди, а пальцы начинают медленно, будто задумчиво, покручивать еще не успевший среагировать на ласки сосочек. – Каждый этот закон воспринимает по-своему. Кто-то порабощает, кто-то соблазняет выгодами, кто-то подкупает… Но исход один – ты либо Хозяин аля Маэстро… Тут уж кому как нравится. Либо ты служишь. В качестве раба, слуги, партнера… - Йенсен замолчал, вглядываясь в прекрасные глаза своего «сахара». Ему нравилось любоваться переливами света в этих рубиновых озерах, бездонных и чарующих. – Мне не нужны слуги, тем более не нужны рабы. Я не лишаю свободы воли. Однако я требую того, чтобы ты со мной считалась, меня уважала… Потому что ты – моя. Моя и лишь только моя. – Губы наемника скользнули едва ощутимым прикосновением по губам беловолоски, по ее шейке вниз, к нежной коже грудей, остановившись только в ложбинке между заветными холмами. Не отрываясь от ароматной кожи, он продолжил. – И ревновать меня не надо. Это естественно, а мне очень приятно… Но бессмысленно. Пока ты на моей стороне – меня никто не заинтересует. Однако ты, черта с два, жестоко пожалеешь, если рискнешь играть со мной. И, тем более, предать меня.
В подтверждение своих слов, парень чуть сильнее прижал колено к промежности Морриган, а его левая рука, до того служившая опорой телу, быстро скользнула вниз. Мгновение – и пуговичка на брюках расстегнута, молния тоже сдалась мгновенно… И рука Барса уже проникла в трусики слуги, а его пальцы бережно начали поглаживать нежную плоть ее сокровенного места. Правая же рука, на скунду оставив грудь без внимания, стремительно метнулась вниз, чтобы спустить брюки Моры ниже с бедер. И по завершении операции вернулась к своему занятию... А Барсу осталось только любоваться нижним бельем его слуги. Причем именно таким, какое ему нравилось больше всего - трусики-шортики, низко сидящие на талии. Эта немаловажная деталь тоже сильно завела его, но все же белобрысый продолжал контролировать себя. Пусть и не удержался от комментария. – Мой любимый фасон нижнего белья. И тебе очень подходит. Носи его чаще... Для меня.
Пока еще останавливать ласки Снег не собирался. Он на короткий период времени стал палачом, а Т’а Вермин – наказуемой, и ей оставалось лишь смириться, потому что сопротивление только усугубило бы ее положение. Пока что беловолосый кот-оборотень старался быть нежным, осторожным… Но кто знает, на что его спровоцирует даже намек на сопротивление? Слишком нестабильная психика, слишком непредсказуемое мышление.

Отредактировано Loki Jensen (2011-08-08 22:15:57)

+1

115

Теперь девушка уже не обращала внимания на окружающие звуки, ей вообще стало как-то не до них. Вся её сосредоточенность была направлена на парня. Напряженность. Слегка натянутые нервы, а в глазах, действительно, пропасть, отражающая эмоции, сливающиеся в большой клубок чего-то невообразимо тяжелого. Так хотелось расслабиться и сделать вид, что происходящее вообще её не касается и абсолютно «до лампочки». Но не получалось, совершенно. Даже слушая оборотня, индиго не могла зацепиться за эти слова, чтобы уйти в свои мысли, - она просто их запоминала, как обычно на чистом автомате.
Первые же манипуляции Локи с одеждой Мори дали ясно понять – сейчас «что-то» будет. И это «что-то» не радовало совсем, даже раздражало. В душе кипело негодование из-за своего бессилия в ситуации. Ну что она может? Попытаться вырваться? Не получится. Применить способность? Да тут не на чем применять пока. Даже по сторонам не надо было смотреть, чтобы сделать такой вывод.
Вообще… Морриган не могла отвести взгляда от глаз своего Хозяина, чувствуя себя жертвой в лапах охотника. Сердце в груди начинало колотиться сильнее. Вышедшие из-под контроля мысли путались, становясь обрывочными и неясными. – Город… Подчиняешь или подчиняют..? Город… с загадками… Лучше в другой… Опасно… - плюс обрывки фраз из воспоминаний. Неужели это паника? Смятение? Из-за знания, что вот-вот произойдет?
Вот парень уже давно расстегнул на ней рубашку и высвободил груди. Сразу охватило возмущение, пришедшееся совсем не к месту, о том, что разборки можно провести и в более уютной обстановке. Его прикосновение к груди и эта пока ненавязчивая игра с соском… Это очень и очень сильно ощущалось из-за напряжения и сосредоточенности.
Мори покусывала губы, не в силах отдавать команды телу к сопротивлению. Не то так «хорошо» хотела, не то не могла… просто не могла. Она продолжала слушать оборотня, желая опровергнуть всё сказанное. Только как? Это ведь не ложь, всё так и есть. Разъяснение. Истинное положение дел. – Его? Я его?.. Не лишает свободы воли… Но что сейчас происходит? Пытается меня сломать? – совсем уж безразличная мысль. Отвлечься, тем не менее, от ласк Локи никак не получалось. Тело само начинало уже реагировать на ситуацию, как и положено, если разум не приказывает ничего конкретного. – Объясняет более подробно и показательно? Предупреждает? Наказывает за неосмотрительный поступок? Фак, я…
Тут-то догадки оборвались, потому что по телу пробежалась едва заметная волна возбуждения из-за ещё большего нажима коленки парня практически между ножек. – Вот уже и туда… - Мора прикрыла глаза, стараясь дышать медленнее и успокоить тем самым сердцебиение. Из груди вырвался непроизвольный стон негодования, возмущения и муки, когда оборотень рукой проник в трусики и начал поглаживать. Приятно. Физически. Но что же за ураган чувств и эмоций в душе. Легкая обида даже, но фальшивая больно уж. Возмущение, что её гордость сейчас пытаются беззастенчиво насиловать – кхм, не в прямом смысле. Растерянность – что делать и пытаться ли? Понимание – стоит учиться воспринимать жизнь не как игру, в которой всегда можно выжить или сыграть когда-нибудь заново, а как игру самую последнюю. Относиться к жизни не как к игре индиго не могла – эта идея плотно засела в голове и вылезать оттуда отказывалась.
Удивительно, но Т’а Вермин успела заметить кое-что ещё до комментария Локи. Ему нравилось её бельё. Сразу отложилась одна идея на сей счет. А что? Надо ж будет как-нибудь хоть на малую часть отыграться за сегодняшнее. Всё равно выглядеть это будет не как месть.
Говорить не было желания – пропало. Весь яд испарился под натиском возбуждения, проходящего по телу, словно слабенький разряд тока. Может быть, обычный человек воспринял бы реакцию девушки так, будто она сдалась и теперь не имеет значения, что ж будет дальше. Но. Не смотря на молчание, в потемневших глазах бегали искры, а разум делал попытки заставить тело сделать хотя б одно движение. Зачем? Да затем, что девочка эта очень упрямая, хоть и умная. Не убегать, конечно, собралась.
Получилось. Наконец-то удалось выдать действие… - пародию на действие. Просто слабый рывок для того, чтобы стало удобней. Только ничего не изменило это… В очередной раз всплыло удивление своему поведению и непонимание. – Ум за разум заходит.
- Насиловать собрался? – О, появился сарказм с неподдельным любопытством и каплей удивления даже. Сказано было тихо, но интонации ощущались, без злобы, а просто-напросто с привычным оттенком усмешки в голосе.

Отредактировано Morrigan (2011-08-09 07:01:54)

+1

116

Наконец прервав поцелуй, что оказалось неожиданно проблематично (виду он, однако, не подал), парень выпрямился и выжидательно посмотрел в глаза Морриган. Используя левую руку, лежащую на стволе дерева, как опору, он пристально вглядывался в глаза индиго, читая то и дело проскакивающие там эмоции, подтверждаемые исходящими от той едва ощутимыми запахами. Тень испуга, некоторое малодушие – возможно, желание сбежать? Он не телепат, к сожалению, поэтому мог только предполагать. Кроме того, вполне естественное в такой ситуации замешательство. И, конечно же, постепенно набирающее силу недовольствие. Что тоже было легко понять – кому ж такое обращение с собой понравится? Но даже возможные неприятности ни капли не волновали Барса – он увлекся, с головой ушел в свое занятие и почти выпал из реальности. Его мир в данный момент сократился до притягательных, таящих в себе необычайную глубину глазах индиго, прижатой им к стволу дерева.
Он, словно наркоман, выискивал в этой глубине маломальские отзвуки эмоций, вызванных его действиями. Что он там искал – парень и сам сказать точно не мог. Просто хотелось понять, что она испытывает? Вероятно. Зачем? Непонятно. Может быть – понять ее отношение к себе? Может быть, а может и не быть – бабка надвое сказала, грубо говоря. Но последний вариант самый вероятный просто потому, что, даже не признаваясь самому себе, аниото где-то глубоко в подсознании, на уровнях, где содержался демон, жаждал быть кому-то нужным. Желанным и необходимым, как воздух для задыхающегося, как вода для умирающего от жажды. Такое маленькое и эгоистичное желание, незаметно для самого белобрысого ведущее его по жизни, словно собака-поводырь слепца.
Известно, что все оборотни, не только аниото – рабы своих инстинктов, полученных от своей звериной половины. Но это не значит, что человеческий разум куда-то делся, что служит причиной для диких комбинаций звериных желаний и человеческой морали или принципов (При условии, что первая трансформация не убила их к чертям собачьим). Так что понять – человеческое ли это желание, демоническое… Или же возникло на стыке этих двух начал? Сие тайна, покрытая мраком и разгадать ее вряд ли кому по силам, в том числе и самому Барсу.
Наконец зрительный контакт был прерван, но не Локи, а Морриган. Та прикрыла глаза, по всей видимости пытаясь успокоиться, и разрушила очарование ситуации, завладевшее оборотнем. Он несколько раз моргнул, прогоняя подальше наваждение, и сделал пару глубоких вдохов – сердце, как оказалось, стучалось словно бешенное. Давно уже наемник не чувствовал себя так по-дурацки, отвык. «Все когда-нибудь случается, это один из законов Вселенной.» Философски подумал аниото, опуская взгляд на свою «жертву». Желание продолжать «пытку» пропало так же внезапно, как и появилось. Но ее место тут же заняла навязчивая, как комар, мысль – «А что, если переборщил? Если теперь будет видеть во мне кого угодно, кроме того, кого нужно?» Странно, что такие мысли пришли в голову ему, кого прозвали «Человек-Сталь» за железный характер и выдержку? Вероятно. Но для всего есть причина, и причина таких мыслей сейчас стояла, почти пришпиленная им к дереву и смотрела на него глазами, в которых отражалась бесподобная буря эмоций, бушующих в ее душе. «Точно, переборщил…»
Искривив губы в гримасе досады, наемник вынул руку из трусиков Моры и вернул ее одежду в нормальное состояние, где надо застегнув, а где надо – подтянув. Золотое правило – сам раздел, сам и одевай.
Правда, этот размеренный процесс давался ему с видимым трудом – досада стремительно, словно поток горной реки, переросла в удушающую злобу на самого себя и свою самоуверенность в купе с неумением думать, прежде чем делать что-то. Так что, едва закончив процесс одевания своей слуги, белобрысый парень резко отпрыгнул назад, еще в воздухе разворачиваясь на сто восемьдесят градусов. Едва его ноги коснулись земли, Снег зарычал так, как не способен ни один человек, и с силой впечатал кулак в ствол дерева. Раздался хруст, во все стороны брызнула древесная кора, а по стволу дерева пробежала длинная, но едва заметная трещина – все же силы его далеко не достаточно, чтобы расколоть такой монолит, пусть и всего лишь дерево.
Кратковременная вспышка нежелательных эмоций, прорвавшаяся через внешне непроницаемую броню самоконтроля, закончилась так же быстро, как и началась. Боль в ссаженном к такой матери кулаке отрезвила сознание и позволила быстро взять себя в руки. «Глупо. Зато действенно...»
- Поехали домой, нечего здесь делать… Хочу в душ. – Буркнул Локи негромко, без разрешения подхватывая индиго на руки. Не смотря на ее в принципе немаленький вес, тренированный оборотень держал ту так, будто она пушинка – непринужденно, и даже словно бы испытывал удовольствие от этого. Хотя черт же его знает – вполне вероятно, что на самом деле испытывал. – Нет, не собрался. И не собирался. Насилуют чужое, а ты моя… Кто считает иначе – тому вырву сердце и сожру его.
Всерьез ли говорил Йенсен, либо же пытался неуклюжей шуткой развеять дурацкую, слегка гнетущую атмосферу, воцарившуюся в этом месте – понять было трудно, а лицо его снова закаменело, перестав выражать чтобы то ни было. Хоть сейчас в музей восковых фигур ставь.
Загрузив «багаж» на пассажирское сиденье, аниото закинул сумку с пивом на задние сиденья, а сам шлепнулся в кресло водителя. Закрыть дверь, крутануть ключ в замке зажигания, дернуть ручку коробки передач, надавить на педали и вуаля – внедорожник, заурчав движком, тронулся с места. Развернувшись на достаточно просторной скальной площадке, Барс направил автомобиль вниз по проселочной дороге.

-----> Квартира №40 (Loki Jensen)

+1

117

Октябрь, 2011 год,  утро, подножие Гор:
осень наконец-то вступила в ту стадию, когда может радовать:
с самого утра выглянуло солнце, небо ясное, безоблачное.
Температура воздуха: + 13

Тематический клуб "Чёрная Земля" ----> Преступник всегда возвращается на место преступления

Пропитавшее каждого без исключения человека чувство не стоит в одном ряду с ненавистью, любовью, жаждой и другими. Наплевательство. Сколько автомобилей размазало её кровь по асфальту, продлевая алую линию не только горизонтально, но и вертикально вдаль, к желанным вершинам? Заготовка для крестиков-ноликов остаётся незамеченной. Тигриные глаза считают корпуса, потому что угнаться за шинами взглядом просто невозможно. Сколько часов животное лежит на боку в заляпанной кровяными сгустками траве, привалившись спиной к дереву и смотрит в единственную сторону, в которую направлена лишившаяся подвижности голова? Паралич? Она не знает, она всего лишь захваченная человеческой волей и магией гигантская кошка.
Хвалёная регенерация плоти оборотня только и способна, что закупоривать разорванные сосуды, рассасывать тромбы, но не выталкивать наружу пули. Каждая из них саднит не хуже разорвавшегося где-то в теле пузырька кислоты. Одетые защитной органической капсулой, металлические убийцы более слабых неизбежно час за часом гасят силы, тратят отведённое на жизнь время. Сколько ещё осталось? Сколько разнообразных цифр может выпасть на костях судьбы - добьют, излечат, оставят подыхать, сообщат в службу надзора за дикими животными, добавят мучений. Вариации не бесконечны и, как не считай, счастливая комбинация двух шестёрок очень уж маловероятна.
Не стоило убивать того пацана... Еб*чая тварь, чем он то тебе помешал? Голодна.
Где-то на противоположном берегу реки-дороги, недалеко от обочины настолько, что не будь уже упомянутого чувства, - наплевательства, - кто-нибудь обязательно бы заметил торчащую флагштоком вырванную из суставной ямки лопатки руку, валяется в ломанное тело мальчика. Детские пальцы мольбой обращены к небесам. Говорят, невинные души не достаются тварям Изнанки. Ага, особенно в случае, если им достаётся мученическая смерть - удар рёбрами о древесный ствол, "любование" полосатым хищником, отгрызающим стопы под истошный вопль детской неокрепшей глотки. И только дождь из желто-алых листьев с покачнувшейся кроны придаёт картине шарма, достойного витражей.
Но принесённая в жертву скрытность, безопасность, была напрасно утрачена. Сил, даже подкреплённых хрустом мягких хрящей, едва слышимым треском сдираемых с кости по-детски эластичных сухожилий, оказалось недостаточно для того чтобы достигнуть сокровенного убежища в одной из пещер. Такова плата за дерзость, за непокорность. За убийство. И вот чёрная тигрица валяется в рассветных лучах под деревом мусорным мешком, глядя как зловонные механизмы один за одним увозят куски её будущего. Если не двигаться, регенерация достаточно держит кровотечение, чтобы сохранять огонёк жизни ярким. Надолго ли хватит остатка сил - покажет ещё десять-двадцать машин. Животное тяжело дышит, каждое движение рёбер откликается болью в передней правой лапе, плюшевым батоном с когтями растянутой вдоль живота.
Какого хрена природе вздумалось крепить конечность одними мышцами, мать её?!
И в правду, немногие из мускулов ещё поддерживают лопатку на её законном месте. Дёрнуть по-сильнее и можно будет помахать тигриной лапой, как первая леди с трапа приземлившегося самолёта. Неудача, но стоит тигру исчезнуть, как на месте его появится чахлый бездыханный труп девки. Вот такая дилемма. Человеческие руки, способные соединить лоскуты тканей, дабы природный талант к самозаживлению исправил досадное увечье, способны разве что на трупное окоченение.
В таком контексте рассвет особенно циничен. Слава Солнцу!

0

118

<-- Die Schatten -- Сеть улиц
Октябрь, 2011 год,  утро, подножие гор:
С самого утра выглянуло солнце, небо ясное, безоблачное.
Температура воздуха: + 13

Ну вот и все. Мужчина поднял поваленный табурет, со стуком поставил на ножки, сел и задумчиво, рассеяно облизал пальцы и ладонь. Кровь была еще теплая, со слабым запахом свечей и меда. Конечно, не сама кровь имела эти необычные оттенки. Ладаном и восковым медом пропиталось все в келье - убогая постель с тощеньким матрацем, вода в кувшине, лоскут застиранного, но чистого полотенца, раскрытая тетрадь с пометками из святого писания, одежда священника, сломанной куклой валявшегося на полу.
- У тебя руки в крови.
- Я знаю.
- И лицо.
- Хорошо.
- И волосы.
- Замечательно.
Она сидит по правую руку, закинув ногу на ногу и тревожно теребит измятую салфетку, набравшую на себя неповторимый узор абстрактного набрызга бурых пятен, - краем глаза можно заметить, как быстро мелькают ее, выкрашенные в едкий синий цвет, ногти, - и по ним понять, что сегодня не выходной, а вполне обычный рабочий день. Она надела синюю юбку и синие туфли. В уши вставила синие серьги. На шею - синие бусы. Наверное, сегодня пятница или четверг. Где-то под сиденьем валяется еще гребаная гора уже использованных салфеток, полных красного и грязного, стертого лака для ногтей, спирта, сделавшего кровь практически черной, желтого - словно в палитре чокнутого художника грязные тряпки, они тихо шелестели там, внизу, потревоженные то движением ее ноги, то порывом ветра, заносящимся в распахнутое окно автомобиля на повороте; утром на этой трассе было всегда мало машин, они ехали в сторону от города неплотным потоком, поэтому черный джип с тонированными стеклами шел на приличной скорости, - машина, водитель которой наплевал на все правила дорожного движения и шел между полос, устало упершись руками в обтянутый кожей руль.
- Габриэль, свобода от предрассудков - великая вещь, пока она не задевает кого-то другого, - она протягивает руку с новой салфеткой, обрывком от бобины бумажного полотенца, и вытирает с кожаной куртки стянувшийся коркой слизистый ошметок. Ее яркие красные губы едва кривятся от омерзения; суккуб предпочитала куда более рационально проведенное время. Метадон и бутерат в крови - ангельская пыль, собрать все паззлы, пересчитать бабло, вспомнить цифры, адреса, стрелки - не для нее.
- Gewitterhexe.
Чуть вниз по реке, на расстоянии одного щелчка одометра, одной песни по радио, если ехать по шоссе на машине, пять минут стрекозиного треска вертолетных винтов - еще далеко - пять минут ожидания, пять минут затаенного дыхания и вязкой слюны между сжатых до фарфорового хруста зубов, и ты окажешься в компании таких же, как и ты, моральных уродов, - поклоняющихся твоему древнему ужасу, поднимающих до богоподобного статуса бездумную и безжизненную работу механически верно настроенных шестерней. Так бьется сердце с металлическим отзвуком в пустой грудной клетке, так вращаются сервоприводы рук и ног, поворачивается корпус и шея. Вся кожа насквозь пропитана твоей скверной, воняющей, словно гарь. Голова - это девять процентов всей кожи тела. Каждая рука - девять процентов. Каждая нога - восемнадцать процентов. Спина и передняя часть туловища - по восемнадцать процентов каждая. Один процент - шея. Получается сто процентов, источающих гарь - и стоп до рук, которые час назад притащили в подвал особняка мусорный черный полиэтилен с одеждой и ошметками вкрутую сваренной человечины, врубивших маленькую муфельную печь в самом углу, установленную еще первыми хозяевами здания. Пакет отправился в черное нагревающееся жерло, руки закрыли дверцу, выставили на дисплее нужный режим, работая, исполняя отдельно от всего тела - палки, висящие на шарнирах. Вы не знали, что на досуге поднявшийся со степей ковыля, архаичный ужас, балуется керамикой: хобби у него такое? Глиняные птички и свистульки для детишек. Иначе зачем бы у приличного благотворителя в загашнике был бы такой интересный девайс с температурным режимом: 900°С -1400°С. Сейчас в бардачке перекатываются, ударяясь о тонкий пластик стенок, одноразовый шприц, ампула без маркировки, обрезок резиновой трубки. Ни блаженства, ни эйфории, ни галлюцинаций, но двинуть по вене необходимо, как всплыть за глотком воздуха синему киту с глубины, просто чтобы войти в тонус.
Когда Габриэль ударил по тормозам, отлаженная система автомобиля на надрыв взревела под капотом, оглушительно взвизгнули шины и колеса повело: руль выбило из рук, на скользкой от не так давно прошедшего дождя дороге жженым остались борозды тормозного пути, а на аккуратном чистом лбу суккубы - красная отметина ушиба. Здесь не пристегивались. Мужчина тяжело навалился грудью на руль. Прибыли.
Голуби поднимались с травы под спуском обочины спиралью и там, высоко в светлеющем небе, спираль развернулась. Натренированные в бесчисленных полетах птицы унеслись друг за другом туда, где был их до - впечатление далеко за пределами жизни после смерти. Подтверждение того, что мы называем подлинной жизнью. Мир, который мы знаем, - это всего лишь сон. Подделка. Кошмар. Стоит раз это увидеть и вся твоя жизнь - все, чем ты так гордишься, за что ты бьешься, о чем тревожишься, - все становится мелким и бессмысленным. Пока Раэль потирает лоб, морщась от боли, Габриэль выходит из джипа, тяжело спрыгивая с нижней подножки на асфальт, практически под колеса истерично сигналящего автомобиля; фары пронеслись мимо, гудок скрылся за поворотом. Пальцы с обломанными ногтями сложились в международный универсальный fuck и, щелкнув от колено зажигалкой, краса и гордость всего охранного порядка прикурил, глубоко вдыхая в металлические легкие разъедающий дым. С обочины, по склону, сбежал на траву и пошел: к унылому осеннему подлеску. В глазах мутно. Черное пятно мешается на краю восприятия.
Он встряхнул головой, шлепнул ладонью себе по загривку, окончательно "возвращаясь". Пятно.
Звериная туша блестит полузакрытыми глазами, высыхающей пленкой бликуя ранние солнечные лучи - в черной, словно выкованной из чугуна траве, почти теряется столь же черное тигриное тело. Тихо присвистнув, мужчина наклонился ниже, пощелкал пальцами над округлым ухом, без опаски за возможную потерю конечности поводил раскрытой ладонью перед мордой. Все на своих местах. Часики делают тик-так, облака плывут в голубом, яблоки зреют и падают то на голову, то на ладонь, шарик крутится вокруг своей оси, полюса не сместились и не растаяли полярные льды. Как хорошо когда мозг качается на адреналиновых волнах вязкого и влажного блаженства дебага. Животное дышит, но не двигается, и даже в скудном освещении рассвета, заметно подпортившего цвета и оттенки, видны слипшиеся комки на короткой шерсти.
Чудовище едва насмешливо скалится.
От нее пасет человеком. От нее отслаивается магия.
- Совсем тебе хреново?

+1

119

Пожалуйста, убейте всех пейзажистов. Пусть прорвут шпателями холсты там, где вырисовывались желанные, далёкие горы. Пусть зальют краской, слезами, кровью, химусом уже написанные лесистые подножия, в которых до утопии - один мазок. Главное, чтобы уничтожили предсказуемость каждой линии, просчитанность перспективы, точку золотого сечения. Потому что на самом деле всё это уже было или, что ещё хуже, вскоре вновь будет. А это значит, что предназначенная нам капля собственноручно смешанной на палитре краски растворена. Выброшена на помойку в комке туалетной бумаги. Были и нет. А не все, совсем не все хотят кануть в забвение властью растворителя. Машина с сочным шорохом колёс по качественному асфальту укатит, все тела вернутся в приукрашенный для детского воображения Круг Жизни. А картина останется. Вы ещё не убили пейзажистов?
Шум. Какого хрена белый? Не убаюкивает, лопает сосуды на висках, заставил бы морщиться, если мелочь сокращения круглой мышцы без начала и конца не стоила бы столь же бесконечной траты исчерпаемых нынче усилий. А потому разворачивающаяся перед глазами картина прочно руками каменщика вырезается на полушариях. В этот раз - не глобуса. Машина, фигура, вторая. Не говоря уже о ставшей чем-то априорным дороге и заднем фоне. Запахи бьют по ноздрям с опозданием, словно опьянённые летом мальчишки борются за право первенства. Выхлоп, резина, кровь, табак, тела. Ноздри - единственное, что двигается на украшенной стекляшками глаз морде. Да, не человеческие. Уподобление в большинстве случаев чуждо совершенства. Знаете формулу каждого гормона, клеточный состав крови? Нет, тогда проще не носить маску вовсе. Ладно, черти из коробки уже вышли, да и не близкому к состоянию трупа смертному их судить. Счёт прекращается.
Десять.
Жизнь не покидает тело, она заперта неправильно вынесенным приговором - на его конец приходится изменение, но пока что не конечное. Ещё немного и всё разрешится, по крайней мере уже пестреет разнообразием, явлением. Куда лучше, чем грудой задушенных шкурой костей лежать у обочины сбитым лихачом псом, в вечном ожидании.
Вибрисы облаком самонаводящихся шипов пушатся, следуют за движением руки, не касаясь. Матушка природа смеётся, мстя за похищенное у неё магией животное. Изощрённо, ничего не скажешь. Плоть от плоти, да только механизм обратной связи - душа - потерялся где-то в душной комнате с запахом детской крови, старческой кожи, пряностей и узором из вудуистических атрибутов. Зато насколько полна карта повреждений! Как ярко двумя сознаниями воспроизводится она, насилуя раком надежду до тех пор, пока её сестрица-готовность бороться не покончит жизнь самоубийством. И всё же... Вуаейризм безумия даёт отсрочку.
Всё тело тигра с треском заржавевшего механизма трясётся, дрожь бежит от головы к намёку на хвост, чтобы вернуться и подарком-судорогой прижать уши к голове. Глаза неподвижны, в них нет никакого желания, кроме трёх базовых, никак не привязанных к говорившему, по мере возрастания - жрать, убивать, сохраняться. Малейшее движение отражается в них ещё и болью, но маловероятно эта пришелица в белом изорванном одеянии из импульсов, лезвий и захлёбывающегося удовольствием смеха желанный гость. Хлёсткая плеть ощущений запускает механизм последней паники, тигриная туша сучит задними лапами, толстые когти рвут дёрн в стороны всего пару мгновений, прежде чем поджаться в обратном этой вспышке параличе.
Пасть, действительно на данный момент не представлявшая угрозы, распахивается, чтобы, подобно янтарному артефакту, вынести на примятую траву одетый кровяным сгустком обломок чего-то золотого. Филактерия. Дерьмовая плата за путёвку в один конец. Вялый язык полосатого чудовища щерится шипами, упершись вершиной в нижние резцы. Дыхание надувает паруса кровавых пузырей, пару раз вырывается пращой слюна.
Немногословная исповедь для вперившего взгляд в разрыв пространства, зовущийся как угодно, но только не пустотой - Изнанка, иной мир, новое рождение. С другой стороны, именно порог между состоянием трупа и подобием жизни идеально подходит, чтобы сохранить молчание и признаться себе...
Если я всё же умру, то в лучшем виде. И хер с ним, с самоуважением.
Самый правдивый из ответов.

Отредактировано Коч (2011-10-06 18:31:29)

0

120

Право людей на жизнь и здоровье являются приоритетными и самыми значимыми среди всех других прав, гарантированных законами всех цивилизованных стран. Это чертовски правильный бред пораженного теорией грешности мозга. Все это мелко перекрученное дерьмо. Мне нравится геноцид, мне нравится блицкриг, мне нравятся диверсии, мне нравятся лобовые, мне нравится наступательная война, мне нравится оборонительная война. Осады и подкопы, прорывы и штурмы, в торфяниках, на шоссе, в окопах, на равнинах, в тундре, тайге, пустыне, саванне, на воде и под покровом воды, в небе, в грязи, в штабных выгонах и в дуэльном круге. В отчаянном блеске глаз человека, всеми силами цепляющегося за скользкие края собственной могилы, в каждом усилии, подтягивающем тело наверх, в каждом порыве, бросающим обратно вниз. Каждый нож, раскроивший горло. Каждая пуля, напившаяся крови.
Пальцы перебирают блестящий круг мелкоразменной монеты, быстро прокручивая между костяшками туда и обратно от начала до конца ширины ладони, пальцы в крови гоняют металлическое солнце во все стороны, ловя за мгновение до падения, пока тлеет зажатая в губах сигарета, пока взгляд лениво стекает по напряженной морде зверя, сведенной судорогой предсмертного холода, агонией, которую интеллигенты, диссиденты, психологи и прочие больные извращенцы унылого опорожнения кишечника гуманности, презирают, которую бояться, которую увещевают остановить в кратчайшие сроки средствами сильнейших барбитуратов и транквилизаторов, требуют обезболивания, когда вещают о мире во всем мире и толерантном отношении, - и им не понять, не понять конченым ублюдкам все неописуемую красоту и благозвучие всякой борьбы и любой схватки, даже когда против тебя встает с промерзлых степей твой собственный двойник.
Он помнит квадраты Британских каре под Ватерлоо, ночное небо над Лондоном, перекрещенное лучами прожекторов ПВЛ и обрушенные Иерусалимские врата, покорно распахнувшиеся перед суровым завоевателем железного века, аккордами реквиема звенящую сталь и рад, что никогда не забудет ни единого выражения лица, мелькающего в безмолвной серой кинопленке. Солнце успело сесть и снова подняться - 44 секунды - красный тюль рассвета задернут, розовая парча сменяется светлым чистым небом и последним осенним теплом: светотень, лучи солнца, проникающие сквозь опадающую и безжизненную, тонкую листву, растекаются по морде опасно раненного, на последнем издыхании - от того прекрасней всякой награды в мутном взгляде накачанного под завязку наркотиками мутанта - зверя, как аларм по подводной лодке, куда ты денешься - вдоль лба две тонкие морщинки - 15 часов 45 минут 2 секунды. Такое вот объявление внутренней борьбы, марка, штемпель, завтрашнее число и постскриптум, мол, собирайся, еще успеем. С монетой дрожь по коже медленно поднимается вверх с перебитых пальцев, а тигрица смотрит на него снизу и левое нижнее веко у нее самую малость подрагивает, она этого не замечает, зато Габриэль знает, что сейчас она думает только о том, как бы не закрыть глаза. Гордость, бьющая под колени шпалой.
Отправляя монету в высокий полет, мужчина глотнул горлом, улыбаясь.
Слепота, глухота, акт бездействия. Пустая магистраль в обе стороны, вспышки света. Слепота, глухота, онемение. Зачем тебе эти губы, зачем язык, глотка, зачем эти руки, умеющие писать, распознавать вслепую клавиши, кожу, когда столько простора предполагает искореженное животное тело, не справляющееся своими силами с регенеративным процессом. Ты не можешь так, как я. Кто тебя так уделал, детка? Сидя на корточках, он смотрит в глаза зверя, передающейся лихорадочной тряской отмечает немые конвульсии сокращенных мышц, не выносящих возложенного напряжения, пока туша не замирает, скрученная незримыми тисками берущего свое естества.
Монета падает на раскрытую ладонь, сигарета дотлевает до фильтра. Презрение - это все, что ты можешь? Нет, я же знаю. Ты прекрасно понимаешь разницу между презрением и ненавистью, более того - сама ее создаешь. Ты презираешь всех, а исключения - ненавидишь. Ведь чтобы ненавидеть, нужно уважать, не так ли? А может, даже. Знакомые до остервенения посылы хрустят на зубах.
Практически неслышно подошедшая со спины, женщина с неприметным блеклым лицом похлопывает ладонью по автомобильной аптечке и вопросительно смотрит на замершее с раскрытой пастью животное - долго, с затяжным интересом, словно тоже слышит надрывные провороты шестерней механики организма, знает, где западают железные камни с прожилками жизни, отравляющие ткани изнутри, как выгрызающие себе пространство для жизни подкожные паразиты. Свободной рукой он поднял то, что вывалилось из пасти тигрицы, - пусть черной, на ней откровенно читалась видовая принадлежность, - пальцы погрузил в становящийся плотным обмот свернувшейся крови, слюны и сукровицы, но фрагмент ничего не рассказал. Металл не умет донести смысла, лишенный насечек своего владельца. Скользнул пальцами по виску, облизнул с пальцев холодный пот, с ржавым нечистым привкусом. Не расти трава.
- Красиво? - руки женщины дрожат, когда она протягивает два каплевидных шприца для одинарной инъекции без возможности забора, это видно невооруженным глазом и прекрасно дополняет чертовскую дурь миротворческой миссии самоназванной партии зеленых. Минуя распахнутую пасть, полную распухшим от давления розовым языком, Габриэль жестко ухватился за звериный загривок, потянул на себя - практически почувствовал, как до белого каления заплескалась боль под натянутой шкурой, заворочались в мышцах смещенные оси, вгрызаясь глубже, метаясь по кругу, и два быстрых укола, поставленных в загривок умелой рукой, не были даже крупицей на их фоне. Павулон и хлорид калия решили бы вопрос вернее, но пара добрых энергетических, которые на десять минут оживят любой гребанный труп со всеми отвалившимися конечностями и прогнившими кишками, в смеси с пробивным анестетиком поверхностного воздействия оживляли на его глазах и не таких. На два часа, на десять.
После того, как ты привыкаешь к тому, что тебя никто нигде не ждет и ты никогда никого не ждешь просто потому, что ждать некого, появляется уйма времени, чтобы подумать о том, что это лишь малая часть из всей массы ожиданий. Утро, день, вечер, автобус, обед, ночь, год, десятилетие. Из всех живых существ у человека меньше всего причин, чтобы существовать. Но почему бы не пожить еще пару суток человеку в теле редковидового урода, не приспособленного к жизни в дикой природе.
- Прощайся, неуловимый Джо, - на запястье остается смешанная с кровью слюна, на куртке - неровные полосы. Фрик-шоу, спектакль за гроши, Госпиталь Последней Надежды, колыбельная со свободными спальными местами, - танцевать уже не будешь.
Он гогочет, довольный собственной туповатой шуткой, пока женщина за спиной набирает хорошо знакомый номер.
Через три минуты останавливается другой автомобиль. Легковушка пронзительно красного цвета - не потому, что стоит разбавить их скупое на эмоции бурое общество изюминкой царского пришествия - просто Мигель любит этот цвет. Бугай, протянувший под расслабившимся от сильнодействующих препаратов телом животного плотное брезентовое полотно в лучших традициях военного госпиталя. Никто особо не вмешивается и не предлагал своей помощи, даже когда вяло раскинутые мускулистые лапы свесились по сторонам - вывернутые спинно-плечевые кости бросились в глаза даже скрытые мехом, - и медведеподобный охранник одного небезызвестного клуба подхватил огромным кулем свернутое полотно и поволок в сторону джипа, на заднее сиденье под пристег двух ремней, чтобы не массивная тигриная туша не скатилась на пол. Со спины не бросится, за задницу не ухватится.
- Тебе нечем заняться?
Щелчок пальцев - в точку. Упав на водительское сиденье, Габриэль вынул из внутреннего кармана куртки плоскую, с выгибом по форме мужской груди фляжку в коже, свинтил крышку и плеснул в горло от души коньяка.
- Ты уверен, что стоит тащить это в особняк?
По газам. Вылетая через две сплошные, джип разворачивается на дорогу в город.
-- Die Schatten.
____________________
оос: если не устраивает перегон персонажа, возможна редакция.

+1


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Горы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC