Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Ночной клуб "Инфинити"


Ночной клуб "Инфинити"

Сообщений 391 страница 420 из 425

1

http://savepic.net/3827883.jpg

Уже на подходе к клубу встречает длинная очередь из тех, кто хочет пройти, но не может, из тех, кто может, но не хочет, и тех, кто и хочет, и может, и проходит, поэтому движется очередь быстро, отлажено, как новенькие часы. Приглашенные и ожидаемые гости проходят по списку, девушки до полуночи в минимуме могут запросто попасть в клуб бесплатно, а вот со всех остальных взымается крупная, по меркам чего, сумма - но богатеньким сыночкам и дочуркам влиятельных родителей эта сумма покажется смешной. Секьюрити в темных очках пропускает гостей по одному, внимательно следя за теми, кто хочет проскользнуть без платы. Здесь собирается вся элита этого города, "золотая молодежь", сбивается в компании или разбредается парами, но все равно стремится туда, где по огромному залу мелькают разноцветные огни, и стучат по барабанным перепонкам басы громкой музыки.
Среди веселящегося народа трудно пробраться к бару, где бармен за отдельную плату смешивает яркие, необычные коктейли по своим собственным рецептам. Как трудно поймать торговца наркотиками - многие из приходящих сюда "ребяток" балуется запрещенным товаром.
На танцплощадке, занимающей большую часть зала, всегда много народу и не смолкает смех и радостные возгласы. Здесь никто не смотрит на то, умеет ли очередной гость танцевать или нет, новичок или завсегдатай, сюда собираются отдохнуть от души - и организаторы клуба оказали такую услугу. Каждую ночь здесь устраиваются феерические, яркие шоу, поражающие музыкой и затягивающим в веселье танцем.
Поднявшись на второй этаж, те, кому это нужно, попадут в одну из нескольких "виповых" комнат, где могут отдохнуть уже в другом порядке и с другой компанией - чаще всего, пассией всего лишь на одну веселую ночь.

0

391

Из зала донеслась отчетливая просьба о помощи, сумевшая прорваться сквозь музыку. – Хорошие легкие, - вяло подумал молодой человек. Вставать с места и спасать какую-то исполошную девицу он не собирался. К тому же, как и любой обыватель, он начал трястись за свои денежки, нервно оглядываясь по сторонам, чего раньше за ним не водилось. Пожалуй, именно это и заставило его разозлиться еще сильнее и, оторвав задницу от стула проявить, наконец, рыцарские чувства, о существовании которых в себе он даже не предполагал.
Бесцеремонно расталкивая танцующих, Владислав направился к источнику звука. Остановившись, он увидел стандартную и знакомую до боли сцену: девица отбивается от пьяного ухажера. Да врежь ты ему посильнее! Не видишь что твой Дон Жуан с трудом на ногах держится!
- Извините, - вежливо произнес молодой человек, постучав по плечу героя любовника, - извините, но вы, похоже ей больше не в радость.

0

392

Прежде всего прошу прощения, что не предупредил об отъезде

Человек, подошедший к нам был для меня спасением. Слава лешему! Не забывает о своей верноподданной. Парень державший меня, смутился не меньше, чем я обрадовалась. Мне удалось вырваться из его хватки и мой хук слева свалил его на пол. Ш поспешила от него отойти и направилась к парню, появившемуся так внезапно и в тоже время вполне ожидаемо. Ждала ли я именно его? Ну конечно же нет. Шанс, что меня кто-то услышит в шуме музыки был маленьким. Я была благодарна ему, что он откликнулся, поэтому считала своим долгом подарить ему танец. Как большинство суккубов, танцевала я хорошо. Подойдя к нему я заметила его нервозность, но списала это тому, что он верно не привык знакомится с девушками в такой атмосфере. Улыбнувшись, я спросила:
- Могу ли я пригласить своего спасителя на танец?
Я знала, что он не сможет отказаться, да наверное никто не сможет. По-крайней мере мне еще не встречались люди устоявшие перед харизмой суккуба. А то, что передо мной человек я знала наверняка, так как не чувствовала в нем магии. Ожидая его ответа, я задумалась, а что было бы, будь я человеком? Как бы себя вели люди по отношению ко мне, в частности стоящий передо мной человек. Отказался бы он или согласился? Видел бы он во мне привлекательную девушку или постарался бы поскорее избавиться? А как бы жила я сама? Получила бы образование, стала бы работать в какой-нибудь тесной каморке, полюбила бы какого-нибудь неудачника и всю жизнь провела бы воспитывая ребенка... Да ну к лешему такие мысли! Я - суккуб! И меня устраивает мой образ жизни. В чем смысл мечтать о том, что для меня не имеет значения!
- Меня зовут Энфи, я недавно приехала в этот город.

0

393

- Люблю женщин с хорошим ударом! – Улыбнулся Владислав. – Танец? -  Он пожал плечами, - а почему бы и нет?
А удар действительно хороший. Плейбой не встанет с пола, по крайней мере, час. Интересно, его не затопчут?
- Приятно познакомится. – Обворожительно улыбнулся молодой человек. - Я Владислав. Но можете называть меня просто Влад.
Ну, и? И что ты смотришь на нее так, будто ты женщины никогда не видел? Или еще хуже, последний раз видел – год назад. Ладно, признаем факт. У нее красивое тело. И что с того? Ты у нас кажется художник? Так давай, мысли возвышенно, отвлеченно и абстрактно!
- Я тут пару месяцев. Этот город… - тут юноша поморщился, вспомнив все, что с ним за это время приключилось, - этот город – очень занятное место.
Влад действительно впервые знакомился в баре и при таких обстоятельствах. Обычно кто-то из знакомых, на каком-нибудь вечере представлял его другим людям, или эту роль брал на себя его отец, считавший Владислава очень красивой, но совершенно бесполезной игрушкой.
Строгие рамки, ограниченные этикетом, бесконечные правила которые нельзя нарушать, игра, в которой он был всего лишь актером, разыгрывающим заранее отведенную ему роль. Но там все было просто и понятно. Он всегда знал что нужно сказать и что нужно сделать. Та сцена была его миром, а здесь и сейчас, стоя пред обычным живым человеком…
Владислав искренне не знал что сказать. Со стороны могло показаться, что Владислав смущен, но никакого смущения он не испытывал. Это чувство было чуждым ему.
- Так получилось, что у меня не девушки на праздник. - Влад улыбнулся. - Не хотите стать моей девушкой на один день?

Отредактировано Владислав (2012-11-05 15:01:11)

0

394

Влад даже не представлял насколько он был близок к истине. Я всегда девушка на один вечер. Самая прекрасная - живое воплощение идеала! Но лишь на вечер, на один сладкий миг. Порой посмотришь так назад, задумаешься - насколько же правильно ты поступаешь. Я дарю людям радость, делаю их счастливыми, пусть лишь на один миг, но они никогда не говорят обо мне плохо, а в последующем и вспоминают обо мне только самое хорошее. И тут даже не понять почему: толи я не причинила им зла, толи я для них умерла, а о покойниках, как известно либо ничего, либо только хорошее. Но о другой стороны, сколько же сердец я разбила скольким людям причинила боль, скольким подала напрасную надежду? Не знаю, да и знать не хочу. Я постаралась, чтобы мои мысли не отразились на моем лице, но я не была уверена, что у меня это получилось. Конечно же я согласилась на его предложение стать его девушкой. Я была полна энергии, но кто сказал, что я не занимаюсь сексом, с понравившимися мне людьми, просто ради удовольствия? А Влад мне поправился. Своими движениями, разговором, он производил впечатление хорошего человека, даже, наверное, скорее джентельмена. Немного устаревший вид людей, но все таки еще сохранившийся. Мы вышли из клуба и направились к магазину, в котором продавались костюмы. Еще часа три назад, я даже не собиралась праздновать хеллеуин, а сейчас я меряла один костюм за другим и не знала, что выбрать. Но еще больше я гадала, что же выберет Влад. Мне не хотелось слишком отличаться от него, а быть похожей - тем более. Поэтому я остановилась на чем-то нейнтральном, как мне казалось. Это былпростой, серого цвета пластинчатый доспех, сделанный из легкого металла. Пластины соединялись между собой прочной черной кожей, приятно гармонирующей с пластинами. Я была приятно удивлена, когда обнарудижила, что мои движения практически не были скованы, как это бывало в тяжелых латах, видно костюм был сделан хорошим мастером, который действительно разбирался в доспехах средних веков. Вообще-то, я девушка хрупкая, и доспех не лучшее одеяние для меня. Весил он немного, килограмм двадцать, а для меня и вовсе был пушинкой, но тем неменее на моей тонкой фигурой он смотрелся как-то не правильно. Но я же девушка не простая! Поэтому я "подогнала" размеры своего тела под этот доспех. В тайне я надеялась, что Влад не заметит этого, все таки доспех должен был скрыть мои манипуяции. В добавок к доспеху шел полуторный меч, сделаный судя по всему из того же металла. Рукоятка его была украшена наболдашником, в виде головы волка, по лезвию шли письмена, на неизвестном мне языке. Я не могла сказать насколько хорошо он был сбалансирован, но надеялась, что сделан он был тем же мастером. Вообще-то, я им не особо-то хорошо владею, но как декор он очень даже ничего. Ножны для меча были расположены за спиной, что есть очень для меня хорошо.
Я стояла на улице около магазина, облаченная в только что купленный доспех и ждала Влада.

---->> Улицы европейской части города

Отредактировано Enfleurage (2012-11-06 09:00:39)

0

395

- Что вы стоите? – Спросил рассматривающего костюмы Владислава хозяин магазина, облаченный в ярко алый костюм Крысолова. – Смотрите, ваша девушка уже выбрала, а вы все…
Продавец погладил пальцами каштановую мефистофельскую бородку и покачал головой.
- Я…
- Не можете решить? – Усмехнувшись, он и взял руки Владислава в свои. – Идем. – В янтарных глазах мужчины мелькнул озорной огонек, - идем. Я точно знаю, что подойдет тебе.
Крысолов увлек его вглубь магазина и изящным жестом открыл потайную дверь, скрытую от посторонних взглядов за шелковой портьерой.
- О…
- Впечатляет правда? – Крысолов обвел рукой помещение. – Здесь я храню свои самые эксклюзивные, самые дорогие костюмы. Все они выполнены на заказ.
Владислав кивнул. Бархат, атлас, шелк, драгоценные камни ослепительно сияющие в свете искусственных солнц… Рассматривая невероятное сочетание фактур, покроя и красок различных костюмов всех времен и народов он не мог не согласиться с этим.
- Когда я увидел тебя, я сразу понял.
- Поняли что?
- Взгляни, - Крысолов проводил юношу к столу, - взгляни. Он только что закончен.
Владислав посмотрел на костюм лежащий на столе. Черные джинсы по бедрам, черная кожаная безрукавка, черные перчатки, и совершенно неуместные здесь старинные золотые часы на цепочке с выгравированным на крышке ухмыляющимся черепом. Все это он увидел после. Первым что привлекло его взгляд – была коса. Обычная такая коса, похожая на ту, которой косят в деревни. Выглядит как настоящая! Удивленный юноша даже провел пальцем по лезвию. – Ой!
Влад засунул окровавленный палец в рот, не заметив, как сверкнули глаза Крысолова. – Осторожнее, она – очень острая.
- Вы продаете настоящую косу?!
- Ну да, - усмехнулся мужчина, - а что будет делать Смерть, с игрушечной?
- Смерть? – Переспросил Влад, - а где плащ?
- Хм, - Крысолов поморщился. – Плащ – это выдумка парней из Голливуда. Настоящий костюм Вестника Смерти выглядит именно так. – Он указал рукою на стол.
Влад медленно проследил за его взглядом. – Вы предлагаете мне стать Вестником Смерти?
- Нет, - улыбнулся мужчина, - я предлагаю вам стать самой Смертью!
Как зачарованный юноша медленно кивнул. Переодевшись и заплатив, он вышел на улицу.

улицы европейской части города

0

396

Декабрь. 2013.
Ночь. С темного и застланного облаками неба тихо и медленно падает снег. Безветренно и тепло. Зажженные фонари разгоняют мрак и белесую дымку, в которой постепенно утопает город.
Температура воздуха: -2
< USA < Изнанка

Очередной вечер, когда ничего не хочется пока. Вокруг люди, под кайфом всеобщего веселья. В голове музыка. Перед глазами дым и огни. В ушах шум, когда голоса сливаются в непонятный ком звуков. И что он тут делает? Устал. Сегодня пришёл просто почувствовать эту атмосферу, где никому не будет дела до его проблем. Хотя, какие проблемы? Нет ни одной проблемы!
- Хэй-хэй, расступись, праздный народ! – Перед тем, как отправиться в клуб, перевертыш выпил кое-что, поэтому пребывал в довольно приподнятом настроении, видя мир чуть-чуть иначе. Эффект ещё сохранялся, но вот-вот должен был выветриться. – Вы знаете, что ваши… - по пути приобнял незнакомку за талию, - и ваши… - потом другую, попавшую под руку, вот так двигаясь куда-то, - жизни… Бесценные жизни! – усмехнулся, двигаясь по кошачьи мягко и в такт музыке. – Лишь песчинки на дне океана, - мысленно закончил, вдруг понимая, что несёт что-то не то.
Он мог бы сейчас быть совсем в другом месте и вообще ни о чем не думать, но что-то гнало оттуда, неприятной болью отдаваясь в груди. Наверное, снова темная суть демона не желает мириться со светлым окружением. Бывает…
Парень медленно пробрался сквозь дергающихся в танце людей к барной стойке и стукнул ладонью по гладкой отполированной поверхности. – Бармен! – опять он не в духе, как обычно. – Привет, Нова, - обратился по прозвищу к поверхностно знакомому молодому бармену.
- Чем сегодня порадуешь? – Он уже знал, что закажет зеленоглазый клиент, и поставил перед ним бутылку крепкого виски.
- Не знаю. Нет настроения, - холодный взгляд пронзил человека равнодушием. – А что, тебе вдруг понадобилось шоу? – всё-таки усмехнулся перевертыш, закуривая новую сигарету и выдыхая кольцо дыма вверх.
- Нет, ты что, - фыркнул Нова, взбалтывая кому-то другому коктейль. – Это праздник, когда ты ведешь себя тихо. Знаешь, тут кто-то тобой интересовался. По работе, - на этом бармен отошёл в другой конец стойки, принимая заказы.
Алькано не знал, кто его мог спрашивать по работе, поэтому проигнорировал странное сообщение. Да мало ли. Кому надо, тот найдёт. Он взял бутылку и отправился к свободному столу в углу, бухнувшись на удобное кресло и откинувшись на его спинку.
Алкоголь. Сигареты. Разговоры. Взгляды. Хищные. Любопытные. Безразличные.
Какая же у них жизнь убогая, - из-под прикрытых глаз он наблюдал за людьми, бездарно тратящих свою жизнь на тусовки, наркотики, алкоголь и секс. Им всем далеко до возвышенных идеалов. Они не смогут подняться немного выше. Они не видят многих вещей вокруг. Большинство людей слепы от рождения до старости. Они рождаются, только чтобы умереть. Зачем они?.. – Вель… Ве-е-е-ель! Давай смоемся отсюда в горы, на лыжный курорт! Повеселимся. Отдохнём от всей этой серости городской. Без Зоуи! А то она меня опять достала. Вель? Ты меня вообще слышишь? – Тишина.
Метаморф отнял сигарету от рта и сделал несколько глотков виски, облизнувшись. Мотнул головой, отгоняя призрак истинной сути, стремящийся взять своё. Не сегодня, черт возьми! Пусть же не он вертит мир вокруг себя сейчас, а мир сам крутиться, не забывая и о нём. Правда, втянуть во что-нибудь никто не спешил парня.
- Привет, Алик! – рядом на сиденье упал мужчина лет тридцати приятной внешности и сунул перевертышу ладонь для рукопожатия.
Алик с некоторым офигением принял приветствие, не забыв вставить и своё слово, как всегда. – Что? От отчаяния ко мне подвалил? Не-е-е, Вайли, топай! Или смени пол. Может тогда я ещё подумаю, - усмехнулся, отпивая из бутылки и поглядывая на танцующих девушек и их спутников.
- Да больно нужен мне ты, Демон. Я ж не мазохист конченный, - со смехом воспринял всё мужчина, хлопнув метаморфа по плечу. – Слушай, а ты не мог бы оказать мне одну услугу. Ты ж вроде не брезгуешь играть самые разные роли, насколько я наслышан. Можешь соблазнить моего… - он запнулся, - друга! Хочу устроить ссору с ним.
- Зачем? – поскучнел Алькано, сразу выделив в толпе того самого дружка Уильяма (Вайли). Весело, однако. – Точнее, а что ты мне предложишь? – подпустил в голос интереса, бросив истлевшую сигарету в пепельницу.
- А чего ты хочешь? – вполне серьёзно спросил собеседник, закинув ногу на ногу и готовый выслушать желание одного из тех, кому он симпатизировал.
- А ты джинном заделался? – фыркнул Ал. – Боюсь, ничего у тебя нет для меня, мой дорогой друг нетрадиционной ориентации! – хохотнул, отставив виски и закурив новую сигарету. – Топай… Лучше сам измени ему на глазах у всех. Вот и бу… - Вероятно, он зря это сказал, глядя в зал, а не на Вайли. – Ша-ша, не со мной же, - больно упёр ладонь мужчине в грудь, остановив того всего-то в нескольких сантиметрах от своего лица и выпустив сигаретный дым. Что интересно, со стороны всё выглядело довольно любопытно и многозначно.
- Какой ты сегодня… мутный, Алькано, - Вайли отстранился и ушёл, провожаемый взглядом перевертыша. В принципе, даже неудавшаяся попытка сыграла свою роль. Дружок знакомого достроил увиденную картину в своём воображении и теперь считал своей обязанностью устроить скандал, благо, не у всех на виду.
Ну да. Я ж забыл, как Вель не любит такие ситуации. Зара, а ты тут? – Отчасти. Надо что-то? – Парень закинул одну руку на спинку кресла, второй придерживая сигарету. – Нет. Просто спросил, - в воздух отправилось сизое колечко дыма. Ал прикрыл глаза, наслаждаясь своей «невидимостью» среди такого большого скопления людей. Редко же никому нет до него дела. Хотя… рано или поздно всё равно кто-то да пожалует в поисках спасения от… чего-нибудь, в том числе и от скуки.

Отредактировано Zeus (2012-12-02 16:37:13)

+1

397

Zero.

Декабрь. 2013.
Ночь. С темного и застланного облаками неба тихо и медленно падает снег. Безветренно и тепло. Зажженные фонари разгоняют мрак и белесую дымку, в которой постепенно утопает город.
Температура воздуха: -2

Паршивая выдалась неделька. Не то чтобы жизнь вообще можно было считать жирным куском шоколадного торта, но в последние дни она была какой-то особенно скотской. И дело даже не в плохом настроении или вялости духа, нет. Напротив, врожденного жизнелюбия из Альмы не выбить ничем, даже тротиловым зарядом весом в пару тонн. Но сами события складывались так неудачно, что даже напрочь лишенная суеверий и предрассудков индиго всерьез начала подозревать, что дело здесь не обошлось без какого-нибудь страшного колдунства. Глупость, конечно, но все же. Сначала объявилась любимая мамочка, от которой вестей не было уже года полтора точно. Внезапный вопрос «Как нам назвать твоего будущего братика?» надолго выкинул сознание в состояние космического вакуума. Да все равно, думала Альма. Во-первых, ее не волновало ничто, что хоть косвенно было связано с новым мужем матери. А во-вторых, в последнюю очередь заботило, как будут звать какого-то там сопляка. Но иногда проще сделать вид, и между предложенными Чаком и Тоби девушка выбрала первое, хотя, честно сказать, оба больше походили на кличку для собаки. Ну да ладно, с этим разобрались, и… пошло-поехало: помятое крыло у полюбившегося старенького пикапа (да-да! страсть к этим деревенским красавцам не изжить); работа в три сметы, потому что кто-то там решил разжиться гриппом; повышение арендной платы за квартиру, которая пару лет назад, до въезда Ал, и на человеческое жилье-то была похожа лишь благодаря наличию входной двери; и в довершение, как ореховая крошка на ванильный рожок, она умудрилась в очередной раз расстаться с очередным своим парнем. Хотя последнее скорее стало поводом для веселья. Наконец-то появился хороший предлог поскандалить, наговорить друг другу кучу дерьма и радостно хлопнуть дверью. Вик, на самом деле неплохой парень… Впрочем, нет. Не так. Он кретин. Пустоголовый, занудный болван, озабоченный лишь акциями своего папочки, величиной банковского счета да размерами «пещеристых и губчатых тел». Давно пора уже привыкнуть. С ними всегда так, с парнями: сначала ведутся на смазливую мордашку, потом покоряются бунтарским нравом, изощренными вкусами и пристрастиями, а затем вдруг понимают, что все это на самом деле, и сахарной девочкой Альма не была и не станет, хоть ты ее с головы до ног сиропом облей. Как ее опять угораздило, она до сих пор понять не могла, но теперь была бесконечно счастлива, что хотя бы одним недоразумением в жизни меньше. Однако нужно признать, даже у этого богатенького отморозка была парочка достоинств – друзья и связи. Вот именно этим Ал беззастенчиво и пользовалась сегодня, оказавшись в «Инфинити» в первую очередь по делу, а не ради удовольствия и развлечений.
Где твой дружок? – весело крикнула девушка и, кинув куртку за стойку (удачно попав на стул), чуть подпрыгнула на месте, чтобы бармен ее заметил. Впрочем, он и так ее заметил – двенадцатисантиметровые каблуки делали свое дело.
Его смена через полчаса, – откликнулся парнишка, не прекращая насиловать шейкер на разный манер. – Выпьешь?
Как обычно.
На том разговор был исчерпан. С этим чудом природы Альма была знакома совсем поверхностно и никогда не воспринимала его всерьез, не переставая удивляться, откуда вообще у Зака такие друзья. Хотя… он все-таки был скорее коллегой.
В ладонь мягко врезался стаканчик любимого американского виски, и девушка отвернулась от бара, устремив взгляд в неоновый полумрак. Ей всегда нравилась эта атмосфера. Навязчивый бит, клубы глицеринового дыма, зыбкая иллюзия свободы и хаоса. Со стороны все похоже на аквариум с разноцветными рыбками: наркоманы, шлюхи, гомосексуалисты, слабоумные лентяи и вечные поэты жизни, среди них редкими вкраплениями – милые мальчики и девочки… как бельмо на глазу, – маленький город внутри Города, грязный, затуманенный кокаином, манит и влечет своими соблазнами.
Внимание рассеяно. Она ищет знакомые лица, время от времени приветливо улыбаясь или кивая в знак приветствия. Почти все они – заядлые стритрейсеры, любители сорвать куш и угробить тачку ради секундного выброса адреналина. Хотя, нужно признаться, развлечение это затягивает. На пару мгновений внимание привлекла сладкая парочка за столиком в уголке:
Педики, – чуть раздраженно диагностировала Ал, отводя взгляд. Не то чтобы она имела что-то против, нет. Но нормальных парней в городе как будто не осталось. Куда ни плюнь, сплошь содомия и извращения. А жаль, тот темноволосый показался очень даже симпатичным.
Ого! Не узнал!
Она аж вздрогнула, едва не выпустив из руки стакан, так это оказалось громко и близко. Это Шон, один из лучших друзей канувшего в небытие экс-ухажера Альмы. Отличный парень, владелец автомобильного салона, а еще у него всегда можно достать качественную дурь совершенно бесплатно. Ну… то есть почти бесплатно. Его-то она и ждала.
Все так плохо?
Наоборот… Нет, отлично выглядишь! А где… драные джинсы и футболка на три размера больше? – засмеялся парень, все еще разглядывая Альму.
У выхода ждут… – Одним глотком прикончила виски. – Так я зря пришла?
Нет-нет! Пошли, он нас ждет.
И они отправились наверх, туда, где в уединении и относительно спокойной обстановке и вершатся все темные дела. Это всегда безумно веселило. Даже в самом задрипанном баре на краю земли обязательно будет тайная комнатка, где тебя поджидает сутенер или наркодилер. Закон жизни, что тут сказать.
Ну и где твой парень?
Вопреки ожиданиям вопрос адресован был не Альме, а именно Шону.
Вот «он», – кивнул вниз, на плюхнувшуюся уже на диванчик и прикурившую сигарету девушку.
Здесь, в самом деле, было тихо. Легкий лаунж на смену рвущим басам. Никакого мелькания, исключительно вязкий и томный синий свет. Ожидавший их мужчина был с виду лет сорока, холеный, подтянутый, а сейчас еще и бесконечно удивленный:
Аризона… Не знал, что это женское имя, – ухмыльнулся.
Я тоже, – закивав, поддержала его Альма. – Всегда думала, что это название штата, – закончила она с тем непробиваемым видом, какой всегда вызывал у собеседников неуверенную улыбку, независимо от того понимали они, что девушка шутит или нет. – Я вас слушаю.
И она расположилась поудобнее, откинувшись на спинку дивана.
Сигарета медленно тлела в пальцах, пока «горе-географ» излагал суть дела. Задание было простейшим, и платили прилично, но с каждый словом все настойчивей становилось ощущение, что все это дешевая подстава.
Это что, Грис? – пихнула локтем сидевшего рядом Шона, и оба, почти синхронно склонив головы на бок, уставились на граффити во всю стену за спиной «мистера заказчика».
Нет, это Дюшан.
Ты бредишь…
И тут:
Стоп-стоп! Что?.. Какой Дюшан?! Вы вообще меня слышите?
Я вас слышу, – серьезно заявила Альма. Оторвала взгляд от стенной репродукции и затушила зазря прогоревшую сигарету в пепельницу. – Только дел у нас с вами не будет. То, о чем вы просите… С этим справится любой первокурсник-айтишник, и за много более низкую плату. Я вам не нужна. Всего хорошего.
Она поднялась и под изумленный взгляд сорокалетнего, не нашедшего даже, что сказать, направилась к выходу. Какие-то извинения пробормотал Шон, но девушке, четно говоря, было по боку, что там кто подумал. Ввязываться в сомнительное дело с сомнительной выгодой не было никакого желания, а уж объясняться – и того меньше. Злило только то, что ночь пропадает даром. А ведь она могла хорошенько выспаться после трех смен в мастерской, вместо того, чтобы шарахаться по клубам. Ну да ладно, что теперь! Раз уж так выпали карты, нужно пользоваться случаем и развлекаться.
И все-таки это Грис, – бросила догнавшему ее Шону.
А?
Забей.
Схватила его за руку и, сбежав вниз по лестнице, тут же нырнула в самую гущу жарких, пропитанных сексом и музыкой тел, увлекая парнишку вслед за собой и на развороте притягивая к себе ближе. Легкие движения, ненавязчивые, дразнящие.
Что у тебя сегодня?
Музыку перекричать нереально, но даже по обрывкам слов интуитивно понимаешь, чего от тебя хотят. Он что-то сказал ей на ухо, заставив хитро ухмыльнуться и, согласно кивнув, сделать крепкую такую затяжку из спрятанной в его ладони папиросы.
Ого-о, – протянула она, медленно выдыхая дым. Губы невольно расползлись в улыбке, а парень самодовольно усмехнулся.
Пока чувствовалась только мягкость и необычный для привычной травки вкус. Впрочем, Шон всегда умел удивить, порадовать постоянную клиентку чем-то экзотическим. На этом интерес к партнеру на танцполе пропал, как и к танцам вообще. Незаметное движение. Товар-деньги.
Не теряйся!
Спрятав небольшой пакетик в декольте, Альма решила, что пора постепенно выбираться из этого живого моря. Однако отказать себе в удовольствии напоследок было бы слишком расточительно. Кажется, на пути к вожделенной свободе были объятия. Кажется, был случайный поцелуй. Кажется, это была девушка. Да какая разница! Когда драм-н-бэйс пульсирует у тебя в крови, все становится неважно, а иногда даже приятно. Ты ощущаешь его всем телом, воздух вокруг, словно насыщен электричеством, и становится возможным наяву и запросто так достичь того состояния, к которому иные буддийские монахи идут годами, десятилетиями. Легкость, эйфория, нереальность. Все вокруг идеально, совершенно.
Вау…
Толпа «выплюнула» Ал почти у бара. Все еще ощущая на коже приятное фантомное жжение чужих прикосновений, она буквально проплыла последние несколько метров и оперлась локтями о неоновый глянец барной стойки. Товар оказался потрясающим. Всего-то после одной затяжки она уже чувствовала, как восхитительно вибрирует каждая нервная клеточка в ее теле. В таком состоянии всегда тянет совершить что-то безумное: разбить витрину вдребезги, промчаться по пустой улице, выжав максимум скорости из оставленного на «прокачку» чужого спорткара, или просто высунуться в окно часа в три ночи и заорать что-нибудь радостное и бессмысленное.
А ты что тут делаешь?
Зак как всегда в своем репертуаре: чмок в макушку, шлепок по попе и улыбка шесть на девять. Неужели уже прошло полчаса?! Тот идиот наверху так долго трепал языком. А был бы толк!
Тебя жду, – пригрозила девушка, взглядом провожая за стойку заступившего в свою смену бармена.
Меня? – в шутку изумился. – Извини, я завязал.
Он на мгновение отвлекся. Его напарник, Нова, решил о чем-то посплетничать. Оба мельком взглянули в сторону той самой «сладкой парочки» в уголке, как про себя их обозвала Альма, и Зак хмуро кивнул. Ал тоже обернулась. Парень уже был один. То ли скучал, то ли наоборот упивался обстановкой – с виду не понять.
Что, буйный клиент? – пошутила она.
Нууу… так…
На этой таинственной ноте Зак отошел к задней стенке. Скучать барменам не приходится. Пришел и сразу начинай работать – клиенты ждать не любят.
Опасная пляска бутылок в его руках всегда завораживала. Хотя и у него случались казусы. Коврик на кухне индиго долго еще радовал хозяйку ароматом текилы после того, как крепкий с виду парень не справился с одновременным управлением своими руками и чужими зубами. Вот Зак был хорошим! Всегда.
Ты не ответил.
Зажав зубах сигарету, она демонстративно подалась вперед.
У нас и еще в паре мест его называют «Демон», и не просто…
Звякнул металл. Пахнуло парами бензина. И Альма, едва не закашлявшись, расхохоталась так, что он решил не продолжать. Удрученно вздохнул, сунул зажигалку в карман и снова удалился.
Демон… – усмехнулась и, мотнув головой, снова глянула в сторону таинственного незнакомца. – А я розовый пони… Твою мать, что за ночь!
В общем, не советую, – прозвучало снова как-то очень громко и очень неожиданно, а перед девушкой стукнулся о ровную гладь второй за вечер стаканчик виски.
Только в эту секунду до Альмы дошло, что она уже больше минуты неотрывно смотрит на незнакомца в темном углу, и лицо тут же обрело хоть какое-то выражение. В данный момент удивление:
Не советуешь?
То, о чем ты думаешь.
Ты знаешь, о чем я думаю?
Я всегда знаю, о чем ты думаешь.
Вот поэтому мы и расстались!
Оба засмеялись, и Зак опустил перед стоящей рядом девчонкой бокал «Маргариты».
Ты его знаешь? Я думала, он гей.
Мм… нет… А вообще, не проверял. Короче, хочешь остаться без головы, дело твое. Я предупредил.
Да я уже без головы, – тихо-тихо себе под нос.
Она еще раз затянулась, надолго задержав в легких жгучую тяжесть дыма, и, забыв про стоящий перед ней виски, отправилась узнавать, что называется, из первых уст. Слишком велик был интерес, чтобы просто так отказываться от забавы. Что ее привлекло? А черт ее знает! Наверное, тут сыграло роль то самое непреодолимое желание совершить что-то безумное. С этого, в общем-то, и начинались всегда самые фееричные приключения в жизни индиго.
А я думала ты из «этих», – не стала уточнять из «каких». – А ты, говорят, демон?
Альма нахально улыбнулась, прикусив губу, чуть поерзала, устраиваясь поудобнее. Кстати, он и впрямь оказался очень удобным.
Долгий процесс знакомства и хождение вокруг да около не для нее и не в такой ситуации. А потому разговор она завела, уже плюхнувшись на колени к парню. Плевать, за кого он ее примет с таким поведением. Да и говорить так удобнее, не приходится срывать голос, чтобы тебя услышали.
Не сказать, чтобы индиго верила во всю эту историю с демоном. Сегодня каждый второй считает себя самой дикой инфернальной тварью на всю округу. Так, в принципе, и есть, но для большинства хватает хорошего подзатыльника, чтобы присмиреть. А тут… было что-то в этих глазах, от которых Ал с трудом старалась оторваться. Но все же смогла, на секунду, чтобы затушить сигарету и перекинуть руку через голову нового друга, облокотившись о спинку кресла. – Не поверю, пока не увижу сама, – доверительно поведала, склонившись еще ближе, к самому уху. – Что у вас там… не как у людей, м? – Пальчики второй руки пробежались по «железкам» у него на груди и поскакали дальше… то есть ниже. – Или сказки все это – про ночь с дьяволом и все такое? – Вообще, Альма откровенно шутила, ни на грамм не веря в потустороннюю сущность парня, но забавляться никто ж не запрещал. Он ей понравился. Чертовски понравился. Так что, так и хотелось вонзить зубки в нежную плоть. Еще чуть-чуть, и она так и сделает! – Давай так, очаровашка, – она внезапно отстранилась и, прищелкнув пальчиками, ткнула его в грудь. – У меня есть желание... как раз для демонов вроде тебя. Исполнишь его, и я твоя… на одну эту ночь, – схитрила девушка, не вдаваясь в подробности, что и желание, и плата, по сути, одно и то же. Но ее дело предложить. Его… А вот его и спросим. – Согласен?

Отредактировано Alma (2012-12-02 17:36:18)

+1

398

Зачем ты куришь? – Метаморф задержал взгляд на одной из девушек, прикидывая, что послужит заменой на относительно тихую ночь. – Да ещё так много. Алик! – Клубы дыма постепенно рассеивались в воздухе, открывая больше деталей на «горизонте». – Привычка – страшная вещь! – отмахнулся от Зары. В общем, что верно, то верно. Небольшое содержание никотина в сигаретах практически не воспринималось организмом, моментально перерабатываясь в безвредный материал. Виски в бутылке почти закончилось, а снова топать к бару пока не хотелось. Да и прямо по курсу перевертыш заметил фигурку девушки, определившейся с направлением… именно сюда, к нему. Либо она не знает, к кому собирается подойти, либо с инстинктом самосохранения неполадки. – Да нет же! Вижу, кое-что вижу, - чуть склонил голову к плечу, с прищуром глядя на миловидную блондинку. – О да-а, всё, как по заказу, - её светлые волосы, светлые глаза, неплохая фигура и принадлежность к особому типу людей.
Алькано только и успел отвести сигарету от губ, в сторону выпустив сгусток дыма, как уже имел у себя, почти в объятиях (!), симпатичную крошку, ничуть не испугавшуюся его подозрительной репутации. Хотя, у него есть и другая репутация… довольно заманчивая для некоторых особ.
Блондиночкам извилины напрягать вредно, - по губам пробежала удивленная ухмылка, но иронии в голосе с достатком. Ал моментально сообразил, о чём говорит девушка, пристроившаяся у него на коленях. – Демон? Я?! – перевертыш швырнул окурок в пепельницу и приобнял слишком уж смелую незнакомку, чтобы не ёрзала лишний раз. Но ему нравится. Интереснее будет. – Говорят, - не стал отрицать, потому что ко многим способно прилипнуть данное определение. – Желаешь проверить? – также негромко спросил, сначала перехватив свободной рукой подбородок девушки, а потом пальцами спустившись к ложбинке у основания шеи и… ещё ниже. – Экскурсию провести? – усмехнулся, горячим дыханием обдав щеку любопытной малышки. – Уверен, ты будешь удивлена, - неприкрытая ирония. Если уж ей так хочется, то у неё будет прекрасный шанс увидеть. Почему нет? – Ночь с дьяволом? – отвёл взгляд, представив на миг какого-нибудь Высшего демона в постели, который покусился на тело, а не на душу, - да смешно! Всё сказки, но в каждой сказке есть доля правды. – А давай проверим, - воодушевился, сразу заимев планы на эту вздорную девицу, имя которой он вряд ли узнает, потому что… в их общем распоряжении одна ночь, кою необходимо провести, как обычно, с максимальной выгодой для обоих и разбежаться!
Согласен, - не думая, ответил парень, даже не собираясь выслушивать желание девушки. Логика проста: если она предлагает себя, то её желание вряд ли отличается великой оригинальностью. Здесь всем нужно одно и то же, а вера в потусторонних тварей – дело самой последней важности. Но иногда стоит задуматься. Не зря люди вешают ярлыки, интуитивно что-то угадывая. – Но, - ладонью провел вверх по спине девушки, запуская пальцы в её волосы и оттягивая за них вниз, - помни: тебя предупреждали не зря, - неожиданно предупредил с усмешкой, склонившись к ушку сероглазой блондинки. На самом деле, он знать не знал, ставил ли кто-нибудь её в известность, что девушки, которые побывали в его компании, не всегда возвращались в то же русло своей серой жизни (или вообще пропадали куда-то). В принципе, прозвище говорит само за себя, иной раз.
Демон разжал кулак, выпуская из ладони светлые пряди. Заглянул снова в глаза своего «подарочка», не удержавшись от злорадной и даже презрительной отчасти ухмылки, и вдруг впился в губы девушки жарким, агрессивным поцелуем. Руки заскользили по соблазнительным контурам фигурки, прижимая индиго ближе и удобнее, но и не блокируя её волю в более комфортном положении (напротив – самое то), лишь направив.
Музыка всё ещё бьёт по ушам, но звуки не сливаются, слух выделяет всё, что нужно услышать. Вокруг много людей, которым нет дела до того, что происходит вне их личного пространства. И дым… До чего же перевертыш любит это подобие тумана в полумраке.
- Ал! Мать твою, ты где шлялся, черт тебя дери! – грубый мужской голос становился ближе и вскоре толпа «выплюнула» на свободное место у углового столика здоровяка, чем-то разозленного. – А! Уже успел кого-то подцепить?! Это что, типа игнор?
Метаморф сначала действительно игнорировал этого спортсмена, которому он в прошлый раз лицо разбил и обеспечил травму головы. Быстро ж мужик оправился, решив, видно, отомстить. Алькано оторвался от губ своей новой знакомой-на-одну-ночь, спустившись по линии шеи к плечику и наконец-то взглянув на нарушителя его личного пространства. – Топай отсюда, - грубо, спокойно, отозвался, зубами и языком касаясь нежной женской кожи, а ладонями забираясь под подол платья.
- Вылезай из-под бабы! Реванш! Давай же! – взбесился здоровяк, сделав ещё пару шагов вперёд, но неожиданно остановившись под взглядом перевертыша. Это и значит – приковать взглядом, ничего при том не делая особенного.
- Ну что подвис? Бе-ги,- по слогам почти прошептал, совсем уж жуткий взгляд подарив человеку. Возможно, дело не столько в глазах, в которых прячется дикий зверь, сколько в миг тяжелеющая атмосфера, вызывающая инстинктивный страх. Правда, вряд ли девушка уловила изменения, находясь под действием какой-то дряни. А вот смельчак уловил, попятившись назад и бросив на ходу уже до зубовного скрежета знакомые слова: Вот же дьявол
Парень пальцами зацепился за ткань трусиков на бёдрах девушки под платьем, снова поцеловав её и несильно укусив за припухшую нижнюю губу. – Нет, наверное, здесь её… не получится, - удрученно подумал, чувствуя агрессию в свою сторону сразу от нескольких живых существ, постепенно сюда приближающихся. А было б неплохо прямо в зале поиметь, особо не раздеваясь даже, эту цыпочку. Видимо, не судьба. Но… что ни делается, то к лучшему!
- Мы же не хотим на публику работать, крошка? – облизнулся, плавно заскользив ладонями ниже, по ножкам. – И делить мне тебя ни с кем не хочется. Разве что они мне души свои продадут, - усмехнулся, подхватывая девушку под ягодицы и поднимаясь с кресла. – Кстати, - оглянулся на продирающуюся сквозь танцующих людей группу непонятных индивидуумов и, покружив в своих объятиях индиго, поставил её на ноги, хватая за запястье и утаскивая вслед за собой. – Сильная штука? – пытаясь сквозь музыку спросить, крикнул парень, оглянувшись на спутницу и указав парой пальцев на глаза, по которым и видно, что девчонка где-то ширнулась. – Поделишься?.. – хохотнул, необычно ловко лавируя между людьми и распихивая тех, кто упрямо его не замечал. – Посмотрим, как на мне работает… на демоне, - уже и не с большой буквы, что не очень заметно в разговорной речи.
Парочка оказалась у лестницы на второй этаж, где имелось хоть какое-то свободное пространство. Только метаморф не остановился, увлекая индиго дальше, наверх, потому что разобрал выкрики среди толпы, не очень лестные в его адрес. Похоже, ему в кайф бегать от недоброжелателей. А не тут-то было! Стоило ступенькам кончиться, Алькано вновь привлёк к себе девушку, прижав её к мягкой (покрытой мягкими «обоями») стене и сорвав с её губ новый поцелуй. В это время «охотники» почти достигли своей цели, но заметивший их краем глаза перевертыш развернулся и с ноги снёс одного человека (тот укатился вниз по лестнице), другого за шиворот выкинул за «борт», а от третьего (того самого спортсмена) просто увернулся, дав тому самостоятельно «ликвидироваться» из-за собственной же неловкости. – А как тебе нравится? – неожиданно спросил, имея ввиду область сексуальных «отношений». Оказался сзади своей (когда успел присвоить?) малышки и обхватил её за талию, привлекая к себе. Ладонь же скользнула ниже… на бедро, к краю платья…
А вообще, сделать ещё несколько шагов к какой-нибудь комнате не так уж и трудно. Правда… там не очень весело. – Хм… прикинуться что ли копом? – а это уже пошли мысли и фантазии на тему, как наиболее веселее провести время наедине с сексапильной штучкой. Да-да-да, она индиго и что-то может, но вряд ли она будет против, уже показав свой темперамент с намёками на те же… ноты, как и у выбранного ею зеленоглазого «чуд…а».

+1

399

Чудно! – обрадовалась было Альма, но тут же притихла и, судорожно вздохнув, запрокинула голову, повинуясь движению запутавшейся в ее волосах руки парня. Мурашки забегали по коже от одного его голоса, звучавшего так близко, а сердце забилось в предвкушении чего-то так часто, что голова закружилась у индиго, и она только и смогла, что в притворном ужасе прошептать:
Боюсь-боюсь…
Губы растянулись в улыбке, обнажив белые зубки, готовые хоть сейчас впиться в лакомый кусочек. Слышал он или нет ее слова сквозь давящую пульсацию музыки, уже вторично. Пока их желания, кажется, совпадают, и это не может не радовать девушку, слишком уж часто делающую ставки не на тех, кто ей нужен. А об остальном можно и потом позаботиться, разве нет?
Она тряхнула волосами, едва ощутив хоть какой-то намек на свободу. Нет, Ал не чувствовала себя в чем-то ущемленной или задетой. Напротив, сама всегда с радостью уступала инициативу тем, кто рвался покомандовать своенравной девчонкой. Во-первых, это до жути забавно, все равно, что мартышке дать поиграться со взрывчаткой. А во-вторых, как показывала практика, ребятки как-то быстро сдувались, скучнели и не могли уже придумать ничего оригинальней, чем повысить голос или залепить пощечину (за которую, кстати, мгновенно расплачивались целостностью зубов или других ценных деталей), и тогда приходил ее черед отыграться за потраченное впустую время. Скука, да и только, проще говоря.
Наглый, испытующий взгляд глаза в глаза. Поцелуй не стал неожиданностью, скорее уж заманчивой перспективой. Не он, так она бы это сделала. – Что ж, поглядим, дьяволенок, надолго ли тебя хватит, – в мыслях ухмыльнулась девушка. Напугать ее сложно, и уж тем более смутить. Но начало было многообещающим, и с каждым нахальным прикосновением зеленоглазого очаровашки, как в очередной раз окрестила его индиго, интерес разгорался только жарче и жарче.
Не отрываясь от жадных губ, Ал моментально сменила свое положение на более выгодное и привычное и уверенно сидела теперь сверху, крепко сжимая бедра парня коленями. Ладошки ее свободно гуляли, с любопытством изучая предоставленный материал. Стыд? Смущение? Да бросьте! Откуда? Она так часто преступала рамки всех возможных приличий, что сейчас даже отчетливое жжение в затылке, напоминающее, что добряшка Зак из своего угла все видит, помнит и ревнует, не могло заглушить азарта. И тут…
Услышав свое имя, индиго никак не отреагировала, громко выматерилась в мыслях и решила не обращать внимания. Тем более голос ей был не знаком. Но вдруг все встало на свои места:
Опаньки! – изумилась, то ли тому, что руки парнишки так вот запросто пресекли несуществующие границы дозволенного, нырнув под платье, то ли тому, что кавалер ее (внезапно!) откликается на тот же «позывной», что и она. Альма обернулась, не без интереса разглядывая подвалившего верзилу. Честное слово, едва хватило сил, чтобы в голос не расхохотаться. Нет, этот олух их явно с кем-то спутал. Новый друг ее хоть и не выглядел совсем уж беззащитным, но с этим шкафом ни в какое сравнение не шел. Какой реванш?! Вы о чем?!
Что это было? – посмеиваясь, спросила девушка, когда жертва стероидов изволила удалиться. Ответа не последовало. Ну и черт с ним! Невольно вздрогнув в объятиях зеленоглазого брюнета, Ал придвинулась еще чуточку ближе, хотя куда, казалось бы. – Не хотим… – утверждение или вопрос – сама не поняла. Но вот со второй частью была полностью согласна. – Как скажешь! Только тогда и мне придется забрать твою. Я дорого стою! – звонко рассмеялась Альма, крепко ухватившись за шею парня, если тому вдруг взбредет в голову ее уронить.
Мм? – Оказавшись на своих двоих, одернула платье, так бессовестно уползшее наверх, и поспешила следом, сквозь толпу, дым и вибрации музыки. В ответ на вопрос лишь неопределенно пожала плечами, инстинктивно уворачиваясь от какой-то кудрявой дылды слева по курсу, искренне верящей, что эти конвульсии можно назвать танцем. Насколько сильная эта «штука», сложно сказать, она ведь ее толком и не распробовала. – Да не вопрос… А куда мы?
Но он то ли ее не услышал, то ли не посчитал нужным отвечать. Вопрос испарился сам собой, когда индиго вслед за своим спутником ступила на лестницу, ведущую на второй этаж. Она даже была немного разочарована, что запросто читалось и в серых глазах, и в презрительно скривившихся губах. Дальнейший сценарий угадать нетрудно, хотя, честно сказать, Альма от этого безумца ожидала чего-то пооригинальнее, чем просто «затащить девочку в укромный уголок». С другой стороны, она могла и ошибаться, поэтому пока не спешила вырывать поводья и позволяла вертеть собой, как ему того хотелось.
Усп! – только и мелькнуло в голове, а сама девушка невольно вжалась в мягкую стену, постепенно отползая в сторонку, чтобы и ее ненароком не задели. Настырные оказались ребята. – Анаболики до добра не доводят, мальчики, – про себя ехидничала Альма, мягко говоря, удивленная и одновременно обрадованная тем, как легко устранялись проблемы в виде мускулистых драчунов. Сама она никуда не лезла, трезво оценивая свои возможности и не слишком приспособленную для активного образа жизни одежду. А вообще, перво-наперво просто не имела пока интереса ввязываться в чужие разборки.
Весьма! – поджав губки и пару раз кивнув, похвалила победителя малость ошеломленная пока еще индиго и, не дожидаясь продолжения банкета, развернулась, чтобы идти дальше. Только сейчас, после этого фееричного шоу, в голову закралась мысль, что парнишка, быть может, и впрямь не так прост.
Хэй-хэй… Не так быстро, приятель, – коротко посмеялась Альма, поймав его за руку, едва он успел подцепить краешек платья, и ловко развернулась, тут же встречаясь с ним взглядом. Она, правда, не собиралась лишаться горячих объятий, которые кружили голову похлеще любой наркоты. Напротив, ухватив за края куртки, довольно грубо притянула к себе снова и хитро ухмыльнулась:
Вот что мне уж точно не понравится, это если тебя опять отвлекут на самом интересном… Я тоже не хочу делиться, – призналась она, доверительно понизив тон и уже почти касаясь его губ своими. – А они наверняка вернутся, – намекнула, что занимательную «экскурсию» придется еще немного отложить и найти местечко поспокойнее. Но все-таки не удержалась от соблазна присвоить себе еще один поцелуй, жаркий и дикий, невольно прижавшись к зеленоглазому плотнее и застонав тихонько от удовольствия и жгучего тепла, разлившегося внутри. Прав был Зак, Альма, действительно, близка к тому, чтобы остаться без головы, правда… сейчас немного в другом смысле. – Ну, или не они, – нетерпеливо выдохнула, оторвавшись от горячих губ своего нового друга, когда хорошо различимы стали чьи-то шаги на лестнице и голос, принадлежащий одному из местных секьюрити. – Не зевай! – И теперь уже сама, ухватив парня за руку, потянула за собой вглубь второго этажа. Чертики в глазах, шум в ушах, адреналин в крови. Она ни капельки не жалела, что ввязалась в эту авантюру. Да она вообще никогда ни о чем не жалела! – И часто с тобой так? – смеясь, поинтересовалась, чуть притормозив за очередным поворотом и выглянув из-за угла: оторвались ли от «погони». Впрочем, не факт, что целью являлись именно они. Это мог быть банальный обход после казуса с летающими по лестнице качками. Проверят коридоры, удовлетворятся видимым спокойствием и свалят. – Чего они вообще от тебя хотели? Денег? Славы?.. Любви? – не удержалась, чтобы не подколоть еще раз по поводу той странной истории с приставучим и каким-то очень уж гейским на вид джентльменом внизу.
Поворот закончился тупиком. Вернее, не совсем тупиком, а комнаткой с недвусмысленным изображением телефонной трубки на матовом стекле окошка в двери. Туда Альма без лишних раздумий и затащила свою находку, для надежности повернув защелку, видимо, чтоб тот не сбежал. Внутри все до банальности банально: телефон-автомат на стене, «Желтые страницы» с исписанными и повыдерганными листами, зеркало, чьи-то нескромные комментарии – уютно, в меру опрятно и как-то слишком светло в сравнении с коридором.
Ну… так на чем мы там остановились? – изобразила она забывчивую наивность, прислонившись спиной к двери. – Ах, да! – хитро сощурилась. – Ты же хотел кое-что проверить. Подвинься, – мягко отпихнула парнишку в сторону и пригрозила пальцем, чтоб почем зря руки не распускал. Выудила из-за голенища сапога портсигар, разложив его на некоем подобии столика, и распотрошила одну из своих самодельных сигареток.
Не знаю, что это, – честно призналась девушка, вытащив теперь из декольте пакетик с травкой, и, встряхнув, посмотрела его на просвет. – Но разве это важно? – беззаботно пожала плечами. Она, конечно, шутила, хоть и на самом деле пробовала эту дрянь впервые в жизни. – Друг говорит, ее готовит какая-то там знакомая ямайская ведьма, жрица вуду или как их там… Не знаю уж, насколько это правда, но… я вроде пока умирать не собираюсь, как видишь. Да и тебе не советую, – засмеялась Альма, склонившись над столиком и вовсю занятая темным делом. И тут кому-то приспичило подергать ручку и постучать в дверь за ее спиной. – Занято! – рявкнула девушка, даже не думая отвлекаться. Но ее то ли не поняли, то ли понравилось. Стук раздался снова и еще более настойчивый. – Да чтоб тебя… – процедила сквозь зубы и, облизнув пальчики, развернулась. Щелкнул замок. Дверь распахнулась. – О… привет, – и Ал тут же, схватив за волосы на макушке, втащила в их уютное гнездышко рыженькую девочку-милашку, одну из тех, кому бы мирно сопеть сейчас в постельке перед новым учебным днем в школе, а не приключения на одно место искать.
Я, твою мать, что, говорю по-китайски? – зло прошипела над самым ее ухом, прижимая спиной к себе и зажимая рот рукой. Альма даже внешне выглядит чуть покрепче их нечаянной гостьи, все-таки время, проведенное за надиранием «задницы» боксерской груше не прошло даром, а что уж говорить о прочих… нюансах – девчонка, хоть и дергалась, как рыба без воды, но была в надежных и слишком уж любопытных руках. – Или ты говоришь по-китайски? Или он говорит? – кивнула в сторону парня. Рыжеволосая что-то замычала, отчаянно замотав головой. Вот и отлично. Выяснилось, что все в этой комнате друг друга понимают без переводчика, значит, беседу можно продолжать. – Здорово! – хохотнула индиго и отпустила девчонку, раздраженно тряхнув головой. – Только пикни, – погрозила пальцем на случай, если та вдруг настолько тупа, чтобы закричать.
Вы меня убьете? – прижимаясь спиной к стене, пролепетала крошка, чем вызвала взрыв веселого хохота.
Убьем?! Нет… нет! – сквозь смех и слезы. – Только немножко повеселимся. Правда ведь? Совсем немного… – уточнила у своего сообщника по веселью и сложила губки бантиком, словно выпрашивая конфетку. – Как тебя зовут, милая? – снова одарила она вниманием незваную гостью.
Лидия.
Лидия… Тут такое дело, Лидия… – томно прошептала Альма. Подошла ближе и, обхватив ее подбородок одной рукой, а другой – обвив талию, снова притянула к себе, вдохнув легкий нежный аромат юной кожи и каких-то духов, смешавшихся с сигаретным дымом. О, как она восхитительно пахла! В такие моменты Ал переставала понимать, за что так любит этих неотесанных «обезьян», когда вот же оно… совершенство! – Ты нам немножко помешала, – так же сладко протянула, отвернув девичье личико в сторону, и не смогла удержаться, кончиком языка подцепив мочку нежного ушка. – Знаешь, что бывает с теми, кто лезет, куда не надо? – Та мотнула головой, испуганно глядя на спутника девушки. – Очень плохо… – вздох. – Набирай, – прекратив забавляться со своей пленницей, индиго оттолкнула ее обратно к стене. – Что уставилась? Номер набирай. Живо! Или ты сюда не за этим пришла… хочешь третьей стать? – злорадное такое изумление.
Лидия, видимо, особо желанием не горела, а потому, кинув монетку в автомат, под пристальным наблюдением бросилась набирать чей-то номер. Ал, конечно, двинутая немного, и горящий едва сдерживаемым безумием взгляд сейчас прямое тому подтверждение, но убивать или просто калечить кого-то без действительных на то причин не станет, даже удовольствия ради. А вот припугнуть безголовую малолетку для смеха – это завсегда.
Вот и все, – почти с сестринской нежностью чмокнула пухленькие губки, когда девочка, перекинувшись парой слов с каким-то Ником и попросив забрать ее из клуба, повесила трубку. – А ты боялась. Проваливай теперь и только попробуй там внизу начать вякать. Мы можем и передумать…
Дверь за бедолагой закрылась, и Альма снова щелкнула замком, полная готовности в следующий раз проломить череп любому, кто посмеет сюда заявиться, будь то хоть сам Господь Бог.
Не смотри на меня так, – буркнула не глядя и, перекинув волосы через плечо, снова вернулась к незаконченному косячку. – Я же сказала, что делить тебя ни с кем не собираюсь. И вообще, нехрен тут деток развращать, – так, с довольной ухмылкой на губах, она оправдала свой… благородный в чем-то поступок и то, что «добыча» ускользнула из лап. Лизнула край папиросной бумаги и заклеила свое произведение искусства, подкурив нашедшейся в том же портсигаре маленькой зажигалкой.
Holy shit… – скрипнула она несколько секунд спустя, прикрывая глаза и медленно выдыхая ароматный дым пробной, но довольно крепкой затяжки. – Держи…
Прислонившись спиной к стене, девушка из-под полуприкрытых век уставилась на своего напарника, наконец улучив момент разглядеть его получше. Картинка завораживала. Хотя в марихуановой дымке любая картинка начнет завораживать.
Ал, значит, – вспомнила, как его назвал тот верзила, и чему-то криво ухмыльнулась. – Забавно… А полностью? Нет! Стой! Я угадаю! Алан… Александр… Альфред? – сама скривилась от последнего варианта. – О! Адольф!.. Ах… Нет, это не то… – засмеялась Альма, явно освежив кайф с того первого раза на танцполе. – Кстати, твой вопрос… – тут же перескочила на другую тему, как будто потеряв интерес к именам, и как-то попритихла. – Я ведь так и не ответила. Мне нравится… – отлипла от стены и, нервозно покусывая губы, сделала небольшой шажок навстречу, затем нырнув в объятия своего зеленоглазого дьявола. – Я люблю… когда на меня смотрят. Понимаешь, о чем я? – продолжила она тише, игриво куснув подбородок разок… другой, и одной рукой забираясь под куртку. Сделала еще одну небольшую затяжку из его же пальцев, ловко перехватив за запястье. Случайный прохожий, извращенец из дома напротив, внезапно вернувшаяся чья-то жена – неважно, нечаянный зритель всегда найдется, а внизу их так и вообще полно.
В относительной тишине как-то слишком бесстыдно звякнули пуговицы на джинсах, и девушка негромко рассмеялась, даже и не думая, впрочем, останавливаться.
Так как тебя зовут, сладкий? – шепнула на ушко, и ладошка в штанах парня настойчиво сжалась, добиваясь немедленного ответа.

------>улица

Отредактировано Alma (2012-12-06 17:19:00)

+2

400

И не надеялся. – Ещё бы. Перевертыш с удовольствием бы что-нибудь натворил, дабы доставить головную боль кому-нибудь. До чего же неприятно, когда находится женщина, ещё не осознавшая, кем она пытается вертеть. В каком-то смысле это… возбуждает, а заодно распаляет, рождает азарт, чему метаморф не мог не улыбаться, хитро и капельку безумно. Она грубо его притягивает, а он бессовестно её лапает и фантазирует, как же весело будет им в постели… с такими-то характерами. – Если они меня отвлекут на самом интересном, им не жить, - негромко произнёс Ал, ничуть не преувеличивая, ибо прерывать его в каком-либо деле, мягко говоря, не рекомендуется. – О да… - Ещё один поцелуй за вечер оказался каплей масла, подброшенной в только-только разгорающееся пламя. – Горячая штучка. Надеюсь, все её способности ей подконтрольны. А то бывает же, - память подкинула милый пример с девушкой-пирокинетиком, когда её прикосновения вдруг стали слишком… горячими.
- Хах, да от кого слышу! – фыркнул, пускаясь в «побег» вместе со своей пассией на сию ночь. - Да постоянно, представь себе! Видимо, кто-то обещал награду за мою драгоценную шкурку, - наигранное самодовольство и самолюбование проскользнуло в голосе лишь на миг. – Магнетизм – есть такая штука! – хохотнул, про себя тем временем немного раздражаясь, оказавшись ведомым. – Чувствую, будущее отзывается звоном металла, - на этот раз звоном, а не вкусом. И то, радует странная ассоциация.
Ал и не заметил подколки, казалось бы, только фыркнув с кривой улыбкой на губах. Он не испытывает отвращение к сексуальным меньшинствам человеческого общества по понятным причинам – он же метаморф. А вот почему Вель так шугается их – тот ещё вопрос. – Показать, что я не самый крутой на районе, наверное, - напустил на себя серьёзный задумчивый вид. Отомстить они хотели. Отчего ж ещё лезть к тому, кто без видимой причины решил отделать непонравившихся ему личностей. Впрочем, какая разница? Демону искать причин для того, чтобы оказаться посреди драки, не требуется. – Я не против. Пусть пытаются, пока не убились, - он это образно сказал, потому что убивать-то их ему, если вдруг достанут не очень терпеливого перевертыша, - из-за собственного упрямства, - таинственно закончил, вдруг осознав, что дверка ведёт далеко не в уютную комнату с кроватью и прочими интересными (и не очень) удобствами.
- Тебе приспичило позвонить? – не удержался от вопроса с издевательскими интонациями, не надеясь получить на него ответа. – Ну, спрашивать совета у друзей или родителей перед тем, как трахнуться с очередным парнем, - это так… Черт, да это ж совсем уже маразм. – Алькано прислонился к стене, осматривая все имеющиеся поверхности. Да нет, она шутит? – А я забыл, - «обломная» фраза прозвучала так, будто он на самом деле забыл. – Начнём заново! – рассмеялся негромко, сократив расстояние до девушки и положив ладони на её бедра. – Так ты об этом! – хмыкнул, отстранившись и наблюдая за её действиями, словно первый раз видел самокрутки и пакетик с чем-то непонятным.
- Действительно, неважно, - облизнулся, искренне соглашаясь. – Да ну! – со смешком выразил толику удивления. – Я постараюсь не сдохнуть раньше времени, - с сарказмом пообещал, прислушиваясь к звукам за дверью. Вот будет досада, если от этого умирают! Главное, чтобы подобный эффект не наступил посреди ночи или раньше: с трупами общаться не получается, поверьте на слово, они очень не разговорчивы и пассивны.
Тот, кто решил ломиться сюда не вовремя, явно не был из числа возможных преследователей. Во всяком случае, это был бы верх идиотизма! Метаморф довольно спокойно отнесся к стуку, привыкший не замечать многих вещей, коли так надо. Постучались бы да отвалили. – Да зачем… - прошипел Алькано, неодобрительно сверкнув глазами. Третий лишний, как говорится. Тем более, делиться ни парень, ни девушка друг другом не желают. Так в чём прикол? – Не в клубе же. Вот на частной вечеринке или на улице – да, черт возьми, можно поймать милую девочку и поиметь её, устроить сценку на троих и позабавиться, а потом ненужный уже материал устранить или… пригрозить и прогнать. – С другой стороны, демон с удовольствием бы взял в их милую компанию ещё одну симпатичную цыпочку, для более интересного и насыщенного вечера. – Да больно нужен нам тут неинтересный и холодный труп, - скрестил руки на груди, внимательным взглядом окидывая их гостью и улыбаясь краешками губ. Всякие мысли ползают в голове, вплоть до тех, которые нормальному взрослому человеку в голову не придут. – Ага… - облизнулся, оскалившись нехорошо. – Мы чуть-чуть поиграем, - он вполне способен начать жестокую игру, которая покалечит психику подростка, и найти в этом что-то для себя веселое. Он же тварь беспринципная совершенно! – Или она поиграет, а я посмотрю, - на лице парня отобразилось легкое непонимание, смешанное с недовольством. – На кого ж я напоролся… - по губам пробежала тихая усмешка, которая могла трактоваться очень и очень по-разному. – А… - немного разочарования. – И всё? – безрезультативное издевательство. Было б веселее воплотить что-то в жизнь, а не запугивать девчонку зазря. Что ж, ладно, не здесь.
- Какие мы добрые! - прокомментировал перевертыш, не удержавшись от смеха, немного истеричного, но откровенно веселого. – Уроки жизни малышам тоже необходимы, - что правда, то правда: учатся лишь на собственном опыте. – Хм? Так вставляет? – принял «поделку» и потянулся за своей зажигалкой в кармане куртки, слушая чьи-то разговоры в коридорах и разглядывая новую знакомую. А он её вроде бы видел когда-то… Давно. А может и не он видел, а Зара или Вель.
Закурил, сделав затяжку и вскоре выдохнув облако дыма. Интересные ощущения. Но всё равно не то, чего хотелось бы. Увы, вряд ли надолго эффекта хватит. – Ага, лень же людям полностью имя произнести, - презрительно хмыкнул, пока ещё только определяясь, чувствует ли он что-нибудь, пробуя неизвестную травку. – Мимо, крошка! – усмехнулся. – Всё мимо! – метаморф прикрыл глаза, делая новую затяжку, выдохнул сизые клочья «тумана» и наконец поймал то, что и подобает испытывать от этой смеси от… какой-то там колдуньи. Вообще, колдуны, любого пошиба и ранга, обычно умеют делать наркотические штучки. Только вот… они рассчитывают на потребителей-людей. А жаль.
Алькано любит задавать вопросы, чтобы узнать и воспользоваться информацией на своё усмотрение, применить её чисто в своих интересах. – М? – внимательный взгляд завис на груди девушки, затем метнулся к глазам, в то время как свободной рукой парень обхватил её за талию. – Вот как, - кривая улыбка гармонировала с появившимся в глазах блеском, отчасти выдавая вспыхнувшую идею в голове. Он бы обозвал её извращённой, если б всё ещё продолжал находиться где-то между своим истинным лицом и прицепленной ролью братишки. Не место здесь чистоплюйству уже, когда точно понял, что за штучка попалась на удочку. А штучка эта… из тех, кто любит внимание, власть, выгоду и действительно сильных тварей, подобных себе. Кого-то напоминает, отчего в кровь поступает больше адреналина, заставляя играть по… то есть, без правил, играть без правил. – Может быть, - вот ещё, понимать женщин – не его увлечение, а уж под кайфом их понимать – тем более, не его. Только догадывался. Перевертыш едва не рванул руку назад, с каплей раздражения вернув сигарету к своим губам и вновь затянувшись. Ладонь с талии индиго соскользнула ниже. Только… вот не было желания прямо тут продолжать общение. Тесно. И всё.
Блять, аж каламбурить тянет. Но это не моя черта. – Парень ухмыльнулся, ничуть не уязвленный сложившейся ситуацией, и пальцами провёл по щеке девушки, держа в той же руке дымящую сигарету. – Это такая угроза?.. – неожиданно плотно прижал блондиночку за бедра к себе. – У тебя в ладошке о-очень слабый аргумент для моего немедленного ответа, - ну да, за данную деталь метаморф «волновался» точно так же, как и за остальные. Правда, организм сейчас имеет стандартные настройки, отчего и реагирует, как и положено со всеми неприятными и приятными сопровождающимися. Да только Алику нет дела до этого, пока совсем плохо не станет. – Тц, - усмехнулся негромко, метко швырнув окурок в пепельницу у телефона, и запустил освободившуюся руку в светлые волосы спутницы, заставляя её откинуть голову назад. Почти коснулся её губ своими, не выдавая никакой слабины (а её и не было) в своём нынешнем состоянии ни выражением глаз, ни агрессивными действиями. – Черт… - пока непонятно, о чем он. Хотел совсем другое сказать, но вдруг прикосновение превратилось в поцелуй, чтобы блондиночка и слова не посмела проронить.
- Алькано! Альма! – послышался знакомый голос того, кто уже домой должен был топать. Видимо, задержался, посланный сюда кем-то из администрации. Везёт барменам, они почти всех по именам знают и готовы иной раз такой облом втемяшить, даже не подозревая об этом. Нова, кажется, был в курсе, что «подозреваемые» окопались в комнате для звонков. Он постучал, а затем продолжил. – Выметайтесь-ка оттуда. И да, это не рыжая малявка сообщила! Считаю до трех, и кто-то окажется с дырявой головой! – послышался щелчок предохранителя. Нет, он шутил, конечно же! Но он кое-что знал о зеленоглазом демоне, ничуть не брезгуя использовать это знание на практике, что часто смахивало на шутки из черного юмора.
- Фу, Нова! Знаешь, мне эта дырка не к лицу будет! – откликнулся Алькано, отрываясь от вкусных губ новой подруги, имя которой он узнал из чужих уст. Что ж, теперь они «неофициально» знакомы. – Альма, значит. Ал, - усмехнулся негромко. – Руки, детка! – он имел ввиду, чтобы она уже оставила его в покое.
- Меня очень щедро попросили вас выгнать. Обоих. Давайте-давайте! – судя по тону бармена, в чем-то был подвох, приятный «подвох».
- Он серьёзен, похоже, - хохотнул метаморф, застегивая джинсы и поправляя куртку. – Как ты смотришь на прогулку? В другое заведение или на чью-нибудь тусовку, м, крошка? – приобнял сзади, подтолкнув на выход. Именно, лучше найти приключение, а уж место и участники всегда обозначатся.
- Держите! – Нова швырнул вышедшей парочке по пакетику с чем-то. – И проваливайте, - как ни странно, а в руках наглеца пистолета не было, но уж угрозу он и без того мог в жизнь претворить. Бармен бросил на посетителей выжидающий взгляд, скрестив руки на груди. Может быть, он с виду не такой уж и внушительный человек, но что-то в нём есть такое… неприятное, щекочущее нервы.
Метаморф поймал маленькую пачку с белым порошком и положил в карман, не задавая вопросов. Он не знал, что это. После чего схватил девушку за руку и потащил за собой, на первый этаж. Среди отдыхающих обозначились знакомые лица, которые пока что не заметили резвого демона. – Хм, - неожиданно понял одну вещь! – А где твоя верхняя одежда? – немного виновато улыбнулся, при этом умудряясь не терять в какой-то степени хищного вида. Вот сейчас будет забавно, когда индиго узнает, что её спутник в таком виде и пришёл сюда, невзирая на зимнюю погоду.
Неприятели, конечно, побросали взгляды на парня, но более не стремились что-либо сделать. Ходили всякие слухи, поэтому умные вовремя останавливались, не желая получать лишних травм. Перевертыш заказал бутылку крепкого виски с собой (себе) у барной стойки, ожидая, пока девушка оденется и приведёт себя в порядок, а затем обхватил её за талию и направил к выходу из клуба.
– Нам точно следует найти укромное и теплое местечко, - промурлыкал Алькано, прислушиваясь к звукам уже на улице. – Мм! Или не обязательно? – утягивая сероглазую блондиночку за собой по тротуару, вслух спросил метаморф и резко, даже немного грубо, притормозил, поймав спутницу в объятия и жадно поцеловав.
Кстати-кстати, а через несколько домов слышалась громкая музыка и выкрики людей. Кому-то весело. Может… стоит затеряться в этом веселье, присоединившись к нему?..

> Улицы европейской части города

+1

401

Январь. 2014 год.
ночь: ветер утих. Снегопад закончился.
Небо посветлело, раскинувшись мириадами звезд.
Мороз усилился. Температура воздуха: - 15

Девушка появилась в зале незаметно, словно из ниоткуда и медленно прошла к барной стойке. Было еще довольно рано и народу было мало, но это только внутри, потому как снаружи уже собралась приличная толпа. Шиона устало опустилась на стул и опрокинула тяжелую голову на руки - она сегодня опять не выспалась. Почему-то жутко болела голова и в ушах звенело, и Шио очень надеялась, что это не признаки подступающей простуды. В зеркальном отражении стены она внимательно наблюдала за посетителями, удивляясь знакомым лицам, появляющимся здесь раз за разом. Среди них не было ее конкретных знакомых, просто они были настолько частыми гостями здесь, что она невольно запомнила из лица. Каждый день...Точнее каждую ночь они здесь...Как это может не надоесть?... Неопределенно вздохнув она подняла голову и посмотрела на часы - еще пара минут и нужно идти готовиться.
- Хай, Шио! - знакомый голос пытавшийся прорваться сквозь гул музыки, заставил ее заозираться в поисках поздоровавшегося. Это оказался никто иной, как бармен. На лице азиатки появилась улыбка и она приподнявшись на локтях приветственно чмокнула парня в щеку.
- Привет-привет. Как работа? Тебя давно не было видно, выходные брал? - весело зачирикала Шио. Небрежным движением руки она убрала с лица мешавшиеся волосы и устало улыбнулась. Ей нравилось следить как в его умелых руках мелькают бутылки, стаканы. Настоящее представление. Парнишка улыбаясь рассказывал как он провел свой отпуск и познакомился с какой-то местной, по его словам она была "горячая штучка". Шиона лишь кивала и местами смеялась, внутренне поражаясь в какие ситуации умудряется попадать этот чудак.
- Круто! - подвела она логическую черту под его рассказом, - Я бы сидела тут и сидела, но время не ждет. Пойду к себе, сделаешь мне водички?
- Не вопрос, сделаем в лучшем виде!
С сожалением она слезла со стула и направилась к себе в гримерку. Народу в зале заметно прибавилось, танцпол заполнился танцующими фигурками, а это значит пора "работу работать", как любил приговаривать ее друг. Небрежно бросив сумку на небольшой диванчик, она сняла куртку и сапожки. Пол маленькой комнаты по прихоти Шио, покрывал ковер - она любила ходить босиком. Спустя пару минут в дверь просочилась одна из официанток и поставила на столик графин с водой и пару стаканов. Перебросившись с Шионой парой приветственных фраз, она торопливо вернулась в зал, работа есть работа. Принять эту мысль пришлось и лисице, так что она по-кошачьи потянулась и села перед зеркалом наводить марафет. 
В гримерке как всегда пахло духами и лаком для волос, жуткая на первый взгляд  смесь, но Шио уже привыкла и запаха почти не замечала. Ее сегодняшний наряд аккуратно висел на "плечиках" возле зеркала. Мдааа...и в этом я должна танцевать?.... Нет, на сцене в мерцании светомузыки это будет выглядеть довольно эффектно и даже красиво, но сейчас... Корсет цвета индиго был обильно расшит стразами и сверкал так, что девушка недовольно нахмурилась, шортики, как обычно больше смахивающие на трусы, были черными, но украшались более скромным кружевом. В целом терпимо конечно, особенно если учитывать, что пару раз девушка танцевала в нижнем белье ярко-розового цвета. О своем виде на работе, девушка задумывалась редко. В конце концов она всегда одета, пусть и по минимуму, гостям к ней не подойти - охрана обеспечит безопасность, а в остальном она вообще занимается тем, что любит. Танцует.
Одежда, если ее конечно можно было так назвать, сидела на ней отлично. Волосы Шиона убрала в высокий хвост, накрасила глаза и надела шпильки. Безразлично оглядев себя в зеркале(еще она для этих типов в зале стараться будет. Не дождутся!) Шиона вышла за дверь. Два амбала в служебной форме привычно проводили ее в зал и скрылись.
Довольный гогот из зала возвестил о том что ее заметили. Почему-то хотелось поязвить и поклониться, но дурачиться просто сил не было. Хотелось скорее отработать и домой, спать. Знакомые ритмы музыки уже сами заставили тело двигаться. Девушка прикрыла глаза погружаясь в звуки, ловя ритм и двигаясь в такт ему. Ее движения были гибкими и пластичными, она словно кобра, подчинялась звукам дудки дрессировщика и двигалась подобно змее. Тонкие руки рисовали в воздухе замысловатые узоры, в то время как тело извивалось под восхищенным взглядами нетрезвых посетителей. Она слышала отголоски их мыслей и желаний, настолько низких и примитивных, что ее тошнило. Даже звенящая в воздухе музыка не могла заглушить от девушки этот поток, это было тем немногим, но весомым, что не нравилось ей в этой работе. Скоро домой...Надо будет позвонить Иви... Когда легкость в движениях начала медленно и привычно сменяться болью в мышцах, музыка наконец сменилась на более энергичную. А это значило что рабочее время азиатки подошло к концу. Это открыло в уставшей девушке второе дыхание и она даже послала в зал воздушный поцелуй.
Забежав в гримерку она устало плюхнулась на стул и взглянула в зеркало. Вид у девушки был немного вымотанный, но глаза весело сверкали. Стерев лишнюю косметику, она чуть подкрасила ресницы и расчесала волосы, оставив их привычно распущенными. Натянула темно-синие джинсы и белую майку. Вспомнив про воду, девушка с наслаждением вылила в себя почти три стакана, чувствуя как по телу разливается прохлада - после работы ей всегда было невыносимо жарко. Уже на ходу натягивая на ноги сапоги, она схватила с вешалки куртку и выскочила в зал. Пританцовывая на ходу и весело улыбаясь, она вновь уселась за барную стойку, с удовольствием наблюдая за выступлением другой девушки.
- Ты как всегда в ударе! - бармен протянул ладонь и Шио усмехаясь дала ему "пять". Это была его коронная фраза, после каждого ее выступления. Девушка уже считала это чем-то вроде ритуала. Сперев из вазочку горстку сухариков она с довольным видом принялась их грызть и чуть пританцовывая телом поглядывала в зал.

Отредактировано Sheona (2013-01-29 11:44:49)

0

402

Январь. 2014 год.
ночь: ветер утих. Снегопад закончился.
Небо посветлело, раскинувшись мириадами звезд.
Мороз усилился. Температура воздуха: - 15

Улицы европейской части города

Сейчас Владислав представлял собой не слишком привлекательное зрелище: мокрая одежда, усталый и безжизненный взгляд, снег, стремительно тающий в светлых волосах.
Но мысли о том, что его могут не впустить в клуб, просто не рождалось в его голове. Вообще-то в прошедшие пару часов, в ней не рождалось абсолютно ничего.
Медленно отодвигается дверь, пропуская его внутрь, свежесть морозного воздуха мгновенно заменяется на аромат алкоголя, человеческого пота, духов. Шаг, второй, трети, среди безликой толпы, среди множества человеческих тел.
Юноша чувствовал себя ледоколом, пробивающимся сквозь толщу льда. Влад подошел к бару. Коктейль в граненом бокале. Забытый кем-то из посетителей ярко-алый коктейль. Почти такой же яркий, как кровь в подворотне. Кровь, невольно заляпавшая  его дорогие ботинки. Человек лежащий у его ног… Живым – он был ничтожеством. Мертвым – просто куском мяса.
Раздается приветственный гул и на сцену выходит девушка в корсете цвета индиго. В лучах искусственных солнц дешевые стразы блестят подобно алмазам. Владислав смотрит на ее, но видит совсем иную девушку и слышит другую музыку:
Воздух  напоен  благовониями, и звуками восточной мелодии.  Девушка, властно подняв  левую руку, и  поднеся  к  лицу правую, ступает медленно и плавно. Она сосредоточенна, торжественна, почти  царственна. Она начинает свой танец. Ее  груди волнуются, от бьющих по ним  ожерелий напрягаются и твердеют соски. На влажной коже блещут алмазы.  Сверкает  все: пояс, перстни, браслеты. Каждый камень вспыхивает, струится огненными  змейками, плавится на матовой коже и походит на жука с переливчатыми, красно-желто-лазурно-зелеными крылышками.
Под грохот барабанов и безумный плеск флейт изгибает она свое прекрасное, почти нагое тело. Камни ожили и, вдохнув свой свет в женское  тело, зажгли  его. Шея, руки, ноги сыплют искрами, то красными, как угольки, то голубыми, как вспыхнувший спирт, то белыми как звезды.
Она больше не танцовщица, опьяняющая своей животной страстью  Она -  богиня  вечного сладострастия. Бессмертная красавица, каждый изгиб тела которой несет в себе проклятие и колдовскую  притягательность. Вечная Темня Женщина, несущая  погибель  всякому,  кто  ее коснется.
Танец закончился и Владислав усмехнулся устало прикрыв глаза.

0

403

От сухариков жутко хотелось пить и спустя пару минут я уже с трудом могла с этим бороться. К тому же я поцарапала нёбо, и теперь чувствовала на языке солоноватый привкус крови. В этом было мало приятного. Мой взгляд беспечно скользил по танцующим, то и дело ловя ответные заинтересованные взгляды, но сегодня мне не хотелось больше танцевать. Музыка проходила сквозь тело электрическими разрядами, но разлившаяся по телу вялость давила всякое желание двигаться - невиданное, для меня дело. С некоторой долей сожаления я все таки оставила вазочку сухарей в покое и отвернулась от танцпола. При желании я могла видеть его часть в отражении барной стойки и мня это вполне удовлетворяло. "Бум-бум-бум" - словно тебе давили на грудную клетку, басы гремели в самой голове, били по стопам, непрекращающаяся вибрация звуков вызывала головокружение, но я уже свыклась. Помнится, в первое время меня мучили ужасные головные боли, даже в своей квартире в тишине, я слышала этот несмолкающий гул. Казалось, что тишина звенит, оглушает, все звуки доносятся словно через пелену. А сейчас я просто выходила из клуба и все напряжение оставалось там, не в силах преследовать меня и дальше. Я стала находить в работе удовольствие, в некотором роде. Хотя по прежнему меня ужасно напрягали мои способности. Словно подчиняясь закону Мёрфи, они обострялись здесь настолько, что я могла расслышать мысли многих танцующих, пьющих, прожигающих свою жизнь. И их мысли мне не нравились. вы когда-нибудь думали, зачем люди ходят в подобные места? Может эта атмосфера помогает почувствовать им себя живыми? Или наоборот, забыть обо всем, что было снаружи? Спрятаться или показать себя миру? Это место было универсальным. Этим оно мне и нравилось. Поэтому, несмотря на многочисленные подколки Иви я все еще работала здесь. Возможно она это понимала и не давила на меня. Кто ее знает.
При мысли о Еве мои губы сами собой растягиваются в улыбке, я не могу не вспоминать о всех тех приколах, что случались с нами, стоило нам увидеться. Это стало почти традицией.
- Тебе чего-нибудь налить? -  музыка сменилась на более ритмичную, но тихую и я без труда услышала его бодрый и веселый голос. Невольно я задумалась насколько бывает широк круг знакомых и насколько при этом невелик круг близких тебе людей. На пару секунд задумавшись, я согласно кивнула и повысив голос, ответила:
- Мохито, сойдет.
Порывшись в кармане куртки я выудила помятую купюру и улыбнувшись положила перед ним. Мы с этим парнем были знакомы всего пару месяцев, он был веселый и ужасно общительный (наверное этими чертами должны обладать все бармены) и частенько угощал меня "за счет заведения". Но я не любила злоупотреблять чужой добротой. Кивнув он нырнул куда-то под стол в поисках лайма и я снова вернулась к созерцанию зала. Удивленно принюхавшись я ловлю в воздухе чуждый этому месту запах. Его довольно трудно выделить среди мускусно-алкогольной смеси, но "зверь" его чует. Это запах влаги, не пота и не воды, это талый снег с примесью мужского адекалона. А я и позабыла, что на улице идет снег. Ничуть не стесняясь рассматриваю источник запаха. Он сиди в паре метров от меня - человек, судя по тому что я не чувствую в нем ничего другого,  парню на вид лет 19-20, и он выглядит довольно уставшим. Светлые волосы спадают влажными прядями, видимо он не удосужился стряхнуть с головы снег, прежде чем войти внутрь. Заинтриговано изгибаю брови и ничего больше - судя по звону льда в бокале, готов мой мохито. Я не ошиблась, бармен как раз вставляет в стакан яркую трубочку и протягивает мне. Благодарно киваю и делаю полный удовольствия глоток. Боже, как же здесь жарко...
Делать все равно нечего, поэтому я поворачиваюсь к незнакомцу.
- Ты не похож на заядлого тусовщика, - с улыбкой констатирую я. - Какими судьбами к нам?
Не то чтобы меня действительно это интересовало, но мне нравилось общаться с новыми людьми. Это вносило в повседневность каплю разнообразия. К тому же парень был недурен собой, но я старалась на этом не зацикливаться.

Отредактировано Sheona (2013-01-31 19:52:02)

0

404

Я ее победил, наконец!
Я завлек ее в мой дворец!
Три свечи в бесконечной дали.
Мы в тяжелых коврах, в пыли.

Дум, - дум, - дум. Ритмичная музыка имеет странное свойство, о котором знали древние жрецы и шаманы. Она помогает отключиться, войти в транс, забыть обо всем. Дум, - дум, - дум. Это как бесконечные раскаты грома, как удары человеческого сердца, но в ином темпе, в ином ритме, ином режиме. Музыка, благовония, наркотики… сначала они могут мешать вызывая тошноту и головную боль, а затем… затем, наступает миг, когда ты сливаешься с музыкой перестаешь слышать и ощущать ее, миг, когда реальность исчезает, когда исчезает все.
Дум, - дум, - дум. – Удары в мозгу. Удары крови бешено несущейся по венам.

Я ее победил, наконец!
Я завлек ее в мой дворец!
Три свечи в бесконечной дали.
Мы в тяжелых коврах, в пыли.
И под смуглым огнем трех свеч
Смуглый бархат открытых плеч…

Влад невольно вздрагивает. Звук человеческого голоса пробуждает его. Вырывает из той энергетической, наркотической нирваны в которой он до этого пребывал. Юноша медленно поворачивается и смотрит на источник звука. Он не знает ее, но это не имеет значения. В эту секунду он ненавидит Шиону, но в тоже время он ей благодарен. Юноша медленно поворачивает голову, не зная, какое выражение застыло на его лице.

Отредактировано Владислав (2013-02-02 15:53:05)

0

405

Прохлада напитка разливается по телу приятной дрожью, ощущается каждой клеткой, покалывает кончики пальцев. Я прикрываю глаза и улыбаюсь, настолько мне сейчас хорошо. Жажда уже давно прошла, и сейчас я смакую терпкий кислый вкус с маленькими кусочками льда. То что нужно.
Он не сразу реагирует на мой вопрос, поэтому пожав плечами, я беспечно отворачиваюсь, чтобы посмотреть как бармен лихо жонглирует тремя бутылками. Зрелище превосходное. Его ловкие руки мелькают в воздухе так быстро, что обычные люди наверняка не замечают этих маневров. От моего же взгляда не скрывается ничего. Зверю не очень нравится запах алкоголя, но за столько лет жизни среди людей и в такой обстановке, он постепенно привыкает. Хочу принять полуформу....Черт, до чего же я устала скрываться! С каждым часом проведенным в человеческом теле, мне все труднее скрывать свою сущность. Я начинаю нервничать - пора домой. С огромным сожалением делаю последний глоток и выуживаю из стакана листик мяты. Глядя на то, как я жую помятую горьковатую зелень, сидящая сбоку девушка морщит нос. Плевать! Я люблю так делать, и что об этом подумают окружающие уже не моя забота. Приятное послевкусие успокаивает, дает ощущение домашнего уюта и я еще более остро осознаю, что хочу домой.
Он смотрит. Прошло около минуты с тех пор как я попыталась завести разговор и теперь не знала, давно ли он обратил не меня внимание. Его уставшие холодные глаза источают злобу или ненависть, в мерцающей темноте я не могу точно определить его эмоции, но буквально нутром чувствую тяжесть и негатив. Эй, а что я такого сказала?...Вот ведь нервный... С присущей мне беззаботностью я посылаю бармену воздушный поцелуй, и прощаясь, полу спрыгиваю, полу сползаю с высоченного барного стула. В голове крутится заученный до автоматизма маршрут: "барная стойка" - "танцпол" - "фейсконтроль" - "обледеневшая в это время года лестница" - "один квартал вверх" - "свернуть на узенькую улочку с мерцающими окнами кафе" - "повернуть налево" -  "минуты три идти прямо" - "подняться по лестнице на второй этаж" - "пройти по коридору до моей квартиры". В общей сложности от дома до работы я доходила в среднем минут за 15, так что в этом мне повезло. Подхватив со спинки стула свою куртку, я  направилась к выходу мурлыча себе под нос какую-то мелодию, которую сочиняла на ходу. Взгляд сам скользнул по сидящему незнакомцу, которого я потревожила, но я свернула на танцпол и чья-то фигура закрыла мне обзор. Не заморачиваясь по этому поводу я надела куртку и уже выходя на холодный зимний воздух, засунула руки в карманы.

Отредактировано Sheona (2013-02-10 14:38:31)

0

406

Легкий флирт, прыжок, до автоматизма заученные движения. Безмолвно Владислав следил взглядом за девушкой, пока она окончательно не растворилась в пестрой толпе.
Наверное, - подумал он, - мой взгляд чем-то оскорбили ее, иначе, почему она ушла?
На секунду ему захотелось вскочить и догнать ее, остановить и объяснить что она тут совершенно не причем. Она тут не причем просто… А собственно говоря что просто? Те неясные тени, неверные отблески огня, что связывают его с давно забытым прошлым? Прошлым, которое уже давно похоронено. Или еще нет?
Секунду бежали со стремительною быстротой. Ему уже больше не хотелось тишины и покоя. Ему уже больше не хотелось удерживать их. Владислав не привык извиняться. Особенно когда не чувствовал себя виноватым. Девушка исчезла. Растворившись, как одинокая капля в миллионе других капель образующих целое море. Владислав улыбнулся. Секундное чувство сожаления бесследно исчезло.
Зевнув он поднялся и пошел прочь.

Вокзал

Отредактировано Владислав (2013-05-03 19:14:28)

0

407

Июнь. 2014 год.
Ночь: звездное небо. Тихо и прохладно.
Температура воздуха: + 15

-------Начало игры-------

Нынче было прохладно. Пожалуй, даже слишком прохладно для уже полностью вошедшего в свои права летнего месяца. Очевидно, лишь недавно кончившийся дождь все же успел унести с собой накопленное за день тепло.
Сколько Эффигия находился в этом городе он уже не считал. Но уж точно времени, которое он провел здесь, было достаточно для того, что бы полностью влиться в его жизнь - перестать приветствовать каждого встречного на улице, ибо в обществе так не принято, перестать постоянно улыбаться от каждой мимолетом коснувшейся его кожи капельки воды или лепестка, ибо это выглядело слишком по-детски. А Алекс, даже если еще и ощущает себя ребенком, то уж точно таковым не выглядит. Все больше учась переживать собственные ощущения без внешнего их выражения, он постепенно мимикрировал под обычного юношу. Юношу, который стоял сейчас за барной стойкой, выдавая зеленый отблеск на глазах каждый раз, как на них падал свет, все еще дивясь про себя причудам местного климата - к этому привыкнуть было тяжелее.
В дождь все нормальные люди сидят дома, а не ходят по клубам. Хотя сейчас уже не дождь, но все равно! Однако, вас сегодня, наверное, даже больше, чем обычно. Почему же так, ребята?
Судя по всему, бесстрашные и неостановимые жители этого необычного города настолько хотели веселья, что пришли бы сюда даже после камнепада. Одного не понимал Эффигия - как можно, будучи такими веселыми, в глубине души являться черствыми, грубыми, эгоистичными и надменными. Столкнувшись с этим феноменом всего несколько раз, Алекс, в силу инфантильности, неосознанно видел его в каждом незнакомце, чей вид не располагал к доверию, и всегда был крайне закрытым в разговоре с ними. Печально, что опыт не успел научить куклу, что если вид располагает доверию - нужно быть в два раза осторожнее.
Марионетка, играющая роль бармена, появилась в клубе раньше открытия, как и полагалось. Времени удобнее для работы не придумаешь - спать у марионетки все равно особой необходимости не было. Кроме того, тут можно было понаблюдать за совершенно разными личностями. Новые заказы сыпались на Алекса почти ежесекундно. В основном они состояли из выпивки - все же основная часть посетителей приходила сюда именно за ней. Особой экзотики никто не заказывал - несколько излюбленных публикой коктейлей и уже ставшее классикой любого бара пиво. Так что на выполнение заказов у Эффигии не уходило много времени, и в перерывах он либо протирал стойку, которая всегда довольно быстро успевает обрасти всяким мусором, либо уходил в раздумья, расхаживая вдоль все той же стойки в ожидании, пока кто-нибудь окликнет бармена, желая сделать очередной заказ.
Что-то меня уже начинает угнетать собственное молчание. Я такими темпами скоро вообще родной язык забуду.
Но от диалогов с посетителями Эффигия отказывался - они далеко не всегда реагировали на подобные порывы души положительно.

Отредактировано Alex Effigies (2013-06-19 22:50:03)

0

408

Август. 2014 год.
• ночь: звездное небо. Тихо и прохладно.
Температура воздуха: + 15

Служба контроля бездомных животных

Поморщившись от резкого порыва ветра, Владислав плотнее завернулся в темное пальто. Ночные улицы этого города веяли мраком, безлюдьем, холодом и пустотой. Почти точно такой же пустотой, которой веют улицы старого Эдинбурга.
Разницу составлял лишь местный запах лишенной той легкой, почти неуловимой ноты, которую люди обычно называют стариной и более мягкий, приглушенный стук шагов по асфальту.
Молодой человек шел с работы, без каких либо определенных намерений. Он просто хотел немного поразвлечься. Он хотел развлечься и не думать больше ни о ком и ни о чем. Стандартное желание, которое хоть раз в жизни охватывало каждого из нас.
- Ночной клуб "Инфинити".
Ярко освещающая улицу, вывеска ночного клуба на секунду привлекла его внимание. Владиславу всегда нравился это клуб. Шумно, весело, азартно, бездумно.
Уже на подходе к клубу молодого человека встретила очередь из тех, кто хотел попасть в этот клуб. Обычно здесь собиралась элита города, так называемая "золотая молодежь".
Те самые ребята, само существование которых лучше всего подтверждало старинную пословицу: не все то золото, что имеет блеск.
На улице толпились стайки богато, но небрежно молодых людей в компании со своими пассиями, чаще всего – парами на одну ночь. Сразу было видно, что здесь все понимали, и никто ни от кого ничего не требовал. Просто беспутная ночная жизнь поражающая своим пафосом, смешанным с затейливой непритязательностью. Именно то, что сейчас было так необходимо Владиславу.
Протянув охране солидную порцию зеленых бумажек, молодой человек без особого труда проник в клуб.
В помещении как всегда было шумно и весело. На танцплощадке, занимающей большую часть зала, толпилась чертова уйма народу, ни на секунду не смолкал смех и радостные возгласы. Танцевать Владиславу не хотелось, и он быстро направился прямо к стойке бара.
- Виски со льдом, пожалуйста.

0

409

Август. 2014 год.
• ночь: звездное небо. Тихо и прохладно.
Температура воздуха: + 15
Клуб VIP <=

Спокойно выхожу из такси, разрешая объять себя вольному ветру. Захлопнув дверь, поднимаю взгляд на ярко горящую вывеску клуба и чуть тихо вздыхаю, понимая, что моя жизнь – это лишь клубок беспорядочных связей. Меня тошнит и вообще мне плохо, не то, что бы случай с Даймоном вывел меня из жизненного равновесия, скорее, прибавилось еще проблем. В квартире ремонт, в клубе ремонт, в общем, негде и потусить. Я уже ни с кем не спал целую неделю. Наверное, это рекорд на данный момент, но рано или поздно я все равно сдамся своей сущности и пропаду в бездне разврата. Вновь тяжело втянув свежий ночной воздух, неуверенно, обвивая себя руками, ступаю в сторону служебного входа. Посмотрев на длиннющую очередь, которая разделялась на девушек-шлюх и мальчиков-папиков, мне стало еще хуже и охранники, стоявшие у дверей, с лёгким кивком, обозначающим «VIP гость», пропустили меня внутрь.
Сомнения меня раздирали: «А стоит ли поддаваться соблазну? Может, лучше домой кино посмотреть?». Но я почему-то все равно здесь. Господи, как же я ненавижу свою блядскую сущность. Пора мне бы уже устроиться в бордель – там хоть не надо подкатывать, хотя  и в обычной жизни мне не приходиться никого уговаривать на секс-одна ночь.
В уши ударила звуковая волна и по телу пробежали неприятные мурашки. Прикрыв глаза, я все-таки пытался отстраниться от всеобщей суматохи, танцев и радости. Все вокруг меня бесили своей простотой и тупостью. Поморщившись от невыносимого запаха алкоголя, сигарет и всевозможных плюшек, напрямик отправился к барной стойке, чтобы выпить. А выпить хотелось очень даже. По дороге меня постоянно кто-то лапал, щипал и пытался флиртовать. Я холодной отказывал каждому, пусть и симпатичному человеку… или нечеловеку. Сейчас я попытался  даже не пользоваться способностями, дабы ничто не мешало мне спокойно напиться и уехать домой… одному.
Весь персонал знал меня в лицо, поэтому бармен тут же оказался возле меня и со сделавшей улыбкой спросил что я буду пить. Пришлось кинуть ему ободряющую ухмылку и сказать: «Как всегда». Парень улыбнулся и начал готовить мой напиток. В это время я все думал, куда присесть – выбор пал на место возле светловолосого паренька, который тоже что-то попивал и пытался расслабиться.
Я выпрямил спину, чуть размял шею и присел на выбранное мною место. Громкая музыка уже начинала поднадоедать и решение побыстрее отсюда уехать все более и более становилось реальностью.
Мой коктейль был готов и подан с невероятной вежливостью, почти тошнотворной для меня. Сегодня, не мой день. Черт, не мой месяц… Кажется, не все мое время, проведенное в этом черном Городе.
- Спасибо, подойдите чуть позже , - приказным тоном ответил я официанту и тот перешел к другим клиентам. Мне все же пришлось невзначай осмотреться и вглядеться в соседей. Справа был симпатичный блондинчик, а слева длинноногая брюнетка, увлеченно болтающая с каким-то уголовником.
Вновь выдыхаю,пытаясь унять головную боль и все растущее желание убиться. Хоть сделать это было и сложно, но все-таки возможно… Может, все-таки встретиться с Даймоном и попытаться его попросить покончить со всем этим?
В какую-то секунду девица резко поворачивается и задевает меня локтем. Мое тело было достаточно расслаблено и моя соскользнувшая рука опрокинула бокал с жидкостью прямо на парня справа. «Боже, что за неловкая дура!» - пронеслось у меня в голове.
Брюнетка оказалось красивой, но ее неловкость просто взбесила, она стала горячо извиняться, а затем со своим кавалером удалилась. Хорошо, что она ушла, а иначе я бы ее заставил тут вылизать полы… в прямом смысле. Но делать все ж что-то надо и я с извиняющейся улыбкой сказал:
- Черт, так неловко вышло. Извините меня, надо было так не расслабляться мне. Всякие тут ходят…
Я достал платок из кармана и приложил его к накаченной груди парня. По телу пробежал ток силой 220 Вольт и мне пришлось нехотя отпрянуть от горячего тела, оставив платок на его руке.
- Эм, если хотите, я возмещу ущерб. Сколько стоит эта кофта? – в моем голосе вновь прозвучал извиняющийся оттенок и, мысленно отругав себя и уверив, что я тут ни при чем, уверенно повернулся к юноше и улыбнулся. У парня оказались голубые глаза, такие красивые, что я невольно засмотрелся и буквально утонул в глубокой синеве.

0

410

Время от времени поднося к своим губам стакан с напитком, Владислав делал небольшой глоток, а затем долго и меланхолично рассматривал, как тает лед.
«Эти кубики льда… чистые, холодные, пресные. Они так напоминают, они так напоминают мою жизнь!»
Коротко вздохнув, молодой человек продолжил пить, с каждым глотком все больше и больше погружаясь в депрессию.
Кто-то может сказать что депрессия – это плохо. Воистину депрессия – это плохо, тяжело, но иногда вместе с тем чертовски расслабляющее и приятно. Как может быть приятно курение опиума, невзирая на все его тяжелые последствия.
Алкоголь начал действовать и постепенно все звуки утихли, все запахи исчезли, оставив Владислава один на один с его стаканом.
Отстранено изучая его содержимое, молодой человек вяло подумал, что неплохо бы поднять пятую точку, снять номер в отеле и продолжить бухать там. Но его блистательные планы на вечер были неожиданно прерваны одним неприятным происшествием. Незнакомый парень окатил его чем-то липким, а затем начал сбивчиво извиняться.
Резко повернувшись, Влад уже хотел сказать неловкому джентльмену все, что о нем думает, но столкнулся с ним взглядом и все слова просто умерли. Умерли, так и не родившись.
Нельзя сказать чтобы обливший его парень чем-то особо выделялся из толпы: хорошая фигура, приятное лицо, переменчивые глаза неясного оттенка, но было в нем нечто… нечто притягивающее к нему все взгляды. И то кто хоть один раз мельком взглянул на него, уже просто не мог отвести глаза.
«Магия… – Подумал Святослав. – Нет. Ни магия, а сексуальность. Врожденная сексуальность. Она просто окутывает его коконом, исходит от него волнами как от брошенного в тихий пруд камня, обволакивает его подобно аромату дорого парфюма. Да он просто… При взгляде на него его хочется… я не знаю что хочется с ним сделать! Но определенно по темным улицам ему одному лучше не ходить…»
Примерно такие мысли родились в голове молодого человека внимательно разглядывающего Фауста.
«Стоп! Что я пялюсь на него как грешник на Мадонну!»
- А… - Влад быстро отвел глаза, схватил со стойки салфетки, и больше не глядя на парня начал усиленно вытирать себя ими, - не стоит беспокоиться! Подумаешь… ну с кем не бывает!

Отредактировано Владислав (2013-08-14 13:24:59)

0

411

В помещении стало резко невыносимо жарко. На лбу выступили капельки пота от взгляда блондина. Я старался вести себя непринужденно, совсем незаинтересованным и спокойным, но, говоря откровенно, выходило чертовски плохо. В штанах становилось тесно – все же недельное отсутствие какого-либо партнера, то бишь пищи, давали о себе знать. С этим мне было просто не побороться, да и зачем? Я же пока ничего не сделал, только пожираю глазами каждый сантиметр этого парнишки.
«Господи, держи себя в руках! Хорошо, хорошо, найдем кого-нибудь сегодня!» - попытка мысленно остановить бушевавшее тело прошла более менее хорошо, поскольку меня перестало так сильно трясти от возбуждения и мне стало чуть спокойнее.  Теперь, возможно, парню удастся уйти не изнасилованным мною. Ха, потому что я и на такое способен. Хотя никто, никто (!) еще не противился мне. Кажется, однажды я повстречал одну суккубку – может, она было не очень «за», но покувыркались мы с ней офигенно. Все-таки сразу видно было… и опыт… и мастерство.
- Со мной такое, к счастью,  - я чуть поперхнулся на слове «к счастью» - поскольку чаще всего после этого жертва ехала со мной в отель и мы занимались сексом. – часто происходит. Эм. Вы уверены, что ничего не хотите? Может, поедем ко мне и постираем или можно я Вас угощу? Пожалуйста, я не хочу всю ночь мучиться. А совесть у меня та еще стерва! - театрально шучу, пуская в ход обольщение и капельку внушения. Ну же, парень, ты не можешь отказать!
- Две текиллы, пожалуйста, - пришлось прикрикнуть, чтобы бармен услышал меня. Щелкнув пальцами, паренек был здесь.
- Как Вас зовут? – обнажая белоснежные зубки, придвигаюсь чуть ближе, чтобы так не кричать на весь клуб… а, может, со всем по-другому поводу…

0

412

В ночном клубе царили три сестры: жара, шум, и духота. Три неизбежные спутницы таких мест.
Обычно Владислав не любил подобные сборища, предпочитая им одиночество, тишину и прохладу.
Также обычно он не удостаивал столь пристальным вниманием ни одного человека. Обычно. Но не сейчас.
«И почему он так странно смотрит на меня?» - подумал Влад заворожено глядя как на лбу незнакомца выступают крохотные капельки пота, и поражаясь своему необъяснимо возникшему вдруг желанию стереть их рукой.
Одна из таких соленых капель образовавшихся на виске Фауста не выдержала силы притяжения и начала медленно стекать по его щеке, оставляя после себя прохладную, влажную дорожку. Она переместилась на шею, а затем исчезала за воротником блузки, и Владислав с сожалением подумал, что не  прочь был бы более подробно проследить ее путь.
- Поехать к вам и… постирать? – Рука молодого человека невольно скользнула по пятну на его одежде.
Секунду юноша смотрел на Фауста с изумлением, а потом неожиданно расхохотался.
- Знаете, мне много чего предлагали, но ваше предложение, - он покачал головой, - такое я слышу впервые!
«Шум и жара вокруг становятся просто невыносимы. От них раскалывается голова».
- Меня зовут Владислав, а вас?

0

413

Наконец мне стало очень жарко. Все тело ломило от неудержимого голода, и совладать мне с этим чувством становилось все сложнее. Где-то внутри я прекрасно понимал, что вновь высосу из человека очень много энергии, и будет достаточно сложно остановиться, ведь главное – не убить его. В конце концов, человек и есть человек, его энергия куда ниже, чем у тех же оборотней или магов. Поэтому стоит быть более осторожным.
Максимально приблизившись к парнишке, большим пальцем правой руки невзначай обвожу контур верхней губы, сам при этом, изнывая от желания вцепиться в это тело, валить и…
- Мое имя – Фауст. Немного необычное, но необычайно привлекательное, не так ли? – губы изогнулись в подобии ухмылки, а пальцы все настойчивее ласкали мягкую кожу парнишки: от губ к линиям скул.
- Я понимаю, что мое предложение может звучать смешным, нелепым или даже наглым. Но я обещаю, что можете попросить у меня все, что вам угодно, лишь дайте мне немного… - вдыхаю приятный оттенок алкоголя, исходившего от парня, таким голодным я еще не был, - немного, себя.
Голос стал даже отдавать толикой хрипотцы, а сам тон голоса становился все ниже, чувственнее и соблазнительнее. Все мои естество просто горело и метало внутри. Мои ментальные способности эмпатии вырвались из-под контроля, и передо мной проскочило несколько картинок из жизни Владислава.
- Ох, - томно вздыхаю, - Вы в поисках жилья? Я так понимаю? У меня прекрасная квартира. Обставлена по первому разряду. Я даже с Вас большую плату брать не буду. – приближаюсь все ближе, мои губы совсем рядом, а рука уже перешла на затылок, мягко лаская волосы парня.
- Ну же, давайте, поможем друг другу. – буквально, срывается стон с моих губ. Мое дыхание полностью сбилось, а сердце бьется все быстрее, и я не удерживаюсь и впиваюсь в мягкие губы блондина, привлекая его ближе к себе. Боже, чувствую неземное наслаждения, проникая в его рот, обследуя каждый сантиметр и тем временем высасывая необходимое количество энергии, дабы не начать соитие прямо здесь. Медленно разрываю поцелуй и в порыве наслаждения приобретённой энергии чуть отталкиваюсь назад.

+1

414

«Кто к нам в плаще явился пестром,
Толпу буравя взглядом острым
На странной дудочке свистя,
Господь спаси мое дитя!»

- Фауст? Как доктора? – Слегка наклонив свою голову набок любопытствует молодой человек. Он задает свой вопрос, одновременно гадая, сколько раз его спутника уже спрашивали об этом.  Любопытство, неуемное любопытство всегда было одной из главных черт Владислава.
Вот и сейчас ему любопытна своя реакция на чужие жесты, прикосновения, слова. На все то, что  сейчас при всем желании уже нельзя истолковать двояко.
Пальцы, ласкающие его кожу, чужая рука, которая мягко, но властно ложится на затылок не позволяя отстраниться…
Стоило «доктору» лишь раз прикоснуться к Владиславу, как сознание молодого человека будто разделилось. С одной стороны ему было неловко и неприятно, хотелось оттолкнуть чужую руку, укусить чужой палец ведь гомосексуализм всегда был чужд его природе, но с другой стороны… с другой стороны Владиславу хотелось узнать каково это. Каково это совершить нечто порицаемое, неправильное, запретное. Каково это обнимать плоского как доска парня с твердыми мышцами вместо мягкой, упругой груди.
«Кто к нам в плаще явился пестром, толпу буравя взглядом острым? – Вспомнились ему строчки из детского стиха посвященного Крысолову. – Нет… вы можете сколько угодно называете себя Фаустом, но соблазнить меня вы пытаетесь как заядлый Мефистофель! »
- Попросить все что угодно? А с чего вы взяли, - легкая полуулыбка медленно трансформируется в усмешку, - а с чего вы взяли, что вам есть, что мне предложить?
Будто прочитав его мысли, Фауст заговорил про квартиру. Его соблазнительный, завораживающий голос звучал как у педофила предлагающего маленькому мальчику прогуляться с ним за конфетку. Но в отличая от ребенка, Владислав прекрасно знает, что за этим последует. Теоретически разумеется.
«Так вот как оказывается, чувствовали себя дети увлеченный флейтой Крысолова и готовый пойти с ним куда угодно!» - невольно думает он.
Лицо искусителя приближается к его лицу, и теперь молодой человек может изучить его во всех подробностях. Юноша любуется движущимися вверх и вниз ресницами Фауста.
«Они похожи на крылья мотылька. Мотылька, пришпиленного иглой к картону, но все еще бьющегося в предсмертной агонии. Так и хочется обвести большими пальцами, надавить на глазные яблоки, сначала совсем легко, затем чуть сильнее…»
Поцелуй служит для Владислава неожиданностью.
У каждого из нас есть свои секреты. Секрет Владислава в том, что он ненавидит поцелуи. Ненавидит прикосновение чужих губ, вкус чужой слюны и главное чужой язык! Это юркий, скользкий отросток чужой плоти, столь бесцеремонно хозяйничающий у него во рту. 
И когда поцелуй прерывается, Влад брезгливо отстраняется, а затем вытирает свои губы рукой.
Молодой человек разглядывает свои пальцы, будто проверяя не испачканы ли они, а затем поднимает взгляд на Фауста. Поцелуй частично снимает чары и чего бы инкуб не хотел добиться, он явно получил обратный эффект.
«Я не гей и меня не влечет к парням. Прожив двадцать лет, я бы знал, если бы я был геем. Я не гей, а это значит…»
- Я пойду с вами, - в голосе юноши скользит явная заинтересованность, но уже несколько иного рода. – Но только при одном условии.
У каждого из нас есть секреты. Привлекательные и не очень.
Владислав пододвигается к мужчине так близко, что его губы почти касаются уха Фауста. – Я пойду с вами, если вы расскажите мне... Что. Вы. Такое.
У каждого из нас есть секреты. Привлекательные и не очень. И Владислав готов многое отдать чтобы узнать чужой секрет.

0

415

Я с усмешкой гляжу на это чудо, которое брезгливо от меня отстраняется, путаясь в собственных мыслях. Мне эта игра доставляет еще больше удовольствия – он явный не поклонник гомосексуальных отношений, но кто его спрашивает? Я – инкуб, я трахаю все, что движется. Ну, не все, конечно, но таких милых мальчиков точно. Полностью осушаю бокал с виски – напиток обжигает все внутри и становится как-то легче. Чуть вспотел, но, собственно, это нормально, наверное. Мое желание взять вторую порцию было остановлено двусмысленным приближением блондина, который чуть ли не на мне уже сидел.
Я притворно рассмеялся на его ответ, оповещая его о том, что на такие темы в клубах не разговаривают. Мне становится понятно, что он уже сталкивался со сверхъестественным, а значит, может, понимает, почему испытывает ко мне сексуально влечение.
Я по-хозяйски кладу руку на его промежность при этом расплываясь в нахальной улыбке. Во мне снова начинает расти неуемное желание слиться с кем-нибудь.
- О. А ты знаешь, что случается с любопытными людьми? – ироничная ухмылка, а рука начинает медленно поглаживать бугорок сквозь плотную ткань брюк.
- Хотя, я думаю, нам обоим кое-что нужно. Я отвечу на все интересующие тебя вопросы взамен, - моя рука остановилась, а затем чуть интенсивнее продолжила начатое, затем, резко отдернув руку, шепчу ему на ухо: - на одну ночь.
Отстраняюсь от парня, давая ему передышку и на осмысление всего произошедшего. Что же, хочет информацию? Пусть расплачивается, ведь в жизни нет ничего бесплатного. Но стоит ли ему рассказывать правду? Может, сказать ему, что я просто отличный соблазнитель? Ага, как же. Он никогда не испытывал ничего к парню, а тут раз… Нет. Думаю, не прокатит. Может, солгать, что я  человек со сверхъестественной способностью к соблазнению? О, кстати, неплохая мысль.
Вновь беру бокал с алкоголем и чуть ядовито поглядываю на Владислава.
- И да. Как доктора.
***
----> Гостиница "Селестион"

Отредактировано Faust de Grays (2013-12-27 14:17:55)

0

416

Когда рука Фауста решительно подобно армии Александра Македонского двинулась завоевывать новые территории, Владислав вздрогнул, а затем покраснел как алтарный мальчик, которому улыбнулась опытная проститутка. Секунду спустя вслед за смущением пришел сильный гнев.
«Так бы и заехал по его счастливой ухмыляющейся роже!» - подумал Влад, гневно взглянув на Фауста.
Пальцы молодого человека непроизвольно сжались в кулак. Единственное что удерживало его от мгновенного действия – это четкое осознание того факта, что после одного удара он просто уже не сможет остановиться пока не повалит «доктора» на пол, пока не прижмет его к грязному, истоптанному множеством ног полу своим телом подмяв его под себя. Он будет избивать его, бить  по лицу, пока эти безупречные губы не распухнут от его ударов, пока они не окрасятся собственной кровью и тогда…
«Стоп! Что за фантазии начинающего маньяка – садиста - извращенца? Особо жестокое изнасилование на глазах многочисленной группы людей вовсе нет то, что мне необходимо!»
Чужая рука меж тем продолжала свои действия. У Владислава пересохло во рту, а вся кожа покрылась мелкими капельками пота.
«Похоже, что он прекрасно знает что делает», - отстранено думает молодой человек и где-то во тьме, вопреки его воле, на самых задворках его сознания сама собой возникает подлая мыслишка о том, что неплохо было бы узнать, что Фауст умеет еще.
«Ночь? – Владиславу уже не раз приходилось слышать подобные предложения. Правда, прежде они всегда исходили от женщин. Что он испытывал в тот момент? Он всегда чувствовал себя слегка оскорбленным, но вместе с тем, вместе с тем это ему льстило. - Хотите, чтобы я заплатил так за то, что и так более или менее очевидно? Вы грязно играете, - штаны молодого человека стали ему немного тесными. – И все же вы грязно играете доктор! Очень грязно. Хотите сыграть со мной? Ладно…»
Прикрыв глаза, он думал о прокаженных людях, о шелудивых псах, о брошенных детях, разлагающихся трупах и о других как можно менее сексуальных вещах.
Неожиданно все кончилось. Исчезнувшая рука породила в душе, и не только в душе острую, пикантную смесь, составленную из разочарования и облегчения. На секунду Влад почувствовал себя ребенком, которому показали конфетку в яркой обертке, а затем безжалостно отобрали ее. Впрочем, лицо его абсолютно спокойно. Спокоен взгляд, жесты и даже дыхание.
- На целую ночь? – облокотившись о стойку глядя на Фауста, насмешливо улыбнулся молодой человек (лишь боги знают, чего ему стоила это улыбка!), - а не слишком ли вы переоцениваете свои возможности?

0

417

---вокзал---
вечер: похолодало. Солнце скрылось за тяжелыми тучами. Ветер поднялся еще сильней. Начался дождь, сначала лишь мелкий, но с каждой минутой все сильней и сильней. Через час после начала дождя разразилась гроза с молниями, громом и даже градом.
Температура воздуха: + 23

Город…  Мокрый, шумный, суетливый, с оглушающим неумолкающим ревом машин даже ночью не спал. Несколько часов Эйден блуждал по его улицам,  где все было так незнакомо и непривычно, что холодные мурашки пробегали по спине молодого человека, но не от страха и  неизведанного, а от сильного проливного дождя, который начался  еще три часа назад. Дождь продолжался - жестокий нескончаемый, слепящий глаза Нэш уже промок до нитки, от чего его  мокрые волосы больно кольнули в глаза. Ветер, дувший с невероятной силой, часто менял свое направление,  и дождь тянулся за ним. Было заметно, как слои дождя не успевали за его резкими порывами, и тогда он схлестывался сам с собой, волочился по земле, извиваясь и уворачиваясь. Дождь хлестал парня, ветер толкал и, когда он не выдерживал его напора, заставлял пригибаться. Небо раскололось пополам, трещина, потянулась к земле и, спустя мгновение, новоприезжий услышал гром. Гроза поражала своими размерами. Молнии вспыхивали одна за другой, и на сетчатке глаз Нэш сохранял их гаснущие образы. Но  это все не остановило парня от прогулки по  новой, неизученной  им местности. Оборотень  остановился "Какое-то  странное место,  где все не так, как я привык видеть"Кожа стала стягиваться, и горе путешественник понял, что замерз, он стоял, не шевелясь, откинув голову, не моргая, и лишь  капли дождя попадали на его  лицо«Наконец то! Я свободен!!!». Эти улицы, строения, сооружения,  необычные дома, за стенами которых кто-то живет, ему казалось, что проектировщик всего этого был великим человеком и вдохнул кусочек своей души, теплоты в свое создание, а может это все просто из-за такого  странного стечения обстоятельств.  «За   много   лет,   которые  я  прожил  со  дня   рождения   в своем городе, такого не видел! Но я просто в восторге от всего этого!!! Вот почему Агния мне рассказала о нем! Здесь столько много всего?».Парень еще долго бродил пока не затерялся во тьме темных улиц. Прошло не более получаса, как парнишка проголодался, а в его карманах не было ни копейки денег лишь только останки  мыши, что не  так давно повесилась,  кроме того в другом кармане была только одна  пачка сигарет, спичек и больше ничего. Облокотившись на стену какого-то здания под козырьком  Эйден, достал мокрую пачку, и с горечью посмотрев на свои сигареты, он нашел там одну, из всех расползавшиеся в его руках которая, намокла лишь частями, аккуратно выпрямив ее, поглаживая как сокровище. Подув слегка на промокшие пятна, словно пытаясь высушить ее или согреть своим дыханием,  достал из кармана спички, проверил их сухость, положил в рот сигарету  и поджег. Сигарета сразу засияла огоньком,  и мокрый человек с блаженным лицом вдохнул дым от тлеющей палочки в себя «И что теперь делать? Не пойму! Что-то я задумался, вот я и дошел  до чего и сам не знаю» Выкинув бычок с никотином, парень развернулся и на двери служебного помещения  увидел  табличку с объявлением о найме персонала, затем открыл дверь и вошел в нее. «Сначала мне надо найти работу!» Попав во внутрь, чувак узрел полутемное помещение, освещенное одними лазерными огнями и лучами, это помещение  приблизительно 300 квадратных метров. В середине помещения находится большая  сцена и танцплощадка, внутри  играла громко музыка, рядом со сценой расположено множество  столиков! Ну и особенно с боку всего этого действа располагалась барная стойка. Народу было пока мало, клуб только-только открылся. Двое охранников скучали на входе, Эйдан пошел к ним и поинтересовался на счет работы. Два высоких жлоба,  которых просто не убить лопатой указали ему на девушку возле барной стоики и Нэш направился туда. Подходя к указанному месту, в мыслях крутилось только одно «Мест рабочих нет! Вали отсюда! Ну чего ты так... ну и скажут это, что из-за этого грустить?»- Здравствуйте! Извините меня, пожалуйста! А  мне сказали, что Вы можете мне подсказать, к кому обратиться, я  по поводу работы?

Отредактировано Эйден (2013-10-06 17:21:13)

0

418

Август. 2014 год.
• ночь: звездное небо. Тихо и прохладно.
Температура воздуха: + 15

============> Бюро странных услуг

Так как весь день не принес ничего хорошего для юного (по меркам долгожителей и бессмертных) создания, шило в одном месте которого требовало найти эти самые приключение самостоятельно. Не получилось стать спасаемой кем-то необычным, с которым захотелось бы провести не меньше недели в одном помещении. За чашкой кофе, естественно. Или, на худой конец, за просмотром новостей в каком-нибудь баром, куда пускают внешне мелких представителей женской половины человечества. Так почему бы не стать спасителем для кого-то? Не важно кто это будет и в насколько сложной ситуации он или она окажется. Главное для Наои были действия, которыми привели бы ее к проблемам. И все эти сложности лишь для того чтобы еще больше погрязнуть в неприятностях и с еще большим энтузиазмом из них выпутываться как можно дольше.
- Деточка, можешь мне не верить, но я уже тебя боюсь.
Внутреннее рассмеялся через чур веселый сегодня призрак. Никем незамеченный, прозрачный и невидимый ля всех, за исключением Миямото, которой позволял себя видеть всегда. Он беззаботно прошел сквозь несколько столиков и одного человека. Но вместо того чтобы выйти из человека, он остался внутри, чем заставил ничего не понимающего человека - официанта вздрогнуть и уронить поднос с выпивкой на пол. В попытке поймать падающие предметы сделал только хуже, обронив фужер с дорогим коньяком на штаны парню. Причем почти случайно и без помощи со стороны призрака, внедрившегося в тело официанта.
«Будь осторожен и не привлекай к себе внимание!»
Возмущалась мелкая охотница на нечисть, тем не менее усаживаясь на высокий стульчик. Мобильный телефон в единственном экземпляре улегся на полированном барной стойке, сливаясь цветом с ним. Но призраку не нужны были указания что и как делать. Он знал, превосходно все рассчитал.
- Прошу простить меня. Я случайно. - чуть-чуть прибавить истерических ноток и загнанных глаз, что говорило о нем как о новеньком в этом заведении. Внутреннее встряхнулся, вынужден сменить цель издевательств и заодно определяя новую жертву. Потому как требовалось срочно чем-нибудь занять Наою, пока та не влезла в очень крупные неприятности. И из меньшего из двух зол, он выбрал первое. Взгляд упал на молодого парня, светлые волосы и несколько смазливое личико - прекрасный образец, который сможет занять охотницу надолго. А потому он играл, как никогда в жизни еще так правдоподобно не играл. Виновато втянув голову в плечи, быстро-быстро убрал все. Покопавшись немного, предложил чистое действенно белое полотенце.
- Извините пожалуйста, я правда не хотел.
Взгляд в сторону инкуба, сам того не подозревая втянувшегося к самому соблазнителю иного мира. Вот так нагло решив избавить инкуба от общества парнишки и переключения внимания. Не сильно дернул, постоянно извиняясь, потянул за рукав. К мужскому туалету, недалеко от которого и находилась барная стойка с девушкой. Мотивировал это тем, что необходимо отмыть пятно от коньяка, пока одежда не была испорчена. Она совершенно не ожидала увидеть призрака так близко, мимолетно ухмыльнувшегося ей так красноречиво, что несколько выбило ее из колеи.
- А ты кто? - вопрос невпопад, потому что Геральд (а именно так величала призрака охотница) успел ткнуть пальцем в мокрое пятно на теле парня, обтянувшим того как вторую кожу, плотнее и не давая фантазии разгуляться. Наоя тем не менее не растерялась, всучив неизвестному парню (новой жертве) стакан с минеральной водой, который держала в руках до этого, и с видимым интересом взглянула на светловолосого. Кивнув своим мыслях, она вцепилась в одежду парня стальными клешнями и перенаправлено потащила к выходу.
- Но это еще ладно, всегда успеем узнать. Но вот что ты забыл в обществе того извращенца?!
Не смогла удержаться, на последних словах опасный шепот перерос в не менее громкое заявление. Девушка всплеснула руками, отпуская его. Тем более что бежать уже слишком поздно. Миямото-младшая заинтересовалась и ее проснувшийся комплекс героя тем более. Девушка просто жаждала действий, как светились сам глаза и искорки на их дне. Только дай повод и они зажгутся ярче звезд. Но сожгут все вокруг себя.

Отредактировано Наоя (2013-10-29 00:44:50)

0

419

Владислав был увлечен. Увлечен настолько, что не замечал окружающего мира стремительно текущего вокруг него. Подобно камню, оставленному отступающим ледником посередине быстрой реки он позволял водам реальности огибать себя, сам же при этом оставаясь недвижимым. Люди, звуки, голоса, все это было ненужным, все это было лишним. Отныне весь мир молодого человека сосредоточился на инкубе.
«Как странно…  я не помню, чтобы кто-либо будил во мне подобные ощущения. Чтобы кто-либо так сумел увлечь меня. Нельзя сказать чтобы я никогда не испытывал тяги к женщинам, что я никогда не испытывал страстей, но даже окунаясь в их море, кружась в их водовороте я всегда оставался холоден. Может быть это любовь? Может быть это именно то, что люди именуют любовью? Не знаю… я никогда никого не любил, и мне просто не с чем сравнивать. Я не знаю названия этого чувства, но одно я знаю твердо, сейчас рядом со мною сидит единственный человек, ради которого я готов пойти на многое. Тот единственный, чьи желания я готов поставить выше своих».
Примерно так, только в гораздо более возвышенной форме и рассуждал молодой человек, когда его самым неожиданным и грубым образом оторвали от объекта своих воздыханий. (Или – вожделений. Как кому угодно).
Окончательно очнулся Владислав лишь тогда, когда какая-то взбалмошная девица стала трясти его как Тузик грелку.
- Эй! Эй!!! Мадам, - молодой человек недовольно нахмурил золотистые брови, - тело – не казенное! Нельзя или полегче?!! И… - в голосе парня проскользнуло легкое недоумение, изрядно сдобренное нехорошим подозрением, - и какого-такого извращенца вы имеете в виду?

0

420

Девушка воодушевленно разглядывала свою жертву, мысленно прокручивая возможные варианты спасения. Симпатичный молодой человек, судя по лицу без вредных привычек и замашек. Если верить выражению лица и своей интуиции, то еще относит себя к любителям противоположного пола, а не своего собственного. Но вопрос о том, что можно было выкрутиться по другому, интереснее и увлекательнее, не спешил покидать головку Наои. Тем не менее она была довольна подобным раскладом: жертва спасена от рук извращенца и, иначе и быть не может, должна быть благодарна своей спасительнице. Канон, чтоб его. Но не просить же парня вернуться обратно к мерз...мужчине, в самом деле?
- Я не мадам. Просто Наоя. - лучезарно улыбнулась, без намека на насмешку и издевательство. Вполоборота осматриваю подворотню на наличие опасности и возможного врага. Комплекс героя расцветает и раскрывается, подгребая под собой осторожность и здравый смысл. А охотница, не ожидавшая такого отпора от спасенной жертвы, несколько раз моргнула прежде чем нашла подходящие слова. Возмущение и откровенное непонимание, что не так? Почему жертва не такая уж и благодарная за избежание неприятностей в обществе другого мужчины? Наоя даже было на себя подумала, не так что-то сделала. Но нет внутри нее не было колебания: правильно или нет. Только твердая уверенность в правильности произошедшем. О чем и сообщила:
- Чай, не фарфоровый, не разобьешься. Так что, прекрати строить из себя фифу и послушай меня внимательно, неблагодарный. - сделала несколько шагов в сторону парня, обличительно ткнув пальцем тому в область груди. - Я только что, можно сказать тебе жизнь спасла. Из лап чудовища вытащила ценой собственных нервов и связей в клубе. Как ты можешь вот так спокойно сообщать обратное и еще недоумевать, будто не знаешь с кем связался! Я то думала ты нормальный, девушек предпочитаешь. А оказывается...
Сокрушенно вздыхает, и обиженно отворачивается. Наоя упрямо поджимает губы и складывает руки на уровне груди, всем своим видом давая понять как ее обидели слова незнакомого еще ей парня. Хотя она несколько преувеличила и спасения нисколько не стоило, все сделал призрак, но признаться не позволял корчившийся в экстазе комплекс героя.
- Жертвы пошли неблагодарные какие-то. - добавила уже тише, не смотря на слова находясь в хорошем расположении духа. Хотелось действий и, если несостоявшаяся жертва обольщения мужчины в клубе не прекратит препираться, это грозило выйти ему боком. Наоя не собиралась просто так того отпускать, не разобравшись и в случае необходимости пойти войной против извращенца. Собственная ориентация в учет не берется.

Отредактировано Наоя (2013-11-30 23:27:19)

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Ночной клуб "Инфинити"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC