Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Ночной клуб "Инфинити"


Ночной клуб "Инфинити"

Сообщений 361 страница 390 из 425

1

http://savepic.net/3827883.jpg

Уже на подходе к клубу встречает длинная очередь из тех, кто хочет пройти, но не может, из тех, кто может, но не хочет, и тех, кто и хочет, и может, и проходит, поэтому движется очередь быстро, отлажено, как новенькие часы. Приглашенные и ожидаемые гости проходят по списку, девушки до полуночи в минимуме могут запросто попасть в клуб бесплатно, а вот со всех остальных взымается крупная, по меркам чего, сумма - но богатеньким сыночкам и дочуркам влиятельных родителей эта сумма покажется смешной. Секьюрити в темных очках пропускает гостей по одному, внимательно следя за теми, кто хочет проскользнуть без платы. Здесь собирается вся элита этого города, "золотая молодежь", сбивается в компании или разбредается парами, но все равно стремится туда, где по огромному залу мелькают разноцветные огни, и стучат по барабанным перепонкам басы громкой музыки.
Среди веселящегося народа трудно пробраться к бару, где бармен за отдельную плату смешивает яркие, необычные коктейли по своим собственным рецептам. Как трудно поймать торговца наркотиками - многие из приходящих сюда "ребяток" балуется запрещенным товаром.
На танцплощадке, занимающей большую часть зала, всегда много народу и не смолкает смех и радостные возгласы. Здесь никто не смотрит на то, умеет ли очередной гость танцевать или нет, новичок или завсегдатай, сюда собираются отдохнуть от души - и организаторы клуба оказали такую услугу. Каждую ночь здесь устраиваются феерические, яркие шоу, поражающие музыкой и затягивающим в веселье танцем.
Поднявшись на второй этаж, те, кому это нужно, попадут в одну из нескольких "виповых" комнат, где могут отдохнуть уже в другом порядке и с другой компанией - чаще всего, пассией всего лишь на одну веселую ночь.

0

361

• ночь: Небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.
Температура воздуха: + 20
<------Улицы европейской части города

Того что он пришел на собеседование в гипсе было более чем достаточно что бы его сразу развернули на 180 градусов и придали ускорения нехилым пинком. Кай был заранее готов к такому повороту событий, потому прихватил с собой бутылку водки. Не для того что б после запить горе, хотя и это тоже, а для того что б показать что он может делать левой, не основной рукой. Когда он только начинал увлекаться фехтованием, как и многие новички, сразу кинулся за парные мечи. Осознание насколько это глупо пришло много позже, но пару финтов левой рукой он успел выучить. Справедливости ради стоит добавить, что финты эти были грубыми понтами и абсолютно бесполезны на практике. Но на отдел кадров подействовало, во всяком случае, его кандидатуру начали рассматривать в серьез. Потом немножко лжи и врожденного дара убеждения и voila - калеку взяли на работу. Можно было бы отпраздновать все той же бутылкой водки, но не пить же эту гадость, в самом деле? Водка покупалась самая дешевая. Кай не был до конца уверен, что бутылка не выскользнет из его руки и не разобьется.

С того времени прошло три дня и сегодня гипс с руки пришлось снять, так как Кай обещал выйти на работу, а бармен с загипсованной правой рукой это нонсенс. На случай если рука разболится, Кай захватил с собой шприц и ампулу лидокаина. Ампулу захватил еще из больнички, там ему пришлось распрощаться с круглой суммой и угрызений совести, в связи с мелкой кражей Кай не испытывал.

Я не нормальный. Сто процентов. Главное не палиться. Никто не должен догадаться, что я второй раз в ночной клуб попал, а первый был, когда я на собеседование пришел.

Кай без труда запомнил местное меню и как делать местные коктейли. А заодно проконсультировался у интернета по поводу того как правильно делать коктейли из меню, и какие еще коктейли он мог бы сделать. Теоретическая часть была в порядке, рука держалась, но музыка заведения  угнетающе действовала на Кая. Он к такому не привык.

- Два махита, и пжлста пареще. – Молодежный сленг, не родного языка, тоже немного сбивал с толку, но каждый новый заказ принимать было легче предыдущего.
- Ажур, ща сбацаю. – Улыбка на лице молодого индиго была неподдельной. Все-таки очень забавно наблюдать за тем как хорохорятся друг перед другом мажоры.

Мне нужно лишь немного времени. Скоро я смогу говорить как свой человек в этой компании, а вот эта херня которая пилит по ушам… с этим лучше смириться. А вон следующий клиент, походу обдолбаный, тащит за собой подругу… Мало ему что ли?

- Салют братиш, мы тут с подругой решили завалиться наверх. Подгонишь нам Каляна?
- Будь спок, все будет ок.

Блять, кто этот Калян!? Они там, что ли втроем решили? Или парень не думает, что осилит в этом состоянии? Одного из охранников вроде Колей зовут, но если я ошибся… Нельзя подвергать свою руку такому риску. Какого хрена меня не предупредили про продажную любовь? Может пусть они как-то вдвоем… Прикинуться шлангом? Надо кого-то спросить.

Отредактировано Kai Illuminati (2012-08-31 05:34:54)

0

362

Ну что ж, некоторые знакомства ни хрена не складываются. "Задумайся о манерах, женщина!" - такого Эрис в голову бы никогда не пришло. Походу дела шуточка про глаза европейца доканала, и тот поспешил скрыться среди толпы. Ну и пусть, что, больно много всего теряется. День после такого не кончается, настроение не испаряется. У Батори всё ещё были сигареты, музыка и она сама. И большего ей было не надо.
Немногие обладают способностью развлекать себя, не прилагая никаких усилий - у них это просто в характере, в крови. Батори относилась к этой небольшой группе больных наголову мадам, и потому, докурив, в тот день у неё ещё было много случайных причин посмеяться, поязвить и подумать о том, вставить ли одной забавной танцовщице в туфлю бритву. Небольшой трюк с каблуком, травмируешься не сильно, но пару дней точно хромать будешь. Впрочем, Эрис успела передумать, когда возможная жертва ни с того ни с сего предложила всей компании выпить дорогущего бурбона после шоу. Хороший алкоголь всегда решал огромное количество проблем...
В последующие дни Батори заходила не часто - происходили какие-то разборки с администрацией - которую, кстати, Батори никогда в лицо не видела, отчего уважение к вышестоящему органу у неё было такое же, как у Блэки Лоулесса к другим группам 80х, а если уж знаток прицепится - кроме KISS. Проще говоря, похабное, если не сказать, что хуже. К слову, Эрис была бы только за, если бы тут хоть раз включили W.A.S.P., но у владельцев был уж слишком утончённый вкус. На Сансет Стрипе устраивали такие шоу под эту громкую и ритмичную музыку, что от того, что творилось здесь, порой просто хотелось уснуть прямо на стойке. Впрочем, никто не мешал Батори таскать с собой плеер для трезвости ума и тонуса рассудка и слуха. Мощные наушники спасали её от криков молодёжи и очередной попсовой визгли, - в такие моменты фаэри даже была рада, что это - не её чёртова смена. Любить музыку - это да, но не всё же, что попало. Занять бы кого-нибудь плейлистом, а то включат радио и давай, катись в подноготную этих непонятных звуков. Лучше катиться в океан безумия, а тут не то. Батори не оглашала этого прилюдно - личные предпочтения - это личные предпочтения, - но скучающая мордашка у бара никуда не пропадала. Если только можно назвать лицо Эрис мордашкой. За такое можно было получить давно отработанный удар с ноги, а в случае удачной блокировки его противником, припахать с локтя в том же повороте. Настроения не было сегодня на какие-то разборки, завтра должен был быть тяжёлый день, и Батори, всё-таки являясь населением этой бренной Земли, тоже уставала, скучала и думала о какой-то хрени. Даже слова другого не подберёшь. Забавляла себя неправильным прочтением слов с листка ассортимента бара, но и это наскучило в несколько секунд. Чёрта с два, это заведение такими темпами загнётся.
Напившиеся в хлам ребята ползли до койки, что вызывало у Батори отчасти истерический смех. Не сравнить этот клуб со старыми временами, но дайте Эрис в руки уздцы от этого борзого коня - и она сделает всё, чтобы тут вновь было так же ярко, грязно и шумно, как в том клубе. Слишком много возни, однако авось оно того бы и стоило.
В общем, Батори переоделась только по просьбе одной из девчонок, которая подвернула ногу и не была уверена в том, что сможет отплясать свою программу. Эрис же помнила те нелепые круги, отплясываемые "коллегой", и для себя решила - лучше она разомнётся, чем кто-нибудь опять будет любоваться на небритые ноги той барышни. От взгляда фаэри такое не уходило, но вместо того, чтобы помочь или хотя бы указать на такие детали, Батори смеялась. Слишком несерьёзно, даже для неё. Усевшись за барную стойку спиной к алкоголю, в руке сжимая небольшой плеер, Эрис спокойно себе качала ногой, почти что нечаянно этим в очередной раз задев девчонку-официантку, - она не упала, но раззадорилась не на шутку. Когда эта дурёха злилась, она нравилась фаэри куда больше. Переставала быть пустышкой. Миновало очередное шоу виляющих ножек, и только тогда Батори повернулась лицом к стойке, а не задницей. Пить? Можно. Чего-нибудь лёгкого, для настроения, и чем больше дряных ароматизаторов - тем лучше. Перебить горьковатый приевшийся привкус этого заведения. И где администрация днём и ночью бродит?
- Джек Коллинз.
Тихий, приятный голос женщины вполне был способен привлечь внимание. Устроим la danse du smatte с алкоголем, что ещё делать. Вытащила один наушник - на всякий случай. Курить уже не хотелось, и оттого Батори опёрлась о локти, мечтательно перебирая пальцы рук. Если было приблизиться к фаэри, можно было бы услышать тихий грудной смех. Эрис смеялась надо всем, что только попадётся ей на глаза. Повезло же или не повезло мальчишке-бармену - он сам себе придумает. Задержит коктейль - и хрен с ним. Сегодня раздавать поощрительный пинок фаэри не будет, а завтра - кто знает...

Отредактировано Батори (2012-08-31 15:06:00)

+1

363

К стойке подошла официантка и Каю осталось только правильно сформулировать вопрос, что б не показать свое невежество.
- Я тут обещал отправить в верхний номер Каляна, не знаешь где он?
- По-моему кальян под барной стойкой, посмотри внимательней, кстати, я могу отнести.

Вот и все, инцидент исчерпан. Хотя нет, проходя мимо, недавно подсевшей, девушки, официантка остановилась и посмотрела не очень дружелюбным взглядом на неё. Они знакомы? Постоянный клиент?

Наплыв клиентов остановился, и Кай уединился в мире своих размышлений. Как они определяют, куда надо сделать следующий шаг, или какое движение должна сделать рука? Хаотичное движение, бессмысленное, глупое, но каким-то странным образом оно иногда складывается в цельную картинку. Вот парень едва заметно приблизился к девушке, она ответила ему взаимностью, и теперь их тела разделяло расстояние не больше трети метра, но они умудрялись продолжать хаотические движения, так и не соприкасаясь друг с другом. Я когда-то учил несколько исторических танцев, но там все движения известны заранее и музыка специальная, поняв ритм ошибиться сложно. Тут другое, какое-то непостижимое искусство, вероятно состоящее из череды проб и ошибок.

Тихий и приятный голос с края барной стойки заказал очередной коктейль. Руки Кая тут же приступили к исполнению заказа, пока его сознание пыталось найти ответ на вопрос: «как он вообще смог услышать заказ и выделить его из общей массы звуковой агрессии?».

Джек Коллинз Каю не нравился. Слишком много сладкого, слишком много кислого. Хотя Каю вообще не нравились коктейли, разве что своим видом. И новомодные энергетики тоже вызывали у него неприязнь. Легкая терпкость крепко заваренного чая, если надо взбодриться, или хорошее пиво, если хочется расслабиться.

Коктейль был подан. Заказала его, как оказалось та самая, недавно подсевшая, девушка. Кай всегда страдал излишним любопытством к незнакомым людям, которые чем-то привлекли его внимание, а девушка явно выделялась из общей массы. Вот и сейчас он не смог сдержать любопытства, на всякий случай, набросив маску учтивого дворецкого. Если же его игру не примут, выкрутиться, как считал Кай, не составит труда.
- Прошу, ваш коктейль. Вы здесь частый посетитель?

Отредактировано Kai Illuminati (2012-08-31 19:31:49)

0

364

Вот так и начнёшь тесаться, с кем попало, так как те, кто нужны, вечно строят из себя невидимок и валят, думая, что так лучше. Идиоты. Батори посвящала эти мысли одному на удивление приличному мужику, имени которого она не спрашивала. Он просто приходил к ней, скрашивал досуг и уходил. Не говорил лишнего, не заваливал вниманием или подарками – всё в меру. Батори очень хотела списать такое чудное мнение о госте на отсутствие привычки к этому человеку. А нет, уже долго приходил и не надоедал, сволочь. У Эрис были и подобные подруги – трындишь себе хорошо, не мешаешь, дальше своего дела не лезешь, делишься только тем, чем захочешь. Но и они имели обыкновение унестись по своим кавалерам, что фаэри понимала. Но сейчас, когда ни хахаля, ни проверенных девчонок под боком не было, ситуация вынуждала её действовать по обстоятельствам. Она и пить-то не хотела, просто увидела бутылку и схватилась за идею.
Услышав микродиалог про кальян, Эрис с превеликим удовольствием задумалась об умственных способностях бармена. Хотя, чего только пьянь не несёт, особенно в этом квартале. Вместо одного слова будет шесть других, и разбирай этот волшебный язык любителей выпить, как захочешь. Пусть Батори и одобряла весёлый и насыщенный образ жизни, с риском, адреналином и отсутствием ограничений, но проводить целые дни в этом баре? Глотать коктейли, не смакуя, и подкупая девок-танцовщиц? В Изнанку дорога, пусть задохнутся своей однотипной вечностью. А здесь это смахивает на паразитизм.
На нового бармена Эрис посмотрела крайне категорично, без сомнений можно было понять, что она чем-то недовольна. Это длилось ровно секунду, потому что после такого приветствия последовала привычная для фаэри манера. Никаких игр в кошечку и хозяина, никаких тутти-фрутти или ути-пути, не на ту девку напал. Эрис действовала проще, и манер у неё не было никаких. К чёрту эту напыщенность, все на одной планете живём, у всех одни и те же надобности. Если по Земле-то ходишь, а не в небе паришь.
Она смотрела даже как-то хищно, чему способствовал разрез глаз, будто бы ожидая чего-нибудь из ряда вон выходящего. Не дождавшись – огонёк интереса мигом потух, и Эрис довольно резко скрестила пальцы на ножке бокала.
На вопрос она снова засмеялась, но в этот раз искренний, громкий. Частый посетитель? Мальчик, глаза разуй, глянь, в каком она сидит виде. Ладно, эти помпезные каблуки за стойкой не видно,  но костюм с таким вырезом, боевой раскрас, который чуть ли не час ваяла девица из персонала? Ладно, Батори не держала зла и не оскорблялась,  просто мысли её всегда выходили в такой грубой, неприятной манере. Надо будет – станет шёлковой, но не за какой-то барной стойкой перед абсолютно незнакомым созданием.
- Я здесь работаю, душка. По мне не видно? – Батори даже немного повертелась на месте, чтобы даже близорукий на -8 успел разглядеть. Проблема будет только в том случае, если голубой уголок ещё и сюда просочился, но внимания с той стороны от довольно бойких молодцов в данную сторону пока не поступало. Чёртовы понаехавшие амстердамцы. – Ладно, прощаю тебе эту невнимательность. С чего вдруг сюда устроился? Первый раз вижу, хотя часто сижу за стойкой. Меня Батори звать. На случай, если тебе нужны знакомые в этом месте. – Фаэри протянула расслабленную руку, но сожми её не так – и Эрис мигом вспомнит всё то, чему её обучали, хоть MAC, хоть чего запрещённое. Это не требует особых мысленных затрат – простой инстинкт. – Недавно в городе? У меня хорошая память на лица, и тебя встречать не доводилось.
Усталость вновь сменилась определённым азартом, пусть и данное знакомство не предвещало ничего интересного. Тип, как тип, ничего особенного, налицо, по крайней мере. Но Батори была бы последней дурой, отдавая отчёт только внешнему виду, и плакала тогда её бывшая служба, квартира, деньги, хобби и куча всего другого. Ей намного интереснее было выжидать, чтобы потом больнее кусаться. Хотя наверняка всё сегодня будет до банальности скучно. Нет? Протяни руку. Попробуй заинтересовать. Скучающей девушке многого не нужно.
- Хоть раз видел наше начальство?  Сколько тут уже работаю, ни разу не видела новых владельцев клуба. Надо с ними перетереть как-нибудь, как думаешь?

Отредактировано Батори (2012-08-31 21:38:24)

+1

365

Что за херня у неё на пальце? Очень похоже на серебро. Очередной маньяк-инквизитор? Нет блять, это перебор. Не могу я притягивать столько неординарных личностей. Зачем тогда тот странный взгляд?

За почти трое суток, которые Кай провел в своем номере, его единственным развлечением было обдумывание истории инквизиции. Поиск неточностей в своих знаниях, раскладывание по полочкам новой информации полученной от последнего знакомства и переосмысление всего произошедшего.

- Кай. В смысле зовут меня Кай.
Работает тут, надо ж так облажаться, еще и издевается. Откуда мне знать как и кто тут должен одеваться. Хотя стоп, я же профессиональный бармен со стажем, или так должны думать. Кем она работает в этой одежде? Пожалуй, не стоит касаться скользкой темы. – Деньги вещь полезная, вот и устроился куда вышло. Батори, странное имя. Знакомые нужны везде и всегда. А тебя тут, похоже, не очень-то любят, с чего бы это?

Руку тянет, вроде не заказывала еще коктейль. Ах, это что-то вроде дружеского рукопожатия. Но все-таки если она инквизитор… Сейчас главное сохранить свою любимую правую руку, включаем режим дворецкого, тогда это будет выглядеть не так дибильно.

Левая рука Кая мягко взяла протянутую ладонь. Одновременно с наклоном торса протянутая ладонь была слегка повернута кистью вверх. Касание губ верхних фаланг пальцев завершило этот этюд для средневековой картины.

- Ваш покорный слуга прибыл из богом забытого места, отличительная черта которого Чернобыль и много чернозема. Потому и видеться доселе мы не могли. – Кай посчитал, что образ дворецкого был воспроизведен в достаточной мере, что бы его выходка осталась незамеченной или как минимум съедобной и дальше продолжил как ни в чем небывало – Владельцы клуба? Зачем они тебе? Как по мне если зарплату платить будут, то пусть и не появляются.

Девушка была красива, впрочем, Кай считал большинство девушек красивыми и тяжело связывал образ красивой девушки с, копошащимся в останках оборотня, инквизитором. Коготь на пальце Батори слабо походил на оружие, скорее на экзотическое украшение, а то, как легко в прошлый раз человеческий маг раскрыл перед ним свою суть, тоже заставляло задуматься. К чему весь этот спектакль, если только новая знакомая не обычный человек. Все говорило в пользу того что Кай изрядно и безосновательно переволновался, и вместо того что б искать везде скрытые мотивы ему стоит просто попытаться получить удовольствие от работы.

+1

366

Где твоя Герда, парень? Почему-то это имя всегда вызывало у Эрис именно такие мысли. Банально? Ещё как. Но за каждым знатным мужиком стоит не менее знатная баба. За этим пока никого нет, мямлит ещё. Но ничего, это поправимо. Не судьбой, так бабой. Найдёт ещё.
- Это позывное. Приелось со временем. А девочка эта... она меня раздражает. Что бы и не подсолить порой. Так от неё пользы больше, работать лучше начинает. А с девчонками со сцены у нас неплохие отношения, можешь спросить. Заходи к нам как-нибудь, особенно после шоу. Не кусаемся, но и пряников не даём. А компанию составим.
Батори говорила серьёзно. Порой в гримёрке или в раздевалке становилось слишком скучно и пресно, и пускай никого там насиловать они не собирались, кто-нибудь порой просто должен был внести разнообразие. Своей шизой, разумеется. Простых кадров не нать, итак много.
Ох, давненько не было того, что бы и смешило, и не было чем-то банальным. Батори любила странные развлечения, она гонялась за адреналином, но вот островков спокойствия в её жизни было мало. А чтобы так выпендриться решили - да, такого Батори не ждала. Реакция была быстрой и чистой - сначала приятная дамская улыбка, а потом, опять же, смех, радостный до той степени, что можно было принять Эрис за ребёнка, который пляшет от счастья из-за подарка на день рождения.
- Чернобыль? Парень, что ты курил?
Этот вопрос не требовал ответа, он был частью смеха, который закончился так же быстро, как и начался. Нет, всё-таки, сегодня её поразвлекают. Ну и отлично. Давай напару потанцуем в этой всеми забытой дыре.
- Не находишь забавы в прибавке за пару смешных, а порой даже абсурдных мелочей? Я вот люблю подкопаться. Чем ближе, тем лучше. - Батори и сама придвинулась к стойке, будто бы действием визиализируя свои слова. - Чтобы потом один раз шепнуть... и получить то, что хочешь.
Улыбка на лице Эрис была неоднозначной, но беззлобной. Скорее, она тоже решила поиграть в "больных из Чернобыля". Ну что, рванём на Украину? Фаэри принялась неспешно потягивать свой коктейль, продолжая взглядом изучать собеседника. Она давно уяснила, что разрывать зрительный контакт - это обречь себя на проигрыш, а терпеть поражение Эрис терпеть не могла. Ничья - пожалуйста, если ты достойный соперник. И отчего-то у фаэри складывалось ощущение, что в соперники этот малый пока не способен был встать. А в шуты - может быть. Если хватит остроумия и обаяния. Шуты значили при дворе больше аристократов порой, так что Эрис не совсем уж зазналась. Так то. Информации у придворного кудесника всегда имелось в разы больше, а кто владеет информацией - тот владеет миром. Потешимся тогда, потешимся.
- Так ты и не ответил на вопрос. Недавно приехал или по дворам прятался? Предлагаю немного выпить. Самую малость. За знакомство. Можно чистой водки, если хочешь. Мне всё равно.
Устроив одну ногу на другую и смахнув густую копну волос с плеч за спину, Эрис невзначай вздохнула и указала на один столик поодаль. Она решила ответить на добро добром, всё-таки настолько дурной женщиной, что хоть давись, она никогда не была. У неё были свои причины, привычки, способы. Но она всё ещё жила на Земле.
- За тем столиком всегда ошиваются богатенькие сынки. Постоянно пьют арманьяк, будешь регулярно подавать - подкинут побольше деньжат. Раз уж бумажки ты любишь. Попробуй как-нибудь.
К стойке подскакала пара ещё трезвых друзей, заказавших невесть какую гадость. Эрис в это время спокойно наслаждалась коктейлем - коли уж подали, что добру пропадать, правильно? Когда с этим дело было закончено, Эрис решила продолжить столь странно начавшуюся беседу.
- Так говоришь, ты у нас из Чернобыля. Руку третью покажешь? Бармену не помешает.
Это такой апперкот к тому, что можно позабавить женщину очередными трюками с апельсинами - проще говоря . - жонглированием. Но столь тонкий намёк останется только в её голове. Батори лучше бы устроила по всему клубу флешмоб с противогазами, вот то-то было смешно. Танцуй в военном противогазе, выдумывай, что хочешь, и говори так, будто у тебя в горле что-то застряло.
- Во сколько заканчивается твоя смена, душка? В этом городе есть куда более интересные места, нежели барная стойка.

Отредактировано Батори (2012-09-01 02:46:04)

+1

367

Вот так его пригласили в рабочий коллектив, а заодно ненавязчиво объяснили кто хороший, а кто тут плохой. Но нужно ли Каю все это? Нужно ли вливаться в компанию тех, кто работает в таком месте? Нужна ли вся грязная подноготная, которая неизбежно всплывает рано или поздно? Ответов на эти вопросы Кай еще не знал. В первую очередь он не знал, как долго тут задержится, но знал точно, что жить рядом с такой музыкой и общаться на местном сленге ему удовольствия не доставляет. А еще девушка перед ним смеялась, показалось искренне, или все-таки показалось? Кай никогда не был силен в интригах и чтении между строк, а потому искренне, как мог, улыбнулся в ответ.

Забава, прибавка, абсурд, мелочи… Чертовка, почему я тебя не понимаю? Слова знакомы, а смысла нет. Ближе, шепнуть, получить… Такие простые слова, но почему в них нету смысла? И откуда этот сладкий страх?

Каю нечего было противопоставить новой знакомой. Все, что он смог это сдержанно кивнуть. В голове пронеслась мысль, что он дает утвердительного ответ на вопрос «где туалет?» и сдерживаемый, непонятный, страх подстегнутый абсурдностью вымышленной ситуации прорвался наружу искренним смехом, вероятно чуть громче, чем следовало бы бармену. Осознав оплошность, и то что вызвал лишнее внимание со стороны посетителей, Кай схватил стакан из под барной стойки и с показным усердием начал протирать его, изображая как ему казалось, самого обычного и ничем не примечательного бармена. Кино продолжалось, все больше походя на комедию, и индиго предстояло стать в нем главным актером.

- Приехал? Ну что ты, мы своим ходом, благо тут недалеко. Я и мой друг по кличке Пифагор. А потом мы с ним поспорили, что если я продержусь на работе бармена до первой получки, то он свалит назад в Украину, а если нет, то я побреюсь налысо. Такие дела. А еще я открою тебе тайну, только ты ему не говори. Он очень обижается, когда я об этом рассказываю. – Кай отставил стакан в сторону и немного преклонился через барную стойку, как будто хотел шепнуть – Он воображаемый.

Кай снова взял стакан и продолжил протирания так, как будто только что ничего не произошло.

- Прости я на таблетках и алкоголь мне временно нельзя. Да и Пифагор ругаться будет. - Алкоголь и лидокаин мешать нельзя. Я могу просто задохнуться. А вот роль сумасшедшего мне вроде бы идет, так что я ничем не рискую.

Батори дала дельный совет, как срубить легких денег, но сама идея о том, что б быть «парнем на побегушках», претила Каю. Благо можно было не отвечать, поскольку подошли новые клиенты, и можно было заняться прямыми обязанностями. А заодно подумать.

Хороша стерва, как повела разговор, даже напугать смогла, еле вставил свое «но». Если так пойдет то скоро я станцую для нее, хотя почему нет?
До чего бывает сладким
Плен вечерней лихорадки
Фонарей цветных искры хлынут
Все поднимут вверх дном
И горячею волною город улицу укроет
А потом опять краски смажутся, все окажется сном

Мотив любимой песни принес успокоение во взбунтовавшиеся мысли парня, и на новый выпад Батори он только улыбнулся, по-доброму, почти нежно.

- Мне, не нужна была третья рука. – Бутылка в правой руке парня закрутилась, перебираемая пальцами за горлышко, и через несколько мгновений оказалась снова под барной стойкой. Рука, которую Кай берег все это время дала о себе знать резкой болью, что отразилось на его лице, и шоу оказалось неожиданно правдоподобным.  – Пришлось отрезать.

-До пяти утра я должен быть тут, потом куда глаза глядят. Составишь мне компанию?
"Мы могли бы неплохо развлечся" - но в слух Кай решил что лучше этого не говорить.

-----> Улицы европейской части города

Отредактировано Kai Illuminati (2012-09-03 01:27:12)

+1

368

Не стоит забывать, что Батори многое получала за счёт собственной расы. Очарование вытаскивало её из таких дыр, в которые не всякий и залезет за свою короткую или длинную жизнь. Видимо, раз всё так долго тянется, перед ней очередной нелюдь. Эрис было плевать на расовую принадлежность, она определяла только характер и силу. Другое не представляло стратегического значения. Внешность - так, приятный бонус.
Актёришка был из бармена никакой. Трясся, как тряпка на ветру, стоило лишь сделать один шаг в сторону. Да, такой кадр на не самый приятный персонал заведения будет в единичном количестве. Авось и уволится скоро - что-то жмёт парнишке стойка, или не с той ноги встал - а чёрт его знает. Во всяком случае, поверить в его роль искушённый зритель пока не мог. Так, парень с приветом, отрубленной третьей рукой и неймоверной тоской по дальней родине. Прелестно.
Чернобыльский шут не на шутку разошёлся - даёшь тавтологии, которые прелестны именно своей тавтологичностью. Батори уже придумала ему кличку, и более товарищ по стойке от неё не отвяжется, пусть и не услышит этого. Это тебе не фамилия, ёшкин кот, которая прицепится и будет, как родинка на заднице. Лазером сдирать жаль, вроде самого не раздражает, а отличительной чертой в какой-то мере является. Сравнение вполне в стиле фаэри, и плевать, что подумает святоша-телепат с конца зала, который тут же залился краской и пополз в сторону туалета. На самом деле, дурачина перепил, но Батори веселее было верить в свою мимолётную фантазию.
- У меня тоже есть воображаемые друзья. Их зовут Похоть и Насилие, по-моему, имена более удачные. Я обращаюсь к ним каждый раз, когда не могу разобраться в дилемме. Помогает или одно, или другое. Что ты предпочитаешь? Мне оба нравятся, вот такая я неверная.
Тон подразумевал шутку и издевательство, тонкое, направленное на зацепку, а не на оскорбление. Подшивать папки тоже кто-то должен, особенно за такими детьми. Как-то не в тему вспоминается эта чертовски привязывающаяся тема из Sin City, уж больно она задаёт темп. Маховый круг описывать в лом. Развлекать этого парнишку? Нет, не сегодня.
- Таблетки? - Батори омерзительно фыркает, так как ненависть её к наркоте скрыть слишком тяжело. Таблетки? Она признавала только антидепрессанты. - Тогда мне следует предложить тебе кефиру, парень.
Самый маленький процент алкоголя в безобидном продукте, концентрированная невинность прямо. Не пьёшь водку - выдаёшь себя. Это Батори слишком хорошо помнила. Истошный урок в углу одной высотки, в лифте, когда всего одно движение решает исход более, чем одной жизни. Горький привкус на губах, сплетёные ноги и визг железной верёвки. Отключенный свет и дыхание на щеке. Выстрел. А она всего лишь не выпила с этим идиотом водки. Вот так вот иногда выдают себя. Не по рукам, глазам, а маленькой деталью. Эрис терпеть не могла ошибаться, плевать на людей, а вот ошибка собственная - это самое тошное. Засборив неприязнь алкоголем, фаэри вновь ничем не выдавала себя. Опыт, детка, приходит быстро, имей только склонность к приключением и желание быстро жевать.
- Жаль. Без своей третьей руки ты уже не представляешь такой ценности, как раньше. Всё-таки какое поганое место, верно? Эта музыка вызывает у меня желание взять в руки Лефоше и облагородить звуки.
Батори смеялась так, что было сложно принять её речь за правду. Но так оно и было. Лефоше служил Батори верой и правдой, небольшое, вкусное оружие. Когда исчезали все 6 патронов, руке становилось слишком легко сжимать этот револьвер. Она в шутку постреляла жестами в колонки, покрутившись на стуле.
Долго ждать не пришлось - ещё пара секунд - и она бы ускользнула без приглашения на банкет. Ночная бабочка не тратит времени понапрасну, ей нужен огонь, на который надо лететь.
Выслушав слишком смешной вопрос, Эрис удалилась. Она думала переодеться, позвать с собой девку из компании и слинять к чёртовой матери. В стриптиз-клуб, например. Напиться, заглотать всё таблетками и потом валяться дома на полу и хохотать. Ей бы не было плохо, это так, смешки вслух. Из задуманного Батори осуществила лишь одно. Сейчас сигарету бы.
Батори бросила эти идиотские мысли, порешив на том, что немного поорать на улицах кто-то должен. Она громко захлопнула за собой дверь, чем явно неудосужила выходящей следом девице. Резкость отрезвляет, кто так говорил? Он явно вложил это в уста Батори. Треснув кому-то, алкоголь ушёл из её взора. Странная пропорция.
- Скучно здесь, ты же знаешь. - Батори жаловалась, но голос её был предельно твёрд и резок. - Больше не задавай вопросов. Меня от них тошнит. Или предлагай что толковое - или мы распрощаемся.
А потом она снова смеялась, неслась по клубу, пританцовывая, целовала в щёку громил на входе и в голос проклинала всё, что под руку попадало. Фурию ничто не изменит. И никогда.

-----> Улицы европейской части города

Отредактировано Батори (2012-09-03 02:58:35)

0

369

10 сентября 2013 гэ
3.15 утра
на улице безветренно, ночь теплая и даже нежная.
хотя, кому какое дело.


<----- там перемотка

Пурпурные пятна на вычерненных стенах с вытесненным золотом, только кажущимся настоящим в дешевой ночи – Лого убирает со стола на поднос стаканы с лиловыми, красными следами губ. Дамы на диванах смеются, пошло накрашенные губы тяготеют изгибом дьявольской усмешки, в глазах искрится Б-52. Логос чувствует, как рука с малиновыми ногтями схватила его за запястье – оборачивается, наклоняет свое ухо к губам клиентки, ее подруга промокает рот салфеткой, косясь глазами на его идеально ровный пробор. Сквозь биение музыки томный голос просит об одном и том же – еще выпивки и «не занят ли ты после работы»? Возможно, у этих девиц есть деньги, за которые они бы купили его, как бокал забористого алкоголя, но Логосу не нужно таких подарков от судьбы. Ему от судьбы теперь вообще ничего не надо.
На этот раз он сам придвигается к уху с тяжелой золотой серьгой, и голосом, тонущим в пене вожделения, скромно признается, что у них были бы шансы, имей они другую половую принадлежность. Ну да, теперь от этого стола не дождешься чаевых, впрочем, деньги – это не главное, ради чего Лого вообще устроился в это неоновое гнездо, где, будто пчелы, гудят люди, сталкиваясь друг с другом на танцполе, уединяясь и творя сладкий мед в тесных комнатах.
Подхватив посуду, Безликий пошел в свое странствие по тропинке между танцующих тел, высоко поднимая поднос, становясь частью диаграммы живого эквалайзера. Белоснежная рубашка в неонке отдавала космической синевой. Добравшись до служебного входа, Лого зашел на кухню. Мир пчелиного улья, накаченного абсентом, гудел за дверью. Он остановился у полоски зеркала, посмотрел на себя. Темные волосы разделены пробором, влажно блестят гелем, высоко вздернутые брови – Лого был почти самим собой, только добавил в образ немного строгой классики, от него веяло холодом в этом жаре. Прошло почти полгода с тех пор, как они вернулись в Город Легенд. Прошло полтора года с тех пор, как мир удивил его так невообразимо, словно рассек себя пополам и родил заново демона, оставив ему только груз воспоминаний и силу привычки. Прошло почти два года с тех пор, как он проснулся на ковре с запахом гнилой крови, и подумал, что вышел из собственного тела бестелесным духом, и сейчас смотрит со стороны на себя и чуть живого Эвелина. Кажется, целая Вселенная шлифует его, толкает на край сумасшествия, но он как-то держится еще на цыпочках, а сейчас встал на всю стопу, и по ночам снует между стареющей, пьянеющей, со слезами трезвеющей молодежи. Впрочем, в зеркале все равно не отражается его духовный мир – этот мир прочно запечатан под десятью слоями «капусты», в которую одет Многоликий, и только перед Осенью он с изяществом кулинара снимает с себя тонкие пласты.
Логос подхватил какую-то парочку на входе и с сухим дружелюбием повел их к свободному столику. Это сегодня он такой. А завтра ночью нарастит себе бюст, мягкий как желе, отпустит рыжие волосы и будет переминаться у барной стойки, нарушая все правила и заигрывая с клиентами.
Логосу просто нельзя позволить жизни покинуть себя из-за рутины как раз тогда, когда он только начал жить. Наконец-то по своим правилам, он уверенным шагом шел по освещенной дороге, не петляя по лабиринтам погребенной год назад системы. Системы, в которой ему не было места, не было имени, не полагалось даже лица.
Все шрамы на его теле затягиваются – не затянулись только шрамы Эвелина.
Лого принял заказ: какая незатейливая работа, водить пальцем по планшету, кивая головой, советуя то, что подороже престижа ради кладя любую сумму на алтарь высшего потребительского удовольствия. На часах уже почти три ночи, и толпа танцующих, блестящих потом, уже начинает разваливаться на диванах, выхлебывать последние деньги из стаканов и банок, накапливая последний заряд, чтобы вспыхнуть к утру и отнести потом свое истлевшее тело в кровать.  И Лого был только рда,что его смена кончается в четыре, потому что вспыхивать вместе с толпой и слепнуть под искрящими аргоновыми небесами – еще одно его кредо, еще одна путевку в жизнь. А пока, поглядывая на часы, он стирал проспиртованной тряпкой со стеклянного стола пролитый вискарь и нервно кусал свои губы.

+2

370

10 сентября 2013 гэ
3.15 утра
на улице безветренно, ночь теплая.

- новый отрезок жизни -

Судорожный вздох города, распростертого за спиной, раскинувшего линии электропередач, вены дорог и потоки машин, застревающих на светофорах. Темная вода у кромки берега и шум накатывающих волн. Теплый ветер, перегоняющий крупицы песка под ногами. Светлый пепел, исчезающий в синеве горизонта, прозрачность серебристого дыма, поднимающегося с кончика сигареты. Отпечатки подошвы кед цепочкой от самой дороги. Он переступает с ноги на ногу. Так неестественно выглядит среди ночной мглы. В спину бьет луч света. Осень подходит ближе к воде, чтобы опуститься на корточки и забрать в ладони горсть капель. Теперь они стекают с пальцев, падают на песок. Он отшатывается, отступает резко назад, когда одна из самых проворных волн стремится добраться до его ног. Почти теряет равновесие. Глоток океанского воздуха.
Город манит его назад. А он смотрит на тьму воды, выдыхает рваными облачками дым и переступает с ноги на ногу. Город шепчет за его спиной. Гладит ладонями ветра темные волосы и напоминает о том, что все уже прошло, растворилось. Теперь Токио стал родным. Понятливым. Раны его теперь никогда не заживут. Он вскидывает голову к самому небу и сжимает в ладони деревянный крестик. Пальцы гладят шероховатость прямых линий, прячутся в кармане светлых брюк. Сигарета гаснет, соприкоснувшись с сырой землей, и Осень разворачивается, идет к дороге.
Рев мотора сливается с ночными воплями города, который никогда не спит. Он застревает на светофоре только один раз. Морщится от встречного ветра, привычно лавируя среди машин.
Все изменилось. Музыка в наушниках стала спокойнее, сигареты легче, спиртное крепче. Он никогда не забудет того, что произошло. Успокоительное в шкафчике на кухне и слабое самообладание, после каждого нового кошмара вместо глубокого сна. Кофты с длинными рукавами в шкафу. И странная тяга к католицизму и истории инквизиции.
Клуб встретил его яркими пятнами прожекторов над головой, слишком шумными звуками, заглушившими его музыку в наушниках. Застал Осень с недовольным выражением на лице и выкрикиваниями слов друг другу под ухо. Он не стал снимать темные очки, прошел вглубь, не сильно церемонясь с танцующими, пропихивая себе дорогу. Взгляд синих глаз наткнулся на Лого, бесцеремонно склонившемся к уху очаровательной девушки за одним из столиков. Уловил улыбку и не разобрал слов. Он добрался до барной стойки, взял себе стакан виски и слился с толпой, чтобы через некоторое время найти себе угол и прижаться спиной к холодной стене.
Люди в клубе бились в экстазе. Наркотики, выпивка. Яркий свет скользил по искаженным лицам. Его бесили подобные места, где в потайных комнатах не умолкают стоны и смех, где целующиеся пары в уборных даже не привлекают внимания. А искатели приключений  и адреналина занимаются любовью на танцполе, пытаясь скрыть это. У них получается. Почти всегда. Только Осень все равно это замечает по тому же омерзительному запаху и чуть слышным стонам.
Горький привкус алкоголя во рту. Его эмоциональное состояние перекосило от собственных мыслей. Лицо же осталось равнодушным, только глаза за стеклом очков сощурились. Он допил содержимое стакана. Осень нашел Лого почти сразу. Подошел из-за спины и с грохотом опустил перед тем на столик стакан, звук утонул в музыке. А Эвелин снял очки и крикнул в самое ухо парню:
- Ты меня раздражаешь! – на лице его остался осадок злости и разочарования.

+2

371

depeche mode - i feel you

В зеркальной поверхности стола его перекошенное лицо и рисунок света на потолке – под утро, когда заказов мало, эта работа действует на него релаксирующе, и хотя тело требует сна, разум спокоен и не отравлен даже парами алкоголя. В отражении промелькнул знакомый образ, грубо опущенный стакан едва не повредил нежное стеклянное покрытие. Ну вот, еще немного, и Логос начал бы беспокоиться, где это просоленные морем ветра полоскали его дружка. Нелестный отзыв прямо в ухо – Лого уже давно воспринимал это как особенную форму их отношений, не заражаясь недовольством Эвелина. Он взял пустой стакан, неторопливо развернулся, не спеша выпускать эмоции на лицо. Хотя, как тут не улыбнуться, когда напротив такая перекошенная от злости физиономия. Эвелин вообще всегда вел прямо с Логосом. "Сэр, вы х*й" - отличное начало каждого дня.
- А меня вот возбуждает твоя недовольная рожа! – Не остался Логос в долгу, коснувшись его холодной скулы своей щекой. Говоря гадости, демон вообще никогда не врал, подсоленная сарказмом правда щиплет царапины гораздо сильнее. Любой разговор тонул в ударах синтетической музыки – вообще довольно глупая затея идти на танцпол, если хочешь поговорить. До конца смены еще почти полчаса, а ведь еще перед шефом отчитаться надо. Это был единственный серьезный минус во всей лакейской работе – Лого ненавидел отчитываться, а за собой не признавал никакого начальства. Он следовал установленным правилам только потому, что ему нравилось вести себя как вышколенный мальчик на побегушках, а не потому, что за ним стоит система штрафов. За ночь он видел столько лиц в кислотном освещении, узнавал столько интимных подробностей от чужих ему людей, что мог вылепить из этого к утру чудовищную картину ночного быта. Она походила бы на "Врата Ада" Огюста Родена, в том смысле, в котором вообще современное искусство пародирует шедевры классики. "Врата Ада", Огюст Роден: вся жизнь Лого - бутафория на неподдельное искусство.
Привычным жестом Безликий позвал Осень за собой, продвигаясь в сторону кухни, и по дороге сгребая пустые стаканы с остатками льда. Оставив дверь приоткрытой, Лого, каким-то чудом удерживая всю дорогу в руках почти шесть разнокалиберных стаканов, с облегчением отправил свою ношу на мойку.

+1

372

Он смотрел на Лого открыто, как и всегда. Оставляя в себе всю свою злость и вместе с тем стремясь ее выплеснуть. Он не мог понять его тяги к изменению черт лица, придумыванию характеров. Стремление к истине выбивало почву у него под ногами, когда он в очередной раз замечал эти необоснованные изменения.
Он спрятал очки в карман, опустил глаза и отстранился:
- Не трогай меня, - он будет злиться на него остаток ночи, возможно устроит еще один концерт. Все по старому сценарию. А сейчас его злость смешалась со злостью к огромному количеству людей и нелюдей, которые столпились в этом помещении и были заняты своими делами и мыслями.Они бесили его еще больше, чем сам демон. Дергающиеся под неестественные звуки музыки, зависающие где-то между реальностью и миром их фантазии. Цветастые прожектора и нелепые комментарии МС.
Там, за городом, шумят волны, а тут в хаосе из музыки и тел, он смотрит куда-то в пол. И ловит себя на мысли, что готов зависнуть где-нибудь на курорте на ближайшие несколько недель. Но не сейчас. У него слишком много дел для того, чтобы позволить себе отпуск. Ближайшие несколько лет он может спокойно делать то, чем сейчас занимается, а потом придется все начинать с нуля. Он не может оставаться все время  молодым и люди, как никто другой, заметят то, что ничего не изменилось. Впоследствии придется залечь на дно на лет десять. Он стал слишком много думать о будущем и о том, что их ждет. И сейчас его пугало только одно. За прошедшее время он все-таки изменился. Внешне...
Лого с тряпкой в руках с бессовестно безобразном костюме вызывал у Осени только грустный смех и жалость. Как-будто среди тысяч профессий не было чего-то более увлекательного и серьезного, чем эти игры в вечного "мальчика на побегушках".
Он шел следом за ним через толпу, следя только за спиной впереди. Раздраженно наблюдая за тем, как Логос собирал стаканы со столиков. Он бы возмутился, если бы "стерильность" Лого вызывала у него недоверие. Отправил бы к врачу на худой конец. Но он только молчал, испытывая отвращение к следам помады и губ на стекле, в котором мир клуба сильно искажался и становился совершенно нереальным. Прошло то время, когда он мог не брезгуя ничем сделать все для того, чтобы сбежать от безликого. Его жизнь теперь подчинялась другим правилам.
Он неуверенно прошел в открытую дверь, прижался спиной к стене и скрестил руки на груди. Здесь было не так шумно, как в зале.
- Я хочу домой, - он смотрел сквозь Лого. Мимо прошел один из официантов остановился на несколько секунд, посмотрел на Осень, потом на Лого и скрылся за дверью, - Я хочу выпить. Может, принесешь мне виски? Я даже чаевые оставлю, - он зло усмехнулся и посмотрел в глаза демону.
Дверь открылась вновь, на пороге стоял как-то мужчина, который тут же начал что-то болтать о том, что Осень должен у них выступить. Просто обязан, раз он здесь! Ну груди его покоился бейдж. Мужчину звали Тони и он был менеджером данного клуба.
Оборотень поджал губы, посмотрел на юношу, который стоял у двери. Покачал головой:
- Нет, простите, я вынужден отказать.
Уговоры приняли другой оборот. Перешли в тему денег. Осень закипал, чувствуя, что его терпение подходит к концу. Он хотел, чтобы сейчас его оставили в покое. Именно сейчас, когда он хочет врезать Лого за то, что тот решил, что что-то или, может быть, кто-то может заставить Эвелина терпеть его непостоянство.
Он нащупал в заднем кармане купюру и сунул ее в руки белобрысого парня:
- Принеси мне виски. Сдачу себе оставь. Кстати, мне бы еще пепельницу, - взгляд на Логоса и на "этого" Тони, - Я Вам уже сказал, что я не буду у Вас выступать. Мне это не интересно.
Он покинул помещение, громко хлопнув дверью, вернулся в хаос музыки и тел. Занял первый свободный столик.

Отредактировано Осень (2012-09-14 10:16:35)

+1

373

Логос сполоснул руки под сильным напором горячей воды, через плечо наблюдая за тем, как Эвеллин по-царски расположился у стены: с виду картинный плохой парень, еще тот ублюдок, что тут скажешь. Он здорово возмужал за последние полгода, невинность и чистота, которая белым снегом покрывала его образ, растаяла. Ангельские волосы потемнели, с лица исчезла последняя подростковая округлость, и взгляд синих глаз не обжигал холодом канадских ледников – он сразу бил наотмашь. Логос осторожно относился к этой перемене: она заставляла его и невольно прогибаться, и щетиниться в борьбе за доминирование. А с тех пор, как Осень разменял свой статус жильца четырех стен и адепта дивана на внезапную карьеру артиста, Многоликий и вовсе терялся в его тени. Но все это только жесткая загрубевшая корка поверх раны – под ней все та же горячая кровь совершенного безумия с тысячью лиц.
- Чаевые, говоришь? Хочешь, чтобы я тебя обслужил, мальчик? – уже не мальчик, но Логосу претит называть его иначе. Он вытер руки бумажным полотенцем, наблюдая за тем, как его коллега по работе на мгновение завис перед выходом. Логосу льстило это. Мысль о том, что его любовника желает толпа поклонников, заводила как выкладка эротического журнала. Логос никогда не ревновал, после всего, что они пережили, это было бы слишком глупо. Да и без ревности, тем более беспочвенной, у них в арсенале имелось на что наматывать нервы друг другу.
А тут еще и Тони, который любит цеплять бесталанную или раскрученную музыкальную массу, и обливать ей своих посетителей. В конце концов, большинству упоротых МДМА детишек на танцполе глубоко плевать на того, кто стоит за пультом, но если это будет лицо из меломанских блогов, то количество желающих снять с себя семь шкур под аргоновыми прожекторами только увеличится. Лого усмехнулся. Эвелин даже сейчас ломался так же, как он ломался перед ним, если Безликий менял внешность, а потом тащил его в постель.
- Брось, Тони, Эвелин слишком ленивая задница.
Когда Эвелин сводит дома свои микстейпы, Лого обычно сидит рядом с банкой пива и бросается своими советами, размахивая пойлом и хватая Осень за острое плечо. Но, как оказалось, в своих вкусах демон слишком старомоден, и под нью-вейв уже давно никто не консервируется в поту. Очень грустно, Логос бы с удовольствием умер и возродился в танцевальных конвульсиях под Joy Division.
Наблюдать за изначально обреченным на провал спором было интересно, главное, чтобы менеджер потом не излил свое разочарование на Логоса, который в рабочее время стоит у раковины у него за спиной, и, сталкиваясь с Эвелином глазами, пошло обсасывает кончик среднего пальца.
От Тони все-таки досталось по справедливости – измятая купюра стукнула Логоса по виску, а ему ничего не осталось кроме,  как удалиться следом за «выродком с манией величия». Мания величия – это вообще меньшая роскошь, которую мог позволить себе Осень после помойной ямы, из которой они едва выкарабкались. Но грубить начальству тоже было не по канонам официанта-лакея. Логос разгладил купюру, передал ее бармену, и пока тот колол лед в янтарный напиток, искал глазами столик, за который уселся вышеупомянутый выродок. Долго искать не пришлось – разумеется, приоритетом стал темный угол подальше от людей. На стеклянном столе чадила кем-то зажженная ароматическая свеча. Логос не преминул хлебнуть из стакана, прежде, чем поставить его перед Эвелином. Оглянувшись на подсобку, в дверях которой все еще стоял расстроенный менеджер, Лого наклонился к уху своей новоявленной звезды.
- Оставайся со мной после смены, и я покажу тебе небо в алмазах на этом танцполе.
Кубик льда треснул в стакане, виски надменно зашипели.

+1

374

Мир перестал быть понятным, перевернулся два года назад. Тогда Осень пришел в себя после недельного сна и решил что это еще один кошмар либо иллюзия. Спящее лицо Лого напротив. Он смотрел на него и думал о том, что стоит пошевелиться и все пропадет и перед ним вновь будут металл клетки и холодные стены, равнодушие людей. Как он хотел тогда умереть. Тело не стало его слушаться, когда он попытался коснуться теплой щеки демона. Более того, вскоре пришла невыносима боль, которая сопровождала его последующие несколько месяцев. Он еще долгое время не мог разговаривать в голос. Но тогда, он все-таки дотянулся до Логоса, коснулся кончиками тонких пальцев его губ. Демон проснулся.
Мир на дне стакана, где заканчивается любой смысл происходящего, остался неполноценным.  Осень боялся людей, боялся неба над головой, боялся стен, но больше всего он боялся того, что произошло. Он не отпускал Лого, не был в состоянии оставаться один ни на секунду. А затем приходила апатия. И он часами мог равнодушно созерцать одну точку, копаясь в себе и заглядывая в самые потаенные уголки. Пока внешний в лице безликого помогал восстановиться его телу, Осень пытался сложить осколки своего создания и «Я» во что-то цельное.
Он вытащил из кармана пачку сигарет, повертел ее в пальцах и опустил на стол рядом с зажигалкой.
Если этот мир устраивает Лого, то Эвелин тоже должен с ним свыкнуться. Он так и не побывал на родине в Канаде. Уже забыл, как выглядит настоящая зима и совершенно не помнит о ржавеющей осени. Они уехали из Токио, как только Осень смог начать ходить. Излазили Европу вдоль и поперек и обосновались в центре Польши в небольшом городке. Оборотень начал писать музыку. Не просто сводить миксы. Он писал свою собственную музыку, экспериментировал, смешивал ее с чужой. Появился как-то смысл в происходящем. Все возвращалось в привычную колею. Только он, Осень, уже не мог стать таким как прежде.
Он прикурил, наблюдая за тем, как мир в этом ограниченном понимании становится для кого-то игрой, а для других способом получения прибыли. Юноши и девушки на танцполе, другие у барной стойки, третьи за столиками. Он видел одно: большая часть людей не понимают насколько высока может быть цена этой жизни.
Они вернулись в Токио. Ему предложили работу, а позже запихнули в блоги и подняли в музыкальных чартах на первые места.  И все равно он не стал играть по их правилам. Не «гнал» музыку как самогон, не подстраивался под их запросы. И публика у него была своя собственная, которая действительно разбиралась в музыке, а молодежь «тащилась». Он усвоил одно. До тех пор, пока он играет по своим правилам, эта часть его жизни будет подчиняться ему. О его концертах объявлялось за час до начала. Билеты тут же разлетались. Он сделал все, что было в его силах для того, чтобы не происходила утечка информации. Договор с клубом подписывался перед самым сообщением о выступлении. Его не волновали декорации, техника всегда была под рукой.
Тут ветер не мешал серебристому дыму подниматься именно к потолку. Медленно струиться от самого кончика сигареты вверх. Осень затянулся. Слабый свет от огонька на кончике сигареты очертил его скулы, подчеркнул мрачность эмоций и успокоился на этом.
Эвелин поднял голову на остановившегося рядом с ним Лого:
- Знаешь, у тебя есть одна дебильная привычка. Пить из моих стаканов, - он недовольно смотрел на янтарь перед собой и кусочки льда, бьющиеся о прозрачные края. Осень подпер голову ладонью и вновь обратил взгляд на демона, усмехнулся, - Я сомневаюсь, что кто-то здесь решит меня отравить. Ты им уже сообщил, что в случае чего, ты их прикончишь?
Теперь он будет говорить гадости до тех пор, пока не успокоится или не выведет Лого из себя. А может не будет. Он взял в руку бокал, поболтал его, наблюдая за содержимым, и залпом опустошил.  Еще один вдох полупрозрачного дыма и осадок от табака оказался в пепельнице.
Он выслушал демона, обнимая того за шею, выпустил в сторону струйку дыма и засмеялся:
- О, нет, Лого, - он говорил это настолько тихо, насколько позволяла музыка в клубе, - Твоя смена закончился через пятнадцать минут. После этого мы поедем домой, слышишь? – его пальцы скользнули по уложенным волосами, погладили щеку и остановились на губах, - Знаешь, почему мы поедем домой? Мне хватит этих пятнадцати минут. Я напьюсь настолько, что тебе просто придется собраться и свалить домой. Иначе, я буду танцевать вот там, - он отстранился от демона, показывая в сторону барной стойки, - а вся эта «золотая» молодежь будет следить за тем, что я вытворяю. Я понимаю, что это тебя возбуждает, но подумай о том, что тебя ждет в этом случае завтра. А теперь принеси мне еще виски, я сегодня щедр на чаевые,- он сунул стакан обратно ему в руки и похлопал по плечу.

Отредактировано Осень (2012-09-14 09:52:47)

0

375

Плохой. Несносный. Невоспитанный. Откуда взяться воспитанию, и что такое – воспитание? Логос уже и сам почти забыл о том, что когда и его воспитывали, что когда-то он видел черно-белый мир, который сейчас мусолили политологи и историки, вспоминая «депрессивные тридцатые», «кровопролитные сороковые». А сам Логос предпочитал думать, что это чьи-то чужие воспоминания. Воспоминания о Гарварде, об учителях в рясах католических священников, об однокурсниках, которых постигло «горе от ума». Его преследует мысль, что в мире, где ему не отведено места, Безликий мог занять любую нишу. Любую. Он мог бы изменить историю, участвовать в политических игрищах, заглянуть в нутро общественному порядку. Но ему нравится быть здесь и сейчас, в форме официанта с расстегнутой пуговицей на воротнике, чувствовать касание холодных пальцев к своей щеке, и вглядываться в свое настоящее, которое нахально ухмыляется и диктует ему свои правила игры на остаток ночи.
Танцы на барной стойке. И это Эвелин грозится ему чем-то подобным – даже со своим чувством юмора, Логосу это показалось скорее несуразным, чем забавным. Сам-то он частенько залезал на клубные возвышенности и «стаканы», не стесняясь совершенно ничего. Ну хорошо, значит, они пойдут домой. Вернее – поедут на своем «хёндае», собирая по дороге гаснущие под утро фонари, оставляя на дороге серебристый полумрак. Ладно, афте-пати явно откладывается.
- Я посмотрю дома, насколько ты щедр. – Логос с усилием потянул его за ухо и удалился обратно к бару. В том, чтобы уйти на пятнадцать минут раньше, он не видел ничего плохого. Если Эвелин так хочет успеть выполнить всю свою норму за пятнадцать минут, Логос ему только в помощь. Крепкий американский бурбон вместо виски – отличное повышение градуса. Пока бармен наполнял стакан двойной порцией «Джим Бима», Лого возился в своем рабочем планшетнике, проставляя «галочки» и электронные подписи. Можно идти сдаваться. Бурбон, истинное пойло настоящего ковбоя, благородно переливался в красном убавленном освещении – люди на танцполе вцепились друг в друга тандемами и шатались в такт заунывному медляку, судорожно скользя влажными ладонями по бедрам, талиям и груди.
- Твои виски. – Лого сохранял наигранную обиду, демонстративно несмотря на Эвелина. – Я сейчас все закончу и приду.
«Все закончу и приду» в итоге вылились в десятиминутные разбирательства с менеджером по поводу его, Логоса, неприкрытой халтуры, неторопливости и безынициативности – почему бы ему, раз он живет с нашумевшим музыкантом, не уговорить его всего лишь разок стать диск-жокеем в этом просто потрясающие местечке, но нет же, он потакает всем интересам своего любовника, подкаблучник и грязный педик, «вали домой, пока я не придумал, за что урезать твой оклад, баба в теле мужика».
Лого скривил губы, из чехла для планшета достал свои честно заработанные чаевые, сунул их в свой бумажник. Он привык выслушивать подобный бред, но не для того он носился с пушкой на перевес по Университету Исследований, чтобы какой-то неудачник-натурал учил его жизни.
Забавно.
Сперва демон хотел оставить свою форму на рабочем месте, но заметил на вороте рубашки следы от помады, и внутренний перфекционист убедил его забрать ее домой для дезинфекции. Переодевшись в джинсы и свободную шелковую рубашку, которая отливала нежным черным, Логос небрежно провел ладонью по волосам и лицу, возвращая себе ворох кудрей и румянец на щеках. Перед тем как выйти, Лого заглянул в бумажник – негусто за такую долгую ночь, но он сам виноват, что не сыплет излишней любезностью и комплиментами.
На мгновение Логос вспомнил про мальчишку Нуриэля с его эмпатией – именно так он чувствовал себя после того, как посторонний человек все-таки вылил на него свой гнев. Паршиво. И уже не хотелось танцевать.
Он положил руку на плечо Эвелина, потряс его.
- Заканчивай с выпивкой, а твой подкаблучник и «баба в теле мужика» подождут тебя на стоянке.
В клуб уже никто не рвался, - на горизонте замаячил бледный утренний туман. Серый «хёндай» приветственно мигнул фарами, когда Лого снял сигнализацию. В салон лезть сразу не хотелось – он прижался спиной к передней двери и смотрел на неоновые вывески засыпающего клуба.

+1

376

Разбитые стекла и тонкие стены. Старые кварталы посторонних городов. И убитые кварталы Токио, где они тогда застряли. Все сейчас смешалось в памяти. Самолет и паника в страхе перед высотой. Он спал на плече у Лого. Блуждал по собственным снам в поисках карты, ведь его внутренний мир превратился в лабиринт кошмаров.
Горечь во рту от табака. Совсем слабые сигареты, а ощущения словно он курил сигары либо трубку. Он больше не будет их брать. Надо будет попросить Лого заехать в какой-нибудь круглосуточный супермаркет и взять сразу блок, чтобы не париться каждый раз, когда заканчивается пачка. Курение было ему настолько же необходимо, насколько был необходим воздух. И с этой зависимостью он согласился и принял ее в себе, как и в последствии необходимость в успокоительном. Спокойно смотрел на психиатра, которые ему выписывал рецепт и согласно кивал. Может быть раньше он не согласился, но теперь, когда рядом был Лого, все изменилось. Сейчас он не в состоянии справиться самостоятельно с теми последствиями, что подсунула ему судьба после того, как безликий вытащил умирающего Осень из ада. Если его покорность в подобных вопросах сделает жизнь демона спокойнее, то он готов принимать любые условия.
Лого ушел, оставив Осень наедине с собой. За пустым столиком остался только сам оборотень и сожаление о том, что он не в состоянии сегодня задерживаться где-либо и хочет как можно скорее укрыться в квартире, и пытается диктовать демону свои правила. Уж лучше сидеть на диване и смотреть какую-нибудь комедию или триллер, или еще что-нибудь. На крайний случай можно вообще просто лечь спать. Можно не спать вообще и поехать куда-нибудь за город, чтобы встретить рассвет. Главное – быть как можно дальше от сгустка людей со своими проблемами и мыслями. Они все считают, что их жизнь это больше, чем посредственность и однообразность. Ведь достаточно просто сменить один клуб на другой.
Осень потушил сигарету. Принял спиртное и проводил Лого чуть более, чем просто благодарным взглядом. Клуб наполнился тоской и печалью по поводу уходящей ночи. Теперь все жались друг к другу в попытке получить последние капли чужого тепла. Потом достаточно будет сказать себе, что это просто стремление к развлечению и к интересной жизни.
За пятнадцать минут, что Лого отсутствовал, Осень не осилил и трети стакана. Большей ерунды он еще не пил. И пускай Лого делал все это назло, доказывать демону, что Эвелин пойдет назло ему и выпьет то, что вызывало только тошноту, он не станет. В этом просто нет никакого смысла. Он опустил голову на столик и теперь равнодушно созерцал людей, потонувших в звуках бездушной музыки.
Он вздрогнул и поднял голову, когда рука демона опустилась ему на плечо. Машинально кивнул, радуясь тому, что перед ним стоял сам Лого, а не очередная слепленная из ничего личность:
- Я сейчас, - он встал в тот момент, когда Лого покинул помещение, бросил недовольный взгляд на стакан и подошел к барной стойке, чтобы рассчитаться и «стрельнуть» сигарету.
Переулок, в котором уютно устроился вход в клуб «Инфинити» встретил его предрассветной прохладой. Юноша поморщился, застегивая кофту и шаря по карманам в поисках зажигалки. Зажигалки не оказалось. Возможно, Лого не выбросил ту, что вчера Эвелин оставил у него в бардачке. Возвращаться в помещение, чтобы забрать оставленную там зажигалку не было желания. Ему итак ее завтра вернут. А если не вернут, то сильно сожалеть о потере он не станет.
Он убавил в шаге, заметив стоящего у машины демона. Остановился на мгновение, чувствуя себя неуютно и даже виновато. Переступил с ноги на ногу и все-таки подошел ближе, почти вплотную, пускай и без особенной уверенности. Встретившись с глазами Лого взглядом, он тут же опустил голову. Оборотень уткнулся в ключицу безликого, осторожно прижался к нему:
- Лого я… Прости… просто очень устал сегодня и не в состоянии находиться среди людей, - Осень судорожно вздохнул, мелко дрожа, - Если у тебя есть идеи, то… А нет, то поехали домой.
Он был совершенно трезв. Да и настроение было на нуле.

--  Улицы японской части города --

Отредактировано Осень (2012-09-14 22:05:38)

+1

377

Утренняя звезда робко выглядывала в просвет между громадами офисных зданий и теплое дыхание уходящего лета так явственно слышалось в непривычной тишине. Ветер тащит газеты и пластиковые бутылки по пустырю стоянки, влажный запах смоченного росой асфальта пьянит как клубный дурман. Их новая квартира напоминает о прошлой жизни только коллекцией винила, который хвостом таскается за Логосом, и все обложки уже так потрепаны, будто книги, которые постоянно берут читать. Только у них проигрывателя нет. И в новой квартире все насыщается золотым светом, когда восходит солнце.
С тех пор как их с Эвелином личная жизнь перешла из масштабов укромного гнездышка в достояние общественности, появились свои трудности. Логос никогда не выдавал своего настоящего имени, как и личины, только по факту сразу рассказал стафу клуба, что может менять лицо и фигуру, чем и будет постоянно забавляться на рабочем месте.
О прочем – ни слова. Логоса и раньше называли обидными словами, только обида проходила куда-то сквозь него – ну в самом деле, какая ему разница до приземленных отношений, которые диктует сама мать-природа людям, если Безликий и не человек вовсе. А, значит, не индивид. Значит, обществу не принадлежит, хотя и находится с ним в тесном контакте и постоянном взаимообмене.
Эвелин остановился – опять мальчишка, который отводит глаза. Лого и не думал обижаться, главное – доминанта. А доминанта – это он.
- Я не замечаю людей, когда нахожусь среди них. – демон прижал его к себе одной рукой, собирая пальцами свитер у него на пояснице и все так же наблюдая скромное сияние звезды. – Идеи на завтра отложим. – Рыжие кудри стали короче и будто выгорели на солнце, Логос заправил упрямые завитки за ухо, отодвинул от себя Осень.
- Садись, надо еще в продуктовый заехать. В холодильнике все сдохло.
А куда этой еде было деться,если последние полторы недели обитатели квартиры появлялись у себя дома только, чтобы принять душ и рухнуть спать. Днем и вечером Лого мотался на курьерских доставках, иногда – вместе с Эвелином в качестве его продюсера, потому что в бумагах разбирался на достойном уровне – богатый опыт работы бухгалтером и секретарем, наконец-то, пригодился. Ну а ночью, с графиком 3-2 Логос отправлялся в «Инфинити». Какие-то аномальные у них пошли будни. Слишком нормальные. И как будто что-то надвигалось из-за горизонта. Что-то, у чего еще не было цвета, запаха и вкуса, что еще невозможно было опознать, но можно было ощутить как перепад давления.
Лого пристегнулся, включил проигрыватель – тихая лаунжевая музыка для неспешного подъема была очень кстати. В новеньком салоне еще пахло натуральной кожей – Логос долго и придирчиво выбирал обивку, ведь это был его первый собственный автомобиль. А не угнанная тачка во Франции, или не взятая в аренду «вольво» в Лос-Анджелесе. И пока что Лого не забывал придавать машине постоянный лоск, придирчиво протирая лобовое стекло и катаясь на автомойку каждую неделю. Ну вот, теперь у них не только недвижимость, но и автомобиль есть. И все эти вещи превращают их с Эвелином из «кочевников», в «оседлых».
Кто-то уже потягивался на работу, и пришлось долго стоять возле станции Куруме на светофоре. И пока счетчик отсчитывал время для пешеходов, Логос не терял возможности целовать Эвелина в уголок обветренных губ. Здесь, в центре заново рожденного города, они и сами были рождены заново, и все происходящее казалось утопией.
Логос припарковался возле круглосуточного мини-маркета, проверил бумажник в наплечной сумке. Он вышел из машины, поставил свою детку на сигнализацию и обернулся на подсвеченные витрины. Очаровательная японка европейского происхождения (Логосу нравилось подмечать в людях все тонкости их национальности) протягивала с плаката прохожим здоровенную тарелку с мясом в панировке в окружении аппетитно разложенного гарнира. Завтра ему в кои-то веки никуда не надо вставать. Никуда не надо ехать, может, только под вечер развозить заказы с «амазона».Прищурившись на Эвелина, Логос, так и быть, спросил у него.
- Стейк хочешь?

лицы японской части города -->

+1

378

[улицы европейской части города]

сентябрь, 2013 год.
ночь: небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.

Оставалось пройти около двухсот метров, когда захотелось вдруг побежать. Мельком взглянув на шнурки, девушка понеслась по улицам, размахивая руками и следя за дорогой, скрытой тенью. Несколько раз едва удавалось обежать какие-то тени, три раза Молли споткнулась и один раз растянулась на дороге. Выглядело смешно и нелепо, недзуми могла бы быть и внимательнее. Ей было чертовски весело, и понять на самом деле было несложно. Подурачиться иногда нужно, посмеяться хотя бы над собой. Никаких членораздельных звуков недзуми пока не издавала, только улыбалась и хмурилась: бежала и падала. Она остановилась, когда ее лица коснулся свет яркой вывески. "Инфинити".
Молли не удивилась, когда не обнаружила Нильса на рабочем месте. Поздоровавшись с напарником брата-бездельника, она миновала вход и приготовилась к уничтожающей обонятельной атаке. Дым, перегар, пот, спиртное, духи... и самые разные запахи, присущие отдельным видам. Оборотней выделить из увлеченной танцами и музыкой толпы различать удавалось только случайно, и свечения магов и духов терялось в переливах цветомузыки. Если бы Молли умела танцевать так же легко и энергично, как та выступавшая команда, она бы... смешно. Она заулыбалась, чем вызвала восторг у неизвестной, которую вяло и хохоча тащил в сторону выхода худощавый мужчина. В пиджаке. Забавные персоны вертятся, Кранц не переставала удивляться здешним тусовщикам и их привычкам.
- Молли!
Голос сразу не понравился. Нильс был пьян, без сомнений. Девушка обернулась и пригляделась к компании, расположившейся у барной стойки. Нужного человека она заметила не сразу, лишь потому, что большую его часть скрывало тело высокой блондинки, которая... просто отцепиться не могла. Назойливая девица прижималась всем телом к пошатывающемуся оборотню, рубашка которого была уже расстегнута на три пуговицы. Бейдж валялся на полу, печально поблескивая. Нильс помахал рукой и спиной прижался к единственной опоре - барной стойке, пока красотка перекрывала другие пути.
Молли нетерпеливо прошла вперед. Не толкаясь и не ворча, сверлила взглядом спину соблазнительницы, нагло напоившей единственного брата. Шустрая попалась блондиночка, не иначе. Или сестренка ошиблась, и братец оказался не таким уж разборчивым и сообразительным?
- Привет, Нильс. - Кранц сделала вид, что с интересом оглядывает танцующих, ожидая, когда же страстные объятия ослабнут, и взгляд парня сфокусируется. - Какого хрена ты так напился? Ты даже не сможешь вернуться на место. Тебя ведь уволят.
Она не нашла, что еще сказать. Пусть рядом и елозит это чудо в платье, проблема была одна. Недзуми слышала, что хозяйка заведения следит за порядком. Вряд ли она потерпит у себя бездельников и пьяниц. Если раньше идея о получении работы здесь, в клубе, была всего ли мимолетной мыслишкой, то сейчас настало время серьезно задуматься. Молли замечала за собой привычку преувеличивать, чаще всего самые страшные ее предположения опровергались, но сейчас она не сомневалась - последствия могут оказаться очень и очень печальными.
А девка-то никак не отцепится.

Отредактировано Молли (2012-10-04 17:28:52)

0

379

Сентябрь. 2013 год.
ночь: Небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.
Температура воздуха: + 20

Комната 13 --->>

Энфи стояла перед входом в ночной клуб. Секьюрити - два здоровых парня пристально на нее смотрели. Еще бы! Энфи была с распущенными волосами в дорогом темносинем платье с глубоким вырезом декольте, с подолом, обножающим левое бедро, да еще и на высоких каблуках! Многие взгляды были обращены на нее и ото всюду слышались шопотки: восхищенные мужские и завистливые женские. От окружающих ее людей в Энфи проснулся голод суккуба, она уже слишком долго игнорировала его и сейчас просто не смогла ему сопротивляться. Взглядом хищницы она скользнула по окружающим ее людям и остановилась на одном из охранников. Энфи подошла к нему вплотную.
- Я жду тебя на танцполе, не заставляй меня скучать
Секьюрити также тихо ей ответил:
- Найдите себе другого ухожера, я должен оставаться на посту.
Энфи улыбнулась. Она создала для него иллюзию, что у одного из посетителей вместо бокала алкоголя в руках находится револьвер.
- Тогда быть может вы поспешите обезвредить опасного посетителя?
Охранник, увидев оружие в руках одного из пьющих за барной стойкой поспешил с ним разобраться. Энфи шла вслед за ним. Второй секьюрити лишь пожал им вслед плечами и стал проверять остальных граждан, собравшихся у входа.
- Ничего не понимаю. - пробормотал охранник, когда подошел к барной стойке. Еще пять секунд назад он был уверен, что стоящий рядом с ним парень держал в руках револьвер, вместо бокала. Он хотел уже возвращаться назад, когда вновь увидел Энфи. Она протягивала ему бокал с "Маргаритой"
— Извините. Я пить не буду. Я на работе. — произнес охранник.
Энфи посмотрел на него так, словно он только что сказал, что ради спортивного интереса собирается перестать дышать.
— Должно быть, ты шутишь. Здесь подают лучшие "Маргариты"
— Мне нужно возвращаться на пост.
— Да брось! От одного коктейля с тобой ничего не случится. Если будешь как следует закусывать, то вообще ничего не заметишь!
Охранник не в силах отказать симпотичной девушке принял из ее рук высокий стакан. Вкус был фантастический! Энфи тут же протянула ему вторую "Маргариту", которую по идее должна была выпить сама, но она даже не притронулась к ней. Охранник выпил и ее. Он знал, что скоро протрезвеет. Но Энфи не собиралась ему этого позволить. У нее были другие планы.
— Теперь ты должен попробовать мохито, — сказала она и сделала знак бармену. — Латинские напитки тут бесподобны.
Охранник пытался ей возразить.
— Я не могу…
Но Энфи его уже не слушала. Мохито, приготовленное барменом, был восхитителен. Секьюрити выпил напиток быстрее, чем следовало: он все еще хотел вернуться на пост, но его сознание начало покидать его. Энфи заказала еще один коктейль и стопку текилы, которые незамедлительно оказались там же, где и предыдущие напитки. Сознание окончательно покинуло охранника, вежливо намекнув, что не собирается мириться с теми, кто так к нему относится. Энфи села ему на колени и растегнула рубашку. Она стала касаться руками его шеи, постепенно снижаясь ниже. Ее изящные движения были соблазнительны, а прикосновения заставляли его дрожать и мучиться от желания. Бедром она почувствовала увеличивающийся бугорок и улыбнулась. Ее цель была достигнута. Теперь оставалось лишь найти укромное место. Неожиданно охранник выкрикнул:
— Молли!
Энфи удивилась. Уж ее то звали точно не так! Она была в этом уверена как и в том, что солнце вопреки всеобщему мнению никогда не восходит на востоке! Она не хотела, чтобы их заметили, поэтому прижалась к охраннику всем телом, совершенно случайно сорвав ему бейдж.
— Привет, Нильс. Какого хрена ты так напился? Ты даже не сможешь вернуться на место. Тебя ведь уволят.
Похоже остаться незамеченными все же не удалось. Прости, дорогой, но в тебя было вложено слишком много стараний, чтоб я вот так просто сдалась. Ты ведь не обидишься если я улажу это маленькое недоразумение. Энфи полуобернулась к незнакомой девушке.
— Извини дорогуша, но сегодня этот сударь составляет компанию мне. Ты можешь выбрать себе другого спутника на остаток ночи. Если же ты не желаешь другого, то можешь постоять в самом дальнем углу и подождать своей очереди. Обещаю, что если он еще будет в состоянии, в чем я сомневаюсь, то я отправлю его к тебе! Если он будет не в состоянии, то так и быть я обещаю тебе помочь в выборе спутника, если же мы оба будем не в состоянии, то ты уж не обессудь!

Отредактировано Enfleurage (2012-10-04 21:52:51)

+1

380

На выходных меня не будет. И так говорила, но напомню на всякий случай.

- Вас никто не спрашивал.
Не было настроения ругаться и устраивать развлекательное шоу тем, кто обернулся на крики девицы, которая, казалось, и вовсе никогда не замолчит. Дамочка сделала паузу, и Молли сдержанно ответила, не сводя глаз с физиономии напоенной жертвы. Еще чуть-чуть, и он свалится на пол!
- Отцепись и найди себе кого-нибудь. Я забираю брата домой, и это, - она сделала паузу, продолжая попытки обратить на себя внимание брата и глядя ему в глаза, - не обсуждается. Он слишком пьян. И он не мальчик на ночь. А ты меньше всего похожа на ту, что хочет серьезных и долгих отношений.
Удержаться было слишком трудно.
Яркость синего цвета раздражала так же, как писклявый голосок красотки, и недзуми все не решалась толкнуть это недоразумение посильнее. С таким же успехом можно было стоять и подталкивать столб в надежде, что он рухнет в ближайшее время. Нильс в какой-то момент тяжело прислонился к единственной опоре за спиной и начал плавно скатываться на пол. Процесс замедленный, а выпито, наверное, было уже немало. Молли не собиралась уговаривать и кричать на брата, чтобы он поднялся с пола и пришел в себя, а делать это придется, если он растянется на полу - там весьма комфортно. Уже не обращая внимания на девицу: "Это все из-за тебя!" - недзуми потянулась обеими руками к брату, неловко подхватила и потащила к выходу. Было бы чудесно, не попадись им на пути администратора или какого-нибудь еще начальника. Иначе совсем плохо.
Нильс бормотал что-то, смеялся, рассказывал, как он врезал какому-то дрищу и вообще весело проводил время. Придерживая беднягу за талию, девушка очень медленно продвигалась к выходу. Раздражало все: эта шлюха в синем, запах духов, которым пропиталась рубашка брата, ржущие и шатающиеся люди, яркий свет, бьющий в глаза - раздражало абсолютно все. Молли материлась про себя. Почувствовала, как кто-то потянул ее назад и обернулась. Плотно сжала губы.
- Что тебе еще надо? - Огляделась, но не нашла поблизости кого-нибудь из знакомых. - Я же ясно выразилась, разве нет?
Брюнетка могла поклясться, что запомнит эту рожу на всю жизнь. Запомнит, непременно когда-нибудь выловит на улице и преподаст хороший урок, такой, что даже повторять не придется. Она сделает это непременно, если стерва хотя бы еще раз раскроет рот.
Дальнейшие действия братца и вовсе не поддавались объяснению. Он выпрямился, и Молли на какой-то момент даже обрадовалась, решив, что Нильс протрезвел. Ее плечи поникли, когда он бросился к блондиночке и крепко сжал ту в объятиях. Он был совершенно неузнаваем. Эта расстегнутая рубашка, эти растрепанные и мокрые волосы, этот ненормальный жалкий блеск в глазах и глупая улыбка. Руки его гладили не спрятанную под одеждой кожу шлюхи, а носом он приник к светлым волосам.
- Ну ты посмотри, какая она красивая... Совершенство, абсолютный идеал. Ну ты взгляни, потрогай...
Шум в зале не мешал, и Молли прекрасно все слышала. Прекрасно. Смысл сказанного почти не волновал, в отличие от тона и манеры. Рот паренька не закрывался ни на миг, и одна фраза была вульгарнее другой. Сколько дешевой пошлости было в этом голосе! Даже будучи в пьяном состоянии, никто из близких знакомых Молли не решился выговорить такую чушь.
- Какого хрена ты с ним сделала? Что ты ему дала?

0

381

Свернутый текст

Не переживай, я же тебе писал, что меня тоже не будет

- Вас никто не спрашивал.
Ох! Какой у нас плохой характер! Разве так разговаривают со старшими? Нет, нет и определенно нет! Старших нужно уважать, лелеять, оберегать! А тут налетел какой-то стихийный ураган, руками машет, нет эту маленькую ведьму просто необходимо проучить! А маленькая ведьма время на раздумия не теряла. Она уже вытаскивала охранника из крепких объятий девушки. Энфи не сильно-то и сопротивлялась этому дерзкому маленькому вихрю слов и действий.
- Отцепись и найди себе кого-нибудь. Я забираю брата домой, и это... не обсуждается. Он слишком пьян. И он не мальчик на ночь. А ты меньше всего похожа на ту, что хочет серьезных и долгих отношений.
Энфи молча выслушала девушку. Что-то говорить, доказывать ей не было нужды.
Так вы родственники! Вот уж не подумала бы! Надо же, он действительно пьян, а я думала ему плохо и решила его поддержать, мало ли отравился человек, или аллергия у него скажем на местные благовония, вобщем всякое бывает! Не мальчик на ночь? Ну хорошо, может на две, нет на полторы, вторую без отдыха не осилит... Ох, детка, да я бы может была и рада долгим отношениям, да невозможно это для меня!
Эта маленькая нахалка потресла Энфи своей заботой. Суккуб не может испытывать подобные чувства, для нее это неправильно и идет в абсолютный разрез с сущностью. Но кто сказал, что она не хочет их испытывать? Энфи смотрела им в след, прекрасно понимая, что далеко уйти они не смогут. Только очень сильные личности могут отказаться от похоти, что вызывают суккубы. Да и не один парень в здравом уме не оставит девушку в одиночестве, а если он еще и не в здравом уме? То-то же!
- Ну ты посмотри, какая она красивая... Совершенство, абсолютный идеал. Ну ты взгляни, потрогай...
Ух! Откуда только силы взялись? Ведь вернулся обратно почти по прямой. Поверьте, это не легкая задача, если вы в полной власти такой силы как опьянение. И ведь даже никто ему ничего и не сказал, хотя в этом бесстрашном походе были повержены две славные целующиеся пары, три подростка, которые явно здесь оказались по ошибке, о чем свидетельствовало их вытянутое лицо и скованые движения. Нет, все они пытались что-то сказать, но одного взгляда на пробирающегося было достаточно, чтобы понять, что лучше промолчать. Охранники они силой не обделены...
А за этой буксирующей машиной след в след шло это создание подворотной жизни, полностью лишенное вкуса и совести! И если намеки на первое еще присутствовали, то о втором она никогда и не слышала!
- Какого хрена ты с ним сделала? Что ты ему дала?
Вот я же говорила, что не слышала! Ну ничего, я тоже так умею!
- Дала? Поверь, малышка, я ему еще не дала, но это у меня в ближайших планах. Может тебе отправится домой? Мама волнуется, пирожки испекла с повидлом, наверняка твои любимые, все дети любят сладкое! А я с твоим братцем развлекусь. К тому же он вроде как и не против!
Прикосновения Нильса были вызывающими. Он гладил тело Энфи, обуреваемый все новыми чувствами: надеждой, страстью, ожиданием чуда. Все это было написано на его лице. Ему уже было мало прикосновении и он наклонился, чтобы поцеловать девушку, и блондинка, чтобы преподать урок его сестре не стала его останавливать, а наоборот, ответила на его поцелуй. Энфи уже много лет не целовалась просто ради того, чтобы ощутить поцелуй, посмаковать ощущения, почувствовать, как мужские руки крепко прижимают ее к сильному телу. Она могла бы целоваться так целую вечность, воздух ей был не нужен. Это казалось чудесно. Даже опьяняюще. Но Нильс хотел большего. Левой рукой он с силой прижимал девушку к себе, правой гладил ее обнаженное бедро. Энфи знала чего он хотел и решила подыграть, закинув ногу ему за спину. Ей было приятно вдвойне: она получала удовольствие и видела ненависть в глазах его сестры. И от этого ее переполняли страсть и желание.

+1

382

Молчание при неприятной встрече до добра не доводит. Молли молча стояла рядом и наблюдала отвратительную картину: каким образом ответственный и сдержанный на работе юноша превращается в щенка, семенящего на поводу у инстинкта... жалкое зрелище, ничего не скажешь. Окружающим можно было только позавидовать: маловероятно, что кто-нибудь из них сегодня попадет в положение низкорослой недзуми, которая продолжала внимала грустному зрелищу. Блондинка временами посматривала на девчонку, к зову которой никто не прислушался, и эти взгляды ощутимо кололи самолюбие. Невинные насмешки недзуми пропустила мимо ушей. Ее тихое негодование выдало закатывание глаз, и в этом жесте легко читалось: "детский сад!"
Противно было глядеть, как белые ручонки поглаживают узнаваемую спину. Еще противнее было видеть широкую белую улыбку, такую же пошлую, как бедро, едва прикрытое синей материей. Испепелять взглядом Молли не умела, просто так таращиться на пару было неуместно, и она, словно в надежде высмотреть в толпе решение своей проблемы, оглядела помещение.
В конце концов, недзуми снова повернулась к любимым-дорогим, подошла к ним вплотную, потянула брата на себя за плечо и, как только его удалось развернуть на пятьдесят градусов, ударила его в челюсть, вложив как можно больше сил. То ли злоба сделала свое дело, то ли паренек совсем уж расклеился, но зашатался он внушительно. Но на ногах устоял. Причем не нашел опоры лучше - вцепился в платьице своей подруги и малость его порвал.
Ну нельзя ли тебя не любить за это?
Выходка Нильса девушку порадовала, но на повод для торжества все же не тянула. Молли поглядела в лицо бедняги, одобрительно едва заметно кивнула и снова потащила его к выходу. Недотепа-охранник только жмурился, хмурился и что-то бурчал под нос, но ничего вразумительного или членораздельного недзуми не расслышала. На этот раз братец нисколько не упрямился, послушно топал вперед, наступая на ноги всем, кто не успел уйти с дороги. Когда в лицо вновь ударил холодный ночной воздух, Молли невольно улыбнулась уголками губ. В свете ночных фонарей царствовала все та же атмосфера, и Кранц не пожалела нескольких минут, чтобы полюбоваться на спящие улицы.
Нильс выдернул руку из расслабленной хватки и кинулся к переулку, скрывшись в тени. Молли прислушалась и снова улыбнулась, на этот раз уже безрадостно. Желудок соблазненного бездельника решил показать, каковы будут последствия, повторись подобное безобразие еще раз. Согнувшись под прямым углом, охранник изрыгал отраву из своего организма, тяжело привалившись к стене. До уха донеслись ругательства и тяжелые вздохи. Молли стояла рядом, скрестив руки на груди, словно бы ожидая, что сейчас этот придурок выйдет из тени, склонит голову и с горьким сожалением попросит прощения за неудачный спектакль. Эти фантазии не имели ничего общего с настоящим Нильсом, но мечтать, как говорят, не вредно.
И все мечты рассыпались серой пылью, стоило вновь завидеть ярко-синий цвет. Жертва еще не закончила и спокойно продолжала очищение, и недзуми готова была оградить ее от ходячего недоразумения в синем платье.
- Все никак не угомонишься?
Волшебное настроение, навеянное видом ночных улочек и пришедшего в себя брата, не улетучилось. Молли пребывала в прекрасном состоянии, глаза весело смеялись. Она говорила с блондинкой, словно с неоднократно поверженным соперником. С долей шутки и снисходительного добродушия. Но отходить в сторону и открывать спину единственного родного человека... да никогда.

Отредактировано Молли (2012-10-08 15:32:38)

0

383

Энфи вышла из ночного клуба слегка пошатываясь. Она ощущала слабость как физическую, так и моральную. Наверно так себя должен чувствовать выжатый лимон. Обычно Энфи не доводила себя до крайностей, предпочитая заранее "заряжаться" энергией, которую она получала от секса. Но никогда нельзя сказать, в какой момент эта энергия будет близка к минимуму, ведь расход этой энергии проходит по-разному. Наверно, это можно сравнить с каллориями, что мы получаем с пищей. Чем больше мы двигаемся, тем быстрее они расходуются. С энергией точно также, чем больше Энфи использовала свои способности, тем чаще ей была нужна "подзарядка." Сейчас же Энфи буквально испытывала потребность в этом, а у нее это всегда выливается в похоть, внезапную необходимость отдаться кому-то для плотских утех и одновременно этого кого-то использовать для своих целей. И это бы произошло, не вмешайся одна особа. Конечно Энфи не собиралась менять свои планы. И немного отдышавшись и сосредоточившись, ее рабочая атмосфера была бы восстановлена, как будто не случилось ничего особенного. Вот только случиться этому похоже было не суждено. Эта мелкая нахалка также была тут. И пропустив мимо ушей ее замечание, она посмотрела не нее по-другому. Не с насмешкой или злорадством, а как-то еще, наверно то было внезапно возросшее к ней уважение. Малявка действительно переживала за своего брата, которого, кстати, видно не было. Это было даже странным, Энфи казалось, что он не мог уйти далеко самостоятельно, но факты говорили сами за себя. Она еще раз внимательно осмотрела улицу - никого, хотя место должно было быть оживленным. Это было так странно, две девушки стояли невдалеке друг от друга, залитые лунным светом и светом уличных фонарей и казалось весь мир ждет от них чего-то восхитительного, от чего можно было воскликнуть "Еврика!" и поспешить записать свои мысли где-то в тихом месте. Но остановившийся мир был иллюзией. Отголоски музыки доходили до ушей, заставляя Энфи двигаться в такт с грацией кошки. Она подошла к девушке и неожиданно для самой себя поправила ей выпавшую из прически прядь волос. Касание кожи было мгновенным, но от этого не менее эротическим. Голод суккуба не сахар. Энфи снова потянулась к ней, внутри нее все сильнее пылала эйфория от близости живого тела. В горле застрял блаженный предательский стон. Энфи старалась не думать о мыслях девушки, она не могла думать. Ей правили инстинкты. И все же она контролировала свои действия, пусть и не надлежащим образом. Мысль о поцелуе ей в этот момент казалось куда важнее мыслей о том, что происходило десять минут назад. Но ни на чем другом она сосредоточиться не могла. Но пыталась. Невероятным усилием воли она выбросила из головы физическое удовольствие и припомнила произошедшие события. Кажется глупости она наделать не успела. Но проблема стояла у нее на первом месте. Нужно было удовлетворить свой голод, иначе очень вскоре ее безжизненное тело окажется в больнице. Энфи еще раз посмотрела на девушку, развернулась и медленным шагом пошла в клуб. Окликни ее сейчас эта маленькая девушка, улыбнись и Энфи бы сорвалась и износилования было бы не избежать.

+1

384

Следовало насторожиться уже тогда, когда девица заявила, что ничего никому еще не давала. Однако же жизнь в Городе каждого научит сомневаться в достоверности поданной информации. Верить на слово? Не, не слышали. Молли была уверена, что причиной такого... неважного состояния может быть опьянение. Какое угодно, одним спиртным в подобных клубах не ограничиваются. Если бы девушка хотя бы на минуту соизволила задуматься об иных альтернативах, все могло бы случиться по-другому.
Проходившие мимо барышни, благоухающие самыми разными ароматами, вызывали определенные ассоциации. Вернее, не сами барышни, а те самые духи, обычно достаточно стойкие, чтобы любопытствующий успел как следует воспринять. Цветы, ягоды, фрукты, травы... Обилие вариантов кружит голову, а парфюмеры продолжают делать свое дело. Физиология обеспечивала недзуми особую восприимчивость и чувствительность. Само собой, создавались проблемы: далеко не все люди знакомы с понятием "мера". Потопчись рядом с такой красавицей-раскрасавицей в автобусе лишние пятнадцать минут, и дальнейшие пару часов носик не будет нормально функционировать.
Молли ожидала, что примерно такой эффект и произведет медленно приближающаяся блондинка. Слух полузверя улавливал едва заметные звуковые волны, но недзуми не была настроена на танцы. Было бы не страшно получить пощечину или даже удар по слабому месту - шлюшка, очевидно, не замечала ни заметного дефекта синей тряпицы, называемой платьем, ни характерных блюющему человеку звуков. Настроение переменилось само по себе: ничего подозрительного недзуми не заметила, даже того, как ее рука чуть-чуть дернулась. Магия суккубов знает немного исключений, но, увы и ах, Молли к последним не относилась. Ее попытка не двигаться стоила огромных усилий. Мысленно она уже повиновалась чарующему влечению и мягко касалась белой ладони соблазнительницы, уже тянулась губами к тонкой шее и вдыхала полной грудью миллиарды флюидов. Такие ассоциации вызывал запах тела суккубы, которая на мгновение прильнула к остолбеневшей девчушке и приблизила свое лицо. Молли побоялась смотреть в глаза дьяволицы и поспешила опустить глаза, после чего уставилась на оголенное плечо и декольте. Не возникало даже мысли, что эта потрясающая игра может закончиться, а блондинка - развернуться и зашагать ко входу в чертов клуб. Побледневшего лица невесомо коснулись пряди светлых волос, словно давая последнее предупреждение, делая самую последнюю попытку убедить, что все правильно.
Чары рассеялись, стоило суккубе отойти на метр. Жившая и ранее без мысли о каких-либо сексуальных приключениях, Молли пришла в себя почти сразу, отогнав наваждение. Она еще никогда подобного не испытывала, не сразу задумалась о произошедшем, а просто - разозлилась. Нельзя было позволять так легко обвести себя вокруг пальца, без особых усилий сбить с толку и, что хуже, заставить бояться. Молли испугалась этой иллюзии, этих ассоциаций и образов, всплывших из самых темных уголков подсознания. Какая-то шлюха заставила ее дрожать!
Недзуми смотрела вслед уходящей с каменным лицом и думала, что же дальше делать. Едва пошевелившись, она ощутила нечто волнующее, сковавшее тело с живота до колен. Странное ощущение. Непривычное. Неприятное.Это волнение сползало с ног очень медленно, и Молли даже готова была разругаться прямо здесь, если бы ее внимание не привлек тяжелый вздох за спиной. Нильс. Надо было предупредить его напарника и отвести его домой.
- Я сейчас.
Попробовали бы угадать, кому были адресованы эти слова. Девушка проговорила их уже на ходу, когда быстро приближалась ко входу. Эта женщина еще не прошла, и недзуми поравнялась с ней, когда обе достигли дверей. Нужного человека у входа не оказалось - да вы все сговорились сегодня! - нужно было снова заходить в клуб. Все еще раздраженная, Молли схватилась за голое плечико, намереваясь убрать мешающуюся девицу с дороги, и невольно посмотрела в ей в лицо. Взгляд вызвал те же ассоциации. В случайности верить опрометчиво, однако и сейчас в голову недзуми не пришли мысли о сверхъестественном влиянии нечеловека. Пошло оно все к черту. Женщина могла бы обидеться за то, что Молли разрушила ее планы касательно симпатичного охранника, могла разозлиться из-за попорченного наряда, могла быть недовольной тонкими намеками о ее принадлежности к шлюхам - многое она могла подумать. Брюнетка же наплевала на все, за что логичнее было бы понести ответ, и потянула стройняшку в глубину зала. Все казалось таким естественным.
Если бы за все действительно пришлось бы понести ответственность, и блондинка выхватила свою ручку из некрепкой хватки недзуми, все могло бы случиться иначе. Иллюзия на этот раз развеялась бы еще быстрее, и Молли покинула бы клуб с твердой уверенностью - она сюда больше не вернется. Всего один шанс мог бы стать спасением неискушенной душонки. Все напрямую зависело от желаний суккубы, пока ее жертва с улыбкой повиновалась бесцеремонно пробужденным инстинктам.

0

385

Леший, как мне хреново! Нельзя, ой как нельзя доводить себя до такого состояния. Давно надо было удовлетворить свои потребности. Какой лешей меня занес в клуб?! Гостиница, соседний номер - вот куда надо было идти. Ну почему здравые мысли всегда приходят с опозданием?! А здесь свернись я хоть калачиком никому и дела нет, силы-то на исходе! В глазах Энфи стоял туман. Она не видела ничего, что было дальше трех метров, не говоря уже о том, чтобы смотреть по сторонам. Леший, ну почему я такая дура! Эй, кто-нибудь, мне плохо, вы меня слышите? МНЕ ПЛОХО!!! Все, прямо здесь. Дальше ни шагу, не могу, дайте мне уйти... Но, смерть тоже не обращала на нее внимание. Энфи почувствовала, что кто-то куда-то тянет ее, сил сопротивляться не было, потому она еле-еле переставляла ноги. Сил поднять взгляд не было. Да и могла бы она что-то разглядеть? Могла! Контур, силуэт. Тот, кто ее тащил был маленького роста, с черными волосами, а может это был плащ? Больше ничего увидеть она не могла, ни лица, так как Энфи смотрела ей в затылок, ни одежды - все сливалось во что-то неопределенное, причудливое. Леший, да она даже не могла определить парень это или девушка?!
- Стой, пожалуйста, остановись. Не так быстро. Я сейчас упаду.
Слова давались Энфи с большим трудом и голос отказывался ей повиноваться, выдавая лишь хриплый сип или сиплый хрип. Но для суккуба они были словно самый громкий крик. Господи, впервые тебя о чем-то прошу, пусть я в тебя никогда не верила, пусть я не похожа на твоего верного подданного, пусть я дочь похоти и разврата, создание демона, но не может же вера людей быть полной брехней! Если ты где-то там сидишь и все еще наблюдаешь за нами, то вот она я! Смотри сюда, тварь, неужели ты не видишь, как мне плохо! Как же там твое всепрощение? Толи молитва достигла ушей бога, толи дьявол придумал для Энфи что-то посерьезнее, но чудо свершилось. Ее никто никуда не тянул! Энфи смотрела кому-то в лицо, но так и не могла понять кто перед ней. Плевать! На все плевать! Пусть думает, что я напилась до состояния несостояния! Не важно, главное чтобы не этот кто-то не убежал. Энфи наклонилась, к стоящему перед ней человеку, ища его губы. Уже из последних сил, даже скорее чисто на рефлексах она обняла этого человека. Девушка, сейчас Энфи в этом не сомневалась. Ее руки гладили изгибы спины этой незнакомки, постепенно спускаясь все ниже, скорее от нехватки сил, чем от желания показать, что она настроена решительно. Хотя какая решительность может быть, когда Энфи едва сознавала что делает! Инстинкт, настоящий животный инстинкт. Ни одной мысли хорошо или плохо - надо! Дьяволица не осознавала где находится, не видала никого и ничего не слышала. В голове была лишь одна мысль. Здесь, возьми меня здесь. Никуда не нужно ходить, мы уже пришли. Энфи приподнимала ее одежду, где-то на уровне подсознания она понимала, что это футболка. Ее руки скользили по гладкой коже этой девушки. Но этого было мало, нужно больше. Глубокий и долгий поцелуй не давал ей упасть, поддерживая уровень энергии в ее теле. Но не более, он не мог восстановить ее. Для этого было нужно большее, гораздо большее.

+1

386

Хоть по полу ползи, я буду ползать тут же. И все же Молли сбавила шаг. Танцующие вдруг превратились из незнакомцев в товарищей по несчастью, которых сюда привела потребность отдохнуть и забыться. Кранц пришла сюда не из желания покинуть реальный мир, напившись до чертиков, но состояние некоторых дурачков, выгибающихся в экстазе и тянущих руки к потолку, было ей понятно. И в какой-то мере близко, пусть этого недзуми пока не сообразила. Не было слышно для нее музыки, не замечала она, как ее временами обволакивают густые облачка дыма, не обращала внимания на пошатывание ног партнерши. Партнерши?
Повинуясь беззвучному приказу, девушка остановилась и развернулась, потянув руки к тонкой талии спутницы. Четкие ассоциации и образы не могли возникнуть у недзуми, лишенной удовольствия глазеть на их нелепые пародии по телевизору. Брат постарался. Его усилия, разумеется, не обеспечивали стопроцентного результата (он же чертов лентяй!), но желания воплотить в реальности то, что демонстрировалось на съемочных площадках, не возникало. Как и обратного желания. Молли ни разу не рисковала представить себя лесбиянкой, и мысли об интимной близости с девушкой не возникало. До того момента, когда неизвестная прижалась губами к губам ничего не понимающей глупышки.
Кранц тянулась к этому телу: водила руками по гладкой коже, дышала парами, исходящими от волшебного тела, прикрывала глаза, все свое внимание обращая на те ощущения, что доставляли ей невинные касания золотых волос. Поцелуи в губы казались чем-то неуместным и лишним: восторг вызывали самое обыкновенное ощущение горячего тела рядом. Сбитая с толку в очередной раз, Молли успокоила себя мыслью, что Она сама знает, как лучше, и молча отзывалась на откровенные жесты.
Поцелуй оборвала сама Молли, медленно и даже с долей вежливости, напоследок коснувшись уголка губ. Было интереснее и приятнее прижаться женщине всем телом. Прикрыв глаза, недзуми зашептала в ушко незнакомки.
- Как тебя зовут?
Небольшое отвлечение. В извинительном жесте, она сама потянулась к блондинке за поцелуем. Удостоверилась, что ни черта особенного в этом нет: гораздо больше эмоций вызывали отзывы молодого тела на аккуратные ласки, которых Молли не прекращала. Прихоть, только и всего.
Прикладывала ли суккуба какие-либо усилия или же нет, недзуми отогнала настроение эйфории спустя пять минут или больше. Огни уже не такие яркие и забавные, тело уже не такое стройное, а запах уже не сводит с ума, как и очаровавший когда-то взгляд. Девушка не решалась резко отстраняться, но поубавившийся пыл уже проявлялся: руки не елозили тут и там, а губы не искали безупречной кожи. Здесь был предел, который недзуми сама для себя очертила, и за который переступать совсем не хотелось. Не из опасений или принципов: просто не возникало никакого желания продолжать эксперимент дальше. Развлечение и так затянулось, пора возвращаться на свое место и принимать на плечи обязанности. Молли заговорила, надеясь, что музыка не помешает услышать ее слова.
- Мне нужно идти. Он ждет, и ему плохо. По твоей вине. За стойкой симпатичный мужик наблюдает за нами уже минуты три, не меньше. Его и отхватишь.
Ладонь мягко уперлась в грудь. Молли подняла глаза и устремила взгляд к лицу, которое еще недавно покрывала мягкими поцелуями. Очаровательное зрелище, не поспоришь. Где-то в темноте плавало отражение братца, еле стоящего на ногах и ждущего элементарной поддержки. Далеко он сам не уйдет, а отхватить люлей ночью в Городе - задачка раз плюнуть. Оставалось надеяться, что все еще стоящая рядом женщина все понимает.

0

387

Молли, никак не могу поймать тебя в ICQ. Сначала прошу прощения за задержку, у меня началась волна контрольных работ, поэтому приходится уделять время учебе. Вряд ли смогу писать больше поста в день. Надеюсь тебя это устроит, если нет, то попиши с кем-нибудь другим, а через недельку я к вам присоединюсь. Вобщем выбор оставляю за тобой.

- Куда идти? Какой мужик, где? Я ничего не вижу. Куда ты?
Энфи не могла понять девушку. В голове была одна мысль - ярое возмущение, что поцелуй был прерван. Она видела как огни светомузыки играли с глазами девушки, наслаждалась блеском ее волос, все еще чувствовала вкус губ точнее губной помады, но это не важно. Важно было то, что она отчаянно нуждалась в продолжении. Последний поцелуй не прошел для Энфи бесследно, он немного придал ей энергии. Самую малость, но этого должно было хватит, чтобы не умереть в ближайший час. Но ногах она стояла по-прежнему не уверенно, мысли путались, в глазах все плыло, но она еще была жива. Искать другого партнера, можно конечно, их тут полно и найдутся такие, кто будет рад просто танцевать рядом с суккубом, не говоря о большем, но зачем?! Ведь еще минуту назад им было хорошо. Хорошо ведь? Но Энфи видела, что девушка, стоящая рядом собиралась уходить. Наверное впервые в жизни она чувствовала себя брошенной, при чем как морально, так и физически. Но стоило девушке сделать шаг в сторону, как Энфи потеряла равновесие и упал прямо на нее. Конечно, демонице следовало порадоваться, что она не расшиблась о пол - девушка прекрасно сыграла роль страховочной подушки. Однако, голод толкал ее к действиям, заставляя не останавливаться на достигнутом. Если конечно можно было случайное приземление на бедную девушку тщательно спланированным актом. А может все-таки это был именно коварный план. Но инстинкты не придавали этому ровным счетом никакого значения. Они толкали на необдуманные поступки, в разы увеличивали чувства Энфи. Стройные ноги демоницы сомкнулись на талии девушки, руками она прижимала ее руки. Взгляд буквально прожигал, от него не могло окрыться ничего. На лице была дикая похотливая улыбка. Люди, которые их окружали, уставились на девушек, наивно полагая, что без хорошей драки не обходится ни одна вечеринка. А если в главных ролях девушки, то зрелеще обещает быть очень веселым.
Но не все так считали. Кто-то попытался поднять Энфи, но смог лишь ее отвлечь. Она повертела головой, не спуская с лица идиотской улыбки. Она не сразу поняла, куда девался этот незнакомец, поэтому попыталась встать, думая что с высоты своего роста сможет его увидеть. Что поделаешь, глупость бывает разных видов, порой даже самых неординарных. Энфи совсем забыла, про лежащую на полу девушку. Но встать ей не удалось, по-крайней мере не с первой попытки. А встав, ее тут же покосило в сторону и она снова стала падать. Но на этот раз, человек, на которого она падала, оказался довольно крепким и Энфи угодила в заботливо поставленые руки. А! Вот этот джентельмен! Он оказывается был за спиной, вот я его и не видела! Энфи накинулась на него, не замечая ничего и никого вокруг. Смысл последней фразы девушки наконец дошел до нее, и она буквально в ту же секунду отовалась от парня и повернулась обратно к девушке. Та успела встать. Энфи произнесла томным эротическим голосом. Каждое слово все еще давалось ей с трудом, но все же она смогла осилить несколько предложений.
- Я поняла. Помоги своему брату. Скажи, что мне жаль. Если он захочет поразвлечься пусть приезжает в отель Celestin, я буду рада его видеть, как и тебя. Комната 13

Отредактировано Enfleurage (2012-10-11 13:30:14)

+1

388

Молли никогда не любила удары по голове. Сильные, те самые, от которых "искорки из глаз". Возникало ощущение, будто она на какое-то время теряет контроль над собой, полностью или частично - разница невысока. А возможность потерять сознание и вовсе могла навести панику на недзуми: разное может произойти, пока тело в полной отключке. Она в сознании часто ловила себя на том, насколько незащищенной может быть низкорослая девушка в этом проклятом городе. В серьезные неприятности попадать еще не случалось (к огромному счастью), и Молли просто-напросто боялась влипнуть в дерьмо, из которого не сможет выбраться, не запачкав других. Если вообще сможет выбраться. Это был большой пробел в комплексе ее немногочисленных навыков и умений, уже нехорошо. А полная отключка казалась в сравнении с этим настоящим происшествием. Единственная опора сейчас, возможно, уже вырубилась и мирно посапывает себе в заплеванном переулке - не полагаться же на эту нимфоманку?
Боли девушка не чувствовала, по крайней мере, пока, и, пока блондинка вставала на ноги, терпеливо ожидала возможности и самой принять нормальное вертикальное положение. Нельзя было не отметить, что лежачее положение имеет множество плюсов, черт возьми. В поле зрения была живая стена из заинтересовавшихся людей: одни глядели с тревогой, и Молли была уверена - если закрыть глаза, они подумают, что она умерла или еще чего хуже; другие улыбались и поглядывали на суккубу, которая уже нашла, за кого уцепиться; третьи просто перешептывались между собой; четвертые в открытую кричали, что неплохо было бы продолжить шоу. Последние раздражали. Недзуми перевернулась на живот и поднялась, в душе радуясь, что сотрясения, вроде, себе не отхватила. Она слышала, что говорит новоиспеченная подружка, но смысл дошел лишь несколько минут спустя, когда блондинки и след простыл.
Молли похмурилась, потерла ушибленный локоть, нашла-таки охранника, поговорила и направилась к выходу. Нильс, разумеется, никуда не делся. Недзуми помогла ему подняться и повела прочь от обители низких развлечений. Волосы трепал холодный ветер, за рукав куртки цеплялся выпивший братец, а ноги все еще сводило от странного щекочущего ощущения. Парочка двигалась вперед, и мысленно девчонка повторяла одну и ту же цифру.
Тринадцать.

[куда-то]

0

389

Сентябрь. 2013 год.
ночь: Небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.
Температура воздуха: + 20

Казино "Блеф"

Пройдя строгий контроль, новоявленный милиционер вступил в клуб. Какое странное чувство, - подумал Владислав, - такое ощущение, что все вокруг смотрят только на меня. Интересно, так также чувствовал себя мой дед, зажав пачку долларов в кармане?
Прорываясь к бару как атомный ледокол сквозь плотную толпу танцующих, большинство из которых  было уже явно навеселе Влад подумал о том, что он все же здесь делает. Наверное, когда ты облегчаешь кассу казино на один миллион долларов, тебя невольно тянет уйти как можно дальше и спрятаться. А где еще можно так надежно укрыться как не в толпе себе подобных?
В размышлениях юноши был свой резон. Пальцы Влада коснулись визитки. – Они предложили мне работу крупье. Может согласиться? Нет, хватит с меня криминала. Хотя…
Присев юноша сосредоточил свой взор на толпе танцующих. На этом пестром шумном море извивающихся человеческих тел. Он уже знал, куда потратит доставшиеся волею судьбы деньги. Пожертвует в благотворительное общество. Не то чтобы Владислав Ветров был таким уж мальчиком одуванчиком, просто легкие деньги всегда тяготили его, и к тому же, его всегда больше увлекал сам процесс, а не результат.

Отредактировано Владислав (2012-10-17 17:28:53)

0

390

Примерно через полчаса после расставания с бойкой девушкой я выходила из подвальчика, ключ от которого любезно предоставил бармен, полная энергии. Парень, поднявший меня, оказался не столь устойчивым к моим чарам. Не скажу, что сам секс с ним меня порадовал, но для моей цели он подходил как нельзя лучше. Как часто у меня бывает после соития, я находилась в состоянии эйфории. Я подошла к стойке бара, чтобы вернуть ключ. Уходить из клуба мне не хотелось, спешить мне было некуда, поэтому я завела светскую беседу. Бармен, казалось бы, не особо обрадовался такому повороту событий, но то ли ради приличий, то ли просто по долгу работы, он не подал вида, предпочитая отвечать коротко. Пусть так, мне как бы все равно. Тем более долго стоять на одном месте я бы не смогла. Энергия, бурлившая во мне, требовала выхода, требовала, чтоб я двигалась. Вскоре я снова оказалась среди танцующих. Это дело я любила, а главное умела. Мое тело двигалось под звуки музыки, сливаясь с ней, наполняясь звуками мелодии, становясь с ней одним целым.  Я тонула в этих звуках, не замечая окружающие меня события. А стоило бы. Парень, с которым я недавно перепихнулась, решил, что я теперь просто обязана быть с ним. И это его получувство-полужелание было усилено изрядной порцией алкоголя. Клянусь, когда я ушла, он был трезв, по-крайней мере мне так казалось. Он подошел ко мне, его взгляд был наполнен чем-то животным вперемешку с инстинктом собственника. Я не знала кого или что он во мне видел, но мне это начинало не нравится. В какой-то момент я пожалела, что осталась в клубе, но потом решила, что бояться мне ровным счетом нечего. Я ошибалась. Его стальные объятия сковали мое дыхание, губы бесцеремонно начали искать мои. Я пыталась его оттолкнуть, но у меня не получалось. Видя, что я начала сопротивляться, он сильнее прижал меня, а его улыбка стала широкой улыбкой заядлого нахала. Еще раз попытавшись освободится и снова потерпев неудачу, я сделала первое что пришло мне на ум, а именно позвать охрану.
- Помогите, кто-нибудь, уберите от меня эту пьянь!

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Ночной клуб "Инфинити"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC