Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Парк Уэно, вишнёвый сад


Парк Уэно, вишнёвый сад

Сообщений 31 страница 60 из 247

1

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135241-2-f.png

Вокруг храма Сэнсёдзи раскинулся парк Уэно - огромный общественный парк, плавно обтекающий храм со всех сторон, кроме выхода к набережной. В западной части Уэно есть небольшой водоем Синобазу - на острове в середине водоема стоит Храм в честь богини Бентен. Кроме всего прочего, Парк Уэно известен своими деревьями сакуры, которых здесь более тысячи штук и больше десятка разновидностей. Деревья сакуры добавляют парку своеобразного колорита и делают Уэно приятным местом отдыха, особенно в конце марта и в течение всего апреля, во время цветения вишни. Лепестки сакуры, усеивающие парковые аллеи всю весну окрашивающие сад в нежно розовые тона и дали второе название парку - вишневый сад.

0

31

Блондин предложил им пойти к нему домой, с обещанием, что приставать к девушке он не собирается. Ал кивнула головой в знак согласия.
-Надеюсь, что у тебя найдется, чем отметит встречу.-лукаво произнесла она.
Конечно Ал подозревала, что тут было двойное дно. Но какой девушке не захочется быть так красиво обманутой, да еще и таким очаровашкой как Гильберт.
Ал подмигнула им своим левым желтым глазом. И кто еще кого соблазнять должен.... Позор мне. Весело думала про себя Суккуба. Она достала свою пачку сигарет и тоже закурила. Ей нравилась погода и время. Любила Ал курить теплыми ночами сидя на скамейке. Но сейчас настроение было совсем иное. Хотелось бежать быстро с разгоном, чтобы ветер свистел в ушах, заглушая стук сердца.
В саду был особенный легкий запах. Он дарил успокоение и хорошее настроение. Надо обязательно будет сюда вернуться. Сделать фотографии. Нет, лучше если я нарисую это. Точно, так будет лучше. Приятная мечтательная улыбка появилась на ее лице.
Девушка шла за парнем и чувствовала себя под защитой и не одинокой...

Квартира Гила------------->

0

32

/начало\

Сентябрь. 2010 год.

Девушка шла по осеннему и пустынному саду. То там, то здесь мелькали ссохшиеся от холода вишенки, до которых еще не добрались птицы. Редкие порывы ветра поднимали страшный шелест, а с деревьев в такие моменты летела мокрая после дождя листва.
Нова вдохнула полной грудью и поправила слегка сбившийся черно-белый шарф, в который раз удивляясь, какой дизайнер догадался сделать пол шарфа черным, а другую половину- белой. Да еще и белые кисточки на концах на черной стороне, а черные- на белой.
Редкие птицы сидели молча. Рей свернула на дорожку, усыпанную гравием- камушки готовно захрустели под тонкой подошвой осенних черных сапогов с клепками и двумя металлическими кольцами по бокам.
Девушка наконец дошла до небольшого прудика, над которым склонилась старая вишня.
Нова аккуратно уложила футляр, который несла всю дорогу, в корни дерева и аккуратно достала свою белоснежную скрипку.
В отражении на воде прудика, по которому пробегала легкая рябь, можно было увидеть хрупкую девушку со скрипкой на плече, исполненную какой-то одухотворенности и умиротворения.
Первые ноты Лавлесса тоскливо пронеслись в холодном воздухе сада, ветер разметал сиреневые волосы девушки и нещадно потрепал полы плаща, но Рей это не остановило- мелодия, полная тоски и надежды лилась не обрываясь.
Неожиданно мелодия переплыла и видоизменилась в следующую песню, как облако на небе меняет свою мимолетную форму.
Изначально песня была сочинена для гитары, но что для виртуоза переделать любую композицию под свой инструмент? Ничто..
-Я судьбу свою встретил в седле, посреди поля битвы, что ещё мне желать, я не умер в тепле и покое... -легко пела девушка, негромко вторя печальной мелодии в кристальном воздухе. Почему такая грустная песня? Потому что мысли девушки непроизвольно вернулись к павшим товарищам. Павшим много лет или столетий назад...
-Погребальным костром мне послужат алые листья...- пронеслось в осеннем саду.
Девушка добралась до конца песни и искусно закончила мелодию небольшим проигрышем, а после уложила скрипку в футляр и стала дуть на замерзшие руки, стараясь их согреть.

Отредактировано Nova (2010-09-28 13:40:38)

0

33

Начало.

Сентябрь. 2010 год.

Тихий шелест листьев, мягкий полумрак и загадочность вишнёвого сада всегда привлекали Хлою. Можно сказать, это было её любимое место. Здесь почти никогда не было людей, царила тишина и получались великолепные снимки.
Сегодня девушка опять пришла сюда. В саду она находилась уже несколько часов, выбирая наиболее красивые и необычные ракурсы для своей "осенней коллекции". Пока к Лои было готово всего несколько снимков и все они получились необычайно грустными, что совсем не свойственно было весёлому характеру Хло.
Девушка как раз сидела в деревянной беседке, пытаясь сфотографировать маленькую красную птичку, которая сидела на ближней к беседке ветке дерева, когда раздалась красивая мелодия. Звуки её эхом прокатились по пустынному саду, завораживая, топя сердце в волне грусти, заставляя думать только о музыке, раздававшейся со стороны маленького пруда. Хлоя поднялась со своего места, спугнув птицу, и пошла по направлению к игравшему. Девушка не замечала ни холодного ветра, ни покалывания в замёрзших пальцах, всё ещё сжимающих фотоаппарат. Совсем близко от пруда раздался тихий голос, что-то поющий. Когда Ингилс открылся обзор на ровную, тёмную гладь воды и хрупкую девушку на берегу, музыка и голос смолкли. Лои остановилась у дерева, не подходя слишком близко и чуть хриплым голосом спросила:
-Что это была за песня? Мне понравилось.

0

34

-Что это была за песня? Мне понравилось.
Нова слегка вздрогнула- незнакомка подошла очень незаметно, но все таки улыбнулась:
- Первая называется "Loveless", о Даре Божества... А вторая- "Оруженосец", довольно печальная, увы, песня...
Канрей достала из кармана черные перчатки без пальцев с нашитой красивой буквой "L" и натянула их на замерзшие ладони.
Рей посмотрела на незнакомую девушку и заметила у нее фотоаппарат в руках.
-Вы фотограф? Я Вам здесь не сильно мешаю?- вежливо поинтересовалась Кан, ведь она могла загораживать какие-либо красивые осенние пейзажи, а это занятие неблагодарное и невоспитанное в высшей степени.
Нова, посмотрев на встающую постепенно из сумерек луну, уселась в корнях дерева около футляра- когда-то, давным-давно, она так же смотрела на небо, иногда одна, иногда с друзьями. И Нова давно заметила- люди меняются, мир меняется. Но красота природы не изменится никогда и ее не ухудшить ничем. Хотя, раз полеты на луну уже совершаются... Когда-нибудь ее застроят, террареформируют и обживут... И такого пейзажа уже никогда не будет. Скорее всего к тому времени Рей-тян уже убьют нечистые, или еще что кардинального произойдет. Конец Света, к примеру.
Кан вдохнула полной грудью. Скоро зима, а ее второе рождение произошло именно зимой... Это же прекрасно, но все же немного грустно.
-Красиво, правда?-неожиданно спросила девушка, размышляя о том, что даже в биллионные разы просмотра восхода луны, сие событие не надоедает.

0

35

- Первая называется "Loveless", о Даре Божества... А вторая- "Оруженосец", довольно печальная, увы, песня...
-Да, я заметила. - усмехнувшись сказала Хлоя, намекая на то, что слова второй песни не давали усомниться в её грусти.
-Вы фотограф? Я Вам здесь не сильно мешаю? - углядев у Лои фотоаппарат спросила девушка.
-Да нет. Пруд я думала оставить на завтра. Хочу сфотографировать его на восходе. Невероятно красивое зрелище. - мечтательно улыбаясь, просветила Хло. Девушка села у дерева рядом с новой знакомой, достала из рюкзака пачку сигарет с зажигалкой и прикурила. Глубоко затянулась и медленно выдохнула. Ингилс чувствовала странное спокойствие сейчас, рядом с совершенно незнакомой, прекрасно играющей на скрипке, девушкой, смотря на причудливые фигуры из дыма на фоне освещённого луной неба. Давно мне не было так спокойно. Всё время надо думать о работе, о местах, где могут получиться лучшие снимки, бежать, суетиться. Надо как-нибудь выкроить время и сходить погулять. - тяжело вздохнула Хлоя.
-Красиво, правда? - раздался рядом голос девушки.
-Ага. Я правда не слишком ночь люблю. - честно призналась Лои, встала и, сев прямо у воды, навела объектив фотоаппарата на залитый лунным светом пейзаж. Щелчок оповестил о сделанном снимке. Затем ещё раз, и ещё. Хло делала снимки быстро, плавно меняя своё положение.

0

36

сеть улиц--------->

Сентябрь. 2010 год.

Будто падаешь, летишь. Нет. Скорее всего это падение. Вокруг все темно, по этому сложно сказать: открыты глаза или нет. Ни звука, даже воздух нем. Ощущение такое, если бы ты был лишен тела. се как не живое, или это ты неживой? Джек... Что за мысли? Откуда эта тишина? Зачем столько вопросов? Джек! Странно будет наблюдать за собой со стороны, но... Слышу этот голос и понимаю, что жив. Или? Ну конечно! Смерть не может умереть. Тогда? Странно было ощущать то, как открываются веки и морщится лоб. Жив? В теле? Это могло удивить Джека, но отнесся он к этому как к данному.
Некоторое время, он еще не мог полностью осознать то, что произошло. Голова еще немного кружилось, но это даже нравилось. Джек не хотел терять это ощущение падения, хотелось еще немного ощутить слабость своего тела... Но в следующий раз, когда Шинигами закрыл глаза, то разум уже начал активную деятельность. Сразу вспомнилось все то, что было несколько...
-А когда это было?
Складывалось ощущение, что очень давно. Хотя... А может быть совсем недавно? Опять путаница. Джек опять потерялся во времени, хоть и находился он на улице. Обычно с ним случалось такое, когда на долго запирался в своей квартире в зимнюю пору. Но пока еще было тепло, а снег не падал...
...Я раздавлю этого гада! Как таракана! пусть останется следом от моего ботинка! Хочу разорвать его грудь и сожрать его сердце!..
-Заткнись!-злостно прошипел Джек.
Это отвратительно! Так низко, что ты питаешь такую жгучую ненависть к какому-то человечку. Он того не стоит. Меня тошнит! Это ужасно. Перестать ненавидеть его1 Меня это раздражает. Если так будет и дальше, то я всеми силами вырежу тебя из себя.
-Ха! А после этого отдам ему. Тогда посмотрим кто кого съест. Ха!
Джек коварно заулыбался от этой мысли. Ему доставляло удовольствие рисовать в своем воображение ужасающие сцены того, как кто-то кого-то убивает различными изощренными способами.
Облизнувшись, Джек попытался встать. Это далось ему легко, тогда парень поспешил осмотреть себя. его тело не имело более серьезных и смертельных для тела ран. Только порванная одежда свидетельствовала о том, что Джек все таки сражался с Изаей. Хм... И что тогда у нас получается? Это... Оглядевшись, Джек понял что находится в каком-то саду. Раньше он тут никогда не бывал, да и зачем маньяку ходить в такие романтические места? Нет-нет! Давай вернемся и порвем ту выскочку! Это не так далеко! Ну же! Пока мы в нормальном состоянии...
-Вот именно!
Не просто же нас перебросило сюда. Не просто же так, раны затянулись. Хм... Какая разница? Удача на нашей стороне!
-Ха! Ха-ха-ха! Удача никогда не может быть на стороне Смерти. Это логично...
Хищно ухмыльнувшись, Джек уловил чьи-то голоса. На слух можно было определить, что это были две девушки. Пройдя немного по дороге в ту сторону, Блек наткнулся как раз таки на двух девушек. Они что-то активно обсуждали между собой, но это не смутило Шинигами.
-А что это за место? Далеко это от центра города?-спросил у них растрепанный брюнет.
Не стоит уже говорить о том, что манеры приличия и этикета ему были чужды... Джек не уделял внимание таким мелочам, как формальность в общении и тому прочее.
Но ответа Джек так и не дождался. Он услышал, как с громкой сиреной поехали машину. Было логично подумать, что эти машины поехали туда, где недавно был Шинигами и бился с Изаей. Говорить ничего не пришлось. Парень просто проследил за отдаляющимся звуком, одновременно оценивая свое место положение.
Надо бы найти место по-спокойнее...
Но Джек уже знал, куда отправится, так что больше не стал задерживаться среди красивых деревьев, которые уже давно потеряли свою привлекательность в преддверии холодов...

----> бар "Осколок".

Отредактировано Джек Потрошитель (2010-10-05 18:06:12)

0

37

-Да нет. Пруд я думала оставить на завтра. Хочу сфотографировать его на восходе. Невероятно красивое зрелище.
-Согласна...-с толикой загадочности подтвердила Кан. Уж она то знает...
Незнакомка села рядом, прикурила и вздохнула.
-Ага. Я правда не слишком ночь люблю.
Рей тихо хмыкнула, когда девушка начала фотографировать лунный пейзаж. Как описать ее мастерство? Допустим, взять то же сравнение с мастерством игры на скрипке- виртуозно.
За спиной послышался шорох.
-А что это за место? Далеко это от центра города?
Нова безмятежно сообщила, не оборачиваясь:
- Это вишневый сад. Не так уж и далеко, если... -девушка осеклась, чуть не ляпнув "на крыльях".- Если бегом.
Затем Нова встала, отряхнув плащ.
- Я могу еще сыграть, если ты не против. А могу и на флейте...- Обратилась Рей к незнакомке, действительно, не было разницы, на чем играть. А наличие нового незнакомца Канрей не смущало- слишком много было самых разных смертных людей за ее долгую жизнь.
На всякий случай Нова достала небольшую сухую тряпочку и наскоро протерла струны и смычок. Пускай влажность воздуха зимой- почти несуществующее слово, но так было как-то привычнее...
- Но скрипка и флейта... Это глупо и старомодно!..
-Ну и что? На электрогитаре мне теперь играть? Так давай сыграю.
-Нет.. Продолжай играть на скрипке, мне очень нравится...
Краткий и мимолетный диалог, который никак не забудется. Кажется, ей тогда было только пару веков.. А он был намного старше ее, но все равно стал другом, пройдя фазу врага. Теперь его пепел покоится в холодных снегах... Да, снегах, в холоде, возможно, в том самом месте, где "появилась" Рей- она все еще не вспомнила, кого же она все таки тогда убила, балансируя на грани жизни и небытия.

0

38

Хлоя продолжала щёлкать затвором фотоаппарата, когда за спиной послышались шаги и раздался незнакомый голос. Девушка кинула быстрый взгляд через плечо на незнакомца и вернулась к прерванному занятию.
- Я могу еще сыграть, если ты не против. А могу и на флейте... - сказала вдруг девушка. Лои обернулась смотря на неё с некоторым уважением.
-Давай на флейте? Или лучше на скрипке? Блин, не могу решить как будет лучше! - Хло сжала голову руками. - О, точно! Как я сразу до этого не додумалась? Давай ты сначала на флейте сыграешь, а потом ещё раз на скрипке? - Ингилс радостно улыбнулась, довольная своей гениальностью. Затем задумчиво посмотрела на фотоаппарат и перевела взгляд на девушку:
-А можно, пока ты будешь играть, я тебя пофотографирую? Побудешь моделью немного. - внезапно озвучила свою идею Хлоя. - Я вообще людей не фотографирую, потому, что обычно их действия становятся наигранными и притворными - это портит снимки. Но ты... ты полностью отдаёшься музыке, и это делает тебя невероятно живой! - восторженно вещала девушка. Её совершенно не волновало понимают ли её. Ей было важно одно: согласна ли незнакомая девушка на то, чтобы её фотографировали или нет. Сейчас, только от этого зависела Ингилс. Для неё фотосъёмка была как наркотик - удачный снимок - удачно раздобытая доза; неудачный - ломка.

0

39

-Давай на флейте? Или лучше на скрипке? Блин, не могу решить как будет лучше! О, точно! Как я сразу до этого не додумалась? Давай ты сначала на флейте сыграешь, а потом ещё раз на скрипке?
Канрей мило улыбнулась, слегка склонив голову- открыто и счастливо, как улыбалась почти всегда.
-Это хорошая идея! -из футляра от скрипки была вытащена и разложена флейта- Кан на всякий случай перепроверила все крепления, когда те с мягким щелчком встали на свои места. Старая флейта, что сказать- Рей уже почти столетие волновалась каждый раз, что крепления начнут слабеть. Да нет, вроде все как новенькие.
-А можно, пока ты будешь играть, я тебя пофотографирую? Побудешь моделью немного.
Хладность коротко кивнула- не в ее привычках было отказывать хорошим людям.
Я вообще людей не фотографирую, потому, что обычно их действия становятся наигранными и притворными - это портит снимки. Но ты... ты полностью отдаёшься музыке, и это делает тебя невероятно живой!
-Ну спасибо...-Рей опять скромно улыбнулась. Не дать ни взять- скромняга из студенток.
Нова мысленно представила себе мотив мелодии и начала играть. И пусть слов не было- они мерещились в каждой ноте:
-Бережно спрятаны милые мелочи- лоскуты, бусы, сухие цветы.
Вьется у зеркала хрупкая девочка- это недавняя ты...

Сначала она была обрывистая и скромная, а затем разошлась. Создавался образ этой самой "хрупкой девочки", обманов и изворотливости Жизни, а так же ее переменчивость.

0

40

-Ну спасибо... - девушка улыбнулась. Да так скромно, что Хлоя невольно умилилась. Прелесть какая. А я сегодня ещё идти сюда не хотела! Дура!
За своими мыслями Лои не заметила как незнакомка начала играть. Прекрасная, утончённая музыка подчинила себе действия Хло. В руках девушки мгновенно оказался фотоаппарат, а сама она тут же присела на одно колено, сбоку от игравшей. Ингилс долго выбирала подходящий ракурс и дальность. Наконец, на мгновение в объектив попали нужные объекты под нужным углом и девушка инстинктивно нажала на кнопку. Сухой щелчок догнал Лои в совершенно другом месте. В памяти всплыл маленький, казавшийся давно забытым, кусочек воспоминаний.
-Эй девушка, что вы делаете?!
-Фотографирую, а что?
-Ну, вы фотографируете меня, и это несколько смущает и наводит на определённые размышления!
-Да? Просто вы так счастливо улыбались когда рисовали, что мне захотелось это запечатлеть. У меня редко получаются удачные фотографии людей.
-Хм. Ну, можешь фотографировать, но ни в коем случае не мешай мне!
Хлоя уже не помнила лица того человека. Помнила только как больно ей стало, когда она узнала что портрет посвещался его погибшей возлюбленной и он до сих пор помнил её. Потом он исчез, Хло повзрослела и более не ощущала даже отголоска той боли. Только серые, размытые сны с неясной фигурой за мольбертом почему-то заставляли чувствовать себя счастливой.
Щёлчок, щелчок, ещё щелчок. Хлоя почувствовала как немеют руки и ноги от холода. Пора было закругляться, но хотелось ещё раз послушать плач скрипки.

0

41

Песня на флейте наконец кончилась и Рей вновь взялась за скрипку.
Будь Канрей злым гением или демоном- она бы развивала бы триумф и подчиняла себе разумы. Но нет, Нова была ангелом. Но опять вспомнился Хеллоуин. А надо бы и по-репетировать, правильно? Еще выступать с этой песней...
-Глубже, глубже, ты в лесу, сладостный голос манит тебя...
Давай же, давай же, пройди еще чуть-чуть, и удовольствие настигнет тебя.
- сладкоголосо пропела первые строки Нова.
Смычок порхал над струнами, извлекая дразнящие обрывистые звуки, которые вплетали в себя лунный свет и звучали еще загадочнее.
Но легкая, как неожиданный порыв, песня быстро закончилась и началась прямо таки прощальная.
Смычок чуть ли не лениво двигался по струнам, музыка успокаивало бешено колотящееся сердце, снимала яркую пелену счастья перед глазами. Как будто праздник кончился, а Рей медленно сворачивает яркие украшения и мишуру.
-Sayonara nidotto wa aenai anata dakara itoshiku kuru wo shiku yoru wa mune wo e kuru youni... - чуть ли не каждая гласная тянулась, заставляя сердце неожиданно замирать и пропускать удар.
Очередное мимолетное воспоминание. Она так играла когда-то. Увы, прошло столько лет, а музыка с каждым столетием трогала ее меньше и меньше. Да, она все время оставляла неизгладимый след в сердце слушателя, но... Душа самой Новы оставалась холодна к тому, что она играла. Музыка, как опиум, как валерьянка, как метод выразить горе или счастье... Но не более.
I am alone somewhere... I am alone in hole world..- так пел когда-то тот парень, вяло перебирая струны гитары.
Скрипка девушки же выводила какую-то мелодию... Скрипка ли? В воздухе перекатывался легкий перезвон сосулек. Но нет. это были звуки скрипки.
-I promise you my heart, just promise to sing,
Kiss my eyes and lay me to sleep...

Вообще песню должен был петь представитель противоположного пола. Но хуже песне от голова Рей явно не становилось.

0

42

Девушка только сделала пару снимков с флейтой, как незнакомка опять взялась за скрипку. Весёлая и загадочная песенка плавно сменилась тягучей, прощальной мелодией. Хлоя на секунду остановилась, чувствуя острое сожаление от возможности скорого расставания со скрипачкой. Девушка заинтересовала Лои, и та, по горясности характера, незнакомку уже чуть ли не в закадычные друзья занесла. Глупо. - с усмешкой подумала Хло о своём поведении. Впрочем, долгие философские размышления были не в стиле Ингилс, поэтому через пару секунд она уже совершенно беззаботно уселась рядом с игравшей девушкой, наслаждаясь музыкой.
-I promise you my heart, just promise to sing,
Kiss my eyes and lay me to sleep...
- начала петь незнакомка.
Хлоя радостно подскочила с криком -А я знаю эту песню! - и села обратно. Она действительно была рада тому, что узнала знакомую мелодию.
Палцы окончательно заледенели и практически не двигались, так что пора было уходить. Хло встала с несколько удручённым лицом и развернулась в сторону выхода из сада.
-Я работаю в студии звукозаписи. Приходи если захочешь поболтать или фотографии увидеть. - кинула Лои через плечо и быстрым шагом пошла к воротам.
---------->Сеть улиц.

Отредактировано Хлоя (2010-10-10 16:19:14)

0

43

-А я знаю эту песню!
Канрей счастливо улыбнулась. Было приятно, что музыку, которую она тоже любит, любит кто-то еще.
Но, похоже, новой знакомой, имя которой она даже не узнала, уже уходила. А жалко.
-Я работаю в студии звукозаписи. Приходи если захочешь поболтать или фотографии увидеть.
Рей молча кивнула. Значит как-нибудь забежит.
Ангел долго смотрела, как еще одна душа покидает ее. Встретятся вновь- несомненно. Но вот когда и где произойдет эта встреча?...
Девушка уложила свой нехитрый скарб в футляр и присела на краю озерца-прудика, поставив белоснежный носитель белоснежных инструментов около себя. Примерно через час, когда луна плескалась почти в центре водоема, а Рей отсидела себе все что можно, издалека донесся тяжелый рок.
-Die, die, die my darling,
Don't utter a single word!
- тихо подпевала Кан, шевеля вымерзшими губами.
Что, что, а наивно верить, что она ангел и тяжелый рок не ее стихия- наивно как минимум.
-Die, die, die my darling,
Just shut your pretty mouth...
-доносилось издалека. Музыка приближалась, но девушке не хотелось встретиться с теми, кто ее слушал и Рей отдалилась от пруда. Шла она минут пятнадцать, а когда дошла до лавочки- плюхнулась на нее и стала наблюдать за шевелящимися тенями.
Вокруг тишина. Да, все утихло- компания с тяжелым роком уже ушла достаточно далеко.
Рей тоже замерла, что-то выжидая. Если бы она сейчас была одна, где-то далеко, куда не ступит нога человека- она бы сидела, слегка расправив и приподняв крылья. Она всегда так сидела в, например, засадах- готовая ко всему. И с каким-нибудь оружием в руках. Например, копьем или очень длинным мечом.
Воздух был пропитан электричеством. Смрадным запахом крови. Или это просто воспоминания о былых кровопролитных битвах?..
И правда. Мысли возвратились к какой-то из битв. К какой? Не имеет значения. Она была такая же кровопролитная, как и другие. Но сейчас вспомнилась именно она.
Боль. Запах паленного мяса. Запах теплой, липкой и повсеместной крови. Она пропитывает землю, как дождь. По кровавой грязи скользко ходить. У нее самой рваная рана на боку, а вокруг бушует битва. Но полумертвого ангела никто не заметил.
С той битвы прошло не одно столетие. По эпической случайности она тогда победили. Но, опять же, ощущения победы не было. Было только бесконечное ощущение облегчения, что они, кто остались- выжили.
Нова глубоко вдохнула и выдохнула. Не зря лезут в голов у такие мысли...
Девушка аккуратно встала, оглянулась, и, встряхнувшись, пошла во тьму.
--)Театр.

Отредактировано Nova (2010-11-16 19:14:25)

0

44

фонтан "иори".
октябрь. 12:20. лёгкий ветер.

Шаги, посторонняя движуха. Крики с солью, психи, какие-то разборки. Всё это касалось всего мира, но касалось ли это Вэном? Нет, и ещё раз нет. Она и сама не пыталась тянуться к этому, познать каждый вкус подобной херни. Лучше и вправду, сидеть в своей будке, и только выходить по приказу своего хозяина. Улицы были похожи на змей, которые постоянно сталкивались с друг другом и кусали себя за шеи, после в испуге разбегались, и опять сталкивались. Обыкновенный водоворот. Ничего особенного, но уникально по своему. Точно так же, для остальных это нормально, но для неё нет. И опять: Зачем? Меньше знаешь крепче спишь, меньше видишь больше живёшь. Ну или существуешь, по подобию жизни.
Сунув руки в карманы, девушка всё так же, глядя себе под ноги шагала по направлению к вишнёвому саду. Что там было такого интересного в простое утро? Может ничего, но развеяться было бы не плохо. Домой всё равно не хотелось, а идти в гости? Но к кому? Не к кому. Посетить какое-нибудь кафе, или ресторан? Зачем, желудок пока довольствуется шоколадом, который в данный момент активно переваривался. Если опять будут колики и судороги, то в запасе в сумке ещё одно "спасение". Аптечка, типа того.
Подняв голову вверх, Вэн слегка прищурилась от тусклого солнца, которое отдалялось с каждым днём от этой земли, закрывая свой безлимит на тепло. Да и пускай. Пускай остальные вопят и рыдают от этого, забавно наблюдать за хмурыми и серыми рожами прохожих. Их недовольные рожи, как театр теней. Мимика меняется каждый раз, когда что-то происходит. Ветер в харю, я хуярю, обрызганный машиной и пророчество из матов, внезапный ливень и гроза, и взвизги пострадавших. Забавно. Только лишь ей было всё равно. Какая разница когда говно сойдёт на тебя с небес, и в каком виде? Всё равно от этого никто не застрахован.
Крики, отсутствие посторонней движухи. Наконец-то она добралась до вишнёвого сада. Было на самом деле безумно красиво и так чётко. Бледно розовые лепестки с каждым движением ветра отрывались от веток и плавно летели вниз. И так десятки, нет сотни! А может и тысячи. Безумно красиво. Мягкий шорох ласкал слух, когда Вэн проходила между рядами из вишнёвых деревьев, продолжая смотреть вверх. Нет, уже не себе под ноги, а именно вверх. Не на мутное солнце из акварели, размытое случайно опрокинутым стаканом, а на листопад. Или цветопад. Какая разница. Всё равно красиво.
В некоторых местах были люди, которые наслаждались своим отдыхом в шумных и больших кампаниях. Где-то детишки, ребятишки... Херня короче, как всегда. По миру сегодня тоже самое что и каждый день. Ну хотя бы вчерашний эфир не был той однообразной блевотиной. Присмотрев крупное дерево, на маленьком пригорке, Вэном направилась туда, и скинув сумку на траву, рухнула на спину. В груди крикнула боль. Посрать. Скоро ребро будет в порядке, и тогда можно будет попадать на спину раз сто. До очередного перелома наверное.
Big shot screaming, - высовывая руки из карманов - put your hands in the sky... - тянувшись к небу - he says, - полностью проникаясь в музыку - give it up boy, - и продолжая смотреть на природный дождь - give it up or you're gonna die...

0

45

===> Начало игры <===

Октябрь. 2010 год.
Полдень. 12-30. Лёгкий ветер.
Температура воздуха: +4


Блин, прохладненько однако... - поёжившись, подумала дампир, застегнула молнию на плаще и ускорила шаг. Погулять решила пойти... Мо-ло-дец...Нет, чтобы дома полежать, поспать... - мысленно ворчала Витория, не забывая всё же осматриваться, нет, любоваться, красотами осеннего парка, в который она только что вошла. Ну да ладно, авось найду себе приключения, а то скучно мне в этом городе что-то. - Вита всегда сначала ворчала на себя, а потом жалела и утешала.
Она остановилась у развилки. Четыре узкие тропинки вели в глубины вишневого сада. Энеки-бенеки...Да какого я...!  - и девушка пошла прямо, выбрав срединную тропку. Лёгкий порыв ветра зашумел между деревьями и вниз полетели миллионы розовых лепестков. Уау, какая красота! - дампир аж остановился от восхищения. Да, порой она была ужасно сентиментальной.
Только сейчас на пути Виты стали попадаться прохожие. Чуть ли ни через скамейку сидели парочки и нескромно обнимались. Боже, сколько вас тут?! А завидив кого издалека, они старались делать вид, будто поправляют друг другу волосы или вообще успевают рассесться по разные концы. Как глупо... Лицемеры! Если любишь, зачем это скрывать за какими-то условностями? Да насрать я хотела, кто рядом ходит - если я хочу, то мы поимеемся хоть на травке! - негодование быстро сменилось весельем и Вита довольно хихикнула своим мыслям. Как же изменчива она была!
Медленным, прогулочным шагом она всё глубже и глубже уходила в сад. Снова никого. Скукота. Надо музончику хотя бы врубить чтоли... - Вита остановилась и достала телефон. Снова наушники были запутаны в большой комок. Хорошо, что хоть не в Гордиевые заморочки... - усмехнулась Эускара и терпеливо начала распутывать. Терпение лопнуло секунд через пять.
-Блять!... -  выругалась она, не сдержавшись. Как по-волшебству наушники размотались.
-Так-то! - пригрозила дампирша.
Через минуту, она уже шла и качала головой в такт Rammstein - Ich Will. Только Вита стала растворятся в любимой музыке, как она приметила нечто интересное. Сидит значит девушка у дерева и протягивает руки вверх. Это ещё что такое? Молится чтоль? - Вита уже видела нескольких мусульман. Они молились пять раз в день и неважно где это было. Неет, - мотнула девушка головой, -Они по-другому это делали...
Вальверде стало так любопытно, что она выключила музон и решила пойти прямо к девушке. Уже на подходе дампир поняла, что незнакомка тоже слушает музыку. Эускаре было скучно, да и поворачивать было уже поздно - девушка точно её приметила, и Вита остановилась прямо перед ней.
-Что слушаешь? - спросила Витория, будучи почти уверенной, что незнакомка её нерасслышала - она не успела снять наушники.

Отредактировано Витория (2011-08-21 13:19:54)

0

46

Небо. Тусклое и такое огромное. Манящее по своему, и забирающее каждого к себе, кто пытается уйти из этой жизни. А ведь по сути, по научному и по реалистичному - это простые слои атмосферы. Но оно переходящего от синего к голубому цвета,а где-то там выше, вообще темно. Как ночью. Вечная ночь. А может быть на самом деле должно быть всегда темно? Тогда почему так получается, что наши дни чередуются с чужими ночами? Ответы у науки и у профессоров, но когда-нибудь будет ответ у простых существ, питающихся воздухом? Почему небу придают так много значения все, кому не лень, а на самом то деле, это такая простая вещь. Даже проще какого-нибудь стола.
Но и стол, тоже в свою очередь является простой безделушкой, только со своими наворотами и причиндалами. Да и вообще вся жизнь это простая безделушка. Но своими плюсами, и с таким же количеством минусов. Минусы длинные и большие, плюсы маленькие и аккуратненькие. Кто-то ждёт весной свою любовь, надеясь на то, что в это время года всегда все находят свои пары, верят в полную чушь, как казалось Вэн, которую придумали писатели просто так. Летом все радуются каждому светлому и тёплому дню, а когда уже эти дни по настоящему заебали мозги, то начинают вытанцовывать по кривой линии дикие танцы, копируя образы шаманов и призывают дожди. Повторяя это каждый жаркий день, в конце то всё равно погода принесёт хорошую сочную тучу дождей, и после эти, свои, психопаты начинают торжествовать, думая что это их заслуга. Осень. Осень пара депрессии и серости. Унылости и усталости. Скукота и слякоть. Ничего интересного и ничего не обычного. А вот и зима.
Зима самое любимое время года Вэном. Время замораживается, земля давит по тормозам. Освежающим действием земля возвращает всех к жизни, и даёт начало для новой. Бегать по улицам, слепо реагируя на столкновения с случайными прохожими, ловить ртом снежинки. Набирать в руку горсть снега и лицом утыкаться в неё, насаживая на свои длинные ресницы несколько снежинок. Хоть и холодно, зато весело. Все счастливы и всем хорошо, по настоящему. Не так как весной, летом и осенью.
Поскорей бы зима. Поскорей.
Мягкая, слегка прохладная трава покорно примялась под спиной девушки. Держа руки, продолжая тянуться к небу, Вэн осматривала свои бледные и худые пальцы. Рукав пальто слегка опустилось, и вот, показалось начало одной из царапин. Не, не царапины - а глубокого окопа, из мяса. Указательный палец хватает край рукава, и оттягивая, показывает ещё больше. Хотелось почесать, но не стоило. Эти увечья были настолько серьёзны, что скорее всего должны были остаться шрамы. Да не скорее всего, а вообще будут шрамы. А если сейчас теребить кровавые полосы, то хлынет кровище, испачкается кофта, пальто, и тогда придётся идти домой и переодеваться. Но переодеваться не получиться, ибо Вэн тут же скинет свои вещи, разбрасывая по всему коридору и направится валятся на диване, глядя что-нибудь интересное по зомбо-ящику. Так всегда было и будет. В мыслях упорное "Я сделаю!", а на самом то деле, где то внутри "Ща придууу, полежууу...".
Опять движуха, опять посторонняя, но направленная на Вэн. Какая-то девушка, прямо и уверенно встала перед ней. Янтарные глаза с неба переместились на незнакомку. Её губы отчётливо искривились в фразе "Что слушаешь?". Опять новое знакомство, и новые "приключения"? Ну уж нет, оборотень заплатила своей болью и кровью, за прошлое приключение, а вот познакомиться...
Руки опускаются, тянутся к проводкам от наушников, дёргают, затем ползут к сумке, и на ощупь находят пачку сигарет. Вытащенная сигарета находится уже в губах и яркий газовый огонёк даёт жизнь табачному угольку. Вишнёвый аромат от сигареты куда-то в сторону уносит ветер. Приподнимая своё тело, всё с тем же хрустом от костей, Вэном как-то неудачно уселась, и поломанное ребро вновь укололо болью. Брови нахмурились, и губы слегка дёрнулись.
- А? - переспросив, чисто для себя, что бы убедиться, не обмануло ли её "чтение по губам", Вэн продолжала смотреть на нового персонажа.

Отредактировано Venom Dogs (2010-11-01 08:24:55)

0

47

Время текло медленно и Вальверде точно бы его не замечала, если бы не изменения в погоде. Испанка была очень чувствительна к холоду и ненавидела его. А ещё приближается зима. Она жила в этом городе уже четвёртый год и знала, что здесь зимы холодные и морозные. Нет, если рассматривать частный случай с Витой, то дампиру зима нравилась. Все веселятся, день её рождения, но самое главное - Новый год. Ах, Новый год! Какие балы устраивались в твою честь! Какие маскарады! Неужели всё это останется лишь воспоминаниями?! - с грустью думала дампирша. Любовь к семейным праздникам за столько сотен лет не прошла, наоборот - Витория всё чаще вела себя, как маленькая капризная девочка. Ведь ей так мало удалось побыть такой.
А осень?  Вита её ненавидела. С той самой октябрьской ночи.  Нет, она не хочет об этом вспоминать. Не хочет портить себе настроение, тем более, что будущая собеседница уже стянула наушники, закурила сигарету, села поудобнее, хотя Эускаре показалось, что как бы та не села, ей будет не удобно. Как-то лицо её исказила быстрая, как искра, судорога и отпустила.
- А?
Как и предпологала дампирша, девушка её не услышала и переспросила.
-Что слушаешь? - Вита улыбнулась незнакомке, садясь возле неё, не задевая. -Не против ведь... - полу-вопрос, полу-утверждение и конечно уже после того, как села. -Болит чё?  - спросила Вальверде и не так, для разговора, а ей действительно захотелось этой девушке. Может потому, что нашла в её глазах своё что-то... Или нечто...
Да и вообще, дампир не могла терпеть боль. Если что вдруг заболит - сразу таблетки. Обезболивающее всегда было с собой. А вот с ранами  и порезами Витория справлялась сама. Вита благодарила Бога, что у неё ускоренное заживление ран. Поэтому она старалась окружающих её быстро избавлять от боли.  А эта девушка... Эускара посмотрела на неё быстрым взглядом, намётанным на распознавание личностей. Ощущение складывалось, что это будет не "просто знакомство", но вот что будет дальше...

0

48

Пялиться в открытую на кого-то, не очень вежливо в обычных слоях общества, а в высших это привычное дело. Не важно, кто на тебя смотрит и сколько времени, главное только то, что на тебя обратили внимание и проявляют интерес. Изучают мимику, смотрят на твоё поведение под пристальным взглядом, пытаются понять что думаешь.  Обычно все с криками "Да что?", или "Хули пялишься?", реагируют на глазение со стороны других, но для Вэн это было обычное дело.
Она и сама привыкла постоянно находится под взором окружающих. Мало того что из-за её статуса в обществе ей приходилось, вынуждена была, терпеть постоянные перешёптывания среди других и частое зырканье в её сторону, так ещё из-за того, что она была с проклятой болезнью. Ни в коем случае её не упускали из виду, постоянно следила армия нянек, тёток и так далее. Из-за этого она привыкла к такому явлению, и поэтому не могла понять людей, которые бесятся из-за игры в "гляделки". Это ведь так просто и так обыденно. Непонятно.
Дым стремится в небо, по воздуху бегают розовые лепестки, и где-то далеко, за спиной, слышны весёлые крики и радостные вопли. Чёрные прядки слегла пошатываются под лёгким порывом ветра, не моргая, продолжает осматривать незнакомую девушку, которая уже наверное заранее решила что Вэном составит ей компанию. А вот хорошую или плохую, время покажет. Но ещё раз, только никаких приключений. Это оборотень уже твёрдо решила. Да и не решила, а знала, что ничего подобного точно не будет.
Следует повторение вопроса, и незнакомца садится рядом с Вэн. Та без всякого скрытия продолжает на неё пялится. Просто смотрит, без всяких мыслей из рубрики "Какого х...?". Изучает, тонкие черты лица, слегка дерзкие. Впрочем, сразу можно было определить в неё то, что она не была обычной. Не в плане расовых различий, а в плане положения в обществе. Или это просто иллюзия и стремление показать себя выше положенного? Возможно.
Без всяких возражений, Вэном слабо кивает головой и поворачивает голову прямо, всматриваясь в дальние стволы деревьев, и цепляется за каждый новый упавший лепесток. Как можно ответить на такой широкий вопрос как "Что слушаешь?". Сказать исполнителя, название песни и альбом выпуска? Или жанр мелодии, из чего её вообще лепят? Колошматят ли там медиаторами по гитарам, стучат головами и палками по барабанам? Или же простая электрическая обработка с эффектами клубной музыки? А может и вовсе, сказать - Слушаю сказку про прекрасную принцессу и волшебного принца!". Без понятия как отвечать на вопрос, глупая Вэн сгибает ноги в коленях и упираясь локтями в них, вытягивает руки.
Ещё немного, и рукава не смогут скрывать исцарапанную руку. Нет, не стоило открывать свои временные слабости никому, пускай даже тому, кто тебе зла то и вовсе не желает. Зачем сразу же входить в защитный режим, не узнав человека поближе? Хотя... Прошлый опыт знакомства показал, что можно, а может и вообще нужно. Но пока стоило просто отвечать взаимностью на предложенное общение. К тому же, очень внимательное общение. Девушка, сидящая рядом, заметила то, что Вэн тревожило что-то, точнее не тревожило, а что-то болело. Не рассказывать же сразу, что да, чёрт возьми, болит! И сказать, что громадный рыжий тип колошматил оборотня в общественном месте, распугав всех, кто отдыхал и наслаждался прогулкой.
- Пустяки, просто пустяки, - делая затяжку, Вэн опять повернулась к незнакомке и улыбнулась - Вэн. Указав на себя двумя пальцами, которые держали сигарету, оборотень представилась.

0

49

Ветер утихал, но всё же его лёгкие порывы обрывали розовым дождём вишнёвые кроны. Как-то непривычно даже - красиво рождаться и красиво умирать. Но это были сакуры - символ любви, а любовь не может быть другой.
Сранноватая девушка попалась ей. По крайней мере, Витории так показалось. Нет, это не из-за того, что она так смотрит на дампира. Это было обычным делом среди "сливок". Это даже комплимент в своём роде. Но Вальверде не очень любила бомонт. Там лишь маски.  Странность девушки  - в её душе. Что-то в облике её говорило о том, что она сейчас непонимает кто она, где находиться, зачем она сюда пришла.
Девушка снова меняет позу. Ну зачем же ты себя мучаешь? - Вита еле сдерживала себя. Что с ней? Почему вдруг чужая слабость или боль так действовали на неё? Ну какая ей разница в самом деле? Рукава незнакомки обнажают исцарапанные руки. Ну и ну! В какую же передрягу ты влипла так, ась? - Вита не смогла скрыть удивления. Вроде девушка спокойная, на задиру не похожа, но и на слабую тоже едва походила. Случилось что-то серьёзное... Это не было обывательским любопытсвом - Вальверде ещё больше захотела помочь собеседнице.
Но видимо той этого не было нужно. Нет ответа на вопрос, что слушает. Зато ответ на последний вопрос:- Пустяки, просто пустяки.
ДЖелая затяжку,  повернулась к дампирше и улыбнулась: - Вэн.

Эускара слегка вздохнула. Надо успокоится, Ви, что с тобой? Это всего лишь одна из миллиарда личностей со своими скелетами и тараканами. Тебе ведь будет лишь больнее... Да, Виторию уже поняла, что позволила себе неосторожность - так открыться перед незнакомым человеком.
И всё же она улыбнулась в ответ:
-Вита...
Что-то стало настораживать дампира. Непонятная тревога, непонятно откуда, непонятно почему. Вита не могла себя понять. Она ещё раз внимательно посмотрела на Вэн. Вот оно - в её глазах! Беспокойство было из-за новой знакомой. За неё или из-за неё, Вальверде не могла разобрать. Но так больше не должно продолжаться. Надо уходить...А то будет больнее...
Дампир вдруг встала и заглянула в два янтаря.
-Прости, я вспомнила, что мне пора идти. Было приятно познакомится, надеюсь мы ещё встретимся - этот город не такой уж большой... - девушка даже улыбку не могла выдавить и говорила это серьёзным тоном.
-Береги себя. - после этих слов, тёплый  и внимательный взгляд чёрных глаз посмотрел поверх Вэн и стал пустым.
Дампир повернулась и стала уходить. Не оборачиваясь. Не прощаясь навсегда.

===> Жилой комплекс. Крыша.

Отредактировано Витория (2011-08-21 13:21:47)

0

50

Сколько минут просидела Вэн рядом с новой знакомой? Сколько вечностей промелькнуло перед её глазами, от чего в пустой голове стало звенеть и тарабанить. Но почему? Что происходит внутри? Тревога и дрожь. Шторм эмоций. Вита, как представилась рядом сидящая девушка всё-таки заметила полученной уродство на теле Вэн, и сразу было понятно, что сейчас её мысли только об увиденном. Ну и пусть. Чего стрематься то? Получила по своему лицу и Бог с вами, детки.
Минута, минута, минута. Молчание. И вдруг, возможно девушка поняла, что с обортнем то и говорить не о чем. По крайней мере сегодня. Свалила на дела по дому, а может и реально дела были. Откуда ж ей знать? Только улыбнувшись в ответ, и провожая взглядом исчезающую Виту, девушка обратно улеглась на спину и раскинула руку.
Где-то внутри укололо. Опять желудок? Надо б топку чего-то закинуть, но чего? Ах да, шоколад... Опять укололо.
Проснулся. Сделал яичницу/бутерброды/другое. И тут - хуяк! неожиданный поворот событий - ты ешь, а еда не естся. Она выползает обратно, может быть гниет во рту. Представь, она гниет прям там. Во всех твоих недоделанных зубах, в пустых пломбах (ты каждую неделю обещал во вторник заглянуть к стоматологу). Твой бутерброд сгнил во рту. Остался легкий привкус лимона? Пусть будет лимон. Тебе, конечно же, нечем дышать. Ты задыхаешься, тебе мерзко, жутко от привкуса гнили у тебя во рту. Вдруг резко начали кровоточить дёсны. Гниль и тухлятина смешиваются с кровью, желудок сжимается в рвотных спазмах. Ты перемалываешь эту муть, но не можешь разжать зубы, чтобы выплюнуть. Слышишь где-то рядом глухой бабах? Капилляры в носу взорвались. Еще больше крови у тебя во рту. Ну как? Твой диетолог бы удивился. Ты содрогаешься, мозг напряжен до предела, ты давно забыл это чувство страха. Отчаянье стучит по ушам? Пусть будет отчаянье. На самом деле (ты никогда не смотрел правде в глаза), это бабахает сердце. Пульс учащается, все, последний бабах. Ну наконец-то. Ты умер. Перенапрягся, бедняга. Ха-ха.
А ведь обещала глупая Вэном своим родителям что будет следить за своим здоровьем. Что обязательно вылежит свой желудок. И что в итоге? Дикие судороги и непоколебимость на лице. Скоро должно пройти. Так всегда бывает. Сейчас, немного времени и капля терпения. И опять как огурчик.
Новая судорога, опять колит. Сильно колит.
Минут десять.
Уже просто буря болезненных ощущений внутри. Адские ломки. Но Вэном продолжает лежать на спине, разглядывая небо.
Не скули под красным небом, не забудь взять с собой дорогие вещи. Документ "Свидетельство о смерти", анализ вскрытия, письменные пожелания, которые засунули все кому не лень в твой гроб. Так, что там ещё? Баночку формалина на память об морге, где твоё тело изучали, и какой-нибудь некрофил мечтал всунуть тебе по самые гланды или в очередной раз изучить остывшую вагину.
Боли нет. Из рта рвотные массы и кровь. Но Вэном продолжает лежать на спине, разглядывая небо. Умирающими глазами.
Глупая смерть для глупого героя. Её романы не дописаны, и не нуждаются в продолжении.
Сука язва. Как климакс. Никогда не знаешь, из какой дырки и когда у тебя пойдёт кровь.

endgame.

+1

51

newgame.newlife.
октябрь. ночь. около часа ночи.
ветра нет. тучи.

Пустой сад. Лепестки продолжают свой природный дождь. Ряды деревьев одиноко стоят, отпуская свою красоту осени. Отпускают свою молодость, отдают старость, желают перерождения.
Беззвучный стук где-то внутри. Жидкий холод полностью обхватил тело. Хочется вдохнуть, но невозможно. Нечем. Парализовало каждый участок тела, но нету ощущения этого. Она знает это наверняка. Посторонние мысли говорят об этом, говорят о том, что нечего уже чувствовать. Нечего делать. Терять нечего.
Вновь стук. Потерявшие свой блеск янтарные глаза, более похожие на цвет отражающихся в луже ламп фонарей, медленно открываются. Кроме темноты ничего не видно. Хотя нет. Виден туман, густой, слишком густой. Он не позволяет полностью понять свою обстановку, специально путает, теряет. Гонит жидкий холод по телу, беспрерывно. Будто пытается о чём-то рассказать, как кошка, видящая тени в своей квартире.
Стук. Более похож на шорох. Что-то держит, что-то холодное и неприятное. Откуда ей это знать? Опять говорят мысли. Чужие. Но куда подевались её? Пытается пошевелить хоть какой-нибудь частью своего тела. Кожа не чувствует одежду, будто она полностью голая, висит где-то в воздухе. Во власти невесомости.
Стук становится громче. Рот открывается. И что-то круглое, густое, и такое же невесомое заползает, останавливается где-то в глотке. Прикасается. Она не знает, мысли говорят. Выползает обратно, и тут же, что-то сидящее внутри, моментально засасывает туда, куда этот сгусток направлялся.
Холодный стук. Глаза широко распахнуты, туман слегка рассеивается, но не говорит о своём уходе. Обещает что уйдёт, но не сейчас. Позже. Чуть-чуть позже. Рот открыт. То, что секунду назад было в глотке, уже где-то внутри бьётся об стены желудка? Пускай будет желудок.
Шевельнулся палец. Второй. Третий. Пятый. Но где четвёртый? А вот он, просто не проснулся до конца. Подушечки пальцев чётко чувствуют жидкий холод. Мысль о том, что она лежит на спине пришла сразу же, когда пальцы продолжали движение, и постоянно проваливались куда-то вниз. Движение глаз. Влево, вправо. Вверх, вниз. Ага, разобрались, как надо ими пользоваться.
Опять стук. Мысли начинают галдеть, что-то рассказывать. Их невозможно понять, все слова перемешиваются и сооружают новые, непонятные вообще никому, наверное. Стук, стук, стук. Какая-то шумиха. Не внутри. Где-то вокруг.
Туман рассеялся. Небо. Почему небо? Деревья. Почему деревья? Люди. Почему люди? Что-то холодное и мерзкое продолжает держать, надо вырваться, надо бежать. Надо встать. Мысли позволили понять себя одну секунду, и после вновь вернули свою беспорядочность.
Заткнись. Встань. В строй. Найди. Своё. Место.
Рот закрывается, пальцы упираются в что-то холодное. Беззвучный стук становится беззвучным криком. Но от чего? От боли? Нет, тут что-то другое. Но надо встать, не обращая внимание на происходящее рядом. Не обращать на окружение. Не понимать насильно.
- Глупые подростки. - по ушам мужским голосом.
Глаза влево. Виден мутный силуэт, непонятно, чей. Понятно только то, что это мужчина. Но откуда? Мысли.
Неожиданный толчок, будто с силой выпнули её застрявшую в вентиляционной шахте, выплюнули из рта, помогая языком. Полетела. Упала. Оглянулась.
Какая-то машина, люди, чьё-то тело закрывают в пакете, поднимают, кладут на каталку и помещают в эту какую-то машину. Закрывают, уезжают. Шумихи нет.
Стук. Холодно. Непонятно. Что произошло?
Кто я? - поднимаясь на ноги, неуверенно, но стойко. Неуверенно, потому что не знает, что это ноги, и что на них и надо подниматься. На них надо ходить, с помощью них можно бегать, ими можно болтать. И так далее. Она стоит между рядами. Оглядывается - позади какая-то девушка в чёрном платье. Лица не видно, оно скрыто в ночной тени. За ней стоит огромный монстр - какое-то животное, но более похожее на человека. Силуэт меняется, и превращается в собаку.
Поворачивается вперёд. Там, в нескольких метрах, отчётливо виден свет. Опять поворачивается, назад. Стоящие за её спиной силуэты не останавливают её, не зовут к себе, и не пытаются что-то сказать. Значит туда идти не надо.
Свет как-то манит, по своему зовёт. Шаг. Неуверенный. Ещё шаг. Уверенный. Что там? Что это? Кто это - она?

Отредактировано Venom Dogs (2010-11-05 11:38:42)

0

52

Шаг. Уверенный. Шаг. Неуверенный. Она останавливается, продолжая смотреть на свет, манящий и беспрерывно звавший её. Зрительно, и больше никак. Была ли она мотыльком, которого привлекал всякий источник света, и почему именно она сейчас стоит напротив него. И почему, позади стоящие фантомы, не исчезают никуда. Стоят. Пялятся. Она на них не смотрит, на них смотрит её спина и она чётко видит их глаза. Бесцветные, и в тоже время такие яркие. Родные.
Она пытается сделать новый шаг, но нога утопала в чём то вязком - опять холодная и непонятная жижа? Почему бы не опустить голову и не посмотреть себе под ноги? Почему бы не понять получше происходящее с ней? Куда делось мышление и какого цвета дыра поглотила её разум?
- Не спешшишь? - прошипев, хриплым голосом, девушка в чёрном платье оказалась рядом с ней. Она медленно поворачивает голову, янтарные глаза слегка потускнели, стоящая по правую руку персона делает тоже самое. Взгляды встретились. Замерли.
- А ведь ты так и не выпускала меня... - обиженный, слегка похожий на скулёж, голос послышался по другую сторону. Повернув голову в ту сторону, увидела полузверя и получеловека. Кого она не выпускала? И почему именно она должна была это делать - не ясно. Ясно только было одно. Эти - знали её. Откуда? Неизвестно.
Она опять смотрит на свет. Он продолжает манить.
Заморозка.
Провал.
Не знает что ей сейчас делать, и как ответить тем, кто с ней говорил? С помощью чего она их слышит, каким образом понимает? Почему они с ней говорят, следят и рядом стоят. Что им понадобилось? Понадобилось от той, кто не знала себя. Опуская голову видит эту холодную жижу. Она слегка светлая, какая-то мутная. В ней виден силуэт, неизвестный силуэт.
Медленно усаживаясь на корточки смотрит. Разглядывает. Силуэт повторяет её действия. Отражение? Это она? Она? Муть проходит, и она начинает разглядывать девушку, которая разглядывала её тоже .Обнажённая. Чёрный волос, смотрящий в разные стороны. Тёмно-жёлтые глаза, и кровь на губах, застывшая на подбородке и шеи. Откуда знает что это кровь? И почему внутри мысли говорили одно слово - "боль"?
Вновь стук. Резко поднимаясь и побежав в другую сторону, не слыша и не чувствуя собственного дыхания. Пробегает несколько метров и останавливается. Внутри её головы появляется своя мысль - В том пакете было моё тело! Моё тело! Это я! Я умерла? Что, что произошло? Почему я тут? Где я нахожусь?..... Если тело там, то что тут?
Оглядывается, смотря на девушку, полузверя и на свет. Невообразимое чувство страха и отчаяния. Какое-то подавляющее действие, осознание смерти? Пускай будет смерти. Правильно.
Она не хочет туда возвращаться. Что-то удерживает, пытается вернуть обратно. В след за той машиной, где была жизнь? Её жизнь? Или вообще жизнь?
- Распутай свои собственные сети... - совсем рядом, шёпот, тихий и спокойный - Сними оковы с ног, рук, шеи, и следуй на свет... Позволь ему поглотить тебя... - начиная отрицательно мотать головой, она чувствует как подкашиваются ноги и падает, держась за голову, начинает кричать немым криком - Отпускай...
- Нет! Нет, нет, нет! - немой крик превращается в тихий, самый тихий крик - Я не хочу, не могу!
Резко отпуская свою голову, и всматриваясь вперёд, замирает. Что-то горячее проскальзывает по щекам, замирает, опять скользит, обрывается и дотрагивается до её ляжек. Впереди, улыбаясь, исчезает девушка, следом за ней, полузверь, оставляя в ушах грустный скулёж. Свет меркнет, и образовывает новый силуэт. Непонятный, то ли мужчина, то ли женщина. Но очертание человека.

Отредактировано Venom Dogs (2010-11-05 11:35:49)

0

53

Работа. Это всего лишь очередная работа. Не придется даже слишком сильно напрягаться. Ведь девочке нечего было терять, не по ком скучать и не за чем оставаться на этой грешной земле. Пора и отдохнуть.
Все было бы так, но случилось, как случилось - она отказывалась, цеплялась за мир своими тонкими ручонками, боролась. Вот только зачем? Жить здесь призраком? Не имеет смысла. Совершенно. Глупые люди. И что они только находят в этой жизни?
Проводник между мира стоял в этом мире, видимый лишь этой девчонке. Образ все четче и четче - выбрав себе внешность симпатичного юноши, проводник подошел ближе и не раскрывая уст спросил:
- За что ты борешься? В глазах тлели угольки непонимания. Он будто видел ее насквозь и не понимал, что может быть ценного в этой жалкой жизни.
- Расскажи мне, зачем тебе жить? Каждое слово словно удар плети - четкий, быстрый. Проводник откровенно развлекался, давно он уже не встречал тех, кто пытался удержаться.

0

54

Секунды, мгновения - всё казалось вечностью, с туманом, болью и каким-то стремлением. Куда стремиться? К кому так отчаянно вырываться из этой обстановки? Для чего понимать всё происходящее, и зачем пытаться вспомнить кто ты есть на самом деле? Её тусклые глаза всматриваются в силуэт, который постоянно менялся, принимая более чёткую картину. Получше рассматривая, она замирает. Опять незнакомец.
... Но иногда звуки, как боль, постепенно затихали, и тогда в голове оставался только туман. Она помнила темноту: слошная темнота наступила перед туманом. Означало ли это, что болезнь прогрессировала? Хорошо был бы свет (даже в виде тумана), свет всегда приятен... Действительно ли существовали эти звуки в темноте? У неё не было ответа ни на один из этих вопросов. Имело ли смысл задавать их? И на этот вопрос она так же не знала ответа.
Боль была где-то в звуках. Боль была восточнее солнца и южнее её ушей. Вот всё, что она знала наверняка.

Она не может встать, она не может шевельнутся. Свет, притягивающий её принял иной облик, красивый, наверное. Потому что так опять говорили чужие мысли и так видели затуманенные глаза. Что-то горячее продолжает касаться её кожи... Начиная от верха щёк, и заканчиваются на ляжках. Почему именно так? Почему она чувствует тепло на лице, когда всё тело окутано этим жидким холодом.
И вот, юноша, Свет, приблизился к ней. Смотря своими особенный глазами в её потускневшие и померкшие... Без всякой жизни, но с такой жаждой! Как в изолированной комнате наказанный оркестр. Он орёт, надрывая глотки инструментов, но его никто не слышит. Он начинает орать сильнее, показывая кому-то невидимому право на своё звучание. Право на свободу.
В определённый промежуток времени, показавшийся очень длинным (так это и было, поскольку существовали только две вещи - боль и густой туман) эти звуки были единственной внешней реальностью. Она не имела понятия кем она была и где находилась, и не желала этого знать . Ей хотелось умереть, но из-за пропитанного болью тумана, наполнявшего её мозг, как летную грозовую тучу, она не осознавала, что желала этого.
- Я... - медленно, долго, словно пробуя свой голос на вкус, она продолжала смотреть на него - Мне надо... Как... Обязана... - все слова просто сбивались, не склеивались в что-то логичное и понятное. Словно в её голове прокручивали карусель с словами - и какую "лошадку" успел захватить взглядом, так и говори, какая она. Какого цвета, что на ней есть? Улыбается ли она, или же без эмоций. Но тут были слова. И какие были нужные, она вообще не знала.
- Там! - громкий всплеск эмоций в голове дёрнул за рычаг, приводящий мозговой механизм к действию, пускай даже этот механизм отсутствовал вообще - Там! Там моё тело? Увезли! Я умерла? Я умерла! - никакой связки в фразах, всё просто насаживалось на язык, после вылетали из прикрытых губ, и беспорядочностью нарушали гармонию речи - Но я мне надо туда! Где находится что-то... Тёплое! Я должна исправить? Познать? Наконец-то научится?
По происшествии времени, она начала понимать, что были периоды без боли и что они носили циклический характер. В первый раз после выхода из полной темноты, которая предшествовала туману, у неё появилась мысль, которая существовала вне реального состояния. Это были воспоминания...
Иногда звуки замирали. Иногда замирала она сама. Её первым действительно ясным вопспоминанием теперь, теперь вне штормового тумана, была эта остановка, когда неожиданно осознала, что просто не могла сделать ни одного вздоха, и это было хорошо, это было замечательно, это было действительно потрясающе; она могла вспоминать определённый уровень боли, но всему есть предел, и она была рада выйти из игры"

Теперь было ясно. Она хотела сказать этому юноше, что хочет жить, не потому что умерла, или дела какие-то, а потому что до этого не жила. Хочет новую жизнь, новую свободу. Это она точно знает, но почему же она не жила до этого - не может сказать, потому что ей это неизвестно. Она была похожа на немого, который руками, цепляясь за воздух, показывал какие-то жесты. Но это было всего лишь показание того, как сильно она хотела узнать настоящую жизнь, и то, что кто-то там, о ней знает. Тот, кто готов оберегать, кто-то по настоящему взявшийся за её неудачную жизнь. Она хочет это завершить, довести до конца дела, которые даже и не начинались.

0

55

Смех. Серебряные плевки автоматной очереди по оборотню, буравят его тело, заставляя кричать от боли.
Смех. Дымом сигарет окутывает, дурманит, изрыгает тепло, а потом обволакивает холодом.
Смех. Нет. Плач.
Плачь палача, который убил свою любовь, веря в правосудие. Глупец.
- Ты должна мне доказать, что действительно заслуживаешь чего либо. Потому что пока тебе даже не светит дорога в рай. Лишь в серое, хоть и постоянное, спокойное место забвения.
Он уже начал чувствовать,зачем девушке нужно остаться здесь, но он был не волшебником из страны Оз, поэтому не мог дарить воздух, говоря, что это эликсир бессмертия. Ему нужен был материал, ему нужна была искра, а еще ему нужен был предлог задержать здесь кого.
- Только ты сначала подумай хорошо... иногда возвращаться болезненно, слишком тяжело как для тела, так и для разума.

0

56

Её глаза смотрят то на юношу, то куда-то вдаль. Туда, где смутно горят огни города и наверное есть какая-то жизнь. Но откуда она знала что там есть город? И почему ей так надо туда, именно туда! Не в другую сторону, и даже не туда, куда звал её свет. В её голове чёткая задача - Начать жить. Тело тряслось, непослушно дёргалось, будто заставляя поднять себя на ноги и бежать. Бежать отсюда прочь, забыть это как страшный сон и опять дышать воздухом и видеть своими глазами.
Она опустила голову, глядя в холодную жижу, опять глядя на своё отражение. Глядя в свои глаза. Неожиданно перед глазами потемнело, опять появился туман, и вновь тело погрузилось полностью в какую-то жижу. Новые стуки, новые крики. Чьи? Кому они адресованы?
...Маленькая девочка катается на качели в каком-то саду. Рядом сидит мужчина с длинными чёрными волосами, читая газету делает замечания. Сразу понятно - они родственники, а именно - отец и дочь. Девочка хохоча раскачивается сильнее, и ещё сильнее, отец всё чаще и чаще делает ей замечание. Неожиданно она останавливается, и держась за канаты качели, опускает голову. Мужчина в спешке бросает газету и подбегает к ней. Её глаза открыты, но так ярко выражают пустоту и отсутствие в этом мире...
Опять холод. Она поднимает глаза и вновь смотрит на юношу, улавливая каждое сказанное им слово. Впитав в свою кожу, которая была и не кожей. Да и слова, не были словами. Как он может отстоять своё право на жизнь? И что ей надо сделать, что бы наконец-то собрать разломанный пазл своей прошлой жизни, и наконец-то понять - Кто она? И что произошло? Но как бы она не старалась, темнота опять окутала её.
...Маленькая девочка, из прошлого видения, повзрослела. Тело приобрело больше женственности. Она сидит верхом на лошади, и скачет в глубь леса, позади ещё несколько лошадей и людей. В её руках блестящий арбалет, на поясе висит ножик. Перед ней бегут какие-то крупные собаки и... И полузвери. Они похожи на того, кого душа видела рядом с собой. Становится понятно - это охота. Неожиданно руки отпускают оружие, тело само по себе падает на массивную шею коня. Кто-то из полузверей останавливается и останавливает лошадь черноволосой девушки. Её глаза открыты, но так ярко выражают пустоту и отсутствие в этом мире...
В голове чётко мысли прокричали два слова - Вэном Догс - и продолжали орать, пока она вновь не пришла в себя. Теперь она всё поняла, поняла свои видения. Вспомнила, её голова заполнилась до краёв, и черепную коробку успешно склеили. Та девочка и девушка - это она сама, крики мыслей - это её имя. А она... А она просто девочка с несчастной жизнью. Девушка в чёрном платье - её амнезия, которая жила с ней двадцать лет. Скулящий полузверь - её облик оборотня, который так и ни разу не был применён по назначению. Глаза опять опустились во тьму.
...Тело наполняется мышечной массой, крики и вопли. Девушка, искривляясь, издаёт крик за криком, полные отчаянья и боли. Её одежда разрывается и ветер уносит клочки куда-то в сторону. Она заметно изменяется, перевоплощается в оборотня, кем и являлась при жизни. Около неё стоит какой-то мужчина. Курит и спокойно наблюдает за её движениями. После спокойно снимает свою куртку и медленно направляясь к ней, делает замах ногой и ударяет в грудину...
- Я поняла! - резкий крик и выход из другого анабиоза - Я хочу полноценно жить! Моя прошлая жизнь - не жизнь! Всё что мне давалось при моём существовании забирала амнезия! Моя сущность была неисправна! - тихие крики и слёзы опять обжигали замороженную кожу щёк, где-то внутри почувствовалось тепло, и новый стук. Громкий и сильный. Чуть-чуть левее. - Я хочу жить! Жить! - упираясь руками в холодную жижу, и поднимая голову, смотря на напротив стоящего юношу, слышит, как крики становятся более громкими - Я хочу познать жизнь! - потускневшие до этого глаза стали немного ярче, показывая порыв эмоций и жажду к повторному существованию - Я готова терпеть эту боль! Я готова отдать всё, но лишь бы вернуться обратно! Я готова на всё! - в пустоту другого мира.

Отредактировано Venom Dogs (2010-11-06 21:42:55)

0

57

Минуту назад лицо, казавшееся красивым, исказилось ухмылкой. В глазах появилась жестокость.
- Для себя! Все в этом мире так эгоистично... ты вся состоишь из амбиций и желаний. Казалось, ему противно. Парень даже отошел на шаг назад. Развернулся спиной к девушке и как-то задумчиво добавил: - Ты готова лишится даже тех воспоминаний, которые в тебе остались? Начать жизнь с чистого листа?
Подул ветер, впервые в этом сером мире что-то происходило не так, как должно было быть. Парень развернулся вновь лицом к девушке. Казалось, кто-то что-то шепнул ему и лицо вновь стало прекрасным и умиротворенным.
- Кстати, тебе придется не просто "жить", а служить высшему добру. Это будет некий договор - тебе возвращают жизнь, но взамен, ты должна будешь помогать живым. И, если ты еще не поняла, ты больше не будешь человеком... точнее - оборотнем. Ты отрастишь себе крылья. Это болезненно, но... ты же хочешь жить?

0

58

Показалось, что стало немного ярче, холод по телу прекратил пульсировать и замер, постепенно исчезая, оставляя на коже лёгкое прикосновение. Внутри стуки усиливались, становились громче и отчётливей. Глаза уже ярко светились, показывая солнечный оттенок, но были немного размытыми, из-за беспрерывно выступающих слёз. Теперь она прекрасно понимала всё, она осознала своё присутствие в месте, которое считалось перекрёстком миров. Мир душ? Именно тут и обитают неупокоенные души и разные призраки? Да и она сама стала нематериальным воплощение своей сущности при жизни.
Желание к жизни было сильнее всяких мыслей. Сейчас Вэн, приходя в себя, пыталась вдохнуть в себя остатки прошлой жизни, что бы дотянуть до новой. Рвалась и стремилась к новой свободе и новому обретению. И настолько отчаявшись, даже не задумалась о том, как же будут её родители, как будут все её родственники? Что тогда будет с ними? Что они будут делать, узнав о том, что их единственный ребёнок погиб глупой смертью, и не выполнила обещание насчёт слежки за своим здоровьем? А так же друзья и знакомые, которые тянулись к ней и хотели поддерживать с ней общение. Получается что парень сказал правду - она была эгоисткой?
Нет, так девушка не думала. Возможно в какой-то степени её можно было назвать таковой, но она очень сильно любила всех тех, кто окружал её. Кто давал надежды на то, что ещё не всё потерянно и не так уж и плохо. Кто поддерживал её в трудные минуты, подсказывал в какую сторону правильней идти, и вообще, открывали глаза на жизнь, которая казалась прекрасной, но была существованием для неё. Неполноценного инвалида? Страдающего с раннего детства приступами амнезии... Вот именно из-за этого и хотелось начать жить снова. Просыпаться каждый день, вспоминая происшествия вчерашнего дня. Просыпаться и вспоминать давние происшествия, которым не один день, и не одна неделя, а целый год, а может даже и два. Именно этого и хотелось...
Но всё-таки, как же родители и прочие?
- Да... Я готова. Все мои воспоминания были всего лишь чернилами и бумагой... Я не могла так жить... Не в состоянии была... - крики сменились спокойным тоном, но внутри эмоции бушевали по разному, показывая стремление к жизни, пускай даже если он и будет новой - Начать всё с чистого листа....
Но следующие слова этого юноши заставили Вэном удивиться. Сильно удивиться. Ведь то, о чём он говорил, казалось невозможным... Хотя, то что он с ней говорит и видит её между мирами, уже говорило о том, что он не простой "свет в конце туннеля", а какое-то высшее существо. Наверное даже самым высшим и.... Светлым.
Когда он услышала про то, что больше не будет оборотнем, то уголки её губ дрогнули и приподнялись. Наконец-то она избавится от внутренней боли своей сущности, и не будет мучить ни себя, и ни себя другую. Наконец-то кошмар может закончиться? А крылья... Неужели она будет ангелом? Сможет почувствовать свободу и ощутить полёт?
- Крылья?... - затихая, девушка выдержала короткую паузу - Я буду терпеть люблю боль! - коротко и утвердительно произнеся, Вэн подняла голову выше, смотря на парня и цеплялась руками за испаряющую жижу - Да, я хочу жить.

0

59

Не случилось почти ничего необычного. Парень поднял руку вверх, на ладонь из ниоткуда мягко легло перышко. Белоснежное и чистое, словно первый снег. Парень сжал его в кулаке, комкая, будто собираясь просто напросто выбросить в грязь, но нет - через секунду он разжал пальцы и легонько подул. Перо полетело в сторону Вэном, обволокло ее с ног до головы на несколько мгновений, а после - все растаяло, оставив лишь на правой лопатке шрам в виде пера.
- До встречи. Как-то невзначай бросил юноша и растаял.
Какое-то время не происходило ничего, а потом Вэн начала и сама таять, чувствовала всем телом, что оно распадается на частички, было больно - будто тело и правда разрывали. Кажется, даже девушка кричала... все окунулось в темноту.

*Центральная Больница

0

60

Ожидание чуда. Самое наивное и детское чувство, которое сейчас толстым стержнем впилось внутрь Вэн. Она понимала прекрасно слова парня, что и вправду будет больно, ведь не всё так будет просто. Возвращение к жизни само по себе, наверное, было тяжёлым трудом, тем более если учитывать что это реальная жизнь, а не какая-то компьютерная игра. Игра, где всё просто и легко, можно прописать код, или зарубить чит  - и всё, твой аватар бессмертен и всемогущ. Но это жизнь, где нету никаких кодов на всякие чудеса. Нет, конечно в этом мире были свои прелести, но не у всякого они были.
Девушка следила за каждым движением парня, приготавливаясь к той обещанной боли. Крепилась и напрягалась, хотя понимала, что это всего лишь душа, и она не может так делать, но мысленно убеждала себя в этом. Старалась настроится только на свою маленькую победу в этом огромном деле. Точнее пыталась настроится, потому что чувство боли забылось совсем, как и забылась причина её смерти, которая была так глупа. И отвратительна по своему.
Неожиданно на руке парня появилось белоснежное перо, которое плавно и медленно опустилась на его ладонь. Сжимая его, а после заставляя взлететь с помощью своего воздуха, направил на Вэн. Перо быстро оказалось рядом, и девушка не успевала следить за его маршрутом полёта, поэтому постоянно мотала головой в разные стороны, ловя пёрышко своим взглядом. И вот оно исчезло, и парень исчез сам, обещая встречу.
Долго, или быстро она просидела одна, как моментально внутри раздался громкий стук. Ещё один, сильный и громкий стук заставил Вэном встать на ноги. Раскрывая широко рот, она стала глотать воображаемый воздух, чувствуя внутри какую-то нехватку. Следующий стук сопровождался болью в ногах, поэтому наклонившись, она крепко сжала свои икры, пытаясь подавить эту волну неприятных ощущений. Тут же, в следующее мгновение её руки охватила колкая боль, которая волнами стала распространяться от плеч и до кончиков пальцев. Обхватывая себя, и напрягая ноги что бы удержать равновесие, она издала крик, пока тихий и звонкий. Стук, и где то в спине, изнутри, казалось ей, вырывалось что-то острое, разрывая её кожу. Не удержавшись, она грудью встретилась с почти растаявшей холодной жижей, и вдыхая в себя это, издала громкий крик, который наверное распространился по всей территории сада.
Крик сменялся криком. Более громким и воистину адским. Её тело разрывало что-то изнутри, ломая кости в мелкие щепки, но ничего ведь и не выходило из неё. Возможно что-то невидимое или воображаемое. Извиваясь на земле, Вэн прижималась, вдавливаясь насильно в неё, пытаясь хоть как-то утихомирить разбушевавшуюся боль внутри себя. Лицо искривлялось в страхе и отчаянии, руки обхватывали всё тело, впиваясь ногтями в спину, так же пытаясь заглушить эти муки. Переворачиваясь на бок, она почувствовала как по вискам горящей лавой скользили её слёзы, а крики стали ещё громче. Перемещая руки на разные участки своей плоти, девушка начинала уже сама себя пытаться разорвать, лишь бы это всё закончилось и прекратилось.
В какой-то момент она хотела позвать на помощь, но разум тут же отговорил её от этой идеи, потому что звать то некого. Никто не находился рядом, и уж никто точно не мог ей помочь. Эти крики забирала ночь другого мира в себя, даже не оставляя ничего эху. Но кто бы забрал боль Вэн? Выгибая спину, практически вставая на лопатки и пятки, пальцами уже впивалась в землю, срывая первую попавшуюся траву, и с силой тянув на себя. С каждым глотком воздуха появлялся новый крик. Новый стук внутри, и она перестала чувствовать одну ногу. Но из-за чего, не могла узнать, потому что слишком была занята терпением боли. За следующим стуком отказала в чувствительности и вторая нога...
И вот, после последнего дикого вопля, и громкого рыдания, сад освободился от этих звуковых мук. От тела девушки не осталось и следа, лишь поднявшийся ветер забрал остатки холодной жижи, которая оказалось её воспоминаниями, которые беспощадно отбирала амнезия.

центральная больница.

Отредактировано Venom Dogs (2010-11-07 03:18:51)

0


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Парк Уэно, вишнёвый сад


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC