Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Ресторан "Маска"


Ресторан "Маска"

Сообщений 121 страница 150 из 307

1

http://savepic.su/1903546.png

На одной из уютных улочек примостилось дорогое, но роскошное при том заведение, скрытое за тяжелыми дубовыми дверями. В "предбаннике" встретит услужливый официант, который проведет посетителя к свободному или приглянувшемуся столику, выдаст на руки меню в кожаной обложке, с золотым тиснением страниц. Заглянув туда, человек с худым кошельком сразу поспешит покинуть настолько внушительное ценами заведение.
Но и обслуживают здесь по высшему разряду - владельцы ресторации не вмешиваются в дела своих клиентов и не спешат их терять, а здесь, право же, собираются многие, чтобы обсудить дела, решить вопросы, устроить банкет. И платят за все круглые суммы.
Выложенные плиткой полы блестят в свете множества маленьких светильников, бежевые, с темными узорами, стены частично завешаны бордовыми бархатными драпировками, что придает помещению ресторана дополнительный отблеск роскоши.
Темные столы накрыты белыми, длинными скатертями, а около них - стулья с красивыми резными спинками, тоже темного цвета и только сиденья на на них мягкие, цветом в тон драпировкам. Вдоль стен расположились столики с диванчиками точно такого же, темно-красного цвета, и выглядят они несколько уютней, чем места со стульями.
Особое внимание следует уделить небольшой, невысокой сцене, на которой стоит, блестя лаковой поверхностью, черное фортепьяно и есть место для певицы - нередко сюда приходят просто послушать великолепную игру, а не просто обсудить что-то в компании теплого помещения и аппетитных запахов изысканных закусок.
Форма официантов строгая и без излишеств - темно-красные рубашки и черный, строгий низ. Отличается только фарфоровыми брошками в виде венецианской маски, что приколоты на правую сторону отворота рубашек.

+1

121

Ну вот, счасливый клиент... Не криков, не возмущений... Как все это скучно... Тяжелый вздох и стало жудко... Захотелось тут же уйти. Забиться в углу и быть просто одной... А если кто придет... То станет грустно, ведь никто не сможет обнять, успокоиться. Даже Ал уже покинула заведение... Возможно они еще встретятся, но... Но сейчас вдруг стло так паршиво на душе. Вот взгляд устремился в сторону курилки. Тот дурманищий аромат табака и едва заметная улыбка блеснула на губах. Сама Эриса вовсе не курила... Не умела, да и как такая девушка может сотворить подобное?.. Сигареты ей просто, не идут. Возможно делают чуть старше... Возможно на душе становится спокойней от этого приятного запаха, но... Но разве кому-то важно, что творится у нее внутри?.. Задумчвость была ей не к лицу. Вот попросили счет и повара, ту, что приговорила это блюдо. Эриса мило улыбнулась и проследовала на кухню. - Тебя зовут... - тот тихий шепот и вновь стало не по себе. Работать просто не было настроения. Хотелось, что бы кое-кто сейчас оказался рядом. Хотелось вновь увидеть те черные глаза, будто жемчужены. Вот она уселась на стуле, чуть отклонилась назад, а после запрокинула голову. Вновь тихий вздох и черные глаза прикрылись. Внутри, что-то сжалось. Эриса будто ждала "его"... Просто хотелось вновь встретиться с ним взглядом, пусть холодным. Пусть он немного пугал... Но в нем было, что-то родное и именно по этому хотелось вновь увидеть тот взгляд. Услышать тот голос, пускай немного грубый, холодный... А возможно все из-за запаха табака?.. Возможно они пробудули к нему какие-то чувства?.. Кто знает... Но все равно хотелось находиться с ним рядом, но как он его сможет понять... Почему... И что ей ему сказать?.. Вновь вопрос, и вновь без ответа... Вот глаза открылись и взгляд устремился на дверь. Как маленький ребенок она ждала возвращение... Отца?.. Друга?.. Любимого?.. Столько вариантов, но ответа все нет... Но так хотелось его найти... И быть не одной во всемя заблуждений и детский ошибок. Странно, но все посетители были довольны и не издавали не одного звука, будто по волшебству. - Идиотка... - легкая усмешка на губах разбавляла скуку от ожиданий, но все же было не по себе и сердце хотелось выскочить от груди... А от чего, было не понять... Увы, ей было без него плохо от чего хотелось убежать и плевать на работу, но все же, что-то держало ее тут...

0

122

День был сегодня ужасно сумбурный, до рабочего места Кею так и не суждено было добраться, что ж ладушки пусть премию получает помощник, надо ведь и ей блистать. Не успел Кея и закурить как ему на плечо легла сухонькая ручка, вся в мелких морщинках, и звонкий, не по возрасту голосок произнёс.
-Уважаемый, не окажите ли вы мне небольшую услугу?
Лёгкий поворот головы и взгляду Кею представился божий одуванчик. Дама, в летах, притом давно, одетая ну явно очень и очень дорого, простите лейблы не назову, Кей не очень в этом шарит. Руки усыпаны кольцами, явно не подделками, волосы уложены, макияж на лице. Боже дамы, вы меня поражаете! на сморщенной шейке цепочка настоящего жемчуга, в руках зонтик и бумага, ростом до плеча Кея, вся сухонькая и маленькая. "Будущее Сашико". Всё это Кей охватил одним взглядом. "Вот она мечта уличного грабителя, хотя такие дамы ездят на авто  с личным молодым и симпатичным водителем-альфонсом"
Почему то, смотря в её серьёзные и опытные глаза хотелось сделать книксен и или хотя бы выпрямить спину. не то и не то Кей само собой не сделала, не таких видали.
-В чём дело мадам? с лёгкой усмешкой, выпуская облачко дыма спросил он.
-Не мадам, а мадемуазель, я не замужем. - про чирикала старушенция. Молодой человек прочтите письмо! Она ткнула Кею  в нос те листы что держала в руке, в её голосе не было уже просьбы, она приказывала. И прошу мне не отказывать, а то я могу получить инфаркт! - повышая голос и постепенно краснея произнесла она. Видно увидела на лице Кея категоричный ответ нет, который после последних слов, перерос в возмущённое да.
-С удовольствием мадам - сквозь зубы произнёс Кей, само собой не меняя своё мнения о её семейном положении.
-Мадмуазель - спокойно поправила его старшука.
Кей зажав сигартеу зубами развернул письмо и устаивлсь в текст написанный бисерным почерком. "Мать моя женщина, так тут прям любовь"Скрывая улыбку он пару раз кашлянул.
"Дорогая Эльза, я так скучаю по тебе, мы не виделись уже 35 лет, но я всё ещё люблю тебя, я с замиранием сердца жду твоего письма и ты никогда не обманываешь меня, ты пишешь, и пишешь так нежно...я вижу твоё сердце ещё не забыло ту ласку что мы дарили друг другу, ты всё ещё помнишь..."Старушка блаженно закатила глаза, скрестив ручки на груди. Кей медленно сходил с ума, скрепя зубами, и подавляя в себе рвотные рефлексы.
"Помнишь как нам было хорошо в ту ночь....Венеция, звёздное небо, под нами гондольеры поют "Белло чао, белло чао, белло чао", мы на балконе, я медленно снимаю  с тебя кружева, начинаю целовать....о боже эти воспоминания, они кружат мне голову, ты помнишь, тогда я обещал тебе женится. И я сдержу обещание, слышишь, кузнечик мой! Я приеду к тебе, заберу тебя и мы уедем в Австралию, откроем ферму, будем разводить кенгуру" Кей еле сдержался что бы не засмеяться, старушка уже витала далеко далеко в мечтах.
"Что ж, прости пора заканчивать, посылаю тебе свой горячий поцелую и пламенную любовь! Жди меня, моя сладкая, ванильная, и шоколадная конфетка жди!
С любовью твоя гипопотамчик...."

Кей отдав письмо обратно резко закашлялся в кулак.
-Ммм, мадемуазель, вы что правда ждёте его 35 лет?
-Кончено и я знаю он скоро приедет ко мне и унесёт меня на крыльях любви.
-Поняятно - сначала у Кея была мысль просветить даму о том что этот идиот к ней никогда не приедет, и не будут они вместе разводить кенгуру, но увидев её счастливый взгляд то подумал что не стоит.
-Прощайте мадемуазель, он слегка поклонился и вышел из курилки, потянувшись он глянул на дверь кухни. "Пора"Войдя внутрь он оглядел опять воцарившийся хаос здесь, заметил сидящую Эрису, одиноко сидящую, так будет лучше, и так ка помощница повара вполне справлялась со всеми делами, кроме шума на кухне он направился к ней, молча подсел рядом и просто молча стал наблюдать за беготнёй. "Это ад..."

Отредактировано Ворон (2009-12-06 17:14:14)

+2

123

Вокруг какая-то суматоха, шум и прочая рабочая беготня от туда, туда... Ладони ужасно замерзли и девушка опустила их на свои колени. Мурашки пробежали по ее телу даря ощущения блаженства от подаренного тепла, пусть и собственного. Тихий вздох. Казалось, будто изо рта вырвется воздух, который будет виден, как там, на улице. Но нет. Ничего не произошло. Тут тяжелое дыхание совсем рядом и взгляд перешел на шефа. Голос тут же задрожал, как и сама девушка. - Кей?!.. - легкий испуг слышался в голосе, а глаза ее выдавали, от чего и пришлось спрятать взгляд под черной челкой. Такая черная, будто смола, но теплая внутри, но увы уже не для всех. Вновь этот тихий вздох. Казалось рука вздрогнула, что бы дотянуться до руки парня, но все же поднявшись тут же легла на колено Эрисы.
- Ты разве не должен работать?.. - тихая фраза слетела с тонких губ и одна из рук тут же скользнула по шее. Казалось будто официантка пыталась всего лишь согреться, но... Но все же скорее укрыться от этого взгляда заставляющего, что-то внутри биться чаще и забывать о том где он сейчас. Ладони быстро сжались и один из кулачков потянулся к руке парня, но просто застыл всего в паре миллиметрах.
"Я не могу... Мне слишком страшно... Прошло так много лет с того момента как я совсем одна, и если ли смысл, что либо менять? Да и зачем?.. Ведь это глупо..." - едва заметная усмешка на усах, но с долей грусти в ней. Взгляд отведен куда-то в сторону и со стороны это выглядело забавно. Разжатая ладонь возле горячей руки... Ах, как это тепло сейчас греет ее, чуть нет прикосновений и ничего подобного, но ей тепло рядом с этим, как она считает, придурком. Хотя чем она лучше?.. Простая официантка. Лживая, ведь носит маску... А все для собственной защиты... Но детские страхи побороть одной не так уж просто... Но матери уже давно плевать на дочь... Она в бумагах... Дела, дела, дела и только... А значит нет у нее никого... Отец в могиле и увы, навещать его часто не удается. А значит и нормальной жизни просто нет... Одна, но не по своей воле... Именно такой она и была... Хотела найти лишь того кто ее поймет... Всего лишь...

0

124

Налетела некая усталость, как то резко захотелось чего то необычного, дурацкого поступка, о которым потом будешь вспоминать со смехом, либо коря себя. Но чего то безумного, как назло мыслей не было. да и какие мысли Кей уже лет так 10 не совершал ничего безумного - сплошной расчёт.
Кей?!..  Ты разве не должен работать?..
-Должен, а разве это что-то меняет?
Ему послышались, или правда в голосе Эрисы слышалось что-то похожее на страх...Кей внимательно посмотрел на неё, уверенный что определённо её смущает. Слишком близко друг от друга, слишком холодно ей, слишком его тепло нужно ей. Для себя он вполне мог откровенно заявить, Эриса ему нравилась, как и чисто внешне, так и...Трудно объяснить. Я не буду говорить высокопарных фраз, чувства любовь и тд. Это скорее всего просто мимолётное желание, да если постараться можно из него сделать что-то более серьёзное, как из зернышка вырастить цветок, но только надо что бы оба человека старательно поливали это зёрнышко. А я не уверен что Кей способен.
Заговорщически улыбнувшись, и подмигнув Эрисе, он взяв её за руку, осторожно поднялся и стараясь что на них не обратили внимания вышел в запасную дверь кухни, что вела сразу на улицу, минутная темнота коридорчика и вот уже слепящий белый свет, падающий белый снег и мороз пробирающий до конца.
-Решил тебя заморозить окончательно - со странной улыбкой заявил он. "Чёрт что творю" мысли тоже были весёлые, хотелось озорничать что ли, вот так на него подействовала пустая уверенность той старушки в нескончаемую любовь.
-Я сейчас сделаю 3 поступка, он улыбался, боже он опять улыбается! (Эриса можешь ставить себе памятник, ты заставляешь этого гадёныша улыбаться) ) 3, он показал три пальца, за два из них ты меня скорее захочешь ударить, за 3 убьёшь. Но я всё равно их сделаю. Потому что желания и мечтания - это святое, они появляются редко и их надо выполнять. Он приблизился к ней вплотную, его вечная ухмылка, равнодушные глаза, он просто обнял её, прижавшись к ней.
-Первое, прости, но мне так хочется....

0

125

Что-то теплое сжало руку. Эриса поняла, что это парень взял ее за руку, а после и потянул за собой в сторон двери, которая выходила на улицу. Девушка не сопротивлялась, смысла не было. Да и к тому же... Ей, глубоко в душе хотелось остаться с ним на едине... Плевать, что будет... Главное, что бы он был рядом и только он смог укрыть от холода и снега, который заставлял черные ресницы покрыться белым инеем. Эри вслушались в слова парня и вот улыбка блеснула на его губах. Легкая дрожь от холода, которая вскоре сменилась теплом и алой краской на бледных щеках.
- Ч-что ты имеешь в виду? - спросила она пытаясь будто найти, что-то в его глубоких глазах. Девушка не вырывалась. Ей было тепло.. К тому же она просто не могла пошевелиться... Будто все окоченело или тело просто не слушалось ее. Холодная ладонь скользнула по щеке парня. Дыхание было тяжелым от волнения из-за чего часто на свет появлялись очередные кубы горячего воздуха. ей хотелось признаться, что она неравнодушна к нему, но просто боялась услышать отказ. - Я... - начала было она, но немного успокоившись все же решила, что это будет слишком рискованно. Легкая усмешка на губах, а затем три незнакомых слова и явно не на обычном для него языке. - Ich mag dich...* - немецкий. Странно, но, что бы хоть как-то в школе разбавить скуку девушка учила именно его. Говори все, что душе угодно... Все равно никто ничего не поймет... Ведь не знает, что это значит...

*Я тебя люблю(Вы мне нравитесь)

0

126

Подушечки пальцев задумчиво и мягко коснулись тонких, ухмыляющихся губ.
Идеальная песня? Идеальная песня распадается на разноцветные грани: на музыку,  плетущую атмосферу, на голос вокалиста, заполняющий то, что созданное музыкой, как чистая вода заполняет хрустальный фужер, и на слова, на смысл, на содержание, это как рябь на грани той жемчужной воды. И если все правильно, гармонично сложено…всплеск! Всплеск! Всплеск!
Идеальная песня, как идеальная душа…неуловима и далека.
А девушка пела. А Такуми улыбался. Как всегда улыбался, привычно. Не было в глазах ни вдруг нахлынувшего восхищения, ни тени разочарования. Он был как всегда. Все в нем всегда было «как всегда». Сплошная серость. Как серая скорлупа, которая не покроется мельчайшими трещинками даже под волшебством искусства.
Песня кончилась, ухмылка осталась. Рука медленно опустилась, а глаза пробежались по ресторану. Посетители оставались на местах, кто-то заворожено приоткрыл рот, кто-то восхищенно аплодировал, чей-то голос даже что-то выкрикнул, но оставались…на местах. Все логично. Они же все-таки не в опере, а в ресторане, за своими драгоценными тарелками и хмельными напитками.
Потом недолгая тишина и…хлопок, хлопок, еще хлопок. Отрывисто и с разным ритмом. Отчетливо, громко.
Сайо стоял. Распрямив плечи и немного вскинув голову. Стоял и аплодировал. Молча и с неизменным выражением лица.
Потом, не останавливая скудное рукоплескание, медленно шел, остановившись около сцены.
- Браво, Элвен.
Галантно поданная  рука…
- Но я не доволен.
…вместе с утвердительной ухмылкой.
- Ты же пела по заказу ребенка. Она наверняка ждала что-то светлое, доброе про дружбу и улыбку, не так ли?..А ты про крематорий. Посетители…хотят отдохнуть здесь.  Им нужна твоя любовь, а не боль. Чтобы создать идеальною песню, ты должна полюбить всех, кто тебя слышит. И эту маленькую девочку, и толстого мужика за дальним столиком и того каштановолосого юношу, и ту пожилую мадам, и меня…ты понимаешь?
Поднятый и прямой  взгляд ей в лицо.
- Ты прекрасна, правда. Но только этого недостаточно. Не играй в профессионала. Стань им.
Плавный разворот и скрещенные на груди руки, медленно удаляющиеся шаги и негромкие слова, сказанные со спины.
- Хорошо, попробую найти для лучших музыкантов. Не забудь про костюм.
Считайте Такуми тираном, занудой, обнаглевшим боссом, кем угодно. Но…это был его деловой подход.

+2

127

Дама была счастлива, тому, что услышала от повара, эти строчки окрыляли ее. Забрав письмо, она засеменила к своему столику, оставляя его наедине.
Мужчина закончил писать что-то, в это время подошел повар.
- Весьма-весьма. Не смотря на Ваш небольшой возраст, Вы великолепно справляетесь с работой. Так и держать, а теперь извините, мне пора. Улыбка, довольная и искренняя. Мужчина был похож на сытого чеширского кота.
Он хотел уже было встать с места, как на сцене появилась девушка. Она начала петь. Как бы это получше выразится... мужчина заслушался, вспомнил свою жену, преждевременно покинувшую этот бренный мир, по щеке заскользила одинокая слеза. "Наверное, юная леди, Вы тоже испытали нечто подобное... хотя, кто знает, сколько Вам уже лет." Песня закончилась, а он не мог пошевелиться, будто в трансе он продолжал смотреть на певицу. Это могло продолжаться долго, но она пошевелилась - ушла со сцены, и только тогда эта "магия" исчезла. Мужчина быстро встал и направился к владельцу заведения.
- Добрый вечер. Я думаю, Вас предупреждали о проверке, но все же... должен признаться, Ваше заведение стало даже лучше, чем при прошлом хозяине. Вот держите, он протянул тот бланк, что заполнял накануне. - это разрешение, ближайшее время Вас не будут посещать люди, подобные мне. Отличное заведение... теперь, мне пора раскланяться и удалиться. Мужчина улыбнулся и исчез, будто его и не было.
Ресторан продолжал жить своей жизнью, как и раньше.

Квест окончен, зарплата будет выдана. Всем спасибо, все свободны)

0

128

Она должна была внимательно вслушиваться в слова, обращенные к ней. Она так и делала. Только в тот момент, когда зазвучала песня, лиса просто забыла о своей человеческой сущности. Да, как и человек, Йосеи желала услышать песнь той, о ком столько говорили в этом ресторане, ведь раньше ей такого шанса не представилось. Наверное, если бы это была другая песня, Кинсьо послушала бы ее как простой посетитель. Первые же строчки песни заставили ее забыть о ресторане, о посетителе, обо всем на свете, и безжалостно кинули туда, в прошлое, которое уже давно придано было забвению. Насмешка ли судьбы или простое совпадение, что именно так начиналась песня, не имевшая отношения к ее трагедии, но так ярко напомнившая ей о тех днях?
-Как цветы умирают в огне,
Пепла лёгкого лепестки….

Да… Цветы в палисаднике, сжираемые жадными языками голодного пламени, которое уничтожает все, что стоит на его пути. Все, что было так дорого ей тогда. Золотые колосья, словно солома, превращаются в пепельные хлопья, навсегда покрывая священную землю кицунэ покрывалом скорби. Окруженные столбами огня, загнанные в ловушку, покровители пшеницы мечутся в бессилии, не видя выхода из капкана. Алые языки лижут их прекрасные шубки, вызывая противный запах паленой шерсти. Взвизгивания и скулеж растерянных лисят тонут в общем крике безысходной смерти, что доносится откуда-то со стороны деревни.
-Пепелинки, пепельный снег
Тёплый воздух уносит вверх….

Вот уже рядом никого нет, а огонь, насытившись, ушел восвояси, оставив после своего ужасного пиршества лишь покрывало из пепельных перьев, что кружат в воздухе, словно снежинки в канун Рождества. Только совсем не рождество отмечает этот горячий снег, а праздник самой Смерти, собравшей богатый урожай. Даже воздух еще не остыл, а кое-где слышаться стоны и крики выживших, но обреченных на смерть. Лишь единицы успели спастись.
-Нас друзья, убитые горем,
Со скалы развеют над морем…

Люди, скорбящие по ушедшим, стоят на обрыве, роняя соленые слезы в море. Только этой бушующей стихии все равно, ведь вся вода в ней намного более соленая, чем слезы всех оставшихся в живых. Золотые глаза наблюдают за ними, однако нет сочувствия к этим созданиям. Сами виноваты, что начали эту бессмысленную войну. А в чем виноваты они, так долго защищавшие их урожаи? Ни братьев, ни сестер, она никого не нашла. Больше делать там ей было нечего. Ничего не осталось. Ни единой ниточки, связующей с этим покрывалом пепла.
-Всё на месте - цветы и трава,
Ты сгорел - я осталась… жи…ва.

Да, однажды она случайно забрела туда, в те места. Казалось, что жизнь вновь посетила эти земли. Только это уже было другое место. Ведь там не было их… Она одна спаслась из этого ревущего пламенного ада. Одна.
-Я учусь грустить, улыбаясь.
Слишком много печальных историй…

Хотя умом Йо и понимает, что эта песня далека оттого, что было с ней, и все равно, словно про нее. Ведь так и есть, надевая различные маски, она всегда сбегала от грусти, никогда не выставляя ее на показ. Другие истории, затмившие эту. И благодетель, что тоже стал пеплом. Только другим. Ведь у него не было сожалений.
Песня закончилась. С последним словом улетело прочь и последнее воспоминание. Кристальная слезинка скатилась со щеки, разбившись на тысячу осколков о пол. Йосеи даже показалось,  что она слышала звук разбивающегося хрусталя. Девушка внимательно посмотрела на певицу, замершую на сцене.
"Интересно, почему она выбрала именно эту песню? Странно. Так зацепить. Ведь я уже почти забыла. Правду говорили. Волшебный голос".
Хотелось узнать, что же за человек пел подобную песнь. Только Йо была на работе. Грустная улыбка, адресованная Элвен, аплодисменты.
С сияющей улыбкой Йосеи повернулась к клиенту, с которым шел разговор. Подобное не могло испортить столь прекрасного дня. Ведь она уже давно сумела выиграть битву с прошлым. Поэтому и могла искренне улыбаться и наслаждаться жизнью по полной. А подобные воспоминания… Они порой полезны. Поэтому она благодарна. Пусть и та певица и не знает об этом. Сей факт не суть как важен.
Лишь теперь его слова дошли до разума Йосеи. Девушка улыбнулась, открыто и весело.
-Небольшой возраст, хааа?..
Естественно, она промолчала, что оня явно старше этого мужчины. Взглянув на него, она поняла, что и он испытал нечто подобное ее чувствам.
-Благодарю. Желаю вам приятного вечера.
Тихий, спокойный голос, не подходящий для маленькой девочки. И прощальная улыбка, как у ребенка, ожидающего новой встречи. Взгляд в сторону аплодирующего Такуми-сана. Ей тоже хотелось бы поаплодировать так. Только ее место не в зале, а на кухне. Бросив еще один взгляд на нимфу этого ресторана, Киньсо направилась на законное место работы. Кин осторожно поглаживала прядки ее волос, лишь одна заметившая, что буря в душе лисицы еще не улеглась.
А на кухне никого не было. Вернее, не было того, кто должен был отвечать за всех работников. Йо заскрипела зубами. Нет, она точно должна будет проучить этого лентяя шефа. Иначе она не кицунэ. Только пока она слушала песню и благодарности клиента, накопилось слишком много дел. Пришлось закатать рукава, чтобы справиться со всеми заказами, поступившими после песни.

+2

129

Какая милая ситуация получилось, аж плеваться хочеца. Нервные признания, жаркие объятия а вокруг снег, снег, снег, посыпает собой чувства, пытаясь остудить их, остудить буйные головы влюблённых, что бы образумить их.
Это красиво, но не про тех кто сейчас стоял на заднем дворе, в маленьком квадратике, где внизу все бело, а вверху звёздное небо(и плевать что идёт снег, звёздное небо лучше). Она греется в его объятьях и шепчет то что не дано ему понять, и проблема не в другом языке.
Он промолчал, понимая конечно что это не просто слова, и они не просто так брошены на ветер, что здесь  кроется смысл, который дано понять только им двоим...Или нет? Его мысли остудило ледяное касание её руки, по щеке, вздрогнув от неожиданности, он коснулся её волос, гладкие прядки, как чёрная река стекали по его руке, а он смотрел и казалось правда, что  в этом чёрном глянце отражаются все чудеса вселенной.
- Второе прошептал он его горячее дыхание обжигало её губы, так близко, так близко, и было бы "пересечение двух кривых в одной плоскости" попросту говоря - поцелуй, но судьба видно не решила заставлять трепетать сердце Эрисы, заставлять опять метаться в неизвестности душу Кея, и она помешала им.
-Чем это вы тут занимаетесь? - да это был некогда приятный, но сейчас да ужаса противный голос бармена, он и так уже ревновал Эрису к Кею, а тут он сквозь полупрозрачную дверь кухни увидел как "этот противный повар" ведёт куда-то Эрису, само собой надо было проверить и помешать.
Они не разбежались как в американских фильмах от испуга, делая вид что они даже и не приближались к друг другу, Кей достаточно нагло придерживал Эрису за талию, губы снова преобразовались в усмешку, глаза сталь непроницаемым агатом. И кажется уж не видение ли это было? лёгкое касание губ....Сон? Отпустив Эрису, как будто с неохотой он пошёл к двери, обогнув бармена, как какой то столб.
-Обидно. И ах да, третье, чуть повернул голову в её сторону мелькнул лишь приподнятый уголок губы. Ты будешь моим сахаром Эри. Сказано сделано, безмолвное согласие, заключённый договор.
А что вы хотели? И дальше сплошную романтику? Нет сказка кончилась, добро пожаловать в реальность. В реальность он Маэстро, она сахар, и если он хочет, то он заполучает. А чувства? А кому они нужны? Бесполезная трата нервов, есть смелые? Попробуйте, заставьте Кея чувствовать.
Вот и зал, все спокойный, все просто пришли сюда поесть, даже не догадываясь о том какая буря происходит у них почти перед глазами.
Казалось бы Кей должен быть доволен, но всё же пара слов всё ещё беспокоили его, обежав зал глазами он обратил внимание на кучку пузатых дедов, сидящих и уплетавших толстые сосиски, с ними за одним столом сидела уставшая девушка. "то что надо". Кей быстро подошёл к ним, коротко кивнул демонстрирую невероятную занятость, резко наклонился  к девушке и спросил:
-Вы ведь знаете немецкий? перевидите:Ich mag dich.... - он не просил, он требовал, хоть и с трудом произнеся, но всё же довольно ясно, уверенный что дождётся ответа(само собой он уверен, ведь это наша прихоть что бы именно сейчас и именно с переводчиком и именно немцы сидели за столиком)
Девушка пару раз моргнула, от удивление скорее, скользнула мысль о том "какой красивый" но и сразу огорчения, вот его уже кто-то любит.
-Я тебя люблю , можно и по другому перевести - но Кей уже не слушал а со странной ухмылкой направился обратно к дворику ресторана. Распахнув дверь, он заставил бармена немного подвинутся.  Кей же освободив проход, прислонился к двери, глазами и этим самым движением приглашая Эрису отправится  с ним. Куда? Неважно. Зачем? тем более не важно. Просто с ним. Он не может дать почти ничего взамен, чувствам, нежность, ласка, это не для него. Но он может дать возможность просто быть  с ним, разделить его жизнь, даже временно, и больше понять его. Это уже хоть что-то....

Отредактировано Ворон (2009-12-07 13:34:05)

+1

130

Сжатые зубы, чуть приоткрытый рот и охлаждающий резкий вдох, чтобы  смыть с себя и своей души некий белый осадок, песком скопившийся где-то в груди.  Она не могла сказать, насколько хорошо она спела, ибо своего взгляда на  исполнение своей же песни у неё никогда и не было. Не в её принципах было увлекаться самооценкой, а потом доказывать какому-либо критику, что его мнение - это вовсе не так, как на самом деле.
А сейчас.… Все закончилось. Люди впитали серьезный и печальный настрой. И, по  мнению оборотня,  этого должно было быть в самый раз. Ведь если так посмотреть, то контингент посетителей «Маски» – это  прожженные деньгами и аферами люди. Некоторые из них более благородных целей, некоторые более низких, но у всех за спиной немалые года и огромный жизненный опыт, основанный на постоянном риске. И совершенно будет верно сказать, что нет ни одного на земле существа, полностью и с потрохами ощущающего счастье во всей его мере. Люди часто проигрывают. В жизни больше трудностей: высоких стен и обрывов. И порой случается так, что на кону стоит все, что ты наиграл за все время. Что ты и теряешь, при этом оставаясь банкротом. Люди бизнеса должны были с таким сталкиваться, и пускай не в делах… (Ведь крах – он вездесущ.) … а в  личной жизни, но чувствовали подобное все. Тут только проблема стоит в том, что хочет ли кто-нибудь вспоминать это все или же  старая жизнь потенциально покрылась слоем пыли и склероза так, что  чувство сентиментализма у них притупилось почти с концами. И приходя сюда, публика определенно ожидает чего-то необычного. Не такого, как в других ресторанах, это точно. Ведь это скучно, видеть на сцене поющую про арлекина Пугачеву, юных мелких певичек, глаголющих о чем-то низком и пафосном, современных песняров, исполняющих песни на заказ, девчонок, кричащих глупые слова о любви и одиночестве. Все это  серо и безэмоционально. Они жаждут иного. И порой, чтобы проснуться от замученной работой жизни требуется утечка эмоций, например слезы.  Одна песня - еще ничто по сравнению со всем репертуаром. И не каждая из них может восхищать. Это  типичные законы. С ними ничего не поделать.
Встряхнув головой, Эл попятилась от микрофона. В так называемом зале изредка были слышны остатки от аплодисментов. Или не остатки? Или так оно и было? – она не слышала.  Все с тем же кукольно неизменным выражением лица  Сайо подходил к сцене.  Протянул руку. Покрыв его ладонь своей,  оборотень легко соскочила с высокой ступени.
Начальник выражал недовольство. Видимо, хотел услышать что-то более воодушевляющее, сказочное и… детское?
Склонив голову, Эл  закусила щеку. На лице певицы было написано чуть живое сожаление, когда тем временем в голове её буйствовало дикое недоумение. - «Никогда еще в своей жизни не пела на ребячьи мотивы в таких местах. Окружение здесь…»
«О, боги.… Ну не то!»
- Огорченный и презрительно насупившийся вздох.
«В следующий раз будет так, что Чикаго со своим Бродвеем отдохнет…» - самоуверенное ироничное заявление и внутренняя усмешка над своей наивной глупостью.
Взгляд, направленный в тот момент на Сайо, в последующем мгновении совпал с его взглядом. 
Его речь подобная нотации. Скучна. Хотя быть может, к ней стоило бы и прислушаться. Все таки Элвелин еще слишком молода. Куда к черту её 43, когда в тоже время некоторые живут сотнями?
Кроткий кивок головы в знак того, что она все уяснила. Типичный поклон в стиле японских служащих и тихое «Спасибо»…
Про платье она поняла и это уж точно не должно было вылететь из её головы. Этот, как бы, дрэсс-код должен был стать её визитной карточкой. Её неотложным домашним заданием…

Выпрямившись, Эла уже была капитально уверена в себе и после более или менее успешного начала должна была проверить свой «порядок». Как-никак, а единственное, что удалость уяснить точно, так это то, что владелец был требовательным до степени идеала.  И его (идеал), следовательно, нужно было поддерживать.
Скорым шагом достигнув большого коридорного зеркала, Элвен со вниманием изучала свой облик. Все вроде бы в норме, но что-то не так. Причину она выяснить не особо смогла – глаз был не навострен, но зато старалась.
Внезапно открывшаяся дверь и по реакции оборот головы в сторону шума, оставивший в бесхозном одиночестве отражение пепельноволосой леди в зеркале. Но никого не было. Видимо кто-то что-то сделал: то ли вышел, то ли вошел… Не особо волновало, но изрядно напугало.

Отредактировано Elwen (2009-12-07 14:46:34)

0

131

Было так тепло и плевать на то, что на учице явно не трицетиградусная жара. Губы. Такие теплые, точнее горячие. Они едва сопрекоснулись. Едва слились в едино, но... Но вновь черная полоса появилась на пути девушки. Она лишь отвела взгляд в сторону пытаясь не смотреть в глаза бармена.
- Это столь важно? - робкий шепот. Девушка все еще не отошла от случившегося. Вот взгляд перешел на парня. Он отпустил ее, но с явной не охотой. А после те слова, которые заставели зрачки расшириться.
"Что?" - едва заметная ухмылка на губах. Внутри вдруг, что-то закололо... Стало больно... Но все скрывала открытая усмешка на тонких габах.
- Всего лишь ложь... - прекрасные черные глаза тут же оказались под черкой. Вдруг, что-то теплое на плече. Ворон уже ушел, осталась лишь Эриса и бармен. Хороший человек, но дампиреа не видела его как любимого человека... Лишь как друга... Легкая улыбка, будто знак, что все нормально и она уже просто привыкла к подобному. Пришлось обхватить плечи руками, что бы хоть немного согреться, но появление маэстро тут же все изменило. Еще она ноша легка ей на душу словно камень, но, вновь это никого не косается. Вновь тот холодный взгляд и легкая ухмылка. Вновь маска натянула та хрупкую девечью душу. Больше одиночества Эри не любила пренадливать кому-то. Она любила быть свободной и очень не любила когда ее лишали этого.
- Я очень вредный сахар... - щеки горели. От чего не понять, но все же рабочий день для девушки уже закончился, а это значит пора ленять с работы. Вот только... Маэстро появился... Хмм... Это куда больше ослажняло ситуацию "уйти, погулять"... Она будто не замечая парня пошла в сторону переодевалки для сотрудников. Женский зал. Всего десять минут прошло и девушка вышла "как с иголочки!" Волосы уже были чистыми, а главное сухами. Да и костюмчик совсем другой. Длинное платье. Черные перчатки. Сапоги и плащь не изменились. Ногти все так же накрашены черным лаком, вот только теперь их вовсем не видно. Губы так же потемнели. Черная помада лишь больше бледнела ее, но это никого не косалось. Эриса вышла из ресторана и стала ждать его... Она знала - он придет за ней! И просто так не отпустит!

0

132

Глуп тот, кто идёт за сердцем и несчастен тот, у кого его нет… Дерек в одно мгновение оказался несчастным глупцом… В хрупкую иллюзию его счастья впились острые когти реальности и всё посыпалось, серым пеплом. Мир дробился в его глазах или же это душа умирала? Сердце замирало и падало, снова и снова разлетаясь сотней осколков. Каждый стук этого сжимающегося и кровоточащего комочка  приносил невыносимую боль… Оно болело, зияло раной, черным провалом в его груди, куда засасывались все чувства и желания…
А она улыбалась, обнимала другого и улыбалась… Вдох… Как же больно… Твоя улыбка Элвен… Она не мне… Выдох… А воздух наполнен ядом… С каждым вздохом, невыносимая боль, просто от осознания того, что он ещё жив… Хруст и стеклянные слёзы… Это умирает в судорожно сжатой руке бокал. Вино и кровь падают на белоснежную скатерть и расцветают там алыми цветами боли… Он не может больше смотреть на неё, больно, слишком больно… Но ещё тяжелее отвести взгляд… И он терзает себя, глядя на объятья и улыбки. Она обнимает не меня… Она улыбается не мне…
Тяжело, мучительно, но он делает это, уводит глаза в сторону, с кровью отдирая от парочки у стойки. Непонимающе смотрит на то что осталось от бокала… Почему никто не заметил? Ааа… Суп. Ну да, там же таракан… Зацепится… Хоть за что нибудь. Думать о другом, о тараканах, о супе… Только не о девушке у барной стойки, только не о ней…
Дрожащей рукой, Дерек поставил, то что осталось от бокала на стол. Роза… Хрустальная роза, окрашенная в розовый его кровью. Перевёл взгляд на руку. Надо бы перевязать, остановить кровь, но… Зачем? Что-то внутри него ревёт: УБИТЬ! УНИЧТОЖИТЬ! Разорвать на куски, а лучше вырвать сердце, как это сделали ему, и сжимая в руке пульсирующий и кровоточащий ошмёток плоти, смотреть как умирает враг… Как медленно вытекает из него жизнь, как тускнеет в глазах ужас… Он видел это так, как будто это происходило в действительности, но удовлетворения не было, облегчения тоже… А были глаза Элвен… Ужас, боль… Он не хочет видеть это в глазах любимой… Я ведь умер для тебя… Теперь он, занял моё место… Теперь он… Ты улыбаешься, ты счастлива… Так смею ли я воскресать из мёртвых и портить твою жизнь? Дерек знал, что ответит на этот вопрос… Он смотрел на свою руку и думал о том, что сегодня умер во второй раз…
Надо уйти… Надо уйти… Он повторял это снова и снова, но всё перекрывал дикий крик : ОНА С ДРУГИМ! Другой коснётся её волос, другой будет просыпаться вместе с ней утром, другой будет смотреть в эти разноцветные глаза… В ЕГО ЛЮБИМЫЕ РАЗНОЦВЕТНЫЙ ГЛАЗА! Время с шорохом падало на его плечи, пригибая Дерека к столу. Минута, одна вторая… Сколько нужно, что бы получилась вечность? Вечность без НЕЁ…
« Я видела это во сне, как цветы умирают в огне…» Разряд тока. Элвен? Её голос, единственное что Дерек слышит, всё остальное, его мозг отказывается воспринимать и все шумы сливаются в неразличимый гул… Гул моря? Пусть будет море… Она пела, а он умирал… 
Всё так, всё так… Всё пепел…Я – прах.
Дерек уже знал, как хочет умереть. И пусть Снейк развеет его прах над морем. Последняя воля… Моя последняя воля…
Он видел море… Со скалы. С ним рядом стояла Элвен… И были обгоревшие клочья небес…
Ну а я… зачем ещё здесь? Пеплом… Серым пеплом, рассыпался он у её ног… Что я без тебя? Я прах Элвен… Я твоё прошлое, я – прах…
Он не смотрел, но видел… Видел её тонкую фигурку, знал, что она стоит на сцене… Глаза закрыты, но похоже кто-то вырезал её на внутренней стороне век. Не спрятаться в темноте, не уйти в небытие… Песня кончилась, но насмешливым эхом осталась в его ушах... Ты сгорел - я осталась… жи…ва… Ты осталась жива… Я – сгорел… Всё будет, как ты спела любимая, всё будет так… Дерек поднял измученные глаза, как раз вовремя, что бы увидеть, как Элвен выходит в коридор. Одна… Непреодолимый соблазн, разве он мог отказаться? Шатаясь поднялся. Пьян? Нет, убит. Деньги… Да, надо оставить деньги. Кредитка осталась на столе, дипломат на стуле… Зачем ему это? Вещи… Они не заменят, того, что он потерял. Неверные шаги, его путь отмечают красные капли крови. Почему рука не болит? А может и болит… Да только способен ли он ещё чувствовать боль? Способен, ох как способен, иначе не было бы больно дышать, смотреть, чувствовать, жить. Без тебя, Эл, без тебя… Дерек выходит в коридор и привычно замирает. Две Элвен. Настоящая и отражение… Ты изменилась любимая… Что за повязка? Боги, что сделали с тобой? Но ты всё равно прекрасна… Прекрасней всех… Одна… Такая – одна.
Он знал, что не стоит этого делать, что нужно остановить поднимающуюся руку, что нельзя притрагиваться, нельзя надеяться… На что? Ни на что… И снова красное на белом… Его кровь на её блузке…
- Элвен… Хрипло с трудом, так давно… Слишком давно, он произносил это имя вслух и всё равно оно звучит музыкой… Элвен… Что же ты наделала???

+4

133

Ему нравилась её холодная маска, её ухмылка, её глаза что равнодушием и злобой сверкали из под чёлки. да да, именно двумя этими эмоциями, и они были оправданы. Кею это нравилось, он просто усмехался, очередная победа. Не слишком ли легко. Но нет не стоит забегать вперёд, кто сказал что она побеждена. Никто. Так что...
Она прошла мимо него, не хватало вздёрнутого носика и высокомерного хмыканья, вполне бы сошла за манерную девицу, но тут же стала неинтересная Кею, её немного поникшие плечи, но всё же твёрдая осанка внушали уважение. Кей улыбался, ей в спину, смотрел на неё, но ведь она не видела этот взгляд, а значит и не могла ничего понять, а значит и я не буду говорить что виделось в его взгляде.
Он знал что далеко она не уйдёт, и не потом что она его сахар, ни  в коем случае, просто потому что она якобы этого хотела....Она! И это главное слово.
кей отправился на улицу, на пороге его встретил - охранник-дворецкий и протянул с глупой улыбкой шлем и ключи.
-Спасибо тебе Кей, должок теперь за мной. Ворон немного удивлённо возился на него, он и забыл уже что в его распоряжение есть железный конь, и что он отдал его в бессрочное пользование этому псарню. Выслушав кучу лишних благодарностей он вышел на улицу. мотоцикл стоял, чистенький и уже присыпанный снежком. Кожаные перчатки скрипнули на руках Кея, один взмах и сидение очищено, ещё один и он уже сидит верхом. Хм, рыцарь нашего времени. Открылась и закрылась дверь, явив собой миру "чудное" создание. Эрису облачённую в чёрный цвет. Кей был равнодушен к любым субкультурами, но теперь в его распоряжение было то что связывало его с жизнью, и то что связывало его со смертью. Две девушки, разные на столько...как смерть и жизнь. "Что ж, если поддаться фантазиям то можно сказать и так, одна из них определённо затащит меня в ад, если они не объединятся и не устроят мне ад на земле."
Кей протянул шлем в сторону Эрисы, уверенный что она не откажет ему в поездке, другой рукой выуживая телефон и набирая номер, запомнил его, имея фотографическую память. Вы скажите наглость! звонить одной  девушке в присутствии другой. Но это же всего лишь сахар...Они обе могли уйти от него, легко, спокойно, он бы не задержал их. Но одна сама предложила отдаться в подчинении ему, а другая слишком быстра на значимые фразы. Но если они захотят уйти, он их отпустит.Почти просто так, почти.
На проводе были гудки, длинные, тягучие, действующие на нервы....один...два...три...И так двадцать раз, Кей уже относил трубку от уха, но наконец ему ответили, только не
Лэйси это была....
-Я могу проговорить  с Лэйси?
-А её тут нет, нет это её телефон, ну просто он у другого человека, ну у меня, ну вообщем, хотите его забрать? - серьёзный, немного неуверенный пацанский голосок.
-мммм, хочу, куда подъехать.
Узнав странный адрес, для нашедшего телефон. Улица такая-то тупик такой-то, Кей сунул трубку в карман, удивляться было рано, ему ещё предстоит сегодня испытать не
мало шока.
-----сеть улиц.

0

134

- Какая Вы говорите проверка? – приподнял выразительные брови владелец, в полной уверенности в том, что к нему только что подошел очередной довольный/ недовольный посетитель или какой-нибудь деловой менеджер – чей-то представитель, однако, все оказалось гораздо интереснее, - Ах, комиссия...
И щедрая улыбка, от которой по коже определенно пробежались бы мурашки, чтобы посмотреть на это будоражащее зрелище.
- Да-да, наслышаны о Вас, но никак не ожидали «работника под прикрытием». И давно у блюстителей санитарных норм такие методы работы? Ну чтож, я полагаю, соизволили оставить приличные чаевые?
Усмешка. Адресованная больше не этому господину, а именно себе. Своей несвойственной неосведомленности. Сначала, конечно, была мысль о том, чтобы найти того мерзавца, который «не сообщил», «не предупредил», «не сказал», но подумав, Такуми сделал вывод, что даже если бы и был внимательнее и, как говориться, в деле, все равно бы забыл или не предал значения...Он просто закрутился с этими двумя! С тем заносчивым волком-альбиносом и охотничьим вечерним десертом.
Ну конечно, слова о том, как достойно держится ресторан и как пышно расцветает в руках нового владельца, были  приятнее самого сладкого лакомства.
О, как ему по вкусу была лесть и похвалы. Пожиратель любил, когда им восхищались, любил, когда ценили его труды и творчество, любил, когда его любили. Любил себя, за то, что любили...
- Благодарю вас, - короткий кивок.
А дальше все как по нотам. Рабочий день звонил надоевшей мелодией карманного телефона, говорил лепечущим  голосом партнеров по бизнесу, звучал легкой ресторанной музыкой и отдавался  гудением в висках.
Однако, его смело можно считать плодотворным. Назревшие дела улажены. Планы выполнены. Даже музыканты найдены, и в служебном помещение вывешено оповещение о том, что на следующий рабочий день запланирована культурная программа на тему «Сказочная Венеция», а это значит, что персоналу уже заказаны тематические костюмы, которые будут дожидаться обладателей  перед завтрашнем открытием «Маски», оформление помещения уже в пути и за ночь ресторан облачиться в венецианскую элегантность. В меню – лучшие итальянские блюда (надеюсь наш шеф и его очаровательно талантливый помощник справятся). Решено даже было установить небольшой фонтан с голубоватой подсветкой в центре зала. Это хоть и не венецианские каналы, но тем не менее. Посмотрим что из этого выйдет.
Ну вот и все, пора и откланяться. Сайо сделал свое дело – Сайо может уходить.
- Спасибо за работу, - полуулыбка и учтивый поклон на прощание, адресованный всем сотрудникам. Японская бизнесвежливость, и с ней ничего не поделаешь.
Двери выхода.
-Я могу проговорить  с Лэйси?
Голос резко протыкающий вечернюю тишину, заглушающий ломающийся под ногами снег.
Остановка. Всего на мгновение брошенный взгляд на того, кто произнес знакомое имя. О, у охотника была отличная память на имена.
Незаметная усмешка.
Верный автомобиль завелся с пол-оборота...

=========> Квартира Такуми Сайо

0

135

Эриса вышла как раз вовремя. Парень уже восседал на мотоцикле и протягивая шлем кому-то звонил. Не имело значения кому. Ей уже было просто плевать на все то... Что было у них раньше... Теперь она лишь его сахар, но не намерена слушаться всех его приказов. О, да... Даже вольные птицы бывают послушными, вот только для этого им нужно то, без чего не выжать... Для Эрисы, все же эта была любовь, дружба... Но она не ожидала получить подобное от Кея. Тонкие губы распылись в краивой ухмылки, показались едва заметные клыки. Нет, жажада ее вовсе не мучала, но было больно, от чего хотелось плакать. Вот только она не могла зареветь при нем. Тогда бы она выглядела глупо и макияж, конечно еще он! Девушка стянула с себя перчатки, она немного затрудняли движению ее хрупких рук, из-за чего их и пришлось положить в карманы. А руки все же и остались такими же холодными, как были раньше. Ветер и мимолетный холод. Вокруг белый снег, вот только он уже не украшает длинные ресницы Эри. Взяв шлем, дампиреса нацепила его на себя представляя как глупо будет выглядить потом. Она села сзади. Разговор ей был прекрасно слышн... И этот противный голосок... Она его уже где-то слышала. Вот только где?.. Возможно она бы вспомнила по дороге. Молчание и тихий вздох из-за чего на свет появился очередной куб теплого воздуха. На улыце было довольно холодно, но это не заботило официантку. Вот руки обвили его торс. Как можно более осторожно. Эриса сама не понимала к чему это... Но знала, что так пусть и только для нее, но будет лучше. "Идиот..." - беззвучная фраза, лишь движение тонких губ, а после вновь эта лживая усмешка скрывающая все. Что-то холодное скользнуло по щеке. Это была слеза, а потом еще и еще... Их становилось все больше, но теперь Эри было просто плевать. Ведь есть простая отговорка! "День не удался!" - Так зачем доставать кого-то собственными броблемами и показывать себя настоящую?... Нет смысла... Да... Просто нет... Глаза медленно закрылись. Встречный холодный ветер заставлял прижаться. Эри знала, что после "прогулки" пойдет домой отогреваться. Ведь она совсем не хотела, что бы у нее отмерзло, что-нибудь...
>>> Сеть улиц

0

136

Холодный воздух из открытой двери незримыми прозрачными клубами докатился до её бледной кожи, на которой тут же появились будоражащие сознание и тело,  мелкие и вредные мурашки. Чуть побаливающая незнамо от чего голова, некое напряжение и еще какая-то необоснованная настороженность. Мутная серость. Твердо-вязкая. Бездушная.
И давно она такая?
Ну, наверное, сравнительно. Да и хотя кому какая разница? Все это было чем-то похоже на оборот межциклонных воротов. Так называемое затишье перед бурей, перед грандиозным хаосом, перед штормом, цунами и того вообще хуже.… Да, и вот-с казус: она сама – эта буря, была так близко, что об этом даже подумать было страшно. Всего в нескольких метрах от неё и с каждой секундой приближалась все ближе и ближе, пока холодною мокрою рукой не притронулась к её плечу. Предыдущая настороженность, подбавленная четким контрастом температур на коже, вылилась в испуг. Резкий вздох и оборотень попятилась. Она видела перед собой совершенно незнакомого мужчину. Что он от неё хотел? Сначала чуть ошарашенный и серьезно настроенный взгляд в  его отчаявшиеся глаза… Холодный, стальной, как у настоящей железной девы. Он скрывал в себе нарастающую панику. Ведь могла ли она знать, что именно скрывают в себе  очи этого незнакомца. После - взгляд на губы… они шептали её имя. – «Что наделала?» - Её губы аналогично чуть приоткрылись, но не от желания сказать что-либо, а от пробудившегося в ней крика. Немого и завораживающего. Этот вопрос про  нечто сотворенное Эл повторяла у себя в голове с постоянной частотой, темпом и периодичностью, её терзали сомнения. Жестокие и мучительные. Отчего  так мог себя вести этот посетитель? Может, он выпил? Или, может, она переборщила с тематикой песни? Или….
«О господи Иисусе!! » - Взгляд упал на его руку. В тусклых лучах люстр его мужская ладонь напоминала нечто плавящееся в огне, тонкими кровавыми капельками улетающее куда-то в тартарары. В глазах потемнело. В голову ударил поток собственной  горячей крови, вызвав внезапный скачок давления. Кроткий, ничего не запоминающий взгляд, брошенный на рубашку и легкий шок. Легкий хлопок был пугающе окрашен в алый. Расцветка под сезон. Кровь на снегу. Контрастная, яркая и живая. Где-то меж ребер в тот момент затесался подлый страх. Этот мужчина вызывал в Эл  что-то смешанное между недоумением и боязнью. В принципе, ей было все равно: она не знала его. Но с другой стороны, возможно, она что-то сделала не так? Хотя, спрашивается: «Что?!» - Ведь в последнее время оборотень была ниже травы, тише воды. Неужели наивная оплошность? Или же все-таки это какая-то ошибка?
- И-извините, - легкое потрясение и  сильное, но не частое биение сердца. Казалось, что что-то сейчас пойдет по швам, выпуская из себя всех злосчастных духов и пожирателей её внутренней плоти, как из пресловутого ящика Пандоры.  Слова все пропали, она металась с вопросами: «Что я наделала? Что, черт возьми, произошло? Вам плохо? Вы в порядке? Откуда вы меня знаете?! Вы вообще кто?! И что вам вообще от меня нужно?! Помощь? Или… Что?! Не молчите же!» - внутренний голос дрожал, а взгляд тем временем снова упал в его руку. Дрожащую, истекающую…
Стой бы она в стороне, и на её месте будь кто-то другой, то обязательно бы съязвила «себе», мол: «Что стоишь как вкопанная? Кровь останови, дура! А потом такси ему вызови или коллегам под надзор отдай. На кой чёрт он тебе сдался? Хотя… времени то уже… Опоздала, дорогуша.»
Шаг назад, по направлению к уборным. Требовалось нечто типа полотенца. В конце концов, действовать здесь нужно было незамедлительно. Мало ли что у этого мужчины со здоровьем.  И чтобы от этого потом пала марка «Маски»? А вдруг этот уважаемый - великой важности человек и с ним что-то случится? И в случае чего это раструбят во всех газетах? Господи! Да Элвелин мало того, что вышвырнут, но и дверь ресторана вообще заколотят к черту! А такого допустить было нельзя. Петь в другом месте Эл не особо хотелось, а пение осталось лишь единственным способом докричать что-то кому-то после неких страшных инцидентов, при вспоминании которых кровь до сих пор застывает в жилах.
-Я.. Я сейчас помогу, стойте, пожалуйста, – Она, как будто насильно вырываясь из плена своего собственного холода, робко взяла  темноволосого незнакомца за здоровую руку. Крепко. То ли от нервов, то ли от страха.  – Хотя нет, - она  в суете обернулась, - присядьте, да-да., присядьте. Сюда. – Пару шагов назад и влево, в неширокий коридорчик, где стоял ряд пустых мягких стульев.
Как только девушке удалось посадить бедолагу, Элвен отпустив уже, наконец, свою руку, развернулась на пути к женской уборной.
На лету заскочив в светлую холодного оттенка комнату, оборотень  схватила с длинной «многоместной»  раковины корзиночку с полотенцами и  уже буквально через секунды две сидела около юноши. Тот же, в свою очередь, как говорится, пади и глазом не моргнул. Ведь что-что, а быстрой Эл быть могла всегда. Врожденное, как бы…
Далее -  положила в руку ему мягкое светлое полотенце, секундой позже мигом окрасившееся в багровый.
Суетливый взгляд в сторону основного коридора – пусто. И только где-то лишь шумят уборщицы. Нужно было позвать их. В такой ситуации нужна коллективность.
Продолжая придерживать уже тяжелеющее и грубеющее от крови полотенце, Эл привстала. – «Он, наверное. Просто пьян. Нужно поскорее с ним заканчивать…» Секунду. – Девушка полностью поднялась и уже развернулась, чтобы отойти, дескать, на секунду с целью найти хоть Кого-Нибудь для подмоги.

+1

137

Ты испугана… Не стоит любимая… Не надо! Ты ведь убиваешь меня холодностью взгляда, страхом, неприязнью… Я чужой, я другой… Но это маска, это снаружи! Внутри, я всё тот же! Ты не помнишь, не чувствуешь… Не можешь или не хочешь? Ааааа… Во мне родился зверь… Он разрывает всё внутри… Выцарапывает внутренности… Оставляет только оболочку… Во мне пустота, воздух… Скажи слово и я выдохну… Всё уйдёт, а я сдувшимся шариком останусь лежать на грязном полу… Я пытаюсь возненавидеть тебя… Глупо… Какой умник сказал, что от любви до ненависти один шаг? Он не любил ТАК. Откуда ему знать, сколько шагов на этом пути? Я не могу тебя ненавидеть… Да и за что? Я мёртв… Ты – свободна… Бред… Боги, какой бред… Я близок к тому, что бы возненавидеть себя… Проклятье! Скажи, ты хоть плакала? Вспоминала? Кем я был для тебя? Ненавижу себя за эти мысли…Ненавижу… Вот только тебя не могу… Да и хочу ли? Теперь помню… Я просил о жизни, ради тебя… Даже умерев, я не… Элвен… Элвен…
Сколько боли может выдержать человек? Меня почему-то очень волнует этот вопрос сейчас… Но… Жалость? Откуда жалость и ужас в твоих глазах? А… Ты увидела руку… Ты всегда помогала людям… Я помню… Вот и сейчас… Не можешь бросить меня… Смешно… Но я не буду смеяться… Я больше никогда не буду смеяться…

Противореча самому себе, Дерек улыбнулся… Замёрзшее лицо – дрогнуло, и осыпалось кусками льда. Улыбка? Нет, гримаса муки и боли…  Рука обессилено упала вниз. Я не хочу, что бы ты видела мои глаза… Отвернуться, одно движение, разве сложно? Но как же тяжело, как же тяжело… Он перевёл взгляд на зеркало. Это моё лицо? Не моё… Чужое… Пальцы мазнули по зеркальной поверхности, оставляя красные полосы. Пять красных полос, перечеркнули искаженное болью лицо… Глаза, да, лучше тебе их не видеть… Слишком много боли, слишком много сумасшествия. Черные провалы. Не смотри в них Элвен, прошу тебя, не смотри…Ты коснулась меня – обожгла… Не надо Элвен! Не трогай меня, слышишь??? Не трогай, душу… не касайся – рассыпется…Усаживаешь, берёшь полотенца и садишься рядом. Пытаешься остановить кровь… Зачем Элвен? Зачем?
Дерек молчал… Что-то кричало внутри, умирая в леденящем пламени. Но губы были плотно сжаты. Ни звука. Глаза закрыты. Почему-то перед внутренним взором стояла зима. Только вместо снега – пепел… Серый пепел на черной земле… И запах… Её запах. Он узнал бы его из тысячи других. Даже закрыв глаза, не забудешь, что она рядом. И он рисовал пальцем, прямо по пеплу. Её лицо, на черной земле, в седом пепле…
Он почувствовал как она встала. Не нужно было видеть. Он чувствовал её. И будет чувствовать всегда… Роза с шипами… Сейчас эти шипы впиваются в сердце, в то что от него осталось… Терновником оплетают его душу…
- Отличное начало… Кажется пора  заканчивать… Это его губы сказали? Наверно его… На веках – тысячелетия песка и пепла, как же тяжело их поднять. Не уходи. Сейчас – не уходи… Миг, и он держит её за руку, ещё один - и глаза открыты, впиваются в родное и одновременно чужое лицо.
- Не уходи… С шорохом падают слова, с пересохших губ.
Ну посмотри же на меня!!! Вспомни! Если, хоть что-то ко мне было в твой душе – вспомни!!! Посмотри в мои глаза… Ты помнишь их зелёными – теперь они выгоревшие от внутреннего пожара, черные пепелища… Лицо чужое…. Но смотри дальше, глубже… Там далеко - я! То, что от меня осталось…Дерек вскочил на ноги, подходя вплотную к девушке, не отрывая глаз, от её лица, не отпуская руку.
- Вспомни Эл… Я Дерек… Помнишь… Такого? Почему так хрипло? Как старый, умирающий механизм скрипит в последней агонии, так и его голос…
Боги, как близко её лицо… Её губы… Как давно он касался их? Вечность… Чуть больше чем вечность… Не надо… Он знает, что не надо… Что она не поймёт, не оценит… Что оттолкнёт и будет только больнее. Но уже не остановить, его склоняющейся головы. Время остановилось? Что же ты замерла Элвен? Беги, Эл, беги… Руки конвульсивно сжались, прижимая к себе. Сухие, холодные губы, коснулись нежных и тёплых…
Хочешь – убей… Только не гони… Огненные шутихи в голове… Мир! Где ты? Почему пропал? Почему мировоздание кувыркается перед глазами?
Девушка и парень падали в озеро воспоминаний… Он помнил – она нет. На черной глади воды – картины. Он и она… Любовь… Смерть… А сколько могло быть… Но не было. Не будет… Сотрите ему память! Убейте его… Зачем он, когда вместе с поцелуем уходит жизнь? Когда сердце, томительно замерло, когда дыханье сорвалось… Зачем всё, когда он любит?
А она… Нет…

+1

138

Стремительное движение  в сторону центрального коридора и ступор. Её рука беспомощно сжата грубой мужской. Недополуудивленный взгляд с примесью все того же мерзкого страха. А пред глазами пульсирующая мысль – «Что? Что нужно? Ему! От меня?!»  - Что-то неприятное постепенно подходило к горлу. Нет, совсем не тот  самый комок слез, или же рвотный позыв, как кто-нибудь, может быть, подумал бы. Нет. Что-то горько-соленое, с щиплющим привкусом чего-то металлического. Кто бы знал, что это…  Кто бы знал…Чертовщина какая-то.
Что-то нечленораздельное слетело с уст того мужчины. А следом –  тихая, хриплая просьба остаться. Глубина черных глаз и колюще-режущее, выворачивающее наизнанку отчаяние. Или обман? Эдакая игра? Всего лишь профессиональный, но наподдатый актер? Ведь сколько таких артистов в этом мире? Боже дай! Да их бесчисленное множество. Дайте только кому-нибудь из этих прохвостов повода. Так и норовит наживиться на чьей-то наивности.  Наглые жестокие эгоисты. Пропадите вы все пропадом, жалкие альфонсы!
А сердце жалось. Элвелин начинала все больше и больше верить. Хотя её и до сих пор мучил вопрос тематики: «Какого хрена? Что я сделала?». Остановилась. Темноволосый незнакомец вскочил, направился ближе.  Непроизвольный шаг назад. Тупик. Стенка. Конец? Нет, нужно было уйти. Но почему тогда ноги не шевелятся? Наверное, все-таки конец… Глаза выражали крайнее недовольство и подозрительную настороженность. Не сказать, что ненависть, но взгляд строгой учительницы там присутствовал.  Хотя за этим металлом, в то же самое время, буйствовал  холодный морозящий шторм. Я ведь упоминала, что под самой спокойной поверхностью может таиться самый настоящий и самый глубокий кошмар.… Только зачем его видеть каждому встречному, да и вообще кому-либо? Ведь все двуличны. Ничего не определено. К примеру, взять ситуацию: когда ты будешь искренен – тебя обвинят.
«Та еще штучка… Хах…» - нервный смешок и голова в сторону.
Она помнила. Все до мельчайших подробностей.  Ту встречу, как он снял с неё маску, как она увидела его. Значение фанта. Ту жестокую игру в судьбу и его пафосный уход, который миллионом острых осколков пронзил все её тело, сковав мысли, движения и все вербальные ощущения… Боль. Она помнила её хорошо. И, кажется, знала все её вкусы. Судьба изрядно поиздевалась над Элвен. Но что поделать: еще не вечер. Когда-нибудь и на её улице наступит праздник. Только вряд ли это «когда-нибудь» возможно теперь то с её рассуждениями прожженной феминистки.
Вот. Подошел вплотную, руки не отпуская. По телу прошлась колкая волна холода. Но, тем не менее, её железная неприступность стойко держалась даже при таком коротком расстоянии. Дискомфорта, вызванного таким близким и даже тесным нахождением мужчины рядом, не было.  Её желание могло пробудить лишь чудо или же…. Да, наверное, все-таки чудо. Но таких чудес не бывает. И хоть пускай этот мир не такой, каким его привыкли видеть раньше, но все же настолько чудесных вещей, как, допустим, та же самая реинкорнация или что-то в том же роде не было и никогда не будет. Наверное. Надежда, стало быть, умирает последней.
- Вспомни Эл… Я Дерек… Помнишь… Такого? – пока что внутренний монолог с самой собой и как током парализующие слова. Удар шаровой молнии, а то и сильнее, мощнее, больнее ударил в голову, затмив глаза темной пеленой. Снова давление. Уже шире открытый рот и маска холодной неприступности рухнула на пол, как на том самом маскараде….
Слов не было. Эмоций тоже. Он прильнул ближе и коснулся её губ. Глаза её дрожали и буквально пронзались воображаемым ножом, подступающая горечь в горле все же сменилась тем самым болючим комком. Но слез не было. Спросите, почему? Я же говорила ранее – кончились. Хотя прерывистое дыхание и всхлипы никуда деваться не собирались.
В тот самый миг она стояла как статуя, прижатая к стене. Кукла. Не понимала, что же от неё хотят и за что ей, собственно такая боль? За что швы на её и так уже изрядно разодранном сердце расходятся, оставляя  свежие кровоподтеки?   Её сознание сейчас находилось с неком астрале – между прошлым и нынешним.  Зависло в пространстве. Прокручивая в голове все, что было. И не по одному разу. То замедляясь, то ускоряясь…
«За что?» - тихий шепот в тишине её разума.
«За что?» - всхлипы и откровенный плач в ушах.
«ЗА ЧТО МНЕ ВСЕ ЭТО!?» - истошный крик. Не тот, что мы привыкли себе представлять, как при ситуации, когда у ребенка конфету отобрали. Вовсе нет. Вы просто поставьте себя на месте, допустим, матери, которая получила  письмо из  партии с вестью о гибели собственного сына на поле боя. О гибели своей крови! Единственного, ради которого стоило бы жить. Одинокой звезды на твоем небе. Единственно живой розы среди пепла! Гибелии.. Неет. Его больше неет!
Представили? Тот крик, после которого говорить нормально не можешь месяцами. Тот крик, та истерика, после которой долгое время нитку в иголку вдеть не можешь, когда волосы седеют в течение недели.
Когда, наконец, в глазах кончаются слезы….
Со временем реальность начала наступать, вытесняя собой колкие воспоминания. Скептическое отношение к его речи вызвало у оборотня дикое негодование, возмущение и грандиозную обиду, с которой, собственно, сейчас все и начнется…
Резкий толчок от себя и гневный замах рукой.
Звонкий хлопок пощечины и последующая тишина.
- Подонок…. – шипящий звук сквозь до предела сжатые зубы. Еле слышно. И следующие слова уже четче с придыханием:
- Вы ошиблись заведением, - шаг в сторону. Кроткое молчание.  Учащенное сердцебиение и дрожащее дыхание. Она хотела уйти как можно дальше. Но удалось всего еще на пару шагов. Остановка. Спиной к незнакомцу и тихие реплики, переходящие в истерику.
- Чтобы развлекаться с девушками легкого поведения, не обязательно узнавать про их прошлое, заметьте. Значительно легче! Вы ошиблись заведением, я повторяю! – Зажмурила глаза. Некогда нежный и печальный голос  отчаянно захрипел. – Если же вы хотели бы «снять» именно меня, то…. – Непринужденный всхлип, - Пожалуйста, прочь! Катитесь к чертовой матери! Убирайтесь! – ей уже было все равно на то, кем мог бы оказаться этот мужчина. Он задел её за живое.  Простите. За ныне мертвое….
- Да! Для действенности могли бы и получше узнать о МОЕМ Дереке! – Полный злости взгляд в пустоту. – Хотите знать? Сказать?! Не сказать?!  Мне все равно. – тон чуть снизился, но это было совсем не надолго.  – Так вот слушайте, - Единственный! Неповторимый!  Тот, кто высечен в моей душе посмертно и до стечения дней! Тот, кому я отдана до последней капли! Тот, кого не вернуть! Тот, из-за кого страдала! Тот, за кого бы сама сдохла! Тот, кто каждый вечер меня слышит! Тот, кого  я БЕЗУДЕРЖНО! Слышите меня?! БЕЗУДЕРЖНО и НАВЕЧНО…. – Она с жестоким презрением и яростью в глазах обернулась на того лгуна, на последок бросив ему  процеженное и еле различимое среди  шума – любила….
« И люблю…» – Как наточенным ножом  вскрытые легкие. Это оно самое. Швы разлетелись. Ящик Пандоры открыт… Сердце, растерзанное, бьется, как будто танцуя на раскаленных углях…

+2

139

Хотя шубки у них были и похожего цвета, Йосеи впервые ощутила себя белкой, которую заставляли крутить колесо, чтобы обеспечить энергией целый дом. Заказов, как всегда, было много. Лишь один факт изменял обычную ситуацию - не было ленивого шеф-повара. Видимо, он решил оставшуюся часть рабочего дня вообще не появляться на рабочем месте. Нет, конечно, скоро уже и закрытие близится, но все же. Хотя бы заглянул, чтобы сказать пару напутственных слов. А так Йо с ним на кухне даже и не сталкивалась. Дел было так много, что кицунэ даже не успевала как следует позлиться. Просто крутилась и вертелась, как могла, выполняя заказы, порой давая какие-нибудь указания.
Наконец, этот длинный день подошел к концу. Начинался настоящий вечер. Нельзя сказать, что Йосеи была рада окончанию этого дня. Нельзя сказать, что она не радовалась наступлению вечера. Просто от светлого промежутка времени лиса уже получила даже больше, чем ожидала, а вечер сулил еще больше веселья. Весело напевая какую-то балладу, девушка довольно потянулась. На этом ее работа была окончена. Чувство выполненного долга наполняло ее, заставляя улыбаться всем подряд. Кинсьо быстро переоделась. Хотела было уже идти восвояси, только вспомнила, что видела объявление Такуми-сана. С любопытством взглянула на него.
"Хм... значит, Италия, ха?.. Чтобы такого приготовить? Банальные пасты, пиццы, ризотто и прочее? Надо будет посмотреть особые рецепты, иначе это будет не "Маска", без изюминки-то... Хотя, стоп! Почему это я думаю над составлением меню? Это же работа шеф-повара... Хааааа..."
Мечтательное выражение сразу же сменилось угрюмым. Левая бровка опасно задергалась. Конечно, испортить настроение своей ленью шеф не мог, но она не переваривала тех, кто скидывал свою работу на других. Особенно, если это были особи мужского пола. Сегодня он просто вывел ее из себя.
"Вроде, я слышала, что его "Вороном" кличут. Ха, если бы завтрашний день не был посвящен итальянской кухне, то я бы ощипала его черные перышки и сделала "цыпленка-табака"... Впрочем, не зачем так напрягаться по таким пустякам. Просто завтра будет усерднее трудиться..."
Как обычно, мысли о неприятных субъектах и объектах надолго в головке кицунэ не задерживались. Зачем тратить время на то, что тебе неприятно? Лучше подумать о том, что приятного можно сделать в свободное время. Ведь особых планов на этот вечер у Йосеи не было.  Девушка задумчиво шагала к центральному выходу, как вдруг в нос ударил резкий запах крови. Так и не дойдя до источника этого запаха, кицунэ остановилась как вкопанная. Этот пьянящий аромат раздразнил лису, спящую под человеческой оболочкой. Глаза мгновенно сменили цвет, став золотистыми. Зрачки посветлели и перевернулись в вертикаль.
"Да кто это такой умный разбрасывается своей кровью?.."
На ковре виднелись едва заметные багровые капельки, которые зоркие лисьи глаза моментально разглядели. Пара шагов, и лиса остановилась. Услышала знакомый голос на повышенных тонах. Любопытство заставляло Йо пойти дальше и поинтересоваться, что же за трагедия разыгрывается здесь. Однако атмосфера там была такой плотной, словно третий был бы лишним. Поэтому, глубоко вздохнув, Йосеи изменила траекторию, обойдя источник звуков стороной, подавляя в себе кровожадность лисы и любопытство человека.
Лисичка бодро шагала по коридору. Чем ближе она приближалась к выходу, тем быстрее забывала только что услышанный запах крови. Не дело это лезть в нечто между двумя существами. К тому же ей предстояло решить, что делать дальше. Остановившись на лестнице, чувствуя морозный воздух, Йосеи понимала, что настроение становиться все лучше и лучше.
-Куда идти, куда податься?..
Напевала себе под нос кицунэ, оглядываясь по сторонам. А потом решила, что случай рассудит лучше, чем она. Покрутившись на месте, резко остановилась и пошла по установленному направлению, любопытствуя, куда же ее может занести эта улица.

---> Еще не решила куда

0

140

Это был сон… Её губы… Всё так, как когда-то, но всё же не так… А память услужливо подкидывает одно воспоминание за другим…  Вот она шепчет: «Люблю всем сердцем и душой с тех пор, как только увидела тебя. Хотя и было это не так уж и давно, но все же.» И падают минуты песчинками из разбитых часов…
А он уже в её квартире обнимает, вслушивается в нежный голос любимой: «Пожалуйста, будь моим смыслом…» Я буду твоим смыслом, а ты будь моим всем… И нет времени, есть только она… Парень, девушка и черное озеро в которое они падают…. Их любовь похожа на сон… Самый сладкий и самый короткий…
Сколько будет длиться падение? Сколько слёз за миг рая? Сколько мгновений будет длиться сон? Недолго… Пока он не поймёт, что в его объятьях мраморная статуя, пока она не оттолкнёт, опомнившись…
Толчок в грудь… Ты отшатнулся, ожидал? Да, ожидал наверное… Звонкая пощечина, голова дернулась из уголка губ сочиться кровь. Даже если бы и хотел, не успел бы увернуться… Я и забыл Эл, что несмотря на хрупкость, ты у меня сильная… У  м е н я… Пора бы перестать считать тебя своей, верно? Ты теперь чужая… Чужая. Подонок? Можно и так… Пусть будет подонок.
Дерек не отвернулся, он вообще не шевелился, просто стоял и смотрел на неё. Кажется прощался… А может просто узнавал заново… Послушать о Дереке? А что, это было бы интересно… Расскажи мне о нём Элвен, скажи мне то, чего я не знаю!
Почему её слова хлещут плетями по обнаженной душе? Не потому ли, что он видел её с другим? Какое лицемерие… Браво Элвен! Ты не только прекрасная певица ты ещё и отличная артистка… А сколько боли во взгляде… Сколько… ЛЖИ!
А внутри, поднимает свою уродливую голову ненависть и злоба. Губы складываются в презрительную усмешку, взгляд всё жестче впивается в родной до боли затылок. Посмотри мне в глаза черт возьми, ПОСМОТРИ. МНЕ. В ГЛАЗА!
Элвен повернулась, как раз во время, что бы встретиться с его полными ненависти и растоптанных чувств глазами.
- Любила? ЛЮБИЛА? – насмешливо и зло, презрительно проталкивая слова сквозь пересохшее горло.
- А теперь послушай меня! Подогретая злостью сила, переполняет всё существо, Дерек, опомнись! Но поздно, поздно… Ревущего внутри зверя не успокоить в окутанный темнотой и болью разум не пробиться…
Он схватил её за плечи, толкнул, буквально впечатывая в стену, черные глаза впиваются беспощадными лезвиями, пронзают насквозь, диктуя свою волю. «СТОЯТЬ И НЕ ДВИГАТЬСЯ» - приказ, его не ослушаешься, его не нарушишь и даже губы не повинуются тебе… Обезумевший от боли кукловод, жаждущий наказать, отомстить… Но не смеющий переступить через то, что осталось… Через растоптанную любовь. Тобой растоптанную любовь. И ты чувствуешь его ярость, она хлещет, накатывается плотными волнами, заполняя комнату. Настолько мощная, что ощущается физически. Ты смотришь в его глаза, не можешь отвести взгляда. Присмотрись, под слоем пепла и ярости ты увидишь боль, увидишь любовь… Может ты вспомнишь зелёные глаза, такие далёкие теперь, они сияли всё той же любовью… Которую сейчас почти не разглядеть в черных пожарищах, в том, что осталось от него.
«Я ведь умирал с твоим именем на губах… Я помнил тебя… Умерев – любил… И даже когда забрали память, стоило мне лишь увидеть тебя… Потерявшись в круговороте смертей и рождений, я всё равно помнил… Я любил, люблю и буду любить… Так как никто никогда не полюбит… На что ты променяла меня, на кого??? Я видел… Ты с другим… И ПОСЛЕ ЭТОГО ТЫ ГОВОРИШЬ МНЕ О ЛЮБВИ???»
- Я узнал тебя… Узнал, даже потеряв память… Даже пережив смерть…
ДА ЧТО БЫ ВЕРНУТЬСЯ К ТЕБЕ, Я ПРИШЕЛ В МИР ЖИВЫХ! И для чего??? Что бы увидеть тебя в объятьях другого??? Как ты смеешь говорить, о любви к Дереку, когда пол часа назад обнимала другого, улыбалась ему??? Лицемерка!

Слова, рожденные злобой, отчаяньем. Резкие как удар кнута и болезненные как капли кислоты на коже. Как хорошо, что она не может сейчас говорить, как хорошо, что он отвернулся и не смотрит на неё. Меньше боли, ненамного но меньше. Проще решиться, проще сказать. Высказать до конца. Раз и навсегда…
- Я любил тебя… И если что-то человеческое во мне осталось, то и сейчас ещё люблю… - теперь шепот… Шелест облетевших листьев, которые предчувствуют свою смерть… Но долго ли? Боль сильна, не успела ещё притупиться.. А запах Элвен, проклятый родной запах, раскаленным кинжалом проворачивается в кровоточащей ране. Сможет ли он когда- нибудь забыть? Даже в другой жизни не забыл и никогда не забудет.
- ЛЮБЛЮ! Будь ты проклята! Люблю… Больно, БОЛЬНО! Сколько раз повторять, что бы боль притупилась? Что бы ушла, что бы перестала рвать когтями душу.
Мой дом без тебя пуст… Откуда фраза? Не важно… Теперь всё не важно…
- Помнишь… На крыше… Ты сказала: Скажи мне, что сейчас больше всего хочешь, и оно станет твоим.
Так вот. Я хочу беспамятства. Хочу забыть тебя! Слышишь??? Хочу никогда не вспоминать того поцелуя на бале маскараде, того, как пришел к тебе в квартиру и признавался в любви… Того, как увидел в первый раз… Потому что мне больно…  Я не знаю, зачем все эти красивые слова, о единственном и неповторимом, когда я видел тебя с другим… Я не знаю, зачем тебе вся эта лож. Я НЕ ЗНАЮ!

С последним криком, кулак со всей силы впечатывается в стенку. Как же хочется бить эту белую стенку… Бить из последних сил, сбивая руки в кровь, пока костяшки не расплющатся о бесчувственный бетон… Может тогда полегчает?
Злость ушла, оставив пустоту и сосущую безысходность… Зря… Всё зря… Устало вздохнув, Дерек повернулся к Элвен и легко поцеловал её в лоб. Не задерживаться, не останавливаться… Остановишься – и твои демоны сожрут тебя… Демоны, что сидят внутри, что рвут на части душу, пожирая трепещущие ошмётки.
- Прости меня Эл… Будь счастлива… Призрак прошлого, больше тебя не потревожит.
Отвернуться, освободить Элвен и выйти. Один шаг, второй. Соломея! Забери меня обратно… Моё место среди демонов прошлого, а не среди живых…

На улицу перед рестораном, шатаясь вышел мужчина. Остановился, устало посмотрел в холодное небо и с тихим вскриком схватился за сердце. Рука была вся в крови и на рубашке остался красный отпечаток…
А мужчина лежал на белом снегу, раскинув руки и глядя синими глазами в небо. Его сон закончился… Самый сладкий… Самый короткий… Сон…

+2

141

«И вы – не он. И он – не вы», – Переполненная смолой тончайшая хрустальная чаша лопнула под весом содержимой в ней жидкости. Громко, тихо, разлетевшись, скатившись.… Физически, что-то тоже разорвалось внутри девушки. Может быть, это был просто сосуд, а, может быть, и что-то жизненно важное настолько, что к вечеру она будет белее снега и под конец, ослаблено рухнув, скончается от внутреннего кровоизлияния.  Переполненный презрением взгляд и томительно спокойный, но бескрайний океан обиды внутри них. Кажется, что он был усыплен, перемешан со снотворным, коим являлось нечто неизвестное, мирно спящее где-то на самой-самой глубине, у которой совсем-совсем нет дна. Там покоилось что-то светлое, невинное, но в тоже время до умопомрачения страшное, обезображенное и наводящее ужас… мощное, всепоглощающее и разрушающее, свернутое в комочек и тихо и мучительно стонущее, ревущее….
Он переспросил. Насмешливо. Это не могло не нанести своего урона  на чувствительную душу девушки, снаружи отчаянно пытающейся выглядеть подобающе стойкой женщине. – «Да как ты, мерзавец, вообще можешь надсмехаться!? Ты вообще знаешь, ЧТО произошло?! ЧТО было между нами!? И ЧТО было после этого!!?» - от злости  её губы сжались в тонкую линию, а зубы со скрипом протерлись друг о друга. Еще бы чуток и ее самолюбие и чувство чести не выдержало бы такого напряжения, и терпение подобно дамоклову мечу рухнуло с металлическим лязгом на твердый холодный пол.  – «Я презираю вас, проклинаю все ми силами ада, только ОСТАВЬТЕ МЕНЯ В ПОКОЕ!» - Сердце и легкие, действуя сами по себе, сжались в крохотный комочек, остановив возможность к дыханию. От подобного стресса немного закружилась голова, все поплыло, но фигура мужчины столбом стояла черным силуэтом. Нерушимым. Стойким. Но так ли оно было на самом деле? Эту картину, видимо, вырисовывало воображение девушки. Она не хотела продолжения этого кино, хотела поскорее уйти домой, в тепло, туда, где её поймут и пригреют  единственно важные теперь и адекватные люди.
Сильный удар о стенку затылком, лопатки сжатые в неудобном положении, еще более ужасное физическое состояние. Кажется, Эл по дороге в Маску простудилась. Но не об этом сейчас. Эта встряска не смогла разбудить её сознание до конца. Элвелин спала. А точнее утопала в сером вязком веществе. Каждое прикосновение к ней  начинало чувствоваться более горячим, обжигающим. Все ощущения волнами расходились по всему телу. Откровенно больно не было. Все плохое на данный момент  бушевало где-то в толще того самого спокойного  глубокого океана внутри неё, намереваясь с эффектной жестокостью вырваться на поверхность.
Тем временем юноша что-то говорил. Несуразное. Как, стало быть, можно вернуться, вспомнить и ревновать к тому, кого знал, и знал, естественно, кем он кому приходится? – «Бред…» - К горлу подкатывался очередной комок. К выходу на поверхность готовился взрыв. – «Бреед…» - Мысли вихрем кружились в голове у Элы, она не могла поверить и не верила в ересь подобного рода. На данный момент она представила, каково бы ей сейчас было, не будь все это время рядом Разефона.
И свет бы показался темнотой, и ласковый ветер – истошным ревом, и солнце – луной, и жар – могильным холодом. Она бы не выжила. Без него. Уже тогда, когда вся эта трагедия стала для неё известной.

Хлопковое шуршанье одеяла было вызвано щелкнувшим дверным замком и тихим стоном.
Чуть продрав глаза, Эл суровыми и крайне сонными глазками уставилась в темноту. Что-то светлое и хромое вошло в комнату. – Раз? – хриплый голос и она приняла сидячее положение. В ответ лишь пару всхлипов и все тот же стон, но ни единого слова. Эти звуки, дробящие тишину, как кузнецким молотом захватили сердце  оборотня в тиски. – Что? Что случилось? – Сон начал понемногу отступать, она выпрямилась и подползла к севшему на край расстеленного дивана Разу.  – Эй? – Тихий шепот. Она говорила так, будто кто-то  еще был в комнате. Но, к счастью это или к горю, квартира была пуста. – Тебя не было весь день, что случилось? Где Дерек? – Чуть хрипящий шепот, она приобняла брата за плечи, пытаясь упокоить его истерику. ( Между прочим, мужскую.) Одной рукой она потянулась к светильнику с целью чуть осветить странно себя ведущего Разефона. Он выглядел так, будто у него конфету отобрали, и он боится об этом пожаловаться родителям. Жалкое зрелище. – Не молчи же… Я с ума сх… - Свет зажегся, а на лице девушки был написан откровенный шок. Её брат был весь изувечен и искалечен. Вдобавок к последствиям той самой драки добавилось еще пару десятков свежих увечий.  От сна не осталось и следа.  Меж легкими притаился страх, он сжимал все в комок, что ему попадалось, а сердце, находясь в его цепких противных лапах, отчаянно пыталось вырваться, но не могло… - Р-раз!! Ч-что!?… К-какого!?… Дерек где!? – Глаза в панике расширились, а язык начал заплетаться. – Где!? Что, мать твою, случилось!? Не молчи же, скажи что-нибудь! – Тонкие женские ручки вцепились в его разорванную одежду, а коготки впивались в собственную руку.  В глазах томилась надежда на что-то лучшее, а все тело сковывал страх. - «Я не переживу, если что-то с ним случится, скорее умру. Братик, не молчи же, скажи что-нибудь хорошее, умоляю. Пожалуйста. ПОЖАЛУЙСТА! РАЗЕФОН!»
- Нет его… - после, казалось бы, века тишины и ожидания прорезался знакомый мужской голос.
- То есть как нет?! – Взвизгнула девушка, - Ты совсем рехнулся?! Куда он делся!? Снова издеваешься? Не пройдет, я жду объяснений. Нормальных, адекватных!
- Больше нет. Понимаешь? – Обезразличенное великим сожалением лицо и ироничная печальная улыбка пьеро. – Умер. Под завалами.
«ПОД КАКИМИ ЕЩЕ ЗАВАЛАМИ!? Совсем стыд потерял МНЕ ТАКОЕ говорить!? Всем шуткам есть предел. Идиота кусок!!» - Морозящий взрыв страха и паники скатился по внутренним стенкам её кожи. В следующую секунду наступила тишина. – Придурок. – Окончательный вывод и с разболевшимся сердцем, Эл плюхнулась на свою подушку. – И свет выключи, клоун. – Она пыталась отвлечь себя от мысли о своем ненаглядном, думая о том, что завтра с утра она проснется, а он будет сидеть рядом. Завивать её волосы на палец и по-ребячьи улыбаться, нежно касаясь, даря незыблемое блаженство и завораживая своими зелеными глазами.
Но нет, неугомонный брат не собирался так просто сдаваться. Он говорил. Сначала что-то невнятное, потом про выпивку, про какого-то Котаро, про девушек, про дракона. Все было реалистично. Настолько, что у наивной Элвелин совсем съехала крыша. В то время скорлупа её недоверия была совсем тонкой. И она доверяла всем, кому придется. Со словами: «Нет. Больше нет. Смирись»; со всхлипами, с ощущением слез на своем плече, она окончательно сошла с ума. Что-то в тот момент оборвалось. Насовсем. Так прям больно и грандиозно. В комнате раздалось тихое звонкое хихиканье. После, еще громче, пока совсем не перешло в истерический смех  до слез. Держась за живот, Эл зажмурилась и перекатилась на край кровати так, что чуть даже не упала. Но истерика не собиралась останавливаться, опершись руками о пол, оборотень продолжала уже беззвучно судорожно смеяться, что было наивысшей степенью её нервоза. После – тишина  и тонкие остатки от смеха, переходящие в рев. Резкий перепад настроения и теперь детский плач почти новорожденного ребенка, только что родившегося…
В ту ночь гробовая тишина забрала её крик, слезы и душу. Оборотень совсем не понимала, что происходит. В её голове была каша. – «Что? Почему меня не останавливает Раз? Ведь это всего лишь шутка. Шутка! Ха-ха. Господи, он настолько жесток? Он ведь врет. Да? Мама, он ведь врет?» - Продолжительный всхлип и затаившееся дыхание, он был рядом, он успокаивал, но все же  толика гнева, разрастаясь, начала брать верх над юной Рэйдж. – Отпусти меня! Я пойду и найду его! Какой, ты там говорил, камнепад!? ГДЕ?! ГДЕ?! Я докажу, что это все не так!!! И докажу! ДОКАЖУ! УБЕРРИ РРУКИ!! – Хриплые крики, смешанные с надрывающимся плачем. Он её не отпускал. Держал крепко, как только можно, прижимая к постели ноги и обхватив в кольцо все тело, сдерживая руки.
Скованная тем временем Элвен, издавала воистину адские крики. Со стороны, возможно было подумать, что в неё вселился бес, мигом позже, оставивший её измученное оскверненное сим поведением тело. Последний стон жертвы, которую по живому ножом режут, и  лишь обессиленное тело, падшее в подушку. Тело относительно живое, без души. Просто кукла, льющая слезы из разных цветом глаз…

- «Брееед! Это. Все. Бред. Чистой. Воды!» -  после всплывших воспоминаний,  Эл снова начала сходить с ума. Сколько раз он сказал слово «Люблю»? Так может все, что он говорит, кричит, шепчет – правда? Это очень сильно путает. Актер? Настоящий… Дерек? Или же это все какая-то ошибка, сон? Вот-вот, сейчас, еще пару секунд и она проснется, откроет оба глаза и почувствует под своей головой родной тепло, мирно себе сопящее с  сурьезным деловым видом. Она подтянется поближе, станет рассматривать каждую деталь его лица, не удержится, и ласково поцелует, а он, чуть нахмурив светлые брови, откроет яркие изумрудные глаза, сонно потянется и крепко обнимет, с любовью поцеловав в лоб.
В то же время его слова. О той последней ночи на крыше. Кто еще мог об этом знать только как не Дерек?
Время остановилось…
Сердце единожды сильно ударило и замерло в ожидании чуда….
Глаза воображаемо наполнялись слезами, которых не осталось….
Прикрытый руками рот и обреченно отчаявшийся взгляд. Максимально распахнутые глаза.
Шок.
Вокруг все потемнело, Эл обезсиленно скатилась по стеночке вниз. 
«Вот так все?»
Он ушел. Об этом засвидетельствовал колокольчик над дверью.
«Все…»
Было несоразмерно больно, она готова была умереть прямо сейчас. Но что же её останавливало? Что?
«Все… Все…»
«Так… Быстро…»
На волю просился эмоциональный всплеск. Он был уже на подходе. Упускать то, что сама сейчас только что выкинула, она не собиралась…
«Неужели… Неужели ЗАКОНЧИЛОСЬ!?» - губы затряслись, руки задрожали, но это, тем не менее, не помешало ей соскочить с места и выскочить на улицу.
Тело. Мертвое тело.
Все и вправду так быстро закончилось, но не для Элвен. Не для Элвен Рэйдж.
Все, что происходило далее, было как при замедленной съемке. Оправдания, крики, суетливый поиск его мобильного, вызов скорой, машина, мучительная дорога в больницу, ошарашенные уборщики и… они.… Впервые за столь долгое время обожгли её лицо.

>>> В больничку, наверное о.О

Отредактировано Elwen (2009-12-10 06:27:08)

+5

142

--------->Библиотека

Метель становилась все сильней, люди бегали по улицам, стараясь поскорей зайти в помещение, где тепло и уютно, а Юна, медленно шла и курила уже замершую сигарету, думая о будущем. Как банально, но она действительно думала о своем будущем. Что будет? Где она будет зарабатывать на жизнь? Как она будет бороться со зверем в себе, который с каждым разом все злее и хладнокровней. Как?...-Хех...да как обычно... Взяв и повертев в руках затухшую сигарету, которая уже была похожа на маленькую сосульку, дампиресса выкинула ее. Тем временем она медленно подходила к ресторану. Название ресторана было трудно рассмотреть, все таки пурга, а не май месяц на дворе. -Прохладно однако, а я опять вырядилась. Блин, надо наконец взять себе нормальную зимнюю одежду, а то этот плащ уже свои годы прожил. Юна повертелась и посмотрев на себя со стороны глубоко вздохнула. -Были бы деньги...
Уткнувшись носом в шарф, девушка зашагала в сторону ресторана. Заходить туда Юна бы не решилась, ибо вид у нее был мягко сказать не лучший. Просто постоять рядом и погреться.
А потом продолжить свой путь в никуда.
Путь в никуда...Опять он...Снова этот до боли знакомый путь в темноту и одиночество. Хотя...это было родней и привычней. Зачем терзать себя какими-то чувствами, когда можно просто странствовать и жить, чтобы узнавать что-нибудь интересное. Проверено на опыте, хотя и не очень большом. Но Юне этого было достаточно. Возможно, она ошибается, но пока для нее это лучший вариант, как жить в этом городе.

Отредактировано Yuna (2010-01-31 15:35:27)

0

143

------------> Переулок "Киояма".

Оборо быстро выскочила из такси, протянула деньги водителю и тут же отбежала в сторону, боязливо косясь на автомобиль. Наверное, в этом месте стоит уделить особое внимание отношениям между чудесами техники и юной колдуньей. И описать их можно одним словом - ужас! Да, наследница семейства Ига патологический боялась этих "железных коней", а те, в свою очередь, не особо то старались ей поддаваться. Так что взаимная неприязнь была не только обоснованной, но и вполне даже явной. Кстати, к кофеваркам и плитам отношение было таким же. Даже странно, как Оборо умудрилась поладить с микрофоном, но как-то она смогла, поэтому сейчас девушка и работала в ресторане "Маска" певицей, а не уборщицей, как предполагалось изначально.
Петь юная колдунья умела, причём как-то так получилось, что не только заунывные японские песни, но и вполне даже современные, именуемые поп-сой. Да и баллады, любовные песенки и трогательные признания давались девушке никак не хуже. В общем, репертуар у Ои-тян был вполне даже приличным и обширным, так что посетители ресторана не жаловались. Пока не жаловались, по крайней мере.
Оборо мягко ступала по снежному покрывалу, что стелилось под ногами белоснежной дорогой. Но вот куда ведёт она ведёт? В счастливое семейное будущее? В отчаянье и голод? В одиночество? Да, иногда девушка чувствовала себя одинокой. Хотя бы потому, что рядом совсем никого не было.Из родственников остался лишь отец, который куда-то пропал со смертью бабушки девы и началом междоусобных войн за главенство в клане, да таинственный аноним, который и дал Оборо всё то, что она сейчас имеет. Девушка часто задавалась вопросом, кто же это может быть? Знает ли она его? Зачем он решил ей помочь? Почему-то наследнице семейства Ига грезилось, что это обязательно будет мужчина. Причём и планы у девушки были на этого субъекта соответствующие - замужество. Мням....Четверо детишек, большой дом, собака и кошка, можно будет даже попугая купить..., - радостно мечтала Оборо, прикрывая лицо от сильных порывов ветра паранджой. Если точнее, это был плащ, но мало кто из современных жителей Токио носил что-либо подобное. Правда, саму колдунью это мало волновало.
О, Оборо, ты пришла? Как раз вовремя, твоя смена уже начинается, - приветливый голос одной из официанток ресторана заставил юную деву выйти из её сладостных раздумий. Оборо весело улыбнулась и помахала рукой своей знакомой и сослуживице: Привет, привет! Очень рада тебя видеть! Да, я никогда не опаздываю. Надеюсь, хозяину понравится моё сегодняшнее выступление. Колдунья уже подходила к парадному входу (да, девушка всегда пользовалась именно парадным входом, а не служебным), как вдруг прямо мимо лица пролетела странного вида сигарета, что больше напоминала сосульку. Оборо недоуменно уставилась в темноту, пытаясь найти столько неосторожную личность, что решила разбрасывать здесь мусор. Так, из живых особей тут только незнакомка в чёрном, так ведь?
Доброго Вам дня. Пожалуйста, не мусорите здесь. Хозяин очень расстроится, - юная колдунья в замешательстве встала напротив собеседницы, смущённо разглядывая её из-за чёлки. Да, интересная личность, надо заметить. Один цветок лотоса чего стоит! Интересно, как он не увядает в столь холодную погоду? - удивлённо размышляла девушка, припоминая, что её саму кто-то когда-то звал "цветочек". И сейчас сей аметистоокий растительный субъект женского пола жутко мёрз. Знаете, тут просто смертельная стужа. Не хотите ли Вы посетить наш ресторан? Я сегодня как раз выступаю, так что надеюсь, что моя песня Вам понравится. Я буду очень-очень стараться! - Оборо вежливо поклонилась незнакомке, указывая рукой на входную дверь. Наверное, хозяин порадуется посетительнице.

Отредактировано Oboro (2010-02-01 23:03:55)

0

144

Казино

Пока яростный ветер
Не сорвал лепестки с веток вишен
На далеких холмах,
Они твое сердце волнуют,
Но как же миг этот краток!

"Повесть о Гэндзи"

Глядя на бесчисленные огни, сливающиеся в одну неестественно пеструю полоску, лисичка вспоминала отрывок из любимого романа ее матери-лисы, который она иногда читала повзрослевшим детишкам на ночь. Правда, читались лишь отрывки. Именно отрывки запоминались лучше, нежели полный текст. А огни зимнего города, сливавшиеся за окном такси напоминали волшебный ветер, который поднимала при полете феникс, которую Йо когда-то умудрилась увидеть. Так сейчас, как в стихах, поездка на такси на обычное рабочее место успокаивала те древние струнки, что начали звучать при встрече с луном. Так же как и чувство желания кого-то защитить смывалось вместе с исчерпавшимся запасом магической энергии. Все-таки для ее маленького уровня кицунэ сегодня постаралась на славу. "Краткий миг... как то возвращение в глубины, где я когда-то была... древность, запах старых книг, высохших чернил и восточных специй. Они постепенно уходят, уступая запаху какофоний дорого парфюма и изысканной еды.  Ведь время всегда бессердечно. Оно не желает уступать людям и жизни ни на шаг..."
Ей повезло, что водитель оказался лихачом. Он умудрился доставить ее на место работы с мизерным опозданием. Йо надеялась, что успела прийти до владельца ресторана. Иначе ей грозит выговор. Хотя... если уж Такуми-сан сквозь пальцы смотрит на вопиющее невыполнение обязанностей у шеф-повара, то что же говорить о каком-то помощнике? Единственным минусом оказалось то, что водитель остановил такси прямо около центрального входа. Входа для гостей. Вздохнув, лисичка заплатила нужное и вышла. Времени обходить здание не было. Поэтому она прошествовала через центральный вход. Около него стояла одна из певиц и еще кто-то. Девушка решила не заострять на этом внимания. В конце концов она и так опоздала, так что надо было поторопиться и заняться делом. Йо была больше чем уверена, что младшие повара без надзора ничего дельного не сделали. Уже подходя к подсобным помещениям, Кинсьо начала вспоминать, что же за тематику выбрали для сегодняшнего вечера?
Рутинная реальность поглощала всю романтику приключения, вытравливая все волнующие ощущения.
Быстрые, привычные движения и Йосеи уже предстала в костюме повара, приготовленном для персонала, волосы завязаны в потешные косички. Решительные шаги на кухню - ее законную территорию. Сразу стало понятно, что не зря Йо-чан беспокоилась о состоянии. Впрочем, основное меню уже было, оставалось лишь дать очередные указания, распределяя работу. Чем Кинсьо и занялась после того, как внимательно изучила тематическое меню. "Сказочная Венеция"... ммм... здорово. Всегда любила эту страну. Волшебную. Музыкальную". Губы сами расплылись в улыбке. Как же она любила свою работу. Именно это и заставило ее выбрать жизнь сахара, уйти в такой спешке от новоиспеченной знакомой и подобранного щеночка. Потому что ей здесь нравилось. А она так давно уже не ощущала подобной тяге. Ведь все-таки многое может приесться за пять сотен лет. Готовка была одним из ее талантов, который ей никогда не надоедал. Ведь здесь всегда были возможны эксперименты.

Отредактировано Yoseii Kinsyo (2010-02-03 21:48:37)

0

145

==> Салон "Искусство красоты"
На те последние гроши, что оставались на дне кармана, Юкиро купила в каком-то ларьке грязные, дешевые сигареты и зажигалку. Почему именно это? Потому что, говорят, что успокаивает, говорят, что расслабляет, говорят .. говорят .. говорят ...
Усевшись на скамеечку напротив этого новомодного ресторана, название которого произнесла Вилетта, волчица дрожащими от холода пальцами зажгла сигарету и с непривычки затянулась крепко и мерзко. И, как следствие этого, смачно откашлялась после.
А ветер поднимался ввысь.
А холодный и колючий снег больно оставлял красные следы на щеках и замерзших руках.
А горящие искры вспышками летели на снег.
А грязно-серый пепел обволакивал сердце, не давая покоя мыслям.
А ... здесь должна быть непроизнесенная временем фраза.
Волчица смотрела на мир через сапфировую пеленую своих глаз, заполняя легкие гадким дымом, ощущая всю мерзость этих дешевых сигарет во рту, замерзая и леденея не только телом, но и душой. Сиди и не рыпайся. Твое место здесь. Среди этого смердящего болью льда и окутывающей всех и вся метели.
Жизни нет и не будет.
Кайто, подергивая нервно ногой, докуривая уже, кажется, третью или четвертую сигарету, прожигала взглядом вход в ресторан через дорогу, пытаясь взорвать его мыслями, ну, или на худой конец, пустить туда угарный газ, убив там всё живое.

Настроение: охуительно злобное. Пациент отказался от дальнейшего лечения, выкинув в урну с бумагами все антидепрессанты. Действия сопровождаются спазматическим морганием и тяжелым расстройством памяти, что свидетельствует о развитии слабоумия или же нейролептического синдрома.

Затоптав изнасилованный злобой окурок, волчица направилась к входу в ресторан, прямяком через широкую ледовую дорогу, не внимая "ласковым" просьбам водителей сойти на зебру, направлявших ее периодически в долгое эротическое пешее путешествие, ругаясь и кидаясь нецензурщиной.
Вломившись в тихое помещение Юкиро повесила куртку на крючок у входа и заняла самое дальнее место в ресторане. Официанты, офигевшие от негативной ауры, исходящей от нее, в шоке стояли в сторонке, боясь подойти.
Кайто кинула пару взрывных взглядов на окружающих, а затем и вовсе послав весь этот мир к чертям собачьим закрыла изуродованными руками лицо, принялась терпиливо ждать своего господина.

Зловещий свист в ушах твоих – это кричит твое отчаяние вокруг дьявольской чаши под потолком ума.
А ковер, будто из тараканов.     
Прекратите эту войну! Хватит разрушать себя!

Горячий всхлип подло раздавшийся вслух.                                                     
   
Ноги пусты.                             
Нечего сказать.
Ритм безумия.
Кислотные слезы по щекам.

+1

146

→→ Откуда-то (вероятно, этим "откуда-то" был дом Куро)

Наемник шагал по улице уверенно и гордо, как настоящие короли расхаживают по своим владениям. На нем было черное пальто, черные туфли, черный смокинг с черной рубашкой и бабочкой, черный шарф... Да, он очень любил черный цвет.
Однако, кое-что мешало Ди чувствовать себя комфортно. Кто-то явно преследовал его. Убийца, занимающийся выслеживанием и умеющий выждать правильный момент, не страдал паранойей - он был почти уверен, что мужчина в серой куртке идет именно за ним. Расстояние между ними колебалось от десяти до тридцати метров. Как назойливая муха, преследователь жужжал над ухом Куро.
Но вдруг пропал. "Плохой знак." - подумал охотник за головами.
Прошло минут десять, может больше. Преследователь не показывался, даже когда Куро намеренно заходил в безлюдные переулки, ходя зигзагами по району. Это было странно и заставляло сомневаться в выводах. И так как наемник не был экстрасенсом и никогда не доверял простым предчувствиям, он решил, что все это ему просто показалось.
Наконец Куро дошел до улицы, на которой был расположен ресторан "Маска", в который он и направлялся. У него был назначен ужин на восемь часов вечера. Изначально, Ди рассчитывал прийти раньше минут на двадцать, но все эти игры с преследователем отняли как минимум половину из его запаса времени, и потому теперь он торопился.
Посмотрев на часы плеера, наемник убедился в том, что блуждание по району обошлось ему слишком дорого - дисплей высвечивал без двух минут восемь. И это при том, что часы плеера отставали на минуту-две.
"Паршивая ситуация." - думал Ди. - "Ведь это я ее пригласил и сказал, что буду ждать."
Вот и вход в ресторан, совсем близко. До него осталось всего несколько шагов. И несмотря на спешку, шаги эти будут эффектными и ничем не выдающие нетерпения человека в черном побыстрее оказаться за столиком, заранее забронированным по телефону.

Отредактировано Kurou (2010-02-06 04:44:41)

0

147

Закусочная "Золотой дракон"
В Маску ехали они и, правда, слишком долго. Машин было не очень много, но метель мешала. "Вот сейчас будет весело. Два моих великолепных сахарка, я и этот ресторан. Семейный ужин... только жаль папочки не хватает. Ассар... действительно жаль, что тебя не будет здесь. Я бы посмеялась. Хотя, я и так повеселюсь."
Машина остановилась мягко и плавно. Ви попросила часа через три заехать за ней. Водитель лишь кивнул. Она не собиралась тратить на встречу слишком много времени, зачем? Встреча будет весьма напряженной, и кто-то даже расстроится.
Вилетта вышла из машины, поежилась, натянула улыбку и пошла в ресторан.
Юкки она заметила не сразу. Девушка сама загнала себя в угол, выбрав то место – в углу. Фейри вздохнула. «Волчонок-волчонок... и что с тобой делать?»
Подошла, сняла пальто, села на стул и заглянула в глаза.
- Почему ты так рано? Долго ждешь и, что делала эти часы, без меня?
Да, Ви было действительно интересно, чем занимался ее сахарок. Улыбка из маски медленно перерастала в что-то более настоящее и нежное. Юки заслуживала своим терпением на ласку.

0

148

Как только в помещении Юкиро уловила знакомый запах, она, сконфузившись, смахнула слезы со щек и взглянула на подходящую Вилетту.
- Почему ты так рано? Долго ждешь и, что делала эти часы, без меня?
Её голос... Её кристальный голос сумел как-то залотать раны на душе, хоть и неумело и топорно, но стежки белых ниток крепко продержались бы еще пару часов.
- Я? - переспросила Юкиро, словно хитрый еврей, пытаясь держать себя в руках и делать вид, что все хорошо, прекрасная маркиза.
"Я умирала без тебя !!! ..."
"Изобилие восклицательных знаков означает приближение срыва. Выпей беленькой и успокойся, истеричка" - проговорил змий внутри, сжимая колко горло.
- Ну-у-у... В общем, ничем особенным... Так, ни о чем не думала, прогулялась по парку, - соврала она, почесывая затылок.
Ложь. Ты все эти два часа сидела в её кабинете и вдыхала её запах.
Ложь. Все эти часы ты думала, как бы не покончить жизнь самоубийством и дожить до этого момента.
Ложь. Ложь. Ложь. Тебе нравится, когда в твоей голове вопят это слово? Сломанная кукла. Нелепая дура. Твоя жизнь посвящена тому, кого нет.
И не стоит боле включать кисейную барышню.
Не проси найти тебя.
Не проси избавить тебя.
Держись в одиночку и тогда, возможно, твое пустое пространство заполнит что-то.

Но, Юкиро, пытаясь наставить себя на путь истиный,  пожалуйста, не стремись отключать себе мозги. Слушай и вникай, и если это вызывает у тебя насмешку, не показывай этого, по крайней словами, по крайней мере окружающим.

- А чем ты занималась? - дружелюбная улыбка в пол-рожи.
Фу, что за плохая актерская игра, Кайто, убери эту мерзость с лица твоего.

0

149

-----------клуб "VIP"

Идти и улыбаться было глупо, но определенно хотелось. Настроение было похоже на стаю воздушных шариков, рвалось ввысь. Такое настроение как ни странно не редкость у Шико, после каждого удачного знакомства…Сейчас её путь лежал к ресторану…и надежда на ещё более шикарное завершение дня несмело давала о себя знать. Хотя даже думать о таком было стыдно, потому что казалось нереальным, просто без причины. На этот раз шико изменила себя в привычке гулять пешком и стала останавливать попутку, к чести Сашико следует сказать что множество машин останавливалась, и намерения у половины из них точно имели не самый приятный оттенок, доверилась шико беззубому магу-старичку на старой машине, который за провоз затребовал баснословные деньги, но вселял уверенность что довезёт.
Полчаса протарахтев в машине, шико наконец выбралась ко входу, голову немного мутило, эта таратайка собрала каждую кочку а в салоне витал чесночный дух. Несколько минут и массы кислорода потребовалась что бы вернуть её вестибулярный аппарат в норму, выудив из сумки зеркала она критично оглядела себя, макияжа почти не было, реснички, да немного блеска на губах, волосы она быстро привела в порядок посредством расчёски. И вообщем приняла опрятный вид. Чёрный комбинезон, яркая футболка, короткие белые волосы, милое личико, задорные зелёные глаза.
Она вошла внутрь, ей не надо было вглядываться  в полутьму что бы найти нужного человека, надо было лишь прислушаться, знакомый голос она вычислила довольно быстро, огорчало одно – Ви была не одна. Шико быстро прошествовала в угол зала, остановившись у столика, она улыбнулась.
-Привет.

Отредактировано Сашико Огасавара (2010-02-07 22:24:34)

0

150

Вилетта улыбнулась своими темными, словно ночь глазами, на устах улыбка не отразилась. Было приятно осознавать, что ее волчонок пришел, еще и настроение было неплохим.
- Надеюсь, ты хорошо провела время. теперь улыбка плавно переползла на губки. - Я... ничего особенного. Встреча, как всегда скучная и нудная... да, кстати, я свой телефон утопила случайно, завтра номер буду восстанавливать. Ложь. Ну и что? Разве обязательно Юки знать, что фейри, всего пару часов назад, нервно курила и думала? Нет, конечно же. Это было не ее дело. Пока не ее.
Что-то еще хотела сказать, но очень знакомый и довольно родной голос Шико прозвучал над ухом. Ви улыбнулась.
- Привет. Присаживайся дорогая. Указывая на соседний стульчик, приказала она. - Я решила устроить семейный ужин. Улыбнулась еще шире. - Знакомьтесь. Сашико - это Юкиро, Юкиро - это Сашико. Первый и второй мой сахар. Надеюсь, вы подружитесь девочки. Невинно хлопая глазками, сказала фейри. – Ассара не будет. Он хоть и входит в нашу семью, но сейчас у него... закусила губу -...проблемы. Это она сказала Шико, Юки все равно не знала, кто такой Ацуми и каким боком он входит в их "семью".
Теперь было очень забавно смотреть на всю эту картину маслом под названием. Как же ее назвать. Воссоединение? Смешно и не правда.
Подошел официант, вручил всем троим меню, и поспешил к другим посетителям. Ви быстренько его открыла и спрятала свою улыбку от девушек. «Ты сегодня просто очаровательна, моя фейри, и куклы тоже довольно милы. Никакая постановка и рядом не стояла с тем, во что ты играешь в жизни.» Похвалила сама себя Вилетта.

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Ресторан "Маска"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC