Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Салон "Искусство красоты"


Салон "Искусство красоты"

Сообщений 151 страница 180 из 200

1

http://uploads.ru/i/B/i/6/Bi64h.png

На одной из главных улиц города открыли небольшой уютный салон красоты. Здесь Вы найдете все что вам нужно: парикмахерские услуги, косметология, массаж тела, наращивание ногтей, маникюр, педикюр и многое другое. В салоне можно как и отдохнуть от повседневности, так и сменить свой образ. "Искусство красоты" - очень уютно и спокойно место.Работники всегда рады обслуживать посетителей этого заведения.
К сожалению это заведение не из дешевых. Поэтому не каждый может позволить себе воспользоваться его услугами.

0

151

Действия парня одурманивали, сводили с ума. Суккуб прижималась к нему всем телом, а руками водила по обнаженной спине. Ваниль уже была готова застонать от удовольствия, но вдруг в дверь постучали.
"О, черт! Как не вовремя!.."
Из-за дверей послышался голос Люси:
- Ваниль! Вам звонила Вилетта!
"Ви? ... что же ей понадобилось? Мне скорее всего придутся уйти..."
Девушка мгновенно отстранилась от своего почти любовника и быстро произнесла:
- Секунду!
Ваниль быстро вернула внешность назад и выбежала в смежный кабинет и открыла дверь:
- Люси, чего вы хотели?
Милая помощница Вилетты быстро ввела е в курс дела:
- Звонила хозяйка, сказала, что ждет вас в парке. Под большой ивой у пруда. Попросила купить хлеб и не задерживаться! А всех ваших сегодняшних клиентов переписать на завтра.
- Ясно, - Ваниль улыбнулась. - Спасибо!
Двушка вернулась в кабинет. Подошла к клиенту и стала объяснять ситуацию:
- Прости, но я вынужденна уйти... там моя хозяйка... в общем.. мне жаль.
Ваниль быстро собралась и удалилась.

-------Центральный парк-------

0

152

>====Лас-Вегас, США
февраль - начало марта. 2011года

Проблемы оказались не так уж и велики, как вначале думала Вилетта – подумаешь, какой-то наглец захотел отобрать у нее ее же салон красоты, утверждая, что в бумагах дарственной оказались какие-то ошибки, и помещение не принадлежит фаэри. Человек, который хотел отобрать ее заведение, просто не представлял, с кем связался. Переговорив с несколькими знакомыми, пообещав несколько услуг личного плана - Вилетта решила все проблемы. Тот самоубийца понял свою ошибку и быстро слинял с города, опасаясь за свое здоровье и дальнейшее благополучие. Но все это заняло несколько недель. Ви почти не виделась с Исуги, постоянно была на работе или мероприятиях, где ей должно быть. Ассара, к ее глубокой радости тоже не встречала, даже показалось, что она забыл о ней. Может, так и было?
Мало кто знал, что фаэри вышла замуж, но слухи расползались и к началу марта уже, наверное, все кому это было нужно, знали, что Вилетта де Мериан теперь не одна и суженным оказался не Ассар, а некий Исуги Фарто, о котором никто здесь и не знал. Правда, нашлись несколько не_людей, которые по случаю были знакомы с этим авантюристом. Но, Ви надеялась, что это не помешает ее счастью. Ведь она действительно чувствовала себя с ним комфортно. Каждая минута с ним была как чудо – нежность, тепло и мягкость бытия. Как же хотелось, чтобы все это длилось вечно.
Время шло, все будто бы успокоилось и заведению не угрожало больше ничего. Тогда фаэри решила, что пора уезжать из города. И чем дальше, тем лучше. Вилетта хотела в Париж, она хотела романтики и все-таки получить обещанный медовый месяц. Конечно же, препятствий не было, потому, собравшись, Вилетта и Исуги отправились в Париж.

====>Париж, Франция

0

153

===> Ночной клуб "Инфинити"

Январь. 2012 год.
Утро. Холодно, но ясно.

Снежно. До бесконечности красиво и непостижимо в своей красоте. Удивительное каждодневное чудо - зимнее утро.
Как ты там, моя малышка? Лишь бы ты была в безопастности с отцом и никто тебя не обижал... Моя радость, прости меня за то, что я позволила себе такую неосторожность. Курт, надеюсь ты с ней рядом и оберегаешь...
Но где-то в глубине души Падшая  осозновала то, что её любовь мертва. Нить оборвалась и Абигаль не чувствовала связи с ним, тогда как дочь свою она чувствовала.
Такси остановилось прямо у входа в знаменитый салон. Николь  даже когда была Энджи, никогда здесь небыла, однако много слышала о нем. И всегда только все самое хорошее. Здесь работали только профессионалы своего дела и это внушало доверие заочно.
Ник вышла из машины, чуть не забыв расплатиться из-за того, что была погружена в себя. Свежий воздух немного отрезвил, ведь по крови девушки все ещё гуляла малая доза алкоголя. Она быстро вспорхнула по ступенькам лестницы и вошла в холл.
-Здравствуйте, я на массаж. - Эбби улыбнулась девушке, сидящей за стойкой. Та в свою очередь стала что-то смотреть по компьютеру и Падшая поспешила её остановить.
-Можете не искать, я не записывалась. Пришла и все. - улыбка делу не помогла, визваи недовольно поморщилась, однако согласилась принять клиентку.
-Пройдите в кабинет № 4, проведите все приготовления и ожидайте мастера.
Тон, с которым эти слова были сказаны, Абигаль пропустила мимо ушей, ей не хотелось заморачиваться на пустяках.
Через десять минут она уже сидела готовая, завернувшись в махровый халат и ждала массажиста.

Отредактировано Abigail (2012-01-25 18:06:26)

+1

154

Начало игры
Январь. 2012 год.
• утро: зимняя природа по утру тиха и безмолвна, только слышно редкое щебетание зимних птиц и хруст снега под ногами. Небо безоблачное, ветра нет. Солнце светит ярко, наполняя кристально чистый воздух светом холодного зимнего утра.
Температура воздуха: - 4

Одному Творцу известно, чего в ней было больше этим морозным январским утром – радости от начала нового дня или нежелания покидать такую уютную, нагретую за ночь постель. Скорее второго, хоть лень и не была отличительной чертой ее характера. Однако хочешь или не хочешь, а вставать пришлось – нельзя пропускать первый день работы.
С такими мыслями, быстренько приведя себя в порядок, Мари и отправилась на разведу в столовую, откуда тянулись соблазнительные ароматы горячего кофе и тостов. «Снова расстарался», тепло подумала она о своем дворецком – немолодом уже мужчине, для которого была словно дочь родная. Своих-то детей у него не было, как и вообще семьи, потому он с радостью принял предложение фаэри жить и работать у нее в особняке, за более чем щедрую оплату, идущую отдельно от крыши над головой и питания за счет хозяйки дома.
На скорую руку перекусив и поблагодарив дворецкого теплой улыбкой, девушка стремительно выметнулась из дома, на всех парах несясь к автобусной остановке – времени оставалось впритык, чтобы добраться до салона и заступить на дежурство. Опоздает хоть на пять минут – и начальник смены, брутальный мужчина в возрасте, с не менее брутальным характером, устроит ей головомойку. К сожалению, такого практически невозможно умаслить взглядом голодного котенка или улыбками – слишком суров. Но справедлив.

И все же она успела вовремя. Водитель автобуса, будто чувствуя желание фаэри, гнал как на пожар, не задерживаясь на остановках дольше необходимого. Так что когда фея, поднявшись по лестнице из трех ступеней на крыльцо и через парадную войдя в фойе направилась к своему кабинету, времени у нее оставалось еще около пары минут. «На этот раз пронесло, но впредь надо быть поосторожнее. Не то, чтобы мне работа нужна была, в средствах не стеснена, но… Я же от скуки и безделья загнусь, если уволят!»
Маленьким вихрем пронесшись по коридору, Рина умудрилась на бегу одарить вечно чем-то недовольную сотрудницу за стойкой задорной улыбкой, и ворвалась в свой кабинет, моментально сбрасывая скорость до полной остановки. Причин тому было две – первая заключалась в сравнительно небольшом размере массажного кабинета и ее собственного кабинета, дверь в который находилась как раз напротив входной двери в массажную. А вторая сейчас сидела на краю массажного стола, закутавшись в махровый халат и выжидательно поглядывая на дверь. «Ой мама! Первый клиент, а я чуть не опоздала! Не дай боги начальство узнает, убьют же!» Переведя дыхание и виновато улыбнувшись клиентке, Мари жестом попросила ту подождать еще пару минут и скрылась в своем кабинете. Там фаэри сбросила на стул свой пиджак и, закатав рукава блузки, тщательно вымыла руки в раковине, мимолетом бросив на свое отражение в зеркале над умывальником оценивающий взгляд. Точнее на свою прическу. «Фьюх, не растрепались. Даже удивительно». Покончив с гигиеническими процедурами и вытерев руки, массажистка покинула кабинет, прихватив из кармана пиджака лэптоп и на ходу начиная на нем печатать, не глядя на экран.
«Итак, приступим. Какой вид массажа вы хотите?» - Подойдя к клиентке, Марианна продемонстрировала той экран наладонника с этим текстом, набранном на нем.

+1

155

Иногда чувствуешь себя невероятно счастливой. И тогда не замечаешь ни вечной несправедливости вокруг, ни чужой боли, ни разбитой посуды. Все так, как хочется и все  получается. Так бывает, только очень редко и длится это ощущение очень недолго. Иной раз и понять не успеешь, не то чтобы... И что останется тебе после этого? Беззвучие слез...
Иногда чувствуешь себя невероятной дурой. В такие моменты хочется взять себя за шкиряк и кинуть со всей силы в стену. И разлететься на тысячи кусочков, да так, чтобы никто потом не смог склеить. Лежать на холодном линолеуме и понимать, что ничего не вернуть и не исправить. И что это была твоя последняя ошибка. По стенам стекает беззвучие слез.
Не нужно крайностей. Убивай в себе слабости, чтобы быть сильнее, не поддавать на провокации внешнего мира. Все равно в итоге ты придешь к одному. Рано или поздно. Вокруг тебя останется вакуум беззвучия.
Небольшой двухэтажный дом. Он всегда хранил в себе голоса и смех хозяев, радовался и грустил вместе с ними. Всегда принимал в свои гостеприимные объятья любого, кто нуждался и никогда никому не отказывал. Он пережил несколько трагедий, но оставался стоять не изменяя себе. Это всего лишь дом. Один из многих, в которых мы живем.
Абигаль было тепло и уютно. Вокруг витали приятные ароматы, едва уловимые, но достаточные для того, чтобы умиротворить расшалившийся разум. Хотелось свернутся клубком, как котенок, устроившись у печки и заснуть чутким сном. Видеть во сне сметану и других котят с которым так весело играть в пятнашки. Но миска разбита, а котята утоплены. Мечты всегда остаются мечтами.
Девушка услышала торопливые шаги в коридоре и закрыла глаза. Скорее всего это её мастер. Падшая улыбнулась - видимо опаздывал.
Шум воды, шуршание  - это все было еле слышно, но достаточно для того, чтобы в голове Николь рисовалась картина того, что делают в соседней комнате. Спустя минуту в массажный кабинет, в котором ожидала сеанса Эллингтон, вошла приятная на вид девушка, обаятельная и хрупкая, лет  девятнадцати не больше. Что привлекло внимание ангела, так это её глаза - они очень были похожи на глаза самой Абигаль в недалеком прошлом. Тогда, когда она была Анико. Хамелеоны...
-Восстановительный. Я очень устала и хотела бы привести себя в порядок. - Эбби смотрела в глаза девушки не отрываясь и говорила очень тихо и мягко. Падшая не сразу поняла, почему девушка общается с ней через лэптоп. Либо тут такие правила, либо...
Абигаль наклонила голову на бок и спросила:
-Вы не говорите?

Отредактировано Abigail (2012-01-28 11:44:40)

+1

156

- Вы не говорите?
Ну вот что, что можно ответить на этот вопрос? Марианна вообще не понимала, почему окружающим так важен этот факт. Может быть потому, что по сравнению с ней, не способной к звуковому общению, они чувствуют себя полноценными? Скорее всего, так и есть. Обычно за таким вопросом следует поток неприятной, болезненной жалости, густо замешанной на чувстве собственной полноценности. Не самая приятная вещь в мире, особенно для Мари, с детства ни разу не беспокоившаяся по поводу своей немоты. Если уж ей нет до этого никакого дела, то почему остальным-то есть? Ведь в большинстве своем, к сожалению, сочувствие людское было или притворным, «для галочки», или переполненным самолюбования – «Посмотрите на меня, какой я великодушный!» Неприятно, очень неприятно – ведь она может все это чувствовать. И даже более того – слышать, что думает жалеющий. Такое лицемерие… Помнится, в детстве она вообще не понимала, как может настолько различаться произносимое человеком с его истинным отношением и мыслями. Много она доставала отца этой темой, но он только пожимал плечами с грустной усмешкой. «Такова природа людская, дочка. Мы постоянно обманываем – себя, других… Прячем за добрыми улыбками волчий оскал и, протягивая правую руку с букетом, левой прячем за спиной нож. Не нужно пытаться понять, зачем это… Просто знай и не совершай ошибок, о которых потом придется жалеть».
Папа… Он всю жизнь в ее новом воплощении был и останется для Мари самым умным и добрым. Невероятно сильный морально, эрудированный человек даже для нее, неизвестно скольки тысячелетнего духа.
Воспоминания об отце прогнали накатившую тоску, заставив невольно улыбнуться. «Не моя это тоска ведь, кстати». Пристально осмотрев сидящую на кушетке клиентку, согласилась со своим предположением. «Устала очень, хоть и не показывает этого. Психологически устала, да и физически тоже».
Внезапно сообразив, что так и не ответила на поставленный вопрос, Рина развела руками с виноватой улыбкой, всем своим видом говоря – «Ну да, я не могу говорить. Что же поделаешь». Ловкие пальцы опять забегали по клавиатуре наладонника, и спустя пару мгновений фея продемонстрировала клиентке напечатанный текст.
«Раздевайтесь и ложитесь на живот. Руками лучше обнимите подушку… Но можете положить их так, как вам будет удобно». Снова одарив девушку теплой улыбкой, массажистка окинула ту оценивающим взглядом, прикидывая требуемую интенсивность массажа. Это не заняло много времени – хоть опыта работы массажисткой у нее и не было, но раньше, в деревне, она постоянно делала отцу и друзьям массаж и все были очень довольны. Да и еще бы не были – фаэри ведь питаются эмоциональной энергией людей, возвращая ее им переработанной в хорошее настроение. «Если почувствуете сонливость – не сопротивляйтесь ей, поспите. Сеанс длится тридцать минут, по его окончанию я вас разбужу» - продемонстрировав клиентке новый текст на экране лэптопа, Мари отложила его на край стола и выжидательно посмотрела на девушку.

Отредактировано Marianna (2012-01-27 23:17:31)

+1

157

Люди для того люди, чтобы чувствовать. Ощущать мир через собственную призму души, а не тела. Ощущать и осознавать что и где хорошо/плохо. Милосердие, сочувствие, взаимопонимание, любовь - вот что выделяет из общей массы животного мира. "Венец природы" - прозвище, которое человек сам себе присвоил. И с течением времени все дальше уходит от себя, погрязая в болоте жестокости и черствости. Сколько боли перенесла Эбби, сколько раз склеивала осколки разбитого сердца - разве это цена вечной радости? Разве для этого Абигаль жертвовала всем, что имела?
Ложь и двуличие - такие же неотделимые от человеческой сути части, как руки и ноги. Чем больше разрастаются на лике Земли каменные джунгли, тем крепче они внедряются в разум, сплетаясь с нитями нейронов в мозгу. Потоки людской реки становятся грязней и отравленней. Обратного пути уже нет. Воды никогда не возвращаются оттуда, откуда начали свой путь.
И Николь уже скоро перестанет быть исключением. Постепенно ослабевает вера, сердце уже не заживает полностью, раны оставляют шрамы. Не хочется помогать, любить, доверять из-за страха в то, что тебя кинут, как сломанную игрушку. И для Ник, как для реки, обратного пути нет.
Девушка виновато улыбнулась. По всей видимости, ей уже осточертели такие вопросы, и Эллингтон почувствовала себя не очень хорошо, из-за того, что она обидела её. Однако же извиняться было плохой идеей, ведь визави могла причислить извинения к жалости, а Падшая сама ненавидела жалость. Пусть лучше подумают о тебе, как о невоспитанной и сухой, чем выставлять себя в свете "всесочувствующего и понимающего". Порой не нужно слов. Достаточно  всего карего взгляда в синие глаза напротив.
-Судьба второй раз сводит меня с интересной личностью. Я однажды встретила существо, которому говорить-то в принципе не положено, а оно говорило. Мы очень подружились тогда, а сейчас я сильно по ней скучаю... - ангел имела в виду свою названную сестру Блю, с которой не виделась с тех пор, как вселилась в тело Николь, поэтому в конце девушка подсознательно указала на женский пол.
Этой милой ранимой личности, какой являлась волчица, в сердце Абигаль всегда было отдельное местечко, которое потом стало вмещать и всю стаю - выводок Черной и  Акелы. Бедный волк, которого Падшая  спасла от холодной зимы, когда тот ещё был волчонком, умер от такой же холодной зимы. Для Блю это был удар. Но женщина, кем бы она ни была, ради детей пойдет на все. Блю сумела сохранить и вырастить детей. С одной Эбби сдружилась больше остальных. Снежинка, полная копия Акелы, жила некоторое время в доме ангела. Удивительные существа... - Николь вспоминала о них с большой теплотой.
Ник прочитала текст и улыбнулась. Она была уже полностью готова, ей оставалось лишь скинуть махровый халат и остаться в стрингах. Падшая нисколько не стеснялась и спокойно сделала все, что нужно. Минуты не прошло, а она уже лежала с закрытыми глазами на животе в обнимку с подушкой.
Да, выспаться было бы не плохо...

+1

158

- Судьба второй раз сводит меня с интересной личностью. Я однажды встретила существо, которому говорить-то в принципе не положено, а оно говорило. Мы очень подружились тогда, а сейчас я сильно по ней скучаю... – Сказано это было тем тоном, который не позволял усомниться - клиентка встретилась именно с существом и под этим словом не подразумевается ничего, кроме него самого. Будь на месте Мари простой человек – он бы просто пропустил высказывание девушки мимо ушей, не придав ему внимания. Люди всегда предпочтут не обратить на странность внимания, вместо попытки осознать ее. Им так проще живется – не веря в то необычное, что на самом деле окружает их ежедневно, они запираются в собственном маленьком мирке и тем самым избегают проблем, связанных с этим необычным. Или считают, что избегают… Это ближе к правде.
Вся раса людская в подавляющем своем большинстве приземлена. Ее волнует только хлеб насущный, только материальные блага. Стремление ввысь, жажда дотянуться до звезд и полетать наперегонки с ветром – все это для них незнакомо, непонятно. Более того – оно бесполезно и не способно принести какой-то выгоды, а значит – только вредит, отвлекая от работы. Несчастные создания, они и не подозревают, что по сути куда большие инвалиды чем та, кого в самолюбовании своем лицемерно жалеют при встрече. Хотя и среди них, слепых, как новорожденные котята, нередко появляются самородки. Те, кому не чужда жажда прекрасного и невероятного. Люди Искусства, именно с большой буквы. И это не только талантливые художники, композиторы или поэты. Это так же и режиссеры, спортсмены, инженеры и даже ученые. Да, да, именно ученые. Неверно будет считать, что наука не имеет к искусству никакого отношения. Ведь что такое искусство, по сути своей? Процесс творения и его итог. Момент, когда человек изливает свое вдохновение на бумагу или холст, в файл «блокнота» на компьютере или палочкой на сырой песок пляжа. Момент, когда искра Творца, вложенная им в каждое разумное существо, резонирует с устремлениями и желаниями своего носителя.
А что такое наука? Это тот же процесс творения. Но не картин или книг с фильмами, а формул, графиков и диаграмм, стройного ряда математических вычислений и новых теорий. Вы считаете иначе? Что же, это значит только то, что вы ничего не понимаете в искусстве. Ведь это первый признак непонимания – скука…
Марианна тоже в каком-то смысле – человек искусства. Ну и что, что сама не человек? Ведь давно уже само слово «человек» стало больше, чем названием вида Homo Sapiens, человека прямоходящего. Это теперь имя нарицательное для всех разумных – будь то демон или оборотень, призрак или фаэри.
Только, в отличие от других творцов искусства, материал, над которым работает Мари – это талант. Ведь не важно, какой он силы – пока его не огранишь, придавая необходимую форму, и не отшлифуешь, доводя до идеального состояния, цена ему грош. Этим фея и занимается, это ее призвание и ее работа… Хотя скорее хобби, работой призвание было в первые пару тысяч лет… Пока не перестало быть в тягость.
«Что-то я слишком задумалась…» С улыбкой тряхнув волосами, фаэри бросила беглый взгляд на клиентку, уже уютно расположившуюся на кушетке, и направилась в угол комнаты. Там, удобно приютившись между стеной и высоким шкафом, стоял музыкальный центр. Как ей сказал начальник, музыка во время сеанса массажа обязательна. Она помогает клиентам дополнительно расслабиться, а массажистам – настроиться на необходимый лад. Главное – выбрать такую композицию, чтобы самому не заснуть во время пусть и не слишком простой, но монотонной работы. «Итак, что у нас тут…» Пробежавшись взглядом по выстроившимся на подставке для дисков коробочкам, фаэри сморщилась. «Disco 2007, какой-то даб-степ, техно, транс… Это что - музыка? Кошмар, я явно что-то пропустила. Работающий отбойный молоток и то красивее звучит». Пальчик заскользил по дискам дальше, пытаясь среди засилия «тошниловки», как называла современную танцевальную музыку Рина, найти что-то более или менее похожее на настоящую музыку. «Творец, Создатель наш, смилуйся! Неужели у них здесь нет ничего нормального?!»
Как известно – кто ищет, тот обрящет. Кумико повезло – среди всевозможных выкидышей диджейского конвейера скромно пристроилась невзрачная коробочка с надписью «Саундтреки из фильмов. 2008-2011 годы». «Фьюх. Слава тебе, Господи. Есть еще справедливость в мире».
Брошенный на список композиций, написанный на задней стороне коробки, взгляд вычленил несколько, когда-то особо понравившихся ей. «Вот их и поставим. Не слишком расслабляющие, но вместе с тем умиротворяющие».
Наконец диск вставлен, песня выбрана. Аккуратно нажав кнопку «Play», Рина вернулась к столу с уже явно придремавшей в ожидании клиенткой. «Отдыхайте, отдыхайте, это поможет ничуть не хуже массажа». Размяв пальцы, под звучащую из колонок музыкального центра на оптимальной громкости бессловесную «Hyperion» композитора Марка Петри принялась несильно пощипывать мышцы девушки вдоль позвоночника. Пока несильно, для ускорения кровообращения сведенных судорогой усталости мышц.

Отредактировано Marianna (2012-01-28 19:08:56)

+1

159

Мир грез. Мир иллюзий. Загадочный и невоспринимаемый разумом, управляемый подсознанием. Картины прошлого, воображение, мечты и фантазии - раздраженный мозг может слить все это в единое целое, и не всегда доступное для электронно-вычислительной машины. Зато где-то, какой-то конечностью души осознаешь и понимаешь все. Зрительные образы родных лиц плавно переходят в звуки, смешиваются с яркими вспышками разноцветного света и так будет продолжаться до тех пор, пока мозг абсолютно не отключится  и не погрузится в тьму. Туда, где так оглушающе пусто...
Сны до невозможности реальны и пугают четкими гранями предметов. Трезвость рассуждений, присущая только в определенных обстоятельствах, поражает саму себя. Все чувства обострились и кожа ощущает каждой дуновение воображаемого западного ветра. Все так, как есть в трехмерном прозаичном мире, созданном кем-то, чьи мозги используются на девяносто, сто процентов...
Музыка была располагающая, Падшая закрыла глаза и на лице её застыла умиротворенная улыбка. Гулять, так гулять, впереди столько дел и забот, но сейчас девушка словно тонула в море нежности, пахнущей орхидеями. Все проблемы и трудности окутывались розовой дымкой  и в сердце Николь проникла надежда на лучшее будущее. Все будет хорошо. У тебя все получится... - на секунды Эбби послышался голос матери и она резко открыла глаза. Душа больно сжалась от воспоминания и на глазах выступили слезы.
Пусть она не была её родной матерью, пусть она была создателем сосуда, в котором находился дух Абигаль. Она воспитывала её, учила ходить, говорить, познавать себя и окружающий мир. В погоне за истиной, Падшая разбила не только свое сердце, но и своей приемной семьи - матери, отца, сестренки. После той ссоры в доме, Орен больше не появилась в жизни сестры. Бедный ангел связалась с плохой компанией в виде некроманта. Что он сделал с ней? Ник уже и не надеялась на то, что когда-нибудь встретит её снова...
Погруженная в дрему, Абигаль смутно ощущала окружающий мир и от каждого прикосновения ей прибавлялась легкость бытия. Запахи, звуки становились все более недосягаемыми для неё. Она засыпала крепким сном, каким спала только в детстве...

+1

160

Эмпатия, телепатия… Кто не мечтает обладать ими? Особенно среди простых смертных это желание самое расхожее, пусть никто и не признается. Это же так удобно – знать, что о тебе думают окружающие, что чувствуют по отношению к тебе. Открывается огромный простор для всевозможной деятельности, для так любимых всеми махинаций. Можно озолотиться!
С одной стороны да – это удобно. Позволяет избегать ненужных проблем, добиваться своего, помогать. Но ведь это только одна сторона медали, лицевая. У этих талантов, как и у всего прочего, есть минусы. Самый большой из них – не каждый способен выдержать такую нагрузку на разум. Слышать все, что думают и чувствуют другие… Способны себе такое представить? Вряд ли, но если способны, то понимаете – какая это нагрузка на хрупкий человеческий разум. Сойти с ума при ней – проще простого.
Но Рина не считала свои способности проклятием, ни разу за всю свою долгую жизнь. Способность чувствовать и слышать переходили вместе с ней от перерождения к перерождению, менялись лишь иные способности, зависящие от реципиента, его предрасположенностей. И всегда, в каждом перерождении, фаэри использовала свой дар в благих целях. Хотя и много раз бывали случаи, когда при помощи него приходилось защищаться.
Вот и сейчас, хотела того или нет, ощутила эмоции своей клиентки, стоило пальцам прикоснуться к гладкой коже. Усталость, подавленность, легкая грусть и бездонная тоска… На полминуты сменившись умиротворением и негой, они снова вернулись к прежнему состоянию. Фаэри ощутила их как свои собственные и на глазах против воли выступили слезы. Невыносимо это – чувствовать, как твоя собственная сущность под воздействием привнесенных извне эмоций сжимается в тугой комок боли. Хорошо хоть, что подобное она испытывала не в первый раз – сжав зубы, прикрыла глаза и осторожно, небольшими порциями начала пропускать через себя этот негатив. Забирать его себе, поглощать и возвращать уже полностью противоположным взятому ранее – вот и еще одно призвание фаэри. Практично совмещенное с питанием.
Возможно, будь на ее месте более практичное и эгоистичное существо – оно и наплевало бы на состояние девушки. Но не Мари – не в ее правилах отказывать в помощи и поддержке, если предоставить их в ее силах. «Да и просто… Массаж – лекарство, но никакое лекарство не будет полезным, если принимать его с негативными эмоциями. Я работаю на максимальный эффект». Лицо феи снова расцвело улыбкой, пусть даже сейчас некому было на нее смотреть. Смахнув слезы из уголков глаз, она вернулась к прерванному массажу, теперь более внимательно прислушиваясь к поступающей через прикосновения информации.
Щипки чередуются с круговыми массирующими надавливаниями костяшками указательных пальцев вдоль позвоночника. Те, в свою очередь – с разгоняющими кровь и расслабляющими сведенные усталостью мышцы поглаживаниями-надавливаниями ладонями, от поясницы до лопаток и обратно. Проделав эти процедуры, снова начала мять сначала мышцы спины, а затем плеч и шеи. Ведь основная задача восстанавливающего массажа – тонизировать, прогнать противную, вязкую усталость из конечностей, а для этого надо заставить кровь быстрее бежать по венам и разогреть каждую мышцу в теле. Сначала спина, шея и плечи. Затем мышцы рук и стимуляция точек на ладонях. После – икры ног и стимуляция точек на ступнях. Все привычно – ей не раз дома приходилось так помогать уставшему после работы отцу или слишком долго резвившимся на улице друзьям. И, чего греха таить, сама нередко уговаривала их сделать себе этот массаж – не потому, что сильно уставала, а просто любила это ощущение свежести и горячей крови, стремительно бегущей по кровеносным сосудам.
«Ну вот, уже заснула». Прервавшись, чтобы сделать перерыв в пару минут и дать рукам отдохнуть, с улыбкой констатировала она. И параллельно пыталась переварить полученную благодаря эмпатическому дару толику информации об этой мирно спящей сейчас незнакомке. Надо сказать, информация немало ее удивила. «Вот уж точно никогда не стоит судить о людях по внешности. Далеко не слабая среди себе подобных падшая хранительница…» Беззвучно рассмеявшись, фаэри сделала небольшой шаг и, оказавшись рядом с головой Падшей, уселась на край стола позади себя. «Надеюсь, что ты не будешь против, если я посещу твои грезы». Любопытство, ее сейчас обуревало любопытство, и в этом не было ничего плохого – ей еще никогда прежде не приходилось сталкиваться с падшими хранителями.
Решившись, она протянула руку и коснулась кончиками пальцев виска клиентки, прикрывая глаза для концентрации. И снова знакомое, много раз испытанное ощущение падения в бездонный колодец со стенами, сотканными из густого молочно-белого тумана, завершившееся моментальной остановкой даже без намека на инерцию или перегрузки.
Кругом, куда не кинь взгляд – все тот же туман, почти полностью убивающий видимость. Лишь редко то там, то тут проскальзывают какие-то кадры – моменты из жизни той, в чьи сны пробралась фаэри, ее мысли или чувства… Деликатно отведя взгляд от них – копаться в чужой душе без разрешения не стоит, фея еще раз огляделась.
Удивления от окружающего мира она не испытывала – каждое из ее воплощений по своему интерпретировало в визуальную картинку эту реальность. Точнее – межреальность, границу Изнанки, где рождаются и проходят сны всего живого в мире.
- Так, где же ты… - Негромко проговорила Рина, снова и снова оглядываясь вокруг. Наличие голоса тоже не удивляло – это мир снов, здесь возможно все, лишь бы воображения хватило. – Далеко же она нырнула. – С рассеянностью в глазах последний раз оглядевшись, Анна последовала в том направлении, где смутно ощущалось биение грезящего разума Падшей.

+1

161

И что же ему снится?
И лишь бы не разбиться
Ему в его мечтах...

Солнце неизменно продолжает свой путь, медленно, устало, но неизбежно. Кого-то постоянство радует, кого-то омрачает тем, что некуда убежать и ничего не в силах изменить.
Мы стали слишком много думать.
Когда-то давным давно все люди были счастливы. Нет, они не жили в Раю, среди сотни тысяч благоухающих цветов, спелых плодов и вечно ясного неба над головой. Они жили в темных каменных пещерах, ели, пожаренное на костре мясо, кутались от холода в шкуры убитых ими животных. Но они были счастливы. Счастливы в своем незнании устройства мира. Чем ближе к машинам, тем дальше от себя - с такой проблемой столкнулось современное человечество.
Каждый миг проживай как последний, ведь когда-нибудь ты действительно умрешь. Кем бы и чем бы ты ни был, рано или поздно ты сыграешь в ящик, растворишься среди тысяч таких же, как ты. И кто-то другой будет проживать твою жизнь, повторять твои ошибки, любить близких, как их любил ты. Миллиарды жизней, как один поток отравленной Леты. Неизвестно откуда истекает, неизвестно куда впадает. На главный вопрос "зачем" так и не найдено ответа...
Вселенная, неизведанная, холодная, устрашающая, словно брат-близнец Изнанки. Окутанная черной материей времени и расстояния, создана из Хаоса и Хаосом будет уничтожена. Населена множеством непохожих существ, вмещает в себя бесчисленное их количество, а с тем становится все больше и больше. Расстояние увеличивается, время ускоряется и невольно это накладывает свой отпечаток на все и вся. Суетятся, не успевают, спешат и все равно всегда опаздывают.
Нет начала, нет конца.
Хитросплетения воспоминаний и впечатлений сплелись в нечто абсурдное. Анико - маленькая девочка, ей не больше десяти лет, сидит на опушке леса и гладит взрослую Снежинку, лежащую у ног Вся опушка залита солнцем, а вокруг могучие деревья образовали кольцо и ничего сквозь них не видно. Но Ши ничего не боится, им хорошо вдвоем - близким друзьям, доверяющим друг другу.
-И никогда не станет скучно,
Ведь мы вдвоем с тобой...
Нам не страшны ни ветры злые,
Ни волки за спиной....

Девочка тихо напевала любимую песенку и думала о сестренке, которая разбила её любимую чашку. Ани сильно поругала её и, поссорившись, она ушла в лес. Но откуда здесь Белая? Даже сквозь сон, Абигаль чувствовала странность происходящего.
Где же ты...
Мысль, озвученная чужим голосом, негромко послышалась где-то совсем на краю сознания и осталась без ответа. Ши огляделась вокруг и продолжила петь, не думая ни о чем.

+1

162

Шаг, второй, третий, еще один… Здесь время – понятие очень относительное, поэтому обращать на него внимания не стоит, иначе совсем запутаешься. Более того – здесь таких привычных нам понятий как «низ» и «верх», «лево» и «право». Здесь нет гравитации, нет материи… Здесь, на Грани, вообще ничего нет из того, что обычно имеется в виду под словом «есть»! Только так называемые «пузыри» - микро пространства, индивидуальные для каждого из живущих, способных видеть сны. И заблудиться даже в одном таком «пузыре» проще простого, про внешнее пространство Страны Грез и говорить не стоит.
- Хорошо было Алисе, ее Мартовский Заяц провожал… - Уже пару минут по времени реального мира, как Марианна перестала переставлять ноги и просто плыла в заполненном туманом пространстве на огонек сознания Падшей. Правда, с каждым мгновением она все больше убеждалась в том, что движется немного не туда, куда нужно. Или не совсем «немного». Или вообще в противоположном направлении… В общем, ей как воздух требовался проводник. А поскольку Сновидцем она не была и заставить разум видящего сон вывести ее к себе не могла, то оставался только один путь. Им девушка и воспользовалась.
- Иди сюда. – Вытянув перед собой руку, фаэри подула на ладонь и с той сорвалось небольшое облако ярких золотистых искорок, мгновенно закружившихся в хороводе перед своей хозяйкой. Мгновение, и вихрик распался, оставив на месте себя миниатюрную, не больше указательного пальца фигурку девочки в зеленом платьице и с крыльями бабочки-монарха за спиной. Зависнув в воздухе перед лицом Мари, фея выжидательно посмотрела на создательницу. – Веди.
Уточнять – куда именно и зачем вести не требовалось. Фея эта – всего лишь часть сущности самой Мари, потому даже говорить что-либо не было необходимости, только четко подумать о желаемом. Вот как сейчас – туман еще не успел поглотить последний звук ее голоса, как фея, заложив крутой вираж, стремительно понеслась куда-то влево от того направления, которого ранее придерживалась сама Рина. «Вот так вот. А еще многотысячелетняя муза – в собственной вотчине заблудиться». Пожурив саму себя мысленно, она устремилась вслед за проводницей.

По субъективному времени путь занял около получаса – слишком уж запутанным оказались дебри подсознания бывшей хранительницы, и так серьезно отличающиеся от тех же дебрей, но у простых смертных. Сколько же времени прошло реально – не известно, да и не важно. Вряд ли более полуминуты – как уже говорилось, время на Грани – вещь крайне непостоянная и ненадежная.
«А вот и цель…» Едва в тумане появился просвет, в который были видны плотно растущие деревья, как Мари поняла – место назначения достигнуто. Сразу стало понятно, что та искра, которой она следовала изначально – всего лишь обманка, защита разума от несанкционированного, но не агрессивного проникновения.
- Прошу прощения за беспокойство… - Совершенно машинально проговорила она, ступая на густой ковер сочно-зеленой и высотой едва ли не до пояса травы. Едва ее нога коснулась земли, как фея-проводница распалась облачком все тех же искорок и втянулась в протянутую ладонь, возвращаясь к источнику. Мари же, совершенно машинально эту самую руку протянув, теперь стояла и озадачено разглядывала себя. Появилась она в этом мире в том самом наряде, в каком еще Ева прогуливалась по эдемскому саду под руку с Адамом. И в этом нет ничего особенного – просто зачем тратить драгоценную силу на формирование бесполезной в принципе внешней детали, если даже не знаешь, в каких условиях окажешься? Бывали случаи, что при входе в чужое сознание девушке приходилось вообще рассеивать тело и пребывать в своем истинном облике. Да и зачем тело там, где царят воистину адские температуры, или космический холод? Душа у всех разная и внутренний мир тоже радикально отличается от человека к человеку…
Теперь же, войдя в микромир сна, фаэри обнаружила себя одетой в давно уже позабытый наряд… Впрочем, чему удивляться? Те времена на нее сильно повлияли, она фактически была частью именно той эпохи, а не предыдущих и последующих, оставив там самый яркий след, который можно видеть и по сей день. Античная Греция и Древний Рим… Ее любимые эпохи. Как можно понять – наряд тоже был из тех времен и состоял из мужской, то есть длиной до колен и без рукавов, туники. Однако, в отличие от стандартной туники, здесь присутствовал треугольный, до солнечного сплетения, узкий вырез. Абсолютно белая, без какой либо вышивки или узоров, одеяние это было настоящим произведением искусства, поскольку создано из отреза натурального шелка и не сшито ни в одном месте, в чисто греческой манере. Удерживалось же оно на теле при помощи серебряной застежки-фибулы в виде лаврового венка на левом плече и узким кожаным пояском на талии. На ногах – сандалии-солеи, состоящие из подошвы и кожаных ремешков, мягко обхватывающих ступни с голенями, затем поднимающимися почти до колен. «Ностальгия…» Фаэри хихикнула, не сдержавшись – сколько раз жрецы называли ее пацанкой и распутницей за этот наряд… Впрочем, она не обижалась и тем более не пыталась спорить. Жреческое сословие вообще отличалось какой-то поразительной даже для тех времен ограниченностью сознания.
- Здравствуй. – Как только покончила с самолюбованием, Марианна шагнула на поляну из-за деревьев, найдя более или менее широкий проход в этой непроницаемой на первый взгляд стене. Тоже о многом говорит, ведь здесь, в мире снов, все подчиняется сознанию и подсознанию владельца микромира…
- Я не помешаю тебе? – Подогнув ноги, она опустилась на траву шагах в пяти напротив маленькой девочки, в виде которой и пребывала в этом сне-воспоминании падшая.
Говорила фаэри нарочито тихо, чтобы, если владелица мира слишком увлечена пением, не отвлекать ее от этого занятия и слушать дальше – у нее красиво получалось.

+1

163

Сквозь материи сна, чувствовать сплетение нитей воображения и вакуума окружающей реальности. Напряженность органов чувств и полное расслабление нейронов мозга. Отдых или борьба?
Больно.
Где-то совсем близко от души, наверное это сердце. Пугается, мечется, но тем не менее ещё больше боится конца. Конца этой чудной сказки о прошлом. Волшебство - то, что недоступно простым смертным, неизменно сопутствовало по жизни бывшей хранительницы. Во благо другим, но изредка в ущерб себе. Магия брала верх над своим носителем, мстила непонятно за что, выясняла отношения, кто в доме хозяин. И очень часто Абигаль проигрывала, ведь она была создана из волшебства. Чудесного мастерства Всевышнего. Того, под чьей властью было существования духа Падшей, его начала, изгнания, а в будущем и конца.
Страшно.
Не вернутся обратно, потерять всех, кто так дорог, все, что так дорого. Снова начинать все с нуля, заводить знакомства, дружбу, любовь в конце концов. И все равно не быть уверенным, что какая-то случайность (хотя бывают ли в этом мире случайности) все разрушит, и твой дом превратиться в руины. Будут ли силы опять подняться?
Белая насторожилась, прислушиваясь к чему-то. Анико сразу почувствовала тревогу животного, как свою собственную и уже не могла отделить одну от другой. Но сквозь деревья ничего не было видно. А присутствие чужого чувствовалось неясно, но все же чувствовалось. Но где чужого? В сне или за сном?
На опушку вышла девушка в греческом одеянии. Ши сама очень любила историю, особенно времена античности, и понимала, что наряд сей выглядит не совсем правильно, не так, как описывали в книгах женский наряд гречанок, не так, как было показано на иллюстрациях. Но по детской неопытности, девочка не понимала, что не так... Снежинка вскочила на ноги, однако не сдвинулась с места, лишь пригнула голову, показывая свое недоверие.
Защита, неуверенность, страх, радость, умиротворение - подсознательно мозг воссоздал образ близкого друга, для того, чтобы внутренние переживания Падшей находили свое отражение в нем.
Но как только незнакомка села рядом, Анико вдруг узнала её. Непонятно откуда она знала её, где они познакомились, как её зовут, однако тревога мгновенно улетучилась, волчица снова улеглась и закрыла глаза, греясь в лучах весеннего солнца.
-Привет.
Ани улыбнулась. Нет, она не помешает. С детской непосредственностью, Абигаль изучала незнакомую знакомую и не выдержав, сказала:
-Я тебя знаю.

Отредактировано Abigail (2012-02-20 11:13:33)

+1

164

Сон – во многом простая и понятная, но в то же время непередаваемо сложная структура. Человеческие ученые утверждают, что сон – это не только отдых для всего тела, но и период, когда мозг упорядочивает полученную за день информацию. Это на самом деле так… На доступном им уровне бытия, на уровне физики тела. Впрочем, Мари не сомневалась, что со временем, если приложат определенные усилия, люди сумеют открыть эту тайну – зашедшая далеко вперед наука ничем не отличается от магии. Кому, как не ей, было это знать – ведь когда-то автомобили были для обывателей чем-то невероятным, сказочным… А сейчас это – обыденность. Время не стоит на месте, а вместе с ним и прогресс, хотя его ход во многом напоминает передвижение пьяного человека – шаг вперед и тут же два шага назад.
Есть у сна такая особенность – спящий никогда не осознает, что он спит. Всего лишь защитный механизм мозга – неподготовленное сознание просто коллапсирует в этом мире чистой информации, не сумев вместить в себя такой объем данных. Конечно же, существуют специальные методики, позволяющие спящему видеть так называемый «осознанный сон», но… Они сопряжены с понятным риском, и требуют очень много времени для тренировки, в первую очередь – разума. К тому же чрезвычайно сложны для усвоения человеком с низким уровнем интеллекта – лекарство от дурости еще не придумано, к сожалению. Даже джинны или Золотая Рыбка бессильны сделать глупого человека умным – не в их силах вмешательства в душу разумного. Так и получается, что еще долгое время сны будут прерогативой обладающих должными способностями – фаэри, суккубов и Сновидцев, которые вообще созданы этим миром с непонятной целью.
- Да, знаешь. – Марианна снова лучезарно улыбнулась, чтобы скрыть легкое огорчение – девочка пела пусть и не очень умело, но это с лихвой окупалось ее искренностью. Самые лучшие песни – не те, что поются безупречно, а те, что исходят из души и сердца. – Здесь я немного другая, но и мир, где мы сейчас находимся – не совсем обычное место.
Для подтверждения своих слов фаэри подняла руку на уровень глаз. Если присмотреться, то можно было заметить едва заметное жемчужное свечение, будто исходящее из под ее кожи.
Опустив руку обратно, девушка обвела взглядом поляну. – Да, здесь очень уютно… - Задумавшись на мгновение, муза поднялась с травы и села справа от девочки, прислонившись спиной к стволу дерева. – А ты знаешь, что на таких вот полянах ясными ночами сказочный народец танцует в лучах света полной луны?
- Идеально круглая, надежно защищенная деревьями – она самой природой создана для этой цели. – Фея обвела поляну рукой, словно предлагая внимательнее присмотреться к ней. – Вот только с каждым годом им становится все труднее – людей больше, найти подходящее и скрытое от всех место сложнее. – Едва заметная тень пробежала по ее лицу, но тут же исчезла, сменившись неизменно ясной улыбкой. – Но они не унывают. Поэтому и ты не унывай – грусть и тоска, сколь бы маленькими они не были, лишают тебя возможности наслаждаться маленькими радостями жизни.
Фаэри ласково провела кончиками пальцев по щеке девочки, а второй рукой ласково потрепала волчицу по загривку. – Хочешь увидеть сказку? – Вопросительно заглянула в глаза малышки.

+1

165

Сложнейшие в мире вещи по сути состоят из одной мысли. Это мы часто не в силах описать предмет одним словом. Тем, которое ему  и принадлежит. Ищем, постоянно ходим рядом с разгадкой, вот оно - на языке вертится, а не произносится. И постепенно отгадывать пропадает всякое желание. Просто принимаешь вещи, не обозначая их никакими словами. А со временем и вообще забиваешь на них. Серость жизни - отражение твоего внутреннего мира. В душе серо, холодно и неуютно и мир откликается тебе точно такими же свойствами. Нет точно ответа  тьма наступает из-за отсутствия света или свет гаснет из-за того, что наступает тьма. И пусть мы знаем все законы физики. Есть же во Вселенной места, где они не работают.
Абигаль всегда хотела узнать, какого это - побывать внутри Черной дыры. Испытать на себе - что значит отсутствие всяких законов, даже Божьих. Что может быть страшнее? Там даже смерть умирает, чего хотеть от сущего?
Островок Надежды - так называла Падшая Землю. Один сплошной ящик Пандоры и лишь в таких сердцах, как у нее и ее подобных, осталась надежда на лучшие времена. Но время все идет, а человечество регрессирует одновременно стремясь за прогрессом. Что за существа? Иногда хранительница злилась на них всех - за их низкую, грязную натуру. Даже звери намного лучше. Неужели разум с ними такое сотворил? Нет, просто разумом наделили тех, кто этого совсем не был достоин. Из грязи в князи, как говорится. А невинные, созидательные народы погибали из-за раскулачивания их добра и имущества. Эбби уже и не помнила, когда в последний раз видела эльфов, хотя бы одного из них. Даже более приспособленные к жизни дроу исчезали на глазах. Очень, очень плохой признак.
-Ты говоришь об эльфах, да? Я знаю их, даже дружу с двоими. - с детской гордостью говорила Анико и в небесных глазах светилось счастье.
Девушка говорила мягко, вкрадчиво и казалось она, как и Падшая, насквозь пропитана волшебством, создана из волшебства. Ши смотрела на неё, как завороженная и не могла отвести глаз. Ани пришла в восторг, когда увидела свечение из ладони визави. Почти точно такое же, какое и у нее самой.
-Хочу. Я люблю сказки.
От нетерпения Ани похлопала в ладоши. Ей скорее хотелось окунутся в чудесный мир,  о котором знала только понаслышке. Который скоро застигнет врасплох своей правдой...

0

166

- А при чем тут эльфы? – Фея даже усмехнулась невольно – с такой непосредственностью и гордостью была сказана девочкой эта фраза. «Бедняги вообще-то как раз пример не приспособленной к жизни в мире с естественным отбором расы. Поэтому вне зависимости от мира, они всегда в итоге становятся исчезающим народом, пока не уходят оттуда совсем». Но малышке знать этого не следовало. Неважно, сколько лет ребенку – пять или пятьсот, но когда рушатся их иллюзии – им всегда больно. Мари просто не могла причинить этому маленькому чуду боль, пусть и зная о ее истинной сущности. – Эльфы – такая же раса, как люди или гномы. Волшебный же народец – это… - Фаэри на мгновение запнулась, столкнувшись с проблемой – как объяснить человеку то, что фактически знают все без исключения и что обычно объяснять не надо? Дилемма, а при всем своем характере Рина никогда не была хорошим учителем. Плохим она учителем была, если говорить по правде.
- Это пикси и Живые Огоньки, саламандры и фавны, кентавры и родичи эльфов – сиды. Их много, очень много, но они никогда не были отдельной расой, отдельным народом. Они всегда рядом с простыми смертными, нужно просто уметь видеть. Любая сказка – это след, оставленный кем-то из них. Ни одна легенда не появляется на пустом месте, знаешь ли. – И снова теплая улыбка осветила лицо музы, когда та невольно провела ладонью по голове девочки.
- Хорошо, будет тебе сказка. Только закрой глаза… - Кумико накрыла глаза девочки ладонью. – Иначе я не смогу ничего сделать – чудеса не любят появляться у всех на глазах. «Точнее, я мне просто сил не хватит, чтобы изменить даже чуть-чуть окружающую реальность, пока ее создательница будет на нее смотреть…»
Как только малышка выполнила ее просьбу, муза изменилась. И где та веселая, улыбчивая особа? На ее месте возникла собранная, серьезная, неосознанно покусывающая губу от напряжения женщина, в глазах которой можно было рассмотреть всю ту бездну тысячелетий, что ей пришлось повидать за свою очень долгую жизнь.
Сон менялся неохотно, со скрипом и ругательствами – воображаемыми феей, конечно. Для облегчения задачи. Но, все же, он менялся. Постепенно небо померкло, и ясный день сменился не менее ясной ночью. Черный небосвод покрыли сияющей россыпью яркие, отчетливо видимые звезды и лишь молочно-янтарный диск ненормально крупной полной луны мог затмить их своим светом. Между деревьев по земле заструился густой белый туман, придающий получившейся картине еще большую таинственность, завершая атмосферу тайны и волшебства, которую пыталась воссоздать по воспоминаниям фаэри. Ведь когда-то ей уже приходилось участвовать в этом танце, и она помнила все, вплоть до мельчайших деталей. Только музыку, игравшую тогда, не помнила… На этот случай у нее была одна песня, как нельзя лучше подходящая для создаваемой ей мистерии.
«Так, теперь главные действующие лица…» Из-за деревьев выпорхнула стайка окутанных призрачным синеватым светом пикси – миниатюрных, с указательный палец руки взрослого, с крыльями бабочки или стрекозы за спиной. С озорным смехом они разлетелись по поляне, резвясь.
Следом появилось несколько фавнов – невысоких, примерно по грудь человеку среднего роста, они выглядели так же, как их изображали на гравюрах в Древней Греции. Ниже пояса – бараны и козлы, выше – люди с соответствующими рожками на лбах. Похожи на чертей, но лишь похожи – не такие отталкивающие и не агрессивные, если их не злить. А уже следом стали появляться кентавры – наполовину люди, наполовину кони, сиды – высокие, атлетически сложенные мужчины и женщины со светлыми длинными волосами, идеальными чертами лица и белоснежными лебедиными крыльями соответствующих размеров за спиной. Ангелы? Ни разу. Это ангелы похожи на них, ведь сиды были задолго до появления христианства.
И еще многие, многие виды сказочных существ выходили из-за деревьев, но Марианне уже незачем было контролировать этот процесс – она дала воображению девочки толчок и оно теперь само сделает ее работу, благо сказки его хозяйка явно читала запоем.
- Ну, вот и все. Остался только маленький штрих. – Убрав ладонь с глаз малышки, Мари взмахнула рукой и из воздуха полилась чарующая, таинственная, немного грустная мелодия.
- Tonto el que no entienda
Cuenta una leyenda
Que una hembra gitana
Conjuro a la luna hasta el amanecer
Llorando pedía al llegar el día
Desposar un calé.

Мари пела негромко, свободно подбирая подходящие интонации – для нее это было так же просто, как дышать. И не нужно было беспокоиться о том, что ее не поймут – здесь, в Мире Снов, нет языковых барьеров.

+1

167

-------------------->Набережная реки Сумидо
Апрель. 2013 год.
• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 15

Вывески загорались одна за одной, наполняя город разноцветным свечением, неестественным, но таким притягательным. Я битый час шлялся по улицам, не чувствуя желания возвратиться домой, понимая, что хочу побыть на воздухе еще. Люди сновали туда-сюда, наслаждаясь теплой вечерней погодой, выбравшись после работы на прогулку с семьей. Были, конечно, и унылые личности, старающиеся затеряться в толпе, не отрывающие взгляда от пола. Я не понимал таких людей. Как можно так жить, прятать все-все-все от других. Речь идет не о мыслях или воспоминаниях, нет. Я всегда открыто смотрел в глаза прохожим, улыбался, поймав чей-либо взгляд и радовался еще больше, если мне улыбались в ответ. Это было так просто и вместе с тем весело, что я уже и не представлял себе иного развития событий.
Go make some new disaster.
That's what I'm counting on.
You're someone else's problem.

Я мурлыкал себе под нос песню, саундтрек к одной игре, полюбившейся мне. В наушниках мне вторил механический голос исполнительницы, и иных звуков я не слышал, лишь музыку. На меня работало зрение, осязание и обоняние - все, кроме слуха. Я не особенно парился по этому поводу, прекрасно обходясь без него - пока. Без музыки, знаете, мне обойтись куда сложнее, а вернее, невозможно совсем. Хотелось куда-то зайти, посидеть и отдохнуть где-нибудь в кафетерии, расслабив уставшую спину, послушать еще музыки и обмякнуть в кресле, лениво наблюдая за муравьями-людишками, торопящимися даже сейчас.
Внимание мое, как ни странно, привлекла достаточно яркая вывеска, с интригующим, а главное, красивым названием. "Искусство красоты", салон, - я остановился перед витриной, замерев в нерешительности. С одной стороны, что-то словно поманило меня вовнутрь. С другой, зачем мне нужно было идти в салон? Разобраться с прической я всегда мог с помощью одного лишь желания чуть изменить внешность, с лицом и кожей ситуация была аналогичной.
Словно отвечая на вопрос, спина предательски заныла и зачесалась. Ну вот, все сомнения отпали сами собой. Теперь массаж казался прекрасной идеей расслабиться как физически, так и мысленно. Я толкнул дверь, войдя в теплое, немного душное помещение. Сказать, что обстановка была милой - ничего не сказать. Салон был, несомненно, дорогим, но поскольку в кошельке моем хранился сегодняшний заработок, который я был готов потратить прямо сейчас, то я не стал сомневаться и обратился к приветливо улыбавшейся девушке за стойкой администратора.
- Здравствуйте, - очаровательно и искренне улыбаюсь, чуточку подключив обольщение, - Я надеюсь, запись на массаж на сегодняшний вечер еще не полная? - приподняв одну бровь, я выразительно смотря на молоденькую администраторшу. Та, обомлев от моей улыбки и подарив мне небольшую порцию энергии, принялась копошиться и искать свободное место в записи.
- Да-да, наш мастер сейчас подойдет, - прощебетала брюнетка и отошла к телефону, вероятно, чтобы позвать этого самого мастера. Мне, честно говоря, было все равно, кем бы он ни оказался. Главной целью на сегодня было расслабиться и получить удовольствие от массажа, а уж потом снова забивать голову мыслями о сбежавшей недзуми, попытками найти ее и поговорить по-нормальному.
Я сел на белоснежный диван, по цвету ничем не отличавшийся от моих волос, откинул голову на мягкую подушку и прикрыл глаза, наслаждаясь покоем, пусть временным. В наушниках  - Nightwish, группа, чья музыка всегда помогала расслабиться и отвлечься от чего бы то ни было.
All I wish is to dream again
My loving heart
Lost in the dark
For hope I'd give my everything

+1

168

Апрель. 2013 год.
• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 15

Центральный парк »

Вечер этот вышел каким-то совершенно… Отвратным. Да, именно отвратным, хоть ей и не нравилось это слово. Мари всю свою жизнь предпочитала более мягкие формулировки, и тут не при чем желание «всем угодить, никого не обидеть» - скорее просто, скажем так, врожденная черта характера. По умолчанию желая всем всего самого лучшего, фаэри никогда заранее ни на кого не злилась и уж тем более никого мысленно не оскорбляла. Мысли имеют физическую форму, уж кому как ней это знать.
«Я маленькая лошадка, и мне живется не сладко…» Сожаление о том, что она не может говорить вслух, уже давно исчезло. Осталось только желание распечатать стишок о бессмертном пони на принтере и вывесить на двери в условно свой кабинет, в надежде на хотя бы долю жалости со стороны великого начальства. Хотя все это так, мечты – денюжка, она никогда просто не дается. И ведь, вроде бы, музе не нужны эти банкноты, счет в банке достаточно велик, а все равно решительно подойти к начальству и продемонстрировать табличку в формате альбомного листа с жирными, красным карандашом выведенными буквами «УВОЛЬНЯЮСЬ» то ли совесть, то ли пресловутая жаба не позволяли… В принципе, не так уж это и важно. Важнее факт, что она до сих пор этого не сделала, стоически терпя все причуды выпадающих на ее долю и смену клиентов, а так же их нападки и жалобы на ее немоту. Что, кстати, начинало постепенно расшатывать более или менее стойкое самообладание шатенки, вызывая в сознании образы больших колюще-режуще-пилящих предметов. Газонокосилок там, бензопил… Сладостные образы в муках помирающих критиканов проливались на сердце бедной студентки живительным бальзамом, даря пусть и кратковременное, но облегчение. А что еще требуется ее хрупкой ранимой натуре?
«Видит Бог – паренек не плох, может кому надо дать пятьсот очков вперед…» Напевать самой себе любимые песенки – одно из того убогого количества развлечений, что имеются у нее в те кратковременные перерывы, что удается отвоевать у действительности. Ведь просто так смотреть на улицы города и потягивать из бутылки холодный зеленый чай, сидя на подоконнике лестничной площадки между административным и приемным этажами быстро надоедает, но отдохнуть хотя бы немного, а хочется…
Хотя сейчас, глядя на темнеющие улицы, хотелось петь совсем не про очаровательно, трогательно туповатого Геркулеса, а совсем наоборот. Что-нибудь такое позитивно-мрачное, пусть и звучит подобное описание желаемого смешно. «Ням. Чтобы такое… А, вот». Довольная улыбка расползлась по ее лицу против какой бы то ни было воли музы. Как обычно.
«Я во мраке ночи все метался в кошмаре: снилось мне, что рассыпалось как чешуя все тело враз на куски, и взвыл я от тоски, ибо этим распавшимся телом был я!» Ох уж эта песня… Слышать музыку Мари было не обязательно, чтобы заразиться позитивом такой в принципе темненькой песни. Да еще определенную роль играл старый уже вопрос – а кто вдохновлял переводчиков и исполнителей на не оригинальном языке?
Мобильник, звоном нового сообщения нарушающий концентрацию? О, как это… Обычно. Количество раз, когда хотелось разбить сей дьявольский аппарат об стену Марианна вряд ли бы смогла посчитать даже если бы обладала абсолютной памятью.
«Клиент ждет. Быстро за дело!» Ну и что тут поделать? Только с сожалением тяжело-тяжело вздохнуть и обреченно потопать вниз по лестнице… А там уже, оказавшись в радиусе зрения обитательницы ресепшена, собраться и главное – придать себе вид «бодрый и дружелюбный».
- Мари, девочка моя… - Ох, как же фаэри не любила эту тетку – словами трудно передать. Вроде и внешность приятная, и характер как бы не самый страшный из возможных… И все равно какое-то подсознательное отвращение возникало при взгляде на нее. А теперь это впечатление только усилилось, да и как могло быть иначе при виде едва не капающей слюной на стойку администраторши, обязанной сохранять вежливую невозмутимость в любой ситуации? – Опаздываешь. – А сколько укоризны в голосе! Как Мать Тереза, попрекающая грешников, честное слово. – Вот, обещанный мастер. – Елей, сплошной елей… «Кто здесь меняет немоту на умение говорить? Нашла кандидата на не добровольный обмен…» - Да, и один нюанс. Понимаете, она нема… Общается, набирая текст на лэптопе, вроде как из принципа. Отнеситесь с пониманием, пожалуйста.
Последние предложения администратор произнесла таинственным шепотом. Находящаяся на приличном от нее расстоянии фея услышать женщину не могла, да и не нужно ей этобыло – она и так уже неплохо знала возможные линии поведения объекта своего негатива. Плюс внешний ментальный слой сознания человека тоже был в полном распоряжении музы, так что свой укоризненный взгляд «вахтерша» салона красоты получила, но даже не заметила его. «Слониха непрошибаемая».
Жестом попросив клиента, которого не удосужилась даже приблизительно оценивающим взглядом окинуть, следовать за собой, фаэри двинулась по коридору в свою «вотчину». Бесшумно открывшаяся в кабинет дверь, застеленный свежей белой простыней лежак, куда следовало ложиться раздевшимся до белья клиентам, слабый запах кедра от ароматических свеч, оставшийся после предыдущего посетителя… Все как всегда. В общем-то даже аскетичная, но уютная обстановка ничуть не отличалась от такой же в любых других массажных кабинетах.
Очередной выверенно-автоматизированный жест левой рукой на прайс-лист услуг с указанием точных цен на них (там только виды массажа, само собой – приличный ведь салон) и второй – уже на лежак. Оставалось надеяться, что про раздевание напоминать не придется.
«Ну и что же выберете вы?» Так, лишь слабый интерес – утомление дает о себе знать, приглушая врожденное любопытство.

Отредактировано Marianna (2012-04-30 17:06:17)

0

169

Я достаточно быстро выключил музыку, понимая, что не услышу, как в случае прибытия мастера меня позовет администраторша. Та снова занялась какими-то своими делами, наверняка не столь важными, раз она то и дело посматривала на меня. Через полуприкрытые глаза мне было прекрасно видно каждое ее действие, и эти взгляды не могли остаться незамеченными. Пусть смотрит, ничего со мной не случится.
Я ждал еще пару минут, привыкая к тишине, которая мне совершенно не нравилась. Конечно, абсолютной она не была - тихий перестук клавиш компьютера администраторши, шелест кондиционера и прочие незначительные звуки присутствовали, но музыки они заменить не могли. Интересно, а существует ли музыкальная зависимость? Если нет, то я, кажется, стал ее первооткрывателем. Новый звук раздался через минуту - дверь приоткрылась, и в комнату прошла невысокая шатенка, которая, судя по внешнему виду, и была мастером.
- Мари, девочка моя… - отвратительным голосом протянула девушка за стойкой; какие только интонации не скрывались за этой притворно добродушной фразой: неприязнь, высокомерие, даже какая-то непонятная мне зависть. Хотя нет, мотивы этой зависти были вполне понятны. Мари была полукровкой и, судя по всему, один из ее родителей был из Европы. Его-то черты и унаследовала девушка, которую можно было без преувеличения назвать красивой. Правильное лицо, фигурка, аккуратно сидящая одежда...Только лицо усталое, с натянутой бодрой улыбкой, которая показалась мне маской. Видно было, что ей эта администраторша вовсе не нравится. Как теперь, в принципе, и мне.
- Да, и один нюанс. Понимаете, она нема… Общается, набирая текст на лэптопе, вроде как из принципа. Отнеситесь с пониманием, пожалуйста. - я подавил удивленное хмыканье, встал и улыбнулся. Эх, надо хоть как-то подбодрить Мари, уж слишком вымученной она казалась. Я, конечно же, чувствовал себя на данный момент точно так же. Долгая прогулка по улицам не могла не сказаться на теле, которое, будь человеческим, от подобных частых нагрузок уже давно протянуло бы ноги. А так ничего, только спина немного ноет.
- Конечно, - получив жест-приглашение следовать за массажисткой, я послушно углубился в ярко-освещенные коридоры, совершенно не смотря по сторонам. Все равно я знал, что ничего интересного вокруг не было и навряд ли оказалось бы. Салоны, пусть и различающиеся по категориям населения, его посещающим, по сути, одинаковы. Больше же мое внимание привлекала девушка, устало шагающая впереди. Я не стал тратить время зря, по привычке присмотревшись к ее ауре. Светилась она только так, что давало понять исключительность этого существа. Красота Мари не была человеческой, потому что таких людей, именно людей, попросту не существует. Значит, я имел дело с кем-то, относящимся к нелюдям. Они всегда были мне значительно ближе, нежели простые смертные, а потому интерес мой возрос во много раз. Так, вспомним все, что знаем о расах и их представителях. Красивые, как куколки, идеальные модели человека: демоны, фаэри, вампиры. Первых я чувствовал, как родственников, за версту, поэтому оставались два последних варианта. По моим сведениям, вампиры вроде как боялись света - а Мари проходит себе мимо окон, не шарахается от них и не щурится, совершенно спокойна на вид. Значит, передо мной фея. Пару лет назад я пытался одну такую девушку обольстить - не скажу, что моя попытка увенчалась успехом. Скорее, наоборот.
Пока я строил логически цепочки, мы вошли в кабинет. Ничем от других виденных мной массажных кабинетов он не отличался, разве что был очень уютным. Белый, но вовсе не схожий с больничной палатой. Мелочь, а приятно. Мари тем временем привычным ей движением указала на прайс-лист, который я без интереса просмотрел, потом - на своеобразный лежак.
- Честно говоря, - широко улыбаюсь, глядя в глаза девушке - чтобы понять ее состояние - Я не очень-то разбираюсь в видах массажа. Мне просто хочется расслабиться, так что я доверюсь вам.
Неторопливо раздеваюсь, ухмыльнувшись себе под нос. Ярко-бирюзовые труселя на фоне этого светлого пастельного кабинета наверняка выглядели забавно. А уж на контрасте с моими белоснежными волосами и бледной кожей - тем более. Устроившись на мягком, удобном лежаке, я подложил под подбородок руки и, наблюдая за готовящейся к работе девушкой, задумчиво произношу, ожидая любой реакции.
- Вы ведь не человек, так?
И смотрю, смотрю себе в удовольствие. Отвлекся на мгновение, чтобы сменить цвет глаз. Снова небесно-голубой, привычный.

0

170

«Издевается, что ли?» Мелькнула в голове вполне обоснованная мысль, пока они с клиентом играли в гляделки. «Доверится мне, видите ли…» Опустив веки и тем самым разрывая зрительный контакт, фаэри с едва слышным вздохом отвернулась и скрылась за еще одной дверью, ведущей в небольшой кабинетик. «Мог бы и сам выбрать, а не вынуждать меня за него думать».
Прикрыв дверь, она на несколько секунд бессильно прислонилась к ней спиной и прижалась затылком, пытаясь собраться с теми жалкими остатками сил, что еще наблюдались в уставшем теле. Дело это было непростое, потому что сознание, используя момент расслабленности, попыталось предательски соскользнуть в объятия Морфея и чтобы не позволить ему этого, приходилось расходовать те самые невеликие остатки сил. Да и самообладание уже начинало пошатываться, увеличивая риск неожиданно выйти из себя, что для нее боооольшая редкость. «Так, родная, не спать». Легонько похлопав себя по щекам, муза встряхнулась. «На сегодня это последний клиент. Расправлюсь с ним и можно будет рулить домой… Хм. Вызвать такси или попросить Такую заехать за мной?..» Отвлекая саму себя от собственного состояния такими мыслями, девушка быстро вымыла руки с дезинфицирующим мылом, собрала волосы в высокий хвост, закрепив его резинкой, и накинула на плечи белый халат. Только после этого, бросив на себя в зеркало мимолетный взгляд, вышла обратно к своей «жертве».
«Расслабиться, расслабиться… Хорошо, будет тебе расслабление». Ощущая на себе пристальный взгляд с удобствами устроившегося на лежаки мужчины, фея с несколько фальшивым энтузиазмом взялась за приготовления. Из шкафчика были извлечены флакончик с лосьоном и связка ароматических лавандовых свеч. Первый – в карман халата, до поры до времени, а вот вторые Мари быстро расставила по кабинету, тут же их и поджигая зажигалкой, лежавшей в нагрудном кармашке халата. Далее по правилам было необходимо включить специально подобранную для комбинации с ароматерапией музыку, но этот пункт шатенка пропустила. Раз уж ей дали право самой выбирать, то пусть теперь не жалуется!
«А?» Вопрос клиента застал музу врасплох, отчего она едва не выронила только что извлеченный из кармана лосьон. Быстрый взгляд на беловолосого показал, что он с этим вопросом не шутил. Взгляд такой серьезный-серьезный, едва ли не поедает глазами. Не самое приятное в мире чувство, пусть даже она привыкла к всеобщему вниманию. Одно дело, когда на тебя просто смотрят или любуются… И совсем другое, когда едва ли не раздевают взглядом. Не нравится ей подобное, хоть режьте.
Смена цвета глаз мужчины не прошла незамеченной, но никакой особой реакции не вызвала. Даже окажись он каким-нибудь великим черным магом и начни прямо здесь, в процедурном кабинете подготавливать ритуал призыва Четырех Всадников Апокалипсиса – и то Марианна не удивилась бы достаточно сильно. Скорее просто тюкнула бы психа по затылку чем-нибудь тяжелым да ушла домой, а с телом путь себе охрана заведения разбирается, если обнаружит его во время планового ночного обхода.
- «Это риторический вопрос, я надеюсь. У девушек не принято подобное спрашивать». – Мгновение, чтобы настроиться на ментальную волну мужчины. Еще пара секунд на считывание верхних слоев его сознания и последовавший за этим тяжелый, с нотками обреченности вздох. – «Я человек не больший, чем вы сами. А с чего вдруг такой интерес?» - Лучшая защита – это нападение. Чтобы не ломать голову над ответами на чужие вопросы, не проще ли самой завалить оппонента ими, не давая времени на перехват инициативы? Да и просто себя хоть чем-нибудь занять, пока руки на полном автомате втирают в спину оказавшегося инкубом клиента лосьон, способствующий ускорению кровообращения и расслаблению сведенных усталостью мышц.
Реакция нового знакомца на телепатическое обращение ее не волновала, раз уж все равно так быстро раскусил он нечеловеческую природу массажистки.

0

171

Я постарался расслабить тело, отвлечься от мыслей на что-то постороннее. Ненавязчивый запах лаванды медленно плыл по комнате, впитываясь в волосы и тело вместе с каким-то сильно ароматным лосьоном. Последний фаэри втирала мне в спину мягкими, плавными движениями, от которых тело само собой обмякало и расслаблялось, настраивалось на спокойную волну.
Я прикрыл глаза - зачем бессмысленно пялиться на противоположную стену или в зеркало - себя я видел, и не раз. Куда больше меня занимал разговор с массажисткой, которая выглядела до ужаса уставшей и сонной. Мне даже совестно стало, что я заставил ее работать так поздно, хотя, по сути, она получала за это деньги, и немаленькие.
Я человек не больший, чем вы сами. А с чего вдруг такой интерес? - когда внутри головы раздается чей-то приятный голос, причем достаточно внезапно, невольно вздрагиваешь. Конечно, мне стоило догадаться, что талантливые ко всему фаэри делали успехи и в области телепатии. Мари, хоть и была немой, все же получала от этого некоторые преимущества. Во-первых, ей не нужно было утруждать себя объяснениями и пустыми разговорами с различными идиотами, коих полным-полно на улицах или, например, в магазинах. Так, махнул рукой, на рот показал, и иди себе спокойно. Во-вторых, говорить, пусть и мысленно, с близкими людьми - или с теми, кем хочется - всегда удобнее. Никто не может подслушать вашего разговора, так что все, в зависимости от болтливости собеседника, может остаться в тайне. Хотя кто я такой, чтобы высчитывать все "за" и "против"? Я никогда не был в такой ситуации и не могу знать, как это трудно.
Поскольку я задумался, совсем обмякнув на лежаке и крепко зажмурив от блаженства глаза (разве что не урчал, как кот после плотной трапезы), то ответил девушке не сразу.
- Природное любопытство, - улыбаюсь, но улыбку мою не видно - голова лежит на руках, я почти не дышу, благо, это не обязательно. Просто как-то привык к этому действию, вот и все. Заодно от остальных не так уж отличаюсь, не приходится ловить на себе заинтересованные взгляды. - Вы очень устали, - замечаю, не знаю даже, зачем. Просто хочется поговорить, вот и несу, как всегда, различные глупости, говорю совершенно очевидные вещи.
Приоткрываю на мгновенье глаза, тут же зажмурившись обратно: свет больно бил в глаза, ослеплял. Уж лучше пока полежать в темноте, отзываясь почти всем телом на прикосновения Мари. Тело почти полностью расслабилось, спина постепенно переставала ныть. Блаженное тепло разливалось по телу, и я откровенно кайфовал. Думаю, не зря я отдам немаленькие деньги за этот сеанс массажа. Только вот Мари было очень жалко.
-Я не судья, я не воин,
Не умею ходить по воде.
Я пытаюсь понять, но мне неспокойно
Среди этих пылающих стен
, - напеваю тихо-тихо, просто потому, что слова этой песни пришли в голову. Надеюсь, что фаэри не будет возражать против хриплого, невысокого голоса. Без музыки, пусть и такой своеобразной, мне никак не расслабиться полностью. А там глядишь - и нирвана за углом поджидает.
А что делать потом? Возвращаться домой, снова не спать всю ночь и думать, думать, думать? Слишком много интересных встреч произошло в последнее время. Раньше я бы радовался этому, а сейчас, напротив, жалею. Оззи, не успев толком раскрыться, сбежала, оставив в недоумении. Мари, кажется, совершенно недовольна моим здесь присутствием. Что дальше-то? Говорят, желание всем понравиться совершенно выматывает, выпивает душу. И плевать, что я демон и души, по сути, у меня нет. Все равно это чертово желание меня доконало, но отделаться от него я пока не сумел.

0

172

Пусть она и была сейчас сильно уставшей, но удалось более или менее сдержать рвущуюся с поводка эмпатию, так и норовящую забить ей голову бесполезной или слабо полезной информацией о том, к кому она прикасается. Из-за этой дурацкой особенности способности иногда возникала мысль носить перчатки, но фаэри гнала ее от себя вшивой метлой – неудобно это, да и не дает стопроцентной гарантии защищенности от тактильного контакта. Поэтому приходилось терпеть и учиться контролировать свой дар.
Из-за успеха в сдерживании силы она смогла полностью сконцентрироваться на своем занятии. Скользя подушечками пальцев по спине демона, выискивала напряженные мышцы и разминала их, бережно и осторожно – ведь достаточно приложить чуть больше, чем необходимо, силы и эффект будет уже совсем не тот, что требуется.
Наверное, именно из-за этой сконцентрированности на занятии она и не сразу заметила реакцию клиента на ее телепатический ответ. Хотя даже если и не заметила – немногое потеряла бы. Все так в первый раз реагируют, если заранее не предупреждены об ее привычке общаться при помощи телепатии. «Ну, хоть не ругается от неожиданности, и то хорошо. А то как вспомню некоторых своих знакомых и их выражения в этой ситуации...»
- «Вот как. Да, это веская причина, не спорю». – Рина усмехнулась краешком губ, не прекращая мять и поглаживать мышцы спины клиента. Она действительно отлично понимала подобный мотив задавать вопросы. Сама была этим грешна… Так что окружающим еще повезло, что она нема и не может то и дело засыпать их градом вопросов, не всегда тактичных. Очень повезло. – «Конечно устала. А что поделаешь? Работа такая. Нельзя сделать хороший массаж и не потратить ни капли физических сил – это нонсенс. Любой массаж – своеобразная передача энергии от того, кто его делает тому, кому его делают». – Вовремя поймав себя на порыве прочитать очередную лекцию, девушка прикусила себе язычок, образно выражаясь. Тоже одна из ее слабостей – иногда, без особого на то повода, разрождаться длинными, пространными и нередко – нудными лекциями на вроде бы безобидные темы. Вот уж что тому виной – недостаток общения или просто прирожденная дотошность – то одному Творцу известно.
Наконец, «покончив» со спиной инкуба, Марианна переключилась на его шею и плечи. Все те же осторожные массирующие поглаживания для нагнетания крови в мышцы. А затем – мять, прилагая минимум силы, лишь чтобы тело расслабилось, чтобы мучающая клиента усталость исчезла и на смену ей пришла приятная нега. Даже если она не любит свою работу – клиент-то ни в чем не виноват. И коль скоро она до сих пор не уволилась, то должна добросовестно выполнять свои обязанности, выкладываясь на сто процентов и даже больше. Из-за чего она так себя выматывает, делает то, от чего вполне может отказаться? Тут вам и врожденные ответственность с упорством, и благоприобретенное нежелание сдаваться – много всего намешано.
Против напева инкуба фея ничего не имела, лишь улыбнулась про себя. Она вообще никогда не была против, если кто-то хотел попеть при ней. Разве что в случаях полного и окончательного отсутствия слуха… Но, к счастью, такое случалось редко.
- «Вы сами очень устали. Ваше тело очень напряжено… К тому же я могу чувствовать духовное состояние окружающих, и там у вас тоже все далеко от идеала. Напряжено и утомлено ничуть не меньше, чем ваше тело. Не хочу лезть не в свое дело, но вас что-то гнетет, не так ли?»  - Ну вот, в этот раз сдержаться тоже не вышло, и она опять сунула свой нос куда не следует… Оставалось лишь надеяться, что сразу его не оторвут. А надежда, как известно, умирает последней.

0

173

В голосе девушки прозвучала явная улыбка, как мне показалось, одобряющая. Значит, я не ошибся в своих предположениях. Не только мной порой овладевает безудержное желание знать, причем не все подряд, а только то, что знать как раз-таки не стоит. О последствиях тут говорить бессмысленно - каждый, кому знакомо такое чувство, так или иначе поймет меня.
Любой массаж – своеобразная передача энергии от того, кто его делает тому, кому его делают, - девушка заставила себя, исходя из интонаций, прервать чуть было не начавшуюся речь именно на этих словах. Я не мог не согласиться с фаэри. Мое тело было совершенно расслаблено, я его не то чтобы не чувствовал - нет, оно просто не нуждалось во мне, в моем разуме. Летало где-то на облачках покоя, а разум тем временем напряженно боролся с привычными попытками сказать какую-то глупость. Разум вообще боролся всегда, не давая мне проявить всю свою язвительность и обидеть собеседника. Сейчас ему было дано послабление: я не собирался ничего такого, в смысле, обидного, говорить фаэри, так как не видел ничего, что можно было взять за точку "укола". В качестве иглы - язык. Сейчас же он смягчился.
Мне и вправду казалось, что энергия девушки переходит ко мне через мягкие, но чуткие и сильные прикосновения подушечек пальцев. Судя по ощущениям, Мари занимала эту должность достаточно долго: так умело она приводила в порядок задеревенелые мышцы, где наверняка скопилась молочная кислота. Пальцы девушки теперь массировали не спину, но плечи и шею, и я невольно вздрогнул от наслаждения. Волна мелких мурашек прошла по телу, и мне не нужно было этого скрывать. В конце-то концов, я инкуб, и мне совершенно плевать на чужое мнение. Хотелось бы, что бы все так и было, - негромко вздыхаю. От последующего самобичевания меня оторвало продолжение разговора с Марианной. Она, видимо, не решив дождаться от меня ответа, осторожно начала говорить снова. Я прислушивался, и с каждым словом фаэри понимал, как она была права. И осознание этой правды меня взбесило посильнее сегодняшнего утреннего побега Оззи, восхищенного визга девушек на набережной. Я плотно сжал глаза, чтобы они не начали снова менять цвет, непроизвольно. Мне не хотелось, чтобы Мари видела темные глаза, заполненные злобой. Она-то, по сути, ничего особенного не сказала.
Не хочу лезть не в свое дело, но вас что-то гнетет, не так ли? - последняя фраза заставила меня сжать кулаки. Сильно, что пальцы чуть хрустнули. Вот именно, что не твое дело,- сначала мне безумно хотелось произнести это вслух, вложив в эти слова столько яда, сколько возможно. Обычно, когда кто-то пытался лезть в мою жизнь, я так и поступал с этим "кто-то". Безнаказанным, хотя бы резким выражением, не уходил никто. Потому что я не хотел, чтобы кто-то увидел за веселой, пусть и искренней улыбкой, страх полного одиночества, страх перед тем, что кто-то способен узнать о моих страхах. Страх показать, что у меня есть страхи и фобии. Всем хочется выглядеть неуязвимыми в глазах окружающих. Мне же, после стольких-то лет совершенствования себя и многих месяцев, когда каждое утро я мчался к зеркалу проверять, не стал ли я снова тем же уродцем, что и прежде, хотелось не казаться неуязвимым, но быть им. Стоит ли говорить, почему я так воспринял безобидный вопрос фаэри?
Что меня гнетет? Многое, слишком многое, что скопилось за эти четыре года в мире. Черт с ней, с Изнанкой. Там хотя бы были остальные, с кем я рос и чувствовал себя в компании, пусть иногда мне и перепадала своя доля насмешок. А здесь....первый раз я почувствовал, словно могу найти друга, нормального и, как бы это ни звучало, настоящего, именно сегодня утром. В ответ на мое чувство Оззи сбежала, и я не знал, где теперь ее искать. И надо ли? Это меня гнетет? Стоит ли об этом говорить?
- Гнетет, - поначалу мой голос похож на шипение - так плотно я сжал зубы. Как они еще не раскрошились, ума не приложу, - Не просто что-то, а многое. Обычно я не люблю жаловаться на жизнь, - выдыхаю, с трудом разжав кулаки и постаравшись снова расслабить тело, - Но разве похожа эта ситуация на обычную? Я не знаю, известно ли это тебе, но демоны начинают свою жизнь - всегда - в Изнанке, своем мирке. Хотя мирком его не назовешь, не те размеры.
Я даже не заметил, как перешел на ты - так легко становилось с каждым словом, и тело расслаблялось еще больше, словно слова действовали куда более умело, нежели пальцы. На деле я знал, что после будет еще хуже. Только не мог остановить поток слов, словно они были горной лавиной.
- Даже там у меня было что-то, за что я цеплялся, ради чего мне стоило карабкаться, плевать на чужие насмешки и существовать. Изо всех сил. А теперь мои же мысли мне напоминают мысли любого самоубийцы в перспективе, который потерял цель или же смысл жизни.
Я перевожу дыхание, открываю глаза. В зеркале замечаю свое отражение. Глаза темно-темно-синие. Я напрягаюсь, стараюсь вернуть желтый цвет. Отныне никакой синевы.

0

174

Ни на мгновение не переставая мять, разглаживать и пощипывать мышцы спины и шеи демона, Мари внимательно прислушивалась к ментальному и эмоциональному фонам того. Она прекрасно осознавала, что ступила на слишком скользкую почву – подобные темы для разговора слишком личные, чтобы подавляющее большинство живущих в современном мире могли нормально отреагировать на них. И это одинаково касается как людей, так и нелюди. Плотность населения слишком высока. Настолько высока, что даже такие стадные создания, как люди, превыше всего начали ценить свои интересы, свою выгоду и свое личное пространство, отчаянно пытаясь забыть о том, что и кроме них на Земле живет еще семь миллиардов таких же, а то и больше.
Она всегда болезненно воспринимала свои ошибки, хоть и старалась этого не показывать. Вот и сейчас без труда уловленная резкая мысль демона заставила ее дернуться, как от боли, и закусить нижнюю губу, чтобы сдержать предательский выдох. Фея очень чувствительна к негативу, направленному на нее. И ведь ладно бы только телепатией обладала – чужие отвратительные мысли, направленные на тебя, всегда можно выдержать. Но ведь она еще и эмпат, то есть вместе с мыслями она уловила и всю гамму эмоций, вызванных ее вроде бы невинным вопросом. Как же она в такие моменты жалела, что не обладала в полной мере даром дипломата! Как он бы он был к месту, сколько бы неприятных ситуаций удалось разрешить… Но чего нет, того нет.
«Вот как». Пусть это и неприлично, но муза продолжала прислушиваться к мыслям инкуба. Это было просто – тот даже и не пытался хоть как-то скрыть их, продумывал четко, словно проговаривал вслух. «Даже необычно, что демона гнетет такая проблема. Это так человечно… Наверное, составителям учебников демонологии стоит тщательней рассмотреть некоторые аспекты своего учения». Ей оставалось только тяжело вздохнуть, прикрывая глаза для более четкого ощущения возникшего в мышцах клиента напряжения. Одними касаниями подушечек пальцев, без применения своих способностей, она могла точно сказать, какие именно эмоции испытывает этот юноша, обдумывая ответ на краткую «исповедь» клиента. И вместе с ним она испытывала те же эмоции, сопереживала ему, как всегда сопереживала всем и каждому, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации. Такого свойство ее характера, ее сущности. Кто-то из них, фаэри, добровольно избавляется от этих качеств для лучшей выживаемости и приспособляемости… Но это не вариант, как всегда считала девушка. Жестокость или равнодушие лишь крайние средства, всегда есть другой путь, другой вариант, другое решение. Нужно просто уметь видеть и не переставать верить. Такого было ее мнение.
- «Да, мне это прекрасно известно». – Не стала она спорить, снова возвращаясь к массажированию спины инкуба. – «И я могу хотя бы попытаться понять твои чувства…» - Она транслировала аккуратные образы, которые у собеседника должны были создать ощущение, что муза чрезвычайно осторожно подбирает слова. – «Там был и есть твой дом, там ты рос и жил почти всю свою жизнь. А теперь вот ты здесь, в чуждом тебе, как и ты ему, мире». – Закончив с массажом, фаэри отошла к умывальнику и, несильно включив теплую воду, тщательно отмыла руки от остатков лосьона. Он, конечно, впитывается быстро, но техника безопасности и гигиены есть техника безопасности и гигиены. Если уж и увольняться отсюда, то только по собственной воле, а не под влиянием событий.
Закончив с мытьем рук, она в несколько шагов пересекла кабинет и, оказавшись у шкафчика, откуда прежде доставала лосьон, вернула оный на место. Вместо него в руках девушки оказался тюбик с кремом – массаж это хорошо, конечно, но если не удалить из мышц скопившуюся там молочную кислоту – все пойдет насмарку. Ей этого не хотелось – привычка делать либо качественно, либо не делать вообще, никуда не пропала.
- «Фактически новую жизнь начал, не так ли?» - Рина усмехнулась, когда развернулась и столкнулась взглядом с поменявшими цвет на свойственный грозовому небу глазами инкуба. – «Так чему ты удивляешься? Когда ты только появляешься на свет – ты еще не задумываешься о каких-то отношениях. Наоборот – ты только учишься: говорить и ходить, думать и принимать решения, нести за них ответственность». – Выдавив на спину юноши вдоль позвоночника крем, она закинула тюбик в карман халата и плавными движениями с несильными нажатиями принялась втирать его в мышцы. – «Конечно, этот период у тебя уже прошел, все же ментально демоны любых типов взрослеют очень быстро. Но, тем не менее, опыта маловато. А тот, что уже есть – почти не применим здесь, в мире смертных».
Она не поучала демона и не навязывала ему какую-то точку зрения или линию поведения. Она просто рассуждала неторопливо, подстраиваясь под движений своих рук.
- «Так что не расстраивайся – твоя жизнь практически только началась полноценно, и все у тебя еще впереди». – Со спиной покончено, значит следом – плечи. – «А раз ты так хочешь найти себе кого-то, кого сможешь называть настоящим другом… Почему бы этим кем-то не стать мне?» - Прервавшись на мгновение, фаэри наклонилась и, для удоства чуть повернув голову, с лукавой улыбкой заглянула в глаза инкубу. – «Предрассудков перед твоей расой у меня нет и не было. К тому же ты добр в той мере, в какой может быть добрым родившийся и выросший на Изнанке». – Задумавшись на пару секунд, кивнула своим мыслям. – «Да и твоя врожденная магия не имеет власти надо мной, как и моя над тобой, так что все будет честно и без фальши».

0

175

Я молчал, чуть закусив губу и ожидая ответа фаэри. Как и любому человеку на ее месте, Мари пришлось подумать над ответом, и, судя по затянувшемуся молчанию, подумать основательно. Откровенность за откровенность - глупый принцип, и мне казалось, что он не должен был сейчас быть использован. Каким-то неправильным сейчас казалось мне типичное жизненное положение "я тебе это, а ты мне то". Обыкновенно используется оно везде, часто бессознательно: на улицах, за их пределами. Настоящее убежище принцип этот нашел во всех отношениях между людьми и нелюдями, мыслимых и немыслимых. Мне он был противен, почему-то, только сейчас. Никогда не гнушался пользоваться должниками именно так, как это делают многие. А сейчас...Ну к черту это все, только на сегодня и на сейчас! Пусть фаэри говорит, что хочет, я ничего не спрошу, не потребую узнать. Если только она не попросит, или если я не прочитаю этого вопроса у нее в глазах, - хмыкнув своим мыслям и поняв, что выразился я, пусть и мысленно, чересчур высокопарно, предпочел вообще перестать думать.
Девушка тем временем изменила тип массажа, ненадолго отлучившись вымыть руки, и теперь я изредка закусывал губу, чувствуя сильное точечное нажатие то в одной ноющей мышце, то в другой. Касания эти, пусть и были легкими, но нажатиями влияли на все нервы, что были на спине. Чувствую, с трудом уйду отсюда. Если вообще уйду, - усмехаюсь, поняв, что настроение  немного поднимается. Оно никогда не задерживало долго на отметке "уныние", чаще всего придерживаясь либо нейтрального, либо откровенно позитивного положения. В одном ритме с движениями рук Мари благоприятно действовали на меня и ее слова, успокаивающие, обнадеживающие. Как долго может прожить человек или не-человек, не открывая души никому, храня все-все, что накопилось, глубоко в душе? От этого душа, даже если ее нет в принципе, чернеет и отсыхает, как ненужная конечность. Только внутреннее "я" нужно, и его протез, увы, еще не изобрели. На меня же слова Марианны, откровенно добрые и разумные, действовали, как бальзам, вовремя намазанный на раны. Все впереди, все впереди...Это ведь действительно так.
Я смотрел куда-то в сторону, как вдруг поймал взгляд фаэри, лукавый. Она чуть наклонила голову и ждала от меня ответа. От такого предложения в этом Городе, думается мне, не отказываются. Особенно в случаях, когда твоим маэстро (я ведь правильно все понял, так?) может стать такое существо. Здесь все по-честному, без действия магии обольщения, на равных. Разве что с небольшим превосходством девушки - она же старше меня намного. Не только по возрасту, но и по развитию, несомненно. Обидно это признавать, особенно мне, с таким-то развитым себялюбием. Отказываться, повторюсь, я не стал бы.
- Добрый демон, - я усмехнулся, а потом, не сдержавшись, рассмеялся, - Скажи кто такое магам, тех бы удар хватил. А покажи да говорить заставь - все, ногами вперед. Хорошая она.
- Никогда не был столь скор на решения. Как там говорят - "никогда не говори никогда", верно? - улыбаюсь, чуть обнажив клыки - привычка.
В голове крутились сумасбродные мысли из серии "теперь я не один, ура-ура". Глупости, конечно. Один всегда был, и один, наверняка, останусь. Как бы не тешились демоны иллюзиями, а многие не тешатся, на тему вечной привязанности и, быть может, любви, то иллюзии эти зачастую иллюзиями и оставались. И мне не стоит особенно надеяться и строить планов. Она скоро от меня устанет и уйдет. Да что ты такое несешь, дурень? - мысленно я прервал поток точно таких же размышлений, постаравшись снова улыбнуться. Да-да, вот так. Искренне и радостно.
Самое забавное, что мы до сих пор нормально не познакомились. Не зная моего имени, что мне всегда казалось очень важным, девушка предложила столь близкие отношения. Да, она-то Марианна, Мари, фаэри с прекрасными рыжевато-каштановыми волосами. А я кто? Бальтазар, Зар, Бали, Ящер - или просто инкуб, недостойный носить демоническое имя?
- Меня, кто знают, зовут Ящером, - негромко произношу, полностью расслабив тело. Снова. Массаж ведь продолжается, так? Жалко, что это скоро закончится - в смысле, этот отдых. А потом....Когда-нибудь потом я обязательно нарисую это, очень много идей.

0

176

Вот уж точно никогда не угадаешь, кто тебе встретится на жизненном пути. Всякое с ней случалось, но чтобы добрый демон? Такое произошло в первые, была вынуждена фея признаться самой себе. Демоны ведь вообще далеки от понятий добра и зла, каковыми их воспринимают живущие в «этом» мире. У них другие приоритеты, отличные от свойственных смертным, другие цели и интересы. У них все другое, ведь и сам их мир абсолютно не похож на мир, в котором живет она. Чуждый, жестокий и беспощадный – он не приемлет самостоятельности, меняя всех в нем живущих по своим собственным понятиям о правильности. Для сравнения – мир людей никого ни к чему не принуждает, позволяя живущим в нем самим выбирать свой путь и лишь изредка устраивая им небольшую встряску. И то лишь для того, чтобы совсем не расслаблялись. Так что, отталкиваясь от этих знаний, можно было понять реакцию инкуба на слова девушки о его доброте.
- «Да уж, для них это будет слишком шокирующим известием». – Трудно было сдержать усмешку. Уж кто-кто, а она знала о необычайной косности мышления магов. Вот ведь парадокс – по натуре своей исследователи и естествоиспытатели, они так отчаянно цепляются за свои традиции и устои, что совершенно непонятно – как им вообще удается раз за разом делать новые открытия и вообще идти в ногу со временем? Вампиры, к примеру, столь же сильно уважают и чтят свои традиции, следуют устоям. А что в итоге? Дети своих эпох, совершенно не способные изменяться. Чрезвычайно неприятное свойство психики для тех, чей срок жизни измеряется не десятилетиями – веками. Это же и служило причиной столь низкой их популяции – для охотников вычислить даже самого хитрого и умного вампира – дело техники, а его устранение – вопрос времени. Люди всегда отличались необычайной настойчивостью в деле уничтожения всех подряд.
- «Да, ты прав – спешить не стоит… Особенно в таких делах». – Ответ инкуба ее удовлетворил. Скажи он что-нибудь иное и Мари еще бы подумала, действительно ли ей нужен такой подопечный. Все же, как ни крути, а эти устоявшиеся для Города Легенд отношения в стиле «Хозяин-Слуга» слишком вросли в повседневную жизнь, и игнорировать их не всегда возможно. А раз легче следовать традиции, то нужно максимально облегчить себе жизнь, по возможности «подстелив соломки» там, где есть риск больно упасть. Перестраховка – она никогда не бывает лишней, весь жизненный опыт фаэри буквально кричал об этом. – «В общем-то, массаж уже завершен». – Оценивающе оглядев демона и всмотревшись в его ауру, еще раз кивнула. – «Да, больше ничего я тут поделать не смогу – все целиком и полностью на твоем теле… Ящер». – Муза тонко улыбнулась. – «Мое имя ты уже знаешь, наверное». – Это была такая своеобразная шпилька с целью проверки возможной реакции (имя присутствовало на табличке на двери в кабинет) – неадекватный «спутник жизни» ей сто веков не нужен, лучше уж она как-нибудь сама по себе. Привыкла уже. – «Продолжать наше знакомство сегодня не считаю правильным решением. Был тяжелый день и нам нужно как следует отдохнуть, а тебе подумать… Давай сделаем так – я работаю три дня через два, сегодня последний день перед моими выходными. Значит приходи через два дня как клиент или в конце рабочего дня – как будет удобнее. Буду рада снова видеть». – Фаэри не удержалась и широко зевнула, прикрыв рот ладошкой. Устала она действительно сильно. – «Об оплате не беспокойся, наша церберша все равно никого не выпустит без чека». – Девушка шутливо козырнула Ящеру двумя пальцами. – «До скорого, юноша, буду с нетерпением ждать новой встречи».
С чистой совестью Марианна развернулась и скрылась в своем кабинете, где устало опустилась на стул, вытягивая ноги под столом. Предстояло еще убраться после Бальтазара (имя она считала с его ауры, причем совершенно нечаянно, под самый конец сеанса) и только после этого можно будет наконец-то отправляться домой.

0

177

Каким уязвимым, слабым и разнеженным я чувствовал себя в течение последнего часа! Это состояние было сильнее меня, оно постепенно овладевало телом и разумом, который еще сопротивлялся и посылал слабые сигналы, что-то вроде "нет-нет, у меня была совсем другая цель! Я должен был найти ту недзуми, а еще...и еще..."
Теперь все было неважным. Как-то расслабившись телом, я ослабил и свой непримиримый радар-поиск. Он на время утихомирился, чему я был, к слову, несказанно рад.
-Да уж, для них это будет слишком шокирующим известием - я невольно представил себе печальную процессию, во главе которой шествует почетный старец-маг в черном плаще и белых тапочках. А за спиной его  -люди, множество людей. И все они несут гробы, где множество магов, удивленных до смерти известием о доброте одного-единственного недодемона, нашли свое последнее пристанище. Плачущие девы, прижимающие к груди пыльные гримуары, ставшие ненужными в этот момент... Картина была такой яркой и запоминающейся что, обладай я техникой иллюзий, непременно показал бы это Марианне. К сожалению, нарисовать это я смогу лишь в обозримом будущем, а пока приходится смеяться одному. И то мысленно, чтобы не вызвать ненужных подозрений. Они, как известно, ненужными бывают всегда.
Марианна - она тем временем оставила мое тело в абсолютном покое, и я, сладко потянувшись, встал и довольно неторопливо оделся. Стало как-то немного прохладно, и от этого неприятного после идеального блаженства ощущения мне стало немного не по себе. Впрочем, это довольно быстро исправили слова фаэри. Какими теплыми и обнадеживающими могут быть слова! Особенно, если они сказаны с чувством. Особенно, если они искренне, без малейшего темного помысла адресованы демону. Да любому человеку-не-человеку будет приятно, что ни скажи. При условии, конечно, что это самое "что" не заденет ненужных чувств.
- Продолжать наше знакомство сегодня не считаю правильным решением. Был тяжелый день и нам нужно как следует отдохнуть, а тебе подумать… Давай сделаем так – я работаю три дня через два, сегодня последний день перед моими выходными. Значит приходи через два дня как клиент или в конце рабочего дня – как будет удобнее. Буду рада снова видеть, - фаэри зевает, и я вижу, что она с трудом держит глаза открытыми. Я спешу уйти, оставить ее в покое - улыбаюсь на прощание, так обаятельно и дружелюбно, как только могу. Искренне.
- И я буду рад, - перед выходом произношу негромко, не думая, что меня услышат. Я уже уверен, что завтра в душе снвоа поселятся сомнения, а послезавтра они уже развеются. И так будет день за днем, до тех пор, пока я наконец не сдохну. Хотя, кажется, переменчивость и вечные самокопания не оставят меня. Может, мне поможет эта фея.
Без труда нахожу путь назад, расплачиваюсь на кассе, не жалея денег за массаж. Девушка, кажется, совсем не устала - так бодро улыбается, смотрит на меня и как-то словно облизывается в душе, что возникает стойкое ощущение, что она - робот. Многие люди ради денег становятся такими же машинами, да только превращение обратно навряд ли когда-нибудь произойдет. Отвратительно. Я выхожу на улицу, попрощавшись и пообещав обязательно приходить еще. Куда же я теперь денусь от вас, дорогая Мари?

-----> куда-то прочь

0

178

Центральное полицейское управление. ------->>
Июнь. 2013 год.
• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 20

Наполеоновские планы детектива напоминали неизлечимый бред сумасшедшего. Будь он политиком, его бы давно занесли в ряд самых гнусных и трусливых деятелей Города Легенд: он прячется в тени, игнорирует собственные обязанности и раздувает ажиотаж на ровном месте, разбрасываясь миллионом пустых обещаний. Но действительно ли слова детектива не стоили ни гроша, и правда ли самый опытный в своей сфере сотрудник мог так просто предать честной народ в надежде обелить своё погрязшее в загадках имя? Ведь это и не настоящее его имя вовсе. Привыкший ко лжи, он, похоже, заврался настолько, что уже сам уверовал в собственную ложь. Эта ложь пожирала его изнутри, всеми способами вырывая запятнанную фальшью правду, подменяя её неверными, но выгодными альтернативами, способствующими в десятки раз ускоренному расщеплению его души. Но одной утробе было мало на двух одинаково прожорливых на разгадки существ. В действительности, насильно привязанные друг к другу звери имели множество родственных черт, таких как долг и правосудие.
Но дело не в том, что двигало их чёрными будто ночь сердцами. Наиболее веским нюансом был источник этих эмоций, в редких порывах, между отчаянными поисками себя, переполнявших их аки вулкан и взрывавший, в действительности  - выворачивающий наизнанку их привычные представления в два счёта. Кольями, точно метящими в тяжело бьющийся от липкого мрака орган, они острой болью проникались к своим ошибкам, совершённым ими вне своей сознательности. Мир в такие моменты перестраивался по крошечным кубикам, меняя восприятие и окружающих тебя людей настолько сильно, что ты бываешь вынужден принудить их к такому поведению, какое бы желал видеть не то чтобы ты, но всё-таки ты, но противоречащий своим истинным желаниям. Ты возжелаешь покоя - и тебя утопят в реках жестокости. И так каждый раз.
Каждый раз, когда ты приподнимаешь завесу прошлого, прекрасно понимая, что за прожитыми годами, огородившими тебя от боли будто каменной стеной, ты необратимо искушаешь судьбу. Страстные как влюблённость желания забыть ту кровь, что пачкала твои руки, не иссякают ни на минуту. Но пройденная чернь подобна глубокой, относительно свежей ране. Она может зажить, но навсегда останется с тобой в виде хорошо или наоборот, плохо различимого на твоей бледной коже шрама. Но если твоё желание проживать снова и снова ту боль так велика, что ты неугомонно чешешь пальцами свою плоть, ногтями впиваясь в ещё тёплую кровь и голое мясо, то воспоминания эти не оставят тебя никогда в твоей жизни. Я бы хотел оставить себя, забыть свою жизнь, и потеряться в бескрайней белой глуши, подобной самому сладкому наркотику. К миру, где нет теней, ты привыкаешь довольно сильно. И хочешь остаться в нём на куда более долгое время, чем те реальные миллионы секунд существования вне рая, "передозированного" тишью.
Как не удивительно, что этот мужчина был в числе тех безумцев, одержимых абсурдной идеей пускай и ужасающего, но всё же дома. Домом его жизни стал именно этот город, где он впервые сжёг себя изнутри. И именно здесь, в городе, где он родился и вырос, он навсегда погрузил себя во тьму.
Долгие десять лет свободной жизни были уничтожены несколькими сотнями долларов, потраченными на авиабилет. Зачем я вновь и вновь шагаю всё по той же тропе, наполненной ужасами и страхами? Любой человек, и даже любая стена здесь - всё это поддаётся сомнению. Насколько сильна должна быть вера, страх, чтобы вернуться в место на страхе построенное. И успокоюсь ли я, искупив свою вину? И могу ли я её искупить?
Обычный вечер не предвещал ничего сверхъестественного. Сегодня он был один, и голос Симбионта, а теперь, как требовал он себя называть - Асхарадонта, ни разу не промолвил ни слова. Машины были похожи на машины, фонарные столбы, выложенные пляжным камнем дорожки, вывески - всё было настолько приближенным к реальности, насколько детектив себе её представлял. Столь необычное место, как салон красоты, было избрано стартовой точкой далеко не случайно. Собравшись с порядком расследуемых им дел, лично оформленных на его имя, вероятно, в нетрезвом уме, он пришёл сюда поговорить с владелицей. Ни имени, ни того, как выглядит гражданин, Мэйсон не имел ни малейшего представления. Побуксовав, шаркая чуть мокрыми туфлями о коврик напротив двери, мужчина заходит внутрь. Обстановка была обыкновенной для такого места: несколько сидений, столики, и довольно узкий коридор, ведущий в соседний зал для напудривания и намыливания посетителей. Навстречу ему сразу же показалась невысокого роста девушка с гримасой заинтересованности. Работница предупредила его, что сегодня рабочий день проходил исключительно по записям, но поинтересовалась, не желает ли тот пройти в маникюрный отдел и выпить чашечку кофе. Взгляд исподлобья в ответ на выброшенную дамочкой шутку означал лишь одно: то ли у мужчины нет настроения, то ли чувство юмора у него, просто-напросто, отсутствовало напрочь. Его лапа скользнула в карман за удостоверением и сразу же за привычным жестом последовала привычная фраза: Скотт Мэйсон, детектив.
Чуть испуганная женщина понимающе кивнула и сообщила гостю, что их хозяйка в такую рань приезжает не часто. Но, тем не менее, был шанс, что пока детектив пропустит пару чашек кофе - та непременно явится в ближайшие час-полтора. Что же, ему было некуда торопиться, а посему предложение улыбчивой работницы он всё-таки принял. Кофе никогда не повредит работе, лишь наоборот - способствует удачному закрытию дела.

+1

179

* Вокзал
Вечер. Июнь 2013 год. Температура воздуха: + 20
•: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака,
солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.

Феррари летело улицами вечернего города. Это был как раз тот момент, когда еще нет вечерних пробок, но на некоторых дорогах уже потихоньку становится слишком много машин. Вилетта ехала вперед, не особо наблюдая за тем, что происходит вокруг. Впрочем, с ее удачной энергетикой, другие водители чувствовали, опасность, исходящую от ярко красной машины и пытались не попасться ей.
Утро началось рано, но всевозможные встречи с нужными людьми растянулись до вечера. Женщина возвращалась в свой салон с кучей подписанных бумаг и отсутствием настроения. Последнее время ее утомляло чрезмерное общение с живыми. Будто это они были энергетическими вампирами, пожирающими ее внутреннее тепло. Единственное, чего сейчас хотелось - чашку мятного чая и чего-то сладенького. Потому, заехав в кондитерскую, Ви купила бисквитный тортик и медовые печенья. К счастью, о фигуре ей беспокоиться не стоило.
Еще пару кварталов и машина остановилась у входа в салон красоты. Женщина выпорхнула из машины, поставила сигнализацию и неторопливо направилась к зданию. Высокие каблуки чеканили каждый шаг, серая юбка-карандаш не позволяла девушке идти слишком быстро, а белая блузка была уже расстегнула ровно до такого уровня, чтоб разрез не показался вульгарным. Волосы, как впрочем и всегда на деловых встречах, фаэри подобрала к верху. За день выбилось несколько прядей, но это смотрелось довольно мило и естественно.
- Вилетта, к Вам пришли. - Встретив у входа, защебетала секретарша. - Он из полиции, ждет уже приблизительно полчаса. Я предложила ему кофе и усадила на диван возле вашего кабинета. - Девушка казалось очень взволнованной. Ви мягко улыбнулась и успокоила секретаршу, сказав, что та все правильно сделала.
- Добрый вечер. Пройдем-те за мной, в кабинет. - Обратилась фаэри к мужчине, что ожидал ее. Признаться, женщина ожидала господина Кэйнера. Ведь больше никого знакомого из органов правопорядка она и не знала. "Интересно, я что-то натворила или в его визите есть иная причина?"
Женщина открыла кабинет, пропуская незнакомца вперед и заходя следом. Закрывая дверь, попросила секретаршу принести чай с мятой и то, что пожелал гость.
- Присаживайтесь. Извините, что пришлось ждать, днем было много деловых встреч. По какому вопросу вы пришли? - женщина казалась усталой, но она все же нашла в себе силы приветливо улыбнуться.

+1

180

Даже будучи запертым в четырёх стенах, чуткий слух Мэйсона умудрился ухватиться за призрачное эхо от яростного двигателя автомобиля, с особой жестокостью очертившего горячей резиной асфальт. Кажется, это была она. Лишь каким-то чудом Скотт по привычке своей не дал незнакомке оценку по первому, даже нет, полупервому впечатлению. Мэйсон мог с легкостью придумать ей образ лихача, или просто дамы, которую нельзя пускать за руль по многим техническим причинам. Нет, мужчина не был сексистом, но существование стереотипов считал небезосновательным. Секретарь, или просто помощница, что не особо-то важно, в миг упархала в сторону выхода, дабы встретить свою начальницу. Детектив чуть забрасывает ног на ногу, откинувшись на спинку кресла. Аромат чёрного эспрессо постепенно пленил его разум, прозрачными щупальцами врезаясь в ноздри и опутывая мозг десятками сетчатых паутин. И вот, похоже, она уже здесь. Об этом говорили громкие постукивания каблуков о вылизанный до блеска пол салона. Гость окинул владелицу беглым взглядом, но уже спустя секунду его глаза вновь нацелились на лихачку. Он был удивлён, хоть ни один мускул на лице полицая так и не дрогнул. Обычно интуиция его срабатывала на ура, но в этот раз она допустила большую ошибку, посчитав, что разговор предстоящий разговор будет включать детектива, кружку кофе и даму преклонного возраста. Интересно, хозяйка подозвала Мэйсона к себе для того, чтобы разговор их не коснулся чужих ушей? Что это - паранойя, вперемешку с нежеланием портить собственную репутацию перед помощниками? В любом случае, бояться ей было нечего. Пока, во всяком случае.
Спустя несколько секунд он уже находился на мягком кожаном диване, стоявшем противоположно деловому столику. Кабинету, к слову, было уделено не меньше внимания, нежели всему салону, если, конечно, не больше. На вопрос секретаря, чего желает гость, полицейский довольно быстро сообразил попросить ещё одну чашечку кофе. Хоть он и был сыт тёмным напитком по самое горло, но отказаться от ещё одной смертельной дозы для, по сути, и так ржавеющего сердца, он попросту не мог себе позволить. Тихо, с какой-то лёкостью и даже энергией, которой у него сейчас было про запас, Скотт вздохнул. Извинения владелицы его в какой-то степени даже умиляли. Он предупредить-то её не предупредил о своём приходе, просто взял и пришёл к ним в салон, вот так, к вечеру, без каких-либо объяснений. Но это лишь пока.
- Ничего страшного, мисс Мериан. Мне стоило сразу позвонить вашему секретарю, - после короткой паузы, взглянув на неё исподлобья, - На табличке прочитал. Скажу откровенно, - я понятия не имел, с кем мне предстоит общаться. Очевидно, что вашу голову сейчас населяют те же мысли. Скотт Мэйсон, детектив, - неумение улыбаться могло стать преградой для возникновения доверия со стороны владелицы, а посему он хоть и был не слишком-то счастлив, но тоже позволил уголкам рта сложиться в тонкую ухмылку. Не стоит награждать человека хмурыми взглядами, если глаза его в ответ излучают только усталость.
- Мисс Мериан, в архиве полиции мною были найдены интересные дела касательно вашего заведения. Не прозвучит это грубо, я надеюсь? Насколько мне известно, этим никто так и не удосужился заняться. В полиции, да и не только, наступили особенно тёмные времена. Если вы понимаете, о чём я. Если же нет, то давайте сразу перейдем к делу. Не в силах вспомнить номер документа, но в силах напомнить вам, что это дело об инциденте, случившимся здесь около года назад. Работницы, пропажи, неотвечающие телефоны. Что-нибудь уже пришло в голову?
В дверях появился секретарь с двумя чашечками.
- Гхм, спасибо, - удовлетворенно кивнул полицейский, аккуратно забирая из рук работницы свой напиток. Дождавшись, пока та покинет кабинет, он продолжает, сквозь вьющийся пар наблюдая за женщиной, - как нам известно, безвести пропавшими были признаны ваши парикмахеры. Один за другим, сначала старый специалист, затем, стоило новичку занять его место - исчезал новичок. Мы, конечно, можем предположить, что всему виной более высокооплачиваемая работа, но.. Парикмахер, ради новой работы оставляющий родственников в неведении о собственных координатах? Это уже что-то новенькое, вы не находите? И да, мы уже успели их опросить, - прикрыв глаза, мужчина вдыхает аромат кофе, - Божественный напиток, не правда ли?

+1


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Салон "Искусство красоты"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC