Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Горы


Горы

Сообщений 211 страница 238 из 238

1

http://uploads.ru/i/L/z/q/Lzqh2.png

Над лугами да полями возвышается каменным и минеральным массивом отнюдь не серое тело бетонного города. Это горы раскинулись огромным массивом, их заснеженные вершины упираются в небо, а черные пропасти между ними рвутся в преисподнюю. На узких тропках и среди ущелий нужно быть крайне осторожным, чтобы не оступиться, не упасть вниз на острые камни. Ночью и зимой здесь практически не видно, куда ступать, часто с некоторых отвесных склонов сходят лавины или обрушиваются камнепады, а в самих массивах гор (у каждой из них есть свое название, но помнят их разве что только местные жители) есть множественные пещеры.

0

211

Ладонь медленно сжалась в кулак, подбирая неровные, хрустящие суставами пальцы, как края обожженного на открытом пламени листа и даже черная копоть с них, ломкими фрагментами скалываясь с кожи, сошла, оставляя темные прощербины, уводящие в пульсирующее малокровное мясо. На какую-то секунду ожил, заиграв камнями в подлунной влаге горного леса, перстень, роняя краски между жадным черным и студеным белым. Без дребезжащего щелчка полированного костями капканового рта и без звонкого удара мачете по держащей дверь клетки веревке, приглашение просто сошло на нет, и до того лишенное достойной подоплеки. Бодигарда не хватает за плечом для полноты фарса, выкормыш Великого Гэтсби с отутюженной манишкой на безволосой груди причмокивает губами и водит пухлыми руками туда-да-обратно по сальным, зализанным к затылку волосам, японские школьницы стайкой в углу повизгивают, когда та жирная от рыбного филея рука касается кожи, покрытой мелкими нарывами от выдранных накануне жестких волосков. Среди них коренастая фигура ребенка, северной низкопробной экзотики, не видно, он никому не нужен, черные глаза под опушкой инеистых ресниц смотрят непонятливо и странно: здесь слишком тепло для мехового ворота, в котором тонет серая шея, детские руки преют в заячьих рукавицах и тонкий запах пота касается нюха подкатившихся под колено хозяина псов. Кожистые влажные носы водят по воздуху, выхватывая из мути помпезно дорогого парфюма подсоленную лакомую нить. Сегодня вечером они затравят сибирского медведя. Медвежонка. Горцуя, барин в полушубке из серебряной лисы и с золоченым хвостом зажигалки, торчащим над карманом выпрастранной из пиджака рубашки, с весельем и жаром потопчет его копытами своего вороного коня, уже мающегося бездействием в конюшне при поместье. Умирая, он будет кричать человеческим голосом, но слов его никто не разберет – не пожелает. Сколько таких было до него?
До нее?
Кажется, что взгляд этого человека не способен задержаться на чем-то одном. Как голодное насекомое, он перебрасывается с одного на другое, из света в тень, балансируя на размытой черте, выхватывает новые детали там, где их не разглядеть в иное время: нервозный, блестящий зрачок дрожит в бесцветной капле глаза, вменяя своему владельцу слепоту и безжизненность органа. Но ему невдомек, что изнутри смотрит то, что вовсе не требует дара быть зрячим. Тонкая верхняя губа мертвеца приподнялась, обогнув с одной стороны выступающую сторону клыка, опала вновь, цепляясь за мигом высохшую эмаль – некая усмешка, прозвучавшая из горла вслед за тем жестом, чуть яснее обозначила выражение этой эмоции.
Без комментариев к ловкости той, что возжелала жить здесь, в статичном унынии устойчивой поверхности, а не окончить свой путь короткого и ярко там, на простирающейся метрами густой темноты глубине, мужчина молча наблюдал за тем, как ухватываются искалеченные былыми годами руки за выступы, ступенями ведущие к разрушенному трону. Так движутся страждущие, ведомые высшими помыслами, спотыкаясь на ровной песчаной земле. Так рвутся изо всех сил оборотни, сорвавшиеся в погоне с обрыва – в злобе врастая в обманувшие их камни в мелкой жухлой травяной поросли. Не на того нарвался.
Вместо когтей у девки ледоруб, но даже с ним, как ухватывал беспокойный, героином встормошенный взгляд, та управлялась как с продолжением собственного тела, без придури лишних движений, сквозящей в сноровке даже опытных альпинистов без закалки ледяного дома за плечами. Как долго это умение будет выручать тех, кто покинул родные, стонущие ветрами края? Ровно до тех пор, пока на упрямую голову стреноженного зверя не обрушится окованное в железо копыто.
Еще несколько секунд после того, как оборотень вывалилась из волнующегося водянистого мрака, Габриэль оставался в прежнем своем положении, глядя в остановившуюся точку перед собой – бесцветный кровоток в хрусталике глаза, мыльные пятна, пылевые нити перед взглядом плывут, как при долгом смотрении на свет - и только, когда почувствовал новое импульсное движение справа от себя, поднялся вслед за ней. Скрежет камней под подошвой ботинок слегка заглушил донесшийся издалека неровный, с подлаиванием, вой заигравшегося саванного хищника, но не смог перебороть его полностью и какофония, в которую обратил его ветер, заревела, скатываясь камнепадом в жадно отозвавшуюся расселину.
Если выпустить медведя в бальном зале поместья, на паркет, по которому денно и нощно вытанцовывали игривые кружева па жемчужные дамские туфли, ударяясь украшенными носами о подол не поднятых до конца юбок, то что успеет тот сделать до того, как молодецкая кровавая забава оборвется разделыванием его тела под званный ужин? Пианист до локтя закатывает рукава ласточьего фрака, надевает гавайские солнечные очки на запудренное холеное лицо. Нож в пальцах пианиста играет вырванной с мясом клавишей и отражается белым в мутнеющем глазе сбитого с ног оборотня, чей мозг не успел еще умереть полностью, живущий на остатках реакций вокруг вошедшей через глаз, распространяющей зловоние прогоревшего пороха, пули.

Высокая, крепкая в костяке, молодая медведица выпрямилась во весь свой рост так, словно шла по погостному полю за победным хомутом. Плечи расправились, выставив вперед грудную клеть, вздымающуюся тяжелыми, мощными движениями на глубокий вдох – таким мощным легким требуется немало кислорода, чтобы вернуть в боевое действие подрастратившее ресурсы тело. Обретший былую осмысленность, взгляд Габриэля повторным кругом слетал по остановившему движение человеческому облику той, что призвана за жизнь свою бороться на четырех лапах, с загривком, припорошенным ледяной коркой, и замечал лишь то, что наделял своим приоритетом. Наконец, после некоторой провисшей между двумя паузы, бесцветные губы мертвеца разлепились, легко разделяя размокшую от дождя корку:
- Я верю тебе. Иди с миром.
Насколько серьезно была сказана та фраза, выдранная из связок тяжелой интонацией, настолько холодной оказалась изображенная на лице, обращенном к оборотню, улыбка. Кассы взрываются фантичными фейерверками, разноцветная шелуха летит во все стороны под брызги шампанского с золотой фольгой, стелящейся по дну взопревшей темной бутылки, разлитый устричный соус, хрусткие раковины, вспышки фотокамер, оцепная лента, меловой контур на асфальте и овации, не затихающие несколько дней кряду. В десятке метров к югу какой-то человек захлебывается кровью и давится выдранными коренными зубами, запавшими в распухшее горло. Непревзойденная актерская игра.
Нож, который мужчина все это время держал в другой руке, на секунду взлетел в воздух, ловя лезвием неуемные стеклянные капли, и приземлился в подставленную ладонь, издав звонкий шлепок оплеткой рукояти о намокшую упругую кожу. Ссеченное на конце лезвие указало в сторону девушки с равнодушием любого металла, прошедшего огненную ковку. По невидимой глазу черте, продолжить которую можно лишь мысленно, зазубренный край наставился направляющей его рукой в белое горло, облепленное по бокам мокрыми белыми прядями неровных, обрезанных волос.
- Нет?
Не пойдешь?
Ворота сняты с петель, но тому, что ждет за ними, не приходится верить.
Расправа на высвеченной фарами площадке почти закончена. Последний акт. Струящийся отовсюду запах крови тому лишь подтверждение, не требующее долгого осознания о месте эпицентра: чуть оборачиваясь в ту сторону, откуда началась краткая погоня, Габриэль мысленно обратился ко времени, которое провел здесь и которое потратил там – зарвавшаяся шавка с минуты на минуту испустит последний смрадный вздох под пятой стального колосса, сумевшего когда-то верно расставить себе ограничительные огни. Стихия же кругом бесновалась, не видя конца. А начиналось все довольно безобидно. Слабая изморось, пошедшая в послеобеденные часы, к вечеру стремительно превратилась в ливень, ночью угрожая обернуться осенней грозой – так случилось, и первый ледяной отсвет полыхнувшей над головами молнии изломал блестящие от воды фигуры. Эти места давно не видели подобного разгула.
- Тем парням ведь кто-то помог. Какой-то хороший, тоже свой «парень», душа всей их компании, - подняв свободную руку, мужчина отвел за спину сбившиеся в сочащиеся мутной водой крысиные хвосты пряди ирокеза, белого, как мех на медвежьей голове, после отер всей ладонью лицо, проведя по лбу, векам, открытому рту: так выныривают из соленого заплыва, тяжело отдуваясь после погружения, и, держась на плаву одной рукой, снимая йодистые капли. Полный подкожного спокойствия жест того, кто знает о том, что тень в подводной глубине не представляет уже никакой опасности, пронзенная до внутренностей охотничьим гарпуном. Довольный собственным везением, вылившимся в опасный фарт.
- Он отодвинул засов, показал, где выход, привел сюда, - какое-то время голоса мужчины почти не было слышно, но вскоре неприятные слуху интонации заиграли вновь, когда бледная ладонь сбила оставшиеся капли на подбородок. Руководствуясь собственными скверными интересами, он не нападал на несостоявшуюся беглянку, не сокращал и без того скромное между ними расстояние, но и не опускал руки, в которой без видимого труда покоился, не двигаясь, нож. Он очень давно не видел оборотней. Не чувствовал их подле себя. Не ловил руками по жесткой шкуре. Никогда таковыми не воспринимались ни Арриго, линчующий вольного воина народа, ни бесправные твари, копошащиеся в грязи за косыми решетками, ни не помнящий себя от счастья быть отпущенным на сладостный выгул Ноэль, начавший с годами, проведенными в звериной шкуре, забывать всякую человеческую речь. Но теперь была она, попавшаяся в птичьи, не по ее душу расставленные силки. Была и стать могла куда более ценным приобретением, чем меховая подстилка на пол. Все равно сдохнет. Рано или поздно. Помрет, как и все в ее роду, и горб шкуры просядет плесневелым цветом, когда из вздутого газами трупа выйдет последняя влага.
- А потом, почуяв паленое, решил скрыться, - добавить в голос раздосадованности у него не получилось: усталые работой связки заскрипели, как несмазанные вовремя пружинные тяги, и в голосе вновь проклюнулись неприятные отзвуки, - и здесь вдруг ты.
Мишка.
Кон-фет-ка.
Лесоповал и нескладные, темные пятна вышедшего по весне из берлоги семейства. Хорошая картина в дерьмовой раме, край которой забился в камерный снимок.
- Случайно.
Бесцветные брови мужчины изогнулись, в наигранном изумлении приподнятые вслед за вмиг испещрившими лоб складками: это паяцное кривляние не было способно скрасить воцарившееся отношение, однако позволяло человеку без прошлого держать себя еще в руках, пока обоняемый запах не ввел в животное, низменное возбуждение до желаний того, о ком так беспокоился, отпуская его одного, палач. Наконец, Габриэль сдвинулся с места, сделав два быстрых, легких шага по шатким камням в сторону медведицы и – вдоль отвесного края, без оглядки на то, что каучуковый каблук сбил в алкающую пропасть несколько земляных комков и сам едва не свесился вслед. Толкни и равновесие утратится в ту же секунду, которой не хватит даже на то, чтобы суметь ухватиться за что-то руками. Перевалившись стопой с пятки на мысок, мужчина выбросил вперед руку с ножом, полоснув наотмашь в сторону оборотня.

«- Из четырех волков нам подошел только один.
- Ты предлагаешь нам самим выйти на отлов?
- Я предлагаю не пользоваться услугами Кир.»

Лезвие свистнуло в холостую, рассекая воздух вертикально сверху вниз, но взметнулось вновь уже в следующую секунду, вспарывая пространство горизонтально. Отличный жест, чтобы распороть брюхо подступившему слишком близко. И слишком медленный, для того, чтобы статься достигнувшим цели: словно заглушенный мотор, тело мертвеца совершило выпад на последних огарках своей энергии, будто бы всерьез проявляя откровенную немощь в пологе душной мазутной ауры. Все не всерьез.

«- А тебе везет. Даже по гону они идут точно в руки.»

0

212

Август. 2014 год.
Утро: свежо. На траве и листве можно заметить росу. Безветренно. На небе ни единого облачка.
Температура воздуха: + 17
НПС Стая Белой луны

Утро. Солнце лениво поднимается над горизонтом, ещё не сонный, бледный круг, вяло подтягивается принимаясь нарастать упущенную температуру. Усеянные звёзды по небу тихо испаряются в никуда, прячась за невидимой пеленой света.
Он обвёл взглядом, обширные просторы гор. Взрослый самец, весом, как здоровый мужик, жадно глотал тёплый воздух, раздувая ноздри словно жеребец после скачек. Спустившись, опустил мохнатую шею, уткнувшись носом в истоптанную кем-то траву. Дыхание росло, паровозом дыша, волк открыл пасть, высовывая красно-розовый язык. В нескольких километрах буйствовало стадо сайгаков, пару самцов затеяли схватку между собой. Прекрасное время для охоты. Обернувшись, позади вожака, стояли ещё четверо так же оголодавшие глядя в даль.
Тем временем, севернее от стаи, раздался оглушающий рык, между пятёркой прорвался проснувшийся крылатый демон, укладывая на лопатки молодого симурана.
Спироу едко взглянул на свирепого зверя, при возможной минуты, не ровно отстриг зубами клочок шерсти на груди. Пернатый комок покатился дальше. Закатив глаза, тёмный волк лишь фыркнул парочке на прощанье, устремившись в обход по траектории погони добычи, следом поспешили и остальные.
Взметая в небо старший по годам Мрак совершал нечто в виде сальто, запуская камнем мелкого об землю. Неуязвимый успевал вовремя расправить крылья, чтобы мягко приземлиться на лапы. Эти двое с начала августа что-то не поделили, не раз каждого из них видели изнеможённый с многочисленными ранами. И как только один поправлялся, второй забывал обо всём вступая в бой.
Прижавшись к земле, пятёрка ползла на брюхе более минуты, обходы всевозможные сторонники шума. Заприметив лежащего, на удивление не в кустах, а на обыденной жёлтой траве телёнка, охотники затихли. Известно, что сайгаки не столь хорошо слышат и видят, зато спринтеры из них ещё те. Переглянувшись, Блади подал каждому мысленный сигнал, лежать здесь. Подкрадываясь малыми шажками, хищник прижимал большие уши к голове, иногда задирая морду. Напрягая мышцы, задние лапы впились когтями в землю, готовые к прыжку. Рывок и всё стадо ринулось в рассыпную, не сразу поняв, что произошло. Спугнув малыша,  самец старался вести его по нужной полосе, при поворотах грозил щёлканьем. Мать не спускала из виду тёмную тень, пытаясь нагнать и затоптать нападавшего. Вырвавшийся собрат, разорвал ей плечо,  спугнув, увёл в обратную сторону.  А попавшийся в капкан из трёх волков, телёнок издал ещё один "бе-ек", извиваясь в последней попытки. Впившиеся вампиры в глотку сдерживали малыша до окончательно издоха, оттаскивая добычу в затихшие просторы.
Взволновано, волк с иссиня-чёрной шерстью, почуял присутствие подозрительных личностей, в каких-то двух километрах им жилось очень неплохо. Уводя уши и вновь возвращая, холодный небесный взгляд опрокинулся в сторону с недоброжелателями, донесся до них долгожданный леденящий душу вой. Остальная четвёрка не упускала возможности ухватить себе кусок, пока альфа волнуется за гостей, отрывая куски мяса, один из них был перехвачен вожаком, озлобленный, в упор глядящего, на подчиненного. Поджав хвост, серый уступил, проглатывая свою долю.
Стая Белой луны не представляла опасности для населяющий, горную местность, жителей, иногда спасая их от своры симурана. Их численность не превышала восьми голов и почти все равнялись с обычными, простыми волками, в отличии от тех, что в лесу.

Отредактировано Blue (2013-10-24 13:58:22)

+1

213

Рэйвен
Похоже, магесса не поняла юмора демона во фразе про оборотней, нацелившихся на кофе. Хотя, мало ли кто тут мог появиться, после всех взаимных развлечений магов, демонов и ученых. Так что Кровопийца не удивился бы оборотню, учащемуся в обычной школе. О том, что такое происходит повсеместно и довольно давно, ведь оборотни стараются не выделяться среди обычных людей, он не задумался. Сейчас это было не важно. А вот оборотень, ползком под кустами подкрадывающийся к туристам и утаскивающий у них термос с кофе - это было бы интересно.
Хару тем временем быстренько допила свою порцию, явно намекая потенциальным похитителям, что им тут ничего не светит, закрыла начатую упаковку в бардачке. Да еще и замочек закрыла. Брови Дэймона удивленно поползли вверх - о таком в машине он и не подозревал, считая выступающую головку ключа всего лишь рычагом защелки.
- Похоже, кое-кому придется объяснять одному древнему созданию, что еще умудрились выдумать люди - тихо, но так, чтобы услышала девушка, прошептал демон. Пока он был занят разглядыванием замка, который не замечал под собственным носом, Рэйвен успела допить кофе и даже сполоснуть кружку. Что-то подозрительно все тихо - не ответить в том же духе, что ее маэстро, было для нее сложно. Только если она что-то не задумала. И не замедлила сморщиться, когда демон произнес очередное ее имя. Да, в отличии от самого Кровопийцы, она ко всем своим именам, прозвищам и кличкам относилась одинаково.
- Пожалуй, остановлюсь на более привычном мне имени - Дэймон улыбнулся, слегка - Хару.
Приобнять сахара, приютившегося за спиной у Высшего, не вышло. В истинном облике это не было бы проблемой, но не в теле человека. К тому же мешала некоторая теснота - все-таки салон машины, к тому же не очень большой, не располагал к такому. Все, что удалось сделать - это слегка наклонить голову к плечу, "словив" голову девушки.
- Просто я думал, ты тут сможешь отдохнуть тоже. А не все время оглядываться по сторонам, ожидая удара в спину. - Дэймон провел пальцами по щеке девушки, словно успокаивая ее. Хотя никто еще не волновался. - Сомневаюсь, что утащили бы одну. Скорее, предложили бы сопроводить, раз за тебя так волнуюсь. - Еще бы, так демон и отпустил сахара куда-то одну. Нет, обижать он ее не позволит никому. Кроме себя. Хотя, что может наворотить демон, оставшись без "присмотра" на тот же месяц, они представляют. Хотя, она сама прекрасно знает, что пока я рядом, она на задании. Сама же сказала. Демон усмехнулся, но немного печально. В существовании в виде бездушного, холодного, расчетливого монстра были свои преимущества. Но снова проснувшиеся чувства и эмоции словно старались наверстать упущенное время, пробуждаясь иногда в самый неподходящий момент.
Пальцы девушки забрались под одежду, словно в поисках тепла. Но демон не мог сказать, замерзла ли она. Мысль о тепле и нечувствительности к нему самого Кровопийцы подтолкнуло мысли совсем в другую сторону. Тот амулет, как-то отданный им незнакомому индиго, сейчас очень бы пригодился. Накрыв ладони девушки своими, прямо через одежду, Дэймон замер. издали ветер принес волчий вой. Звук, заставляющий людей съеживаться и искать оружие, на лице демона вызвал всего лишь улыбку. Несмотря на напрягшуюся Хару.
- Вот и пожаловали хозяева - Тоном "ну вы бы еще подольше бегали, мы вас заждались уже" произнес мужчина. - Хару, не бойся, никого не тронут - Кажется, я забыл сказать ей кое о чем. О небольшом договоре со Спирит. Это вылетело у него из головы- проблем после попадания в это тело было выше некуда. Демон на всякий случай посмотрел на перстень - цвет камня не менялся, сейчас им ничего не угрожало. - А твоей защитой займемся потом - Тон фразы не оставлял сомнений - скоро одним индиго в городе станет меньше, если тот не отдаст амулет добровольно.

+2

214

Прошлой ночью, погрузившись в очередной преследовавший её всю жизнь кошмар, медведица сидела в пропитанной соленной водой и ржавчиной клетке. Рядом как всегда был Шура, с ободранным лицом и вырванным глазным яблоком, слушая старый скрипящий от помех граммофон и с какой-то досадой глядя на свой сбежавший трофей. ...шумит, грозной волной, чайка летит... Беззвучная пучина сна наполнилась его хриплым стоном, будто бы пытается что-то сказать, но в эту же секунду забывает все мысли и опускает свою голову, слушая любимый мотив песни. Обычно во снах было всё по другому, погибший капитан извивался под массивной тушей беролака, вопил и молил о пощаде, либо наоборот - он сверху, а она с неестественным равнодушием смотрит на то, как отлетают её пальцы в сторону, окрашивая почему-то синей кровью металлический пол.
Этот сон был новый, и от того то ли разочарование, то ли удивление почувствовала девушка проснувшись ранним утром. Но в другой реальности, Шура просто сидел и слушал музыку, не обращая никакого внимания на сидящую напротив, и она, тупа глядя на стену трюма, ни о чем не беспокоилась. Странность этого сна задела её до глубины души, и только один человек на свете смог бы ей объяснить значение этой аномалии.
Стоя у поющего обрыва, Найви очнулась от своих воспоминаний, легко помотав головой из стороны в сторону, стряхивая дождевую воду. Ещё дома вокруг её интуиции вилась змея сомнений, желающая оставить девушку дома, в тёплой комнате с ярким освещением, но та бараном встала перед своим делом и махнув на всё рукой, скрылась прочь за деревьями. Очередной сильный выпад ветра пролетел сквозь тело девушки, колыхнув мех безрукавки и кончики волос. Сердце, отбивающее умеренный такт в ушах, чуть сжалось и кольнуло, прерывая очередной жадный вдох. На её лице показывается рассвет удивления, меняется на любопытство и возвращается привычное спокойствие.
Слова незнакомца почти не слышны, его бас расхватывают потоки ветра, унося свою добычу, кто куда. И опять они, те парни, в центре этих событий, как ядро земли, создающие гравитацию, и становясь облепленными со всех сторон кусочками сахарного лакомства. Бабочки, порхающие над их бездыханными тельцами, именующие себя палачами двадцать первого века, размахивают стальными крыльями касаясь любого без разбора и расспроса о личной жизни. А она белым мотыльком залетела не на тот огонёк, усиками впитывая чужие запахи, дыхания, чувства, слишком белым, что бы оставаться незамеченной в своей глупости и любовью к окружающему миру.
- Случайно.
Он прекращает свою логическую цепочку, рвущуюся наружу беспрерывным потоком слов, этим распространенным словом, которым кончаются по большему счету непредвиденные происшествия и ситуации. Случайно... Голова делает невольный кивок, соглашаясь только с последними словами о непричастности медведицы ко всей этой свистопляске, но вступившей в неё в последнем эпизоде неудачного побега и жесткой расправы. Так в чем же он её теперь обвиняет? Мысли о том, что она стала свидетелем не по своей прихоти, отходят на второй план, теперь существо намёками и издевками говорил о том, что это она помогала этим? Лёгкий накат возмущения ярко отражается в глазах, задерживаясь секунд десять, и пропадает. Уж чего бы медведица не стала делать в своей жизни, так это помогать в любом тёмном деле, заранее зная, что в конце вокруг её тела будут порхать те самые бабочки, подпитывая землю подкормкой с металлическим привкусом.
Существо сокращает дистанцию, уничтожая своим вторжением личное пространство и совершает, будто бы игривый, взмах сталью. Оборотень непоколебимо встречает этот необъяснимый жест, вдыхая запах только что пролетевшего возле лица ножа. Её уже ничем не запугаешь, ни подставленным дулом к виску, ни размахивающими лезвиями. Скрытое под двойными слоем одежды тело, имело не хилую закалку от различных "инструментов" для увечий, от вида которого кажется, что Найви слеплена из пластилинового грима для роли в фильме ужасов. Это была начавшаяся расправа над белым мотыльком? Она делает три шага назад, крепко наступая на шаткие камни уже изрядно промокшей почвы. В голове пролетали разные вопросы, что он творит, зачем ему это надо, да кто он? Поехавший ублюдок, - делает шаг в сторону редкой лесополосы, отдаляясь скорее от злосчастного обрыва.
Разбушевавшаяся погода выплевывала молнии, щёлкая ими по земле с громким грохотом, и не жалела сил на дождь, создавший множество бурных ручейков вокруг, размывающих себе путь к подножию. И где то там, внизу, они смывают остывшую кровь бедняги, сыгравшего против самого себя.
- Ты не в себе?! - вопрос или утверждение. Медведица скорее сама себя не поняла, после произнесения этой фразы. Но не жалела о сказанном, ни сколько, а стоящего впереди она не боялась, точно так же как и его намерений. Сохраняя спокойствие, напоминая о своём желании разойтись без приключений, и выставляя ладони чуть вперёд, девушка делает очередной "знак-стоп", словно успокаивает уловивший красный цвет взор быка. Может, он одумается и утопит в дожде свои мысли, оставит в покое непричастную к этому делу и бесследно исчезнет?
- Повторюсь, никакого отношения я не имею к тем типам, - сказав уверенно, как на выступлении, Найви стряхнула с головы опять скопившуюся воду. Мысли возвращались ко сну, возможно являющимся вещим, потому что с другого обзора она наконец-то разглядела взгляд мужчины в отсвете белой вспышки. У Шуры из сновидения были чужие глаза. Сердце на этот раз кольнуло сильнее, смычком распространяя по грудной клетке продолговатую боль. Чуть согнувшись, медведица перевела взгляд себе под ноги. Проклятье, живущее с ней уже несколько лет, при каждом своём напоминании оставляло эту боль, не поддающуюся никакому объяснению. - Чёрт тебя побери, я даже не знаю кто ты!

0

215

Белая пешка на поле замри - все мы игрушки барона Самди.
Амнистия в пожизненных тюрьмах, матросская тишина горит синим газовым пламенем, корзина с мокрыми камелиями для оперной примы, у ног которой вьется зеленоватой пыльцой исполнение абсентовых желаний, гнилые черные шкуры на первой палубе идущего ко дну парохода, соляные наросты на вырванных из мяса когтях, хохочет на лету барышня в мантильке скунсового меха в ледяных осколках земляных украшений, хомутом насевших на покрытую гусиной кожей шею, хочет замуж за волкодава из северных мифов, хлещет водку понарошку в коктейльной смеси с безалкогольными водами Лагидзе. На завтрак спрашивайте молодые деликатесы черепной коробки, к субботе выставим на торги саблезубые кости вымершего пещерного гиганта из крайней тупиковой ветви эволюции, ни о чем не беспокойтесь, все оплачено сибирскими снегами на годы вперед, в редком перекуре пальцы повара заиграют вытащенный из серой десны клык, судьба которому стать украшением полуфабрикатного охотника, стремящегося к потреблению чужой славы. Ничто в дьявольском котле не останется невостребованным, варево срезанного жира смылится в пластиковые формы или станет лекарством для утративших надежду на спасение. В этих лесах не осталось ничего, кроме оставленных на деревьях следов и глубоких берлог, изнутри вываленных старой выпавшей шерстью. Из крови их сделают мазь.
Шаг налево, шаг направо - нож взлетает не всерьез, игры в наперстки с блестящей шелухой выглядывающихся из-под железного края бумажных обрезков, лишенные интереса и опасности, без восторга ржавой массой остаются послед каждого увязающего в грязи шага. Без страха по ускользающему курсу подбитая горная лань в медвежьей шкуре уходит легко от каждого шального выпада, направленного сквозь ее тело, голодом воющего от невозможности оказаться ближе к горячему его прикосновению. Он не в своем уме. Электроника гудит, тревожится сердечный прибор, сокращая гоняющую черную кровь мышцу на инфарктный нарыв, а между синего горного оскала скользит, потрясая стылыми лапами, соленый кровянистый туман, вскоре касающийся ног оборотня - в нем тонут, проглоченные жадной невидимой пастью, вылетевшие изо рта женщины звуки. Ошметки этого прорезанного светом воздуха волнуются, перегоняя внутри себя жертвенные буквы, легко подкатываясь под колени, но едва ли стремятся удержать решительные движения. Она в согласии со своими мыслями?
Гонка Матери-Культуры, подстегиваемой терновым поводом.
Поразмысли над беспорядком в своей голове.
Жертвы отрицают все.
Оборвав свою атаку, лишенную логики для стороннего зрителя, как и всякого оправдания для беглянки, бесцветный ледяной человек опустил, как подрубленную, голову: остановленный в движении упреждающим, быстрым знаком, собравшемся в поднятых и выставленных женщиной ладонях, он замер в неуклюжей позе.
Знаешь, я готов поспорить – ты считаешь, что у тебя есть достаточно причин жить.
Драная сука, ты слушаешь меня?
Разве я так отличаюсь от тебя?
Эй, ничтожество.
Ты – никто.
Убежать – единственный выход.
Беги туда, где тебе не придется закрывать глаза...
Оставшаяся вытянутой рука медленно согнулась, изломавшись под закатанным рукавом рубашки, потянулась обратно к телу, готовая прижаться к нему локтем в защитной болезненной стойке. Остановившийся нож игристым ртутным столбцом закачался, некрепко зажатый неровными белыми пальцами, лезвие сделало нырок, зачерпнув острием водную толщу густого воздуха, и исчез.
Дрянная сука, разве ты не слышишь меня?
Гораздо быстрее, чем успеет ухватить даже чуткий до движения глаз оборотня, стремительнее, чтобы вызвать хоть какое-то внимание у обычного человека до того, как тот почувствует тяжелый удар колом вбитого в тело лезвия, утонувшего во внутренностях по самую спаянную гарду. Одно неуловимое движение кистью, мазнувшее в воздухе неясной рабью преломляемого в каплях света, отправило нож в короткий губительный полет ровно в голову остановившейся во времени женщины, смоляного соломенного чучелка на загородном полигоне. Даже в худшие свои годы это существо всегда было быстрее многих, с кем сталкивался в проклятой агоничной жизни, и теперь, в черно-белом своем искаженном мире, измученном судорогой изрыгаемых образов, он видел белый силуэт беглянки неподвижным, когда в реальности медведица продолжала свое движение заданным верным импульсом, не прерванным еще в ту секунду фатальным ударом. Слишком медленно, почти незаметно, но она продолжала уходить от удара и осмысление еще не разлилось в ее блестящих живых глазах.
Циркулирующее вокруг время вновь разлетается, раскрученное ожидание, в прежнем ритме.

Вправо ходи, влево ходи, мы просто игрушки барона Самди.
Сильный рывок за плечо, уводящий в сторону и сбивающий с ног, едва не вывернул руку даже толь крепкому оборотню, каким была эта женщина, а последовавший за ним толчок заставил ее оказаться далеко от невидимой глазу траектории полета свистнувшего в темноту ножа. Ужалив вхолостую, клинок скрылся в плотном мраке, лишь спустя несколько секунд отозвавшись выбитой из камней звонкой искрой. На том месте, где была беглянка до вмешательства извне, стоял, отряхивая кровяной быстрый ток, слепивший бурую шерсть в черный, ощерившийся иглами ком, человек с медвежьей лапой вместо левой руки. Его темные глаза угрюмо смотрели на мертвеца из-под низко сдвинутых бровей, но на рельефном лице не было шальных эмоций раздражения или злости. Зная, что никогда не сравнится в быстроте с хозяином, пес сам подступился к линии огня и, будучи не настолько вертким, как даже его напарник, не смог вернуться вовремя в безопасное для себя положение. Однако он был спокоен. Крупная его, массивная даже по не-человеческим меркам, фигура почти полностью загораживала собой отброшенную прочь медведицу, не оставляя зазора для движения в ее сторону. Крепость с поднятым проходным мостом. Вскользь оцарапанный зазубренным лезвием, Арриго уже трансформировал руку обратно и рана постепенно, по мере исчезновения густого влажного меха, схватывалась рваными краями, вскоре полностью затянувшись твердой коркой на темно-серой, усеянной бисером капель, коже. Ставшие человеческими пальцы размяли кулак, несколько раз ухватив рваный туман, сковывающий затаившее дыхание горное подножье, но сделать что-то кроме этого палач не успел.
«...Собаки жадно вдыхают запах дичи, скулят и поют свою песню: "Дай! Дай нам его! Выпусти! Позволь!" Оскаленные пасти, бледно-розовые языки, белоснежные клыки, жаркое дыхание и счастливое предвкушение погони. Песня гончих сливается в единую нетерпеливую трель.»
Габриэль сдвинулся с места. Светлые пряди липнут к черепу, и обтягивающая его маска лица улыбается. Каждый шаг как вбитый в крышку гроба гвоздь. Четки, намотанные на пясть. Щелк, черная бусина. Щелк, белая. Взгоношенная болонка становилась умильным лисом буквально на глазах. От удара чудовищных лап мелкие камни, сталкиваясь друг с другом, разбрызгивая липкую грязь, разлетелись в стороны, но до того, как первый из них вновь коснулся взрытой земли, взревел в пропасти оглушительный щелчок, как боек курка бьет по капсюлю и скрежет, и хруст. Белое каление. Огромный медвежий оборотень, уводя бросок мелькнувшего на крае восприятия монстра, пошатнулся при всей своей колоссальной устойчивости. Падать нельзя, сгибаться тоже, уклоняясь от второго хлесткого, рубящего удара, он поскользнулся, проехался ботинком по прели и гнилой хвое, грузно рухнув на колено, будто в изготовии для какого-то дикого танца. Воздуха вокруг не стало в единое мгновение: природа вздрогнула, завибрировав болезненной дрожью. Оборотень жадно, как рыба на суше в отливе открыл красный рот, хватая воздух, выдохнул не осознавая, коротко и зло, но даже когда голова его мотнулась в сторону от удара третьего и пульнуло током двести двадцать ослепительно пол лобную кость, та аура уверенного спокойствия, окружавшая Арриго, не шелохнулась.
Эффектный кадр.
Крупный план.
Мутная траектория взгляда один в одного.
В нескончаемом потоке льда дыхание смешалось осенней ржавчиной, сырым мясом, вишневым табаком и почему-то зеленым кислым яблоком на откусе. Бикфордовым шнуром побежало по позвоночнику, разбрызгивая по сторонам плещущий беззвучный смех монстра и сипение древних мехов. Отпустило враз. Дышать стало легче уже когда задрожал, испаряясь, огромный изломанный силуэт твари. Выпрямившись над смятенным палачом, мертвец обронил по-барски руку с кровяным комком кольца, за которую, поднимаясь тяжело и болезненно, тот ухватился. Выпростал себя с земли и как-то даже щегольско одернул рубашку, виднеющуюся под сбившимся в сторону бронежиоетом. Оскал мертвеца, казалось, пристыл к губам и понадобилась уйма чертовых мгновений на то, чтоб стянуть его с лица, едва ли не руками плавя неподатливый застывший воск гримасы, на белых мокрых волосах остался смазанный след чужой крови - поднявшись и став против Габриэля, оборотень оттер тыльной стороной ладони разбитый рот, сняв костяное крошево с нижней губы. Холодная злость чудовища плеснула и выгорела, полыхнув напоследок, осыпаясь тонким пеплом поверх усталой шкуры вставшего на защиту хозяина пса. Не от кого-то. От самого себя.
Снова дернуло в голове. Сильно, солено. Закровила изнутри губа.
Высвободив запястье из хвата, мертвец развернулся на каблуках, вскоре скрыв почерневшие, как в перчатку затянутые, руки в карманах джинс, потрепанных, измазанных в растертой по фактуре грязи, и двинулся в направлении отмеченного привала, не помедлив и не сомневавшись даже с первым шагом  так, будто продолжал действие, прерванное нелепой...случайностью. Опасная цикличность тех, кого никакой силой мира не сдвинуть с накатанной дороги. В спину ему не раздалось ни единого слова, хотя даже в полумраке было видно, как вымаранные в темный губы Арриго шевельнулись.

Красная пешка на поле замри - все мы умрем от рук барона Самди.
Не опираясь на больное колено лишний раз, а от того заметно наклоняясь в сторону, оставшийся у обрыва мужчина неторопливо, но с внутренним каким-то напряжением обернулся, поискав взглядом медведицу. Шатко подошел, обратившись прямо, без лишней расстановки социальных позиций между теми, кого измочалило и выбросило из мерзостного черного хаоса, вращающегося вокруг одного человека.
- Ты цела?
Был ли заботливым тон палача? Скорее, усталым, но с той прозрачной толикой удовольствия, которая угадывается в словах даже тех, кто никогда не кичился своим, совершенным по внутреннему или совестному наитию, поступком. Став противоположностью в звучании, голос этого человека оказался более мягким, не привыкшим к долгому ору и даже просто - к повышению тона, на каждой фразе оставаясь ровным, текучим рокотом, в котором пропадали, утонув без всякого разбора, иные звуки.
Руки Арриго не знали покоя: еще до того, как он дождался какого-то ответа, зело обрыва поглотило и преумножило звук отрываемой ткани, под которой обнажилась рассеченная когтями монстра мускулистая рука, скрежет возвращаемых на место скоб бронежилета, вскоре вновь полным весом легшего на широкие плечи. По всему поведению этого человека было видно откровенное, не напускное умиротворение, воспитываемое долгими годами самопознания и самосовершенствования против лихорадочного разрушения окружающего, и даже короткая стычка, произошедшая с рукой кормящей и дланью карающей, не выглядела в глазах этого опытного, знающего цену и вес действиям и словам, медведя чем-то выходящим из рядя вон. Жертвенность, между тем, была ему вовсе не свойственна, а тяга, или та сомнительная острота чувств к носителям той же крови, выродилась в нем еще в ранней молодости, не оставив после себя даже соляной выпарки. Сбитый с бритой головы хлопковый платок, оказавшийся вымокшим до такой степени, что можно было выжимать мутную, с колким каменным крошевом, воду, он снял окончательно; сильные пальцы сделали один скрут свернутой жгутом ткани и устроили ее поверх жилетного крепления: погасшая метка в лесной игре. На губах, с которых уже спал отек и дождь смыл выступившую сукровицу, поселилась понимающая, но немного неодобрительная улыбка, обращенная к молодой женщине, рядом с которой Арриго вдруг ощутил себя старше на десяток лет. Спокойный, почти теплый взгляд, едва изменившийся с момента его первого появления на гнилых сценических досках, окинул ее лицо, не успевшее восстановиться после полученной ссадины, но уже омытое от крови.
- Не думал, что ты побежишь, - не показалось. В его голосе действительно не слышалось какого-то сожаления: оборотень не извинялся за свои действия, как не знал беды в оглушении попавшейся под руку жертвы вероятностей. Так человек, знающий все подводные камни в своей работе, никогда не сомневается в том, что делает. Сейчас он скорее делился тем, что было на уме, посвящая в соображения ту, что оказалась к ним наиболее причастной. Не наставник, не советчик, никогда не стремившийся делиться своей правотой с кем-то другим, палач не был чужд рассуждению, хоть и предавался ему с заметной редкостью,  - никогда не беги - только подставишь спину.
Цветет по камням белая чемерица, ядом клюет студеную поземку. Зверь ест ее, когда устает. Уходит тогда безо всякого умысла. Ложное спасение. Слуха палача достиг чей-то отдаленный, перемежающийся хрипом ветра, мат, но голос не принадлежал ни только что ушедшему в темноту мужчине, ни одному из сопровождающих помпезный вечерний ход, и тяжелая голова на крепкой шее обернулась в ту сторону.  Хлопок выстрела. Тьма. Мать. Арриго поморщился и повел плечом. Вместо пороха издали запахло треклятым вишневым табаком.
Пойдем. Никто не тронет.
Никакого приглашающего или покунающего жеста за этими словами не последовало. Развернувшись к несостоявшейся беглянке спиной, оборотень молча, не ожидая какого-то спешного решения,  двинулся в образовавшейся ранее провал в неровной древесной поросли и вскоре, пригнувшись, чтобы голову не задели изломанные, змеящиеся щепой ветки, почти полностью скрылся в темноте, боязливо расступающейся от тяжелых, слегка неровных шагов. Завершение третьего акта скатившейся в фарс пьесы.

С крестом на груди, мы всего только пешки барона Самди.
Неясное плывущее чувство полусна, полуяви. Блаженно «плывет» голова, как лунная рыба, напоенная бесконечной агонией Твари, которая была, есть и будет всегда. Жажда ее неутолима. Пламя мертеновский печей угасло, когда кровь палача хлестнула струей в нёбо. Широко раскрылись глаза, полные до краев темноты. В ожидании нового спасителя, который заберет всю ненависть, он всегда возвращался к спасителю прежнему, глубоко погружая пальцы в воспаленные гнойные стигматы на смрадном пиршестве Голгофы признавая власть и властность Гидеона. Титло его обожгло грудь запавшими под одежду молитвенными жетонами.
Остановившись только тогда, когда его неуверенно коснулся разжиженный свет работающих на износ автомобильных аккумуляторов, Габриэль закурил, выщелкнув из пачки смятую на середине темную сигарету. Несколько быстрых, глубоких, в полные легкие затяжек потеснили тончаший эфемер, мешавший разобрать слепившиеся в единую кашу слова подоспевших навстречу наемников. Чья-то рука вложила в раскрытую ладонь шприц, кто-то сбросил в низкую кустовую поросль пластиковый синий колпачок. Чувство такое, будто в солнечном сплетении провернулся четырехгранный винт мясорубки. Под кожей бугрится, течет, меняется. Битое стекло спешит захватить бразды правления.

Сука.

Двое молодых наемников подтолкнули к своему хозяину загнанного, едва способного дышать от усталости и сковывающего внутренности ужаса, беглеца; послед него, прыжками передвигаясь на длинных черных лапах, двигалась гиена с пастью, красной от крови, выпитой должной платой за хорошую охоту. Длинный багровый язык вывалился из ее черного рта, оббежал по краю блестящие губы и ощеренные зубы. Крупная тяжелая голова, к которой прижались остроконечные уши, уже спустя несколько секунд ткнулась в ладонь Габриэля, вознаградившую падальщика краткой порцией заслуженной ласки.
Мой пистолет.
К глазам мужчины постепенно вернулась человечность: когда темная копоть отступила, утонув под веками, бесцветная радужка вновь контрастно очертила опалесцирующий зрачок, придав осмысленность бесконечно метающемуся взгляду. Взведя курок большим пальцем, он бесхитростно приставил дуло пистолета со срезанной мушкой к голове пойманного пса, раскрывшего в страхе окровавленный рот, и вдавил спуск. Давление внутри головы почти вытолкнуло наружу выкатившиеся глазные яблоки, выпал изо рта сведенный судорогой омертвелый язык, и осколки толстой затылочной кости вперемешку с мозговой массой, обратившейся в припорошенную порохом жижу, брызнули позади накренившегося тела. До того, как беглеца отпустили руки конвоиров, Габриэль затушил сигарету в одном из его выпученных, стекленеющих глаз, до самого фильтра погрузив шипящую бумагу вперемешку с намокшим табаком.
Поведя носом, гиена бросилась на свежую подачку, ставшую ее добычей по праву. Не желая слышать довольное урчание, перемежающееся липким, громким чавканьем, мужчина двинулся к стоявшему в отдалении автомобилю с погашенными фарами, отворил рывком дверь, вскоре уронив свое тело в холодное нутро. Только там, откинувшись на вымокшем кожаном сиденье за закрытой дверью с тонированными стеклами, Габриэль позволил своим мыслям раскинуться темным пологом в сознании.
Это происходило по прежнему часто. Помутнение с горьким привкусом, полное паники, на самой грани с истерикой, абсолютной, всепоглощающей. Лекарства Аннели оказались не панацеей и сейчас, накрыв ладонью внезапно взопревший лоб, с препаратом, жгущим вены изнутри, он уже отчетливо представлял, что может статься с медведицей, действительно успей в нем проснуться тот проклятый голод. Скорпион в янтаре, она вряд ли успела бы действительно испугаться.
Арриго оказался прав. Оставляться одному ему по-прежнему было слишком опасно.

0

216

Внимание со стороны маэстро польстило моему самолюбию. Ведь не так давно, всего пару месяцев назад, одни не безызвестный мне высший демон ткнул носом в мое незнание простейшего механизма машины. И это не оставило равнодушной, заставляло искать обрывки информации, качество которой сможет заменить количество. Не одна книга в библиотеке и близ лежащих магазинов тогда пострадала от нашествия ненормального анимага. Но я довольна своей работой и полученными знаниями. Широко улыбаюсь, позволяя его словам ласкать слуг и еще больше гордиться собой, такой хорошей. Вот где бы он нашел еще такую хорошую, трудолюбивую и жутко упрямую девушку?
- А то. В машинах есть еще и не такое. Но она, машина, умеет хранить тайны от простых любопытствующих, прохожих. Вместительный быстрый и безжалостный железный монстр на четырех колесах. Жаль мне права не получить в ближайший год. Просто не допустят к экзамену. Всегда хотела иметь в своем распоряжении личный транспорт, не зависеть от кого-то в плане транспортировки.
Мечтательно вздохнула. В очередной раз потерлась щекой об колючий ежик на подбородке мужчины, не поморщившись. Было так тихо и хорошо, что я незамедлительно почуяла подвох со стороны. Не важно кто будет инициатором, но хотя бы одно средних размеров неприятность будет. Даже не сомневаюсь, потому тороплюсь получить максимум удовольствия от единения с природой, но еще лучше от общества высшего. Пальчики пробежались по бокам мужчины, словно проверяя все ли ребра на месте.
- Благоразумный поступок, Дэй. - обратилась я к нему, имея в виду, не то возвращение к старой манере общения и имя наречения, не то к хорошей идеи прогуляться подальше от города.
[Ага, хорошая будет прогулка. если мы совсем не случайно(!) встретим в очередной раз оборотней и я таки разозлюсь. Разнесу как можно больше леса в погоне за воющими четвероногими негодяями и снова не случайно заблужусь. Умру с голоду. Или упаду с обрыва, увлекшись погоней. А может и вообще камешком пришибет со стороны. А там уже волки доделают свое дело. Санитары леса, чтоб их медведь голодный сожрал.]
Как всегда оптимистичные мысли не дали толком размягчиться в обществе маэстро и даже вставили растекшиеся мозги обратно в черепушку. И я вдыхаю воздух в машине, пропитавшийся свежим кофеином с пикантным привкусом корицы. Наглая ручка, успевшая обследовать мужчину спереди и частично сзади, вздумала перейти к более активным действиям, но была поймана в капкан рук Дэя. И они смиренно замерли, только периодически почесывая ноготками голую кожу груди мужчины и намекая на свое присутствие.
- О да, не сомневаюсь, ко мне отнеслись бы как в десерту. Хотя если посмотреть на мои мелкие и жутко острые косточки, то скорее гарнир к основному блюду. - возмущенно бурчу и от неожиданного воя где-то далеко вздрагиваю. Инстинктивно отстраняюсь, ищу пистолет и одновременно пытаюсь найти виновника воя. Но не нахожу нигде глазами, а рука все там же в плену маэстро, а потому ничего толком не смогла предпринять. - Знаешь, Дэй, у меня такое нехорошее предчувствие... Как будто ты меня сюда привел показать не только местные красоты, но и накормить моими косточками своих волков. Ты же ими дорожишь, насколько это для тебя возможно! - беспричинная ревность постучалась в голову. А еще примешалась обида за то, что не сказал. Ведь знал же что волки - оборотни придут. И не сказал! Это становится понятным, стоит только услышать те особенные интонации в его голосе - Я уже сомневаюсь, что они меня не тронут. Дэй, слышишь, отпусти меня.
Настороженно замерла, не имея возможности дотянутся до парочки пистолетов на бардачке или гранаты в рюкзаке, в зоне недосягаемости. И если бы высший не держал меня, то скорее всего уже я бежала бы по следам оборотней и показала бы им как не хорошо пугать меня. Я не люблю боятся. А ведь что-то похожее поселилось в сердце и не отпускало. И это было скорее незнанием, чем страхом и паникой перед зверями. Несколько раз глубоко вздыхаю, успокаиваясь. Не полностью, но достаточно для возвращения привычного самоконтроля.
- Все хорошо. Я обещаю не убивать при виде в поле зрения любого оборотня. Если они не нападут первыми. - не смогла не внести уточнение я. Нагло улыбнулась.

+2

217

- Хм.. Я чую двоих, Блю не говорила о больше одного.
Гривистый волк вытянул морду, втягивая ноздрями отдалённый запах гостей. Взглянув на альфу, ожидал его последующих приказов. Но нет, Блади и не торопился командовать, не торопливо умывая лапы. Пофигизм к происходящему самца не устраивало, собираясь навестить пару, как получил утвердительное рычание "назад". Вожаку вообще как-то на чихать было, кто приходит в лес, да горы, не трогают и ладно, договора никакого не надо было заключать.
- Зачем они пришли? Мы не зоопарк им!
Грозно тявкал гривистый, желая получить на сей раз более внятное решение и опять же второй молчаливо поглядел на него, словно говорил ему заткнуться и заниматься своими делами. Слова альфы не оспариваются, поэтому волк неохотно поспешил к остальным наслаждаясь погодой.
Однако не все были так равнодушны. Та крылатая парочка не прекращала возню, комом скатываясь по склону горы. Трёхметровый пернатый шар свалился с неба, в каких-то десятках сантиметров от машины, упадя бы чуть ближе и не спасти тех сидящих уже никакой магией исцеления. Откинув морду назад, Спироу заметил тех самых гостей, о ком стая совсем недавно молвила речь.
О, Мрак. Смотри! Люди! Гляди, Люди!
Мимолётно обведя ближайший круг поля зрения, симуран замер увидев знакомые лица. Так, один принят, а вот вторая здесь ни к чему, цель "убрать". Вот рывок и Спироу для мифа уже не важен, ещё один шаг, тварь собиралась выгрести из телеги нелюбимую гостью, заставляя дрожать её от разъярённой ненависти в глазах. Резкая жгучая боль пронзила где-то сбоку, самец остановился не понимая, что с ним происходит. Меньший ростом, воспользовался случаем разодрав тому бок, кровь ручьём запачкала ему лапы.
И вовсе уже обезумевший, обернулся на мальца, раскрывая пасть, он в мыслях представлял, как раздирает на части свою жертву. И опять же подвох, второй оказался проворнее, разогнавшись, изо всех сил бросился вниз, утаскивая за собой, тлеющую гневом, существо. Картина длилась всего секунд 15, как внезапно появились, так же оба и исчезли.

Отредактировано Blue (2013-10-28 13:25:59)

+2

218

Девушка явно радовалась тому, что на некоторое время поставила демона в тупик. Хотя, поставить его в тупик устройством современного автомобиля было легче всего. Сотню лет назад, когда ему было интересно новое изобретение людей, автомобиль был намного проще. И, в большинстве случаев, приходилось ремонтировать его самому. Вот с тех времен и остались у него основы знаний, изредка, при необходимости, пополняемые. Так что демону было проще рассказать о устройстве и принципе работы двигателя, чем найти в салоне кнопку запуска мотора или, как в новых моделях, кнопки переключения передач.
- Я уже догадался. Главное, чтобы они, машины, сами ездить не начали. А то иногда такое услышишь - "очередная машина задавила очередного хозяина при ремонте за плохое обращение" - Дэймон ехидно передразнил голос какого-то из ведущих подобных программ о "необъяснимом" - А то, что он забыл в нужном месте кирпич подложить, как-то не говорят. - Взгляд из зеркала ясно говорил магессе, что теперь только уроками по демонологии она не отделается. Раз смогла кое-что освоить, значит, будет рассказывать маэстро.
- Права? А почему сейчас нельзя? - Он знал про ограничение в возрасте, но не придавал этому значения. Среди документов вызвавших его всегда была нужная "бумажка", и о тонкостях ее получения он не заботился. - Хотя, вроде на двухколесный транспорт это не распространяется? - На всякий случай решил он уточнить. Хотя, если она и так находит неприятности, то что будет, если ее нельзя быстро догнать? От этой мысли демону стало немного неприятно. С характером девушки она могла после одной из их ссор просто сеть и уехать неизвестно куда. С помощью связи и магии ее можно было найти, но вот прийти вовремя на помощь было бы труднее. А это еще понадобиться, и не раз.
- Да, я всегда отличался редким благоразумием - Демон улыбнулся. То ли сказывалась практика, то ли отсутствие напряжения, но улыбка в этот раз оскал не напоминала. Пойманные и прижатые руки девушки попытались снова куда-то уползти, но замерли. А потом весьма активно принялись вырываться, услышав далекий вой. А потом и гневно-обличительная речь.
- А кто им позволит? - Улыбка демона медленно перетекла в оскал. В глазах на миг сверкнул огонек безумия, который не обещал ничего хорошего тем, на кого направлена ярость. - Скажем так, во время нашей предпоследней встречи в лесу, ты помнишь, наверное? Мне удалось весьма неплохо пообщаться с той волчицей. - рука демона непроизвольно погладила горло. Даже демону неприятно, когда убивают его тело. - И договорились, что я могу безопасно гулять по территории, которую контролируют волки. Так что лучше тебе сильно далеко от меня не отходить - В ответ на уточнение про то, кто на кого первым нападет, добавил Дэймон. Ведь про то, что демон может быть и не один, речи не шло. Хотя и четкого определения того, что демон обязан бродить в одиночестве, там не было.
Но долго наслаждаться спокойствием им не дали - на полянку переда машиной, рыча, рухнул клубок из двух сцепившихся зверей. Вот это торжественная встреча - больше подумать ни о чем демон не успел. Более крупный шагнул к ним с явно агрессивными намерениями. Так как Дэймон и Хару сидели очень близко, определить, кто же будет жертвой, было невозможно. Мужчина так и не шевельнулся, но напряжение просто заставило воздух задрожать. И не в переносном смысле. Демон воспринял атаку на свой адрес. В принципе, и любое враждебное намерение в адрес сахара он воспринимал так же. Но продолжения не было - пара, продолжая свои собственные разборки, снова скрылась из виду.
- Низко пошли, к дождю, наверное. - Непонятно к чему произнесенная фраза была странной. То ли демон действительно перенервничал, то ли воспоминания о зимнем лесе были слишком свежи в памяти. - Похоже, не все так гладко тут. Что-то меняется, или уже изменилось. И небольшой договор о прогулках послужил спуском всему? Вряд ли. - Демон задумался и не заметил, как снова принялся рассуждать вслух. - Скорее всего, это все использовали как повод к смене власти. Или оборотни не так похожи на людей, чтобы жаждать ее? Забавно-забавно, это становиться все интереснее.

+1

219

Бежать? А стоило ли даже пытаться возобновить бегство от неизвестного, но агрессивно и решительно настроенного существа? Куда бы делась медведица, в кромешной тьме, изредка окрашиваемой яркой вспышкой, среди неизвестных массивных высот и очередных голодных расщелин? Открыто переломать себе все конечности, или с смачным хрустом оказаться со свернутой шеей, остывая на неизвестной территории, вдали от города и стать пропавшей. Горные обитатели раздербанили бы всю её плоть, растаскивая в разные направления безвкусную и гнилую плоть, погода смывала бы любую зацепку и догадку, что именно здесь по своей глупости кто-то погиб. Бежать под шкурой и оказаться видимой для любого здешнего обитателя, не говоря уже о мужчине, шугающего свою загнанную "в угол" жертву, было бы очередной дразнящей глупостью.
С заглушенным громом криком, болезненно ударившись об землю, благодаря собственному весу и сильному толчку, оборотень замерла в позе эмбриона, поджимая ноги, руками схватившись за раненное плечо. Боль, словно очередная вспышка молнии, в неподвижно раскрытых глазах ярко отразилась. Уцелевшей рукой медведица наугад хватала холодную и влажную почву, прикладывая к жгучим ссадинам. От этой боли хотелось сорвать с себя кожу, извиваться задавленной змеёй поднимая пыль вокруг. Но она невозмутимо терпела, скрипя белоснежными зубами, тихо мыча, и наблюдала за появившимся из неоткуда медведем.
Уж он то прибыл как раз вовремя для недавно ставшей жертвы, но видимо не вовремя перешел дорогу разбушевавшемуся мужчине, за что и получил свою порцию выплеснувшей злобы.
Фигура оборотня, как каменная стена, крепкая и неразрушимая, закрывала изувеченную от этой встречи медведицу. Происходящее не поддавалось никакому логическому объяснению для Найви, здесь скорее всего играли свою роль скрытые взаимоотношения между этими двумя. И всё больше эта ситуация походила на пережитые тяжелые годы девушки, в которых был злодей и защитник. И тут всё прям как в прошлом.
С приближением спасителя, медведица чувствовала, как её сердце возвращалось к спокойному ритму, будто бы пришедший являлся кем-то из родных, близких, и от того все её чувства будто бы поддались невидимому резонансу.
Быстрая перевязка, и огромный оборотень скрылся за чёрными ветвями, позвав с собой.
- Пойдем. Никто не тронет.
Кажется, ему можно доверять. Девушка тяжело поднялась, и только собралась делать шаг в сторону ушедшего, как почувствовала неприятное и холодное прикосновение на спине. Лежавший всё это время в рюкзаке складной нож, при падении выплюнул своё лезвие, вонзившись в правый бок.
- Постой! Твою ж мать... - вечно всё не слава Богу, с разочарованием Найви потянулась за спину, удостоверившись в реальности очередной свалившийся на голову беды. Семь сантиметров жгучей стали покоились в крепкой плоти. Достать нож при таком раскладе самостоятельно было довольно проблематично, но почему она решила скрыть от мужчины это. Скорее побоялась и застеснялась просить помощи у того, кто втянул её во всё это дерьмо.
Простой человек от такого расклада начал бы терять сознание, или мучился от боли, скулежом напоминая о ней, но медведица почти твёрдо стояла на ногах, хотя шаги выглядели неуклюже. Идя следом, она чуть не столкнулась с замершей фигурой оборотня. Значит услышал. Он двинулся дальше, будто бы не обращая внимание на шедшую позади, а она чувствовала себя немного глупо. Будто бы отец ведёт заблудившуюся дочку домой, несносного ребёнка, ослушавшегося наказа родителей и ушедшего со двора. Стараясь не отставать от мужчины, за его громоздкими и широкими шагами, девушка ускоряет темп и оступившись поскальзывается. Крепкая ладонь, схватившая в последний момент падающую за руку, предотвратила нелепое падение.
Найви слабо кивнула головой в благодарность, но этот жест остался незамеченным, или вообразимым, поскольку незнакомец двигался дальше, будто бы ничего и не произошло. Устало вздохнув и потянувшись опять к неподвижному лезвию, которое прорезало себе путь из рюкзака, несостоявшаяся беглянка кончиками пальцев почувствовала как пятно крови распространялось по одежде.
- Слушай, - проходя сквозь крайние ряды деревьев, выходя на ту самую злосчастную поляну, медведица всё же осмелилась сказать о своей проблеме, когда сильное помутнение пошатнуло её трезвый ум, - у меня в спине... нож.
Оборотень остановился на секунду, хмыкнул задумчиво и направился дальше, а она отвела взгляд в сторону, придерживая целой рукой раненное плечо. Да уж, в самое подходящее время сказала, но они уже оказались вблизи машин и ярких отражений фар. Взгляд остановился на двоих трупах, ужасно изуродованных, отвратительных. Внезапно подступившие рвотные позывы, волнующие всё тело Найви, согнули крепкое тело и белая желчь вышла наружу. Вытирая тыльной стороной ладони губы, девушка отвернулась от устрашающего месива тел.

Отредактировано Nive (2013-10-28 14:43:52)

0

220

Голова медведя сунулась в салон, обронив с блестящей кожи несколько тяжелых капель, тугих от смешавшегося в них пота с мускусным горьким запахом и дождевой губительной влагой, до отказа напенной смогом сожженных в крематорных печах города тел и копоти натужено хрипящих двигателей. Туп-туп. Отзвук резинового мячика, вырвавшегося из детских рук и скачущего по лестнице вниз, по опушке плесневелой поросли, по разрушенным пластмассовым дамам и карточным запискам для любимых плюшевых зверей. Туп-туп. Два разбитых стеклянных мутных лба, размазавшихся неоднородным, волнующимся пятном, и тускло блеснувших в зажженном свете салона: одной рукой навалившись на распахнутую дверь, мужчина протянул вторую вовнутрь салона, слепо нащупав кончиками пальцев едва выпуклую кнопку «книжного чтения». Желтое горение постепенно стало ярче, вскоре ярко осветив промозглый остов машины изнутри, как поставленная в полую тыквенную тушу крестьянская свеча, и заставило сидевшего на заднем сидении человека приоткрыть, поморщившись, глаза. Ставшие человеческими полностью, они все еще не обрели цвета и бесцветная прозрачная радужка блеснула кровавым отсветом растревоженных сосудов. Тонкие, кокаином источенные ноздри трепетнули, обоняя смрадный воздушный ток, и на гипсовом лице мертвеца отразилось недовольство. Рассеченные выделившимся от усталости и напряжения шрамом губы исказились в неприязненной гримасе, однако вскоре сфокусировавшийся на Арриго угрюмый взгляд обрел иное, более терпимое выражение. Препарат, отверстие от укола которого уже бесследно исчезло с безвольно отброшенной на спинку сидения руки, вступил в полную силу, стабильно циркулируя по большому кругу крови сквозь сердце в мозг, напаивая разжиженную прослойку подчерепной подложки новым, успокаивающим ферментом. Не панацея, да. Простое благо.
С несвойственным ему промедлением, палач словно замялся, неохотно убирая руку от пластикового тела прогревшейся изнутри лампы, окинул свободную часть сидения коротким по-своему особенным пытливым взглядом, и, наконец, заговорил, уловив исходящее от Габриэля безразличное состояние не занятого, но потревоженного без видимых на то причин.
- Джей.
Приложив некоторые усилия, оказавшиеся чуть большими, чем требовались прежде, мужчина отнял спину от сиденья, свел вместе потянувшие мускульной болью лопатки и, расслабившись, безвольно сгорбился в сторону открытого медведем проема. С такого положения, едва опустив голову, он отчетливо увидел скрюченную женскую фигуру, слепым зверьком притащившуюся в логово несостоявшегося своего убийцы, и теперь на издыхании пытавшуюся придти в чувство от того неуемного извращенного пиршества, что увидела в нем. Немного в отдалении, оттащив себе еще теплую человеческую руку, хрустела с громким довольным урчанием гиена, не обратившая никакого внимания на появившуюся на свету медведицу – будучи оборотнем на попечении под крылом надежным, как военный бункер, Ноэль скорее презирал, чем сколько-нибудь боялся, любых иных разумных зверей, бессознательно поселившихся в городе. В сторону женщины этот зверь, занятый удовлетворением голодной похоти, не бросил даже взгляда, без нужды не поднимая довольно зажмуренных век.
- Она ранена.
Почувствовав на себе брошенный снизу вверх взгляд, Арриго посторонился, но полностью не отошел. Его пальцы, ухватившиеся за дверцу автомобиля, неохотно разжались и рука подтянулась к телу владельца, не зная, куда бы приткнуться. А Габриэль меж тем изобразил недоумение, обратив лицо с налипшими на лоб белыми тонкими прядями, к своему самому верному псу. Живая, красочная эмоция не смогла преобразить его до неузнаваемости или сделать мертвенно-белое лицо приятным взгляду, однако вернувшаяся мимика вселяла уверенность в палача хотя бы тем, что не исчезла через мгновение. В ответ он неуверенно улыбнулся, проверяя опасность почвы, на которую осмелился встать, однако не почувствовал какого-то серьезного напряжение, которое могло бы плеснуться новым ядовитым потоком через искусанный временем край терпения. Не панацея. Юдоль безопасности.
- И тебе это нужно?
Даже ничего не ответив, палач достаточно четко обозначил свою позицию: раз поперечив за эту ночь своему хозяину, он не собирался нарываться на рожон ради беспутной девки, не сумевшей самостоятельно отгрызть себе лапу и выбраться из старого довоенного капкана, однако и сделал все, что видел себе по силам. Не было ничего унизительного в просьбе, что останется без утвердительного ответа, а сама не исполнится даже в фантазиях. В ином толковом случае, на пяточке рассеченного светом пространства достаточно тех, кому случайности кажутся лишь забавным продолжением ночной бравады, и даже наемники никогда не откажут себе в удовольствии приложить руку к любому поднятому волнению. Когда медведь обернулся через плечо, устроив массивный подбородок на влажной тканевой облатке бронежилета, молодой белой женщине все еще было плохо и никто из сверливших ее взглядами не желал оказать помощи. Но не порывался и добить.
Хороший. Развращенный славной жизнью, не смог уберечь самое дорогое.
Плохой. Отголодавший от гонения, не возжелал вмешаться вновь.
Злой. Ублюдок, выпотрошенный судьбой, не обозначил путь спасения.
Как в забытой киноленте, запорошенной налетом времен в частной коллекции любителя вестернов.
Роли выбраны вслепую и расставлены на шахматном пути невпопад расклада нард.
Если не веришь, вокруг погляди – мы пыльные пешки барона Самди.
Заставив Арриго с неловкой поспешностью отступить в сторону на выбитом колене, Габриэль пригнул голову, выбираясь из салона на въевшийся под одежду злыми иглами накатывающий к горам холод, и пружинисто спрыгнул в чвокнущую грязь. Под ней уже почти не было видно блестящих мертвых рыб-камней, и подошва ботинок увязала, не встречая скользкого уверенного сопротивления, которое было прежде. Расценив движение хозяина, как вольную, палач вновь нырнул в освободившийся салонный проем, встретивший его душным вишневым запахом и россыпью табака, ткнувшегося в упершуюся в кожу сиденья ладонь, и заглянул под сиденье впереди. Он знал, где лежит пластиковый черный короб, а от того споро ударился в него костяшками крупных пальцев, ухватился ими за самый край литой ручки, и потянул на себя, извлекая вскоре в водянистый сумрак полуночи. На коробе, оказавшемся на вид сродни медицинскому маленькому кейсу безо всяких опознавательных знаков, были какие-то неприятного вида блестящие разводы, но их быстро смыл неутихающий грозовой фронт, а остатки отерла широкая ладонь оборотня, оставившая жирный смазанный след. Туп-туп. Сопротивление закачанного в резиновое тело воздуха отзывается знакомым с детства звуком, резвится игрой по призрачному коридору реабилитационного центра под ноги слепым детям, выкормышам баронского недержания. Туп-туп. Набегает счетчик по личному делу и, раз уж впрягся, палач, то тяни до победного, не пасуя перед видом увитого шипами кнута. Медведи. Один за другого.
Неприятное цоконье раздалось из-под едва приоткрытого рта Габриэля, когда тот неторопливым украдчивым шагом подошел к старающейся отдышаться женщине – та несомненно почувствовала натянутое струной присутствие силы, взыгравшей как вызов без права отбить эту подачу, но вряд ли была столь глупа, чтобы вновь попытаться сбежать. Каждое волнение ее тела пасли непроницаемые провалы глаз наставленных на нее автоматов в руках наемников, не видящих в ней ничего, кроме зазевавшейся дичи. Когда мужчина подступил ближе, в ноздри ему ударил сладящий запах животной крови, не способной остановиться от постоянного давления на свежую рану. Должно быть, ее болевой порог достаточно силен, чтобы терпеть это до сих пор? Позади Арриго с хрустом распечатал кейс, поднимая залипшую краями крышку.
- Не шевелись.
Запахло паленым?
Оказавшись в клетке с хищником, постарайся не поворачиваться к нему спиной. Не мельтеши. Не бойся. Не беги. Оборотень знает, что советует беглянке, возвращенной в подлунное лоно, и не желает держать ее своими руками, стискивая за раненное плечо от необдуманной попытки вырваться и сорваться в бег до первого каменного перелома, ему вволю хватает тяжелого кейса, из которого белая рука Габриэля уже высвободила одноразовый медицинский капсуль. Новый нож, принятый им из рук палача, был уже зажат в той же руке, упираясь концом рукояти в мышцу на ладони.
Не дав медведице опомниться или что-то предпринять, мужчина ухватился левой рукой за промокший насквозь рюкзак, как за химок неподатливой шкуры, потянул несильно на себя, вынуждая ее пошатнуться на шатком месте, и срезал ножом натянувшиеся лямки: раз, два, разошелся с хлопком тканный материал и, отделившись от тела, искусственный горб упал в грязь у ног тоже подошедшего ближе палача. С мерзостным звуком извлекаемого из плоти металла вслед за потянувшей вниз силой вырвался, резко распрямляясь в полную силу, нож, оставив за собой брызнувшую кровяную дугу. Дернувшийся было Арриго, конечно, подавил свой порыв усилием железной воли, но костяшки пальцев его, стиснувших край кейса, побелели от напряжения: несмотря на то, что он доверял Габриэлю больше, чем самому себе в иное время, он не мог успокоиться полностью, чувствуя звенящее по жилам дребезжащее волнение.
Запустив руку подмышкой у медведицы, мужчина придержал ее от возможного падения, с легкостью удерживая всю тяжесть ее мускулистого тела; ладонью другой руки он придавил кровоточащую рану, горячечно ударившую в ладонь распаленным пульсом, и в несколько движений разорвал закрывающую ее одежду. Как тонкий шелк под ножом, взрывался под рукой чудовища даже самый плотный материал, и не прошло нескольких секунд, как неровные края раны лизнул вожделевший чужого тепла сырой холод. Прижав медведицу к себе, Габриэль проколол у края раны ее кожу, одним движением глубоко вгоняя толстую иглу в мышцы, и сдавил мягкие пластиковые бока капсуля. Горячее. Огненная волна, ударяющая в вены, шибанула кипятком внутрь, заставляя содрогнуться от защемивших ощущений.
- Джей?..
Сквозь шипение дождя и замедлившиеся звуки гиеньего пиршества, смешавшись с громовыми раскатами и рокотом двигателя, проклюнулся настороженно окрашенный бас Арриго и, удерживая медведицу почти на весу, Габриэль с ленцой обернул в его сторону голову. В немом вопросе вскинул рассеченную шрамом бровь.
- Она?..
Ответом ему послужил смешок, прыснувший от мертвеца тихим низким хохотом.
Да что с ней станется?
Аннели знает оборотней гораздо лучше, чем они знают себя сами. Бессмертный ангел третьего рейха способна поставить на лапы любую издыхающую тварь, давно исчерпавшую свой вековой срок, и разве станет для нее проблемой молодая девка, которой жить еще и жить? Когда мужчине обмундело держать тяжелеющее тело, он так же молча кивнул в сторону своей машины и, когда Арриго убрал кейс, поспешно отдав его одному из любопытствующих наемников, передал ему медведицу с рук на руки. Отключилась она окончательно или нет, Арриго все равно был знаком с этим чудовищным ощущением размягченных костей, когда его, искромсанного почти на куски, поднимали препаратами более страшными, чем оказался этот. Он отнял ноги молодой женщины от земли, бережливо подняв ее на руки подколенным хватом, и понес, слегка покачиваясь, в указанную хозяином сторону. Завел себе щенка – мыткайся с ним сам.
Спустя несколько минут, когда оборотень уже завалился на заднее сиденье вместе со своей нелегкой ношей, которую устроил на коленях, Габриэль махнул в воздухе рукой, давая команду отбытия. Сам же сел на место водителя, заведя с пол-оборота доверчиво заурчавший мотор.
Беглянке повезло, что на обратном пути взгляд ее не упал на развешанные по деревьям внутренности последнего беглеца. Теперь горы, остывающие после развернувшегося в них действа, остывали, провожая побеспокоивших их пришельцев в неизвестный им путь.
Машина подскочила, взбираясь колесами с каменистой дороги на черную асфальтовую реку, Арриго на заднем сидении заворчал, ладонью прикрыв белую голову медведицы, чтобы та не ударилась об железное перекрытие. Это выглядело настолько ревностно, что, глянув на воцарившуюся позади картину в зеркало заднего вида, Габриэль не удержался от кривой сочувственной усмешки.
- Размяк с годами?
Не убирая руки с теплого лба белой, палач отрицательно покачал головой. Туп-туп. Прожженные девочки хватаются за плащ барона, ища у него спасения от собственного ночного страха. Конечно, он видел уже таких: девонек, мальчиков, сибиряков со студеным норовом, место которым вдали от больших городов, он привечал неопытных щенков еще в прошлой своей жизни, но, видно, не смог отказаться от того и теперь.
Когда автомобиль, войдя в черту города, остановился на перекрестке, Арриго высвободил одну руку и коснулся плеча хозяина. Короткая переглядка завершилась еще до того, как загорелся зеленый свет: Габриэль молча крутанул руль, направляя транспорт в сторону особняка.
- Помни…
- …у меня не ночлежка для бездомных зверят.
- Нха. Но только у тебя…
- …есть все необходимое.
Впервые за все то время, что прошло в сумраке ночной охоты, в глазах палача заискрилась улыбка – хотя на ее настоящую он едва ли был уже способен. Это была благодарность. Преисполненный ею, оборотень не подал больше ни звука, пока колеса вновь не ударились об борт, закатывая тело автомобиля в распахнутые настежь темные ворота частной земли.

0

221

Сказать, что Найви чувствовала себя просто плохо - ничего не сказать. Силы терпеть это состояние были не резиновыми, но она старалась держаться молодцом, хотя после каждого рвотного позыва её тело напрягалось, а лезвие, казалось, проникало глубже. Были ли повреждены какие-нибудь органы, жизненно важные или нет, она не могла определить наверняка, так как распространяющийся болевой сигнал от раны до мозга хаотично передвигался по всему телу.
Еле уловимые реальные образы уже давно проваливались в тёмную рябь визуальных искр, покидали медведицу, оставляя наедине со своими муками.
На душе было откровенно говоря паршиво, перед глазами стояли назойливы образы изуродованного остывшего месива, изредка попадающего в пасть голодной гиене. Оборотень никогда не видела так близко трупы, а уж в таком виде и подавно. Скорее срабатывал защитный рефлекс, и от того сильнее жмурясь при каждом моргании, она старалась думать о себе. О том что ей реально нужна помощь и долго она не протянет. Конечно же, будь бы она дома, ей б незамедлительно помогли, и она уже смогла уверенной и ровной походкой бороздить по просторам своей собственности, но... Расклад был иным, и она старалась спокойно ждать беролака, который начал возиться в машине, явно обеспокоенный происходящим.
Мотылёк, наколовший сам себя на коллекционный стенд, трепыхался и глухо стучал крылышками, пытаясь вырваться на свободу, не понимая, что в самом конце его всё равно поджидает смерть.
По правде говоря, девушка не сразу распознала подошедшего к ней, пока занавес из накатившей боли не приподнялся, открыв частичку разума. - Не шевелись. Не то что бы шевелиться, даже шелохнуться и вздохнуть Найви не посмела, когда стоявший позади мужчина, желавший ещё несколько минут назад моментально расправится с беглянкой на краю жадной пропасти, срезал с неё рюкзак. По лицу прошла смазанная ухмылка, превратившаяся в зажатый между зубами стон, любое прикосновение к жалящему ножу оказалось охренительно болезненным. Выходящее лезвие тянуло за собой напор багровой крови, которая так ощутимо выплёскивалась в сильной пульсации. Заиграла, побежала бодрым ручьём по спине, впитываясь в толстовку и насквозь промокшие джинсы, а после толкалась в прижатую ладонь.
Резкая боль громким воем пробилась в сознание медведицы, когда она почувствовала инородное проникновение какого-то вещества в свой организм. Как соль по свежей ране, на всю её глубину и ширину, распространялось что-то неведомое её телу ранее. О, как же много новых познаний и ощущений, только радости они не приносили. Дёрнулась, словно в новой изрыгаемой позе, и остановилась мелкая дрожь расползаясь мурашками по всему телу. Ноги обмякли в тоже мгновение, а глаза уже не видели ничего. Ослепшая от боли и вгоняемой в неё жидкости, девушка старалась вслушиваться в возню рядом с ней, но звенящая пелена блокировала и её слух.
Тэхи, свет, не забывай про свет. - скрипучий бас старейшины, который всегда учил пропавшую на десяток лет жизни, панически зазвучал в воспоминании.
Оказавшись на руках медведя, Найви взглянула на него чуть приоткрытыми глазами, цепляясь расширенными до своего предела зрачками. Резонанс, держащий оборотней в своеобразном симбиозе, уже давно пропал, девушка не могла совладать со своими чувствами, всё было слишком хреново. Раскрывает губы, что-то шепчет невнятное даже для себя, но видимо пытается противиться неизбежному анабиозу, которому она была и так расположена с самого рождения. У медведей свои пляски с различными спячками.
В дурно пахнущей машине оказалось невыносимо душно. Тело судорогой колеблется одно мгновение, и спустя несколько секундной паузы, повторяет дёрганное движение. Руки медведицы подогнулись, локтями прижавшись к бокам и скрюченные пальцы незаметно задрожали. Не до конца закрывающие веки глаза, в спокойном положении уже не двигались, и взор, иногда выходивший за пределы подавляющего сна, выхватывал бело-жёлтые образы городских фонарей и случайных прохожих.
Наконец-то наступившая тьма оградила девушку от реального мира, укутывая в спокойствие и очередной кошмар.


Die Schatten (Gabe)

Отредактировано Nive (2013-10-29 11:56:56)

0

222

Я умолчала о таком маленьком незначительном факте как современные машины, оснащенные чуть ли не всем подряд. А вот пригодиться ли чудо-приспособления уже не важно, когда-то да будет использовано. Хотя бы для того, чтобы не пропало добро. Попыталась припомнить какую машину в последний раз подсовывали мне на задание и тихо согласно вздохнула. Хорошо, что машины еще не автономны. Иначе мне права не надо были бы, а вот неприятности находили бы на каждом шаге. Оно нам надо? Мне нет, потому лишь посылаю ехидную улыбку зеркалу над водительским сидением.
- Нет, права мне не нужны. Пока еще не нужны. Но кто вооружен, тот всегда готов к любым неприятностям. Так что, я бы была совсем не против обзавестись такими нужными в наше время бумажками. Кто знает когда они пригодятся. И уменьшат проблемы с дорожной полицией. - по мере возможности пожимаю плечиками и не могу отказать себе в удовольствии освободившейся рукой зарыться в шевелюре мужчины. Они, волосы, у демона самые обычные непримечательные. Но мне нравится их касаться, а очень и очень редко, когда настроение у меня мирное и доброе до крайности, даже позволяю себе сделать какую-нибудь необычную прическу маэстро. А потом, налюбовавшись на дело рук своих "парикмахер в отпуске, и надолго", довольно долго извиняюсь. В обоюдному удовольствию, смею надеяться, исправляю свои промахи в этом нелегком деле ножниц и расчесок. А заодно делаю массаж головы, перетекающий в основном к более интимному. По моей инициативе, конечно всегда.
- Нет, двухколесный уже я недолюбливаю и стараюсь не встречаться с ним в одном гараже. Велосипеды, ролики, мопеды и тому подобное не переношу, за редким исключением... Лучше уж своими ногами, оно как-то надежнее. - бормочу с нотками неудовольствия, даже прекращаю прикасаться, замирая, чего обычно добиться довольно сложно. Хотелось бы независимо сложить руки на груди, но они, руки, несколько против и очень заняты другим. Маэстро. - Всему виной детские воспоминания и попытки приручить двухколесного "зверя", с ранних лет. Но кроме шишек, синяков и постоянно растрепанного чуда в моем лице не удалось добиться большего. Но я нисколько не расстроена сим фактом.
А потом уж началось самое интересное и было как-то не до разговоров. Но мой многообещающий взгляд в зеркало, мое отражение в котором увидел высший, обещало в дальнейшем тщательного допроса с пристрастием и рассмотрения со всех сторон. К счастью или нет, но безобразничающего маэстро потеснила одна здравая мысль. Нас собираются убить. И уже предприняли первые шаги. Правда, судя по рычанию и постоянному шуму на периферии зрения, ненадолго прервались от убиения двух глупых людей (условно людей). Я же не собиралась тупой овцой сидеть на месте и с любопытством ждать развязки ситуации. Встряхнулась, насколько позволяла близость моих ручек с телом высшего и не желание отрываться, еще включить в перечень невозможность (точнее, не желание маэстро отпускать меня) оторваться. А затем решительно ухнула в свои эмоции, собирая их в небольшие разношерстные комочки. Но я не могла действовать и прикасаться к воюющим волкам. А после вода, словно взбешенная змея, пробрела вид длиннющей водной змеи, которая с удовольствием оплела машину со всех сторон и не давала волкам напасть, если бы кто пожелал. Этакий мини водоворот на земле в моем исполнении.
- Ты можешь судить по погоде по двум ярким представителям фауны? Точнее, это даже не типичные волки. - бросила вслед за вопросом в своем репертуаре, не задумываясь над смыслом сказанного. Встряхиваюсь, пинками разгоняя все мысли и пытаясь заставить мой мозг работать. Но кроме водного барьера между нами и волками больше ничего и не было. Я озадачено смотрела сквозь преграду, пыталась очень осторожно выкрутится из объятий высшего демона и мысленно ругалась. гулять по лесу мне резко расхотелось.
- Но знаешь мне почему-то кажется, что нас совсем-совсем не рады видеть. И были бы благодарны, не съедят и ладно, если бы мы ушла отсюда подальше. Чтобы не мешать.

+1

223

- Пока не нужны? Значит, скоро понадобятся? - хмыкнул демон, посмотрев на сахара. - Хотя, насколько я понял, в этой ситуации главное - не попадаться. А во многих случаях могут помочь совсем другие бумажки. - Дэймон намекал совсем не на взятку работникам дорожной полиции, а на использование служебного положения.  То есть на использования Хару различных удостоверений. Демон не проверял, но был вполне уверен - у нее их в запасе как минимум парочка. Дэймон легонько покрутил головой, прижимаясь к нежным пальцам. О своей прическе он не задумывался - главное, чтобы на улице не выделяться. А у сахара, демон надеялся, хватит выдержки, не превращать маэстро в пугало на улицах.
- Это печально - хотя, что может демон знать о печали и прочем. - Но есть же еще множество вариантов, не обязательно останавливаться на том, что уже пройдено. - С учетом демона, который не очень хорошо умел ездить на подобных видах транспорта, заявление было немного странным. Но мало ли что, вдруг сам решил научиться? В некоторых ситуациях такой небольшой и более подвижный транспорт куда полезнее и эффективнее. Особенно на узеньких, относительно, городских улочках и переулках.
События на поляне между тем развивались стремительно. Упавшие, или выкатившиеся откуда-то звери заметили машину и сидящих в ней. Пока все это происходило, девушка успела оторваться от демона, и даже установить во время нескольких секунд, бывших в распоряжении гостей, щит вокруг машины. Мужчина с удивлением посмотрел в сторону магессы, словно не понимая, зачем. Сам он был уверен, что сможет отбить атаку сам, и даже успел подготовиться. А вот на фразу о нетипичных волках он усмехнулся.
- Да, представители фауны весьма нетипичны. Как думаешь, чем может грозить их поимка? - не сильно добрая ухмылка демона явно говорила о том, что пойманным очень не повезет. - Насчет благосклонности - не знаю. Но эту ситуацию можно трактовать двояко. Но, думаю, это только начало.
Демон попытался потянуться в кресле автомобиля, но это не очень удалось. Но выходить и преследовать странную парочку не стал. Мало ли что, сейчас они дерутся между собой, а при появлении демона с компанией вполне могут решить, что ничто так не сближает, как совместная трапеза. И у потенциальной еды согласия спрашивать не будут. Но все-таки Дэймон развернулся, поставив ноги на землю.
- Интересно, извинения или пояснения будут? Или снова придется искать Спирит и тащить в Изнанку, чтобы не мешали поговорить? - Усмехнувшись, посмотрел на сахара, ожидая ее реакции. Естественно, бегать по лесу в поисках "антиоборотня" он не собирался, и это явно чувствовалось.

Отредактировано Даймон (2013-10-31 11:14:23)

+1

224

Отвлеклась от грустных мыслей и с недоумением посмотрела на спину моего маэстро. Во-первых, мысли были не типичными для меня, а точнее безрадостными и все больше печальными. Как же, как же, хотела отдохнуть душой и телом, а тут внезапно объявляются оборотни и ломают всю лафу, настроение и желание продолжать маленький пикник с выездом на природу. И если честно мое упадочническое настроение настораживало меня саму. Неужели устала? Встряхиваюсь, как обычная дворовая ворона, и безапелляционно откидываю такую мысль как не существующую. А, во-вторых, слишком странным показалось внезапная схватка между двоих оборотней. она заставила напрячься больше обычного и таки умудриться выскользнуть из захвата высшего без серьезных, относительно(и еще не доказано!), последствий.
- Ты что имеешь ввиду под вопросом о их вылове? - подозрение крепнет. Дэй что-то задумал и опять не делиться со мною, заставляя буквально за секунды создавать и рушить планы, один за другим. Действовать интуитивно и выворачиваться наизнанку чтобы соответствовать маэстро. А это, скажу я вам, очень сложная цель. - Мне вообще кажется, что нас заметили, или дали понять что мы не одни тут, а очень даже под присмотром, уже давно. Но пока не находили повод подобраться поближе. И Чтобы это все значило?
Почесала черепушку, следя за каждым шагом своего демоненка, с явным недоумением. Я же не знала, что он уже встречался именно с этим типом оборотней в лесу и теперь качал права. Но я лишь пожала плечиками, опуская водный барьер до уровня щиколоток, но не убирая оного полностью. О своей и в особенности его безопасности я беспокоюсь в первую очередь. И если бы не отвлекающий маневр Дэя, то уже давно вскочила и побежала выяснять отношения в их стихии. Не уверена, правда, что меня именно отвлекали, а не пытались просто удержать рядом с собой. Я лично не против, ибо и сама жуткая эгоистка и собственница. Жгучая смесь получилась, видно?
- Как ты собрался выбивать себе извинение из этих морд, если у них крыша поехали и тогда они тебе точно не ответят. Оно тебе надо, напрягаться ради них? - и уже гораздо тише обычного пробормотала, не смотря прямо в глаза маэстро, намеренно игнорируя. - Они тебе чем-то дороги... Может даже больше чем я.
Где-то внутри меня тоскливо каркнула ворона, мгновенно взъерошивая перья на теле и тем самым демонстрируя всем свое отношение к ситуации и моих переживаниях. Но хорошо, что этого никто не видит и все происходит где-то внутри меня. Ведь никто не узнает, что я действительно банально приревновала к неизвестной Блю, волчице наверняка. Я не хочу показывать высшему свое отношение к этому. Поиграть немного на нервах, обидно посмеяться над ним и их отношениях, истечь ядом к окружающим - это всегда пожалуйста. Но вот эта их связь... Настораживает. Она же вынудила встать со своего нагретого места и обойти машину, приблизившись к водительскому сидению и месту встречи с оборотнями.
- И вообще, может наши государственные службы подкормлены и наивны в своей жадности, но не насколько отупели, чтобы пропустить меня. Чем не повод сорвать приличный куш? Да и я не горю желанием сиюсекундно искать двухколесный транспорт, чтобы задобрить кого-то. Однако буду очень рада сделать первый шаг. - при последний словах так компрометирующие осмотрела демона, не отреагировавшего на выпад,

+1

225

color - диалог по-волчьи (не обязательно озвучивается, проявляясь в жестах, взглядах и т.п.)
Не нравится мне это. Симаргл с мутантом не ладят именно из-за неё, вскоре может разразиться война. Как же нам её не хватает и своих демонов полно.
Задумчиво покачал головой чёрный волк, внимательно вглядываясь в даль, в ту сторону, где должны были располагаться гости. То, что парочка приехала лично по своим делам, никак не тревожило стаю, но внезапно вспыхнувший скандал между ними и сворой, мог задеть невинные души.
Остальные, плотно лежали друг к другу, ощущая настроение альфы. Им так же тревожно и предвкушение о неблагоприятной новости только наводило тёмные мысли. Среди пятерых, не насчитывались ещё трое, неизвестно где болтающихся то ли в городе, то ли по лесу. В особенности его сестры, которая уж больно сильно любила туристов, прям копия материнской натуры.
- Блади!
Донеслось со спины.Самец обернулся, чтобы встретить надвигающую бурю, именно из-за её топота казалось, что земля дрожит.
Одним больше.
Снежинка, так звали дочь Блю, неслась сломя голову, как опоздавшая на обед. Уже собираясь принять её в объятии, вожак понял, что белая тень пронеслась мимо, устремившись куда-то по склону.
- Это они? Да? Они? Мама сказала, можно их не бояться! - радостная, обернувшись, чуть не столкнулась с первым попавшимся столбом дерева, перебирая лапы и спотыкаясь, выравнивая бег.
- Мама сказала только об одном. Не смей Приближаться! - крикнул ей в след, брат.
Его слова не дошли до безумной спортсментки, пришлось мчаться в след и надо постараться прибыть вовремя, иначе в случае чего не спастись ей одной. Лишиться шаманки - большая потеря для всей стаи.
Пробираясь сквозь кусты, белая волчица осторожно и бесшумно скакала с одного холма на другой, определённо назначив себе цель. В это время из машины вышла девушка, оставив открытый салон, без присмотра.  Стрелой, запрыгнув на сиденья, Снежинка нагло залезла на едва опомнившегося демона, да и владелец тёплого места как-то странно на неё смотрит.
Да и вообще обстановка какая-то напряжённая и сжатая, в особенности с анимагом. Виляя хвостом, белый зверь зажал демона между креслом и рулём, пока сама не слезет, не сдвинуться ему. Улыбаясь и глядя на мужчину, переводя взгляд на девушку, волчица радостно взизгнула.
- Привет!
Произнесла она и такая довольная. То поднимется, чтобы "расцеловать" мужчине руки да лицо, то по елозит у него на коленях, то хвостом сбила зеркало заднего вида. Сама невинность. Ещё секунды спустя, весь запыханный примчался и сам волк. Он вышел на обозрение, но не решился подойти ближе, ощущая невидимую магию. Его шерсть иссиня-чёрная, глаза обладают ярко сапфировой оболочкой, полная копия волчицы Блю, разве что полом различимы. Он строго посмотрел на сестру, но та не ответила ему взаимным вниманием. Ранее и сам он так же мчался к каждому проходимцу, чтобы поластиться у ног, да должность сейчас не та, вожак стаи не смеет унижаться перед кем-то.

Отредактировано Blue (2013-11-01 11:49:36)

+1

226

Хару была явно расстроена происходящим сейчас. Еще бы, вполне мирный отдых в лесу грозит перелиться в очередной эпизод в войне с волками и оборотнями. А ведь начиналось все вполне мирно.
- Вопросом о вылове? Не бойся, я же сказал - не собираюсь я по лесу бегать за ними. - Дэймон отпустил девушку. Иначе это грозило ему очень серьезными неприятностями. Не тут и не сейчас, но в будущем. Но все же от мелкой шкоды он не удержался, дунув ей в лицо теплым порывом воздуха, взъерошивая волосы. После чего сразу состроил невинное выражение лица, словно он тут совсем не при чем. Магесса тоже решила успокоиться, или просто экономила силы, оставив вместо сплошного щита невысокое кольцо воды на земле.
- Вот это я и хотел выяснить, насколько у них поехала крыша. - Начал было сказано, а вот продолжение, сказанное тихим голосом, выбило демона из колеи. С чего она это взяла? В тот момент, когда я обо всем договаривался, отношения у нас были немного противоположными. Кровопийца был удивлен, и даже пропустил тот момент, когда девушка подошла к нему ближе, со стороны двери. - Почему ты так решила? - Легенько проведя кончиками пальцев по ее лицу, спросил мужчина. - Кто же знал, что все так будет? - тот, кто знал демона, безумно бы изумился немного извиняющемуся тону голоса. А вот Хару это, похоже, не проняло. Ибо ничем иным, как издевкой, фраза про транспорт не могла быть. Но ответить он не успел. Белый силуэт, вдруг оказавшийся вполне осязаемым и тяжелым, пролетел через салон машины и прижал демона к сиденью, не давая пошевелиться толком.
- Привет! - Произнесла волчица, явно стараясь устроиться поудобнее на сидящем демоне, умудрившись даже лизнуть его в лицо.
- Привет - Только и смог сказать Дэймон. Уж о том, как повезло волчице тем, что Кровопийца отвлекся на анимага. Иначе, скорее всего, ее встретил бы весьма чувствительный ответ воздушной стихии. Переводя взгляд с волчицы на девушку и обратно, он пропустил появления еще одного волка. И в итоге не выдержал.
- Вам что тут всем, жить надоело?! - Прорычал мужчина, безуспешно пытаясь выбраться. Спорить, да и вообще возражать сердитому демону очень не рекомендовалось для сохранения здоровья. - То одни сверху падают, то другие! - Взгляд уперся в сахара, и демона не сильно волновало, что она тут не при чем. - Не боишься последствий?

+1

227

Я сделала вид, что поверила в невиновность высшего и его нежелание погонять оборотней на их же территории. Промолчала, пока воздух игриво не дохнул в лицо, мгновенно вызывая ассоциации с маэстро и его стихией. Вскидываю на сидящего в машине взгляд сверху вниз и недоверчиво щурюсь. Ну вот, не верю ни на грамм, что ветер сам так проникновенно шалил со мной. И что к этому не приложил лапку Дэй. Говорю ему это одним красноречивым взглядом, но вижу на его лице только безмятежность и невинность. Это не сбивает с толку, но настораживает и заставляет уверенно усмехнуться. Промолчала, присев на корточки, чтобы встретится с ним взглядом, глаза в глаза на одном уровне. А то не удобно смотреть сверху вниз, как бы там не говорили другие обратное.
- И как же ты собирался проверить? - скептически вздернутая бровь и улыбка уголками губ. Руки сложились за спиной, надеюсь не выглядя при этом беспомощно и неуверенно. - особенно если учесть, что ты сказала не будешь гоняться за ними, оборотнями. Это немного смущает, твое противоречие сказанному всего несколько мгновений назад. Ты так не считаешь, маэстро?
Но он похоже решил игнорировать мои слова, подтачиваемые мною же изнутри. Я заводила себя, накручивала. Хотела немного покричать, поссориться и привлечь к себе внимание. Внимание моего маэсто. Как будто он собирался отвернуться в сторону оборотней и оставить меня одну. Рвано выдохнула, но замерла, а его теплая такая знакомая рука коснулась кожи лица. Глаза чуть ли не сами собой закрылись, но распахнулись от его вопросов. И мгновенно подобралась, собираясь начать снова вталкивать в его голову простые всем известные истины. Но остановилась под заинтересованным взглядом Дэя и только покачала головой. Потому что уверена, он не поймет. Встреча с волками и их сотрудничество произошло еще задолго до нашей встречи, если мое чутье меня не подводит. Они сотрудничать, если не больше. Они знают друг друга очень долго. А я... Я всего лишь анимаг, без права на слово и собственное мнение. ну вот кто я ему?!
[Не к добру истерика эта. Так и подмывает сказать все вслух. Похоже давно уже накопилось и искало выход. А тут такое... Но все правильно, с другой стороны. Ведь я боюсь потерять его, моего маэстро. И если он спокойно может обойтись и без меня, то я не смогу и, если честно не хочу, отказываться от него. Он же помнит, да? Уговор.]
А дальше произошло то, что заставило здравый смысл вымести из моей черепушки обиду, тоску и легкий страх от одной только мысли: мой маэстро меня может бросить. Очень внезапно появился волк (или волчица, ибо пол остался неузнанным, а заглядывать под хвост не собираюсь) и тем самым поставил мою профпригодность под сомнение. Потому что...
Я. Упустила. Оборотня.
Удрученно вздыхаю и уже готова бросить все силы воды, чтобы скинуть волка с высшего и надрать одной особе задницу, или пушистый загривок. Но ее (сомнения все же есть, после сказанной фразы в женском амплуа) своеобразное знакомство с Дэем задело меня еще больше. Вода безжизненно упала к моим ножкам, не пытаясь как обычно ластится. А я тяжело смотрю на наглую волчицу. Молчу, хмурюсь и опять себе напридумываю всякого.
- Она похоже таким образом тебе показывает свою любовь. - саркастически выдавливаю из себя, не обращая внимания что я как бы прервала монолог высшего демона. Самоуверенность меня когда-то погубит. Но я нахожу в себе силы нагло подойти к враждебно настроенному демону и, подхватив упирающегося всеми конечностями оборотня, нахожу силы выставить волчицу из машины. Едва не надорвалась пока выволакивала наружу. Но вот наверное как все удивились моей миролюбивости и уверенности в своей неприкосновенности, да? А я всего лишь почувствовала, что эта волчица не желает мне зла и тем более не собирается нападать. Так что, с уверенностью укротителя диких тигров в их первый совместный выход на сцену, я оседаю на пятую точку и глажу волка. Прямо как домашнюю собаку, инстинктивно находя уши волка и поглаживая ее. Постоянно. Не отпуская, но не решаясь зарыться пальцами в необычного вида шерсть.
- Почему сразу надоело? Мы просто играем, а ты сразу начинаешь кипятится, как обычно по поводу и без. - но замолкаю когда его пылающий злостью взор падает на меня. Мгновенно вспыхиваю обидой из-за непонимания. Почему я крайняя даже сейчас, когда в принципе ничего не делаю? Но негативные эмоции немедленно отправляются в особый тайник, где накапливаются со временем. А я глубоко вздыхаю и, вместо секундного порыва с колючими глазами, заставляю глаза выглядеть искренне. Они, глаза т.е., улыбаются, насмехаются над маэстро и спрашивают "а ты уверен, что хочешь знать ответ?". Дерзкая, такая привычная и не моя, улыбка возвращается на лицо мгновенно. Все как всегда, на работе. Нельзя чтобы кто-то узнал настоящие мои эмоции. Руки гладит волчицу, попавшую ко мне в объятия по моей же вине. Она меня успокаивает, своими эмоциями и искренней наивностью.
[Не хочу этого..!] тихо хнычет моя душа и заламывает руки от безысходности. [Не желаю ссоры и выяснения отношений. Потому что я себя слишком хорошо знаю. Думаю о худшем, чтобы в критическом случаи не было так горько и обидно.]

+2

228

Изголодавшая по людям/демонам волчица проигнорировала свирепость мужчины и так довольно замахала хвостом, в очередной раз пытаясь лизнут его в нос. На её речь никто и не обратил, не удивился, как было раньше, когда некоторые особи впадали в ступор. А вот второй персонаж, стоящий там за дверью, с нотой ревности не выдерживала порыва наглости лесных духов. Схватив за шкирку, выбросила белое чудище, на что и здесь Снежинка не повелась на агрессию, бросившись в объятия сахара.
- Ах, да.. Те сверху, это наши разборки. Мужчины все одинаковы, один заденет другого и их не разнимет сама вода.
Её речь складывалась хорошо, не шепелявила и без всякого волчьего акцента, как обычный человек выучившийся в школе. Рука поднялась к ушам, самка тихо взвизгнула положив обе лапы на плечи девушки. Вот оно само счастье, её гладят, делятся горстью чувств и эмоций.
- Их можно не боятся! Слышите! Она хорошая!
Задрав морду, волк издал протяжный вой, замедляя движение хвоста, выкладывая порыв своих доброжелательных эмоций. А там сверху, в несколько десятках метрах, располагалась остальная часть стаи. Услышав зов, тройка поднялась, волнующе переглядываясь между собой. Неужели и в правду есть те, кого можно не бояться?
О, нет!
Вздохнул альфа, стоящий напротив двуногой компании, понимая, что сейчас обрушится ещё одна лавина. И в правду, с гор спустилась вся четвёрка и поспевшие ещё два переярка. Они бежали так быстро, что при оставшемся расстоянии, в прыжке настигнули анимага. Шестёрка голов буквально втоптали в землю девушку, закрыв её своими разношёрстными телами. Но никто из них не кусал, не грыз и не впивался клыками в беззащитное тело. Нет, стая радостно "умыла" незнакомку, своими языками и тёрлись мордами об её лицо и тело. Возле машины стояли тихие взвизги и приветственное скуление, не обошлось и без рычание между собой, кто-то не хотел делить своё внимание с кем-то ещё.
Один лишь чёрный волк стоял позади, вздыхая от своей безысходности. Он подошёл чуть ближе, как почуял, что магия развеялась, запрыгнув на капот, по-царски улёгся. Его взгляд падал на "детвору" в шкурах взрослых волков, и пару раз сталкивался с главой отдыха - демоном. Блади всегда считал, что во главе должен стоять мужчина, а значит тот, кто сейчас в машине и есть хозяин анимага.

+2

229

Хару явно не поверила в природный шалости ветра, который играл с ее волосами, о чем сказал красноречивый взгляд. Недоумение в вопросе было вполне разумным. Как можно найти в лесу волков, если их не искать?
- Что самое главное в охоте на дракона? Самое главное с ним не встретиться! - Легонько улыбнулся демон, чтобы хоть как-то сгладить ситуацию. - Ты думаешь что такой "прогноз погоды" пройдет незаметным? Думаю, скоро на поляне окажется вполне достаточно лесных обитателей. - В это демон был уверен в этом. Правда, отнюдь не был в уверен в том, что эти самые обитатели покажутся на глаза.
В остальном же Кровопийца никак не мог объяснить себе внезапно изменившееся поведение девушки. Что я такого сделал сейчас? Он снова отчаялся разобраться в причинах поведения людей. Иногда даже тысячелетний опыт наблюдений за поведением людей был бесполезен. Сейчас был именно такой случай. К тому же демон никогда не уделял достаточно внимания "сердечным чувствам" людей, ему по натуре были совсем другие эмоции.
Вздрогнувшая девушка просто замерла, ожидая продолжения. А демон не знал, что делать. Она что, боится, что я ее променяю? - Демон никак не мог понять, чем это вызвано. Он плюнул на все и устроил разборки ради нее с другим Высшим, при чем на чужой территории. Он не позволит никому обижать или вредить ей. Кроме себя. Она подумала, что ее сюда привезли в качестве наживки для оборотней? - а какой идеи еще ждать от немного извращенного сознания демона?
Но последующие события вообще смешали все. Появление волка, который решил использовать демона в качестве то ли подушки, то ли конфеты. Ехидный комментарий Хару по поводу любви, несмотря на захлестнувшую демона ярость и желание кого-то размазать по чему-то твердому тонким слоем, были весьма эффективным. Но демон не успел опомниться, как волчица была весьма бесцеремонно вытащена из салона авто, нисколько не посчитавшись с возможными травмами Дэймона.
Однако волк был, похоже, совсем не против этого, так как с радостью подставился под ласку девичьей руки. Или подставилась? Судя по голосу и фразам, скорее всего второе. Хару этому тоже была явно рада. Так, похоже сейчас меня ждут несколько весьма веселых минут - эта мысль появилась сразу после фразы девушки о простой игре. Это успокоило демона, хотя раздражение никуда не делось. Кровопийца очень не любил, когда ситуация выходила из-под его контроля. Исключая те случаи, когда он специально позволял это, чтобы развеять скуку.
- Смотри, не заиграйся - спокойны уже голосом ответил Дэймон. - А то мало ли что... - фразу снова не дали закончить. Из леса вылетела пушистая масса, которая не весьма быстро погребла под собой девушку. Рванувшийся было вперед демон заметил, что сахару ничего не грозит, кроме очередного умывания. Хихикая, он наблюдал за выражением радости волчьей стаи, когда машина покачнулась. Повернув голову, он увидел весьма вольготно разлегшегося на капоте авто волка. Кивнув тому, демон выбрался из машины и отправился вызволять страдающую от дружелюбности Хару. Относительно быстро растолкав волков и, наклонившись, взял девушку на руки. Чтобы через несколько секунд почувствовать всю эту радость на себе, так как оказался весьма быстро сам сбит с ног.
В машине же тихонько щелкнула магнитола, переключая песню. Из динамиков в салоне, приглашаемая возней снаружи, послышалась очередная песня.
Будет тоска, печаль,
Будет дорога вдаль,
Солнце скользнет, как в дом,
За окоем.
Ночь упадет с небес,
Ночь упадет на лес,
Видишь – огонь костра,
Значит – пора!

Пусть над землей одна
В небе грустит Луна,
Выпьем бокал вина
И тишины.
Пусть над землей сей час
Кто-то поет для нас,
А мы танцуем Вальс
Полной Луны!

Пламя глядит в глаза,
Пламя зовет назад,
В мир изначальных дней,
Серых теней.
Песня летит вовне,
Песня летит к Луне,
В мире подлунном жив
Древний призыв!

Так пусть над землей одна
В небе грустит Луна,
Выпьем бокал вина
И тишины.
Пусть над землей сей час
Кто-то поет для нас,
А мы танцуем Вальс
Полной Луны!

Утренний воздух чист,
Утренний лес молчит,
И утонул рассвет
В мокрой траве.
Значит, прошла игра,
Значит, пришла пора –
В мир городов, где все –
Вроде, как все.

Но пусть над землей одна
В небе грустит Луна,
Выпьем бокал вина
И тишины.
Пусть над землей сей час
Кто-то поет для нас,
А мы танцуем Вальс
Полной Луны!
(с) Алькор - Вальс полной луны.

+2

230

- И не говори, все мужчины эгоисты и собственники. Как бы не пытались казаться другими. - тихо прошептала в самое ухо волчицы, с удовольствием поглаживая животное по голове и ушам. Вот она женская солидарность в чистом виде. Хотя внутри не смотря на улучшающееся настроение, благодаря положительным эмоциям волчицы и ее простоте в общении, все еще было не по себе. Я отлично понимаю, что высший демон, он же мой маэстро, не обязан передо мною отчитываться, всячески поддерживать и любить. А главное - не заглядываться на других. Я прекрасно знаю, что моя ревность беспочвенна и ничем не обоснована, в принципе. Нельзя так давить и нагло требовать от Дэя чего-то такого, это не правильно. Мне стыдно и одновременно хочется спрятаться от него, укора в сторону моего огорода, и наоборот - грудь колесом, взгляд прямой и я сама уверенность в собственной правоте. Путаюсь, теряюсь и очень боюсь. Вдруг он решит, что ему нафиг не надо истеричка с собственническими замашками чудо-ядовитая-ехидна-недодевушка? И этот инстинктивный страх, не первый раз подталкивает меня на обдуманные поступки, после которых хочется взвыть и как минимум закрыться в изоляторе на неделю, без еды и доступа к информации.
Но тут так некстати маэстро вставил комментарий-предупреждение мне и, как обычно, это привело к обратному эффекту. Воспринимаю все в штыки и нахально улыбаюсь, игнорируя предупреждение в голосе мужчины. Нужно бы заткнуться и задавить в зародыше мысли, последовавшие за словами, но не могу. Похоже слабая совсем в плане силы воли и толерантности, особенно сейчас.
- Я не понимаю о чем ты, Дэй. Если хочешь что-то сказать, говори прямо.
Гордо вздернула подбородок, но уж тут поджидал меня сюрприз в виде еще шести комков шерсти, рванувших к нам на полной скорости. В голове еще успела мелькнуть паническая мысль "нас затопчут нафиг и не заметят", но нет, я ошиблась. Вся эта куча-мала всего-то рванула в мою(!) сторону. Сбили с ног и я очутилась под тушками пушистых тел. наверное, стоило бы испугаться, начать орать благим матом и пытаться спастись бегством. А вместо этого радостно смеюсь, стараясь погладить каждого из волков. Совсем чуть-чуть, но от каждого мне передалось их настроение, наивность и щенячья радость. А я им взамен ответила тем же, прижимаясь к телу первой встреченной мною волчицы, глажу всех и стараюсь запомнить. Смеюсь в полный голос, не беспокоясь о присутствии посторонних и своих. Впервые, так открыто, выражаю эмоции и мне это нравиться.
- Что за... - "демон" так и не было сказано. Меня кто-то достаточно бережно поднял на руки, только для того чтобы упустить. Но не падаю на твердую почву, а на что-то мягкое и ругающееся. НУ а я как настоящая язва еще и завозилась на маэстро. Никем другим мужчина быть не мог. Да немного неудачно заехала локтем, не то в живот не то в грудь. Это я добросовестно попыталась выползти из-под кучи шкурок волков. Подрагивая, сдерживая смех в себе, поднялась на колени. Встряхнулась. И встретилась взглядом с высшим.
[Красота неописуема.] Подумала я иронично и постаралась хотя бы не смеяться, сдержать улыбку не удалось. Как и острый язычок, напрашивающийся на неприятности.
- Мистер Идеал Вселенной. - почти натурально выразила восторженное выражение моськи. Хотя отлично представляю, насколько плохо выгляжу сама. Тем не менее не пытаюсь ругаться, оттеснять волков и действовать агрессивно. Эмоции были слишком сильными, чтобы злиться на неразумных детей волков. Это же и сгладило все острые углы, вызвавшие до этого отторжение, злость и страх за себя.

+1

231

Задумавшись, Блади не заметил как к ним приближался ещё один такой же, как они, но отличавшийся сверхъестественной ДНК. Волк, рыжего окраса, в два прыжка оказался на самой крыше автомобиля. Опустив голову, он трудно дышал, по нему можно судить пройденные не малые мили, только чтобы добраться сюда. Но зачем?
Подняв морду, альфа обеспокоенно заглянул в глаза друга, поняв, что тот принёс не утешающую весть. Хорошие минуты всегда проходят слишком быстро. Остальные, озабоченные парой, даже не заметила ни чуть не обидевшего прибывшего.
- О! И фанатка здесь! - заявил рыжий, дважды вильнув хвостом девушке, как бы здороваясь с ней.
- Фанатка? - недоумевая обернулся тёмный, не зная, что ранее им приходилось встречаться в горячей обстановке.
- Ага! Мы уже виделись. Она меня так сильно полюбила, что пожелала сделать себе татуировку на спине в виде волчьей лапы. - хихикнул Огненный, хитро поглядывая на девицу, которая сразу вспомнила своего «кумира».
Прижав уши, Блади чуял нависшую темноту между этими двумя, их встреча и в прям состоялась не в похожей обстановке. Но посыльник отошёл от темы. Блади поднялся на лапы, серьёзно взглянув на друга так, что тот быстро вспомнил зачем пришёл, ну а девушки — потом. 
- Крысы на хвосте. - склонил голову рыжий. - Мимо вас должны были промчаться Миф и мутант, схватка затянулась до разрыва плоти.
Волк говорил загадками, словно шифруясь, дабы его не услышали те двое, видимо озадаченные или же интересующиеся прибытием ещё одного. О не приятной вести твердил взъерошенный хвост, стоящий столбом и растопыренная шерсть, словно иглы у ежа. Остальные, забавляющиеся с мужчиной и девушкой, так же угомонили возбуждённость, настороженно оглядываясь на вожака. Крысами звались члены своры, парочка голых тварей, не имеющих подшёрстка. Но горы для них всегда считались с холодным климатом и объявление не верных, крайне было не возможно.
Крысы.. Здесь? Да как так? Мне не нравятся крысы.. А я их боюсь!... Я тоже!.
Прижимаясь спинами к машине, волки взволнованно заскулили, оглядываясь по сторонам. Тем временем, Блади узнавал информацию о том, что симаргл опять начал проявлять активность власти, чуть ли не подвергнув смерти одного из членов их стаи.
- Их не должно быть здесь. Они боятся холода и горы всегда являлись для них запретной зоной. Ты что-то не до...говариваешь.- Волк обернулся.
С виду всё было как всегда и тихи, и светло и слышалось отдалённое стучание дятла и треск старого дерева. Да, это было так похоже на старое дерево, что различить гортанные нотки смог только альфа. Худые, отвратительного вида «крысы», незаметно для слуха, приближались к не подозревающей кучке.
Тёмный повернулся в сторону, где предполагалась цель, стая тут же поняла, что объявились не званные гости и всей толпой забрались в джип, как можно сильнее прижимаясь друг к другу.
Они не тронут нас. Ведь мы не одни и по расчётным данным, их силы не противостоят хотя бы той одной девицы.
Уверенно подбадривал себя вожак, навострив уши, его нос сморщился и приподняв верхнюю губу, бросил вызов сверкая клыками.
Из кустов высунулась голая, длинная и смазливая морда, повторив трещащий звук, а с обратной стороны автомобиля взъерошилась почва так, что будто кто-то большой крот хотел выбраться наружу.
Как ни странно для вожака, сам Огненный решил поддержать друзей воспламенив только тело, оставляя лапы в безысходном положении, ибо ещё одну искорёженную машину владельцы вряд ли перетерпят.

Отредактировано Blue (2013-11-12 16:53:35)

0

232

В общем, как всегда разговора у них не получилось. Не только из-за слишком разных характеров и точек взгляда на мир. Просто как всегда помешало что-то внешнее. И причина в этот раз была не одна, сразу шесть, вывалившихся из леса на поляну. А если еще прибавить ту, которую обнимала девушка, да еще одного, удобно устроившегося на машине, ситуация была двузначной.
Попытка хоть что-то сделать была просто пресечена пушистой массой. И в, качестве бонуса, сверху на демона приземлилась сахар. Через несколько секунд она все-же встала, а точнее, поудобнее устроилась сверху на демоне. И моська у нее при этом была более чем довольная. Что и не преминула высказать в своей обычной манере.
- От такого же идеала слышу - усмехнулся в ответ Дэймон. Но снова вмешались внешние обстоятельства. Подвеска машины жалобно скрипнула. Повернув голову, он заметил уже знакомого. Рыжий волк, с которым они встречались в зимнем лесу. Не понимая причины своего поведения, демон напрягся. И новый волк, и пришедший ранее, явно были напряжены. А от Хару вообще повеяло холодным ветром. Будь она сейчас в машине, обязательно выхватила бы пистолет и устроила выяснение отношений. Волк тоже явно ее узнал, кивнув в ее сторону и махнул хвостом. Неожиданно в голову пришла мысль о татуировке на спине Хару.
- Татуировка? Это скорее похоже на шрам. - эта мысль очень напомнило то ощущение, которое он испытал при перемещении сознания в тело сахара в плавильном цеху. Сказать, что демон был в шоке, значит, промолчать. Дэймон неуверенно хихикнул, пытаясь определить, что же происходит еще вокруг. Поймать еще удалось одно слово - Крысы
Судя по напряжению вокруг, волки вкладывали в это слово куда большее значение, чем просто определение обитателя канализации и городских подвалов. Обрывки мыслей о их опасности просто кружились, а сами волки столпились вокруг машины, чтобы хоть что-то прикрыло спину. Хару и Дэймон оказались снаружи этого круга. И если Кровопийца еще никак не мог разобраться с происходящим, то Хару наверняка уже должна была расталкивать волков в поисках арсенала в машине.
- Я всегда ненавидел менталистов - Демон продолжал весьма нервно, на человеческий взгляд, посмеиваться. - Хару, это всегда теперь так будет? - Демон повернулся в сторону машины, и в голосе почувствовалась тревога. Ведь серый фон эмоций - это одно. А постоянный шум сбитой волны радиоприемника в голове - совсем другое. А если тревога волков хоть на десятую часть оправдана, то боец из него будет плохой. Тут бы побыть вдвоем с сахаром, уж та должна знать, как все настроить или отключить, когда не надо. Хотя, бить по площади он и сейчас сможет. - Сейчас лучше не стоять передо мной, чтобы не попасть под удар. - Деревья по краям поляны зашелестели от ветра. А волки дружно полезли в машину.
И уж наверняка Хару сейчас жутко недовольна этим. - Мысль, наверное, была слишком "громкой", так как на нее отреагировали и волки. Но время разбираться в себе прошло. Из кустов появилась морда, стрекочущая не хуже газонокосилки, по ощущениям демона. Небольшой пыльный смерчик, подхватывая с земли листья и мелкие веточки, метнулся в сторону, откуда появилась морда. Именно так выглядел воздушный элементаль, призванный демоном. Дух ветра, обладавший некоторым подобием разума, должен был ловить пришлого. Незаметно для себя волков вокруг Кровопийца записал в "свои".
Появившаяся кучка земли со стороны демона, не вызвала положительных эмоций. Где-то в глубине сознания демон знал, что тут кто-то будет. По этому сформировавшееся из тени копье, вонзившееся в землю, продолжило само погружаться. Теперь это было не копье, а червь длиной около двух метров и толщиной в руку, и вооруженный зубами длинной в палец. Уж ему-то поймать крота будет легче.
- Знаешь, Хару, а кротовьи норы заливают.

+1

233

Вся ситуация представляла собой нагромождение кусочков событий, никак не пытающиеся складываться в один узор. Полноценную картинку. И в обычное время это заставило бы сильно понервничать от нехватки информации и неправильности происходящего. Я бы предпочла тогда отойти в сторону, не смотря на реальный процент разобраться во всем, и играть роль простого наблюдателя. Как максимум. Но сейчас, когда внезапная беспричинная радость и восторг от количества пушистых клубков шерсти, пошла на спад при виде явившегося будто из-под земли огненного волка. Старый знакомый вызвал зубовный скрежет и неуместное желание свернуть шею одному наглому волку, забывшему свое место.
[И что мешает мне воплотить месту в реальность? А, ни-че-го.] Несколько зловеще и устрашающе, улыбнулась. Потолкалась с клубками щенков и очень оперативно отползла от стаи и маэстро, оставив без комментария "вежливый" ответ демона. Перед глазами уже разворачивались события с худшим исходом, для волка. Голова или набитое тырсой все тело наглеца - волка займет место на пьедестале в комнате трофеев. Другому быть не дано. Осторожно, словно боясь спугнуть улыбнувшуюся удачу, я возвращаюсь к машине. Именно там, в бардачке и на заднем сидении, осталось все мое оружие, которое имело хоть какие-то шансы зацепить появившегося должника.
- Подожди немного, я сейчас. Только возьму оружие и сразу вернусь. Никуда не ходи. - тихим шепотом, который бы без труда услышали не только волки, но при желании и демон неподалеку, походил на сахар. Мурлыкающий голосок, которым я попыталась отвлечь и ненадолго заставить остаться в поле зрения, вырвался помимо воли. Как будто так и надо, улыбнулась. Пистолет удобно лег в руку, холодный и обиженный на меня за долгое отсутствие и игнор. А я, трепетно прижала железку, держа в поле зрения жертву, глазами выбирая полянку поровнее.
Но не осталось времени на размышления и принятия решения, в голове снова раздались слова стаи, от слов которых по спине инстинктивно пробежались мурашки. А тут еще меня чуть ли не вытолкали в спину взобравшиеся в машину щенки. Тем самым вызывая неудовольствие и тихое ворчание от меня. Подлая мыслишка "почему бы не подорвать машину вместе с пассажирами, и проблем меньше и популяцию прорежу" была немедленно послана надолго и подальше, хотя оказалась слишком заманчивой. Вот почему бы и нет?
- Нет, только в первое время пока не привыкнешь. - говорю почему-то тихо и обескуражено. Это его "ненавижу менталистов" вызвало тоску и понимание. Никто не любит головоломов. Слишком непредсказуемы мы, да и все мысли с эмоциями для нас, менталистов, как на ладони. Все видим, ощущаем и реагирует, зачастую неадекватно. Бесполезно прятать мысли, держать дистанцию и пытаться противостоять. И я одна из них.
[Спокойствие, только спокойствие. А эмоции выплеснем на врагов.] Судорожно сжала ладонь с потеплевшим от моей теплой ладони пистолет. А потом несколько нервно, дергано, подошла к нему, моему маэстро. Схватила за горячую широкую ладонь,образуя прямой контакт кожа к коже, и глубоко вздохнула, забирая себе все лишние эмоции. Оставляя демоненку только холодное спокойствие и здравый рассудок. Очень надеюсь, что не получу отравление от них, эмоций, отличающиеся от обычных человеческих.
И все вокруг набрало сумасшедшие обороты, не оставляя времени подумать и отвлечься. Волки забыты, на некоторое время, а эмоции как не странно улеглись, на краю сознания вызывая легкое головокружение и дрожь по конечностям. Или это была запоздалая реакция. не знаю. Но главное я поняла слова маэстро буквально, не пытаясь задумываться: а правильно ли поступаю? Окружающая нас вода извернулась под немыслимыми углами, чтобы вслед за теневым червяком нырнуть в образовавшуюся нору. А уже там превращаясь в неуправляемый поток ледяной воды. Не считая сильнейшего яда, влитого мною рефлекторно, а изъят еще раньше из одного из кармашков.
- Да, может быть и затопит. Но твари то живучие, как все крысы. А значит это им не особо грозит. Вот яд... - сняла с предохранителя оружие, готова защищать себя, демона и... Машину. Качнула головой и демонстративно выбросила маленькую ампулу на землю, под изумленным взглядом маэстро. - Что? Я всегда ношу с собой парочку особо сильных. Работа у меня такая. А той дозы, что попала в воду достаточно чтобы свалить не крупного дракона. Что там говорить о каких-то тварях подземных?
Но тут снова тот жуткий визг и новый враг, вызвавший зубную боль и легкое оглушение. Где он? Прятался за деревом, не медля прыгнув на демона, а я отвлеклась, выпустив несколько пуль в еще одну шевелящуюся кучку земли. Ведь подозрительно же! Ноги плохо слушались, интересно от страха, паники, злости или всего вместе, но отхожу на несколько шагов, не оборачиваясь. Пока не привалилась спиной к дереву. А там еще одна тварюшка по злой насмешки волков прозванной крысами. Хотя я не вижу никакого сходства, хоть стреляйся. Она, неизвестная науке зверюшка, прыгнула пырнув меня со спины. Однако вместо того чтобы испугаться еще больше и бесцельно стрелять, бежать без оглядки и истерить, падаю на пузико. Перекачиваюсь, пока кусочек льда не уплотняется в виде множества игл на спине не распаривает брюхо мелкому зубастику. А потом зло закачиваю рукав, взмахнув кистью свободной ладони. А вода повинуясь моему приказу, злости на напавших и кучей всего вдогонку, окружила меня, но тут же распалась. Впиталась в грунт и сделала его очень мягким и опасным, грязь в чистом виде. Если грязь вообще может быть чистой. Радиус работы воды предстал в десяти метрах вокруг нас и глубиной в метр-три, кроме небольшой дорожки для выезда машини. Но это стоило мне немало сил, заставив от резкого скачка манны вниз пошатнуться.

+1

234

- Свечку потуши.
- А?
- Свечку потуши!

- Зачем?
Огненный недоумевал необычному диалогу друга, по пять центов открыв глаза. Чего хотел он этим сказать?
- Они же питаются твоим теплом.
Спокойно произнёс альфа, покачивая головой
- Я типа для них неплохая горелка? Хм.. то-то я думаю, чего они за мной именно уцепились.
Усмирив пламя, взъерошенная шерсть спокойно улеглась обратно. Тряхнув шеей, рыжий проигнорировал внимание девицы, больше интересуясь разговорившимся Блади. Однако, когда анимаг спохватился, обретя в руках свой талисман в виде пистолета, самец вернул к ней прежний ухмыляющийся взгляд, нарочно подзывая к себе, типа "Повторим? Ну давай, будь смелее!"
Вожак же не имел представления, что за некая сила владела этими двумя стихийными бедствиями, да и о смерти Лукаса его не оповестили.
- Они к нам пришли. Посланники. Слуги, рабы. Хм. Я думаю нам бы поговорить с Мраком, чтобы своих крыс не отправлял. Как думаешь? Есть же нормальное общение, к примеру - вой.
А приятель молчал, наблюдая как двое из некого фильма боевика вооружились до зубов, распустившись в способностях. Лысое тонкое тело извернулось в норе, быстро прорыв ход глубже, вовсе не ожидая подвоха с поверхности.
- Так-с, так-с.. - шипел тот, что в кустах. - Кто-то ответит-сс.. так-так-так.
Демон и его сахар, ухудшали обстановку, либо у них в привычку вошло сразу пускать когти, а после думать о правильном решении. Пока девчонка увлекалась водой, Блади глянул на мужчину, точнее на его спину, сузив глаза. Неизвестно откуда взявшееся колено силой ударило демона по ногам так, чтобы он потерял равновесия, со спины никто не ждал удара. На плечах, покачивающей фигуры, повисла ноша в 70кг, повалив высшего на землю. Одну из рук сжимала ещё одна руки, чуть меньше поваленного. Молодой парень, дать ему лет 21-25, приковал к почве демона, что кстати никак не умещалось в голове одной из крыс, как так, такой человечишко повалил гризли. Его лицо прикрывала деревянная маска, авторский выделанная под волчью голову, несмываемой краской раскрашена под морду белого волка. Отпустив голову, ближе к уху демона, Блади продолжил.
- Дайте нам уйти спокойно, без вашей спортивности. Они пришли к нам, Вам ни что не угрожает.
Морок развеялся и рядом нет того загадочного парня с маской на лице, разве что чёрный волк стоял рядом, глядя в глаза мужика. Надеясь, что его поймут, альфа бросил снисходительный взгляд на единственного, противно выглядевшего, худого существа и оба поняли друг друга. Ещё раз взглянув на ослабевшую девушку, что так старалась их напугать, либо же разорвать в клочья, в итоге осталась с шишкой в руках. Зря старалась.  Хромая, одно существо исчезло в кустах, второй ещё долго искал пути отступления, наконец-то таки выбравшись наружу, последовал за братцем.
- Ах, братишка! Я так давно не видела тебя таким!
Растаяла Снежинка, накинувшись на спину брата, осторожно кусая его за ушко.
- Блю и тебе подарила эту способность, однако маме ты не подражаешь ни в чём. Вся в отца!
Опустив голову, волчица состроила мордочку обиженного щенка, но сразу же прекратила детские забавы. Подождав пока все выберутся из грузовика, бета повёл их в сторону ушедших слуг симурана, иногда оборачиваясь на двух оставшись.
- Вам, ребята, кино надо снимать. С удовольствием посмотрю все серии. Нам пора и пока.
Блади поклонился, уводя с собой огненного дружка, который же перед уходом успел столкнуться взглядами с девчонкой, кивнув ей мордой "Не скучай! Ещё увидимся!"
=====Огромный лес

Отредактировано Blue (2013-11-30 06:15:47)

+2

235

Судя по всему, Хару узнала новоприбышего волка. И очень обрадовалась ему. После чего, что-то бормоча о ожидании, направилась к машине. Но ничего сделать она не успела. Заглянув в машину за оружием, она уже не смогла вылезти оттуда, будучи плотно упакована в пушистый комочек. Именно так со стороны демона выглядели внутренности машины. А вот мысль о подрыве машины очень не понравилась. Сама потом пешком домой идти будешь - довольно возмущенно подумал демон. Его самого не прельщала перспектива топать обратно ножками. Вернуться хотелось с максимальным комфортом. А будешь вредничать - фантазия у меня богатая. Демон попытался как можно красочнее представить себе крапиву, и передать эту картину сахару, да еще и сделав при этом лицо грозным. Хотя, пугать эмпата - проигрышный вариант, ведь он на нее не сердился сейчас.
Через некоторое время немного помятая сахар умудрилась выбраться на улицу, или на природу. Чтобы получить от маэстро очередную новость - теперь будет веселее. Ибо ей, как более опытной в отношении "мозгокопания", придется обучать одного немного нетерпеливого демона.
- Кажется, я теперь узнаю много нового о себе. - пробормотал Дэймон себе под нос в ответ на уточнение девушки. А дальше времени на разговоры не было. События развивались все быстрее. Появившиеся существа очень заинтересовали демона. Такого он не видел, и захотел поймать одного из них. Потом. Дальнейшая судьба пойманного образца была уже совсем не радужной. Ибо там маячила Изнанка и лаборатория.
- А ну стой! - именно таким криком сопровождалась попытка поймать хоть одного из странных существ. - Поймаю - хуже будет. - А что еще кричать? Хотя, так они и остановились... Немного разочарованно проводив взглядом рванувшего в кусты элементаля, подумал демон, сосредотачиваясь на норе. Управлять червем вслепую, ориентируясь только на ощущения и скорость, было трудно, и через несколько секунд Кровопийца бросил это дело. Тень просто закрыла это выход из норы, которая уже наполнилась водой стараниями Хару. Да еще и хорошенько сдобренная чем-то из ампулки. Пояснения сахара были исчерпывающими.
- Только на мне испытывать это не надо - возмутился демон, а то с нее станется. проверить, как долго тело донора сможет сопротивляться яду. В истинном облике это было не страшным. Охота на нечто тем временем продолжалась, и с тем же результатом. Крысы успешно прятались по кустам и под землей. Хару уже отскочила куда-то в сторону, продолжая стрельбу. А демон никак не мог разобраться с тем, кто и где находиться. Он просто чувствовал, что рядом весьма много живых существ, и Хару. Но определить, где "крыса", а где может быть не добежавший до поляны волк, было невозможно. А убивать волков он не хотел - ему просто было это не интересно и не нужно.
В этот момент кто-то сзади сбил Дэймона с ног, и принялся высказывать все, что думает о таком поведении. Демон в ответ только усмехнулся, и не пытаясь выбраться, хотя лежать в грязи было не очень удобно. Зато у него появилась новая цель и интерес. Эти звери весьма редкие гости в лесу, а раз лысые - не любят холод. Как они излучают - пойму потом. Надо будет поискать их в городе, мало ли что. В этот раз он старался думать как можно "тише", так как не разобрался до конца с дальностью действия. Но то, что крысам скоро будет весело - было несомненно. Повернув голову Дэймон весьма многообещающе усмехнулся волку. Никакой угрозы ил чего-то еще улыбка не несла для того. А вот следующую встречу гарантировала, как и серьезный разговор на тему живности. Кто знает, может эти зверьки всего лишь странно выглядят, а ничего особенного в них нет.
- Как надумаю - вас на роль приглашу! - Крикнул в след удаляющимся волкам демон. - И на спецэффектах сэкономим - уже намного тише. Подойдя к Хару, демон поднял ее на руки и понес к машине. Под ногами противно и мокло булькала грязь.
- Сейчас кого-то ждет головомойка! - весьма грозно прошипел на ухо девушке, пытаясь вспомнить, где же ближайший ручей или что-то подобное. Да и восстановить немного сил ей тоже не мешало. Через несколько минут небольшой и, самое главное, чистый ручей был найден, а сахар усажена на берег. С тоской посмотрев на грязную одежду, Дэймон отправился обратно к машине. Хоть что-то еще из одежды, малопригодное для лесной прогулки, там должно было быть. Не в грязной же одежде и не голыми ехать обратно?Вернувшись, он постелил на берегу все тот же туристический коврик и положил на него пакет с вещами. Правда, имеющиеся там шорты и футболки были немного великоваты для девушки, но лучше чем ничего.
- Я думаю, отдых можно считать оконченным? - усмехнувшись, мужчина принялся снимать с себя грязную одежду и складывать ее в пустой пакет.

+2

236

Мысленно взъерошенные перья у моего тотема - вороны не собирались приглаживаться обратно в ближайшее время, тем самым показывая умеющим смотреть и замечать даже такие мелочи как изменения выражения глаз насколько я серьезно настроена на драку. Слишком уж давно была последняя заварушка, в которой я участвовала. Это просто таки наводит на пессимистические мысли о неспособности постоять за себя и/или в какой-то мере притупляет инстинкты. Я всегда знала о такой важной детали как постоянные тренировки и неожиданные потасовки. Как же без них держать себя в тонусе, а в боевых условиях выжить? Не за счет же простых упражнений и достаточно мирных тренировок, без особо ущерба для здоровья, в самом то деле. И вроде никто мне не мешает безрассудно вмешиваться по самую макушку во все возможные неприятности, но что-то не удается оттянуться по полной. Взгляд сам собой приклеивается к маэстро, а эмоции смешиваются в невиданный красоты клубок всевозможных расцветок.
[Может это он виноват, что я не успеваю войти в раж и немного (совсем немножко) размяться? Он же везде меня сопровождает, присматривает, но тем не менее не мешает и даже учит! Так чем же я недовольна?] Отворачиваюсь от маэстро, сжав пальчики в кулачок и стараюсь по мере душевных сил сделать мордочку попроще. Появилось сильное желание отпинать хотя бы этих мелких грызунов, ткнуть носом в землю и указать им на их место в цепочке выживания. Круче человека только горы и то этот вопрос еще обмозговать серьезнее. Тем не менее события подошли к финальному этапу, вызывав во мне только раздражение и неудовлетворение. Я не успела даже придумать план(!) по уничтожению мелких пакостников, а те уже поджали хвосты и смылись! Испугались яда?
- Трусы! - громким шепотом сообщаю, но почем зря сотрясаю воздух. - Даже не на ком испытать новый препарат. Маэстро не подходит, я еще пожить хочу и не дать заскучать ему. Враги дали деру самым наглым образом. нет в жизни справедливости. - тут стоило бы стенать и заламывать руки от досады, можно кусать кулаки и зло сверкать глазами, но зачем? Первым сбежали вроде бы враги, а следом за ними волки. А мне оставалось только наблюдать и накручивать себя, ждать подходящего момента чтобы сорваться на любом стоящем рядом, будь то человек или нелюдь. Последнее предпочтительнее, ведь шансов выжить и пережить будет больше.
- Я даже не успела показать себя во всей красе. - с тихим вздохом, прогоняю цветных мошек перед глазами и специально игнорирую демоненка. Он, естественно, не виноват, но мне от этого не легче. Печально вздыхаю, не отрываясь наблюдая за тем местом куда скрылись крысы и волки. И очень серьезно подумываю над вариантом убийства и первых и вторых. Губы сурово поджаты, а план уже давно готов.
[За то что покинули поле боя я их всех упокою под толстым слоем грунта. Прежде всего, найду достаточно чистую и удобную поляну, от обвала на которую природа сильно не пострадает. Не люблю разрушать леса. Так-с, стоит подсчитать количество маны требующееся для размягчения почвы с горы повыше. Затем загнать их и все. На стаю меньше. И секреты целее.] Кровожадные мысли не покидали меня ни на секунду. Но я даже не подозревала, что маэстро кое-что умеет, о чем я не знаю. Потому так спокойно позволяю созреть еще парочке запасных вариантов с уничтожением поголовья волков и крыс.
- Это не я. - рефлекторно отмахнулась от роли жертвы. даже вздрагиваю от шипящего голоса маэстро, втягиваю голову в плечи и всеми возможными способами демонстрирую покорность. Просыпаюсь от тяжких дум, тем не менее не желаю отказываться от замыслов. Успокоилась же я только после того как Дэй вернулся от машины с пакетом в руке. - К сожалению или к вящему счастью некоторых, но да, время почти закончилось. И очень скоро мне надо возвращаться к работе, а то руководство по головке не погладит. Ты же знаешь.
Печально качаю головой и не могу отказаться от жалобы на Организацию и трудности этого мира. Раздеваться не тороплюсь, все чаще косясь на оголяющегося мужчину. Периодически краснея, от щек и до кончиков красных волос, попыталась даже закрыть ладонями глаза. Но не сильно помогло, так и тянуло чуть-чуть подсмотреть.
- А чем ты займешься когда возвратишься в город? - решаюсь спросить, когда уверена что голос не выдаст моего состояния. Гормоны, чтоб их, не очень вовремя проснулись. Потому быстро и не особо задумываясь раздеваюсь, бросаю вещи на землю и подаю зов о помощи, подкинутый водяной стихии. Та же не особо раздумывая выходит из берегов речки. Чистая и прозрачна, волна воды сметает маэстро с его грязными вещами и визгнувшего от холода меня. накрыло конечно знатно, но мой магический резерв чуть не опустел окончательно.
[Кхем, интересно лепет: "я не виновата, оно само так получилось" - сойдет на этот раз за отмазку? Хотя я на самом деле не пыталась даже.] Печально вздыхаю, предчувствуя левой пяткой неприятности и разборки в доме демона. [Но кто меня послушает? Этот эгоистичный, черствый и властный демон...]
Побулькала от возмущения и заставила воду уйти обратно под землю, оставляя меня с маэстро на большущем пятачке грязи, очистив правда от всего. Одежда, кстати не выжила. А я поплакала, пожалела себя и погладила по головке, все мысленно. Вот что поделать если некому заменить все процедуры? Встаю, пошатнувшись, но упрямо встаю. Голая, синюшная (с синяками по телу, в смысле) и дрожащая. Красавица, угу, утопленница.
- Ладно, пора наверное уже в город. Задержались что-то. Хотя если не спешим... - покосилась одним глазом, успев быстро натянуть шорты (чуть не потеряла по дороге к машине!) и футболку (после приема водных процедур намокла мгновенно) и отойти на приличное расстояние от злого и такого же мокрого маэстро. Но решив на этот раз послушать инстинкты самосохранения (а они еще не атрофировались? Странно), осталась стоять у машины каменным изваянием. Так же как и оставила мысли о мести волкам про себя.
[Вот сейчас отправлю демоненка домой, а сама встану на тропу войны!] воинственно встопорщила мокрые перья мой тотем и даже каркнула что-то такое подбадривающее. А я напряглась, серьезно таки задумываясь над привлекательностью мысли о превращении в птицу. Быстрее найду, угроблю и прикопаю под ближайшим деревом. А что голую кто-то увидит... Так никто ж не выживет!

+1

237

Пока сахар гневно кричала в след всем, убегающим с поляны, демон развеял свои заклятия. Да, получилось затратно в плане энергии, и, главное, совершенно безрезультатно. Но зато немного развеялся и отдохнул. Так, как привык за сотни лет. Иногда, обитая среди людей, просто от скуки хотелось начать кровавую заварушку. Раньше было проще - собрался сам, собрал десяток людей с теми же целями, и пошел на кого-то нападать. Потом было относительное затишье в "цивилизованных странах", когда убить без последствий было трудно. Приходилось путешествовать по тем местам, где воевали. Благо, их было не мало.
После получило распространение огнестрельное оружие, при чем не только в армии и на войне, но и у многих обычных людей. Стало не интересно, на время. Пока Кровопийца не нашел себе новые "игрушки" - банды. У жителе бедных районов редко было огнестрельное оружие, зато самодельного и купленного холодного - очень много. Так что демон, когда совсем уж скучал, отправлялся в такие места и искал там неприятности. Для остальных. И большинство таких случаев списывали на разборки, а уж если там жили представители иной культуры - то и на ритуальные убийства. В Городе Легенд оказалось немного сложнее - тут преступление могли расследовать маги. Да и особой нужды пока не было в подобном времяпровождении.
Прислушавшись к своим ощущениям, демон попробовал снова уловить настроение Хару. И наткнулся на глухое раздражение. По поводу того, что не дали развлечься. Интересно, она всегда была такой, или я на нее так влияю? С одной стороны, способность была не лишней, а очень даже полезной. А с другой - ненавидеть самого себя за то, что можешь копаться в чужих мозгах? Сделать исключение для себя, или уже для всех? Но сейчас это не важно.
- А кто же? - зубы Дэймона довольно громко клацнули у уха. После чего Хару на некоторое время была предоставлена сама себе. Вернувшись, с интересом слушал о организации. - Интересно, а если им, прямо в кабинет начальства или просто в коридор, подбросить парочку обитателей Изнанки, они будут рады? - Кажется, это уже обсуждалось? Или нет? - Хотя, именно тебя и отправят их ловить, как самую знакомую с тем миром. Значит, не подходит.
В этот момент появилась очередная бредовая идея.  А если для сахара создать охранника-наблюдателя? Существо, замаскированное под что-то привычно тут, но весьма опасное для врага. Но идея была прервана самым радикальным образом - не успевший полностью раздеться мужчина был вымыт. Судя по фырканью девушки, вода оказалась холодной. А что такое находиться в больном теле - демон знал, и не хотел повторять. Хару была просто полна почти искреннего раскаяния по этому поводу. Что не уберегло ее от пробежки - все-таки надо было согреться и разогнать кровь. И Дэймон, что-то фыркнув, бросился за девушкой, правда, одев все-таки шорты.
Добежав до машины, демон просто создал теплый ветер, который окончательно высушил как одежду, так и волосы обоим. Посадив в машину сахара, он лично пристегнул ее ремнем - чтобы не учудила еще чего-то, а сам отправился обратно, собирать вещи. Вернувшись, с некоторым удивлением застал девушку на месте. Загрузив вещи в машину, как можно аккуратнее выехал с поляны и направил машину в сторону города.
- И не думай улизнуть! - повернув голову к Хару - У тебя будет очень веселая ближайшая неделя, я думаю. Будешь учить кое-кого в мозгах копаться. Догадываешься, в чьих? - И искренняя улыбка.
--> Город --> Дом

0

238

Невольно вздрагиваю, каждый раз такое происходит, когда у самого нежного органа появляется гроза в виде маэстро. Но если в обычной ситуации могу двинуть острым локтем в живот или с наслаждением наступить на ногу и оттоптать ненужную конечность, то сейчас я себе такого не позволяла. Нет, я даже не задумывалась об опасности для своего ушка (или другой части тела) со стороны Дэя, просто не воспринимала его как врага. Вернее чувствовался как что-то родное и необходимое как воздух, как часть меня если совсем честно. И раньше меня это напрягало. Особенную роль сыграла моя собственная ментальная защита (насколько она может быть развита у обычного человека с небольшой помощью со стороны специалиста), которая настроена враждебно против любого посягательства на мою тушку и душу.
[Да какая там душа. Она уже давно продана с потрохами, тем более демону, за очень привлекательное со всех сторон желание.] Даже от воспоминания о повторном и совсем случайном знакомстве с последствиями вызывает во мне дрожь и улыбку.  А уж эмоции, ола-ла-ла. Встряхнула гривой волос, отросших за последние полгода до лопаток, а то и ниже. И стоило взглянуть в глаза маэстро, ноги сами понесли к машине. Но разогнаться как следует не успела, выловленная демоном и усаженная на пассажирское место спереди. Закрываю глаза, чтобы не видеть отошедшего от машины мужчины и совладать с соблазном сбежать. А когда все закончилось и машина тронулась, я открыла глаза.
- Мы уже не раз обсуждали эту тему. От разворачивания на полную катушку информации и временами появляющихся новых деталей ничего не измениться. Организация слишком влиятельна, чтобы вот так просто позволить кому-то просочится внутрь и дать изучить свои внутренности. - бормочу, не поворачивая головы в сторону водителя транспорта. Не показываю насколько стало обидно, что не дали довести дело до конца и избавиться от слишком умных свидетелей. Отвлекаюсь, на секунду отпуская сознание в вольное плаванье и позволяю фантазии развернутся в полную силу: - Но, допустим (эй, я сказала всего лишь допустим как самый маловероятный вариант!), что тебе удастся внедрить в У.И.Э.Э. злых, прожорливых и очень голодных демонов... И что с этого? Пришельцы даже особо прийти в себя не успеют, как специализированные на отлове и уничтожению воины скрутят их, если не уничтожат сразу же. Или ты думаешь, что охрана там просто так находится? Вместе с системой обороны и защиты от внешней/внутренней угрозы.
Отмахнулась, не желая развивать не раз затронутую тему. Я точно знаю, что я не одна такая узко-квалифицированная сотрудница и внештатный информатор в организации. Есть штат сотрудников, который проверяет и перепроверяет каждое полученное ими в поисках информации слово. Но есть такие злые дяденьки, которые давно маяться от безделья и только того и ждут когда кто-нибудь слишком умный (или глупый) влезет к ним в гости самостоятельно. Они не будут размениваться на мелочи, найдут, скрутят и допросят со всем пристрастием. И плевать им с высокой крыши многоэтажки на последствия. Это их работа. И мне жаль тех кто попытается без приглашения влезть к ним.
- Кстати что еще за способности в тебе проснулись? Неужели презираемые тобою менталисты прокляли и у тебя, мой милый, проснулся телепат (или я ошиблась и это эмпатия?), что довольно странно. И если это так, то зачем способности мозголома развивать, если ты их ненавидишь? - совершенно искренне и слишком заинтересовано полюбопытствовала. Ведь это прямо касается меня. Может быть он, маэстро, относится ко мне лучше чем к остальным менталистам, в чем я не сомневаюсь, но всегда есть сомнение в правильности сделанных выводов. Вдруг ошибаюсь и Дэй просто терпит, пока не наиграется. Демоновы сомнения, раньше не рисковавшие так открыто нападать. Да они вообще отсутствовали как вид в моей голове!
- И ты выбрал не лучшего учителя для развития, если не передумаешь к концу пути. Я вообще не слишком понимаю процессы в сознании. Я уверена, тебя не хватит надолго, поиграешь, надоест и забудешь об этом как о кошмарном сне. Нафиг тебе эти сложности? - честно не понимая, вопрошаю у следящего за дорогой высшего. Попа прямо-таки чувствует неприятности, обещающие в скором времени настигнуть меня. - Да откуда вообще взялись эти способности? - совсем чуть-чуть нервно и огорченно. Потому что если худшее из прогнозов произойдет, то это будет не айс. А уж избежать роли лабораторной мышки не стоит надеяться.

флеши (Рэйвен)

Отредактировано Рэйвен (2013-12-10 18:47:04)

0


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Горы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC