Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Парк Уэно, вишнёвый сад


Парк Уэно, вишнёвый сад

Сообщений 151 страница 180 из 247

1

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135241-2-f.png

Вокруг храма Сэнсёдзи раскинулся парк Уэно - огромный общественный парк, плавно обтекающий храм со всех сторон, кроме выхода к набережной. В западной части Уэно есть небольшой водоем Синобазу - на острове в середине водоема стоит Храм в честь богини Бентен. Кроме всего прочего, Парк Уэно известен своими деревьями сакуры, которых здесь более тысячи штук и больше десятка разновидностей. Деревья сакуры добавляют парку своеобразного колорита и делают Уэно приятным местом отдыха, особенно в конце марта и в течение всего апреля, во время цветения вишни. Лепестки сакуры, усеивающие парковые аллеи всю весну окрашивающие сад в нежно розовые тона и дали второе название парку - вишневый сад.

0

151

Стать тряпкой... Крепкое выражение. Сидящий перед Лин мужчина мало чем напоминал ей существ, которых без раздумий можно было отнести к вышеупомянутому типу. Тем не менее, Кери выразился именно так. Девчонке лишь оставалось выбрать - верить или нет. А еще был вариант просто забить. Она всегда верила, что никто не может судить себя трезво. Кто знает, может, она права.
Поделившись своими мыслями с Лин, падший также заранее приписал и ей приговор. Он учел вариант, что девчушка может пойти иной дорогой. По крайней мере, он так сказал. Но Лин, представив себя на месте Кери, того Кери, которого она себе представляла, не верила, что он говорил правду. Если даже он не смог жить нормально, то с чего ли это получится у несмышленой падшей, попавшей сюда всего два года назад? Тут даже сама Лин не спорила. Она еще не имела никакого понятия о безумии старых падших, и оставалась верна своим идеям. Кто знает, на сколько ее хватит.
- Не смог? Почему? Ты не выглядишь слабым... А вообще, такое возможно? По-твоему, можно выдержать такое и не сломаться?
Вопросы, вопросы, вопросы...
Пока что Лин верила в одно - Кери говорит то, во что сам верит. Соответственно, он говорит правду. Свою правду. Принять ее падшая была пока что не в состоянии. Вероятно, дело было в слишком плотном и насыщенном потоке информации. Девчонка нашла источник ответов на самые интересующие ее вопросы, и устоять перед возможностью задать их у нее просто не было силы. Может, зря.
- Я запомню.
Звучало это несколько самоуверенно, но сама падшая твердо решила - она не забудет ни самого Кери, ни его слов. Однажды ей доведется и сообщить ему о том, что она все еще помнит его совет, и переубедить его. Так размышляла мелкая девчушка, сидя перед лавкой на асфальте.
Заболел. Говорила же, простудишься. Хотя... ты и сама виновата, Лин. Нефиг было вмешиваться в это прекрасное утро.
Послушавшись своего внутреннего голоса, падшая прекратила вкладывать энергию. Небо прояснилось, а туман начал стремительно рассеиваться. Девушка все это время смотрела в лицо падшего, словно бы они ничем особым тут и не занималась. Из-за особого напряжения и интереса ей все-таки удалось сделать вид, словно ничего не происходит. Удалось, так считала Лин.
- Успею? Это хорошо... - один из вопросов все-таки остался без ответа. Странно. Но зацикливаться на этом она не стала, тяжко вздохнув. - А что дальше?
Вопрос был довольно странный. Не зная, что об этом подумает Кери, Лин спросила именно о том, куда сейчас отправится мужчина. Задерживаться в парке уже не было смысла - скоро здесь начнут появляться спортсмены, поддерживающие свое тело в тонусе благодаря ежедневным утренним пробежкам, местные собаководы... Людей немало.

+2

152

- Внешность обманчива. Я мог прекратить делать определённые действа, но не стал, поддавшись течению. Вот и та самая слабость. Возможно ли... Если и возможно - нужен первопроходец. Попробуй стать им, если тебе это и вправду важно. Или если ты не веришь моим словам. Докажи себе, и мне, что путь есть. Чем не новая цель? - Кери тихо усмехнулся, отвлёкшись на то, как, должно быть, забавно смотрится на его голове эта нелепая шапка. На девчонке она бы явно лучше смотрелась...
- Дальше? Сейчас, что ли? Я думал сесть и просто переждать, покуда не отпустит окончательно.
Кери бы и правда просто посидел и пошёл дальше. Куда, зачем... какая разница. Ведь радостно идти лишь туда, где тебя ждут.  А Кери никто не ждал. Кроме скелетов и собственных воспоминаний. Зачем ему было торопиться? Может, когда-нибудь, кто-то и потерпит эти бредни, но этого «может» ждать придётся вечность. Лин, похоже, была готова к такому. Нет, даже ещё хуже.  Она жаждала испытать это, так как хотела познать все аспекты человеческой жизни. Хотелось бы ей помочь, да нечем. Опыта в этом деле у Альгоне и правда было маловато.
- Хочешь, я покажу тебе одну из граней безумия, что может настигнуть тебя?
Кери не стал ждать ответа. Почему? Тварь достало смотреть на этот фиолетовый плащ. Не фиалка, да! Но всё равно – до чего же противно… Падший спокойно встал, посмотрев на девушку сверху вниз, взял за подбородок, заставив и её подняться. Достал из кармана последнюю фиалковую ленту, которая пока ещё не нашла своей обладательницы. Глаза Кери  сразу уцепились за ненавистный цвет, но сейчас желание убить было явно притуплено. Многими факторами.
- Я бы мог завязать тебе глаза и проводить туда, где многие души теперь обречены на беспокойство. Мог бы и просто показать, как это происходит каждый день. Но ты ведь не глупая, верно, Лин? – Альгоне начинал забываться. Время терзало его дух, заставляя идти на необдуманные поступки. Кери словил взгляд падшей, не давая её отвести его, сам, тем временем, абсолютно осторожно, беспечно и невинно обвязывая ленту круг шеи Лин. – Зачем я буду показывать тебе то, что станет твоим? Ты говорила, тебе интересно. Сейчас один твой вопрос исчезнет. – Пальцы, которые мирно завязывали узелок, со всей дури рванули по сторонам, заставляя фиалкового удава душить несчастного мышонка. Секунд пять, не больше – и не сообразишь ведь, убить ли этот ненормальный решил, или перестарался… - Я убил женщину, которую любил больше всего на свете. Затем перекинулся на ей подобных. Меня сводит с ума один лишь цвет. – Рука Кери перекочевала на ярёмную вену, легко, мягко касаясь шеи Лин. Вторая конечность была готова удержать девчонку, если бы та вдруг решила вырваться. – Вижу – и всё, как бешеный пёс на колбасу. Ты хочешь этого? Зачем полезла раньше времени убивать других? Ты убила себя, покинув небо, но зачем ты идёшь по тем же стопам? Чтобы потом… болтаться, перебирая ногами, не имея возможности вздохнуть?
Кери не собирался душить Лин. Он лишь заставил её подняться на цыпочки, осложняя дыхание. Вот теперь её глаза были похожи на те, что метались у людей. Там была эмоция,  а не глупое размышление, догадки, недоверие.
Альгоне отпустил падшую, резко сняв шапку и надев её обратно на новую знакомую, сорвал ленту с шеи девчонки и выбросил её в урну, коя, на счастье, оказалась совсем рядом.
- И ты говоришь, что ещё не начала катится в пропасть. Ты туда покатилась ещё там, Лин. Не отрицай правды. Дальше будет только хуже.  Всё, что ты можешь сделать – это перенести всё то же самое с улыбкой на губах. Искренней улыбкой. Не с тем, что ты испытывала, убив этих людей. Воспитай себя, пока ещё можешь. Или покуда какой-нибудь больной падший тебя ненароком не отправил искать новую оболочку.
После этой увертюры, Альгоне, как ни в чём не бывало, сел на скамейку, снова принявшись перебирать пальцы. Когда случались такие всплески, Кери даже собственного голоса не узнавал, не говоря о прочем, вытекающем. Сложилось ощущение, что тварь из ада пришла, попотрошила ангелишку, и ушла себе довольная. И от этого Кери вновь стало до боли противно. Альгоне бы понял, если бы Лин сейчас рванула куда подальше, дала бы ему пощёчину или принялась жутко ругаться – это всё банально. Но если бы падшая на секунду задумалась и потом поняла, что Кери всего лишь хотел сделать ей эдакую «прививку» от суровой правды – вот тогда бывший хранитель точно бы дивился и даже... обрадовался. Да, именно обрадовался. Если письмо дошло до адресата – это необъятное тёплое чувство. Радость.
И только спустя пару каких-то секунд, Кери тихо пробубнил одно-единственное слово, в которое он умел вложить больше, чем позволял обыкновенный контекст.
- Прости.
За отдельный поступок. За всё. За встречу, даже. Никто не виноват в том, что девчонке и правда не повезло с собеседником. Кери явно растерялся, хотя старался этого не выдавать. Понял, что ещё одна связь теперь безвозвратно утеряна.

Отредактировано Кери (2011-09-11 11:17:17)

+2

153

- Ну хотя бы.. Почему ты ослаб? Не мог же ты всю жизнь быть... тряпкой. - Лин с трудом удалось так выразиться. Раз уж Кери сам выбрал такое выражение, то падшей оставалось просто его поддержать.
Разговор почти перешел на легкий лад. Уже чаще Лин замечала на губах Кери улыбку, хоть она и не могла правильно понять причину усмешек. В девочке теплилась надежда, уже переросшая в уверенность, что мужчина не откажется ответить на парочку ее вопросов. Падший оказывал неоценимую услугу, раскрывая Лин глаза на многие вещи. И неважно, с какой стороны он освещал многие детали, всякий переданный опыт будет полезен. Когда-нибудь.
Чем же он таким болен.. Отпустит.. Странно.
Когда падший умолк, девчонка задумалась и тоже притихла. Пока у нее был такой собеседник, необходимо было успеть задать интересующие вопросы. Кери был прав, можно было поставить себе цель, доказать, что даже падшие могут жить счастливо. Но кому это доказывать? Вряд ли кому-то это интересно. Найти себе подобного в таком огромной городе - невероятная удача. Сегодня Лин повезло. А повезет ли в следующий раз? Доказать самой себе?
Предложение падшего прервало медленный поток мыслей, и Лин подняла глаза. Почти незаметно кивнула. Наблюдая за спокойными движениями мужчины, девочка чуть подалась вперед. Глядя в лицо мужчины снизу вверх, Лин широко раскрыла глаза и послушно встала, не отрывая глаз с падшего. Лента плотно прилегла к коже, и падшая нервно сглотнула. Предвкушая нечто интересное, она сосредоточилась, внимательно выслушивая каждое слово. Неожиданно сильная хватка начала давить на шею, падшая даже пискнуть не успела. От неожиданности она дернулась, но пока что ничего не делала. На секунду взглянув в лицо Кери, она испугалась. Абсолютное спокойствие. В испуге не находя сил даже поднять руки, Лин отвела взгляд, уставившись глазами в грудь падшего. В глазах ее метался страх, губы немного приоткрылись, но вдохнуть не было возможности.
Голос Кери, казалось, заполонил все вокруг, его вопросы с силой действовали не хуже ударов.
Считанные секунды - и Лин снова в состоянии дышать. Девчонка не шевелилась и не дышала, пока не почувствовала, как на голову ей надели шапку. Сделав первый вдох, девчонка издала скрипучий звук и закашлялась. Она не шевелилась. Пальцы девчушки дрожали, но нескольких секунд хватило, чтобы прийти в себя и сжать кулачки. Ладошки вспотели.
- Я не хотела их убивать... Мне нужно было найти подопечного, это главное. - Лин продолжала смотреть в одну точку. Шокированная, она неумело подбирала слова для ответа. Жалкая отмазка, должно быть. - Мне было плохо, когда я смотрела на их смерть.
Кого пыталась переубедить Лин? Себя? Кери? Мол, она и не убийца вовсе, все обойдется. Все не так. Сама падшая пока что не понимала, что говорит. Кери же немного ободрил девчонку. Или же падшая по-прежнему пыталась что-то доказать себе, разглядывая в словах мужчины что-то обнадеживающее? Ничего Лин не понимала. Выяснение - вопрос времени, а время будет. Есть.
- Пока могу? А я могу? - Лин потерла участок кожи на шее, где еще несколько секунд назад ее обжигала лента.
Какими бы методами ни руководствовался Кери, девчонку радовало, что он пытается донести до нее свою правду. Да еще такими эффективными методами, только идиот не поймет. Занятно, ничего не скажешь. А просьба о прощении и вовсе вызвала нервный смешок. Девушка вздохнула (ура, она может дышать!) и убрала руку с шеи, вяло отмахнувшись.
- Все в порядке. Думаю, я поняла большую часть из того, что ты пытался мне сказать... По крайней мере, я надеюсь. Неожиданно и занятно, - нелепая улыбка не сползала с лица опешившей девчушки. - Не хочу я терять связи с тем, кто может мне многое показать. Да еще такими.. наглядными способами. Может, я и бред говорю...
Сцепив руки за спиной, девчонка долго молчала. Неловкая пауза. Да, не самое приятное явление. Но именно такие ситуации, как считала Лин, стоит очень просто развеивать. Простыми методами. Потянувшись и вытянув руки вверх, падшая попыталась взбодриться. Она вытянула руку и дернула за рукав черной рубашки.
- Не хочешь кушать?
От собственно глупости Лин не могла не улыбаться. Напряжение просто необходимо было снять, и она решала эту проблемы своими методами.

+2

154

- Думаешь, мне не было противно, когда я убивал её? Не отмазывайся, это ты кому-нибудь другому скажешь, но не мне. Нужно быть идеальным лжецом, чтобы обмануть пережившего нечто похожее. Ищи подопечного, отвлекись. Я бы сказал тебе - забудь, но больше ты этого никогда не сможешь сделать.
Qui desiderat pacem, praeparet bellum
Homo vitae, commodatus non donatus est,
Esto perpetua.
Honor virtutis preamium
Nil homini certum est.
Eram quod es, eris quod sum -
Memoria in aeterna.

Память, оказывается, никакое не благословение. Memoria in aeterna губит. Qui desiderat pacem praeparet bellum. Кто хочет мира, пусть готовится к войне. Так всегда. Легче всего найти мудрость в том, что человек губит, будь то даже та самая латынь.
- Не буду вдаваться в дебри, Лин, но этого "плохо" будет становится всё меньше и меньше, если ты хочешь жить счастливо. А если будешь считать каждое убийство неправильным - получишь кислую моську на всю жизнь.
PAX VOBISCUM, SEMPER FIDELIS - гласят миллиарды табличек. Но стоит ли падшему держаться за падшего? Хороший вопрос. Можно утянуть в ту же бездну, окажись собеседник слабовольный. Стоило держать язык за зубами, чтобы девчонка ещё не попробовала пойти по тем же стопам.
- Это только твоя борьба. Сможешь или нет - тебе тут больше никто не поможет. Всё, что я могу - пожелать тебе удачи. Был бы рад увидеть лет через десять с таким же весёлым настроем и наивными глазами.
Кери снова чихнул в сторону, чуть нахмурившись. Девчонка была смешная. Вот ей Богу, смешная. Если она уяснила хотя бы процентов десять - это уже достижение. На большее Альгоне и не рассчитывал. Боль - она как музыка, её нужно прочувствовать. На это уходят годы, потому как сначала занятия кажутся сущим адом. А потом... вкус застывает. На последние слова Лин падший тоже реагировал умеренными усмешками, потому как не верил, что девчонка настолько искренна. Не за это она сюда попала. Есть где-то оружие за пазухой. Не столь явное, но есть.
Падший бы явно удивился, скажи это странное создание, что силы у неё - хоть отбавляй, и что у неё есть свои собачки на побегушках, как Кери какое-то время был у Алканара. Альгоне не раз ловил себя на мысли - судьба этого демона действительно интересна. Небось, нашёл тонну новых игрушек и перебрался в свой новый сад.
- Не отказался бы, если уж на то пошло. Чаю бы явно не помешало выпить...
Кофе Кери недолюбливал. Но ведь это совершенно не криминально. Альгоне вдруг посетили не самые радужные мысли о похожести тела девчонки на Аури. И эта фиалковая лента на секунду превратила Лин в ту самую жертву измены. Падший покачал головой, пытаясь прогнать гнобившую мысль, но особого успеха не добился. Говорят, похожие во внешности похожи и в душе. Не всегда правда. но вдруг... Тут даже не дело одного негативного отношения. Но и редких светлых воспоминаний, которыми Тулиату одарила падшего.

+1

155

Неудивительно, что Кери сразу отказался принимать всякого рода отмазки. Лин даже стало легче, когда падший высказался. Если бы все ограничилось размышлениями, до которых девчонка просто не может дотянуться, она бы мучилась в догадках не одну ночь. Ничего обнадеживающего в словах Кери не было, но правда может казаться сладкой таким, как Лин.
- Почему? Как может быть плохо, если идешь к счастью? Ради счастья ведь нельзя творить плохого... - девчонку действительно сбил с толку очередной ответ падшего. - Разве не так? Счастье, конечно же, не в деньгах и прочем-прочем, такое вбивают всем детям и глупцам. Для счастья многого не надо, разве нет?
Удивительное рядом. Лин, кажется, уже начала раздражаться. Столько недочетов, столько вопросов, неясностей. Как это раздражало! В такие моменты необходимо было либо довести дело до конца и расставить все точки над i... или же просто забить, выкинуть из головы. Что и падшая пыталась сделать. Особенно радовало то, что- выражение лица падшего не менялось, что бы ни говорил Кери, он был спокоен и невозмутим.
Нет, не может такой тип быть слабым. Не бывает такого, невозможно. Он даже не врет. Наверняка Кери просто во многом заблуждается.
- Я попробую, чего уж тут еще говорить. Только будет очень нехорошо, если мне некому будет показать свои достижения. Счастье падших неинтересно никому, кроме самих падших, полагаю. Буду держаться рядом с тобой, при возможности, - вновь соединив ладони, девочка осмотрела парк. Из последних слов можно было предположить множество мыслей, в числе которых и догадка о том, что Лин всей душой хочет продолжить общение с Кери. Подтвердить это даже сама Лин была еще не в состоянии.
Вдалеке она заметила фигуру прохожего и нахмурилась. Несомненно, сад был неподходящим местом для подобных разговоров, да и падший дал добро. Напоить и накормить - своеобразная благодарность за помощь и своего рода лекцию. Пока что это все, что Лин могла сделать.
- Хорошо. Самое близкое место.. "Золотой дракон", пойдет, не? Направление можно сменить в любой момент, по идее, - девочка сделала два шага в сторону и обернулась. - Пойдешь?

----> Закусочная "Золотой дракон"

Отредактировано Lin (2011-09-12 06:48:41)

+2

156

- Мы могли бы долго говорить о счастье, Лин. Но плохое может быть способом его достижения. Неправильные пути есть и к счастью. Так что не путай реальность с отражением. Радоваться - это хорошо, но быть рабом радости - это... неправильно.
Прямо детский сад... что хорошо, что плохо. Одинаковых мировоззрений нет, поэтому то, что казалось Кери верным, могло быть совершенно не верным для Лин. Впрочем, за попытку объяснить что-либо в тюрьму не сажают. И на том спасибо.
- Я уверен, что падшие просто так не переведутся. Тебе будет, кому рассказать о своих достижениях. Постараюсь дожить и не спятить до тех пор, пока ты не поведаешь мне хотя бы об одной удачи. Попробую порадоваться за тебя и за тех, кому поможет твой новый метод.
Наверное, Кери был излишне спокоен. Но это было делом привычки, как и та странная ухмылка при виде мёртвой жертвы. Пусть это обманывает. Пусть...
- Если ошибёшься - можешь выговориться мне. Немногим поможет...
Может, губит то, что некому сказать всё это? Кери никогда не рассказывал Аури о своих проблемах. А после её гибели - просто молчал в тряпочку, чтобы не вспугнуть добрую весть в виде собеседника. Видимо, не зря, ведь иначе бы его сейчас здесь не было.
- Какая разница, где пить чай?
На второй вопрос Кери не ответил, ибо действия говорят больше слов. Идти проще, чем бросаться очередными бессмысленными фразами.
- Расскажи мне про своего подопечного. Без подробностей, если они ранят тебя. Просто... хочу вспомнить, каково это - помнить того, за кого раньше должен был отдавать всё.
Кери не смотрел на Лин всю дорогу. Опять витал в облаках? Вполне может быть. С Альгоне это случалось чаще, чем что-либо ещё. В мечтах всё может быть так радужно и прекрасно, а в реальности - серо и уже скучно. Хотелось верить, что Лин найдёт то, что ищет. Ведь тогда... панацея существует. И не будет толку в бесконечном унынии и переваривании прошлого.

----> Закусочная "Золотой дракон"

+2

157

---------> неизвестное направление

Сентябрь. 2011 год.
вечер: собравшиеся за день тучи наконец-то обрушились на землю проливным дождем, не повезло тем жителям города, которые с утра собираясь на работу, забыли взять с собой зонт.
Температура воздуха: + 17

Риз шел по вишневому саду. Он забыл зонтик, так что весь промок до нитки. Волосы растрепались, падая на глаза, так, что ему приходилось постоянно  поправлять их. Повязка, стягивающая его волосы в хвост, размокла и упала, но фаэри подхватил ее. Теперь хвост распался и хлестал его по шее,  падая на рубашку. Рин был одет довольно прохладно для погоды, Легкая черная рубашка, легкие брюки, обвязанные кожаным  поясом с эмблемой в виде лилии, тонкие кожаные туфли. Его любовь к черному цвету многие воспринимали как проявление готики, но сам Рин был с этим не согласен. Он любил черный цвет потому что «его не существует»,  единственный цвет, который является отсутствием цвета, а значит просто самый индивидуальный. Несмотря на холод и сырость, он не боялся заболеть, ведь недавно получил необходимую подпитку эмоциями, а значит его иммунная система была намного сильнее чем у обычных людей. Рин подошел к водоему Синобазу, сел рядом на корточки и коснулся водной глади кончиками пальцев. Сад вызывал в нем ностальгию.  Он вспомнил о своей прошлой жизни, вернее о жизни в своем прошлом теле. Он закрыл глаза и представил свой лес, тот, который хотел сохранить… Тот лес, который погиб из-за его глупости и жестокости людей. Фаэри грустно усмехнулся.
Прошлое всегда останется прошлым, сколько бы я не вспоминал о нем

0

158

Начало игры.
2011 год. Сентябрь.
Вечер. Проливной дождь.

Тяжелые свинцовые тучи накрыли город. Холодные капли дождя слились в один сплошной поток, так что создавалось впечатление, что у кого-то наверху прорвало трубы. Девушка шла по широкой асфальтированной дорожке сада, зябко кутаясь в куртку, которая никак не могла ее спасти, от дождя. Ее спутанные распущенные волосы, превратились в мокрые сосульки, вода стекала по ее лицу, капли срывались с кончика ее носа. Единственным плюсом было то, что она никогда не красилась, поэтому кожа лица, чуть тронутая загаром, не была испорчена темными подтеками под глазами. Такая маленькая, хрупкая на вид, сейчас она вовсе походила на промокшего и продрогшего котенка. Однако в душе у нее бушевала настоящая тигрица.
"Что рада?! Сходила в магазин?! Сладкого ей видите ли захотелось! ...Идиотка! А прогноз погоды не судьба посмотреть было?...Не дай Бог заболеть..."
Рассержено фыркнув, Шиона поудобнее перехватила пакет с провизией. В балетках уже во всю хлюпала вода, но уже минут пятнадцать девушка не обращала на это внимание. Все равно промокла до нитки. Можно было пойти по главной улице, так было короче, но Шио побоялась, быть обрызганной проезжающей машиной. Именно поэтому она сейчас шла через свой любимый вишневый сад.
Даже осенью, даже вечером, даже в такую погоду это место не теряло своего великолепия, тишины и покоя. Здесь Шио проводила львиную долю своего свободного времени, сидя на скамейке за книгой, или бегая по утрам. Этот сад за последние годы, стал маленькой частичкой ее жизни.
Собираясь продолжить гневную тираду в свой адрес, девушка вдруг осеклась. В нескольких метрах от нее кто-то был, она не видела кто, но острый нюх сделал свое дело. Данный факт вызвал у Шио недоумение - кто в такую погоду станет сидеть в парке? Да еще и без зонта...Странно. Любопытство взяло верх над осторожностью и девушка направилась к незнакомцу. Что это именно парень, она определила когда приблизилась. Он сидел на краю водоема и задумчиво касался воды кончиками пальцев. Заинтригованная, Шио села в полуметре от него и поставила рядом пакет. Больше всего ее удивил тот факт, что парень был в одной рубашке и брюках. "И как не мерзнет?..."
- Прошу прощения, все в порядке?
Внимательные светло-карие глаза изучали незнакомца, и будь Шио сейчас в полуформе, ее хвост наверняка напоминал бы электровеник.

+1

159

Рин сидел в раздумьях и не сразу понял, что обращаются к нему. Услышав что окликнули его, он поднялся. Ему было холодно, но Рин знал что не заболеет. Снова убрал мокрую челку от глаз и откинул ее. По привычке собрал волосы в хвост, но вспомнив, что повязка размокла и нечем перевязать волосы, просто отпустил их, так, что они упали на левое плечо. Он посмотрел на девушку, которая к нему обратилась- она как и он промокла до нитки. Взглянув на ее волосы он усмехнулся
Видимо она тоже часто поправляет челку
И в этот самый момент челка упала к нему на глаза, и ему пришлось снова поправить ее. Затем он увидел азиатское личико девушки и ее глаза орехового цвета, но в них проглядывалась небольшая зелень.
-Д… да… все в порядке… просто прохладно немного… когда я выходил из дома- дождя не было, а погода была теплее…
Челка вновь упала на глаза
-Проклятье…
тихо прошептал он, затем обхватил свое тело руками, потому что холод стал более ощутимым
-А Вы как? Вижу Вы тоже промокли до нитки…

0

160

----Огромный лес
НПС- волчица -Снежинка  http://i041.radikal.ru/1110/57/061b353f72b6.jpg

Сентябрь. 2011 год.
• вечер: К вечеру дождь, наконец-то, прекратился, однако небо осталось таким же пасмурным и холодным. Порывы ветра утихли вместе с дождем.
Температура воздуха: + 11

Рин

Бесшумно, молодая волчица, брела сквозь листву и кусты. Отделившись от стаи, Снежинка не боялась а свою безопасность, этот мир не способен причинить ей вред. Задевая каждый стебелёк, шерсть питала оставшиеся капли ушедшего дождя. Поэтому, выбравшись ближе к дороге, та оказалась совершено мокрой.
опять мыться.
Пронеслась надоедливая мысль, сдувшая холодным ветров. распушистившись ёжиком, зверь напряг мышцы, отряхиваясь от капель мерзлоты. Стая осталась в лесу, им было зачем останавливаться и задерживаться. спасибо матери за то, что с миром ознакомила ещё с рождения.
Люди, демоны.. Это же интересно. Повстречать каждого из них. Это здорово...
Перейдя через дорогу, белая волчица замерла подслушав чужие мысли. Некто говорил о лесе. Неужели о том самом? Мать-Блю часто рассказывала волчатам разные истории её путешествия и эта похоже так же отнеслась к ним. Подкравшись, особа затаилась, выглядывая носителя мыслей. С виду, обычный парень, как и все двуногие вот только что-то в нём не то витало. Не та человеческая энергетика.
Это не человек.
Спрятавшись в кустах, Снежинка решила провести с незнакомцем диалог. Она жутко боялась по причине, что ей ещё ни разу не приходилось общаться с незнакомцем по телепатии. Нервничая, сердце бешено билось в груди и казалось, что вот-вот, оно вырвется.
Ты был в том лесу, где когда царил мир и свет?
Передала мысли отдалённому собеседнику, который явно не ожидал голоса в своей голове.

0

161

--------> Модельное агенство "Подиум"

Такой ветер противный. Сильный, холодный, да еще и опавшими листьями, которые так и прилипают к лицу, одежде, волосам. Если эту мокрую и запутанную субстанцию на голове можно назвать волосами. Макияж потек. Все было против суккубы.
Она медленно шла домой и не заметила, как пошла через Вишневый сад.
Когда вишня цветет она такая красивая. Нежно розовый цвет окутывает сад, словно снег. Во время цветущей вишни тут любят гулять парочки. Романтика. Майя остановилась и посмотрела, откуда пришла и, укутавшись в легкую куртку (которая не сильно защищала свою хозяйку, но хоть давала малую надежду на спасение от непогоды) пошла дальше.
-Сейчас тут вообще нет намека на романтику.... Сказав сама себе, рыжеволосая продолжила путь. Идя по саду на глаза суккубе попался парень, который сидел на скамейке и был чем-то "загружен". -Такую погоду сидеть в саду и думать о плохом?! Нифига! А я думала, что у меня много тараканов в голове, но нет, вперед меня вышел этот молодой человек!!! Приз в студию! Усмехнувшись, Майя выпрямилась и пошла в сторону незнакомца, но тут же вспомнила, что весь макияж сделал лицо суккубы похожим на лицо спецназовца, который разукрасил лицо перед боем. -Черт! А у меня нет зеркала. ААаааа!!! Че делать?! Судорожно начав руками убирать маскировку с лица, Амайя приблизилась к парню.
-Эм, извините, может вам, помощь нужна? И, как всегда, милая улыбка. Как же ты предсказуема Майя в такие минуты...

0

162

Ты был в том лесу, где когда царил мир и свет?
Внезапно появилась фраза в голове,, и Рин напрягся
Откуда…. Чей это голос? Кто сдесь?
Подумал фаэри, обернулся, но никого не заметил, затем он снова погрузился в сови раздумья, пока их снова не прервали
-Эм, извините, может вам, помощь нужна?
Холодные изумруды глаз уставились на незнакомку,  рыжые волосы намокли и хлестали ее, а на лице в абстрактной картине растекся макияж, но можно было увидеть ее красивое лицо, а улыбка была полна жизнерадостности и светила солнцем даже сквозь макияж
-Помощь… нет… я просто…
И что я скажу? Что я паразит, занявший чужое тело и поэтому холод мне не грозит?
-Ну… если только пойти куда нибудь согреться, просто когда я вышел из дома была еще теплая и уютная погода
Рин поднялся с лавки и поклонился девушке
-Простите мне мои плохие манеры, я совсем забыл представиться, мое имя Рин Сагюнаро
Фаэри взял руку девушки и коснулся холодными губами кончиков ее пальцев
Рад знакомству, могу я узнать твое имя? Видимо ты как и я попала в ловушку природы?

0

163

-Хм, воспитанный, культурный человек, не то что сейчас молодежь пошла...Эх аш глаз радуется.
Неожиданно молодой человек взял руку суккубы и поцеловал её, на что она отреагировала лишь широко распахнутым глазам.
-Мм, очень приятно Амайя Хоуп. Мило улыбаясь, девушка смотрела на парня, попутно разглядывая его лицо, тело, одежду. -Хм, ничего так..
Но тут Майю прервали мысли о том, что её лицо было все измазано растекшимся макияжем. -Простите меня за мой внешний вид, я наверно вас испугала. И да, вы правы, погода застал меня  врасплох. Хихикнув, девушка снова провела рукой по лицу, убирая мокрую прядь волос.
-Ну давайте я вам помогу найти, где согреться, если вы не против, конечно.
А ветер все дул, заставляя девушку непроизвольно вздрогнуть и укутаться в куртку.
-Вы не замерзли сидеть тут совсем одному да в такую погоду? Из куртки были видны  зеленые глаза да чуть покрасневший от холода носик суккубы. Такими темпами вероятность простыть была практически 100%.
-И давно тут сидите? все так же продолжая смотреть на парня рыжеволосая посмотрела на скамейку, на которой совсем недавно сидел новый знакомый.

Отредактировано Amaya Hope (2011-11-05 15:37:02)

0

164

Я тут с самого утра
Хотел сказать Рин, но вовремя присек эту мысль
-Не больше часа
Прядь черных волос упала на глаза, и фаэри поправил челку
-Я бы предложил свое пальто, но оно все промокло до нитки и вряд ли согреет, скорее наоборот
Хоть от холода он и не мог заболеть, как обычный человек, но холод давал о себе знать и причинял неудобства. Он улыбнулся девушке, легкой, слегка заметной улыбкой.
-Буду рад, если поможешь найти мне какое нибудь уютное местечко, где можно было бы согреться и отдохнуть. И буду рад если составишь мне компанию.
Когда я был девушкой, то тоже был такой же красоткой
-У тебя красивое лицо и волосы цвета искорок
Его тихий шепот бархотом соскользнул с губ, а зеленые глаза стали чуть-чуть теплее
-Ой..простити… не удержался… но ты правда очень красивая
На бледном от холода лице появился румянец, а сам фаэри смущенно отвел взгляд

0

165

» Торгово-развлекательные заведения города » Ночной клуб "Инфинити"

Ноябрь. 2011 год.
• вечер: небо по-прежнему затянуто тучами, из которых льет дождь, под ногами грязь и лужи, в которых отражаются огни вечернего города.
Температура воздуха: + 5

Батори не нашла, чем себя занять на тот вечер. Пошла, куда глаза глядят, в этот раз даже стараясь избегать хотя бы относительно симпатичных особей - чтобы воображение не разыгралось. Ярость подошла к концу, энергия медленно растеклась - нужен был долгий, добротный перекур. Эрис молча поблагодарила Лукрецию за настояние о переодевании - прохлада брала своё. Ветер и дождь удручали ситуацию, и Батори приходилось устраиваться в совершенно нелепых позах, чтобы зажечь противную сигарету. То зонтик выпадал из непостоянной хватки шеи, то огонь зажигалки подводил. В итоге, Батори забросила эту идею к чёрту, громко выругавшись и откинув несносно работающую дребедень подальше.
- Пора бросать, да, малышка? - Обратилась Батори к своей спутнице вслух - ей было плевать, что подумают мимо проходящие. Она и так сидела, как последняя дура, на крохотном пакетике из магазина парфюмерии под огромным мужским зонтом, раскинув ноги то ли от недовольства, то ли от усталости. Пялились на Батори часто, но она тут же пресекала взглядом всякие намёки и желания познакомиться. Какая этим мразям разница, как она сидит, зачем. Фаэри не собиралась остаток дня проводить, как половая тряпка. Какое милое и невинное желание для порядочной сучки.
Батори прислонила зонт к спинке лавки, потянувшись в сумочку за плеером. Заткнула хотя бы один орган чувств. Больше никаких нервных вздохов и дебильной "музыки" подрастающего поколения. Дрянь, а не мелодии. У Батори же вовсю играли старые мотивы 80х годов - вот, что ей куда больше нравилось. Толковые басовые партии и соло, которые потом, по идиотской тенденции, стали убирать. Возвращают потихоньку...
Фаэри зачастую оглядывалась, может, надеясь на приятную встречу. Не напрягающую, не давящую на и без того подавленный мозг после дня авантюр. Нет нужды говорить с собой. Впервые за этот месяц Батори отдыхала, слушая устаревшие мелодии под проливной дождь, отбивая небольшими каблуками ритм и осматриваясь по сторонам, провожая взглядом незнакомых ей существ.
Рядом, у скамейки напротив, ошивались очень даже интересные люди. Эрис быстро достала из кармана косухи зеркальце, окинув собственное немного опухшее от веселий лицо - и то это было заметно только глазу, привыкшему к лицу фаэри - ничего, сойдёт. Чутьё говорило, что парочка друг к другу эдак наивно клеится, что Батори веселило. Она стала довольно громко свистеть в такт мелодии, нехотя привлекая к себе внимание. Надо же было отметиться, что тут есть кто-то живой. Тем более, что видела она только задницу девушки и небольшую часть тела молодого человека. Странный обзор, но привычку не пропьёшь.
Кто-то из них должен был отреагировать. И тогда Батори мигом бы навязалась:
- Зажигалки нет, господа? - Смех с нотками иронии, хотя вполне себе дружелюбный. Аж удивительно, что усталость с головой творит.

Отредактировано Батори (2011-11-06 01:53:01)

+1

166

Слух Рина привлек мелодичный свист, пробивающийся сквозь дождь и ветер
- Зажигалки нет, господа?
Задал вопрос смеющийся женский голос, и Рин посмотрел в сторону его обладательницы. Это была девушка с черными волосами, примерно такой же длины, как и у Рина, немного необычным разрезом глаз с темно-синими сапфирами внутри. Внимание фаэри привлекла татуировка на мочке уха, но он так и не смог до конца рассмотреть что это. Но больше всего его внимание привлек зонтик.
Единственный человек, который догадался сегодня взять зонтик- вот она вершина эволюции
Было еще в ней что то странное, что то необычное, чего сам Рин не видел, но чувствовал. Он никогда раньше не видел других фаэри и не мог понять кто перед ним.
-Нет… я не курю…
Фаэри смотрел в глаза незнакомки, и казалось, что темно-синея бездна смотрит на него и видит на сквозь. Он оторвал свой взгляд от ее глаз и осмотрел ее тело, глаза фаэри скользнули по касухе, затем по стройным ножкам. Когда Рин понял, что пялится на ее ноги, то поспешно отвел взгляд, а на замерзшем мокром лице появился румянец. Ветер растрепал его волосы и распущенный хвост стал хлестать его лицо, но Сагюнаро был рад, что сейчас не видно его смущения

0

167

Батори внимательно следила за каждым взглядом, и она уже решила вступить в игру, наплевав на усталость. Гордая львица обязана накормить львёнка. Собственный интерес, и, возможно, интересную личность запихнуть под "каблук" удастся. Краснеет, как девка, которую впервые чмокнули в щёчку. Ничего, я научу мальца грязным играм. Эрис уселась поудобнее, закинув ногу на ногу. Довольно спокойно - фаэри не была раздражена или занята какими-то глубинными мыслями. Всё по интуиции. Покромсает, как лезвие, и испариться в рукояти. Армейский ножичек.
- Жаль. - Томно вздохнула Батори, поправляя причёску, невзначай облизнув нижнюю губу. Наигрывать у неё привычки не было, но вот шалить - вполне. Медленно сводить с ума - вот это должная забава. Получай радость от боли, детка. - Нет желания переместиться в более... сухое место? И вам то же самое советую, мамзель. - Удивительное явление - дружелюбная Батори. Отточенная во времена службы маска, полезная, болезненная и просто прекрасная для окружающих. Эрис и без очарования могла похвастаться неплохими данными и мимикой.
Не став ждать чуждой реакции, Батори решила развеселить хотя бы себя. Потащила бы за волосы, да не на улице. Пришлось вонзать когти в плечо, тонко намекая, что лучше эту сучку из себя не выводить. Что за игру она задумала? Мышка, наслаждайся, что ты попала в лапки к красивой кошке. Большего и не надо. Эрис принакрыла несчастного зонтом, а то ж мокрый, как курица. Батори молча прокляла себя за то, что взяла такую низкую оболочку, с другой стороны, подобная разница в росте ей как раз нравилась. Любила фаэри перекидывать идеалы на людей. Или нелюдей. А чёрт их взять, чем-то не тем от парнишки веяло.
- Пойдёмте, выпьем. Всем нам нужно скоротать время...
На девушку у Эрис не хватило бы сейчас сил. А парнишку она потянула за собой должным образом. Не сильно перегибая палку, но и не ослабляя хватку. Золотая середина. От укуса не будет шрама, только маленький синяк.
- Батори. Мне нужно выпить. И ты мне составишь компанию. А потом, если захочешь, пойдёшь на все четыре стороны. Договорились?
Без лишних церемоний. Встревоженному мальчишке незачем знать подробностей. Лишь бы не вырывался, иначе получил бы локтём в живот и попёрся бы на правах жертвы.
- Дело к вечеру. Будешь брыкаться - во тьме тебя никто не услышит. И если ты не пьёшь - я тебя научу. - Так наивно, будто школьница говорит. Хотя, если у парня есть хотя бы капля мозгов, он врубится - влип товарищ не по-детски.

» Торгово-развлекательные заведения города » Ночной клуб "Инфинити"

+2

168

Девушка села рядом с Рином, и Рин не удержался и снова бросил взгляд на ее красивые ноги. Что то было в его сегодняшних собеседницах, но он не мог сказать что. Обе девушки были слишком красивы для людей, но фаэри не осознавал этого. Он думал, что рядом с ним просто красивые девушки, и вместе их свела непогода.
- Жаль
Раздался вздох девушки. Это было сказано так, что Сагюнаро впервые пожалел, что не стал отравлять это тело табаком. Она быстро провела языком по нижней губе, в этом жете было что то от кошки, которая хочет поиграться с мышкой, но эта мысль промелькнула в голове Рина меньше чем на секунду.
-Нет желания переместиться в более... сухое место? И вам то же самое советую, мамзель.
Рин был рад услышать эту мудрую мысль. Хоть холод и не был опасен для него, но не хотелось подвергать излишнему воздействию это тело, все таки фаэри привык к нему как… коллекционер к любимому предмету.  Но затем он поморщился от того, что ее ногти впились к нему в плечо, но фаэри и этому не предал значения. Все таки погода такая.. и девушка могла не рассчитать своей силы, поэтому Рин просто терпел, боль не была такой уж сильной, к тому же это было частью ощущений мира живых, который так нравился Рину. А когда она накрыла его зонтом, то он слегка улыбнулся ей, но слабая улыбка была не заметна, из-за волос, и Рин, откинул непослушные волосы назад, открывая свое немного женственное лицо.
- Пойдёмте, выпьем. Всем нам нужно скоротать время...
Рин воспринял эту идею положительно, только он редко употреблял алкоголь, не желая портить тело спиртным, но от теплого чая он бы не отказался.
- Батори. Мне нужно выпить. И ты мне составишь компанию. А потом, если захочешь, пойдёшь на все четыре стороны. Договорились?
На взгляд Рина фраза была сказана немного грубовато, и он хотел сделать Батори замечание, но сдержался, ведь это можно было списать на плохую погоду.
- Дело к вечеру. Будешь брыкаться - во тьме тебя никто не услышит. И если ты не пьёшь - я тебя научу.
Да что она себе позволяет! Я бессмертный дух, я выше всех этих людей, а она смеет мне угрожать?
Хоть фраза Батори и была сказана как шутка, но Рин не стал реагировать на нее как на шутку, а воспринял ее всерьез.  Гримаса гнева на секунду отразилась на его лице, а затем он подумал о Амае, ведь неизвестно на что способна новая знакомая, и если смерть для него, это лишь повод найти новое тело, то для Амаи смерть это уход навсегда
-Хорошо… буду рад составить Вам компанию мисс Батори, Вы правы, выпить чего-нибудь согревающего сейчас не помешает
Ответил он с самой дружелюбной улыбкой

                                                                                » Торгово-развлекательные заведения города » Ночной клуб "Инфинити"

Отредактировано Рин (2011-11-07 20:46:23)

0

169

-Хм, кажись может что-то да получится сегодня вечерком...хотя не очень то хотелось. Но когда добыча сама идет к тебе, но нельзя упускать такой шанс....
Девушка расплылась в улыбке и хотела уже ответить, мило поправляя намокшие волосы, но их можно сказать "флирт" прервала молодая мадам.
-Зажигалки нет, господа?
Пф. Господа. Эта дамочка себе на уме и очень в себе уверена, раз так разговаривает.... А Рин повелся... смотря на реакцию молодого парня, создается ощущение, будто парень был вообще рад что девушка к ним присоединилась. майя осмотрела новую собеседницу взглядом "Пфи!" и вновь перевела взгляд на парня, который был далеко не тут. Она что-то ему говорила, он ей отвечал и все так прекрасно, будто суккубы тут вообще и не было!
Наглость.
- Нет желания переместиться в более... сухое место? И вам то же самое советую, мамзель.
Надо было видеть глаза рыжеволосой, услышав в свой адрес это отвратительное слово "мамзель". Казалось, что сейчас изумрудные глаза девушки будут пускать лазеры в сторону особы, произнесшей это слово.
-Ммммамзель?! Вот сука....
И вот не заметила суккуба как они ушли.. -Пф, да пожалуйста. Я хотела домой пойти я и пойду домой. Даже если и одна...А парень то интересный...и самое главное фаэри...

------------> Гостиница "Celestin"

0

170

» Жилой комплекс » Квартира Влада Крау

Январь. 2012 год.
• ночь: наступает длинная зимняя, морозная ночь. Звезды сверкают так ярко, что даже огни мегаполиса не способны их затмить.
Температура воздуха: - 5

В мире есть слишком много вещей, которые не меняются со временем, хотя, вроде бы, они имеют на то и причины, и средства. Обещания, кои не держат, а бросают на ветер. Обманувшие доверившихся. Озеро Коцит, покрытое ледяной коркой. И тот, кто навечно закован в нём. Привычки, по идее изжившие себя, грехи, замену которым просто не придумать. Стигийское болото, которое лишит ленивых их голосов. Ещё одна ледяная жижа. Есть что-то горькое в одном осознании факта - при падении слишком часто цепляешься за то, что рухнет вместе с тобой, лишь приближая момент, когда утихнут все звуки. Не будет больше непонятного грохота тринадцати инструментов, ни один голос больше не прикажет, куда идти. Легко сдаваться и тяжело переть против. И нет варианта хуже, чем до сих пор не знать, как именно поступить. Маячить, не имея способности изменить курс.
Растворяющиеся огни, сопровождающие и без того безрадостный путь, напоминали те редкие блики света, виднеющиеся перед тем, как разум погружается в апоплектиформную кому. Сам Кери вряд ли понимал, что это значит, но сравнение оставалось и будет оставаться достаточно точным. Он не обращал внимания на странные взгляды, на крики, на шум города - всё это могло быть поверхностным, когда существом движет какое-то безумное желание, будь это даже жажда покоя. Отстранение не выход, тому доказательством было всё существование падшего, хотя сработай бы это - Альгоне бы наверняка попал в десятку тех, кого помилуют среди нескольких сотен ожидающих своего последнего часа.
При всём желании, которое вряд ли могло бы возникнуть, падший не запомнил той дороги, которую проложило отклонение в сознании. Никаких песков волшебного Востока или прекрасных стен Иерусалима - одна тьма, беспросветная тьма, больше напоминающая переплетение чёрных лоскутов бархата, в которые вогнали по несколько гвоздей. Пожалуй, это и то лучше, чем путешествие по всем кругам Ада вместе с Вергилием. Удивительно, как быстро исчезает хорошее на фоне плохого, если хотя бы несколько минут не подпитывать первое новыми воплощениями чего-то противоположного обыденному.
Когда падший начал узнавать картины, проступавшие сквозь тьму, увиденное ничуть не удивило его. За последний месяц подобные порывы уже несколько раз приводили его сюда, к той самой скамейке, где он тогда спрятал того ребёнка. Альгоне научился видеть в безумии редкие плюсы - иногда удавалось увидеть то, чего хотелось, но на самом деле не существовало здесь в данном месте и в данном времени. Все эти призраки, которые давали ответы и отнимали желание спрашивать. Все лица, которые Кери успел здесь застать. Какие-то безмолвные свидетели не имели гримас, и это превращало обычных актёров в мимов. Странное кино, воистину странное, учитывая, сколько десятилетий перемешалось, сколько сменилось ролей. Кери мог увидеть даже себя самого, существующего несколько лет назад, когда этот парк казался ему наилучшем местом ожидания некоторых... особенных людей. Некоторые призраки рассеивались, потому что их существование было более парадоксальным. Те, что радовались и смеялись, те, кто оплакивал других, пряча собственное горе за сменой обстановки. Бежать иногда нужнее, чем останавливаться и осмысливать. Не проще, а необходимее. Иначе произойдёт остановка. И человек застынет на одном месте, осознавая всё, что он способен сделать, но будучи не в силах надавить на педали газа или тормоза.
Вы все до сих пор здесь.
Тот, кто однажды уже пронёсся над жизнью, умеет получать наслаждение от картин, которые он может увидеть перед смертью. "Почти" меняет малое, но учит ценить то, что было до него. Почти смерть - это не смерть, однако что-то на пергаменте уже появляется. Первое слово на постулате, который зачтут перед последним шагом.
Синобазу, храм Бентен. Последний здесь явно мешался, ведь Бэндзайтэн олицетворяет мудрость, удачу и любовь. Бива этой девушки не сыграет своей мелодии, и оттого от храма веяло отрезвляющим холодом, растворяя иную кучку призраков, как белый фосфор - плоть. До кости. 
Ночь скрывала дыры на полотне, и картина становилась настолько реальной. До каждого призрака можно было бы дотянуться, если бы они не исчезали, стоило лишь подумать о приближении к ним. Даже реальные существа становились участниками изображённого, и Кери уже не мог отличить выдумку от насущного. Такое большое вступление перед совсем малым количеством действий. Что ж, в этом был весь падший. Мысль летит дальше, чем результат действия.
И всё, столь тщательно воссозданное, меркнет. Падший лишь вздохнул, понимая, что починка крыши не спасла храм от землетрясения. Если на то воля Творца, чего дрыгаться.
Следом за разрушившимся зданием падает и город. Кери мог напомнить последнего пьяницу, пока он плёлся до воды.  Жаль, что это не похмелье. Действительно жаль.
- Кровь с рук не смоешь, ха? Чем вы только думаете... 
А она отмывается. Окрашивая не незначительную часть, а всё озеро. И только сейчас Кери в голову вдарило, почему эта жидкость действительно тёплая...

Отсутствие контроля над телом ослепляло падшего, и этим благополучно пользовались потайные желания, буянившие где-то на отмели до получения в распоряжение пульта управления. Пока Кери плёлся до сада, он учудил многое - и в людей врезался, каких-то просто толкал, на кого-то орал на энохийском, после чего непременно хватался за голову. В общем, падшему, видимо, повезло, что в начале похода он довольно долго бродил по не самому благоустроенному району, "провоняв" алкоголем. Это относительно помогло от тонны обвинений и вызова полиции. Народ впервые помог стереотипностью о пьяницах, так что падший дошёл до сада довольно мирно. А там - пошло и поехало.
В отличие от Кери, Тварь в тот момент ощущала большее. И она-то приметила недзуми, которая зачем-то так усердно плелась следом. Это место явно дурно влияло на самоконтроль, ибо Альгоне ничего не помнил о произошедшем. Снова. Но это пришло через несколько минут, когда он уже сидел у воды.
- Не терпится влезть не в свои дела? Так нравится копаться в чужой голове, стоит лишь чуть развязать язык? - Кери говорил медленно, с расстановкой - вряд ли эти слова можно было принять за рандомный бред. - Весело слушать? Занимательно, не правда ли. Если бы от тебя доносился хоть один ответ. Ты бессмысленна, Оззи. Тебе нечего рассказать. Зачем ты тогда существуешь? - На этом возникла пауза, которой Кери вполне хватило, чтобы достать старый кастет, подаренный ещё Владом, и кинуть его девчонке. - Нет никакого желания вдарить по самовлюблённой роже? Слабость - вот твоя проблема. Ну? - Пока оболочка тихо смеялась, сверля девчонку взглядом, во власти Твари оказалось чуть большее, чем просто слова. - Знаешь, чего тебе не хватает? Такой же капельки безумия. - В этот раз, действия слишком противоречили истинной сущности, и только потому Твари не удалось должно поиздеваться. Кери подскочил к девчонке, взяв её руки, сдавливая их так, что когти кастета стали впечатываться в её ладони. Недзуми не повезло - серебряное покрытие могло учинить ей достаточно проблем. - Видишь ли... Они тебя не слушают. Никто не послушает, пока не покажешь, что ты хоть чего-то стоишь. Наслушаешься голосов, глупая, затуманишь разум и всё? Тогда не будет ничего плохого в том, чтобы умереть там, где тебе и место. - Кери сдавливал руки Оззи всё сильнее и сильнее. Если бы она отпиралась - магией ли, физически ли - он бы вряд ли это заметил. Сейчас всё, что имело значение, была боль. Если страх не помогает - поможет она. - Будешь слушать какого-то одичалого идиота, стоящего в котором - не он сам? Будешь красть у тех, у кого ничего нет? Ты отравишься. Отравишься их мыслями и словами, действиями и вещами. Умирать от крысиного яда - идеальная судьба для тебя, правильно? Так и живи с этим. Раз так нравится. - Кери вытащил из ослабленных пальцев девчонки кастет, сжав его собственными ладонями. - Там с нами никто не считается. Там только поглощают. Разрушают, разрывая на куски. Крови не будет, боли не будет. Но и ничего красивого. Вам там всем понравится. Невнятные слова и плевки со сторон судей. Ах да, и одна маленькая мошка на десерт. Следом за пирожным. Кто-то хорошенько подавится...
Один смешок, следом за которым кастет следует на место, а следом вылезает та маленькая кукла, которую падший сделал при Оззи. Альгоне вытянул одну ленту, и остальные упали на землю.
- Всё так же просто, видишь? У всего есть ключ. - После этого, руки падшего потянулись к собственной шее. Кери её не сдавливал, а просто вёл пальцами, изредка задевая ногтями вену. - Тебе не пойдёт фиалковый, крыса. Не пойдёт.

Кери вспоминал всё слишком медленно, чтобы осознать, где сейчас Оззи. Альгоне порядочно трясло, будто он несколько часов провёл во льдах и только сейчас выкарабкался. Крови было мало. Оставалась только холодная вода, в которой не появлялось отражение. Может, у бездушных его и вовсе нет?

Отредактировано Кери (2012-01-29 02:04:30)

+2

171

» Жилой комплекс » Квартира Влада Крау »

Январь. 2012 год.
• ночь: наступает длинная зимняя, морозная ночь. Звезды сверкают так ярко, что даже огни мегаполиса не способны их затмить.
Температура воздуха: - 5

Чертовски здорово. Один из редких моментов, когда, сделав один небольшой шаг вперед, попадаешь на стартовую полосу незнакомой дороги. Глядя назад, видишь только толпу зрителей, скучающих и не обращающих на шоу, - они огорожены высокой преградой, там ничего не найдешь, даже если будешь часами всем телом долбиться о стену. Сигнал даешь сам себе и срываешься с места, чувствуешь, что сейчас нельзя упускать из виду ни одной детали. Путь долгий, каждый момент отличен от другого, чего только стоят чувства и эмоции, а сделать паузу не позволит никто - таков порядок.
Недзуми двигалась достаточно быстро, хоть и поводов спешить не возникало. Нужная тень маячила впереди довольно медленно, а когда исчезала из виду, крыса переходила на бег. Приходилось постоянно тормозить на поворотах - забавная такая игра, где твоя основная задача заключается лишь в том, чтобы ты оставался свежим воспоминанием, до конца в прошлое фактически еще не окунувшееся.
Перемен, достаточно заметных для попадающихся на пути падшего прохожих, Оззи долгое время никак не замечала. Она постоянно отвлекалась на других людей, на огни, машины, чьи-то крики и смех - на жизнь в этом Городе, а падший даже внешне как-то не сливался с этой огромной картиной. И нет, его нельзя было назвать черным пятном на ярком фоне, никак. Силуэт Кери в глазах крысы принимал все оттенки фиолетового; девчонку позабавила эта мысль. Недзуми держалась на внушительном расстоянии, а потому неясность слов, обрывки которых моментами удавалось услышать, списывала на свое неудачное местоположение.
Местность была знакомой, и одно из предположений оказалось верным: Кери направлялся в парк Уэно. Оззи едва сдержалась от воя недовольства, уверенная, что в пустынном парке ей будет особенно холодно. Тень вновь исчезла из поля зрения, и Кейн поспешила скрыться на территории сада. Аллеи были вычищены от снега, в отличие от других участков, и крысе далее пришлось просто идти по дорожкам - шанс "спалиться" был настолько высок, что она просто смирилась с этой мыслью. Затея проследить за парнем незаметно благополучно была провалена, как считала Оззи. Она перестала прятаться и подошла поближе, хоть и старалась не издавать ни звука.
Неудивительно, что ее тут же заметили. Ожидания оправдались лишь частично - крыса стояла на месте, уже в который раз за этот вечер удивленная словами, разница была лишь в содержании услышанного. Даже мысли о холоде мгновенно испарились, стоило лишь прислушаться.
- И-извини, я просто...
Возможность оправдать себя разбилась вдребезги, а мысль об этом и вовсе исчезла - не о том сейчас следовало думать. Пока она болталась за спиной, у нее не было возможности заметить, как кое-кто сменил маску. О существовании последней крыса и вовсе не подозревала, однако ощущение, что перед ней не тот человек, который так здорово выручил ее сегодня, не позволило Оззи отвернуться и уйти прочь. Признаться, мысли о такой вот... болезни Кери сбили девку с толку так, что она не понимала толком, что говорит падший. Не вслушивалась, не проникалась, но запоминала. Что с тобой? Вопрос так и не был произнесен, а затем и вовсе вылетел из головы.
Серебро. Оззи, поймав кастет и не обращая внимания на раздражающий зуд, стремительное покраснение кожи, с недоумением глядела на падшего.
- Нет желания. Убери это, - говорила девчонка тихо, хоть и старалась выглядеть уверенной, пыталась вникнуть в ситуацию. Неудобное это положение, когда ты совершенно не понимаешь, что происходит. Насмешки же в такие минуты оставляют глубокие царапины и заставляют перейти на истеричные крики. - Кери!
Паника. То, что чувствовала час-два назад крыса, повиснув в воздухе, подвешенная за хвост, разительно отличалось от того, что она ощущала сейчас, когда падший слишком быстро подскочил близко. Пискнуть от неожиданности недзуми не успела - она закричала, когда ядовитое лезвие разорвало наружные ткани. Не сразу дошло то, что дергаться и пытаться оттолкнуть от себя Кери, тоже бесполезно. Какое уж там, девочка даже пару слезинок пустила, пока слушала монотонную речь - уж лучше бы он кричал. Кто-то видит ее насквозь, основное внимание уделяя при этом только недостаткам. Не только видит, но и указывает, тыкает в больные места отравленной иглой. Слова вылетали из головы намного быстрее, нежели залетали. Мелкая сжала зубы и, оставив попытки разжать крепкую хватку, сосредоточилась. Раньше она никогда не пробовала этого делать, да и тот факт, что в руках серебро, размывал надежду на лучшее, но Оззи была уверена, что иначе никак не выйдет. Когда правая ладонь безболезненно прошла сквозь металл, крыса едва не заверещала от радости, хоть проклятое серебро и продолжало обжигать кожу - все же лучше, чем глубокий порез, что уже вырисовывался и чувствовался на левой руке. Недзуми до смерти была напугана, постоянно пищала и выкрикивала что-то вроде "Пошел ты!" или "Отпусти, придурок!".
Снова этот поток слов, и так ранее непонятный. Оззи сейчас было все равно, что до нее пытаются донести. Она отскочила на два метра назад сразу, как только выпал шанс. На незначительные ранения не обращала внимания, лишь медленно сжимала и разжимала кулаки, испуганными глазами уставившись на падшего. Сильное желание разбить голову падшего об асфальт витало в мыслях, в этом огромном беспорядке, несколько секунд назад испытавшем взрыв. Крыса не помнила, сколько минут в воздухе царила тишина.
- Чертов псих! - Оззи потерла нос и шмыгнула. Ее состояние грамотно обрисовывало простое выражение: нет слов. Поведение Кери в разрушенном убежище, магазине, квартире - оно никак не состыковывалось с тем, что сейчас увидела недзуми. Она отошла в сторону, не сводя при этом глаз с падшего, и приложила ладони к снегу. Снова шмыгнула и заговорила уже тише. - Ты чего трясешься? Тебе плохо?
Оззи не решалась подойти ближе и просто смотрела, сидела на месте, стараясь при этом не шевелиться. Еще раз сжала руками комки снега, успокаиваясь. Волна дрожи прокатилась по телу.
- Охренеть можно. И ты в таком состоянии собрался гулять по городу ночью? Ты случайно не маньяк какой-нибудь? Хоть перед смертью узнать побольше. Убьешь меня?
Это был, наверное, самый глупый вопрос в ее жизни. Много неясностей, еще больше пугающих обстоятельств, девочка не умела справляться с подобными фокусами. Слишком неожиданно. Так и должно быть в этом гребаном городе... Ожидая ответа, Оззи проматывала в голове минуты, которые запомнит на всю жизнь. Снова и снова присматривалась к обрывкам воспоминаний, быстро складывала их в одно общее полотно. Крыса поднялась на ноги, но оставалась на месте. Прошло еще немало времени.
- Не знаю, был ли это твой крик души или что-то в этом роде... Но ты чертовски странный. Достучаться вот таким образом теперь решил? Порадуйся, достучался. Завтра же возрадуюсь, что осталась жива, не покалечена, и запишусь на парочку уроков танца, мать их. Так у меня останется меньше времени и, я надеюсь, мне не придется вновь испытывать подобное. Молодец.
Кейн пыталась говорит громче и четче, что удавалось с трудом. Вымоталась. Перезанималась; методика преподавателя оказалась нестандартной, подстроиться не получится.
Урок усвоен.

Отредактировано Ozzy (2012-01-29 10:52:07)

+1

172

Наверное, чертовски горько разочарование того, кто наткнулся на могилу вместо живого человека. Среди нескольких сотен каменных табличек нужная так легко теряется. Как будто её и нет вовсе на этом поле мемориалов. Нужно было искать в нескольких районах, чтобы в итоге найти эту гранитную плиту на самом углу, краю - как угодно. На отшибе, рядом с искусственным водоёмом. В отличие от соседней, здесь никогда не будет цветов, только плевки и разруха, которую принесут с собой те, кто копнул, но недокопал. А может, и докопал, грамотно расценив самый главный выбор, сделанный покоящимся в этой холодной земле. Даже, скорее, всего лишь части его. Оценить то, что разбито и вряд ли само склеится по кусочкам всегда сложно, потому что осколки различаются и формой, и размером.
На кладбище всегда вспоминаешь, до чего ты одинок, если это чувство вообще знакомо тому, кто пришёл. Даже если вдруг зайдёшь на могилу какого-то забытого или почти незнакомого родственника, всегда будет общее с тем, что ощутишь, доходя до камня с портретом кого-то из ближних. Эта неуловимая нота недосказанности, незавершённости, сожаление, даже если ранее были какие-то жутко неприятные стычки. На кладбище всегда жив минимализм композиций для фортепиано Пола Леонарда-Моргана, и современные аранжировки - они лишь добавляют на избитую палитру парочку новых оттенков.
И каково это, гулять по безмятежному участку земли, когда твой темпоритм не совпадает с настроением погоды. В любом случае, что-то вырывается. Бездушно придти в подобное место... Ключевое слово. Бездушно.
Зависть хранителя могла выразиться скорее не в желании приобрести все те эмоции, что были столь любезно дарованы людям, а в неистовой мечте иметь душу, иметь нематериальное начало жизни, иногда противополагаемое телу, иметь это бесплотное существо, остающееся после смерти. Что останется от духа? Одно колебание Изнанки, никем незамеченное? Все хотят оставить после себя что-то, зачастую даже не задумываясь об этом. Не слушая всех инструментов в оркестре, обращая внимание лишь на  первую скрипку. Можно оставить за собой хаос и получать удовольствие от этого, а можно обеспечить вечную жизнь в рассказах круга небольшой семьи. Всегда нужно ждать того момента, когда вступят остальные инструменты, прежде, чем сбегать. Вести партию может даже музыкальная шкатулка, старая, одна из тех, что всё ещё имеет эту ручку справа, которую маленькие дети способны крутить до тех пор, пока не сломают. Люди любят глотать "ненужные" звуки, иногда без зазрений совести сваливая всё на плохой слух. Эту музыку слышно и под водой, что лгать о воздухе. Именно здесь оркестр будет выписывать столь гениальной в своей простоте Underwater, мелодию, перекликающуюся с произведениями нескольких веков, и всё ещё такую странную, что человек вряд ли уловит эти повторяющиеся мотивы. Музыканты играли уже без малого 124 года. Механические, на приводе. Уже совсем некрасивые по меркам нынешних стандартов, но кто-то приходил их слушать. Последний завод, скоро уже кончится у первой скрипки, у этого неживого существа, мечтающего быть шарманщиком, а оказавшемся на месте первого попавшегося, способного крутить рукоять шкатулки. А с командиром уйдут в отставку и остальные. Механическая опера, сыгранная столь реалистично, вряд ли найдёт отклик в массах. Такие игрушки больше никого не интересуют. Только антикварные лавки, где и будут пылиться статуи, пока время не разорвёт их в клочья. Вместо ощущения одиночества будет только скрип бездушной железяки. Пройти мимо и не заметить.
Как эхо с самого начала пещеры идёт в конец - так слышал слова Оззи падший. Он их различал, но слышал намного позже, чем стоило. Уши оболочки были в порядке, дело было лишь в смысловом переваривании. Что можно сказать в такой ситуации? Не балаболить же, извиняясь, но и не признавать, что, чёрт подери, это уже нормально. Кери бы до последнего не стал признавать собственное поражение, но разве это что-то меняло? Собственную природу не изменишь. Остаётся только ждать, когда все окружающие или уходят, или игнорируют. Вроде бы это и нормально, останется только научить их всех отпускать. Время поджимает.
Кери продолжил смывать кровь с рук, которая, казалось, и вовсе не сходит. Глупые галлюцинации, заставляющие оболочку оттирать уже чистые ладони. Пока что, Альгоне понимал, что это - иллюзии сознания, но как знать, когда это станет реальностью. Кери не встречал падших старее него, оттого будучи не в силах должно распределить оставшееся время. Когда-то  он наивно верил, что люди глупы, коли боятся смерти. Оказавшись в подобной же ситуации, Альгоне начинал понимать, почему, хотя сам страха не испытывал. У падшего просто оказалось чуть-чуть побольше времени.
Вульгаты явно не хватает на всех клонов Торквемады, главы испанской инквизиции, известного своим садизмом. Великие инквизиторы - их бесчисленное множество, но изничтожив всю "ересь", что вы будете делать? Резать друг друга? Благо, ресурсов на Земле пока ещё достаточно. Режь, кромсай. Вирсавия, когда же ты посетишь каждого? Амха, простонародье, вряд ли увидит тебя.
Спустя несколько секунд, Кери абсолютно безжизненно посмотрел на недзуми, будто из него выкопали всё, что только было можно. Если бы Оззи захотела - она бы увидела в этом пустом взгляде не сожаление, а разочарование. Тёмная сторона Лос-Анджелеса всегда притязательнее. Только в ней есть искренность. Не в многословности и куче историй, ни в лютых порывах безумцев. Оставшись наедине с собой, город образует в человеке пустоту. Уличные банды, которые не идут ни в какое сравнение с теми, что существуют в Токио. В Лос-Анджелесе всё больше напоминает об отчаянье, нежели о радости или крепкой связи меж представителями организаций. Культура, культура.
- Почему ты ещё здесь? - Кери не спрашивал, почему Оззи пошла за ним, почему не вырвалась из не самой сильной хватки. Альгоне уже начинал привыкать к тому, что к зверскому отклонению относятся, как к обычному комплексу. - Ты не видишь призраков прошлого, Оззи? Не видишь, как кто-то тонет в этой алой воде? - Сейчас Альгоне был спокоен, но странные мысли и слова всё ещё лились интенсивным потоком. - Время диктует поступки. Лучше тебе было этого всего не видеть.
Одень Кери не гады - он бы точно скоро прихворал, совсем немного из-за особенностей собственной сущности, и всё же. Впрочем, Альгоне бы об этом не жалел.  Его куда больше волновало, чем обернётся очередной инцидент с Тварью. Рушить что угодно она была мастаком.
- Крика души у меня и быть не может. Это привилегия, которой падшие не обладают. - Только буркнул падший, лишь сейчас поднимаясь на ноги. - Если я сейчас тебя не убил, значит и далее не смогу. У оборотней же всё быстро заживает, верно?
Отстранятся от темы было бесполезно, но вряд ли Оззи хотела слышать нечто вроде "я не хотел", "на меня какой-то чёрт нашёл" и так далее. Ведь это и так ясно. Кери не мог найти слов, хотя их было очень много. Но... будь, что будет.
- Подобное часто случается. Расплата за неправильный выбор. Риск не всегда стоит свеч, как бы я ни старался тебя в этом убедить. Делай, что хочешь. - Падший лишь пожал плечами, смотря в сторону храма. Ещё один немой свидетель... - Мне бы стоило попросить у тебя за это прощения, но вряд ли я смогу это сделать.
С рук, наконец, сошёл алый цвет. Правду иногда стоит признавать, когда она так глупа. Время летело. В тишине или в паре фраз. На море сошлись вспомогательный крейсер и СКР. Странная будет бойня. Времени достаточно. Кери медленно подошёл к девчонке, не спуская взгляда с храма.
- Тебе такое не светит, и это стоит попыток. Даже если ты их не слышишь. - Тщетность человеческих усилий, третья глава. Крохотный кусочек смысла, столь важный для общей картины. Как улыбка Моны Лизы для композиции, художника и истории. Кери не знал, что делать в этом молчании. Альгоне тихо засмеялся, понимая, в какой раз подобное повторяется. Хлопнул Оззи по плечу, пусть поймёт, как хочет. Параноик запишет на свой счёт, добродушный примет за довольно мирный жест. После этого Альгоне снова отошёл, потирая руки - нервное, глупое движение. - Многим не повезло. Я рад, что здесь мне удалось хоть как-то удержаться.
Кери не считал себя маньяком. Он считал себя больным. Это говорит намного больше, чем способы убийства и тому подобное. Принять болезнь легче, окружающим - понять проще. Но в случае Альгоне это действительно не имело значения. Он не получал безумного удовольствия от убийств, он не считал их необходимыми. Он просто делал то, к чему призывала Тварь. Вряд ли подобное можно было назвать настоящим маньячеством. Ни личной одержимости, а просто усугубленное состояние. Поздно пришёл лечиться - изволь быть готовым получать неутешительные прогнозы.
Кери больше не смотрел на недзуми, она могла делать всё, что хотела. И пусть так будет и дальше. Рвать чужие ленты не дело для тех, кто не может заботится о них должно.

Отредактировано Кери (2012-01-29 18:24:04)

+1

173

Очень часто недзуми жалела, что ощущения, эмоции, даже слова - все со временем начисто стиралось из памяти. Сей факт крыса приняла к сведению достаточно давно, но не пыталась решить проблему. За проблему-то не считала, стоило бы признаться. Надеялась, что, подвергнув что-то новое анализу, какие-нибудь обрывки сохранятся в дырявом мешке памяти, каждый раз ошибалась, но даже о такой мелочной досаде забывала. Не могла и не может сказать, вчера или позавчера у нее был замечательный день, в какой именно день недели произошла авария на соседней улице, если эта новость разлетелась слухами около двух недель назад. И что-то подсказывало ей, что и эти ощущения она со временем забудет: волнение, страх, это мгновенное сужение всего мира перед глазами, сосредоточение на одной-единственной точке, может, даже эту колющую боль на руках. Если только не доведется вновь с силой надавить на серебряное лезвие. Не смотря на порезы, Оззи сжимала и разжимала кулаки, естественно, уже никак не реагировала на боль. Любопытно, что поделаешь. Комок волнения касался натянутых изнутри струн, крыса не обращала внимания на то, что руки уже не дрожат, как и дыхание - смотрела на темную фигуру, видную очень четко на фоне белоснежного покрывала снега. Холодными пальцами девушка провела по лбу, когда попыталась "прочувствовать" все тело, вздрогнула. Как будто бы его и не было. Испарился. Исчез. Зрение зрением, а какие-то перемены она замечать не умела. Кто сейчас перед ней стоит? Можно было надеяться и догадываться. Ждать. Пытаться найти различия в голосе, в движениях, в сути самих слов. Сказанное падшим во время так называемого "приступа" выжгло в памяти участок гораздо больше, эта тема будет больной, любое же слово, способное коснуться этого места, звучащее двусмысленно, непременно заставит недзуми мысленно вернуться к этому вечеру, содрогнуться и нахмуриться. Легче забыть.
Непонятный язык. Слова знакомые, но лежат таким причудливым образом... крыса побаивалась. Она запустила руку в волосы и попыталась собраться с мыслями, тяжело вздохнула и еле разлепила губы.
- Пока побуду с тобой. Не вижу, но, может быть, почувствую. Вслепую бросаться не стану, но наблюдать в сторонке просто так не стану... выдастся случай, возможность - что-нибудь сделаю. - Девушка быстро подняла глаза и снова повернула голову в сторону. - Знаю, знаю, невозможно такое, не получится. Ну да лучше надеяться. Не тупо стоять тут, не. Хотя бы просто... Быть рядом, пф... Звучит так тупо. Господи, кто ж за язык меня тянет... Просто вблизи болтаться. Нестрашно ведь?
Удивил. Слова Кери малость насторожили недзуми. Она внимательно посмотрела на падшего, наклонила голову набок - так, для вида, - и кивнула.
- Да, все в порядке, проблем не будет. - Небольшая пауза, дабы отвлечься. - Так ты не убиваешь "выживших"? Часто ли выпадает такая удача? Кажется, что ты не стоял бы тут, отпускай на все четыре стороны всех, кто еще дышит.
Впервые пришлось такое увидеть. Можешь гордиться, хех. Мании, фобии, неудачи, скука, глупость - все, что угодно могло быть воспринято ей, как "типичная причина убивать", как бы глупо это ни звучало, но расплата. Наказание не только для провинившегося, но и для тех, кто его окружает. Теоретически. Какая огромная ноша лежит на сердце Кери, Оззи не представляла. Не могла, как бы не старалась. Тут ваше "Понимаю" никак не прокатит, товарищи. Как смотреть на скитальцев, обреченных, что им говорить? Жуткая досада. Никогда еще, наверное, у недзуми не возникало желания отблагодарить, понять, просто влиться в беседу. Даже мечты такой не существовало, желания. Девчонка уцепилась за возможность, которую ей всунули самостоятельно, не спрашивая, надо ли оно ей. Ответ очевиден, а противоречивая глупышка выразилась бы иначе. Кери молчал, недзуми также держала язык за зубами, периодически глядя по сторонам, уже окончательно успокаиваясь. Неприятное ощущение все же кольнуло, когда падший оказался рядом. С трудом, но Оззи осталась на месте, не пошевелившись ни единым мускулом.
Обошлось.
- Поняла... - мелкая семенила следом за Кери, взяв уже за привычку издеваться над собственными ладонями, - а теперь ты куда? Прятаться в катакомбы? После такого пытаться уснуть... бесполезно. Пошли, короче, пошли-пошли...
Вяло жестикулируя, недзуми направилась вглубь парка. Шагала она у края аллеи, изредка оборачиваясь. Раскинув руки в стороны, она размахивала ими, глазами уставилась в ночное небо. Звездное. Крыса приглядывалась, пыталась приметить знакомые созвездия. Поймала себя на мысли, что последний раз видела в звездном небе нечто волшебное лет эдак десять назад. Небо казалось синим, огромным, но достижимым. Что-то важное крылось за этой тонкой материей, что-то чудесное. Однако не нужно было рвать границу ради прикосновения к этому высшему. Прикосновению сердцем.
- Ты раньше жил там?
Оззи развернулась всем телом и вытянула правую руку вверх, указательным пальцем тыча в небо. В такое достижимое.

+1

174

Кери ощущал себя так, как путешественник, который впервые услышал пение коноплянок. Этих маленьких пугливых птичек, которые исчезают, следует лишь подать признаки жизни. На этих болотах, широких, но безобразных русских дорогах, услышать коноплянку - явление обыкновенное, но дослушать до конца их трель - нечто более редкое. Эти красногрудые птицы часто обрывают мелодию, лишь завидев подобие угрозы, поэтому и стоило замереть, чтобы ненароком не вспугнуть этих обитателей небольшой ёлки. Если о говорить о птицах, которых знал сам падший, это могла быть лишь наглая цуцудори, глухая или гималайская кукушка, которая прилетала в Японию на несколько дней - перелётная шутница, услышать которую здесь было довольно необычно. Замри да не двигайся. Вспугнёшь.
И потому падший молчал, согласовывая все возможные ответы между собой. В последнее время ему давали удивительно много вторых шансов, что настораживало. Белая полоса в серой жизни - нечто за гранью понимания Кери, и потому он ко всему добавлял нотку чёрного. После такой удачи должен быть ответ, чтобы сохранить толику баланса. И в этот раз Альгоне бы принял удар немного по-иному.
- Цифра тебе ничего не скажет, Оззи. Да и мне уже. Я сбиваюсь со счётов. - Кери томно вздохнул, перебирая пальцы. Слабый мороз заставлял ощущать каждой движение через ассоциацию со слабыми уколами игл, что успешно вызволяло именно нужные мысли, а не весь тот ворох, который скопился в кладовке-голове. - Знаешь, когда-то мне это даже нравилось. Это тепло, которое больше никак не получишь. Кровь греет лучше, чем слова. Но зима не вечна, верно? Со временем всё превращается в уныние. Но я и не отрицаю, что и не пробовал искать веселья.
Альгоне довольно долго верил, что самобичевание способно если не спасти, то помочь. Он правда сводил риск до минимума, убивая лишь отбросов, тех, у кого и так ничего не осталось. Но сколько в мире историй выходцев из трущоб с одной большой мечтой? Осталось приобрести некую, которая будет более осуществима, нежели прощение Творца.
- Боюсь, что я ничего не могу уже обещать, Оззи. Так что не принимай эти мои слова всерьёз.
Альгоне не хотел, чтобы от него ждали чего-то особенного. Абсолютной правды нет, как и абсолютной лжи - во всём нужно было сеять сомнение, пусть даже крохотное. Так формируется индивидуальность. Через совокупность способа решения проблем и мыслей о них.
- Тебе и правда нечего делать, Оззи? Я бы правда хотел слышать нечто подобное, но зачем тебе помогать просто так? Ты и не хранитель, чтобы это было делом твоей жизни. Да и если бы я знал, что делать, разве бы я не попробовал уже это сделать? Не все болезни лечатся. Но если ты не против убить время на безнадёжную ситуацию, я бы был рад. По крайней мере, успел бы вынести что-то новое до того, как кануть в бездну. Это чего-то, да стоит. Хотя у меня нет ничего, что я бы мог дать тебе взамен. Нечестный обмен.
Альгоне вздохнул, продолжив следовать за девчонкой, что-то насвистывая под нос. Везение отчего-то не приносило столь долгожданного счастья. Альгоне не мог винить в этом Оззи, она и без того старалась по максимуму.
Эдем и Изнанка. Пожалуй, в голове Кери это перемешалось слишком успешно, создав довольно странный коктейль, в котором правду нужно было искать крупицами. Настолько крохотным, что до них и вовсе можно никогда не докопаться.
- Можно сказать, что и там. И падшие,  демоны имеют право парить там. Так что вряд ли можно гордиться свободой полёта. Небо даровано не только святошам. Я бы сказал, что меж облаков я бы скорее увидел тебя, нежели себя.
Кого интересует полёт, когда не получаешь удовольствия от него? Эта мечта миллионов, которая на деле пусть и не граничит с безумной опасностью, но и не дарует долгожданной радости, веселья, просто приятных эмоций. Что-то слишком обычное, серое... стоит лишь привыкнуть и даже самые дорогие вещи мира обесцениваются. Чередовать вещи стоило умело, чему Кери так и не научился. Уходить в крайности было и легче, и тяжелее, но выбираться из этого, снова перебираться на норму... иногда оно того не стоило. Оставалось только разобраться с этим.
- Жаль лишь, что легенды лгут, и тебе не попробовать попарить там без посторонних предметов.
Кери не обращал внимания на то, куда они шли. После подобных инцидентов он был наиболее уязвим, и начни лепетать без умолку - авось бы и переборщил бы. В такие моменты Альгоне привык быть один, и компания сбивала его с толку, будто обитание нового существа в уже привычном ареале. Конфликтовать не тянуло, но было что-то чужеродное в уже привычном состоянии. Капелька влияния со стороны. Кери не боялся обронить её, он боялся наступить, разрушить это неизведанное, не изучив должным образом.
- Мне правда жаль, что так вышло. Если я могу что-то сделать - скажи, постараюсь помочь.
Не обязательно быть мастером на все руки, чтобы давать кому-то махонькую точку опоры в каких-то мелочах.
Кери перестал перебирать пальцы, обернувшись в сторону города. Мерцание слепило, выделяя лишь один огонь среди остальных. Пламя звёзд, слабое, но столь яркое на фоне искусственно созданного пламени. Удивительно, как люди пытаются имитировать то, что не стоит, что не переплюнуть. Но это вложено в саму их сущность, в саморазвитие, в мечты. Подражание - высшая форма почитания? Для Кери пример его жизни доказывал обратное. И здесь он точно ничего не хотел менять.
- Я приехал в этот город за новой надеждой. И я и нашёл её, и потерял. Ты приехала сюда за тем же? Этот город умеет обманывать. Путать в собственных надеждах и словах. Личина людей совсем не сходится с твоим первым впечатлением о них. Будь осторожней.
Это было в духе падшего - бросать редкие мазки на чужую картину. Не нарушающие композиции и цветового баланса, а продолжающие определённую линию. Даруя ей бесконечность в каком-то смысле. Настоящий шедевр всегда выходит за рамки холста, и у Оззи, может, и вышло бы раскрасить и стену. Лишняя рука не помешает, когда дело касается целого помещения. Но иногда она и мешает, когда картина - разрисовка потолка храма. Чужая рука разрушит шедевр, искажает целомудренные лица, портит общий пейзаж.
- Ты напоминаешь мне уже позабытые здесь игрушки. Видела когда-нибудь заводных мышей? В Анахайме чего только не сыщешь. Старые игрушки со всех концов света за сущие мелочи. Там всегда закупаются приюты или бедняки, там никогда не видно солнца за широкими воротами палаток. А под ногами всегда эти заводные мышки. На них не наступают, их подбирают. Я никогда не видел, кто их заводит, добродушных лиц там не сыскать. Тёмные закоулки, карнавал разрухи и бедняков. А эти мыши, всегда серые, не  кричащие о себе мудрёными красками, казались единственным островком нормальности в этом шабаше. Американские клоуны, издевательства, наркота, которую подкладывают в самые безобидные вещи. Ты теряешься в этом городе, даже если ты воруешь и язвишь, Оззи. Просто тем, что не ищешь ничего особенного. Этот бардак, безумие, свойственное Анахайму. Одиночество, которое испытываешь там. Собственное ничтожество. Старые ярмарки, которые уже давно прикрыли, настроив глупых аттракционов. Безумие в чистом виде, не закрытое высотками Токио. Здесь не стоит искать сожаления, Оззи. Тут держатся только те, кто находят опору в себе. Остальные... остальные становятся мной. - Кери слабо улыбнулся, повернувшись к Оззи. - Ты пропустила удивительную эру. Тебе бы она обязательно понравилась.
Чтобы создать сказку, нужно однажды увидеть её. Увидеть то, о чём можно рассказывать спустя много лет.
Удивительная нота сейчас имела возможность звучать. Не ми минор, в которой обычно закреплялась симфония, а до диез. Вместе они создавали удивительную гармонию, тонко вальсирующую на грани с сестрицей-дисгармонией. Услышит ли посторонний эту тихую мелодию. Этот крик, который отражается эхом.
Редкие снежинки, падающие на лицо. Полная потеря ощущения пространства. Транс, если так можно назвать эту непонятную сказку, созданную дымом, впитанным в этом городе не только лёгкими, но и разумом. Этот мираж легко развеять, однако так не хочется терять этой редкой, удивительной безмятежности. Удивительно красивой лжи.

Отредактировано Кери (2012-02-12 12:35:06)

+1

175

- Такое ощущение, что этого веселья тебе и не надо. Покой, скорее уж. Возникает ощущение, что ты много где побывал... А места себе так и не нашел. И людей. Здесь ведь только за людей можно цепляться? Или же нет, Кери?
Черт поймет, что за чувство одолевало крысу после маленького происшествия, однако говорила она теперь четко, достаточно громко, с расстановкой. Даже увлеченно. Движимая неведомыми инстинктами, она без страха и волнения смотрела в лицо падшего, глаза поблескивали тусклой искоркой, стоило случайному лучу от фонаря осветить ее физиономию. Она продолжила прежде, чем Кери заговорил, задержавшись на пару секунд.
- Еще многие посвящают себя творчеству. Но, увы, я пока не пробовала. Какая предсказуемость в словах, мыслях, вопросах, фразах... Ты не пробовал? Та же... музыка. Правда, я встречала парочку людей, отрицающих всякое значение музыки. Но это... не те. Не о том речь.
Все еще неоднородная смесь поглотила и пропиталась еще одной эссенцией, это чувство было также в новинку для крысы. Если раньше Оззи запиналась и помалкивала только из непривычки и страха открыться, то теперь ее пронизывал страх ляпнуть что-то неверное, неправильное. Оно и ранее витало вокруг недзуми, но сейчас, именно в данный момент, это ощущалось буквально каждой клеточкой. На нужную дорогу мы ступили, теперь необходимо было держаться определенной линии, не сбиться бы, не оступиться, не споткнуться... не оказаться выбитой из колеи. Оно и должно быть сложно, трудно. Беспечная ранее, теперь Кейн пребывала в постоянном напряжении, чувствовала необходимость настораживаться, следить за всем, что могло послужить хоть каким-то знаком. Сложнее всего для нее было проследить за собой. Не привыкшая к самоанализу, Оззи постоянно хмурилась, прокручивая в голове произнесенные слова. На ошибках учатся, ничего страшного. Так всю жизнь только на своих ошибках и проучишься, дуреха. Бывают ли мысли лишними?
- А зачем мне болтаться в этой мути? Буду биться о непробиваемую стенку... ну, хотя бы учту, какие приемы более эффективны, понадобится в будущем. Начинать с самого трудного, наверное, неправильное, но эта перспектива выглядит более привлекательной, нежели общение с каким-нибудь заводилой или же безумцем, отморозком. - Она пожала плечами, размышляя о том, насколько же искренне она выговаривала все это. Ничего страшного. Слишком просто, чтобы быть тем, чего раньше боялся, не пробовал, думала она. - Да и приятное это дело. Не сочти за мазохистку.
Девчонка развела руки в стороны и тихо усмехнулась. Не самая лучшая шутка, если это вообще можно было принять за шутку. Сумасшедшая ли? Нельзя с таким доверием и желанием тянуться к недавнему убийце. Шок, страх, боль, все дела... Мысль о том, что сейчас Оззи по причине этого самого шока не соображает, что делает, успокоила, и недзуми увереннее зашагала по ночной аллее.
Снежинки ложились за голую кожу и вызывали противное раздражение, заставляли крысу постоянно водить пальцами по предплечьям и лицу. Обычно такой реакции не наблюдалось, но Оззи уже смирилась с мыслью, что сегодня ничто не может идти как обычно. Безлюдный парк - прекрасная картинка. В самом сердце обжитого мегаполиса такая... дикая пустота. Крысе нравилось это ощущение, она улыбалась, запрокинув голову назад. За мечтателя она себя никогда не принимала, но эта ночь выдалась действительно приятнее, чем все те, которые недзуми любила раньше вспоминать с глупой улыбкой. Кое-кто упорно разбавлял это веселье, но Кейн не привыкла на первых минутах воспринимать что-либо серьезно. Но и пропускать мимо ушей ничего не собиралась. Только не в случае с падшим. Какие почести... Тьфу. Оззи постоянно оборачивалась и глядела на падшего с умиротворенным выражением лица.
- Ничего, не факт, что там будет лучше. И тут терпимо... - она решила, что ляпнула что-то совершенно глупое, не учитывая при этом каких-то важных деталей, опустила глаза и почесала за ухом, - ну, я не знаю. Там счастье? Есть, за чем туда тянуться? Или сами попытки достучаться - и есть ценность?
Как непринужденно строятся предложения, разрушая и вновь воздвигая хрупкую конструкцию, так легко и быстро уносимую в прошлое. Деталь, на которую недзуми никогда раньше не обращала внимания должным образом. Подобные штучки воспринимаются, как нечто смешное, не достойное чего-то большего, нежели смешка. А ведь и простого движения уголков губ бывает достаточно, чтобы все вышло... лучше. Оззи широко улыбнулась и тут же прикрыла обеими ладошками рот, не без неприязни вдохнув запах собственной крови. Приблизилась к Кери и зашагала чуть ближе, похлопала по спине.
- Все в норме. Ты мне и так помог. Благодаря тебе не буду зализывать раны в том убежище или в каком-нибудь закоулке с нехорошими людишками.
Тема, которую и продолжать не хочется. Но и причин для немедленного прекращения, нарушения этой линии не виделось. Неопределенностей так много. Они мешаются, зачастую мешаются, но возникают они по вине тех же, кто получает незначительный урон. Какой-то бред, честное слово... Недзуми вспомнила мелодию, неизвестным образом и по неизвестным причинам запавшую ей в душу. Она слышала ее, когда мимо проходила милая пара - девочка и мальчик, оба лет четырнадцати, не больше. Им было наплевать, включили свою песню на максимальную, какую только могли позволить динамики, громкость и быстро шагали вперед. Небольшой отрезок их пути совпал с маршрутом Оззи, и ей волей-неволей пришлось прислушаться к неизвестным доселе мотивам. Жизнерадостная песня, большего недзуми сказать и не могла. Еще одно предупреждение - Кейн лишь кивнула и потянула Кери за руку в другую сторону. Небольшие разветвления аллей настраивали на какую-то игру. Сегодня падший и недзуми получили второстепенные роли - кто-то умело дергал за ниточки, кто-то, чье имя и сущность никому не интересны.
Откуда этот туман? Сгущается перед глазами, скрывая за своей плотной стенкой тот прекрасный пейзаж, те картины, лица, переливы цветов. Оззи повернулась к падшему и застыла на месте. Противоречивые чувства расшатывали ее клин, несколько крайних частей сначала задрожали, а потом отпали. Характерный треск раздался где-то в центре, и недзуми напряглась, сжав губы. Сдержится.
Еще одного удара не последовало. Какой точный расчет. Падший умел довести до определенной точки, а потом вдруг отстраниться на несколько десятков, а то и сотен метров. Каким уж способом, Оззи не знала и знать не желала.
- Это только тут? - Кто бы знал, почему уголки ее губ дернулись. Снова улыбалась. - Тут, кажется, везде такое. И все так делают. У меня такое ощущение, что и ты умел, знаешь, что да как. Успел раньше меня, а потому я даже не могу предполагать, где же собака зарыта. Жалко, мне вот жалко... Да и сожаления ты не ищешь. Не знаю я тебя совсем, но все же не верится, что ты все еще ищешь эту надежду. Не вижу я... как и многих вещей вокруг. Не вижу.
В таких случаях Оззи любила отворачиваться, пробурчав "Неудачно ты выбрал собеседника". Сейчас это казалось глупейшим возможным вариантом дальнейшего развития событий.
- Хочешь попробовать повеселиться? Ответ ведь очевиден, ну что за дурость...
Недзуми корила себя за то, что, выдавая этот вопрос, она не знала, что скажет на тот или мной ответ. Прекрасная возможность облажаться. Девчонка не любила сама рваться на неприятности, просто не вовремя обычно задумывалась о последствиях.
Многое же она говорила именно о падшем. Недзуми даже занервничала от этой внезапно посетившей ее мысли.
- Наверное, утомляет то, что все стрелки перевожу на тебя. Извини.
Уже привыкший к одному и тому же виду взгляд уцепился за крохотный огонек. Где-то там бегают существа, от жизни которых им ненадолго удалось убежать. А возвращаться придется. Разговор этот, Оззи не сомневалась, затеряется где-нибудь в воспоминаниях. Было бы здорово, напомни Кери как-нибудь об этом. Мало ли, чем можно освежить покрывшиеся пылью воспоминания.
- Нужно возвращаться в квартиру. Тебя нужно куда-нибудь проводить? Бесцельно бродить хотения уже нет, прости. - Девушка, поясняя, ежилась и водила ладонями по голым плечам. Переносимость к болезням - уже давно не секрет, но естественной реакции на низкие температуры никто не отменял. - Могу последовать за тобой. У тебя уже есть какое-то тихое местечко, куда всегда можно вернуться в крайних случаях?
Произнести слово "дом" духа не хватило.
- В квартире никто, кроме той статуэтки, нужной тебе, не ждет.
Всего лишь шутка.

» Жилой комплекс » Квартира Влада Крау »

Отредактировано Оззи (2012-02-07 12:09:11)

+1

176

- Вряд ли за людей. Они приходят и уходят, как тараканы, потом их вспугнёт чёртов химикат. Думаешь, можно хранить человека в воспоминаниях целиком? Только если у тебя какая-то феноменальная память, коей я не успел повидать. Помнишь лишь истории, связанные с этими людьми. Рассказы, которые могут меняться в зависимости от обстоятельств, но из которых обычно выносишь больше, чем из привычек и слов. Чтобы впитать эти истории недостаточно слушать и запоминать, Оззи. Важно не судить.
Хотел бы Кери верить, что это работает не только с людьми, но и с Творцом. Но он не принимает слабостей, за которыми гонятся падшие, он не принимает во внимание смягчающих обстоятельств, вынося приговор единожды и неоспоримо, каких бы ты адвокатов ни отыскал. Как изгнание, которого так боялись писатели и поэты, так и падение сказывается на сознании. Вдалеке от знакомых краёв, с чужим менталитетом, неясным языком и без их чужеродной монеты в кармане. Дикость прорезается наружу быстрее, чем разум. Голод убивал талант. И этого по началу даже не страшились, а гордились этим, потому что подобие животным позволяло жить. Сознание несоизмеримо менялось, даже если стиль произведения не менялся.
Все жертвы становятся камнями, бездушными булыжниками, и счастье каждого - улыбка, нарисованная гвоздём непоседливого мальчишки. И сколько ни сдавай позиций, сколько ни приобретай аргументов - камень - он и есть камень. Одинокие взгляды не рыщут в поисках любви, а просто теряются в ночи. И за красивыми словами всегда кроется какое-то уродство, которое однажды выползет наружу, будь то долги или душевные травмы.
- Не пробовал. Я обычно слушал. - В этом городе-голодранце, который кишил демонами и такими же падшими, среди всей боли и непроглядной тьмы всегда существовал эдакий силуэт надежды, иначе бы он давно ушёл под землю, сдавшись, как Атлантида, и возродившись в сказках жителей Фарерских островов, которые искренне верят, что их земля - именно та самая чудная страна из легенд. Чудная красота, соизмеримая лишь с игрой скрипки одной уже мёртвой девчонки. Впитанная история, которую в принципе своём нельзя было судить. Рассказ о жизни старого инструмента, у которого и своё имя было, и место. У деревяшки иногда больше причин существовать, чем у духов. Сейчас Кери улыбался. Он хотел бы стать подобным инструментом, будь у него возможность. Ведь, в итоге, треклятая женщина оказалась вернее струнам и каркасу, нежели подобию человека. Именно подобию низшего, более позднего, ведь чтобы выжить, пришлось учиться копировать. Так низко и безобразно, но так, чтобы жить. Когда тебя пытаются убить, всё равно, что в руках - палка или снайперская винтовка - волновать будет лишь то, как избавиться от опасности. - Отрицать что-либо - просто избавляться от того, что заставляет думать. Когда-нибудь, ты сполна ощутишь, каково это. Во всём есть крупицы логики, нужно лишь бережно их выловить.
Кери замолк на какое-то время. Он не ощущал потребности говорить. Если и было что-то, чего он хотел в тот момент - так это исчезнуть. Поставить на чём-то точку, а на чём-то - троеточие. Какой запас "завтра" может оставаться, если день ото дня ждёшь, когда, наконец, мир утихнет, когда сменят декорации, когда вновь станет возможным видеть другие цвета, когда, чёрт подери, позволят уйти ото всего этого, закрыв за одинокой фигурой занавес.
Альгоне часто просили ждать. Ещё тогда, когда жизнь казалась столь нормальной. Он умел не терять надежды, даже если это отнимало годы, потому что порой оно того стоило. Но когда усилия превращались в пустой комок несдержанных человеческих обещаний и сжимались до размера одной нитки, её хотелось порвать. И не давать больше шансов. Хранителю не дана привилегия отказать в опеке, но падшие уже могут освоить ножницы. Все виды лезвий, которые врежутся в сердце сильнее бура, если наставить его на грудную клетку. Держаться устаёшь, как и давать другим шансы, надежды, способы решения проблем. Только отдавая - сам себя истощаешь. И Кери было интересно, что осталось от него, именно от него, нежели от перенятых у людей навыков, чувств и прочих мелочей. Наверное, не так и много.
За рифами есть лучший день. Надежды всё равно живут. Быть оторванным ото всего - самого себя вынуждать на поиски себя. Однажды вступить на поле войны - навечно стать рабом одного желания. Каким бы оно ни было.
- Зависит от того, что ты предпочитаешь видеть. Рай, Ад или то, что на самом деле станет тебе колыбелью. Но вам, оборотням, подарили души. Может, ты и вовсе не услышишь этого свиста. Ветер. Он хранит в себе больше всего криков. При падении складывается ощущение, что слышишь их все. Вряд ли ты это услышишь. А остальное уже не так плохо.
Оззи вела себя так, как ведёт себя ребёнок, которому жизнь, слава Творцу, пока не преподнесла настоящих потрясений. Может , оно и к лучшему, не понимать, что за собой кроют некоторые действия и слова. Не нужно потом разбираться, верно ты поступил или нет. Тупо слушаешь, из другого уха скоро вылетит.
- В чём-то ты права. А в чём-то сильно заблуждаешься. Я не бегу пробовать всё, что попало, но что мешает надеяться на... не пустоту? Падение имеет и свои плюсы, и свои минусы. Оно дарит такой же страх неизведанного, который испытывают люди на смертном одре. Урезать вечность до пары сотен лет. Урезать сотню лет человека до тридцати из-за неизлечимой болезни. Просто лишить сорока лет.
Кери не знал, как ответить недзуми на следующий вопрос. Ему не было нужно веселье. Скорее нечто стабильное, что перестало бы мелькать перед глазами, а осталось бы в пейзаже.Театр одного актёра ведь тоже имеет своих технарей, публику... Обычно. Падший ничего не сказал, не повёл головой, не посмотрел в глаза, потому что это сразу бы выдало ту невыносимую усталость. Она чужда многим. Чужда тем, кто развивался так, как это заложено, с возрастом. Тем, кому сразу вылили на голову кипяток, на всю жизнь станут инвалидами. Пожалуй, это была близкая метафора. Ничего особенного, без суперменов и зомби, обычные инвалиды, которых многие не замечают. Слепой бродил без палки и врезался в людей. Они вели его через дорогу, но до дома не доведут никогда, потому что он сам потерялся. Нем и слеп, родных нет. Как бы он ни хотел, в уютную однокомнатную квартирку ему уже не вернуться, не лечь на скрипучую кровать, включив телевизор просто для общего фона.
- Не думаю, что сейчас стоит звать меня к себе, Оззи. Я бы себе не поверил, будь я тобой. Да и самое большое, что я мог для тебя сделать, я уже сделал. Не возлагай надежд. - Не нужно быть зрячим, чтобы чувствовать. И Кери понимал, что недзуми судит его, как оступившегося человека. Толку обманывать натуру? Толку судить, если ты не дочитал до конца кодекс? Альгоне не мог сказать этого по-другому, не желая задевать девчонку, подкидывать ей сомнительных идей, которые именно её бы ни к чему хорошему бы не привели. На сим падший и решил закончить. - Просто иди прямо, там виден и комплекс будет. Надеюсь, тебе хватит ума сейчас за мной не идти.
Хватит с этой девчонки. У немых есть свои секреты, которые будут храниться в скупых сердцах до последнего момента. Кери шёл быстро, как обычно, не имея даже задней мысли обернуться. Рваное прощание, но Оззи и сама была не такой дурашкой, чтобы поплестись следом. Пусть идёт отогревается, что делать крысе в цирке скелетов?
В этот раз Кери ничего от собеседницы ждать не будет, как обычно это делал со всеми. Ожидание не приносило ничего хорошего. Как взбредёт по-настоящему - так и будет. А планы... вряд ли их можно возложить на подобное существо.

» Жилой комплекс » Подвал и сеть туннелей

+1

177

Бутик "Блеск"
28 февраля 2013 года, вечер
дождь перешел в мокрый снег, лужи
и растаявший снег начали подмерзать.
Температура воздуха: 0

В день катастрофы Эмили работала за чертой города. Съемки состоялись на природе, потому, чтобы не тратить попусту время, вся съемочная группа осталась ночевать там. Последний день фотосессии завершился шумной вечеринкой. Люди развлекались, даже не представляя, как закончится этот день.
Шум вечеринки затих на миг взрыва. Точнее, никакого взрыва и не было. Вначале наступила полнейшая тишина, а потом часть города заалела пожаром.
Было страшно, но Кукла молча смотрела на этот огромный костер. Только руки дрожали, и сердце замирало. - Тень! Где ты?! - кукла испугалась, что Габриэль пострадал. Ей нужно было подтверждение, что с ним все хорошо. Девушка понимала – никакого чувства опасности, но неизвестность всегда была лучшим поводом для переживаний. - Где же ты... - шептали кукольные губы. - Габриэль...
К месту пожаров уже летели самолеты. Город так шумел, что казалось, его голос слышно везде. Вечеринка закончилась, и все начали пытаться дозвонится и узнать, что произошло. Но ответа не было. До утра никто не знал, что случилось с Токио.
Тень появилась только через несколько часов, ближе к утру. Она была слишком призрачной и тонкой, словно не было сил оставаться видимой. Тень попросила лететь в Европу, в Город, который раньше был Токио.
- Вот как-то так все и случилось. – вспоминая прошедшее время, прошептала Эмили. Она уже год жила в новом городе, и не могла понять – это ее место или нужно искать новый дом. Пока девушку держали здесь чувства, Габриэль был здесь, и ее место рядом с ним. Но после катастрофы никто не был уверен в завтрашнем дне.
Весь город шумел праздником, в надежде, что самое худшее уже позади. Эмили тоже хотелось в это верить. Но что-то внутри дрожало натянутой струной, которая вот-вот готова порваться.
Кукла сидела на лавочке, наверное, в самой безлюдной части этого шумного парка. Она хотела чувствовать жизнь, потому тянулась к людям. Только не слишком близко, чтоб не обжечься.
Ветер развивал расстегнутое светлое пальто, явно, не такое уж и теплое, показывая, что девушка в легком белом платье. В ладонях трепетал черный шелковый шарф. Ноги лежали одна на одной и были защищены от холода лишь тонкой пленкой эластичных колгот. Обувью служили ботильоны на высоком каблуке. Эмили не чувствовала холода, потому оделась совершенно не по погоде. Впрочем, сейчас вряд ли кто-то бы заметил это. Все увлечены только собой.

Отредактировано Emily (2012-03-02 09:35:14)

0

178

Начало игры
28 февраля 2013 года, вечер
дождь перешел в мокрый снег, лужи
и растаявший снег начали подмерзать.
Температура воздуха: 0


Город кипел. Толпы людей заполонили каждую улицу, каждую подворотню, каждый парк. Все веселились. Такой повод: день города. День нового города, изменившегося до неузнаваемости. Сложно было поверить, что еще год назад, те же самые люди, обезумев, бегали по улицам и крушили все, на своем пути. Они боялись. Они видели, как их привычный мир внезапно треснул и разбился на множество осколков. Изменилось место. Будто сдвинулось время. Заалели пожары. Пропала часть города, а вместе с ней и часть привычного мира людей. Точнее, часть города, вместе с Тристе, оказалась в другом месте. Люди, которые обычно чувствовали себя хозяевами мира, тогда почувствовали себя беспомощными перед какими-то другими неведомыми силами. Тогда они, остервенев, принялись разрушать то немногое, что осталось от привычного города. Так они снова могли почувствовать свою силу, упиваться своей властью, своей способностью разрушать. Чтобы потом насладиться процессом создания нового мира. Будто это именно они сами решают, чему быть, а что стоит стереть с лица земли. Словно ни они приспособились к новому городу, новому месту, а построили это место для себя. Красивый самообман, и вот теперь праздник этого нового мира. Мира, где люди, на самом деле ничего не решают, но чувствую себя хозяевами.
Тристе пробирался через толпу, стараясь найти хоть один укромный уголок. Идеально для вампира было бы отсидеться в этот день дома. Но силы скоро могли иссякнуть, а он предпочитал находить себе подпитку, не затягивая до последнего момента. Мало ли что может случиться, лучше всегда быть наготове. Толпа была идеальным местом охоты. В вечной толкучке спешащих людей, которые не видели ничего, кроме себя самих, никто обычно и не замечал почему-то упавшего человека. Люди сами по себе существа не самые добрые, а в толпе они и вовсе теряли остатки человеческих чувств и сливались в единую бездушную массу. Чудо если обходили, а иногда и топтали бездыханное тело, не мучаясь угрызениями совести, не чувствуя сострадания, не проявляя милосердия. Могли и оттолкнуть в сторону, подумав, что, быть может, просто человек напился, поэтому и не может стоять на ногах. Но теперь, когда после катастрофы люди стали слишком много слышать о других расах, слишком часто употреблять слова: «вампиры», «оборотни», «демоны», когда они поверили во всех этих существ, нападение в толпе могло привлечь к Тристе слишком много ненужного внимания. К тому же он выделялся: высокий рост, длинные, практически белоснежные волосы, собранный в высокий хвост. Темно-серое недлинное пальто, простые синие джинсы. Вроде ничего необычного, а вампир то и дело ловил на себе внимательные взгляды, подмечал чужие улыбки. И мечтал как можно скорее выбраться из толпы. И вскоре ему это удалось.
Он всегда любил этот парк. Даже когда все люди высыпали на улицу, здесь, почему-то, было безлюдно. Глаза не слепили яркие рекламы, никто не толкал со всех сторон. Здесь было спокойно и тихо. Идеальное место для охоты в новых условиях. Только одно весомое «но»: люди здесь встречались редко. Пьяницы и наркоманы, которые прятались от блюстителей порядка, Тристе не привлекали. Их кровь была пропитана алкоголем, никотином, гнилью и разложением. Она не питала, она ударяла в голову и смешивала все чувства, мешала здраво мыслить. Тристе по глупости своей как-то попробовал одного такого на вкус и сам чуть не остался рядом с ним навеки.
Поворот, еще один, вампир уходил вглубь парка, все дальше и дальше удаляясь от шума людской толпы. Он уже было решил отправиться домой и выйти на хоту в какой-нибудь другой день, как увидел на лавочке одиноко сидящую девушку.
«Какая удача», - хмыкнул про себя вампир, останавливаясь на секунду и разглядывая одинокую фигуру со спины. Впрочем, с этого ракурса сложно было что-то рассмотреть, кроме светлых волос.
«Интересно, она красивая?» - невольно подумал Тристе, стараясь бесшумно приблизиться к девушке. Почему-то ему казалось, что кровь красивых людей неизменно слаще на вкус. Обычно такие люди следят за собой, за своим здоровьем, за своим состоянием, за своим организмом, что было на руку вампиру. Было желание обойти вокруг, заглянуть ей в лицо, увидеть глаза, быть может, запомнить внешность. Но смысл? Все равно она умрет.
Тристе приблизился вплотную к сидящей на лавочке девушке и крепко ухватил ее за плечи, прижимая спиной к лавочке так, чтобы она не смогла сразу вырваться. Долго удерживать все равно не приходится, сразу после укуса люди быстро теряют силы, так что могут сопротивляться буквально несколько секунд. Не так уж и много. Вампир по привычке лизнул кожу на изгибе шеи, стараясь заранее представить вкус крови жертвы, но ровным счетом ничего не почувствовал. Если бы у  него было больше времени, если бы он не боялся, что девушка начнет звать на помощь, начнет вырываться, может, парень подумал бы, прежде чем кусать. Но времени не было. Клыки вонзились в кожу, выпуская на свободу кровь девушки, Жадно ее глотая. Сразу почувствовав, что что-то пошло не так. Не тот вкус. Не тот состав. Организм вампира активно начал сопротивляться, да так, что Тристе буквально отпрянул от девушки, содрогаясь в приступе неудержимой рвоты.
- Что ты такое?! – невнятно пробормотал он, выплевывая все, что успел проглотить, пальцами вытирая язык и губы,с тараясь как можно быстрее избавиться от этого мерзкого вкуса. Вкуса, которого не бывает у крови человека и всех известных ему раз. Следовало бежать, спасаться, неизвестно, на что способна эта девушка, которая должна была стать жертвой. Но теперь Тристе чувствовал себя беспомощным. Он никак не мог прийти в себя, содрогаясь в приступах тошноты, хотя все, что было выпито, уже смешалось с грязью и лужами на земле, растворилось, исчезло. А сам вампир едва стоял на ногах, не в силах сбежать.

Отредактировано Triste (2012-03-02 23:43:27)

+2

179

Одиночество очень хрупкая штука. Вот ты сидишь, думаешь о чем-то своем, наслаждаешься ощущением единства с миром и всеми живыми одновременно, а потом - в миг все рушится. И ведь даже не прикосновением - словами. Разве нельзя хоть раз в жизни пройти мимо, угадав в застывшем силуэте всего лишь отражение себя самого?
Самого себя - наполненного надуманным счастьем и чужими мечтами. Наполненного теми забытыми ранами, что так нелепо оставила на тебе жизнь.
Тонкую кожу прокусывают, выпивают совсем немного крови, а потом... а потом просто оскорбляют. Разве приятно слышать о себе в неопределенном роде, когда ты вполне определенная девушка?! Неприятно, до тошноты. До тошноты незнакомца. И до твоего безразличия.
- Как же это некрасиво. - Кукла поворачивается лицом к незнакомцу. Ранки на ее шее быстро затягиваются, и уже через несколько минут не останется и напоминания об укусе.
Пространство вокруг нее накаляется, образуя практически непроницаемую преграду. Это неосознанно - закрыться. Преднамеренно - смотреть на тонкую скрючившуюся фигуру. Эмми никогда не встречала самых настоящих вампиров, потому сейчас смотрела на представителя этого рода, как на невиданную зверушку. К счастью нападающего, Кукла любила животных.
- Неужели так сложно быть хоть чуть-чуть тактичней? – из кармана пальто пальчики достают белый платок. Девушка сначала вытирает шею от крови, с совершенным безразличием выкидывает испачканную вещь в урну, и вновь смотрит на мужчину. – Надеюсь, вы не испачкали мне платье, оно очень дорогое, к тому же – не мое.
Где-то совсем рядом послышался громкий смех. Небольшая компания оккупировала соседнюю лавочку. Подростки пили алкоголь, курили сигареты и о чем-то очень громко и оживленно беседовали. Эмили перевела взгляд на них, но в этой компании не было ничего примечательного. Люди. Всего лишь люди.
- Можешь присесть рядом, а я тебе расскажу о таких, как я… а ты мне – о таких, как ты. – И не важно – уйдет незнакомец или останется, важно то, что она видела вампира и даже стала его жертвой. Вот так – внезапно. - Мне всегда было интересно, что правда из того, что говорят о вас. "О подобных мне вообще, не говорят." На кукольном лице не сменная маска безразличия, только в глазах горят огоньки интереса.

0

180

Тошнота прошла. Как только последняя капля странной крови покинула организм, разбиваясь брызгами о грязь земли, теряя ярко алый цвет, исчезая. Тристе вытер губы тыльной стороной ладонью, словно стараясь стереть с них оставшийся привкус. Привкус явно не крови обычного человека или другой живой, природной расы. Защита. Вампир только тихонько посмеялся, когда почувствовал силу девушки, но даже не шелохнулся. Любопытство всегда было сильнее инстинкта самосохранения. Вот и сейчас, его больше интересовало, что это за девушка, а не то, что она может сделать своей силой с вампиром, который еще сильнее ослаб от неудачного нападения. Что ж, всякое случается. Не всегда же все должно получаться. Да и не чувствовал он, что девушка всерьез решила его убить, поэтому и стоял спокойно, наблюдая за каждым ее движением. Ее спокойствие, ее равнодушие, с которым она вытирала кровь с кожи, которая в темноте казалась белоснежной. Некая брезгливость, с которой испачканный платок полетел в урну. Все это было до безумия интересно Тристе.
- Тактичнее? – вампир невольно хмыкнул, поражаясь тому, что девушка больше заботится о своем платье, нежели о покушении на ее жизнь. Все-таки, даже учитывая, что ее кровь не пришлась по вкусу и вызвала такое отторжение в организме Тристе, он вполне мог ее убить еще в тот момент, когда напал. Только немного потерпеть, не отпрыгивать, не отпускать ее так быстро, и все могло бы закончиться иначе. И испачканное платье явно не волновало бы тело, лежащее на лавочке или упавшее в мерзкую грязь. Быть может, тело самого вампира упало бы здесь же. И быть может, сообщество подобных ему узнало, чья кровь действует так губительно, отравляя, убивая, не оставляя ни шанса на удачный исход.
«Что-то меня понесло», - Тристе улыбнулся и по привычке провел рукой по волосам, собранным в хвост, словно приглаживая, или приводя мысли в порядок.
- Хорошо, если мы еще раз так же встретимся, я предупрежу, когда буду кусать. Если, конечно, я тронусь умом и решу еще раз укусить, - Тристе было несвойственно заводить новые знакомства. Но девушка была интересна вампиру. Хотя бы потому, что он не знал, кто она, не понимал, что она из себя представляет. Проще всего было уйти и забыть об этой встрече. Город велик, вряд ли им придется еще раз вот так случайно встретиться на лавочке в каком-нибудь пустынном парке. Уже не таком пустынном правда. Веселье добралось и до сюда, медленно, но верно поглощая весь город. Но все равно, людей здесь было в разы меньше, чем в других местах, чем на центральных улицах, чем в менее темных и отдаленных парках.
- Ну, расскажи мне, о таких, как ты, надеюсь, это счастливая сказка, - начал вампир, присаживаясь на лавочку рядом с девушкой, не сильно близко, но и не так, чтобы как можно дальше. – Кто ты? – он скользнул взглядом по ее лицу, изучая, запоминая, и тут же перевел взор на соседнюю лавочку, где шумно веселилась компания.
- Глупые люди, - тихо фыркнул вампир, не удержавшись, немного раздражаясь от шума. – Спокойнее было без них, - проговорил он, будто сам себе, а потом натянул на лицо самую милую улыбку, на которую был способен, и заглянул в глаза новой знакомой:
- Кажется, теперь я должен тебе платок, - он кивнул на урну, в которой упокоился кусочек ткани. - А платье... - вампир подался вперед, рассматривая изгиб шеи девушки, ан котором не осталось ни следа от недавнего укуса, ворот платья, плечо. - Нет, не пострадало, - Тристе откинулся на спинку лавочки, поднимая глаза в небо.

Отредактировано Triste (2012-03-05 22:22:58)

0


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Парк Уэно, вишнёвый сад


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC