Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Клуб "VIP"


Клуб "VIP"

Сообщений 511 страница 540 из 568

1

http://savepic.su/1996795.png

Приземистое трехэтажное здание, построенное совсем недавно, но по чертежам стоявшего здесь некогда старинного имения. Первый и второй этажи занимал клуб - просторный танцпол, сцена, на которой выступали лучше музыканты Токио-Юпитер, бар, несколько бильярдных столов и уютные столики в окружении мягких диванов. Любимое место отдыха золотой молодежи, наравне с более раскрученным "инфинити". Суровый фейс-котроль на входе пускал далеко не каждого - лишь самые вкусные сливки общества. Дети заправил этого города и почтенные "папики" в поисках молодых любовниц - вот основная публика этого зала.
На уровне второго этажа шел широкий балкон, тут находился бар и столики для посетителей.
На третьем этаже располагался кабинет владельца и конференц-зал. Ковровые дорожки покрывали наборный паркет, дубовые панели подсвечивали искусно сделанные медные канделябры, испускающие приглушенный желтый свет. Разумеется, исчезновение прежнего хозяина не прошло даром, однако все быстро признали, что мрачный эльф с ледяным взглядом может его заменить.
На минус первом этаже располагался еще один клуб. Здесь отдыхали серьезные люди, - музыка здесь была спокойней, напитки - изысканней, а публика - гораздо старше. Барные стойки, игровые столы, небольшая сцена, несколько столиков, отдельные кабинеты - все для удобства высоких гостей. Приглашения на "минус первый" выписывались персонально, и не продавались ни за какие деньги. Здесь заключались миллионные сделки,  рождались, объединялись и умирали корпорации. Зачастую, именно тут решалась судьба города.
На "минус втором" располагалась парковка, а о существовании "минус третьего" и вовсе знали единицы.

бар|бар

Располагается на террасе верхнего этажа в главном зале, куда ведут две винтовые лестницы темного отполированного дерева; такие же деревянные планки выстилают пол террасы. Собственно, сама барная стойка находится в глубине помещения, перед ней, между декоративных колон – пара десятков небольших столиков.
Ассортимент  предлагаемых напитков очень широк  и, что неудивительно, рассчитан на достаток гораздо выше среднего.
Из-за акустики зала музыка сюда долетает уже несколько приглушенная, поэтому есть возможность вести беседу, не перекрикивая установленные внизу динамики.

Танцпол|Танцпол

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135240-1-f.png
Основной зал занимает весь первый и второй этаж . Помещение имеет прямоугольную форму, на одном из концов этого прямоугольника находится вход, на другом – выходы в служебные помещения, на лестницу и к лифтам. По центру широкая полукруглая терраса продлевает просторную нишу на втором этаже, вверху находится бар и ведут туда две компактные лестницы с двух сторон, ниже - сцена, выступать на которой – честь для многих известных музыкантов города. Вдоль стены на первом этаже тянется ряд диванчиков и освещенных красными светильниками столиков для более спокойного отдыха; в нише напротив сцены размещена барная стойка. Что касается оформления, то акцент сделан на зеркала, из-за чего и без того немалое пространство кажется огромным. Черный зеркальный пол разверзается под ногами, как бездна; зеркальные панели на стенах, предательски выступающие из-за тяжелых драпировок кажется, уводят в то самое мифическое Зазеркалье; что и говорить, когда зал пуст, в хаотическом клубном освещении смотрится он достаточно жутко. – все выглядит подвешенным в воздухе.

Кабинет владельца|Кабинет владельца

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135240-4-f.jpg

Минус первый (VIP-зона) |Минус первый (VIP-зона)

http://demonlife.ru/uploads/0009/e8/92/135240-3-f.png
Этажом ниже основного зала, на первом из трех подземных этажей, располагается VIP-зона, где отдыхает несколько иная публика, куда более состоятельная. Приглашения туда выписывались лично хозяином заведения, и их нельзя было достать ни за какие деньги. Пространство разделено на части перегородками и предоставляет все возможности для уединения как с бутылкой коллекционного алкоголя, так и с более отзывчивой компанией, там же располагается несколько бильярдных и игровых столов. Прекрасная звукоизоляция и негромкая музыка создают атмосферу спокойствия и уюта; находясь в зале, практически невозможно понять, сколько, кроме вас, там находится человек.
Как несложно догадаться, зона эта не предназначена для уличных девочек и мальчиков, вся эта роскошь предназначается для куда более солидных людей и нелюдей.  Проход на минус-первый – это отдельный лифт с неизменными двумя охранниками и швейцаром.

Вход/минус второй(парковка)|Вход/минус второй(парковка)

Клуб VIP не поражал своей роскошью или величием. Никакого моря неона или зеркальных стен. Лишь старый-добрый камень. Когда-то здесь была дипломатическая миссия какой-то из европейских стран - то ли старушки Англии, то ли солнечной Италии. После войны здание перешло муниципалитету, потом гуляло из рук в руки...Теперь же, после ремонта и реконструкции, обошедшихся в какие-то совершенно нереальные деньги, здание клуба не могло не выделяться на фоне игл из стекла и бетона, что метнулись вверх, к небесам. Трехэтажный приземистый особнячок, выстроенный в лучших европейских традициях. Ближе к полуночи у входа все чаще останавливались шикарные машины, из которых выходили молодые парни и девушки в стильных нарядах, У входа толпились страждущие в надежде попасть внутрь. Фейс-контроль был строг и суров - пускали далеко не всех.
Недалеко от входа был въезд на подземную парковку, располагавшуюся на "минус втором" этаже.

Минус третий(подвал, посторонним вход запрещен)

Об этом подвале на "минус третьем" знали совсем не многие. Только верхушка клана и некоторые из самых проверенных постоянных клиентов. У входа круглосуточно дежурила молчаливая охрана. Был и еще один выход, который заканчивался в неприметном здании неподалеку. Но использовался он только в самых крайних случаях. Здесь располагались камеры-"люксы" с надежными запорами и приличной звукоизоляцией - можно было сколько угодно кричать и стучать ногами - все равно никто не услышит.

0

511

То, что инкуб начал защищать людей - не удивило демона. Он долго жил среди них, и считал себя человеком. И подумать, что он моментально измениться, если ему сказать что он кто-то другой - было наивно и глупо. Хотя перенести его в мир демонов, и посмотреть, что с ним там будет, и как он на это отреагирует - было интересно. К тому же интересно, как он там будет выглядеть?
- Недоделаны? - Виктор улыбнулся - А может их такими сделали специально? Вершина эволюции? - явно издеваясь, произнес демон. - Не мы создавали их, но можем создать многое. К тому же чтобы осуждать, не обязательно создавать, достаточно наблюдать. Долго наблюдать.
В это время подошел официант, принеся заказ. На некоторое время собеседник прервался, пригубив свою порцию. То же сделал демон, хоть и не понимал, как от этого можно получать такое удовольствие. Да и какое удовольствие могло быть от нарушения движений, раздвоения картинки в глазах, да и прочих проблем через некоторое время. По этому он старался по возможности уменьшать влияние на организм.
- Думаешь, не знаю что это? - тихо ответил демон, смотря на инкуба - Что можно знать, если ни разу даже не быть там, где тебя создали, считая себя совершенно другим существом. Сомневаюсь, что ты сам понимаешь, кто ты.
Собеседник тем временем направился из общего зала, окончательно развеяв сомнения демона в его руководстве этим местом. Зайдя в кабинет и указав Виктору на кресло, сам он прошел на другое кресло, и теперь собеседников разделял стол. Демон осмотрел кабинет - достаточно просторный и светлый, с массивной мебелью, часто с каменными вставками. Что больше всего понравилось демону - достаточно высокий потолок.
Фауст что-то произнес, демон уловил последнюю часть фразы, посмотрел на вольготно устроившегося парня, словно совершенно не представляя себе последствий этого.
- Кто я? - демон собрался сказать, но в этот момент вспомнил реакцию другого знакомого на фразу о демонах - Что ты знаешь о демонах? Или ты в них не веришь? - спросил Виктор, глядя в глаза инкубу. Несколько секунд подумав, он добавил - И о том, что было тут год назад?

0

512

Демон не на шутку был то ли злым, то ли просто возбужденным. Он отчаянно пытался унизить человеческую расу и пытался доказать свою правоту. На что, Фауст лишь кидал уставшие взгляды, и иногда издавая странный гортанный звук, похожий на тяжелый вздох. Де Грейс уже смотрел на Виктора какими-то другими глазами. Ему показалось, что мужчина хочет чувствовать себя выше, умнее, сильнее. Так почему бы не дать ему того, чего он так жаждет? Чем бы ребенок ни тешился, лишь бы не плакал.
- Хорошо, Виктор. Допустим, я смотрел  Supernatural и готов понять, что существуют подобные, - инкуб запнулся, вновь подбирая слова, - существа, сущности, живые мертвецы. С тем, как он сегодня с трудом подбирал слова, Фауст окончательно решил получить второе высшее образование и больше читать, так как сегодня он осознал, что его словарный запас не блещет научными терминами и художественными оборотами.  Допустим, допустим, - говорил инкуб, поставив бокал на край стола. Сейчас на ум пришел совсем не подходящий вопрос: «А правда, что соль может нанести ожоги вам?», но, повременив с подробностями, де Грейс лишь улыбнулся и скрестил пальцы, ставя локти на стол. «Поверить – это одно дело. Увидеть – второе дело. Третье – осознать, что ты причастен к этому, похоже, самое трудное».
- И как вы, наверное, могли догадаться, что я ни черта не знаю о вас, - сделав акцент на «вас», немного увереннее произнес Фауст. Взгляд вновь упал на лицо мужчины и де Грейс облизнулся. Привычки, привычки – куда без них? Было, опять же, несложно догадаться, что под словами «что вы знаете о демонах?», Виктор подразумевал и себя. Хотя, может, инкуб и ошибался. Но ошибался он очень редко, можно даже сказать, почти никогда.
- Если говорить откровенно,  - недодемон вновь откинулся на спинке кресла, но руки никуда не делись, оставаясь все также сцеплены, - то, я сюда приехал совсем недавно. Два-три дня назад. Какой-либо информацией о городе не владею, так как, можно сказать, переезд был спонтанным решением.
«И лучше бы я оставался в этом чертовом Лондоне и жил бы себе, да жил. Так нет же. Приключения ему, экстрима не хватает, балбес» - мысленно бил себя по лбу демон, уже окончательно запутавшись – хорошее ли бы это решение о переезде сюда. Но сейчас выбора не было и съехать в сию же минуту возможности не было и скорее всего не будет.
- Так что же случилось здесь год назад? – с долей любопытности, спросил де Грейс, вновь вглядываясь в сухие черты лица, - и да, вы игнорируете мои вопросы, - более укоризненным тоном продолжил Фауст, - кто же я, по-вашему? Инкуб хотел ехидно улыбнуться и съязвить что-нибудь, но решил не подзадоривать Виктора, вдруг, сарказма не поймет? Все же, пусть ситуация остается серьезной на этом уровне.

0

513

- Что смотрел? - демон только через несколько секунд сообразил, что слово - название чего-то - Живые мертвецы? И все? Хотя что они знаю - только то, что видят. А это более чем явно. - конечно, отличить того же зомби или призрака от человека намного легче, чем кого-либо еще. В этот момент инкуб снова сменил позу, отставив бокал. Свой демон забыл в зале. Сначала демон собирался отправить за ним Слугу, а потом решил не тратить на это время.
- А откуда мог узнать? - улыбнулся демон, наклоняясь ближе к Фаусту. Тот как раз снова облизнулся, и демон протянул к нему руку. - А хотел бы? Конечно, самым легким способом было просто сейчас перенести в Изнанку, но оставалась проблема - не станет ли Фауст безумцем? Таким он совершенно был не интересен - демон решил понаблюдать, что же будет с инкубом в момент обретения истинного облика.
- Недавно? День-два назад? Не надо считать меня совсем глупым, инкуб - Кровопийца начал сердиться - Сомневаюсь, что даже люди могут за такое время получить это. Слишком долго я смотрю. А что тут было - выясни сам. Иначе будет не интересно, а что об этом говорят люди - я не знаю.
Виктор снова откинулся в кресле, смотря на собеседника. Пальцами он провел по столешнице, словно проверяя, не слишкм ли тут пыльно. Посмотрев на дверь и окно, задумался. Они не были закрыты так, как хотелось демону.
- Слуга, закрой шторы. - словно вникуда произнес Виктор, наблюдая за реакцией собеседника, тут словно сами собой закрылись шторы. Встав с кресла, он обошел стол, подойдя к Фаусту и положив руки тому на плечи.
- Кто ты? Кто может соблазнить любого? Кто может играть на страстях людей? Кого они считаю воплощением разврата? - демон провел пальцем по щеке инкуба - Ты инкуб, как вас назвали. Хочешь знать больше - пойдем со мной. - демон посмотрел на Фауста. Не дожидаясь согласия, демон поднял его из кресла.
- Слуга, никого не впускать  в эту комнату без моего разрешения - произнес демон, сжимая его плечи сильнее. На несколько мгновений вместо Виктора предстала невообразимая фигура. Через секунду в кабинете осталось только лежащее у стола тело человека.
==> Изнанка

Отредактировано Даймон (2012-08-14 22:38:33)

0

514

Фауст сам начинал сердиться, это несерьезное отношения к нему сначала веселило,  но теперь было не до шуток. Виктор отчаянно считал, почему-то, что инкуб ставит спектакль перед ним, мол, он ничего знает и делает вид невинной птахи. Но ведь, собственно, так и было. Фауст на самом деле приехал только недавно и ничего не знает об этом зловещем городе. Де Грейс лишь знал то, что находился и в Европе и не в Европе одновременно, что его немного путало и пугало.
- Неважно, как бы, что я смотрел… демоны, говорите? Порождения дьявола, пугающие, ужасающие, - с ноткой отвращения тихо проговорил инкуб, бросая холодный взгляд на мужчину.
- Даже не знаю, хочу я этого или нет… скорее нет, чем да. Все-таки я вырос не в вашем мире и человеческий мир мне ближе. Я хочу остаться в этом мире, забыв про ваше существование, - хладнокровно лгал инкуб прямо в глаза Виктору. Де Грейс отчаянно хотел знать все, все о прочих нелюдях и существах, но боялся будущей жизни, поэтому отрицал свои желания в голос, дабы обезопасить себя. Трус, жалкий трус.
- К чему мне врать вам, Виктор? Цели для этого нет, - улыбнувшись, уверенно проговорил Фауст, - я ведь на самом деле приехал сюда недавно, а это все, как вы выражаетесь, мне досталось почти задаром, - немного приуменьшая свой вклад, сказал инкуб, - считайте, что это наследство. – приврал де Грейс в конце, чтобы закончить ответ: поставить точку на i.
Виктор откинулся на спинку кресла и зловеще улыбнулся. Это не предвещало ничего хорошего, поэтому демон весь съежился и приготовился к самому худшему. Вдруг прозвучала очередь приказов в никуда, в воздух, от Виктора, но приказы исполнялись. Каким образом ему это удавалось Фауст даже не хотел знать. Его пугала могущество Виктора, пугала его власть, которой  обладал этот не очень смышленый нечеловек.
В сознание впились слова Виктора: ты инкуб – воплощение разврата. По коже пробежали мурашки и захотелосьгде-нибудь спрятаться. Подальше от него. Подальше от всего этого. Подальше от неминуемой правды. Он кто? Он соблазнитель людских сердец? Он всего лишь тряпка для удовлетворения плотских утех? Весь внутренний мир перевернулся и внутри началась настоящая война, какая же личность победит – он не знал.
Виктор тем временем не терял. Ловко обойдя стол, вцепился в плечи инкуба, да так, что эта была железная хватка. Фауст даже не попытался освободиться, понимая, что не сможет, не сможет противиться такой силе…
А затем, белое пятно застилает глаза, инкуб инстинктивно закрывает рукой глаза, как от яркого света и на мгновение теряет сознание.
>>> Изнанка

0

515

Изнанка ==>
Август. 2013 год.
• утро: роса на зеленой траве. Солнышко греет землю, и обещает к полудню очень жаркую и душную погоду. Безветренно и безоблачно.
Температура воздуха: + 18

Когда демон вернулся, ночь уже почти закончилась. За окном рассвело, что было заметно даже через задернутые шторы. Обойдя кабинет, демон выпустил когти. Подойдя к столу, демон вырезал на столе одно слово - "зря". Ну что поделать - демон был, мягко говоря, расстроен. Он сомневался в гибели инкуба - скорее всего он пошел добровольно... После чего, размахнувшись, со все силы  всадил стилет в столешницу.
За этот стилет любой антиквар отдал бы многое. Кстати, именно так он и попал к демону - один сумасшедший коллекционер отдал душу за то, чтобы подержать его в руках. И держал долго - первую сотню лет он лежал у демона вместе с отрезанной рукой старика.
После этого демон занял пролежавшее несколько часов неподвижно тело. Пройдя несколько раз по кабинету, демон привыкал к телу заново. Для проверки несколько раз брал книги или другие предметы. Небольшой беспорядок он уберет - хихикнул демон, снова смотря на стол. При следующей встрече он очень серьезно поговорит с этим инкубом, объяснив ему расклад сил в новом для него мире.
- Слуга, последний приказ отменяю - произнес демон, вспомнив о приказе "никого не впускать и не выпускать". После чего, выбрав карман поудобнее для оставшегося ножа и захваченной "безделушки", направился к выходу из кабинета. Пройдя по залам уже пустеющего клуба, демон направился на улицу.
==> Улицы города

Отредактировано Даймон (2012-08-29 01:31:34)

0

516

Октябрь. 2013 год.
• вечер: ветер усилился. Солнце скрылось за горизонтом. Начался мелкий противный дождь.
Температура воздуха: + 9
>>> ресторан "Маска"

Путь до клуба, к счастью, был недолгий. Фауст чуть сжал губы, когда посмотрел на часы – они опаздывали. Но стоять длиннейшую очередь не придется, в конце концов, он – владелец данного заведения, а значит сюда двери будут всегда открыты, как дома. Когда они подошли к вывеске, клубная музыка играла во всю мощь и от двери стояла большая очередь. Инкуб взглянул на Гвен:
- Времени нет, - он улыбнулся, - перейдем на ты, - сильнее сжав ее руку, сказал Грейс и двинулся вперед, прямо в толпу. Все были в костюмах, значит, костюмная вечеринка по поводу Хэллоуина все-таки состоится! Да здравствуют хорошие вечера… или ночи?
Инкуб, наподобие ледокола, протискивался среди толпы, не забывая оборачиваться назад, так как в подобных ситуациях девушку потерять очень легко. Иногда казалось, что она сливается с толпой, не выдавая признаков жизни, но оставим депрессию на завтра или послезавтра.
Подойдя к входу, Фауст махнул рукой, а охранник, четко опустив голову, открыл перед ними дверь. Войдя в первую часть помещения, Грейс был немного удивлен. Декорации были просто шикарными. Тыквы, кровь, и остальные всякие «пугающие» элементы праздника.
- Ух, мы пришли вовремя. Самое время и нам переодеться, - заявил инкуб и вновь ринулся вперед. Наверное, самое тихое и нелюдное место в клубе был его кабинет. Поэтому именно туда держал путь Грейс. На пути, когда каждый из персонала видел его, они пытались состроить приятную улыбку и кивали головой. И лишь Крейг, который влюбился в Фауста, стоял угрюмый и не подавал никаких признаков приветствия. Собственно, инкубу от этого плохо не стало, да и никогда не станет, поэтому он продолжал идти, размахивая руками, приветствуя многих знакомых.
Из угла он увидел знакомые светлые макушки… - О, боже, нет, только не она!
Но, видно, судьба решила по-другому и Кейси все-таки, заметившая Фауста, побежала к инкубу, находу успевая прихорашиваться и толкать остальных людей. Стоит заметить, что большинство девушек было одето либо в секс-мед-сестр или секс-офицеров. Это, конечно, было бы супер, если бы не тот факт, что не все девушки были с подобающими для таких костюмов формами.
- Ладно, Гвен, раз уж мы сюда пришли, вы теперь не убежите, - он засмеялся, словно, пытаясь заглушить музыку. Наконец владельческий кабинет был перед глазами и Грейс быстрыми поступательными движениями зашел в помещения. Когда и Гвен была приглашена, инкуб закрыл на замок дверь и вздохнул, поняв, что самое трудно позади. Он успел изрядно вспотеть и напрячься, просто проходя к своему кабинету!
На столе он увидел свой костюм и довольно улыбнулся. – Ладно, Гвен. Вон та дверь – это отдельное небольшое помещение, можете, туда пройти и переодеться. А затем мы пойдем веселиться! – отчеканил Фауст так, как будто та недавняя плесневелость от усталости от жизни исчезла.
- Я надеюсь, вы не убежите. А я пока сам переоденусь.
Он принялся медленно расстегивать пуговки рубашки, оголяя свое накаченное тело. Рубашка быстро сошла на нет и полетела на кресло. С ремнем на брюках тоже дела обстояли удачно, и они тоже присоединились к рубашке довольно быстро. Красота его тела вновь приятно удивила его. Он улыбнулся и принялся расстегивать чехол с костюмом.

Отредактировано Faust de Grays (2012-11-01 09:55:49)

+1

517

Октябрь. 2013 год.
• ночь: дождь усилился. Ветер не утих. Ближе к середине ночи началась гроза с громом и молниями.
Температура воздуха: + 7
-----> Ресторан "Маска"

"Маска" находилась не шибко далеко от клуба Фауста. Несмотря на то, что Гвен уже приличное количество лет находится в городе, про это местечко она только слышала, но ни разу его не посещала. На самом деле она не была большой любительницей "активного" отдыха. Выпить бокал вина или немного виски, прогуляться ночью по прохладным улицам - это девушку прельщало гораздо больше, нежели потом просыпаться утром у чужого туалета с жутким похмельем и отсутствием воспоминаний о вчерашнем дне.
По дороге вампирша чуть не выронила из рук чехол с костюмом, ветер заставлял все вылетать из рук и закрывал обзор волосами.
Возле клуба была огромная очередь, которую, на удивление, они с ее новым другом за несколько секунд миновали. Девушка ловила на себе взгляды посетителей, особенно тех, которые секунду назад глазами здоровались с Грейсом. Несколько завистливые, чуждость которых оставалась тяжелым ударом на сознании, пусть и не на долгое время.
Гвен поразило то, насколько красиво было обставлено заведение в честь праздника. День Всех Святых или, как его прощу называют, Хэллоуин был в самом разгаре. Полночи еще не было, так что формально праздник не начался, но это не мешало людям напиваться, танцевать и развлекаться.
- Ладно, Гвен, раз уж мы сюда пришли, вы теперь не убежите, - девушка засмеялась в ответ, однако, атмосфера и окружающее ее веселье повысили настроение.
Юноша указал ей на дверь, где она могла поменять свой антураж и подготовиться к вечеринке.
Тихо открыв дверь, включив свет и зайдя внутрь, девушка принялась расстегивать чехол с костюмом. Она вытащила оттуда красно-черные топ и лосины, маску и небольшую косметичку, где лежало все нужное для грима. Сделав пару шагов к зеркалу, она открыла тени и принялась красить глаза. Черная подводка вокруг глаз, красная помада и два хвостика на волосах. Начало образа готово.
Гвен точно не помнила, почему выбрала именно этот костюм, но из всего, что лежало в гримерной, это подходило ей больше всего. С одной стороны, ей, по большому счету, не было смысла одевать на себя подобный наряд, ведь у вампиров есть родной, изначальный. Но это не интересно, весьма скучно и не дает никаких привилегий поведения, подстраиваясь под образ.
Натянув на себя обтягивающие штаны и топ, вампирша в последний раз посмотрела на свое отражение. Выглядела она великолепно - вещи подчеркивали фигуру, в особенности бюст, которым она могла похвастаться, волосы лежали ровно и без лишних завитков. Оставалось лишь надеть на себя маску.
Закончив с образом, девушка выключила свет и оказалась в темноте. Она вдруг решила, что эффектное появление из тени будет кстати.
Перейдя в соседнюю комнату, она взглянула на перевоплотившегося Фауста.
- Думаю, нам пора в зал. Убегать я уже не собираюсь.

Отредактировано Gwen (2012-11-01 15:42:06)

+1

518

Прохладный ветерок приятно обдает тело, телом завладевает минутная дрожь, и Фауст недовольно хмыкает. После расстежки чехла – приятного осталось мало, так как костюм был совсем другой, не тот, что он заказывал, а Гвен, судя по звукам издающиеся из соседней комнаты, вовсю преображалась. 
Фауст нервно достал из брюк телефон и в порыве злости готов был разбить этот самый аппарат, но на другом конце Лана взяла трубку с легким «да».
- Лана, ЧТО это? – зло шипел в микрофон телефона, негодовавший инкуб, - по-твоему, я вот эту хрень просил мне сделать? Что это за ушки и непонятный хвост от ляли ивановой из соседнего подъезда? Где мой костюм Зевса, идиотка?
За словами Грейс уже не следил, и как он понял из последовательного ответа девушки, которая видно разрыдалась, то она перепутала костюмы заказчиков, и теперь ей влетит еще и от другого человека. Фауст поглубже втянул холодные воздух, нервно отключил звонок и бросил телефон на мягкий диван.
- Делать нечего, придется одевать этот костюм для уличной проститутки, - зло подумал инкуб и стал ближе присматриваться к данному одеянию. Было понятно, что это что-то из кошачьего рода. Небольшие черные ушки, длинный, тонкий хвостик и приятные кашемировые штаны. Наверх же ничего не одевалось, следовательно, он пойдет на праздник полуголым. Слава богу, похвастаться есть чем, поэтому это не проблема.
Грейс, успокоившись, спокойно надел короткие ему штаны, черные непонятные штуки на ноги, ушки и этот поблескивающий от света, хвост. Выглядел он, как профессиональная куртизанка, которую вызвали на приватный танец любители «пожестче».
Не успел Фауст поправить ушки, как послышался скрип двери и он увидел Гвен. Она была прекрасна: обтягивающие штаны и яркий топ, красиво лежащие белые локоны, и загадочная маска.
Грейс, немного потупив глаза, смущенно улыбнулся и всем телом повернулся к девушке:
- Выглядишь, просто отпад! Правда, вот, с моим костюмом вышел небольшой конфуз. Не совсем то, что я хотел. Ну, да ладно. Вперед, - уже позитивно настроено проговорил инкуб и, вновь схватив за руку вампиршу, вышел из кабинета.
На танцполе играла громкая музыка, все были энергичны и веселы. Фауст улыбнулся и решил было уже пойти в центр – потанцевать, как ди-джей объявил:
- А теперь, я объявляю праздник открытым!
Начался хаос. Все заискрило ярким светом, а в глазах помутнело. Грейс обессилено упал, отчаянно пытаясь удержаться в сознании, но что-то явно было не так…

+1

519

Увидев в Фауста, преобразившегося, мягко говоря, до неузнаваемости, Гвен несколько опешила, а затем заорно рассмеялась, пытаясь сделать вид, что так и должно быть. Юноша, естесственно попытался отговориться и рассказал про некий конфуз, произошедший с ним и его костюмом. Девушка не сильно придала этому значения. В любом случае, будь, что будет.
Парочка вернулась на танцпол и решительно настроилась на веселье.
- А теперь, я объявляю праздник открытым!
Поднялся шум, были слышны крики и шутки толпы. Ночь только начиналась, Хэллоуин должен был показать себя с самой лучшей стороны. Все бы ничего, но вампирша, обернувшись, увидела Фауста, который корчился на полу. Выглядело это совершенно не так, как могло бы выгляядеть в такую ночь. По виду было похоже, будто парню стало плохо и его потянуло выпотрошить остатки ужина из желудка, но на самом деле все оказалось гораздо уже.
Резко у самой девушки помутнел рассудок. Взгляд погрузился в темноту, стало трудно раззличать не только краски, но и очертания предметов. Сознание выходило из под контроля, Гвен сложилась от головной боли чуть ли не пополам.

Открыв глаза, девушка попыталась понять, где находится. Крики, запах алкоголя и сигарет - злачное место, но все равно весьма изысканное. Мужчины и женщины в костюмах, все было похоже на бал-маскарад. Единственная особенность - никто не пытался скрыть свою личность.
- Что за чертовщина здесь происходит? - голос несколько поменялся. Он стал более писклявым, сумасшедшим, как будто девушка проглотила разом несколько ежей.
Взглянув на паренька рядом, она рассмеялась и решила с ним заговорить.
- Эй, котенок, клубочек что-ли потерял? - смех, смех, смех, так каждую секунду. Каждая реплика сопровождалась чем-то вроде истеричных смешков и замечаний.
- И что же теперь делать? - она огляделась. Резкие движения заставляли светлые хвостики разлетаться в разные стороны.
- Котик, вставай, пора веселиться!
Девушка прыжками подбежала к барной стойке и быстро вытащила какой-то ножик небольшого размера. Обыкновенный кухонный нож, но если пырнуть в глаз, то может и до мозга дойти. Главное - выбрать правильную точку удара.
- Харли пришла развлекатьсяяяя! - продолжительная буква "а" на конце, интонация уходила вверх к концу фразы.
Оглядевшись, она прицелилась и запустила оружие прямо в сторону висящего на стене светильника. Звон стекла - лампа разлетелась в дребезги.
- А какое веселье будет, когда один из них наступит на осколок? Красота!
Не хватало только выстрелов и объятых пламенем местечек. Как там говорится? Все становится круче со взрывом!

0

520

Было трудно, но Фауст, пересилив себя, открыл глаза. Все тело ломила и боль перекрывала все другие ощущения, казалось, что каждая косточка сломалась, а каждый позвонок съехал в сторону. Похоже, он упал с двадцатиэтажного дома, но выжил, – первая мысль после этого неприятного пробуждения. Грейс чуть повернул голову и вдруг заметил для себя, что обзор расширился на градусов 50* больше точно. На секунду он закрыл глаза. В мыслях было лишь одно: что за херня здесь происходит?
Попытка встать, точнее, привстать, провалилась. С грохотом. Для него, конечно. Все стали такими большими и эта музыка слишком сильно била по ушам, хотелось закрыть уши, закрыться от этих громких басов. Когда он все же «встал» - мир, откровенно говоря, перевернулся. Все предстало в других размерах, красках, мироощущение поменялось кардинально. Фауст посмотрел в зеркало и издал неслышимый стон страха, адреналин ударил в кровь – в зеркале была кошка. Красивая. Приятный рыжий окрас, который переходил в черный на концах конечностей, глаза всех цветов радуги: от фиолетового до зеленого, весьма жилистое (стройное) кошачье тело!
- Что за?! – вскричал Грейс. Во-первых, и его голос поменялся. Он стал чуть выше, на несколько тонов выше. Было слишком не по себе. Но хватит о себе,… во-вторых, вокруг царил такой хаос: некоторые тоже превратились в животных, а остальные, похоже, сошли с ума!
Рядом послышался знакомые нотки в голосе. Фауст чуть повернул голову и увидел перед собой Гвен, но не такую девушку он знал. Эмпатия кричала о неожиданности «приобретенного» Гвен характера. 
- И факит щит, что мне с этим делать?! – Грейс отчаянно опустил голову, всматриваясь в свои лапки. Они выглядели такими маленькими. А все вокруг такое большое. Страшное. Неуютное. Как бы его не затоптали. Гвен что-то закричала и понеслась к стойке.
- А ну, стой, Лолита недоделанная! – закричал «говорящий кот», но никто даже на него не посмотрел. Почему он вообще в данную секунду волнуется об этой блондинке, когда он в  той же самой жопе? Несмотря на весь его эгоизм и себялюбие, он не мог отпустить ее на четыре стороны, потому, что именно он, он притащил ее в этот богом забытый, похоже, клуб. Чертов клуб, что здесь творилось? Словами не передать.
Инкуб-кот рванул к стойке, а так как тормозить он еще не научился, а пол был скользкий,  - то пролетел пару метров дальше по дорожке. Затем, чертыхнувшись, снова вернулся к стойке и посмотрел на высокое сооружение. Казалось, что там метров 5, не меньше. Но он знал, что у кошек в природе есть такое – прыгать повсюду и везде, включая человеческие тела.
Он чуть опустился, приготовился к прыжку и, задействовав все мышцы тела, оказался на поверхности барной стоки.
- Гвен! Стоять! Что с тобой происходит?! – в это время кота пытался скинуть бармен-псевдоангел со словами: - Не место котам на человеческом поприще!
- Что он несет? – обернувшись, подумал Фауст. Грейс выпустил когти и хорошенько царапнул надоедливую руку, - Отвали, чувак!
Видно, внушение осталось при нем, что, несомненно, могло упростить ситуацию. Инкуб-кот закрыл глаза и попытался, как можно глубже, вдохнуть воздух, а затем направил все свои силы на сумасшедшую девушку: - Гвен, сейчас же подойди ко мне и успокойся.

0

521

Быстро бегая из стороны в сторону, Гвен, которая на данный момент не чувствовала себя собой, кричала какую-то неурядицу и норовила кого-то пырнуть ножом. После того, как она разбила лампу, в зале послышалось гораздо больше визгов и недовольных возгласов. Похоже, что осколки сделали свое дело. 
Наконец, сумасшедшая таки удосужилась обернуться и осмотреть помещение. Несмотря на всю необычность и странность Города Легенд, это было уже чересчур. Клуб теперь был больше похож на ветеринарное заведение и психушку, вместе взятые.  
Харли, так она теперь себя называет, оглянувшись, обратила взгляд и внимание на следующего за ней по пятам говорящего, но весьма милого котика, который, как ей показалось, раньше выглядел немного не так. 
- Зачем ты бегаешь за мной?! Я понимаю, что все хотят быть партнерами Джокера, но это место занято! - она сделала глубокий вдох и три раза поскакала на месте, - Хотя... Возможно ты сойдешь на неплохую домашнюю игрушку... Питомец - это уже слишком, а вот чучело будет миленькое!
Блондинка резко подбежала к животному и, перехватив под передними лапами, быстро подняла его с места, при этом умудряясь не выпустить нож из рук. Она не боялась покалечить кота, но не потому, что умело обращалась с оружием, а лишь из-за того, что взяла она его с собой ради развлечения. 
Прижав теплый комочек, который при этом брыкался и вырывался из рук, Квинн, аккуратно обходя остальных "жертв" Хэллоуина, забежала в комнату хозяина клуба. Ей показалось, что она уже была тут, но мысль улетела настолько быстро, что девушка даже не успела прочесть ее в уме до конца. 
Моментально зайдя внутрь и закрыв дверь, Харли кинула животное куда-подальше в стену, туда же затем полетел нож, который смачно воткнулся в прямую поверхность. 
- Итааааак... - девушка ехидно засмеялась, - Что у нас тут есть, чем можно устроить настоящую взрывную вечеринку?
Взгляд она обратила на кота, который бурчал что-то себе под нос. Он явно был недоволен поведением перевоплотившейся Гвен. 

+1

522

Сказать, что ситуация выходила из под контроля – ничего не сказать. Казалось, что все происходящее всего лишь невеяный сон, очерненный злой магией. Так, скорее всего, хотелось думать. Фауст устало закатил глаза, когда его сумасшедшая новоиспеченная рванула в его сторону. Желание – встряхнуть ее головой о стену лишь появлялось. Медленно. Из самой темной стороны личности инкуба. Но отрицать, что подобные мысли не посещали его голову было бы откровенной ложью, но будем же честны хотя бы с самим собой. В конце концов, недавно он начал не соблюдать, так рано, выученный этикет: спокойно ввязывался в драки, потом просыпаясь с инициатором в одной постели, курил, пил, наркотики, все, как в молодости. Точнее, все было иначе. Тогда все эти «выходки для отвлечения» были психологически весомее, нежели сейчас.
В данный момент, Фауст прекрасно осведомлен, что вся та хрень просто бесполезна против его организма, так как ему даже дышать было не обязательно, это всего лишь привычка, человеческая привычка.
Но сопротивляться не было, как таковых, сил, поэтому Грейс лишь изредка делал вид, что царапается, когда девушка, чуть не убив, сгребла в охапку и понеслась в сторону, где они недавно переодевались. Один на один с ней оставаться было довольно опасно, принимая во внимания две причины: Фауст – кот, а она – сумасшедшая пациентка из специализированной больницы. Если сложить два плюс два, выходила довольная печальная сумма, в виде растерзанной кошки и девушки в крови, заливающейся ненормальным смехом.
Когда парочка, буквально, ввалилась в кабинет, инкуб ловким движением высвободился из смертельных объятий Гвен и отпрыгнул в угол помещения. Девушка, истерично смеясь, выражала желание разрушить весь мир из-за своей прихоти. В принципе, идея Фаусту понравилась, он даже ухмыльнулся, представляя картину. Стоят две фигуры на холму, покрытые тенью, а за ними… пустота: разрушенные дома, море крови и безжизненная земля. Эти двое злорадно смеются и в диком предвкушении последующих пыток над людьми…
- Гвен, что-то происходит. Наверное, за этим стоят несколько черных магов, возможно, нам не повезет и мы останемся в таких образах еще долгое время, - кот опустил голову. Он взмахнул хвостом и вспрыгнул на хозяйский стол, решив, что так будет «наравне» с девушкой.
- И оставь свой пыл на решение этой проблемы, - Фауст вновь задумался, опуская блестящие всеми цветами радуги глаза, - думаю, магия такого уровня не продержится и нескольких часов, так что скоро все придет в норму.
Инкуб вновь кинул грозный взгляд на Гвен, намекая, чтобы она не делала глупостей и не сотворила им еще больших проблем. Собственно, как только эта вся глупая ситуация пройдет – Фауст пойдет искать мага, столь мощного, способного на такое, чтобы тот помог ему в одном деле. В тайной месте инкуба, пропитанной ненавистью с самых низов ада.
- А попробуешь из меня сделать «чучело» и я не посмотрю, что твоя шизофрения развивается в геометрической прогрессии! – вновь прорычал инкуб, не отпуская мысль о ненормальности Гвен и о том, что осторожность, прежде всего.
Все бы ничего. Но за дверью послышался шум. Кот, дернув ушами, повернул голову в сторону источника звуков. В кабинет ввалился, пьяный в дробь, Крейг, официант клуба. На его руке было красивое кольцо с большим камнем, естественно, ненастоящим. Он был одет в облегающую блузку и джинсы, а на его плече была тату «Фауст».
- Крейг, какого черта!? Выйди отсюда, сейчас не время, - по привычке закомандовал Грейс, забывая, что сейчас он – обычный кот… точнее, обычный говорящий кот. Крейг, с сумасшедшим блеском в глазах, понесся в сторону бедного инкуба.
- Я, конечно, знал, что он не равнодушен ко мне… но, черт возьми, что с ним случилось? Раньше он, хотя бы, старался справиться с этим глупым возбуждением при виде меня. Похоже, здесь не обошлось без помощи магии. И что эта за татушка? – рассуждал необычный кот, бегая по всему кабинету от очередного сумасшедшего, только на этот раз, мужчины, который отчаянно пытался поймать Фауста.

Отредактировано Faust de Grays (2012-11-13 15:02:19)

+1

523

Ну сколько можно...
Сознание окончательно вышло из под контроля. Понятия спокойствия, безопасности, даже нормальности перестали для девушки существовать вообще. Казалось, можно было устроить апокалипсис силами одного человека. Казалось, я это могу.
Настоящее сумасшествие - это то, что каждый хотел бы на себе почувствовать, но всего лишь на несколько секунд, не больше. Жить и быть сумасшедшим - это совершенно другое. Скатиться с катушек и продолжать существовать в том же сером мире невозможно. Ты начинаешь пытаться менять его под себя, каким-то образом изменить то ли суть мироздания, то ли хотя бы окружающих тебя существ. Самое страшное - находиться рядом со свихнувшимся человеком, у которого, ко всему прочему, есть наклонности убийцы. Такой и глазом не моргнет, а у тебя уже дырка в сердце.
- Гвен, что-то происходит. Наверное, за этим стоят несколько черных магов, возможно, нам не повезет и мы останемся в таких образах еще долгое время.
Эта реплика вывела из себя вампиршу окончательно. В первую очередь из-за обращения к ней.
- Сколько можно меня так называть?! - блондинка кинула в сторону кота ручку, которую нашла на столе. "Выстрел" был весьма удачным, острый кончик угодил прямо в лапку животного. Вошел, конечно, не глубоко, но весьма болезненно, - Неужели так сложно запомнить, что на улицах Готэма ходит только одна девушка в красно-черном костюме, и ее имя не Гвен!
Последнее слово было произнесенно настолько громко и пронизывающе, что каждому, кто находился в комнате, будто прорезало уши.
- Какая магия... О чем он вообще? - Гвен бурчала себе под нос, ходя из стороны в сторону, пытаясь переосмыслить ситуацию, - Да и кого я слушаю! Говорящего кота!
Невольно вспомнился Булгаков и его "Мастер и Маргарита". Забавно, но воспоминания о прочитанных книгах и полученной информации остались те же.
Внезапно в дверь ввалился пьяный мужчина, который, судя по форме, был одним из работников заведения. Кот что-то крикнул в его сторону, но тот не придал значения. В его лице выражалась некоторая опасность, по крайней мере сначала. Пьяные люди иногда такое могут учудить, что трезвому никогда и не приснится.
С другой стороны, это была еще одна возможность хорошенько оторваться и привести нервы, жаждущие агонии, в порядок.
- Ну-ка, ну-ка, кто это тут у нас? - ехидная улыбка и шаг вперед. Время веселья.
Девушка аккуратно обошла кота и приблизилась к зашедшему внутрь пареньку, который зачем-то стал бегать за котом. Подойдя ближе, она остановила его ладонью, а затем провела ей по торсу, немного цепляя ткань рубашки ногтями.
Не увидев на это никакой ответной реакции, блондинка разозлилась. Неужели какой-то кот может быть интереснее?
Достав из штанин ножик, который она разумно взяла с собой, пока шла из главного зала, Гвен прошла дальше за мужчину и прыгнула на стену, готовясь к тому, чтобы врезать ему по полной. Несмотря на изменение сознания, вампирские способности все еще работали, так что чувство горизонта никуда не делось.
Харли не привыкла быть лишней. Обычно все крутилось вокруг нас... Какого черта теперь все не так?
Прижавшись ближе к поверхности и наметив ножом отличную точку удара, она стала готовиться к прыжку. Он был совершен быстро, настолько же моментально она оказалась на мягком кресле, хоть и прикосновение до него не было столь приятным. Резко помутнела и закружилась голова, словно улетучивая сознание.
- Прыжка не было, удара не было, все произошедшее – результат травки, сейчас ты соберешься и уйдешь из клуба, ни с кем не заговаривая.
Девушка кивнула, словно находясь  в каком-то трансе. Самым странным было то, что для нее слова действительно стали значить здравый смысл. Немного неукладывался в голове один факт: а когда это вдруг я успела накуриться?
Мужчина ушел, оставив вампиршу наедине с собой. Голова перестала кружиться, она встала с места и, не пытаясь даже смотреть на кого-то быстро вышла из заведения и, несмотря на холод, быстро побежала домой.
-----> Резиденция клана

Отредактировано Gwen (2012-12-18 01:18:25)

+1

524

Фауст ловко прыгнул со стола, целясь на кресло. Но в момент прыжка – появилась ужасная слабость и тело резко трансформировалось, вновь приобрело знакомый рельеф, цвет, знакомую красоту. Придя в себя, Грейс лишь облегченно вздохнул и, на всякий случай, еще раз пощупал себя на предмет существования.
- Ну, слава богу, - спокойно выдохнул инкуб, проводя рукой по знакомым волосам. Все произошедшее казалось просто сумасшествием, а от радости Грейс и забыл, что в помещении он не один.

Крейг, который пять секунд назад был одержим идеей поймать Фауста – стоял неподвижно, всматриваясь в себя. Его озадаченный взгляд, сначала по своему костюму, потом по помещению, затем на инкуба – заставил Грейса смутиться, чуть ли не первый раз в жизни. Этот пристально-непонимающий взгляд, словно, раздевал, касаясь самых глубин души.
Фауст посмотрел на Гвен, которая, как настоящий хищник, все еще в образе, висела на потолке, явно готовясь к прыжку. Этот дикий взгляд зверя ему был знаком, такое он уже видел и не раз. Таких людей стоит опасаться. Девушка, не медля, оттолкнувшись от стены, рванула к парню, инстинктивно пытаясь вонзить клыки в шею мужчины. Тут все стало понятно: она – вампир, но вряд ли Крейгу нужны еще подобные потрясения.
Грейс быстрым движением оказался возле официанта и успел перехватить руку вампирши, и откинул ее в сторону, где стояло мягкий диван.
- Крейг, давай, иди отсюда, потом поговорим. И вообще, попробуй забыть все, что здесь происходило.
Фауст, закрыв дверь за мужчиной, быстро подошел к лежащей девушке, видно, которая приходила в себя. В свое настоящее сознание. Надеюсь, все будет с ней хорошо, а ему пора. Он присел на корточки и заглянул Гвен прямо в глаза, оправданно гипнотизируя:
- Прыжка не было, удара не было, все произошедшее – результат травки, сейчас ты соберешься и уйдешь из клуба, ни с кем не заговаривая, - обычный гипноз, но так, наверное, ей будет лучше.
За долгое время он почувствовал настоящее облегчение. На душе стало так легко после всех этих событий. Было весело. Когда последний раз он чувствовал счастье? Лет сорок назад, когда его вовсе и не существовало? Когда не было этой пустоты, боли, страданий. Жизнь заставила его покувыркаться и со смертью, и с судьбой и с надуманной любовью. Но что дала ему эта близость? Лишь новое напоминание о том, что жизнь – ничто, а мы – лишь пешки.
Слишком много и  мало в то же время происходило, чтобы он почувствовал себя живым, по-настоящему живым. Это сложно, слишком. 
- Собственно, кому я нужен? Зачем я родился? Моя жизнь не нужна никому, она никчемна и пуста, - думал инкуб, спуская по лестнице и оглядываясь. Клуб в секунды опустел и лишь та звонкая тишина резала ухо.
- Пора что-то менять, -  закрыв за собой дверь, подумал Фауст, и последний раз кинул взгляд на свой кабинет. На сегодня «работы» хватило на полгода вперед.
---> Квартира Фауста

Отредактировано Faust de Grays (2012-11-17 21:25:42)

+1

525

>>>> Квартира №117 (Evan)

• ночь: ветер утих. Ближе к середине ночи проступили яркие, от холода, звезды. Чувствуется легкий мороз. Скользко.
Температура воздуха: - 2

Пока мы едем, ты беспрестанно ко мне пристаешь. Чёрт. Это сбивает меня с толку и мешает следить за дорогой. К счастью сейчас ночь и машин почти нет. Хотя иногда мимо проносятся всякие лихачи. В принципе, я тоже сейчас на дороге себя веду далеко не адекватно. И, кстати, это первый раз, как я села за руль после аварии Эван. Я боялась. Я и сейчас боюсь, но у меня нет выбора.
- На какой черт ты опять сожрала экстази?
Нет, я не то что бы злюсь. Просто мне правда неуютно за рулем после случившегося. Я чувствую себя неуверенно. Когда я села в машину, почувствовала руль под ладонями, у меня даже коленки затряслись от страха. Перебороть себя было сложно, но я справилась. Не могла же я сказать тебе, что элементарно боюсь. К тому же, тебе было уже все равно, ибо таблетку ты проглотила тогда, когда я этого не видела. Могла бы хоть до клуба доехать нормально.
- Ты можешь не приставать ко мне? Я же за рулем - Кусаю себе губы и сильнее жму на газ. - Прекрати... ну прекрати...
Твоя рука между моих ног просто изводит меня. Я не могу нормально вести в таком состоянии, да к тому же она мне мешает нажимать на педали. Чувствую, что тебя это мало волнует. В ту минуту, когда мы въезжаем на парковку на -2 этаже, я испытываю просто дикое облегчение. Во-первых, я избавлюсь от твоей руки, во-вторых, я наконец-то выйду из-за руля. Выскакиваю из машины как ошпаренная и ставлю ее на сигнализацию. Я понимаю, что идти на танцпол нам сейчас смысла нет. Ты съела экстази и если мы пойдем туда, то трахнешь меня прямо там. Не очень то хочется, что бы все вокруг это видели. Хотя... нечто подобное я недавно уже пережила. Усмешка касается моих губ. Все-таки с тобой интересно. Но сейчас не об этом. Сейчас я лишний раз радуюсь, что у той Эван были связи и ты выглядишь как она. Ну а как иначе? Ты же в её теле сидишь. Ту Эван тут знали и без вопросов пускали и в VIP зону и на -3 этаже можно было спокойно выбить комнату. Сейчас нам как раз таки это не помешает. Хватаю тебя за руку и тащу за собой. Договариваться о чем-либо ты сейчас едва ли сможешь, поэтому говорить придется мне.

Через пятнадцать минут я вталкиваю тебя в одну из комнат и проскальзываю туда за тобой. Запираю дверь на ключ, зажигаю свечи на столике около кровати - не хочу включать большой свет. Достаю свою драгоценную пипетку, пакетик с травой и зажигалку из кожанки, а кожанку кидаю на одно из кресел. Раз уж ты под кайфом, то мне надо хотя бы травкой догнаться. Так будет лучше. Сажусь на краюшек кровати и совершаю привычные для меня действия - набиваю в пипетку травку, щелкаю зажигалкой, немного жду и затягиваюсь. Чувствую, как дурь вдаряет в мозг и меня накрывает. Сейчас я снова захочу летать. Откидываюсь на кровать и смотрю на потолок. Знаю, что через пару секунд на нем появятся потрясающие картины.
- Ляжешь рядом? Хочу прижаться к своей хозяйке.
Я знаю, что тебе нужно. Знаю, что в таком состоянии, как у тебя, можно переспать с кем угодно и поэтому не повела тебя на танцпол, а решила затащить в номер. Тут будет безопаснее. Тут есть только я. Я одна, без постороннего вмешательства могу выполнить любое твое желание. Надо будет на досуге ладом объяснить тебе, что жрать все таблетки без разбора - не самая лучшая идея, и за одно рассказать, что как действует.

Отредактировано Ivet (2012-12-03 01:17:21)

+3

526

Квартира №117

Не понимаю, кто я... где я. Недовольный женский голос сливается с музыкой. Не могу разобрать. Ко мне ли это вообще обращаются? Прикрываю глаза, перед глазами мир чудес, созданный испорченным рассудком. Можно сказать, я сейчас в своем выдуманном мире. Выдуманный мир, появляется сам, без всякого усердия. Ясность ума, вновь покидает меня, ясность мыслей топится в растворе психотропных веществ. В голове звучит лишь куча смешанных голосов... и все говорят что-то типа "Бери, трахай, ласкай, насилуй..." такому напору сложно сопротивляться, да и зачем? Под чудо-таблетками, Ивет кажется небесным ангелом. Глупо звучит? Да, глупо, но та так горит. Тепло исходящее от ее тела, не может оставить равнодушным. Манит, заставляет, настаивает прикасаться все чаще, даруя похоть и разврат. В один миг, ты исчезаешь. Теряюсь, чувствуется, как настроение резко падает. Мое счастье, покидает с горизонта. Как жить? Как?! Прикусываю губу... почти до крови. Страх, впервые берет вверх надо мной. Боль. Глубоко, где-то глубоко себя, я понимаю, что это все какой-то бред... Приступ, так же резко проходит, и как приходит. Каким-то необъяснимым чудом выхожу из машины. Иду за своей горящей звездой, ярким счастьем. Бегу к тебе. Прыгаю и повисаю на тебе, утягивая вниз, к земле, но время отпускаю тебя, не давая упасть. Что было дальше, так же не ясно для меня, все куда-то упускается из виду. Иду на свет, родной и теплый свет.
Оказываемся вновь наедине. В каком-то помещении. Бело... Ослепительно. Жмурюсь. Зажигаешь сверчков. Беру одного, кусается сука, раскидываясь личинками. Когда-то кто-то мне говорил, что эти насекомые питательные, но всегда казалось, что размерами-то поменьше. Слизываю и громко матерюсь на иностранном языке. Язык... горячо и больно. Роняю жука и ищу, что можно выпить. Подбегаю к крану, набираю в ладоши воды и матерюсь еще громче. От этого жуткого ощущение, даже прослезилась. К счастью, свеча не приводит не к каким плачевным последствиям, ведь своим языком, та затушила ее.
На мои глаза наконец-то попадается знакомый силуэт, двигаюсь в сторону его, обо что-то по пути спотыкаясь. Забываюсь, обо всем. Теперь есть лишь ты... лишь твое тело. По пути, срываю с себя одежду, но раздеваюсь до торса.
- Божественная, моя... ангел небесный, ясный. Помоги мне, забыться... забыть всю боль. Хотя бы немного... - прижимаюсь к тебе, прижимаюсь, все сильнее. - Мой ангел.. почему ты пахнешь чаем? Зеленым... с кусочками цитрусовых фруктов. Сладкая, как апельсин. Горькая, как грейпфрут. Маленькая, как мандаринка. Ароматная, как помело. - на мгновение показалось... что за бред, но лишь на мгновение. Усмехнулась и страстно впилась в губы своей суккубы. В эти моменты жизни, обольщение этих прекрасных тварей играет усилителем, и так не слабых желаний. Руки, будто сами тянутся к телу девушки, стягивают одну за другой вещичкой. Здесь... Ярче чем днем... ты мое солнце. Вкусное солнышко... - улыбаюсь и улыбалась дальше, но челюсть сама по себе начала стучать... Не придаю этому особого значения. Накрывает все сильнее. Чувствуется, как таблетка начинает действовать в полную силу.

+3

527

Да, действительно, почему я пахну зеленым чаем с нотками цитруса? Деточка, ты что не слышала о существовании духов? По-моему, девушки пользовались различными "вонючками" для привлечения внимания или скрытия дурного запаха с давних времен. Ты сейчас в таком состоянии, что я не удивлюсь, если ты свой "чай" захочешь выпить. В тот раз я вообще казалась тебе розочкой, так что понятия не имею, что будет в этот раз. Хотя вот пару секунд ты называла меня ангелом. Неадекватно для демона абсолютно. Какого бы хрена демону делать в одной кровати с ангелом? Да и вообще ангелы такими вещами не занимаются, дабы не запятнать свою идеальную репутацию. Пхах.
Ты целуешь меня и я поддаюсь. Ну а с чего мне тебе сопротивляться? Я не вижу для этого причин. Так же я не вижу причин для паники в твоем поведении в целом. Только вот рассказать про действие таблеточек всё же стоит. Конечно, вреда они тебе не приносят. Тело, в котором ты находишься, не подвержено никаким изменениям, грубо говоря. Ты не будешь стареть и болеть ты не можешь. Оно и к лучшему. Я тоже никогда не поменяюсь, если сама этого не захочу. Пока я ничего менять в себе не собираюсь, но кто знает, как изменится моя жизнь в ближайшее время. Вот сейчас мне, например, хотелось бы проколоть себе сосочки, но... Это мимолетное желание и скорее всего, завтра я о нем и не вспомню.
Ты пытаешься снять меня платье, но я не даю. Когда терпишь неудачу в этом, твои руки тянуться к моим чулкам, но и тут я сопротивляюсь. Не-не-не, еще рано. В отличии от тебя, я могу себя контролировать и даже мыслить разумно, просто мое тело легче прежнего отзывается и мне кажется, что все вокруг куда ярче, чем есть на самом деле. Зрение обостряется, я лучше вижу, хотя в комнате горит только одна свеча. Вторую ты благополучно пыталась то ли поцеловать, то ли сожрать и она потухла, а я лишний раз подумала о том, какой же ты у меня неадекват. С потолка и по стенам стекает краска. Разноцветные узоры везде. На самом деле, естественно, никакой краски нет, но я ее вижу. Затем краска исчезает и на потолке появляются звезды.
- Стоп. Эван, угомонись. Я пойду за шампанским. Жди меня тут и никуда не выходи. - С этими словами выбираюсь из-под тебя, накрываю твои губы и выскальзываю из номера, захлопнув дверь. И почему в этом дурацком номере в шакафчике есть плетки, кляпы, вибраторы и прочая хрень, а шампанского, которое мне захотелось прямо сейчас, нет?
Тьфу ты.


На обратном пути я тщетно пытаюсь вспомнить какой номер был у нашего номера или хотя бы примерное его месторасположение. Ругаю себя за глупость, но сейчас я весьма рассеяна и не слишком внимательна - сказывается травка. Поэтому в голову мне приходит, как мне кажется, гениальная мысль. Какая? Да просто буду открывать все двери подряд. Ну а что? Те, кто хочет уединиться, явно додумались закрыть свою дверь и я не наткнусь на какую-нибудь оргию. По крайней мере, не должна. Я действую по плану - иду по коридору и толкаю одну дверь за другой. Не поддаются. Вздыхаю и толкаю очередную. Мой радостный визг означает то, что дверь открылась. Я уже почти вбежала в комнату и бросилась к тебе, как замечаю, что в комнате на диване лежит мужчина с окровавленной шеей, а сверху на нем девушка, которая слизывает кровь с кинжала. Что-то мне ненавязчиво подсказывает, что этот мужчина - труп. Ну, точнее недавно им стал. Глаза у меня расширяются и от ужаса и от неожиданности, бутылка шампанского падает на пол, но почему-то не разбивается, а просто откатывается в сторону.
- Твою ж мать! - Это все, что я могу произнести. В моей голове носится мысль "Вот так накрыло", а сознание почему-то сигнализирует о том, что надо делать ноги, но я его не слушаю и поэтому остаюсь стоять в дверях.

Отредактировано Ivet (2012-12-04 16:40:13)

+3

528

Декабрь. 2013 год.
• ночь: ветер утих. Ближе к середине ночи проступили яркие, от холода, звезды.
Чувствуется легкий мороз. Скользко.
Температура воздуха: - 2
---- неизвестное направление

Мне холодно.
Холод пронизывает мое тело насквозь, заставляет сгибаться в приступах судорог и дрожать, словно забитое в угол животное. Зубы выбивают дробь, а глаза слезятся – такого никогда не было. Даже самая ледяная стужа приносила мне радость, я не ощущала её как таковой, а боль накрывала тело сладкой, ласкающей волной. Сейчас же я чувствовала себя обычным человеком, бросившим вызов природе – легкомысленным и слабым, с той лишь разницей, что ощущала холод куда острее даже самых болезненных homo sapiens. Это было немыслимо, но что-то внутри подсказывало, что моя сущность теперь такова и перечить своей природе не выход. Погружаясь в собственное сознание, я грелась в утешительных объятиях паучьих лап моих маленьких друзей. Они шептали и убаюкивали так, как это умеет делать мать со своим чадом – сладко, тихо и ласково. Мне не нужно было дышать белым порошком, чтобы почувствовать наркотический приход. Сознание любило подбрасывать незатейливые сюжеты, скользящие перед глазами яркими вспышками экстаза, но мне всегда хотелось большего. А сейчас я желала лишь тепла, которое смогла бы обрести, только находясь в объятиях своей госпожи.
Тёмные трущобы доверху пропахли смертью, ароматы разложения и гнилой крови стягивали глотку тугим узлом, так что здравомыслящие люди обходили их стороной, а обитатели были черны и безутешны. Они поспешно прятались в свои грязные норы, едва моя нога ступила в переплетение тёмных переулков. Они знали, в отличие от остальных людей, они чувствовали длань бледноликой смерти на моем плече – моей благоволящей госпожи, а потому не торопились покидать свои картонные коробки, чтобы добровольно лечь на алтарь жертвенника. Но сегодня в этом и не было нужды. Твари знают свое место, они будут плодиться и размножаться ровно до тех пор, пока им разрешено. Не мной, вовсе нет. Госпожой.
Ночь, подобно порочной шлюхе, извергала из своего чрева нравственных ублюдков и стервятников, а выменем кормила толстобрюхих жидов – чрезмерно алчных и утопающих в своем тщеславии. Ночь лелеяла пороки и вторила стонам экстаза. Она освобождала первичные инстинкты, заставляя каждое движение вперед делать резче, резче, резче, так чтобы зубы трещали от натуги, а глотка рвалась на части от сладких стонов, переходящих в дикие вопли. Людям нравится чувствовать власть в своих руках или на члене – стоит уяснить это всего один раз, чтобы научиться ими руководить.
Всполохи ярких вывесок танцевали перед глазами неоновыми силуэтами женщин. Они зазывали присоединиться к оргиям и порочному веселью – все то, что приносит удовольствие ночным падальщикам. Ноги едва передвигались, а пальцы онемели и озябли от пронзительного холода. Говорят, такое бывает перед смертью, но что люди, эти мелкие жуки, каждый день празднующие свою жизнь дешевым пойлом, могут знать о смерти?
Я улыбаюсь, а из губ вырывается хриплый смешок. Вся моя сущность трепещет перед холодом, а я ему улыбаюсь. Он забирает у меня силы, высасывает медленно, словно жирная пиявка, наслаждаясь каждым осколком, который импульсом пронзает мое тело. Пусть так, я нашла добровольца на жертвенник.
С притворным «ах», падаю ему в объятия, а он, как и ожидается, ловит хрупкое девичье тельце. Нет, - подумает он, - она не похожа на наркоманку. И будет прав. Этот низменный человек будет прав в своих скоропостижных рассуждениях. Он заглянет мне в глаза и почувствует внезапное притяжение – то, что романтики называют любовью, а реалисты – вожделением. Он проведет меня через яркие вывески ночного клуба, спросит мое имя и закажет несколько коктейлей. А дальше я подамся вперед и прошепчу ему на ухо тихое «я хочу…», не договаривая и похотливо облизывая губы. Он всё поймет. Мужская фантазия не знает границ, а женское очарование только сыграет на руку.
Ночь становится еще жарче, когда наши уста соприкасаются, а языки сплетаются, словно скользкие угри, электризуя тела страстными порывами. Его влажные ладони скользят по телу, сжимают грудь и впиваются зубами в соски через ткань черной футболки. Мне не больно, нет. Я хохочу, словно полоумная шлюха. Отбрасываю его на диван и сажусь сверху, уже зная, что он возбужден до предела. Зрачки расширены, а между ног я чувствую его изнывающего от желания дружка. Интересно, как он называет его? Малыш Джо? Или быть может «мой грязный засранец»?
Он смотрит на меня, едва ли не с мольбой. Говорит «давай, давай!» и заливается слюной. Ритмичные движения становятся резче. Я чувствую, как ткань его брюк натягивается и улыбаюсь. Еще чуть-чуть. Он закрывает глаза и открывает пасть в хриплом выдохе, а я пронзаю его глотку, внедряя кинжал по самую рукоять. Он умирает тихо, медленно и под мой ласкающий шепот, напевающий ему на ухо старую колыбельную.
Ладонь вырывает кинжал ровно в тот момент, когда его брыкания затихают. Языком провожу по острию лезвия, смешивая нашу кровь: его ярко-красную и мою темно-синюю. Тело покалывает от эйфории, оно наполняется долгожданным теплом, и я откидываюсь назад, сладко выдыхая. Как вдруг…
Толчок и ты открываешь дверь. Я оборачиваюсь и вижу на пороге совсем еще юное создание с яркими рыжими волосами и в черном платьице. Ты похожа на куколку с живым румянцем и глазами из самого синего льда. Ты заблудилась? Но почему-то мне кажется, что ты зашла по адресу.
Скорость моего тела превышает всякие доступные нормы, потому ты даже не осознаешь, как быстро я оказалась рядом и затащила тебя в комнату, напоследок громко хлопнув дверью, чтобы прислуга знала - «не тревожить». Обнимаю тебя сзади, ласково прижимая к себе за талию.
- Тише-тише. – сладко шепчу тебе на ушко. – Мы ведь не хотим потревожить посетителей.
Погружаюсь носом в твои волосы и вдыхаю их аромат. Ты сладкая и плоть твоя, должно быть, тоже сладкая. Правая ладонь ласково сжимает хрупкое горло, с каждой секундой надавливает все больше и больше, но я ведь знаю грань между жизнью и смертью, а потому не дам тебе так банально умереть. О, нет-нет. У нас впереди вся ночь и даже утро. Потому ладонь слегка разгибается, давая тебе глотнуть затхлого воздуха, а левая рука скользит по манящим изгибам твоего тела и ныряет под юбку, нащупывая там ткань нижнего белья и разрывая его коготками.
- Скажи, ты ведь хочешь остаться со мной? Правда? – языком дотрагиваюсь до мочки уха, а затем резко отталкиваю на диван, прямо к остывающему трупу мужчины. – Скажи мне, чего ты хочешь. Не молчи.

+4

529

Моя реакция сейчас немного заторможенная, координация не совсем точная, твоя - наоборот. Я не успеваю глазом моргнуть, как ты оказываешься около меня. Быстро мелькает мысль - ты не человек. Глупо было бы думать, что люди имеют такую скорость. Но я так и не думаю. К тому же, я прекрасно знаю о том, что помимо людей существует еще целая куча разных существ. Сомневаться в этом не приходится, ибо я сама не человек.
Стоит мне вынырнуть из мыслей, как я понимаю, что дверь за моей спиной захлопнулась и путь к отступлению у меня отрезан. Твоя рука ложиться ко мне на талию и ты обнимаешь меня, прижимая к себе. Я тут же чувствую, как снизу вверх по телу бегут мурашки. Мне хочется вывернуться, но подсознание подсказывает стоять на месте. Не знаю почему, но я иду у него на поводу и не дергаюсь. Нет. Напротив, я замираю, напрягаюсь и как-то вся испуганно собираюсь. Дышать мне необязательно, но я привыкла и потому сейчас моё дыхание автоматически сбивается от страха. Я вообще слишком человечна для суккуба.
Ты шепчешь мне, а затем твой голос становиться громче и увереннее. А я все еще напугана и боюсь даже просто пошевелить пальцами. Зам ираю в твоих руках словно кукла и чувствую, как к моему горлу приближается твоя рука. Судорожно сглатываю и прикрываю глаза.
Черт возьми, почему я ничего не делаю?
Твоя рука сдавливает мою хрупкую шейку и я, не сдержавшись, сдавленно хриплю. Хочется вдохнуть, но я не могу - ты не позволяешь. Глаза распахиваются и краски на стенах и потолке становятся еще ярче, очертания предметов вокруг еще четче, хотя по логике от не хватки воздуха у человека бы перед глазами поплыло. А вот у суккуба под кайфом всё иначе. Хочется усмехнуться, но не могу. Нет, дышать мне не обязательно, я могу жить и без воздуха, но мне как минимум неприятно, а как максимум - больно. К тому же ты можешь просто напросто сломать мне шею, если захочешь, конечно. В том, что у тебя есть для этого силы, я не сомневаюсь. Почему? Ну, сила и скорость в нашем мире идут в паре, а скорость ты мне уже продемонстрировала, так что в твоих физических возможностях я не сомневаюсь. Интересно, сообразишь ли ты, что дышать мне вовсе не обязательно для того, что бы жить?
Тем не менее, когда ты ослабляешь хватку, я все же глотаю воздух. Что бы ввести тебя в заблуждение? Или просто привыкла? Когда живешь среди людей, любой более менее внимательный может заметить, что ты не дышишь. Зачем подводить себя?
Твоя рука скользит по моему телу и я вздрагиваю, хотя хотелось бы остаться безучастной. Оказавшись под юбкой, она пробирается к моим трусикам и я, рискуя, всё же пытаюсь ее оттолкнуть. Впрочем, я терплю поражение и трусики ты все же разрываешь, чем вызываешь мои вскрик и желание плотно сжать ноги. Отвечать на твои слова мне не чем, хоть я и понимаю, что молчание может тебя разозлить. Ты проводишь языком по моему уху и резко толкаешь. Так, что на ногах я удержаться не могу. Взвизгиваю, оказавшись рядом с трупом.
- Блядь, ненавижу мужчин. Мертвых особенно.
По озвученной мной причине с дивана я сползаю и пытаюсь отодвинуться от него подальше. Попытаться бежать? Да стоит мне только подняться на ноги и попробовать ретироваться, как ты меня настигнешь. С твоей скоростью это раз плюнуть. Мысленно ругаю себя и Эван, которая сожрала таблетку и теперь наверняка обо мне и не вспомнит.
- Хочу... Предположительно, что бы ты меня отпустила. - Усмехаюсь, глядя на тебя. Взглядом скольжу по твоей внешности и фигуре, отмечаю, что в других условиях ты могла бы мне понравиться. Однако, мое мнение сейчас не учитывается. - Но надо быть полной дурой, что бы надеяться, что ты отпустишь меня по первому моему желанию.
Интересно, кто ты такая? И что со мной будет? Хотя, о чем я думаю, если мои трусики уже превратились в тряпочку? Пхах. Твои намерения ясны.
Мне одной попадаются извращенки, которые хотят меня изнасиловать?

+1

530

Важно услышать твой голос. Важно дышать твоим телом. Важно быть с тобой сейчас. Почему же? Скажи мне, девочка, почему мне всё это важно? Находиться с тобой в одной комнате, где ароматы разложения скоро достигнут своего апогея. Смотреть в твои глубокие синие глаза, желая утонуть в их тёмной бездне, захлебнуться в пучине чувств из горечи и солёной ярости. Вдыхать аромат твоих волос, ярко-оранжевой вспышкой ослепляющей мои глаза, привыкших к серым пейзажам, сотканных из тьмы. Ты даже не замечаешь, как приносишь мне боль. Сладкую и едва уловимую. Как царапина на пальце – пустяк, который через день-другой заживет, но так приятно надавливать на еще не затянувшуюся ранку: вот-вот и брызнет кровь, всего одна капля скатится по гладкой коже, возбужденно покрывающейся мурашками. Ты проведешь по ней языком, всасываясь в царапину и пробуя на вкус собственную кровь. Она покажется тебе солёной, возможно даже терпкой. И ты улыбнешься, чувствуя себя не такой как все. Просто потому что ты – уникальна.
Так ведь, девочка моя? Ты уникальна. Не пытаешься сбежать, не кричишь и даже не теряешь сознание от страха, хотя я чувствую его в твоем сладком теле. А ты, малышка, ты его слышишь? Этот тихий шепот, тревожно бьющийся в твоем сознании. Он говорит тебе «беги!», но ты сидишь на месте, словно не собираясь поддаваться на его провокации. Он твердит тебе «она сумасшедшая!» и будет прав, равно как и в более очевидном заявлении – «убийца». Как часто на меня вешали этот ярлык в желтой прессе, и как часто я отвечала им кровью. Порой кажется, что это забавляет нас обоих – меня и журналистов. Им есть, о чем писать, а мне есть повод для веселья. Я добровольно кормлю этих ублюдков, даю высосать из вымени больше денег, чтобы они кормили своих детей, растили их, создавая подобие самих себя – таких же черствых, тщеславных тварей, ползающих по улицам города в поисках пропитания. В конечном счете, это всего лишь их призвание.
- Смекаешь. – улыбаюсь тебе.
Да, ты умная девочка. Знаешь, чего я от тебя хочу и еще более уверенна в том, что я этого добьюсь. Так или иначе. Мне не важно будешь ли ты сопротивляться, не важно с какой отвагой ты будешь брыкаться подо мной и с каким остервенением – пытаться вырваться из моих объятий. Все это не важно. Есть лишь одно, что имеет значение – ты. Твое тело, губы, волосы, пальцы. Вся ты – вот что важно для меня. Наверное, я свихнулась, потеряла рассудок в третий раз за одну ночь, но сейчас ты становишься моим смыслом. Моей маленькой девочкой, которой хочется посвятить всю эту ночь.
Я подхожу к тебе быстро – это уже входит в привычку, всё делать быстро, незаметно для человеческого глаза. Хватаю за горло и приподнимаю над землей. Изучаю, словно игрушку на витрине магазина. Ты должна заметить улыбку на моем лице. Это значит, что мне нравится, но в глазах тут же мелькает недоумение, смешанное с удивлением. Твое сердцебиение, оно отсутствует. Я слышу только возбужденный стук своего сердца, но ему не вторит твоё.
- Кто ты, девочка? – хрипло вырывается из губ.
Нет, это не встанет преградой нашему веселью. Но мне интересно, с кем я собираюсь разделить это ложе, матрац которого впитал в себя фекалии тысячи мужчин. Я прижимаю тебя к стене, сокращая расстояние между нами до считанных миллиметров. Так, чтобы ты видела свое отражение в моих черных глазах, а быть может и заметила в них мою вторую сущность. Пауки совсем рядом, своими тонкими лапками они вьют новые нити, переплетая между собой мысли и заставляют все тело дрожать от вожделения. Ты же умная девочка, знаешь, что мне нужно.
- Хочешь знать, что у меня на уме? – шепчу тебе на ушко.
Нет, я все же поиграю с тобой в старую добрую «угадайку». Растяну сладкие мгновение в бесконечность, но для начала небольшая прелюдия наших распутных бесчинств.
- Сначала я буду с тобой нежной. – сладким шепотом объясняю свои намерения в то время как вторая ладонь скользит тебе за спину и ненавязчиво расстегивает платье. – Тебе может даже понравится, и ты потребуешь еще, еще, еще… - пальцы ласково поглаживают поясницу и спускаются ниже, чтобы нырнуть под ткань разодранных трусиков. – И тогда, в тот самый момент, когда твоя глотка будет разрываться от стонов, я сделаю тебе больно. Так, как это никто никогда не делал. – резко прижимаю тебя к себе, сжимая ягодицы и заглядывая в твои глаза, чтобы прошептать в губы: - Ты согласна?
Думаешь это важно? Твой ответ. Мне не нужны слова, ими полон мир, сотканный из мишуры и пороков. Я же хочу от тебя действий. Подайся вперед, сократи расстояние до нуля и ответь мне своим поцелуем. Только не говори, не говори, не надо…

+3

531

Ты снова перемещаешься с такой скоростью, что я не успеваю уловить. Чертовка. Играть с тобой опасно, но у меня нет выбора. Поэтому я могу только принять правила и сыграть с тобой. Это будет лучшим вариантом. Я бы хотела продиктовать свои правила, но нет, ты сильнее. И я уверена, что ты не станешь меня слушать. Может быть, стоит попытаться? Нет уж. Вместо того, что бы умолять и упрашивать я лучше достойно сыграю. Нет нужды падать на колени самой, когда тебя на них все равно поставят.
Твоя рука снова обхватывает мое горло и ты чуть приподнимаешь меня. Шиплю. Жутко неприятно и даже больно. Мне абсолютно не нравится, когда со мной обращаются так не осторожно, но... Удивительная вещь, никто не торопиться обращаться со мной иначе. Иногда я реально думаю, что вокруг меня одни маньяки. Это моя суккубская сущность их притягивает? Но я не вижу в твоих глазах тумана от моего обольщения. Твой взгляд всё ещё ясный. Не действует?
Ты, кажется, замечаешь, что у меня не бьется сердце. А я-то наивно надеялась, что ты пропустишь это, не обратишь внимания. Где уж там. Такие как ты всегда все замечают, иначе бы у них не было шанса выжить. Интересно, что мне стоит ответить на твой вопрос?
Правду?
Быстренько соображаю на тему того, что ложь не принесет мне никакой пользы, а более того, может сыграть со мной злую шутку. Неужели передо мной ситуация, когда лучше не врать? Забавно.
- Суккуб. - Не говорю, а словно выплевываю это слово. Интересно, ты мне поверишь? Или подвергнешь сомнению даже правду? Ведь у тебя нет основания мне верить. Хотя основания не верить у тебя тоже нет.
Прижимаешь меня к стене и я чуть дергаюсь. От неожиданности? От страха? Не знаю. Почему я не кричу, не зову на помощь? Ах, ну да, я приняла правила твоей игры. А какой смысл выходить из нее раньше срока? Вместо того, что бы пытаться вырваться и кричать, умолять оставить меня в покое, я вглядываюсь в твои глаза. Вглядываюсь в два твоих черных омута, которые могут затянуть любого. Ничего не стоит захлебнуться в них, утонуть. Твои глаза, твоя поза, твое дыхание и биение сердца, которое я кажется слышу в давящей тишине - всё это излучает угрозу. Твоя угроза сейчас смешана со страстью. Я чувствую в тебе желание. Профессиональное чутье?
- У тебя на уме? - Губы растягиваются в сладенькой улыбочке сами собой. - Насилие. Ведь так? Желание обладать. Отгадала? Твои мысли занимает чувственность. Секс. - Я говорю это, а сама продолжаю смотреть в твои глаза. Пугающие и прекрасные одновременно. Необыкновенные. Едва ли на моем пути когда-то еще встречались обладательницы таких глаз. Тебе удается быть исключительной.
Чувствую, как твоя рука скользит по мне и тянется к застежкам на платье. Неожиданно для себя как-то сжимаюсь и пугаюсь этого, но тут же прихожу в себя, слушая твой голос. Ты говоришь об этом так сладко, так маняще, что я чувствую, как по телу пробегает дрожь возбуждения. Я устала проклинать себя за то, что загораюсь желанием даже тогда, когда этого не должно быть. Я устала и поэтому сейчас стараюсь об этом уже не думать. Спасибо Эван. Благодаря ей я научилась проще принимать свою сущность и теперь знаю, что моя насильница говорит правду. Я буду дрожать в ее руках. Я буду стонать и извиваться, даже если что-то внутри будет говорить о том, что это мерзость. Даже если небьющееся сердце будет сжиматься в тисках боли, напоминая о том, что я сейчас снова предаю, я всё равно буду стонать и желать. Поэтому может стоит смириться со своей сущностью? Может стоит дать ей заполнить меня до конца?
Ты резко прижимаешь меня к себе и я легко вскрикиваю от неожиданности. От твоих слов у меня кружится голова, пересыхает в горле и если бы мое сердце могло биться, сейчас бы оно выскакивало из груди. От страха? Возбуждения? Не важно. Я столько же напугана, сколько и возбуждена. Удивительная способность - бояться и желать одновременно.
- Согласна. - Чуть наклоняюсь, сокращая миллиметры между нами до неизбежности и осторожно накрываю твои губы своими, втягивая в поцелуй. Ты ведь этого хотела? Так давай. Проскальзываю своим язычком к тебе в рот, сплетаюсь с твоим. Мне наплевать, что это ты должна целовать меня. Наплевать, что я должна брыкаться и отталкивать тебя. Я думаю, что еще успею покричать в твоих руках. Не зря же ты обещаешь сделать мне больно.
Возможно ты удивлена, что вместо холодного молчания или дерзкого ответа получаешь моё мягкое "согласна". Только я никогда не узнаю вызвала ли в тебе удивление и что ты на самом деле желала от меня услышать.

+2

532

Знаешь, что такое пороки?
Уверена, что знаешь. Ими переполнен город, в котором мы живем – он истекает от изнеможения, подобно дешевой шлюхе, предлагающей свою вагину в трущобах Киоямы. Пороки грязны и лишены святости, но, тем не менее, им поддаются даже длиннобородые церковники, чьи рясы не всегда способны скрывать возбуждение, ключом бьющим из старого члена. Их сухие губы произносят молитвы, но значит ли это, что они чисты перед Творцом, которого воспевают на мессах? Совсем юные девочки, такие как ты или даже младше, проходят через их ложе, разделяя горячую, истекающую от пота, ночь. Их всхлипы и протест служат согласием, ведь уста маленького ангела не могут перечить велению старого понтифика. Девственность потеряла свою святость, это такой же ярлык, который легко содрать с мягкого влагалища юного дарования. Даже не обязательно применять силу, иногда достаточно бумажки, скомканной вдвое – деньги творят волшебство, открывая путь в страну чудес. Много Алис покупалось на этот трюк, и ни одна не вернулась обратно, так и погрязнув в трясине с белым кроликом, развратно заглядывающим под пышную юбку девчонки. Пороки живут внутри каждого из нас. Они горят, душат и сводят с ума. Стоит поддаться им хоть на секунду, как люди превращаются в дикую тварь, идущую на поводу возбужденных желаний. Здесь нет места благочестию и состраданию. Есть только откровенная похоть, жажда и кровь. И лишь два движения – вперед-назад, и так до бесконечности, пока стоны не превратятся в вопли, а глотка не охрипнет от боли. Ты называешь это сексом, романтики – любовью, а я – сношением. Быть может, грубо, неотесанно и совершенно не эстетично, но знаешь что? Мне_всё_равно.
Наш поцелуй… нет, его нельзя назвать просто поцелуем, он «наш», как что-то личное, до боли ласковое и чувственное. Уста соприкасаются, но я не закрываю глаза, как это делают несмышленые девочки на первом свидании. Продолжаю смотреть на тебя, изучать, впитывая в себя то чувство, которое ты даришь каждым движением своего язычка. Мы переплетаем их в незамысловатом танце, и я вновь прижимаю тебя к стене, приподнимаю, заставляя обхватить меня ногами. Держать тебя в своих руках удобно и даже более того – комфортно. Кажется, что так и должно быть. Ты должна находиться рядом со мной. Так предначертано чокнутой судьбой и у тебя есть лишь один выход – смириться. Стать моей. Ласковой. Куклой.
Сознание трепещет, а тело покрывается возбужденными мурашками. Это всего лишь прелюдия – наш поцелуй, - но даже от него я изнываю от желания обладать тобой. Как похотливая сука, истекающая слюной от вида полуобнаженных тел, я едва ли сдерживаю себя в руках, чтобы не расторгнуть свое обещание. Ведь я хотела быть нежной с тобой, помнишь? Но у меня не получается. Ладони хватают черную ткань платья и резким взмахом рвут его на две неравные части. Эти тряпки не должны скрывать твоей красоты, моя девочка. Ведь ты безумно красива и благоухаешь юностью. Можешь скрывать это от города, но только не от меня.
- Назови свое имя. – шепчу тебе на ушко, затрагивая его языком. – Скажи мне его.
Ладони блуждают по твоему телу, лаская его и не останавливаясь ни на миг, они не сжимают грудь, не теребят соски, а лишь скользят и царапают ноготками, изучают, словно скользкие змеи, извивающиеся на обнаженном теле. Тонкие пальцы сползли к пупку и ниже. От них разило холодом, равно как и от каждого моего прикосновения. Холод жалил и возбуждал, а поцелуи обжигали кожу на шее. Уже спустя мгновение я была внутри тебя, внедряя пальцы нежно и аккуратно, словно бы боясь потревожить твою сладкую плоть. Движения с каждым разом набирали скорость. Становились резче, настойчивей.
- Повтори его. – сладко выдыхаю, покусывая мочку уха.
Мне не так важно знать твое имя, как услышать твой голос. Стон, разрывающийся от вожделения. Сделай это для меня, девочка.

+1

533

Свалила. Во рту горечь и кислятина... вкус разочарования. Тебя нет, сколько тебя нет? Много... Ты сбежала от меня? Сука. Встречу, разберусь с тобой. Надоело быть такой покорной? Мне казалось... Именно... Казалось. - чувство гнева, ярости отрезвляют меня, но не полностью, так скажем еще небольшие крылья при себе. Вскакиваю с кровати, рядом стоит парочка призраков - ищеек. Оборачиваюсь, тело лежит, а я в своем истинном и неповторимом виде. Для меня стены, ничто...Какое странное ощущение проходить все насквозь. Оказывается, моя дорогая сука промахнулась несколькими дверями. Такое желание рвануть к ней и задушить собственными руками, в голове уже появилась эта сцена, скулящие мольбы, а рука все сильнее и сильнее сжимается на ее шее, переламывая кости.
- Новые связи, новые измены... Как мне горько на это смотреть. Свободны господа, мой завтрак и мое новое тело найдено, так же как и похотливая сука. - голос басистый и хладнокровный, не боюсь что меня кто-то услышит, невозможно... во всяком случае, никто из этих дам меня не может услышать или же? Нет, та, незнакомка знакома с некромантией, но ведь ей не до меня. У нее есть ты. Паучья тварь, да ты не проста как кажешься. Ты помнишь, хоть как выглядишь на самом деле? Ты помнишь, какова твоя первоначальная сила? Маловероятно. Передо мной непредсказуемая особа. Пора кончать с этим, но прежде... я получу то, что так желала. - вселяюсь в тело убитого парня. Красив, молод, но мне противен. Обладать телом, не так уж и просто, когда оно кажется куском мяса. Притягиваю рядом летающую душу и немедленно пожираю, все тело восстановилось за мгновение ока. Исчезла истекающая глубокая рана, затянулась.  Подхожу к незнакомке, та просит повторить имя суккуба...
- Ивет... - шепчу прямо на ушко. Опускаю голову к шее и оставляю на ней засосы. Руки скользят по изгибам тела, изучают его. Сложно еще совладать, а особенно после того, как побыла в теле девушки. Мужчины все же сильнее в физическом развитии, как же это напрягает каждый раз, но кое-что все же радует. Поведение Ивет не оставляет меня в равнодушном состоянии, вечный друг, любого мужика дает о себе знать.
- Назови свое имя... Каково твое желание? - шепчу на ушко пауку, мне любопытно услышать ответ на этот вопрос, мне интересно узнать ее желание, больше чем имя. Провожу языком по щеке черноволосой девушки. Вкус. Его нет, откуда ему взяться? Чувствую на себе ошалевший взгляд Ивет. Боишься меня? Испугана? Давай, меня это только подпитывает. Ненавижу...
Смеюсь, твоей смерти в лицо, я жажду ее увидеть, я жажду разорвать вас двоих и остаться наедине. Дрожишь от моего взгляда или же от того что тебя трахает это ничтожество? Видимо, все же... моя дорогая Ивет не целиком поняла, в чьей власти оказалась и с чьими принципами сейчас играет.

+3

534

У меня не получается быть жертвой, а у моей насильницы не получается быть ласковой. Хотя, я не могу сказать, что порвать на мне платье это грубо. Это просто говорит о том, что тебе не хватает сил, что бы себя сдерживать. Тебе не хватает терпения, что бы осторожно меня раздеть и поэтому ты рвешь платье прямо на мне, оголяя тело. Я вздрагиваю от звука рвущейся ткани, а на грани сознания проплывает мысль о том, что в чем же я, вашу ж мать, домой-то поеду? Только сейчас ни тебе, ни мне не до этого. Даже если ты не душишь, не бьешь меня, не вскрываешь мне вены, желая окрасить всё вокруг красным, я всё равно чувствую себя твоей жертвой и игрушкой. Почему? Не понимаю, почему всё это происходит. Почему я всегда оказываюсь лишь марионеткой. Судьба? Или, может быть, я просто идеальная жертва? Да, пожалуй мне нравится мысль о том, что я идеальная жертва. Звучит приятно.
Ты склоняешься к моему ушку, проводишь по нему язычком и шепчешь. Я вздрагиваю от шепота, нетерпеливо кусаю свои губы. Удивительно, что тебя интересует мое имя. Для чего? Я не вижу смысла в том, что бы его говорить, но мы договорились играть по твоим правилам. Хотя нет, мы не договаривались. Ты поставила меня перед фактом. Ты поступаешь со мной так же, как и Эван. Кто еще будет поступать со мной так? В этом городе никто не станет спрашивать моего разрешения, да?
- Ивет. - я томно шепчу, стараясь не терять рассудок от твоих прикосновений.
Чувствую прикосновение рук к своему телу. Чувствую, как моей нежной кожи касаются ногти, оставляя на ней чуть заметные и едва уловимые красноватые полосы. Я подалась на встречу и чуть застонала, когда пальцы легко и ловко вошли в меня лаская и словно упрашивая стонать без остановки. Поцелуи ласкают шею, но они не могут перебить того, что творится внутри меня. Пусть опасно, пусть так не стоит делать рядом с моей насильницей, но я прикрываю глаза, руки ложатся на твои плечи.
- И-вет. - полу всхлип-полу стон срывается с губ.
Но мне стоило бы заметить сразу, что мы тут уже не вдвоем. Мне стоило бы сразу понять, что так просто это закончится не может. Стоит мне раскрыть глаза, как я вижу рядом с тобой мужчину. Мужчину, который только недавно был трупом.
Мне становится плохо. Картинка расплывается перед глазами и я замираю. Я замираю от понимания и осознания. Я же знаю, кто ты. И я знаю, что сейчас ты смотришь на меня глазами этого мужчины. Я даже представить не могу, какие мысли у тебя в голове. Мне кажется, что я теряю сознание, но я всё ещё тут, я всё еще вижу. И я чувствую пальцы внутри себя. Мне больше не нравится. Мне становится противно. Я моментально снова понимаю, в какую же задницу я попала. Мне не сложно догадаться, что ты теперь хочешь меня убить.
Ощущение того, что рядом со мной два далеко не самых безопасных человека вгоняет меня в транс. Более того, меня явно не ждет ничего хорошего. Почему Эван не пытается помешать нам? Почему не залепила мне пощечину, почему не отшвырнула девушку от меня? Почему? Почему вместо этого она заигрывает?
Я плохо соображаю, но тем не менее теперь я пытаюсь подняться. Пытаюсь оттолкнуть от себя черновласую девушку, имени которой я не знаю.
- Отпусти!

+2

535

Мне нравится твое имя, Ивет. Его хочется произносить медленно и сладко, растягивая слова языком, лаская им воздух между нашими лицами – нежно и не торопясь, словно бы впереди у нас вся жизнь. Лишь мы вдвоем, увязнувшие в пороках и бесчестии. Я не романтик, знаешь? Вся эта сказка про счастливый конец и добросовестные брачные игры земных обитателей – всё это кажется мишурой, лишней и ненужной в нашей жизни. Сухая шелуха, за которой скрывается первобытная истина существования – тебя, меня и каждого человека в частности. Общество прикрывает свою наготу такими словами, как «долг», «отчизна» и «семья». Оно отравляет рассудок людей через телевидение и качественно-распространенные в народные массы слухи. Война в Ираке, политические дебаты и даже конец света. Люди в панике бегут за продуктами, запасаются сухарями и топят печи. И всё ради чего? Чтобы выжить. Продлить свое жалкое существование на еще несколько лет, когда смерть станет неизбежной – рак лёгких для тех, кто не курит и несчастный случай для порочной твари. Моя госпожа имеет весьма специфичное чувство юмора. Она алчно гребёт неприкаянные души грешников, вальсируя под симфонию боли и страданий.  Быть может, это не доставляет ей того удовольствия, что получаю я. Возможно, это всего лишь её работа. Такая же, как у смотрителя кладбища, библиотекаря или портовой шлюхи – по-настоящему рутинная, растянутая в целую вечность. Но постой-ка, это же богохульство – говорить так про свою госпожу. Сейчас мне кажется это шуткой, до безобразия неприличной, пошлой и оттого еще более задорной. В твоем присутствии всё теряет смысл: мои устои остались прежними, но на какой-то краткий миг ты разрезаешь их своим сладким, упоительным стоном, произносящим имя из четырех букв.
«И-вет», - вторю я тебе в мыслях. Мой сладкий кусочек порока, я ведь близка к тому, чтобы содрать с тебя шкуру, знаешь? Впиться зубами в глотку и разодрать сонную артерию, жадно глотая резкие фонтаны багрового нектара. Мне достаточно только наклониться к тебе еще ближе, втянуть носом тот опьяняющий запах молодого, девичьего тела и почувствовать к нему безумное влечение – к твоей плоти и крови, сосудам и гландам, твоему небьющемуся сердцу, скованного решеткой из лёгких. Достаточно одной секунды, чтобы твой стон превратился в беспомощный вопль, сотряснув стены порочного гнезда. И я подаюсь вперед, но ничего не предпринимаю.
Запах смерти. Запах моей госпожи становится резче, но это не гниль и даже не разложение мёртвой плоти. Запах несет в себе чужое существо для этого мира, и уже знакомое мне с тех самых пор, как мою душу изувечили и прокляли на века. Существо это можно прозвать Люцифером, но к чему вдаваться в церковную драматургию? Я назову его просто – Блуд.
Мне это не противно – чувствовать на себе прикосновения его мёртвого языка. Напротив, это возбуждает во мне порочный интерес и заставляет сладко выдохнуть такое банальное, исконно женское «ах…». Ты кричишь «отпусти», а я лишь сильнее сдавливаю твое лоно, нарочно впиваясь в него коготками, едва ли не до крови расцарапывая нежную плоть. Задорно улыбаюсь, ведь это только начало нашего веселья. Откровенно говоря, мне плевать знакома ли ты с демоном воплоти мертвеца, равно как и на то – по какой причине он решил присоединиться к нашим жарким утехам. Жизнь на то и дана, чтобы не задаваться лишними вопросами. А я желаю лишь одного – развлечений. И если для этого нужно позволить мёртвой твари трахнуть себя, я позволю.
Однако ты суетишься и мешаешь получать удовольствие от прелюбодеяний. Каких сил стоит перекинуть тебя на диван? Ровным счетом – никаких. Я делаю это быстро, даже не задумываясь о том, что ты можешь пострадать при падении. Сейчас это кажется не таким важным. В конечном счете, куклы имеют плохую привычку – ломаться.
Резко разворачиваюсь, соприкасаясь спиной со стеной, но не спешу кидаться в объятия Блуда. Ножка резво подскакивает и цепляется носком за кожаный пояс. Надавливаю, насильно отдаляя его от себя, и заинтересованно рассматриваю, как диковинную зверушку. Прикусываю губу, улыбаясь и похотливо сверкая глазами. Нравится. Мне он определенно нравится.
- Хочешь услышать моё желание? – сладко произносят уста, в то время как ножка ныряет за спину и резко прижимает мужчину обратно к себе. На этот раз вплотную, так чтобы он чувствовал своей кожей моё дыхание, а я ловила на себе взгляд его мёртвых глаз. – Хочу, чтобы ты достал свой дохлый член и трахнул меня. Так, чтобы я разрывалась на куски от сладостных стонов, переходящих в хриплые вопли. А затем… - кидаю взгляд на свою милую куколку. – Затем мы сделаем это вместе. Снова и снова, пока силы не покинут наши возбужденные чресла.
Я не жду, что Блуд выполнит мое желание ровно в такой последовательности. Я не ожидаю от него покорности и еще меньше – нежности прикосновений. Я поставила на кон свою плоть, а быть может и жизнь. Игра, в которой мы связали друг друга узами распутства, может быть выиграна, проиграна или сыграна в ничью. Надеяться на что-то или делать ставки – глупо и самонадеянно. Эта игра – мнительная импровизация, лишь в конце мы узнаем исход.
Подскажи мне, малышка, как там говорят? Пан или пропал.

+3

536

Игра. Определенно. Всю жизнь можно назвать игрой, с жизнью и смерть, но эта, чуть иная. Смерть постучалась в тот момент, когда появился еще один неожиданный участник, а то есть я. Забавно наблюдать за тем, как ты, ты Ивет пытаешься вырваться, пытаешься показать мне... то как теперь боишься исхода. Пытаешься доказать, что тебе не приятно и больно. Больно, особенно больно рядом со мной. Измена... как бы повела себя в такой ситуации настоящая Эван? Не знаешь? Ах, да, откуда тебе знать? Ведь вы играли в настоящую любовь "до смерти", "нас не разлучит никто и никогда".
Смотрю на то, как моя куколка одним взмахом руки оказывается на кровати. Чертовски сильна... - пролетает мимоходом мысль и тут же приходит в голову еще одна или несколько, но те исполняются почти в тот же момент, как зародились в голове. Из под кровати медленно и с стонами выползает парочку подкроватных трупов-зомби.
- Добро пожаловать в Зомбиленд. - Смеюсь. Краем глаза поглядываю на свою "любимую", наблюдая за тем, как ее начали терзать эти монстры. Один разместился между ног и кажется, шалит своим языком в промежности, а другой, как ни в чем не бывало, держа за руки, что-то творит с грудью, шеей и плечами. Зомби очень человекоподобны, видимо им от силы пару недель. Разлагаться толком не начали, так еще один из них женского пола. Зашибись свезло. Время подходит и к моему веселью, немного не улавливаю поведение этого дикого паукана, но все же достаточно любопытно. Рассматриваешь меня, чуть отдаляя от себя, а затем прижимаешь меня к себе. Имени так и не прозвучало, но желание, твое желание. Знаешь ли ты, что может случиться? Знаешь ли, какова плата за его исполнение? Надеюсь, свои способности я еще не растеряла и все так же, могу выполнять за равноценный обмен.
- Какова плата взамен? - спрашиваю девушку, заглядывая прямо в глаза, в эти паучьи глаза. Ответ, все же меня мало сейчас волнует, надеясь на лакомство после затеянного. Убираю все конечности этого существа со своего нынешнего тела, хватаюсь за волосы, сжимая их так сильно, что еще чуть и локоны останутся в руке, с такой хваткой опускаю девушку на колени. Расстегиваю пряжку ремня, а затем сваливаются на пол пару кусков ткани, закрывающий все ниже пояса.
- Будь аккуратной и нежной с ним. Ты сможешь, я верю в тебя. - с силой приоткрываю рот девушки и вставляю его. Не спеша двигаю бедрами, помогая голове двигаться в такт. Прикусываю себе губу, стараясь не издавать всяких стонущих звуков. Резко вхожу в рот по самые гланды и покидаю, эту норку, время посетить еще другие. Заваливаю девушку на пол. - Раздевайся. Я жду. - произношу, так и не убирая руки с члена. Поглаживаю его по стволу и головке.
Думаю... Да, не плохая идея. Ты думаю, мало чем будешь удивлена и... тем более, против. - рассматриваю лежащее на полу обнаженное тело, недолго думая оказываюсь сверху, но моя роль сверху играет не долго, перекатываюсь с девушкой так, чтобы та, оказалась верхней, но и та, недолго ею была. Усаживаю незнакомку на ствол, заполняю влагалище. Явная мазохистка... какая вся мокрая. Везет же мне.
- Думаю, ты будешь рада двум членам. - с этими словами, к нам присоединяется один из моих покорных и неповторимых слуг, тот не знает слова "смазка" или "медленное проникновение", резко заполняет то самое, узенький анальных проход. С рвением, желанием принимается трахать бесстыжую паучиху, а чего терять мне-то? Улавливаю такт и в одном темпе разрываем девушку на части.  С губ срываются стоны, приятно. Безумно приятно, будто меня кто-то трахает, но нет же, это я трахаю ее. Стоны, крики... прикосновения, все это заводит меня еще сильнее, медленно, но верно теряю голову.

Отредактировано Evan (2013-01-02 21:19:47)

+1

537

Сегодня я явно не победитель. Жертва. Всегда ей была и всегда буду. Я слабее. Я, черт возьми, гораздо слабее их обоих. Мне с ними не тягаться и они обе это знают. В какой-то степени это обидно даже. Почему?
Мне просто кажется, что они для друг друга представляют больший интерес, чем я для них. Потому что... потому что я сломана. Я не сильная. Я даже не пытаюсь ей быть. Я просто живу. Я поддаюсь на провокации. Я позволяю себя трахать, считая, что у меня нет выбора. Я отдаюсь своей сущности, думая, что даже она сильнее моих душевных терзаний. Я ничтожество.
Только думать сейчас об этом я не могу. Пальцы черноволосой девушки не хотят отпускать меня - впиваются в мое лоно, причиняя безумную боль, от которой я кричу. Знаю. Я знаю, что мне обещали эту боль, но я сама по своей глупости приблизила этот момент. Если бы я только осталась спокойно, если бы с радостью восприняла приход моего демона... Все было бы иначе. Тогда ловкие пальчики бы не перестали меня ласкать. Тогда мне бы не стали причинять боль в ускоренном режиме. Возможно, что если бы я была паинькой, то даже смогла бы получить удовольствие. Да что там, я уже получала его в тот момент, когда пальцы ласкали меня, заставляя давиться стонами. Я старалась не выглядеть блядью, но это глупости. Я могу лоб расшибить о стену, но все равно навсегда останусь блядью. Даже если меня посадить на цепь, даже если на меня надеть пояс верность. Ничего не изменит моей сущности. Даже Эван и любовь к ней не могли изменить этого.
Боль заканчивается так же резко, как началась. Сильные руки отшвыривают меня. Короткий полет и мое тело лежит на диване, а я смотрю в потолок, прокручивая в мыслях происходящее.
Ну и правильно.
Так и надо.
Я не интересная. Я не демон. У меня нельзя ничего попросить. Я не могу выполнить желание. Разве что свести с ума, заставить хотеть и заливаться слюной при виде моего обнаженного тела. Тем не менее, как оказалось, я куда менее интересна, чем мой персональный демон.
Обидно?
Может быть. Чисто по-женски.
Пока я раздумываю о своих каких-то необъяснимых и невообразимо глупых обидках, рядом со мной появляются зомби. Меня сразу же начинает трясти. Мгновенно. Как же я это ненавижу! Ненавижу твою эту способность, которой ты всё время пользуешься. Мои крик снова разрывает комнату, когда две пары рук тянуться ко мне, что бы лапать и держать, что бы обладать мной. У меня начинается едва ли не истерика, когда холодные, мерзкие руки мужчины касаются моей груди, сжимая её. Я дергаюсь, я хочу освободиться, но твою мать, даже зомби сильнее меня! Девушка же в этот момент с силой раздвигает мои ноги и припадает губами к лону, не скрытому одеждой. Мне еще никогда не было так противно во время кунилингуса. И это просто сводит с ума. Меня убивает одновременное возбуждение и отвращение. Со временем я реально понимаю, что не важно, чей язык меня будет ласкать - я возбуждаюсь. И эта мысль взрывает мне мозг. Меня тошнит от себя. Меня тошнит от рук этого мертвого мужика, которые лапают мою грудь. У меня почти истерика. Я кричу, бьюсь в руках зомби и рыдаю. Но самое потрясающее в том, что и моему демону и моей несостоявшейся насильнице наплевать на меня - слишком увлечены друг другом.
К тому моменту, как я успокаиваюсь, понимая, что ничем себе не помогу, мертвые мужские руки прекращают лапать мою живую плоть. Я вздыхаю с облегчением, ибо мертвый женский язычок у меня уже не то что отвращения не вызывает... Я не хочу, что бы она останавливалась. Крики сменяются стонами, я ёрзаю по дивану, не в силах держать себя в руках и чувствую приближение оргазма.

+1

538

<<< Кафе "Саюри"

• вечер: начался сильный снегопад. Ветер усилился. Снег решил замести весь город еще сильнее. Так же холодно. Горожане предпочитают не покидать уютных домов. Улицы города сверкают от гирлянд, украшающих практически все улочки.
Температура воздуха: - 6

Спустя десять часов кропотливой работы. Дмитрий так и не смог разузнать всю информацию о людях, которые находились в вип комнатах. Спрашивать у посетителей было бесполезно, а администрация упорно молчала. Ощущение было такое, словно сама администрация и была виновата… Но их можно понять, это закрытое место, не любому человеку получится попасть в вип комнату. А если один из полицейских узнает, что в таких комнатах были люди из правительства и, не дай бог, занимались там чем-то противозаконным, то это перерастет в скандал. А этого Дмитрию не нужно… ему нужно найти неизвестных, кто когда-то здесь уже был. Все так сложно, что иногда хочется отвлечься, но в глаза попадались не те, на кого хочется смотреть. Все эти люди – новорожденные дети. У многих и в настоящей жизни губы пропитаны материнским молоком. Это ужасное зрелище, на которое Дмитрий не может смотреть, поэтому смотрел он только в свой пустой бокал.
Усталость плохо сказывалась на спокойном характере Димы. Он никогда еще не испытывал столь странно чувство, когда чужие судьбы сплетены в паутину, что каждый вошедший в это заведение мгновенно оказывается жертвой. Что от одного человека зависит, будут ли жить остальные. Но кто придумал такие козни для обычных людей? Похоже, что его сущность давно сгнила в земле, но снова восстала, продолжая мстить людям. Травма прошлого, что теперь он не может простить человечество? Все может быть, абсолютно все…
-Налей… еще. – Дмитрий произнес с опаской, словно его силой заставляют спиться. Страх окутал горло полицейского, сжимая, давя на саму гортань, чтобы тот не смог произнести и слова. Такое происходит только в самые опасные минуты жизни… Похоже, что этот день закончится страшным происшествием.
Дмитрий поправил воротник, расслабил галстук и залпом выпил. Мощный удар бокалом об барную стойку, не произошло ничего опасного, лишь глухой звук распространялся в этом помещении. 
-Дрянь, лучше бы не начинал пить. Все горло теперь горит. Тц… – Дмитрий развернулся на стуле и бросил безразличный взгляд в сторону приходящих людей. В этой толпе трудно было различить «особенных», но даже эти массы людей не смогли скрыть той жажды убийства, что исходила из человека в роскошной одежде. Все нити, что видел Дмитрий, медленно сгорали из-за касания с этими багровыми сгустками пламени. Любое животное бы отреагировало на приближение опасности, чувствуя, что этот человек их обжигает, но люди… Почему они ничего не чувствуют?! Почему они даже не развернулись, чтобы посмотреть на опасность, ведь должно быть хоть какое-то шестое чувство, которое предупреждает их об этом. Или они все одурманены друг другом? Или паутина такая плотная, что они все окончательно подчинились кому-то?
Чертов алкоголь. В глазах стали плыть такие картинки, что даже художники бы позавидовали воображение демонического создания. Было видно, как багровое пламя манило к себе людей. Они послушно слушались чужих приказов и шли к свету, как мотыльки. Приманил он уже около десяти людей и все они мужчины. Неужели вместо одного дела Дмитрий раскроет другое? Не может быть…
Его немного подкашивало из-за двух рюмок, но, тем не менее, он не мог позволить, чтобы что-то произошло с этими людьми. Он медленно приближался к той толпе людей, чья воля в чужих руках, грубо пробираясь через танцпол. Ему было наплевать, кого он отодвигает со своего пути, все были нагло разбросаны в стороны. Но что будет, если Дима слишком близко подойдет к тому существу? Узнает ли он? Но все это были догадки… пустые догадки. Главное, чтобы это существо оказалось обычным дилетантом.  Все остальное уже не будет важно… Но только мысль исчезла, как то существо вцепилось взглядом в лицо Дмитрия. Он смотрел так, словно сразу же заметил, что здесь есть тот, кто не подчиняется его чарам. Страх подсказал или все это случайность? Казалось бы, что тот резко нападет или сбежит, но он просто развернулся и направился дальше по лестнице, ведя за собой свое стадо. А Дмитрий примкнул к этому стаду, скрываясь между двумя юношами.

0

539

Миссия по захвату преступника, который убивает девушек. Убивать девушек – легко, но зачем ему нужны парни? Все это немного запутывало следствие. Получается, что девушка видела не кого-то там из банды, группы преступников, а обычных людей, попавшие под гипноз существа. Если так, то мозаика хоть чуть-чуть, да собирается. Но вот… что происходит уже во время поимки девушек? Что они делают, что не оставляют и следа на теле… Это ведь не естественно! Это просто не возможно! Это… просто немного задевает чувства полицейского. Все это, возможно, не правильно. Прямо сейчас остановить, выстрелить в спину, прекратить муки всех, кто попадает под влияние пламени. Но он не мог… Дмитрий не может просто так выстрелить и убить человека, который просто выглядит странно, ведь не может Дима объяснить свои действия тем, что это не человек вовсе! Хватит…
Теперь он мирно шел по лестнице вверх, следуя за толпой одураченных людей. Он никогда не поднимал взгляд выше спины человека, который шел перед ним. Дмитрий боялся, что прямо сейчас его разоблачат, и придется воспользоваться планом «Б». Но это все ерунда. Никто так и не обратил на полицейского внимание, поэтому дошел он до самой дальней комнатке спокойно. Перед входом  стоял то существо, которое осматривал каждого, кто проходил в дверь. Он не тщательно глядел им в лица, его больше интересовало, что-то другое. И вот дошла очередь до Димы. Что ему делать? Ведь он уже одиннадцатый… Но вот оно чудо, тот даже не заметил, что пришел один лишний и просто впустил. Это даже к лучшему. Сам он зашел следом, последним.
Что теперь? Сам Дмитрий забрался в толпу так, чтобы его не было видно. А существо начало говорить что-то про будущее, про инстинкты и желания. Почему каждый, кто был одурманен, поддакивал ему. Напоминало сборище анархистов, которые делают все, чтобы что-то узнать или сделать. Вскоре он заговор и о том, что сюда зайдут две девушки. Что каждый из мужчин может ими воспользоваться так, как пожелает. И тут Дмитрий с ужасом замер. Его сердце бешено стучалось. Как не вовремя… Он даже не записал речь этого парня, ведь если так, то он смог бы хоть что-нибудь ему предъявить, когда поймает. В итоге, снова промах. Поймать его становиться все сложнее и сложнее… Все ликовали, радовались, по каждому можно судить, что они полностью были готовы. Да, штаны их сдают с потрохами. Но Дима все еще не мог отойти от того, что услышал. В нем билось желание справедливости. Он так хочет наказать этого ублюдка, разорвать его в клочья, стереть с лица земли. Он не достоин жить здесь, раз не может следовать простым правилам. Но это малая часть его вины. Раз он еще вздумал нарушать закон, то его уже ничто не спасет… Даже бессмертие.
Прошло около десяти минут. В комнату вошли три девочки. Именно, это были дети, которые даже не подозревают, что с ними сделают!  Чертово прикрытие, так  бы Дима выкрикнул, чтобы они убегали. Но это будет не разумно, вдруг и ни под гипнозом. Поэтому остается только ждать, наблюдать и мучить от того, что не может он помочь этим девочкам. Закон слишком суров… Здесь он поможет только после того, как они нападут на девочек.
Выжидание. Оно приравнивалось к вечности. Ему вообще не хотелось бы этого видеть. Но дверь за девчатами захлопнулась, закрылась на замок и озверевшие юноши бросились на девочек. Один лишь Дмитрий стоял, не понимая, о чем они делают. Его сейчас всего распирало одно из чувств – это желание убивать. Сейчас девочек совсем не видно, слышны лишь их крики… Хватит медлить. Дима медленно продолжил свой путь, в направлении места, где должно произойти изнасилование. Дай бог, чтобы далеко не зашло. Дмитрий стоял перед толпой диких мужчин, его действия были слегка медлительны, но очень точными. Один удар – один труп. Нет, он не убивал, лишь оглушал и лишал возможности двигаться. После первых двух ударов Дима вошел в кураж, что все остальные пали меньше чем за несколько десятков секунд. Девушки были потрепаны, но не тронуты. Теперь очередь того существа, который все это устроил. Они пересеклись взглядом и так долго смотрели друг на друга, словно анализировали, кто что может сделать. Но это не правда, Дмитрий сейчас может все, а вот то существо – лишь спрыгнуть с балкона.

0

540


Лес =>... =>
Май. 2014 год.
• вечер: ветер утих. Солнце садится за горизонт. На небе появились небольшие тучи.
Температура воздуха: + 15

День подходит к концу, пока я неспешно приближаюсь к месту работы, своему любимому, но уже забытому мной, клубу. Ветер мягко обдувает все тело и, как всегда, хочется отдаться этому приятному бризу. Заглушаю мотор и, взяв легкую кофточку с соседнего сиденья, выхожу на улицу, прямо напротив клуба. Чуть ежусь, чувствуя, как в воздухе заметно похолодало, но от этого становится и легче, ведь еще днем дышать было, практически, нечем. Дневной пот куда-то мгновенно улетучился и, вздохнув свежим, холодно-теплым воздухом, зашел в помещение, где было очень жарко… и в прямом, и в переносном смысле.
Знакомая боль пронзила все тело – результат долгого голода. Нужно было срочно «поесть», ведь даже самые прекрасные цветы засыхают без должного ухода и питания.  Улыбаюсь, как маньяк, смотря на толпы людей, а в голове: «выбирай – не хочу!»
Игриво прохожу сквозь людей, оценивая каждого встречного на «аппетитность», но не останавливаюсь пока ни на ком и прохожу к своему кабинету, закусывая губу от очередной упругой попки на танцполе. Столько соблазнов, столько возможного удовольствия.… По телу пробегают мурашки и, прикрыв, глаза отдаюсь ритму песни «Ooops…. I did it again». В принципе, голос Бритни мне никогда не был противен, но сам смысл песни был мне близок, потому что «упс, он/она думал, что я влюбился, но я всего лишь поиграл с ним, с его сердцем». Все было именно так. И да. Это просто моя жизнь, так что прочь все осуждения, в конце концов, я чертов инкуб!
Вхожу в свой кабинет и, закрыв дверь поплотнее, выдохнув, плюхаюсь на кресло. Неосвобожденное возбуждение требует немедленного «освобождения». Достаю телефон и делаю короткий звонок: - Крейг, да, подойди в мой кабинет. У меня к тебе есть дело. Да, только побыстрее.
И оба мы знали, что это такое за «дело», но этот парнишка любил меня и без всякого внушения, поэтому мне оставалось лишь принимать его любовь.

+1


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Клуб "VIP"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC