Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Бар "Осколки"

Сообщений 511 страница 540 из 730

1

http://savepic.su/1920954.png

Лучшее спиртное, и все для вас!
Приходите в бар, засранцы, ждут вас музыка и танцы! Вход в бар освещает неоновая вывеска, чья расцветка резкими миганиями сменяется с темно синего на темно-красный и обратно: гласит она, разумеется, известную всем кутящим этого города истину. Здесь находится бар "Осколки", что манит своим вполне оправдывавшимся не раз названием из-за закрытой железной двери черного цвета. Около нее регулярно дежурит кто-нибудь из вышибал - огромные, сильные амбалы.
При входе помещения не трудно сразу же вляпаться в настоящую дымовую завесу - здесь курят, разумеется, практически все и жалобы не курящих пропускаются обычно мимо ушей. Вид открывается на ряды круглых деревянных столов с придвинутыми к ним стульями, и длинную барную стойку со внушительным количеством алкогольной продукции за ней. Вы уже догадались, почему бар назван именно "Осколки"? Посуда бьется здесь даже чаще, чем произносятся тосты.
Темные стены теряются, потолок уходит в далекую неизвестность - света в помещении мало, да и то большая его часть расположена над барной стойкой и танцевальной площадкой, что и освещает разноцветьем огоньков.
Стойка представляет собой широкую, из толстого слоя дерева, пластину стола, что протянулась на несколько метров, отгораживая барный "арсенал". В ее массиве, засело множество пуль, виднеются отверстия от ножей и даже одного меча, царапины, вмятины, но бармен все равно умудряется пускать по ней кружки с пивом так, что те не спотыкаются, не расплескивают содержимое на пол-пути к посетителю: многие предпочитают садиться сразу за стойку, на высокий стул, но не всем хватает места.
Танцпол представляет собой не слишком большую площадку, на которой чаще всего отплясывают уже совершенно пьяными - играет тяжелая, громкая музыка, среди которой почти не разобрать слов песен. Да это, по сути, и не нужно никому.
Форма работников питейного заведения отличается демократичностью - разве что, начальство объявило забастовку и потребовало разделение цветов. Теперь девушки-официантки носят не только короткие юбки, но все-таки еще и белые рубашки с надписью "Осколки" во всю спину. У бармена наряд примерно в том же ключе, разве что вместо юбки ему выданы брюки. Слева от барной стойки находится вход в подсобные помещения и длинный коридор, который в конечном итоге приведет к ответвлениям в ВИП-комнаты, а потом - прямиком в кабинет управляющего заведением. Где-то дальше расположен черный вход.
В остальном можно заметить так же то, что в баре часты перестрелки, разборки на кулаках, ножах, стульях, бутылках и практически всегда вышибалам все равно на все это, как все равно и посетителям.

0

511

Офф: очередность постов такова: Амбер, Элли, Дарроу, Аваддон, Юко, Джек, Нэйт. Коль что обращаемся ко мне в лс)

Вам известно, что такое страх?
Страх будоражит ваше сознание, отрезвляет пьяный рассудок, принуждая проснуться от наркотических грёз. Он смешивается с кровью, заставляя её быстрее течь по сладким сосудам вашего организма. Вы боитесь, а значит, вы люди. Это нормальная адекватная реакция на возникновение потенциальной угрозы вам, вашему здоровью и вашей жизни. Страх – это защитная реакция организма. Можно разбить его на несколько стадий, но у каждого человека он проходит по-разному. А все из-за того что вы, жалкие смертные людишки, индивидуальны. Вы можете смешивать свою жизнь с дерьмом, можете шагать по трупам конкурентов или вообще быть отшельником. В мире существуют сотни прототипов вашего стиля жизни, но никто не отнимет у вас вашу индивидуальность. Простая истина заключается в том, что каждый из вас – индивидуум. И у каждого из вас своя реакция страха. Кого-то охватывает оцепенение, кто-то пытается убежать из бара, кто-то готов бороться за свою жизнь. Я уважаю каждое из этих качеств, но только потому, что каждое из них – это и есть страх, который питает меня, делает сильнее, позволяя слышать стук сердца пролетающей мимо мухи.  Он удивительный, прелестный, чудотворный. Наркотик. Сильнее него может быть только боль.
Люди отступают от меня, пятятся. Мой кровавый спектакль удовлетворил их любопытность в полной мере, но они еще не спешат покидать бар. Пройдет еще несколько минут, прежде чем инстинкт самосохранения захлестнет их с головой. Я люблю эти моменты. Люблю наблюдать за паникой и слышать их беспомощные крики. Они начнут толкаться, словно канализационные крысы, в жалкой попытке первыми выбежать из входной двери бара. Начнется переполох, руководящий страх будет подталкивать их на отчаянные действия. Тот, кто упадет, уже никогда не поднимется, пав жертвой слепых от замешательства людей. Они будут давить друг друга, кричать и рыдать. Здесь каждый сам за себя. Кто не успел, тот опоздал. Выживает сильнейший. Сколько еще народных мудростей стоит процитировать? Все они определяют человеческую природу. Любознательность, наивность, жестокость. И лишь иногда в них просыпается милосердие, но за это они платят двойную цену. Стоит ли жертвовать собой ради чужого человека? Проявление героизма не так популярно в наши дни, впору задуматься о собственной шкуре, не находите?
Я улыбаюсь. Могу поспорить, что каждый второй жаждет убрать с моего лица эту хитрую, подлую, кровавую улыбочку. Мои зубы изменили свой оттенок с белого на розоватый. Плоть языка заживила порез, недавно поставленный кинжалом. Я смотрю в лица каждого испуганного существа, которые жмутся друг к другу, обуянные беспощадной эмоцией, которая постепенно овладевает всем телом. Страх. Ты знаешь, что это такое?
Молодая девица в коротком топе упала в обморок. Парень, стоящий рядом с ней даже не придержал её тело, а ведь всего пару минут назад они так сладострастно извивались друг  с другом, словно имитируя брачный танец песчаных змей. Он смотрит на меня, будто находясь под гипнозом. Говорят, у страха глаза велики. У этого же парня они были маленькими и черными, как у хорька. Я намерена исправить это недоразумение.
Мысленный приказ и мои мёртвые марионетки двинулись вперед. Вы когда-то общались с зомби? Фильмы все врут, делая из них медлительное и неторопливое ходячее мясо. Их плоть постепенно остывает, но рефлексы остались такими же, как и при жизни. Их телами руководит не мозг, а мои приказы.  Я говорю им идти и они идут. Я говорю бежать – они бегут. Я говорю…
- Взять!
Мои одноразовые цепные псы срываются с места. Первый хватает близстоящую крикливую девицу  и впивается ей в глотку, разрывая сырую плоть. Это не так тяжело, когда ты мёртв и вся сила направлена на укус. Но у меня нет времени на прелюдии  и я приказываю ему свернуть ей шею. Он повинуется и набрасывается уже на другого человека, в то время, как девушка поднимается, вправляет голову в естественное положение и хватает пробегающего мимо паренька. Веселье продолжается. Мертвец, лишенный двух пальцев, нападает на парня с глазами хорька. Он вырывает ему глазное яблоко, не смотря на вялые попытки сопротивления, потом другое. Я наблюдаю за успехами моих псов, дирижируя невидимыми нитями и заставляя их идти вперед, распространяя божественные ароматы страха и зловония среди народных масс.
Началась паника. То самое долгожданное состояние общества, постигшего всю опасность нахождения под одной крышей с некроманткой. Они еще не знают, какой сюрприз их ожидает от моего учителя. Я хочу увидеть его в действии, но он отчего-то не спешит. Это разочаровывает. Я сжимаю губы, словно обиженный ребёнок, которому на день рожденье не подарили пони. Я хочу пони, учитель! Хочу крови и зрелищ!
Приказываю одному мертвецу закрыть собой дверь. Кому-то удалось сбежать, но остальным придется стать частью моего спектакля. С каждой минутой число мертвецов увеличивается. Мне нравится чувствовать некротическую власть над живыми существами, жмущихся к стенкам. Это возбуждает получше бурбона. 
Я видела, как один мужчина с длинными белыми волосами вогнал в подбородок человека кинжал. Оказывается, в скоте овец ходил еще один волк? Я присматриваюсь к нему, высматривая из мельтешащей перед глазами толпы. В нем нет страха. Не чувствую его и это удручает. В нём чувствуется хищник, голодный жестокий хищник, который с удовольствием пускает кровь жирным ублюдкам. На его пути не встречаются мои мёртвые марионетки. Я предпочитаю сохранять между нами дистанцию, пока что.
Бармен разбила бутылку. От неё я чувствую импульсы страха. Здесь нет необъятного ужаса, который ощущается у большинства посетителей бара, в суматохе бросающихся из стороны в сторону. Она пытается взять себя в руки, хоть и боится стать жертвой моего кинжала. Как мило с её стороны. Я уж было решила оказать ей честь, но дистанцию пересек шинигами. Он заказал воду. Что ж, похоже, он нашел свою жертву. Прощай, куколка.
Я подмигиваю ей, улыбнувшись краешком губ, и разворачиваюсь к основной людской массе, охваченной паникой. Оцениваю успехи своих мёртвых марионеток, похвально киваю и широко улыбаюсь. Это так весело. Смотреть на беспомощные попытки смертных сопротивляться неминуемой гибели. Они кричат от боли и это питает мои силы. Я словно на сеансе у психотерапевта, расслабляюсь и получаю удовольствие. Мне нравится слышать стоны, проклятия и визги. Я закрываю глаза, откидываю голову назад и впитываю в себя их страх. Невидимые пульсирующие нити тянутся ко мне с каждого живого существа, бьющегося в агонии смерти, когда их горла настигает пасть моего цепного пса. Я начинаю смеяться, раскинув руки в стороны. Если бы кто-то догадался вогнать в мою плоть кинжал, я была бы счастлива. Если бы кому-то хватило смелости подойти ко мне и ударить по почкам, я бы смеялась от переполняющей меня радости. Если бы кто-то сумел вырвать из моих дрожащих от смеха рук кинжал, я бы…
Резко раскрываю глаза. Как я не заметила его? Этого аристократа, подошедшего ко мне сквозь истерию толпы. Я не чувствую в нем страх. Не слышу икры паники. Он спокоен, уравновешен, безумен. Его взгляд прикован к моему кинжалу. Я застываю, с интересом наблюдая, что он предпримет дальше. Мои молитвы были услышаны? Из стада вышел второй новобранец? Борец за справедливость или за свои собственные амбиции? Кто же ты: герой или злодей? Я позволяю тебе вырвать из моих рук кинжал, даруя свободу выбора. Ну же, убей меня! Но ты медлишь. Вернее, не так… ты словно не замечаешь меня. Твой мир ограничивается тобой и кинжалом. Ты не чувствуешь боли, когда режешь себе ладонь. Не чувствуешь страха от гнетущей атмосферы. Удивительный феномен. Я встретилась с абсолютно бездушной тварью. Как мне тебя назвать? Кукла.
Убегаешь, стремительно скрываясь в толпе орущего скота. Ты не замечаешь перед собой никого, продвигаясь к своей цели, имеющей синеволосое очертание официантки. Хватаешь её руку, собираясь уходить. Не так скоро, малыш!
Я приказываю одному мертвецу схватить девчонку, когда сама набрасываюсь на спину аристократа, так бесцеремонно похитившего мой кинжал. Сбиваю его с ног, заставляя повалиться спиной на  окровавленный пол. Пару раз бью в лицо, восседая на брюнете и дико хохоча. Это доставляет мне удовольствие. Но, черт побери, я не чувствую твоей боли! Выхватываю из ладони свой кинжал и протыкаю им твое правое плечо. Бойся, будь ты проклят!
- Бойся! – кричу, еще раз протыкая тебе плечо.
Это заставляет меня нервничать. Я еще не встречала настолько безразличного существа, без чувств и эмоций. Ты кажешься мне фальшивкой, ненатуральный человеком, неестественным. Это интригует. Я заставлю тебя страдать. Посмотрим, что на это скажет твоя подруга.
Вставая, я подхожу к синеволосой официантке, которую задержал мой милый пес.
- Так-так-так. Кто тут у нас? – склоняю голову на бок, заглядывая в синие глаза девчонки.- Привет, душка. Твой друг кажется таким бессердечным. Как думаешь, что сможет растопить его сердце? Ты?
Моя маленькая девочка, ты так юна и так наивна. Прямо как Джессика, которая сидит у меня в создании и молит о твоей пощаде. Мне стоит прислушаться к ней? Нет-нет-нет. Пощада – удел слабых. Я выбираю другой путь. Ты знаешь о чем я, верно?
Взяв тебя ладонью за подбородок, я приближаюсь к тебе, тихо шепча на ушко:
- Девочка старую бритву нашла:
  Что это? - к папе с вопросом пришла.
  Папа ответил: - Губная гармошка.
  Шире и шире улыбка у крошки.

Я игриво, не прикасаясь, вожу кинжалом вокруг твоих губок. Широко улыбаясь, смотрю в твои глазки. Скажи мне что-нибудь. Заплачь, паникуй, бейся в истерике. Что же ты молчишь, крошка?
- Улыбнись, малышка. – страстно шепчу тебе на ушко, втягивая носом аромат твоей кожи.
Чистый, непорочный оттенок. Мне нравится. На твоей щеке и шее находится чужая кровь, капающая с раскрытой раны мертвеца, сомкнущего твои руки сзади. Я не сдерживаю себя и провожу языком по твоей благоухающей коже, слизывая кровавый нектар. Мне нравится. Позволь мне узнать тебя лучше. Провожу язычком до твоих губ и пытливо целую. Мне не важно ответишь ты на поцелуй или нет. Я делаю то, что желаю. Кто мне запретит? Провожу языком вдоль твоих губок и цепляюсь за уголок, кусая и яростно потянув его на себя, заставляя кровоточить. Больно? Это только начало, крошка.

+8

512

Наверняка, каждый из нас хоть раз в жизни видел ужастик, триллер или боевик в котором  гримеры пытаются навести ужас на зрителей литрами липовой крови. Вспоминая эту бутафорию становится смешно с тех сцен, где актеры перегрызают друг другу глотки выпуская фонтаны крови. Действительно нелепо… они всегда переигрывают. 
Если ад действительно существует, то именно так он и выглядит, как глубокое озеро крови, вязкой, яркой, артериальной, дурнопахнущей, от этого запаха кружится голова и ноет желудок. А вкус остается надолго... сладковатый с железным привкусом. С трудом удаляются пятна крови, так тяжело отмыть руки,  ведь эта красная жидкость забивается в поры, словно норовя проникнуть внутрь тебя. Просочится в твою память и остаться навсегда вместе с тобой. Элли сразу поняла, что этот вечер она запомнит надолго, он отпечатается в памяти испуганными гримасами и улыбкой той безумной незнакомки. Она самый настоящий монстр. Не зверь, а монстр. Звери не убивают ради удовольствия.  Нет, если этот мир будет переполнен такими тварями он обречен на гибель….
Наблюдая за безумием, которое воцарилось в баре, Эль никак не могла понять, что же не так? Словно кто-то забыл свою роль или игра пошла не по сюжету. И лишь с легким ужасом Эль заметила, что кроме подчинению некроманту она не боится ничего. Её не пугает кровь и безжизненные куски мяса, которые по воли незнакомки снова поднялись. На все это девушка смотрела  с полным безразличием, без сожаления к чужой смерти. Ловя себя на этих мыслях, Эль становится не по себе.  Она чувствует свою душу как кусок стекла.  Острого стекла, которое постепенно окунается в кровь. Это ощущение пугает, но дурманит и тянет дальше за край. Или это просто оцепенение?
Скарлетт, которая  поспешно собралась ускользнуть из бара, уже мечтала это сделать как можно скорее и незаметнее. Но кто-то тянет её обратно – под воду, в этой кровавое озеро. Она не видит чья рука схватила её, но понимает, что это не к добру. Резко блондинка обернулась и увидела лицо незнакомца, с кем Элли недавно разговаривала, его руки были теплые, Квин опускает взгляд: они в крови.
-Какого хрена?! – резко выкрикивает Скарлетт, - Элли, что это еще такое? Куда ты нас затянула?!!!  -Смит слышит мысленную ругань своей подруги, поэтому поспешила вернуться в тело. Уж если она затянула подругу в это, то придется  вытянуть её. Двери уже закрылись, и обратного пути нет. Только все глубже, на дно.
Глубокий вдох и легкие обжог запах крови.  Телесный мир был отягощающим. Оказаться в центре кровавой резни.. это заставляло вырабатывать адреналин, оказываются многие эмоции  так сильно связаны с физиологией и гормонами, что без тела их нельзя почувствовать. Противясь стадному инстинкту и инстинкту самосохранения, Элли не стала убегать, вырываться из ловушки словно зверь. Сейчас плыть по течению было более выгодно, чем прорываться сквозь колючую проволоку.
-Ты хочешь шоу? – звонко рассмеялась Эль. Они были смешны и ужасны в своих желаниях. Настоящие демоны. Они скидывают маски, показывают свои истинные обличья. Их ведет сама смерть, это её праздник. Им не нужно оправдания, причин и следствий. Достаточно лишь желания. Ощущать себя судьями и палачами.
Раз… два..три. Сегодня жертвой будешь ты. Сейчас не важно, чья жизнь оборвется.  Масштабы, приоритеты  и соотношения исказились. Они  - главные герои этого фильма, они имеют право импровизировать, ломать сюжет как захочется. Все вокруг - это декорация, которая без них не имеет смысла. Это их мир.  И дабы не стать декорацией, ради сохранения себя, придется стать одной из них. Да так что бы поверили.
Блондинка подошла к незнакомцу чуть ли не вплотную, нарушая личное пространство.  Девушка  потянулась к уху мужчины и, аккуратно убрав длинные светлые волосы, прошептала:
-Хочешь фокус покажу? – Эль хищно улыбнулась и показала пальцем на мужчину, который  пытался растолкать себе дорогу к выходу. Увидев жест блондинки, замешкался и стал   быстрее пробиваться к двери, но резко остановился. Элли заняла его тело. Тот сопротивлялся, не хотел делить свое плотное тело с призраком, но Эль выиграла. Взяв со стола вилку Смит замахнулась и воткнула её в горло.  И хотя в последние секунды Эль уже покидала оболочку, она чувствовала невероятную боль.Вернувшись в тело подруги, Элли потерла горло, хотя оно не болело, но  воспоминания о ощущениях все еще настолько яркие, что сработал банальный рефлекс.
Смит посмотрела на мужчину, у которого в шее торчала вилка. Он, задыхаясь, пытался вытянуть её, но только сделал хуже. Как только  плоть избавилась от метала, сквозь отверстия потекла кровь, мужчина начал захлебываться. Он был растерян,  испуган и пытался руками зажать горло -остановить кровь.  Элли хотела, что бы он умер быстро, но ошиблась. Лишь тогда Эль осознала, что сделала.Ты ведь его убила. Зачем?- Словно совесть шептала Скарлетт. -Я стала по другую сторону. -Это ведь не обязательно!!!! Тебя бы не тронули, - Меня. Но тебя бы не отпустили. Разве для них важно кто есть кто?  Эль почувствовала наконец то, что должна была. Страх.  Она боялась самой себя, тени, которая прокралась вместе с безумием.  Разве она это сделала? Убила человека? Ради чего?  Её мир дал трещину, через которую вытекали все ценности.  Куда? Прямиком в канализацию. 
Если безобразие нельзя прекратить, то его надо возглавить. Наконец Эль нашла хотя бы какие-то объяснения своему поступку,  вспомнив слова одной старой знакомой. Она  улыбнулась  и закинула голову вверх. На секунду Эль застыла, словно пытаясь услышать что-то. И она слышала стук свое сердца. Девушка покачала головой и снова взглянула на блондина, который ранее держал её руку.
-Я никуда не убегу – сладко  прошептала Эль, освобождаясь. Сейчас она хочет быть тут. Почему  её тянуло  в это кровавое месиво, словно мотылька к огню?  Ясное же дело, что обожжется. Но все вокруг словно обезумили. Особенно Эль удивилась, когда к убийце подошел парень и просто отобрал у неё кинжал. Вот так до абсурда просто, так же просто как отобрать у ребенка игрушку. Но что будет делать этот «ребенок», если у него отберут «игрушку»? Неет, она ведь его не отпустит просто так. Эль была права.  Она была похожа на черную кошку. В чем-то дикая, в чем-то грациозная. Но тот парень просто нашел её комплекс. Некромантка разозлилась.
Эль училась на ошибках других:
Подаваться панике это не выход – это раз.
Просто так стоять и ждать своей участи тоже нельзя – это два.
Оказывать сопротивление в моем положение глупо – это три.
Так что  как говорится, расслабься и получай удовольствие, детка!!!

Но где будет безопаснее?  Она боялась повредить оболочку. Что делать? Оставаться с блондином или пойти к шинигами? Взгляд девушки растеряно бегал по бару, сменяя ракурсы, но картина была одна – стихийное побоище людей, словно скота. Ей было отвратительно наблюдать это все и  она начала нервничать.  Внезапная волна эмоций накрыла Элли, словно наркотический приход.  И это ощущение было настолько сильное, что  рядом с Эль на столе загорелся  огонь.
-Твою… - Эль среагировала быстро и накрыла горящие салфетки тарелкой. Эмоции, которые сменяли оцепенение были бесконтрольны. Спалить этот бар? Попытаться выжечь этот вечер? Это казалось не такой уж и плохой идеей.

Отредактировано Ellie (2011-07-30 01:38:15)

+2

513

Вы видели, какого цвета ночь? Ни хрена вы не видели.
Вы чувствовали вкус ночи? Ни хрена вы не чувствовали.
Вы знаете, на что была похожа эта ночь? Ни хрена вы не знаете.
Ночной кошмар. Это всё ночной кошмар. Сон. Что бы проснуться – нужно открыть глаза… Во сне глаз не открывают. Проснуться нельзя. Что бы проснуться – нужно умереть.
Раз, два… Фредди заберет тебя,
Три, четыре… запирайте дверь в квартире,
Пять шесть… Фредди хочет всех вас съесть,
Семь, восемь… кто-то к вам прийдёт без спросу,
Девять, десять… никогда не спите дети...
Умереть нельзя. Иначе – уже не проснёшься. Уже многие не проснуться. Эта ночь приоткрыла свой занавес. Дамы и господа! Наслаждайтесь премьерой в нашем маленьком театре абсурда! Сегодняшняя  пьеса понравится не всем. Но выбора у вас нет – занавес поднят. Антракта не будет.
Существуют отрицательные персонажи, положительные и массовка. Массовка визжала. Массовка теряла сознание. Массовка испускала волны ужаса, ложащегося на плечи, стелющегося по полу, окутывающего коконом всё тело. Отрицательные герои увеличивали своё количество. Потому, что легче погасить в себе свет, чем осветить этим светом тьму. Положительные не были предусмотрены по сценарию. Ах, да! Мы совсем забыли о жертвах! Но это короткая роль, она длится ровно столько, сколько нужно, что бы отделится от одной из трёх групп.
На пятой жертве Остин считать перестала. Всё было слишком быстро. Слишком быстро главный злодей вербовал своих адептов. Но вот в чём шутка: не было никаких главных злодеев. Был зачинщик. Была зараза. Катализатор. Этот катализатор лишь открыл все карты.
Пора было что-то решать. Прятаться или действовать. Прятаться бессмысленно – когда перебьют всех – настанет её очередь. Действовать? Их всех слишком много. К тому же, как убить труп? Как убить то, что уже мертво?
Бета: Нейтрализовать катализатор.
Фаэри сжала бутылочное горлышко, когда заказали воду. Заказали воду? Девушка с недоумением взглянула на «клиента». Как можно заказывать воду, когда вокруг происходит такое? И неожиданно осознала, что голос, предлагавший закрыть двери, и голос «клиента» - один. Очередной псих. Очередной из тех, кто станет убивать, если ему этого захочется. Она растерялась: наливать в стакан воду, пока ходячие мертвецы убивают людей, пока на сторону некромантки переходят такие же ненормальные? А она будет наливать воду тому, кто возможно уже через минуту приставит к её горлу нож? Да, станет. Хотел воды? Получай! На стойку с неслышным стуком из-за криков ужаса, звуков рвущейся плоти был поставлен стакан. Пока она наливала воду – нажала на тревожную кнопку. Если Димка ещё не успел вызвать полицию, то она всё равно будет здесь. Хотя, что сможет сделать браунинг против трупа? Огнемёт. Тут нужен огнемёт.
Дарки с ужасом начала понимать, что стала пропускать через себя страх людей. Она питалась эмоциями. Но такими – никогда. Это гадко, что на энергетическую подпитку может пойти всё. По телу пробежала дрожь отвращения, хотелось выблевать то, что не было съедено, то, что невозможно выблевать. Теперь уже ненависть овладела разумом.
Официантку схватил труп, держа её руки, пока некромантка издевалась над девушкой. Ну, сука! Это послужило толчком. Единственный человек, которого можно считать своим. Плевать, что Дарки даже не знает её имени. Плевать, что вокруг – ад. Она – своя. Даже если единственное, что их связывает – босс. Если не сделать сейчас хоть  что-то – можно жалеть об этом вечность.
Дарки перескочила через стойку и уже через несколько секунд была возле некромантки. Схватив эту тварь за волосы мёртвой хваткой и оттянув её голову от девушки, приставила к шее ненормальной отбитое бутылочное горлышко. Острые края оцарапали кожу, пуская несколько капель крови.
- Отпусти её – на ухо, едва слышно. Так говорят, когда очень злы. – Или я превращу тебя в тушу исполосованного мяса. Даже если ты сейчас натравишь на меня свои игрушки – я успею вонзить это в твоё горло и провернуть. Сука.
Боялась ли фэари? Нет, не боялась. Она была в таком испепеляющем гневе, который поглощал разум. Гнев. Ничего кроме гнева. И чем некромантка может испугать её? Убьёт телесную оболочку? Это будет очень обидно. Это будет очень некстати. Это будет очень большой ошибкой с её стороны.
Дарр была сзади обезумевшей, рывком, рукой, держащей волосы, потянула ещё больше назад и схватила её за горло, прижимая к себе изо всех сил. Ногти впились в лебяжью шейку, оставляя под собой кровавые полумесяцы.
- Не испытывай моё терпение.

Отредактировано Darroy (2011-07-30 07:19:16)

+5

514

Страх – страх рождается в сердце тех, кто испытывает боль. Боль – порождает ненависть. Ненависть – несёт разрушение. Разрушение рождает ещё больший страх. Тот страх, который не по плечу вытерпеть никому. Он сожрёт всё и вся, и лишь тогда, дойдя до последнего круга, отчаянье завладеет любым. А кто-то в отчаянии может найти в себе силы для сопротивления. И тогда рождается ярость. Та, которая даёт силу. Лишь в ярости можно пойти на самые спонтанные действия. Лишь она может дать силы в тот момент, когда вокруг тебя лишь смерть. Когда кровь заливает пол и её капли с шумом разбиваются об землю. Когда слышен звук падающего тела, одного из сотни окружающих тебя. Когда огонь, кажется, палит внутренности, а смерть вглядывается в твоё лицо. Здесь не остаётся место надежде. Она вытекает с той кровью. Падает с теми трупами. Горит с тем огнём. В такие моменты время становится вязким, словно смола. Звук капающей крови, походит на крик в ухо. Тело забывает чувство боли и в голове не остаётся место страху. Тогда ты чувствуешь себя всесильным. Тогда ты готов идти до конца. Тогда ты готов убивать. Таких называют безумными.
Этот зал был полон страха, боли и отчаянья. Оно холодной хваткой костлявой леди-смерти, брало за глотку. Но не было ярости. Все люди могли лишь бояться, трусливо вжимая голову в плечи,  обламывая ногти и ползти к выходу, надеясь на чудо, и боясь сопротивляться.  Чёрт, ушли времена, когда можно было увидеть людей-берсеркеров. Они давно мертвы вместе со своими легендами, знаниями и силой. Их кровь была вкусной, и её никогда нельзя было получить просто так, как кровь этих жалких педиков, которые в ужасе смотрят на все эти смерти - думал Фелицио, постепенно приходя в себя.  Сознание возвращалось к нему толчками. Голова снова начала мыслить. Он с интересом огляделся вокруг себя. Перед ним вырос ходячий труп, скорее всего принадлежащий той безумной, что устроила здесь представление. Девушка, которую он тащил за собой, куда-то делась, и он с удивлением посмотрел на ладонь, всё ещё помнящей прикосновение к телу той девушки. Мозг Фелицио с запозданием выдает услышанную ранее фразу -Я никуда не убегу. Немного встряхнув головой, он всматривается в толпу и видит её. Чтож, повеселись, девочка, повеселись от души - говорит он чуть слышно. Веселья в этом помещении не было и подавно. Было только безумие, страх и кровь. Этому месту не хватало веселья.
Фелицио думал направиться обратно к своему столику, но по пути его застала интересная картина, которая походила на фрагмент картинки репка: на полу лежал один, чего лица было не разглядеть, сверху его держала девушка-труподел, а её в свою очередь держала барменша. Интересная сцена – подумал он. Недалеко от них, оживший мертвец держал официантку с синими волосами.
-Неспортивное поведение - сказал Фелицио с наглой улыбкой.
Он подошёл к трупу и схватив того за руку, сломал её, потом, недолго думая, проделал то же с пальцами. Та же участь постигла и вторую руку. Тело хоть и было вызвано магией, ограничивалось физическими способностями, которыми обладал человек при жизни, а когда это тело ещё и не сопротивляется сломать ему обе руки раз плюнуть. Таким образом, ему теперь нечем было держать официантку.
-Может, тоже примешь участие в веселье - сказал ей Фелицио, подмигнув.
Теперь этих троих ничто не удерживало и не заставляло убить друг – друга. Когда убивают за что-то или кого-то, не интересно. На много интересней смотреть на то, как убивают просто так, по собственному желанию.  Его столик был далеко, и оттуда было бы плохо видно. Ех, чего не сделаешь ради искусства - с ухмылкой подумал он. С этой мыслью он сел на стул возле барной стойки, и принялся смотреть на спектакль, разворачивающийся подле него.
-Маэстро - музыку - крикнул он, хлопнув в ладоши

+1

515

Жестокость не всегда является злом. Злом является одержимость жестокостью.
И знаете что? Зло привлекает. Чистое зло, не смешанное ни с чем иными встречается теперь так редко. И оттого становится лишь ценнее. Но кто понимает это? Все боятся, боятся за себя, за других, хотя могли бы подняться на ступень выше и избавиться от страха.
Бояться – глупо. Он точно знал это. Впрочем, он просто не имел страха, не умел бояться. Все эти крики, стоны, вызывали лишь задорную улыбку сумасшедшего на лице Хикару. Он просто не понимал боли, не понимал, почему все так страдают вокруг. Визг паниковавшей официантки, которая вырвала свою руку из его несколько удивил марионетку. Даже не сам звук, а то, что она боялась его. Он пожал плечами, это вовсе не его дело.
Внезапно его оседлала та самая девушка, чей украденный кинжал он держал в руке. Она повалила его на пол. Он почувствовал, как спину, волосы, ноги окутывает еще теплая липкая жидкость, это ощущение было совсем новым. Он весь в крови. А она… она бьет его по лицу окровавленными руками, сжатыми в кулак, дико хохоча. И он смеется вместе с ней безумным смехом. Он не чувствует боли, которую должен чувствовать каждый человек.
- Бойся! – выхватив кинжал, девушка бьет им с размаху в плечо куклы. И что же? Он чувствует лишь присутствие инородного тела в своем собственном теле. И ничего более.
А затем девушка принимает за официантку, а потом к ней подбегает еще одна девушка с разбитой бутылкой и тыкает ей прямо в горло убийцы. И еще какой-то человек освобождает синеволосую официантку. Все это походило на какую-то комедию, многие пытались испугать или даже, прогнать убийцу. Но как девушка с острым стеклом не понимает, что она, убийца, уйдет лишь тогда, когда сама захочет? Что просто стеклом ее не запугать. А есть ли в ней вообще страх? Есть, но он сидит так глубоко, что лишь избранные могут коснуться его.
Хикару хватает за талию девушку с разбитой бутылкой и резко дергает назад так, что та словно бы скользит по мокрому полу крови. Ну что ж, теперь они могут поговорить наедине? Если можно так говорить о баре, забитым зомби, трупа и будущими трупами.
- Весь вечер на манеже, - с насмешкой заметил Хикару. Он кругами ходил вокруг некромантки, не сводя с нее глаз.  Чужая кровь капала ему на лицо с волос, одежда пропиталась ею. Как ребенок, который гуляет по ковру из засохших листьев и подбрасывает их ногами в воздух, Хикару водил ногами по ковру крови.
- Расскажи мне про боль, покажи страх, - словно произнося мантру, словно гипнотизируя девушку он говорил эти слова. Это не был вопрос или просьба, нет. Это было утверждение, будто он проговаривал математическую аксиому.
В его глазах блестел интерес к этой особе и ее действиям. Кто она? Эта удивительная девушка, так хорошо скрывающая свои чувства, так славно убивающая беззащитных. Низко, гадко? Ну и пусть. Разве это не интригует? Разве может не вызывать любопытства?
Наверно это было так странно, во время кровавого месива парень решил заговорить с убийцей, узнать его суть.
Тут было столько боли и страданий, так много страха, что, кажется, можно было ощутить его физическое присутствие. И кукла не испытывала отвращение ко всему этому, напротив, это разжигало огонь в отсутствии его души.

+2

516

В лице барменши можно было с легкостью разглядеть суетливую панику и раздражение, вот только это было ни к чему… Стакан воды опустился рядом, и Джек поднял его, удерживая стакан кончиками пальцев за самый край. Когда он приподнял его на уровне глаз, что сквозь прозрачную воду можно было разглядеть все то, что происходило в баре. Но из-за кривого стекла вся картинка смазывалась и всякое лицо походило на уродскую маску демонов, которые являются порождением людской боли, страха, жалости к себе и животные инстинкты. Можно было бы вечно смотреть на эту картину сквозь кривое стекло, только уж очень в горле было сухо. А потом… Кто знает какой этот мир на самом деле. Тот, что мы видим и так, или же тот каким нам показывает его кривое зеркало. И почему кривое зеркало? Может как раз все и на оборот? Может то прямое тело, гладкая кожа и белые зубы, может быть это все обман? А кривое стекло показывает нас такими, какими мы есть на самом деле? И чем дальше разматывать клубок, тем больше не развязанных узелков найдешь. А когда обернешься, то поймешь, что из ровного клубка ты размотал и свалил у себя за спиной целый хаос. Увидев такое не грех будет покончить с собой от отчаяния, что живешь в этом бешеном мире, которые только и может что насмехаться.
Шинигами достал еще сигарету и закурил. Стакан уже пустой стоял на барной стойке, вот только барменша покинула свой пост, дабы отбить свою от жестокой гости бара. Черные матовые глаза равнодушно смотрели на всю эту эпическую картину, которая несла в себе смысла не больше, чем полет ленивой мухи в самый жаркий день лета. Поставив локти за спиной на стойку, Джек запрокинул голову назад. Он медленно выдыхал сигаретный дум и смотрел сквозь него на потолок, где играли причудливые тени. Крики и ругань,  запах крови – мешали представлению того, что в баре идут танцы. Ведь вглядываясь в эти тени так и можно было бы подумать, что сегодня пятница, а это портовый бар, где на ночь остановились пираты. И пока они на суше им можно пить и веселиться с красотками, которые охотно будут задирать свои пышные юбки, чтобы позлить морского черта. Но чувствуя, что шея в таком положении скоро затечет, Джек опустил голову. Его взгляд все так же смотрел на действия сквозь сигаретный дым и полуопущенные веки. Признаться, еще никогда в жизни Джеку не было так скучно. Его это даже немного злило, что все так легко поддавались безумию. Да – эта штука заразна, но неужели в этой куче однородного теста не нашлось ни одного стоящего пшена?
-Маэстро - музыку - крикнул парень, который недавно подошел к барной стойки, хлопнув в ладоши.
Джек не поворачивая головы, взглянул на него с равнодушие. «Что еще за пафосные выкрики?»
-Не проси того, чего невозможно исполнить. – не напрягая голоса, от того и тихо, произнес Джек, отводя взгляд от незнакомца.
Ожидая увидеть более просторный бар, шинигами с огорчением увидел что кругом кишат зомби. «Ты…» Джек устремил свой взгляд к старой знакомой, которая и поднимала своих жертв на ноги, заставляя их выполнять свою работу. Еще тогда – в метро – Джек был не в восторге от этой техники. Из-за этих живых мертвецов помещение казалось еще более тесным. Безумно хотелось всех их уничтожить, что Джек и сделал, применяя магию. Его бледные губы еле шевелились, зачитывая древние руны, а на кончиках пальцев ощущался жар. Темная аура, которая была не видна простым людям, подобно змее, проскользнули сквозь душной толпы и проникла сквозь уши, рот и ноздри в тела уже умерших но вновь восставших зомби. Эта магия изнутри начала сжигать трупы, от чего по всему помещение стал ощутим запах горелой кожи. И скоро эти трупы свалятся в конусообразные кучи пепла.
-Терпеть не могу этих тварей. - прошептал Джек, в глазах которого уже читался явный гнев.
И как только он в баре стало чуть просторнее, он разглядел девушку, аура которой оказалась хорошо знакомой. «Эль?..» Это точно была она, просто призрак занял тело живого человека. И кажется что его сахар веселился не меньше, чем все остальные безумцы этого шоу. Шоу? Ну конечно шоу! Все, что разворачивалось в этом баре походило на кадры из очередного фильма Квентина Тарантино. Но где же скрытые камеры и операторы, которые одновременно радуются стремительным рейтингам нового проекта. Это все казалось дешевым развлечением для публики, которая сидит по ту сторону экрана и жадно таращится в телик, не обращая внимание на то, что к  их горлу уже подступает жирная от чипсов рвота. Еще немного и из их ртов прорвется все то, чем живут гнилые обыватели. Так ради чего это шоу?

+2

517

Ужас. С этим днем у нее будет ассоциироваться только ужас, Нэйт уже не сомневалась в этом. Слишком сильная хватка зомби заставила рану на руке открыться, и мерзкое ощущение текущей теплой крови будоражило сознание. Состояние дампирки граничило с истерикой, разум просто-напросто утонул в страхе и отчаянии. Тем не менее, страх придавал сил, и попыток освободиться официантка не прекращала. До тех пор, пока на нее не обратила внимание зачинщица безумия, царившего в баре уже несколько минут.
Виски замерла, когда слуха коснулся почти нежный голос.
Привет, душка.
Дампирша замерла и перевела взгляд на хозяйку столь милого голоса. Девушка приблизилась к Нэйт, от чего так сжалась. Она даже на секунду прижалась спиной к мертвецу, но тут же отпрянула, сделав шаг навстречу безумной, рефлексивно повернув голову к зомби, что держал ее. Тут же девушка взяла официантку за подбородок. Перестав дышать, Нэйт чувствовала, как в солнечном сплетении стремительно растет комок, готовый вырваться в диком крике. Но даже кричать было страшно.
Тихий шепот, и дампирша уже начинает дрожать, ощущая холодный металл у губ. С огромным трудом удается сглотнуть, сжимая кулачки. Одновременно с ужасом, убийца принесла с собой некое отрезвление, и руки Виски начали медленно покрываться тонком слоем льда. Необходимо было провернуть тот трюк с высвобождением рук, но страх немного тормозил процесс образования ледяной корки. Тем временем девушка не прекращала своей забавы, проводя горячим языком по щеке испуганной синеглазки.
Еще чуть-чуть.
Поцелуй. Медленный, глубокий и жадный. Широко распахнуть глаза, Виски впала в легкой ступор, от чего еще больше затормозила процесс освобождения. Что ни говори, а целовалась эта девушка приятно, достаточно хорошо для того, чтобы на секунду отвлечься и от страха, и от ужаса. Достаточно хорошо. Почти так же приятно, как Мэтт. Мысль о маэстро, исчезнувшая так же быстро, как и появившись, еще больше успокоила, хоть лиса и не было рядом. Уже не зная, что и предпринять, Нэйт мягко, но ощутимо, отвечает. Возможно, это был даже рефлекс. Но возможность эта была очень мала.
Боль, причиненная укусом девушки, уже никак не ощущается, слишком высока разница между этой болью и той, что причинял зомби, тормошащий еще не заживший укус на руке. Долька сожаления мелькнула в глазах дампирши, когда некромантку оттянули. Запах девушки исчез, растворившись в ароматах крови и алкоголя. Кто-то ведь разбил бутылку.
Не сводя взгляда с брюнетки, что секунду назад была так близка, официантка замечает барменшу, что теперь прибегла к активным действиям, вооружившись «розочкой».
А тебе не пора ли сматываться?
Виски уже собралась было снова предпринять попытку избавиться от трупа за спиной, как совершенно неожиданно хватка сначала ослабла, а затем и вовсе исчезла. По-прежнему медля, Нэйт обернулась, и перед глазами возникла высокая фигура. Недоуменно рассматривая и запоминая черты лица своего «спасителя», синеволосая пыталась понять, что же кажется ей настолько знакомым в этом мужчине. Когда, наконец, до нее дошло, парень заговорил.
Да никогда.
Ответив бодрому типу молчанием, дампирша поспешила отойти к стене. В очередной раз слепо бежать к выходу было бессмысленно. Легкое головокружение не проходило с той минуты, когда убийца заговорила с ней, и Виски еле-еле доковыляла до стены. Уперевшись к ней спиной, она вяло оглядела бар. Любимое ранее ей место прекратилось в Ад. Мертвецы разрывали людей на части, пуская ручьи крови в воздух, что постепенно начал наполняться запахом гари.
Прошло немного времени, и у официантки появился повод улыбнуться. Зомби исчезли, об их существовании напоминали лишь сухие горстки пепла. Нэйти почти сошла с ума, глядя на веселые лица — кто-то воспринял поведение некромантки как сигнал к началу безумия, и некоторые присоединились к ней, разрывая нити жизней простых людей. Словно опьяненная, дампирша сползла на пол, приняв сидячее положение. Вглядываясь в лица посетителей, девушка пыталась запомнить всех. Когда в глаза вновь попался ее «спаситель», она, наконец, сообразила, что к чему.
Клан Крови... Жопой чую.
Ухмыльнувшись, Нэйтя прикрыла глаза. Оставалось лишь молиться, что, прежде чем все закончится, на нее никто не обратит внимания. Перепачканная кровью, Виски, словно притворяясь трупом, расслабилась. Легкие усилия позволяли сдерживать истерический смех. Закрыв глаза, она погрузилась к темноту, и воображение успевало рисовать в тьме лица, что она успела запомнить, и чаще всего мелькало, естественно, лицо некромантки, что подарила официантке поцелуй.
Как смешно. Не приди тот парень на помощь, это был бы поцелуй.
Улыбаясь своим мыслям, Нэйт начала хихикать. Почему зачесалось левое плечо. Поцарапав зудящий участок кожи, девушка начала рассматривать правую руку. Та уже была полностью в крови, а рваная рана выглядела еще хуже, чем утром. Горькая улыбка стала еще шире.
Хихиканье переросло в истеричный хохот. Удивительно, но сил перестать смеяться, подобно гиене, Виски найти не могла.

+2

518

Кровь.
Если вы хотите узнать что это такое, не стоит ограничиваться словами медиков о жидкой соединительной ткани, наполняющей сердечнососудистую систему всех позвоночных животных. Капните глубже. Попробуйте её. Ощутите сладковатый металлический вкус на своем языке. Глотните, смешивая её со своим организмом. Позвольте раствориться ей в вашем теле. Дайте ей опьянить ваш рассудок. Позвольте раскрыть ваши глаза на истинную суть вещей. Тогда вы не увидите в кровожадной резне жестокости, будет только веселье. На смену страху придет игривый азарт. Вы перестанете чувствовать боль окружающих. Вы захотите смеяться, веселиться, танцевать в море крови, обливая себя густой багровой жидкостью и увлекая к себе других участников кровожадного спектакля. Вы будете искушать их, соблазняя и томно вздыхая. В ваших руках окажется нож и тогда вы прольете чужую кровь. Просто так. Ради продолжения веселья. Разве это плохой повод?
Люди всегда были полны предрассудков, но это не мешало им в пылу гнева убивать себе подобных. Чего только стоит история про домохозяйку, которая вылила на голову мужа кастрюлю кипятка. И все из-за того, что она хотела посмотреть свой любимый сериал, а супруг так некстати переключил канал на футбол. Стоит ли рассказывать про бабку, на ужин съевшую свою новорожденную внучку по той простой причине, что весь вечер малышка не давала ей спокойно связать шарф? Не забудем историю про священника, уделявшего немало внимания мальчикам возрастом от 6 до 9 лет. А как на счет невесты, которая в день свадьбы подарила супругу свою младшую сестру и сняла его извращенные игры на видео? Вы делаете из меня чудовище, это верное решение. Питаете ко мне ненависть, отвращение и страх. Но как раз сейчас впору задуматься о том, кто большее зло: я или тихий праведный гражданин, под личиной которого скрывается насильник, маньяк и убийца. Он может прожить полноценную жизнь, скрывая от своей жены и детей правду о тех тёмных ночах, пропитанных страхом его малолетних жертв. Он может умереть собственной смертью, скончаться в палате клиники, где за ним будет заботливо присматривать молодая медсестра. Перед смертью он увидит маленькую внучку, которая будет держать его за руку, улыбаться и шептать «я люблю тебя, дедушка». Он что-то тяжело ответит ей, слабо погладив по голове, а в мыслях не будет переставать раздевать малышку, вгоняя засохший член в маленький ротик. Но все будут считать его праведным человеком, служителем Господа, еженедельно посещавшим церковь и дающим щедрые пожертвования. Никто никогда не узнает о его причастии к тем жертвам, которые он оставлял тухнуть в лесу. Я для вас все еще большее зло?
Иногда мне кажется, что я пытаюсь оправдать свое поведение. Но это не так. Джессика заставляет меня задумываться о таких гнусных вещах, как справедливость, свершение зла во имя добра. Она создает мотив, оправдывая меня. Словно являясь моим адвокатом. Моя маленькая совесть, моё милое альтер эго не перестает питать надежды на тот счет, что когда-нибудь я стану разделять её мысли. Она не прочь вести правосудие над убийцами, и зная о продажности полиции, руководствуется моими незатейливыми методами. Ее не устраивает обилие крови, но она хочет, чтобы убийца страдал так же, как и его жертвы. Я чувствую в ней конфликт интересов и, кажется, что еще немного, и я сумею сломить её дух. Тогда она уйдет навсегда, соединившись со мной в одно целое. И сейчас я ловлю себя на мысли, что мне будет скучно без этого светлого комочка невинности. Я так привыкла к тебе, малышка.
Прикасаясь губами к мягким губкам синеволосой официантки, я как будто бы прикасаюсь к тебе, Джеки. Это будоражит мой рассудок, я впадаю в плен этой чистой красоты. Чужая кровь кажется протухшей, но даже её приятно слизывать с этого невинного тела. Мне хочется попробовать его всего. Войти во внутренний мир девчонки, разрезать её плоть и напиться её крови. Кусая губы, я успеваю уловить этот металлический привкус, сводящий меня с ума. Наша кровь уже не так вкусна, Джеки. Почему? Почему чистота и невинность всегда настолько приятны? Сладкий терпкий вкус. Я пью её, словно вино. И мне хочется большего. Но…
Я не могу назвать это неожиданностью. Это скорее досада. Досада от того, что меня так некстати потревожили, схватив за волосы и отдёрнув голову назад. Как жаль, что меня вселили в женское тело! Уверенна, что будь я в теле мужчины, меня бы так бесцеремонно не отвлекали от трапезы. Напоследок я успела куснуть синеволосую малышку за губу, с силой потянув её на себя и разрывая. Схватив языком капельки крови, я облизнулась, размазывая их на верхней губе. Твой нектар особо прекрасен, крошка. К горлу приставили разбитое горлышко бутылки. Вот как? Это и есть та барменша. Я чувствую её запах и даже не сопротивляюсь хватке. Расслабляю тело, чуть ли не повиснув на её руке, что держит меня за горло и прижимает к себе. Я превращаюсь в неваляшку. Интересно, сколько минут она будет держать меня? Две, три? Пятьдесят два килограмма, я жалею, что ничего не ела этим вечером. Она шипит мне на ухо, чтобы я отпустила синеглазую крошку. Угрожает мне, надавливая розочкой на горло, защищенное кожаным ошейником, и не смотря на это, я чувствую, как острый край бутылки вгрызается в бархатистую кожу. Первой мою кровь пролила барменша. Она нервничает, злиться. Ей не терпится нажать на воображаемый курок. Убить злодея и стать героем. Чем не сладкая перспектива? Защитить место работы от психопатки, так еще и премию дадут, да? Быть может мэр города вручит медаль за отвагу. О тебе напишут в газетах, дети будут кричать твое имя, восславляя, как современного супергероя. Но тебе это не нужно, верно? Ты просто хочешь помочь совсем еще молодой девчонке, попавшей в смертельные объятия моего марионетки. Твои помыслы чисты, ты руководствуешься собственными познаниями справедливости, не собираясь отступать при первом виде опасности. Это достойно похвалы. Но гнев застилает твои глаза яркой пеленой. Я чувствую его. Ощущаю, как он смешивается с твоей кровью, заставляя её циркулировать быстрее, наполняет твое тело адреналином. Ты готова бороться до последнего. Готова противостоять мне и, в крайнем случае, пустить кровь. Вот! Вот в чем проблема. Ты не хладнокровная убийца, которая без сомнений сможет вогнать в плоть разбитое стекло. Беря меня в заложники, ты изначально блефовала. И я готова поспорить, поставив на кон свою жизнь, что хватая меня за волосы, ты знала, что я не пойду на поводу у твоих консервативных желаний. Мы из разных миров, детка. Там, где ты видишь опасность, я вижу веселье. Там, где ты видишь кровь, я вижу божественный нектар. Там, где ты видишь убийство, я вижу жизнь. И сейчас, прижимаясь к тебе, я откидываю голову назад, укромно укладывая её на твое заботливо подставленное плечо, и смеюсь. Тихо, с шипением, как мой творец. Это угрожающе, дико, неестественно и оттого прекрасно.
- Так чего же ты ждешь? – задорно задаю единственный интересующий меня вопрос. – Режь меня! Режь, режь!
Я смеюсь. Громко хохочу и вдруг падаю на пол, соскальзывая по твоему телу вниз. Розочка оставляет на моей шее неглубокий надрез. Я назову это твоим поцелуем, детка. Нежным и острым, как лезвие ножа. Мне нравится твой пыл, но похоже, у кого-то на меня есть другие планы.
Сидя на полу, я поднимаю взгляд вверх и вижу неожиданного спасителя. Улыбаюсь ему, склоняя голову на бок. Кукла. Бесчувственная кукла, пустая оболочка. Вот кто меня спас. Это похоже на каламбур и я с удовольствием наблюдаю за этим комедийным представлением. Здесь уже нет места законам логики. Жертва спасает убийцу от другой жертвы. Кажется, мир перевернулся. Овцы скинули шкуры и превратились в волков. Забавно. Вся эта ситуация казалась мне очень забавной. Прикусив губу, я заинтересованно наблюдала за аристократом, из плеча которого все еще лилась кровь. Казалось, он не таит на меня обиды за столь агрессивный поступок. Напротив, я его заинтересовала. Чем же, кукла? Ты знаешь меня всего пара минут. Ровно столько, сколько и барменша, но в отличие от нее, я вызываю у тебя… что? Восторжение? Притяжение? Влечение? Ты смотришь на меня, не упуская из своего виду. Даже затылком я чувствую твой взгляд. Что же это? Интерес. Запретный плод сладок. Ты хочешь вкусить его со мной?
- Расскажи мне про боль, покажи страх,   
Я погружаю ладони в мягкую жидкость, которая обволакивает пальцы багровым цветом. Сколько литров крови пролилось сегодня? Мне плевать. У меня нет определенной цели, я не желала наполнять этот бар багровыми реками из плоти и крови. По крайней мере, это не было моей первоочередной задачей. Сейчас же хотелось, чтобы пол утопал в человеческой крови. Хотелось слышать крики о помощи, невнятные молитвы вперемешку с проклятиями, когда в живое тело вгрызаются острые зубы моих мертвецов. Я перестала воскрешать их, мои силы почти на исходе.   
- Боль… - поднимаюсь с кровавого пола и подхожу к аристократу, делая шаг вперед. – что для тебя боль? Слабый отголосок физической оболочки? Ты не чувствуешь боли, когда в твое тело вонзается сталь. Ты не страдаешь от потери крови.
Я подношу ладонь к раненому плечу. Легонько провожу по нему тонкими окровавленными пальцами. Это интересно. Почему ты не чувствуешь боли, как остальные люди? Почему не кричишь? Не пытаешься убежать отсюда? В тебе не чувствуется страх и паника. В отличие от всех остальных, ты абсолютно безразличен ко всему, что происходит вокруг. Быть может, мне стоит раскрыть твои глаза?
Я проникаю пальцами в рану на плече. Медленно и постепенно. Я понимаю, что это должно причинять тебе боль, но ты не кричишь. Ни единого звука. Пустота.
- Боль приходит в сознание, как вспышка, прожигая тебя изнутри, парализуя тело и въедаясь в органы острой пастью.
Я не знаю, зачем рассказываю тебе все это. Но мне интересно, кто ты и почему не чувствуешь боли, когда мои пальцы продвигаются все глубже в рану, разрывая плоть и мышцы, добираясь до плечевой кости.  Я смотрю тебе в глаза, пытаясь уловить искорки боли, которые ты скрываешь, но все тщетно. Лишь по той простой причине, что ты не чувствуешь её. Действительно, не чувствуешь.
- Ты уникальное существо, знаешь?
Я кладу левую ладонь тебе на щеку. Большим пальцем провожу по твоим губам, окрашивая их в багровый оттенок. И тихо произношу:
- Попробуй.
Для меня перестает существовать реальный мир. Я нашла свою игрушку. Весь фон, забитый страхом, отчаянием и болью, уходит на задний план. Я слышу приглушенные крики, еле слышное чавканье моих мёртвых марионеток, чьи-то проклятия, голоса и смех. Мне уже ничего не важно, когда я нашла тебя, моя кукла. Абсолютно бесчувственное, бесстрастное, атрофированное от чувств существо. Мне нужно узнать тебя лучше. Изучить механизм твоего организма, узнать есть ли у тебя душа.
- Кто ты?
Поверить не могу, что я произношу эти слова, связанные в банальный вопрос, но мне действительно интересно. Мои пальцы скользят вглубь раны, хватаются за кость и с силой тянут её на себя, смещая на пару сантиметров. Человек бы уже орал от диких мучений, но ты хранишь молчание. Человек ли ты? У меня больше не возникает сомнений. Нет, не человек. Я смотрю тебе в глаза, размазывая по твоему лицу кровь какой-нибудь танцовщицы. Большой палец скользит по лбу вниз, переходит на нос и углубляется в ямочку над губой, сползая на подбородок. Крещение кровью. Тебе нравится?
Я резко поворачиваюсь, уловив запах горелой плоти. Обвожу взглядом весь зал, залитый кровью. На моих глазах живые мертвецы содрогаются, покачиваются и падают. Нет! Что происходит?! Я отхожу от аристократа, руки безвольно опущены, глаза отказываются верить в то, что видят. Я чувствую здесь запах предательства. В то время, как мертвецы сгорают, дополняя воздух ароматом горелой плоти, я сталкиваюсь глазами с шинигами. Не верю. Не могу поверить, что он это сделал. Не мог! Только не он! Я оправдываю его. Пытаюсь придумать аргументы в его защиту. Ведь он мой учитель, тот, кто научил меня убивать. Как он мог поступить так со мной? Как?!
Я разочарована.  Шинигами предал меня, ударил в спину в тот момент, где я ожидала от него помощи.
- А ведь все это было для тебя, учитель!!
Я злюсь, крича это на надрыве. Хватаю нож с пола и набрасываюсь на какого-то ублюдка, пытающего проскочить мимо меня. Идиот! Мразь! Тварь! Люди охвачены страхом. Я же охвачена яростью. Меня переполняет жажда крови, прожигает всю мою сущность, заставляя вонзать в его плоть кинжал по самую рукоять. Снова и снова. Глядя на угасающий взгляд,  я улыбаюсь широкой улыбкой. Я словно в лихорадке продолжаю колоть его уже мертвое тело, отбрасываю кинжал и погружаюсь руками в его разодранную плоть. Выворачивая кишки наружу, я погружаюсь глубже, нахожу пальцами влажный орган и вырываю сердце из груди трупа. Из моих уст срывается дикий, неестественный, истерический громкий хохот. Я поднимаюсь с пола и поворачиваюсь к шинигами. Подношу орган к губам и кусаю его, жадно откусывая кусок сырой плоти. Мне нравится. Кусок за куском, я поедаю человеческое сердце. Теперь я чувствую, насколько это прекрасно, вкушать человеческую кровь и плоть. Волшебный коктейль и закуска. Питайте ко мне отвращение, божьи твари.
Внезапно я выплевываю кровь. Моё тело сопротивляется. Нет, не тело. Это Джессика. Она выходит наружу. Ей не по душе мои развлечения. Как всегда малышка пытается меня остановить. Не сейчас, Джеки! Я откусываю еще один кусок сырого органа и вижу, как руки начинают меняться. Они уменьшаются. Все мое тело начинает стремительно уменьшаться. Маленькие ножки утопают в огромных ботинках. Черные одежды повисли на девичьем тельце восьмилетнего ребенка. Черные волосы стали длиннее, чуть ли не до пояса малышки. Карие глазки широко распахнуты. В маленьких ладошках она держит человеческий орган. Джессика заняла мое тело, изменила его полностью под себя. Именно такой я помню её в 8 лет. Малышка испугана, она со страхом смотрит на сердце, которое держит в окровавленных ладошках. Из раскрытого ротика вырывается истошный детский визг. Сердце падает на пол. Девочка делает шаг назад и падает в лужу крови. Выползая из огромных ботинков, она отталкивается руками и ногами, скользя по полу назад и марая одежду, которая на несколько размеров больше её самой. Ей страшно, из глаз льются слёзы. Малютка выползает из сетчатых колгот, поднимается, ступая босыми ножками по окровавленному полу и оглядывается. Её пальчики на ладошках дрожат, глаза видят море крови и трупов. Все лица, которые мелькали перед ней казались демонами, вышедшими из глубин ада. Понимая, что это сотворила я – та, что сейчас наблюдает за ней со стороны, находясь в глубине сознания, Джессика пытается убежать отсюда. Она поднимается с пола, делает несколько быстрых шагов, спотыкается об чью-то конечность и падает лицом в кровь. Громко всхлипывает, стараясь подняться, но одежды мешаются под ногами. Кое-как она встает на ножки и, стараясь не смотреть на лица окружающих, расталкивает себе дорогу к черному выходу. Она пытается овладеть своими чувствами, не показывать страх, который тешит меня сладкой песней. На её пути оказалась девушка. Подняв голову вверх, она увидела лицо барменши, которая прикладывала розочку к нашему горлу. В глазах отразилось понимание, сожалении, злость и недоверие. Широкая палитра чувств смешивалась в малышке, заставляя её идти вперед, путаясь в черных одеждах. Прокрадываясь дальше, она оттолкнула от себя блондинку, в теле которой чувствовала что-то родное и давно утерянное. Призрак. Подняв глазки, она всхлипнула и посмотрела в лицо девушки. 
- Берегись некромантов. – тихий девичий голосок пронзил тишину.
По лицу стекали слёзы, она не один раз спотыкалась и падала, но все же покинула этот ад, открыв дверь и добравшись до свежего воздуха. Она не знала, куда ей бежать и что делать. Вперед, только вперед.

---- переулок Киояма

+8

519

Тошнотворное зрелище.
Наконец все стало на свои места, образовывая хаос. Эмоции и страх покоряли. И от ощущения причастности к кровавой бане было не по себе. Оцепенение оставило после себя шрам. Какая-то частичка была выжжена. Только бы не потерять память о ней.  Сейчас только и остается держаться за остатки человеческого, не дать ему ускользнуть сквозь пальцы, словно песку.  Ибо можеш стать одним из них, вестников смерти. Те, чьи души навсегда погрязли  в крови и ненавести.  Отчаянное желание не уподобиться им.  Это ведь глубоко в человеческой природе – лишь совершив ужасную ошибку узнать суть дела. Кто-то жалуется на слишком жестокую школу жизни. Но разве не она есть самая лучшая? Только познав все крайности, уже не боишься мелочей, и понимаешь, чего на самом деле хочешь…
Красные нити спутаны, но они тянутся  к каждому кто есть в этом баре, кто  каким-то образом замешан в этом представлении. Кто-то жертва, кто-то охотник. Сделав выбор, ты признаешься сам себе. Для кого-то это очевидно, для кого-то это великая тайна, ящик Пандоры. Если же некромантка знает, что делает, то для других это была полная импровизация. Таким образом каждый должен был решить для себя, чего он стоит и какую цену готов заплатить ради себя и других.  Кто-то готов был бросится прямо в эпицентр пожара с сомнительным оружиям в руках, дабы защищать своего.  Это благородно, это правильно – так нам гласят законы морали.  А кого-то будут презирать и называть убийцей или же моральным уродом.  Особенно этих двоих, что не мешкаясь убивали каждого.  А это всего лишь экзамен, который Эль с грохотом провалила.  Только вот пересдачи не будет. Время неумолимо, оно не терпит поблажек и не дает подачек. Обратно не вернуться. Что было-то было.
У каждого система защиты разная. Кто-то берет в руки оружие, считая, что нападение  это лучшая защита, а кто-то просто абстрагируется от всего мира, создавая себе барьер, через который не проникнет страх. Элли умела это делать, и любила в секунды опасности использовать подобный метод.   Но только рано или поздно чувства просочатся наружу.  Хлынут потоком, сметая все на своём пути.  Сейчас были лишь попытки страха прорваться наружу, но ему не достичь намеченной цели раньше, чем за сутки.  Потом он упадет на плечи тяжелым грузом, воспалит сознание и превратит все мысли в  липкое месиво.  Это как грипп, вы ведь болели ним, наверняка.   Постоянные сопли и слезы, чувство слабости, которое побеждает тебя на несколько суток.   Разве не прекрасное чувство? Чувствовать себя абсолютно беспомощным слизняком, осознавая, что какой-то вирус вас победил?
Казалось, это никогда не закончится. Минуты тянулись, словно насмехаясь над окружающими, подыгрывая убийце.  Хотелось упорно считать секунды, в надежде хотябы на антракт. А почему бы и нет? Зрители устали, зрителям хочется выблевать все, чем накормили их актеры – страхом.  Горький и неприятный запах гари зацепило обоняние.  Но не смотря на свою неприятную сущность, этот запах теперь будет ассоциироваться со спасением, ведь словно по взмаху волшебной палочки  трупы начали падать.  Но на это Эль не обратила должного внимания,  где-то на уровне подсознании было решено, что ужас кончился. Но это было не столь важно. Оцепенение достигло своего апогея.  Элли не шевелилась. Взгляд был наплавлен на беспощадную убийцу, но смотрела девушка сквозь нее. Она не замечала очередное убийство. Ей вообще не хотелось иметь ничего общего с ними. Но увы, она как и все остальные была причастна к этой бойне.   Значит, оставалось  только идти вперед, босиком по битому стеклу.
Этот вечер богат на сюрпризцы. Это действительно какой-то переслащенный  праздник. Лишь то, что происходило далее, заставило Эль вернуться к этому миру.  Вначале это казалось галлюцинацией, но некромантка на самом деле превращалась в ребенка, уменьшаясь,  пропадая в темной одежде. Этот ребенок был испуган.  Как такое возможно?
- Берегись некромантов.
Эль широко распахнула глаза и с удивлением посмотрела на крошку. Ей было жаль ребенка измазанного в кровь. Или это просто материнский инстинкт?  Сейчас призраку все одно, что  несколько минут назад  именно она устраивала кровавую баню, щедро делясь смертью со всеми остальными. Нет, это не могла быть она.
Эль словно потянули, и она сама не заметила, как покинула тело. Ей хотелось  догнать ребенка. Наверное девушка просто хотела искупить свои грехи и доказать, что еще способна на добро.
-Стой! – воскликнула Эль вслед убегающей девочке, без каких либо колебаний призрак последовал бы за ней. Но девушка услышала  знакомый сухой голос.  Она просто не могла не отреагировать и пройти мимо. 
-Джек, - Эль посмотрела на своего охотника и  в знак приветствия, с мягкой улыбкой на лице кивнула ему.  Ей бы хотелось остаться с шинигами, но что-то тянуло её последовать за малышкой.  Поэтому  она сделала это как можно скорее.  Элли надеялась, что  не станет нужной  своему охотнику, и не обращая внимания ни на трупы ни на  мебель, просто направилась за девочкой, покидая заведения, что вскоре сделала Скарлетт добравшись до черного выхода.

---- вслед за Амбер.

+4

520

Боль. Всё что происходит здесь – это лишь боль и бред. Боль человека, умирающего и корчащегося на пол, боль женщины, чей друг умирает на её глазах, боль от бессильной ярости. Казалось, воздух кричит и стонет, не в силах найти защиту и укрытие от этого безумия. Всё происходящее в этом маленьком, отрезанном сейчас от всего мира помещении, было похоже на картину безумного сюрреалиста, щедро разливавшего красную краску по полотну. Доски этого заведения впитали в себя кровь, вместе с болью, желаниями, надеждами и любовь тех, кто падал замертво на этот пол. А смерть принимала их в свои ласковые объятья. Смерть ко всем ласкова и милостива – ведь это последнее, что даётся тем, кто закрывает свои глаза навсегда. Боль. Ты ощущаешь отголосок той боли, что испытывает умирающий рядом с тобой, как будто смерть задевает тебя полой своего плаща. Эта боль похожа на лёгкий экстаз, сродни эйфории от наркотиков. Неудивительно, что многие так быстро пристращаются к эффекту этого дурмана. Все хотят жить вечно, но все же и жаждут смерти, а наркотики – это как будто умереть понарошку, чтобы после, возродиться словно птица феникс. Пламя этого дурмана не так ярко и несёт в себе лишь сиюминутное наслаждение, но все мы так слабы, так трусливы и немощны, что не редко сами поддаёмся этого губительного эффекта. Кровь таких, вкусна и интересна, но кроме разрушения ничего ценного в ней нет - думал Фелицио, катая по руке извлечённую из кармана сигарету.
Боль же, реальная боль, та, которая ощутима, та, которая чаще всего предстаёт в образе другого существа, наслаждающегося, даруя эту боль – вот эта боль больше похожа на отголосок смерти, но она на много страшнее дурмана. Эта боль порождает лишь страх. Лишь страхом может упиваться мучитель. Лишь ради него он рождает боль. Они все на одно лицо. В их образе не встретишь костлявой старухи. Чаще они похожи на трусливых и загнанных шавок, которые принося жертвы леди-смерти, желая избавиться от своих страхов, хотят забыть свою боль, доказать что они сильны и бесстрашны. Они жалки и беспомощны, словно слепые котята, а вся жизнь таких, похожа на блуждание в бреду.
Есть и те, кто воплощается в обличие самой смерти. Такие не ищут ни наслаждения, ни радости. Они просто несут смерть. Все они страшны, каждый по своему, но в одном они похожи, их лица не забываются и позже, с учётом того что вы остались живы, их образы приходят вам в страшных кошмарах.
-Кто же я – прошептал Фелицио – Обыкновенный немощный безумец или нет. Я получаю удовольствие от крови, но не от смерти других. Их крики не будоражат. Но вид крови дарует экстаз. Так кто же я?
Голод накинулся удавкой на шею. Хотелось крови, но не крови тех, кто был здесь. Кровь тех кто обезумел от страха и был подобен скоту, была бы столь противна, как будто в глотку попадает кусочек дёгтя. Самая вкусная кровь у тех, кто радуется, любит или любил. Так же вкусна кровь тех, кто не так давно вкусил плотских утех, тех, кто грустит или надеется. Их кровь всегда имеет сладковатый привкус. «Оказаться бы сейчас в более радостном месте» - подумал Фелицио. Закурив сигарету, он поглубже спрятал голод, до поры до времени. Ещё не время, ещё можно подождать - думал он.
Всё в баре превращалось в фарс. Этот дешёвый театр, сворачивал свою постановку. Фелицио было довольно интересно наблюдать за этим, он даже немного поддался на уговоры своей безумной половины. Главная актриса уже покинула сцену, за ней последовала та самая художница. Увидев, как она выходит, вампир вспомнил о рисунке, валявшемся в кармане. Выудив его на свет, он посмотрел на него ещё раз – Да, чего-то не хватает - сказал он вслух. Подпалив его, вампир без сожаления смотрел, как он неохотно горел, осыпаясь пеплом на барную стойку. Сигарета истлела наполовину. Печально посмотрев на неё, он затянулся, и выдохнул слегка синеватый дым. Вампир, ищущий наслаждение в табаке и алкоголе. Это было бы смешно, если бы не было так печально. Слишком многого он лишён. Слишком многое он не сможет понять и почувствовать. А алкоголь и табак, давали хотя бы смутное представление о радости быть живым. Вампир посмотрел вбок, на сидящего подле него. Этот чудак пил воду, демонстративно не замечая происходящего, сцена достойная молодого художника, любящего рисовать пафосные картины. Был бы только художник. Фелицио печальным взглядом посмотрел на него и отвернулся. А чем я лучше в данной ситуации? - подумал он. Всё же ему хотелось думать, что он чем-то отличается от этого персонажа.
Безумный сюрреалист закончил свой шедевр. Его кисть, хорошо смоченная кровью, нанесла последний мазок на это полотно. Кровь, застывшие в лицах людей ужас и страх, трупы и ещё живые, официантка и тот молодой человек за стойкой, барменша, перевёрнутые столы, весь тот хаос, что остался тут – всё это было достойно картины, которую никто никогда не нарисует. Фел запомнил её, так же как и все присутствующие. Возможно, он когда-нибудь нарисует её, но она уже будет не та. Эта картина, эта сцена, этот спектакль, принадлежит лишь этой ночи. Но всё когда-нибудь заканчивается. Империи рассыпаются в прах, люди и нелюди гибнут, земли меняются, ночь заканчивается. На её смену, конечно, приходит другая ночь, но в том-то и дело, что она уже другая.
Вампир встал, затушил бычок в пепельнице, это смотрелось довольно смешно, учитывая весь погром и грязь, но его это особо не трогало. Стряхнув несуществующие пылинки с одежды, он без сожаления отправился прочь из этого места.
-----------> Портовый бордель

Отредактировано Аваддон (2011-08-03 04:56:44)

+1

521

Когда над окровавленными руинами взойдёт солнце и осветит собою багрянец, красный, алый, бордовый, кое где – запёкшийся коричневый… тогда ведь всем уже будет всё равно, верно? Всем станет всё равно. Забудутся лица, в память будут врезаться только потоки крови, обрывки плоти, разодранное совершенство прозрачной кожи. И только некоторые запомнят это лицо. Лицо, которое Остин сейчас прижимала к себе. Не нужно быть ясновидящим, что бы предсказать то, что это лицо будет являться в кошмарах. Что это фарфоровое лицо в обрамлении тёмных волос и станет вашим персональным ночным кошмаром. Вы будете просыпаться в немом крике, в холодном поту, голос будет сорван и вы больше не уснёте в такую ночь. Остальные уйдут зализывать несуществующие раны. На их телах не будет ни царапины, ни ссадины, ни ушиба, но они всё равно будут зализывать раны. Те, что не перестают болеть на погоду с годами и те, что не болят на погоду. Эти раны будут вскрываться от одного вида крови в каком-нибудь некачественном боевике, от забора на анализы из пальца в больнице, от вида красного коктейльного платья на какой-нибудь вечеринке, от проезжающей мимо вишнёвой мицубиши… Все оттенки красного станут Вашей фобией. Вашей личной фобией. Если только Вы не были на стороне «плохих парней» этой ночью.  Она переменит Вашу жизнь навсегда. Эгоисты превратятся в альтруистов, альтруисты – в эгоистов. У Вас появятся новые ценности, потому, что Вы осознаете как легко отобрать у Вас всё: любовь, дружбу, семью, любимую работу, мечты и грёзы, красивые цветные сны с ароматом ванили.
Ночь темнее всего перед рассветом. Эта ночь была самой тёмной в Вашей жизни, верно? Она была невероятно тёмной всё время. И нельзя было определить, когда наступит рассвет. Нельзя было определить, когда солнце взойдёт над руинами. А причиной всему эта девушка, которую она прижимает к себе как любимую мягкую игрушку. Девушка, что смеётся в истерике. И кричит «режь!». О, да, она порежет её, будет вгонять «розочку» в белую шейку до тех пор, пока стекло не начнёт царапать позвонки. Она на минуту превратится в некромантку, станет ею, будет наслаждаться её утехами, ощущать такое же первобытное счастье, чувствуя на пальцах горячую кровь. Будет чувствовать её чувствами. По крайней мере, ту минуту, которая потребуется на растерзание тела. А потом придёт темнота, ужас от содеянного, но она будет утешать себя мыслью, что поступила правильно, что приняла единственно верное решение.
Мышцы руки напряглись, готовые вонзить стекло в плоть, сознание очистилось от предрассудка «убивать нельзя», стало лёгким как пёрышко. В эту секунду стало возможным всё, становилось так просто убить, лишить той искорки жизни или нежизни… Как легко соподвигнуть кого-то на  преступление, после которого не будет наказания. Потому, что преступление и будет наказанием. Чьи-то руки обхватили за талию, рывком разъединили этот танец смерти и отпустили. Остин не смогла удержаться на ногах и упала, но по инерции рывка проехала по лужам крови до стойки. В глазах потемнело от удара виском о дерево, по телу разлилась слабость, опьянила, словно крепкое вино, сделала тело ватным и непослушным. Сознание запульсировало вспышками, то погружаясь в темноту, то возвращаясь к крикам, эхом раскатывающимся в голове. Она не знала сколько времени пролежала вот так, беспомощная, готовая принять смерть телесной оболочки от любого из всех безумных, присутствующих здесь. Но, видно, ангел-хранитель есть и у фаэри, если этого не произошло.
Дарки упёрлась руками в липкий и скользкий пол, с трудом поднялась на ноги. Попыталась осмотреться, ища взглядом уроненную где-то «розочку», но обнаружила лишь нетвёрдую действительность. Пол бара превратился в непрерывно покачивающуюся палубу корабля.
Только бы не сотрясение.
Кто позволил себе так бесцеремонно остановить её от действий, с которыми так трудно было смириться? Действий, которые вызвали бунт в сознании, противоречили самому её существу. Или это только Бете не пришлось по вкусу задуманное? Возможно, Альфа пошла бы на такое не задумываясь? Скорее всего. Дарроу беспомощно шарила глазами по полу, всё ещё стараясь найти отбитое горлышко, как взгляд наткнулся на ботинки. Потом девочку. Девочку? В этом хаосе был ребёнок? Малышка несколько раз падала, прежде, чем встала твёрдо на ножки и уставилась на неё. Только глаза у неё были совсем не детские. Одежда была той же, что и на некромантке, даже кровь была в тех же местах. Ребёнок лишь несколько секунд смотрел на неё, затем скрылся из виду. Дарки так и осталась, стоять, словно зачарованная, пытаясь разложить по полочкам увиденное. То, с чем не примириться.
- Где же полиция?
Обстановка в «Осколках» успела несколько разрядится, пока она находилась без сознания. Зомби исчезли. Исчез тот странный парень, который сначала зарезал у всех на глазах человека, а затем переломал все пальцы на руках зомби, что держал официантку. Официантка! Дарр увидела её, сидящую у стены. Она хохотала, как ненормальная. Это было не более чем попыткой мозга вытеснить весь тот, ужас, что был вокруг. Шатающейся походкой, как наркоман в ломке, фаэри направилась к девушке, не забыв взять бутылку водки со стойки, на ходу делая несколько глотков из горла. Ей всё равно, что скажет начальство на распитие спиртного в рабочее время. Она не подписывалась на такое.
Официантка всё ещё хохотала, когда Дарки приела возле неё на корточки, произнес лишь слово: «пей». Девчонка не переставала, она была слишком испугана. Остин дала ей две лёгкие пощёчины и сунула бутылку в руку синеволосой, заставила сжать пальцы на сосуде.
- Пей.

+2

522

Зачем она это делает? Зачем запускает теплые руки в так искусно сделанную Шиндзи оболочку? Он не чувствует боли, только перемещение мышц и кости. Не самое приятное ощущение, однако оно не доставляет адской боли, которую бы испытывал обыкновенный человек, если бы эта девушка проделала тоже самое с ним. Зачем она это делает? Она знает, что марионетка бесчувственная. И девушка не сможет вызвать у него физических мучений.
Во время этой «процедуры», которая показывала Хикару крайнюю заинтересованность девушки им, он просто стоял, смотря ей в глаза. Она опасна, но не для него. Она интересна, но не для всех окружающих, которые считают ее психопаткой, лишь потому что не понимают ее, потому что она делает такие вещи, к которым они не привыкли. И хорошо, что не привыкли. А он видит в ней такую же непонятую, возможно одинокую личность. Или же все что выходит за границы общественной морали он приписывает к свои собственным проблемам?
Он чувствует, как девушка проводит кровавыми пальцами по его лицу. Этот аромат крови… Теперь он крещен ею. Это одурманивает, сводит с ума, но нужно держаться на ногах, не дать ей ослепить себя.
Уникальное существо. Да, разумеется, он знает об этом. Попробовать? Ах, как соблазнительно. Он позволяет девушке проникнуть пальцем ему в рот . Он облизывает чужую кровь с пальца, но ему нужно больше. Хикару кусает палец некромантки, и несколько капель нектара попадают на язык. Превосходно.
Кто я? Это вопрос для меня самого.
Становится слишком душно, что горит, крики то становятся громче, то утихают. На сегодня достаточно. Есть еще дела. И потом, он почти сбежал из дома. Он уходит, оставляя без ответа девушку. Они еще увидят друг друга. Обязательно. А сейчас нужно отрезветь от этого кровавого транса.
-------> Сеть улиц

Отредактировано Yuko (2011-08-12 17:18:17)

+2

523

Кажется, что даже воздух был напуган, от чего он застыл и не шевелился. Скользнув взглядом по бару, Джек не нашел тут ничего, кроме как взгляда некромантки. Она стояла прям напротив в нескольких шагах и смотрела в упор. Что же было в ее глазах? Злость. Недоверие. В них зарождался еще больший гнев. Глаза, прям как усиливающийся ветер перед страшной и долгой бурей. Неизменное любопытство просыпалось внутри шинигами, будто ученый который по-случайности смешал два вещества, а оно дало новую реакцию. За девушкой было интересно наблюдать, и этот интерес читался в оживленном взгляде Джека. Не уследив за самим собой, губы его медленно растягивались в улыбке безумного ученого. Он уже не помнит, когда в последний раз такое было. Эта девчонка дала ему возможность испытать новые чувства, которые поглощали с головой и полностью. Они пьянили и мешали мыслям собраться в цельную кучу, чтобы оценить обстановку. Вот она накидывается на простого смертного и разрубает его плоть. Джек чуть подается вперед, жадно наблюдая за этой сценой убийства. И если все до этого ему казалось ребячеством, то сейчас он видел выплеск настоящих чувств. Агрессия. Ярость. Все это может выдать плачевный результат, если носитель этих эмоцию давно спятил. Кончик языка проводит между губ, увлажняя их, от одного уголка до другого и задерживается там, прикусанный зубами. И именно это побуждало Джека проделать то же самое, но пока его дело было как бы в оцепенении - тоже боялось пошевелиться, потревожить тем самым момент любования. Если обычные умы могли вечно смотреть на огонь или воду, то шинигами мог вечно смотреть на то, как кто-то в ярости с чувством разрывает плоть.. И не важно - чья бы была эта плоть. Главное - что бы все было реально, а не спонтанно навязанное чужим желанием.
Но все происходит слишком быстро. Жизнь нельзя растянуть ка книгу или кадр из фильма, приписав к нему подходящую минусовку. Тело случайной жертвы упало на пол, который был залит кровью, а девушка внезапно куда-то делась. Теперь Джек опустил глаза, чтобы рассмотреть маленькую девочку. Ее лицо было в смятении и исполнено ужасом. Казалось, что дитя боялось уже одного этого чувства. Что уж там говорить про то, что ее окружало. И вот теперь эта девочка бежит к выходу. Она спешит, спотыкается и падает на пол, поднимается и вновь бежит. Но это не кажется бессердечному Джеку смешным. Взгляд его опять потускнел, ему опять безразлично, но все еще следит за растерянным ребенком. Детям не место в баре. Детям не место в этом жестоком мире. Детей необходимо отправить на другую планету, ничего не рассказывая им про Бога и родителей. Дети должны построить свой мир. Новый мир. Он должен быть чище. Но где достать большую урну, чтобы выбросить туда все то дерьмо, что остается после взрослы? Пороки... Может это даже плохо, что люди разучились верить в Всевышнего? Раньше для людей были хоть какие-то мерки. А теперь? Но... Все что происходило сейчас здесь. Это все сотворили не люди. А демоны. Так кто теперь из нас выпеющая мерзость? Люди или другие существа? Не... Тут все зависит от индивида, а не от массы...
Услышав свое имя, Джек опять вернулся в реальность, но всего на миг, чтобы обратить внимание на призрака. Эль, будто бы заразившаяся смятением малышки, посмотрела на него торопливым взглядом, а потом ускользнула из поля зрения. Джек опустил взгляд, разглядывая грязный пол. Под ногами валялось мертвое тело - то, что поднесла ему некрамантка, дабы угостить шинигами свежей кровью.
-Ради меня? Хм...
Кто-то звал полицию, а Джек решил, что ему нет смысла идти вдогонку за своим сахаром. Он хочет побыть в одиночестве. Ему нечего сказать сейчас Эль. Они еще не раз пересекутся и у них будет много возможности обсудить и это, и многое другое. Много... Но вот опять нечто заставило Джека перестать копаться у себя в голове и осознанно смотреть в эту секунду на мир. Только на этот раз Джек вернулся в мир в легком гневе. А это всего-лишь невезучий парень наступил шинигами на ногу, когда пятился спиной назад подальше от эпицентра и твердил себе, что он невидимка. А ведь этот смертный мог вернуться сегодня домой, отделавшись легким испугом. Хаха. Но парня угораздило наступить Потрошителю на ногу в такой неблагоприятный момент. И когда же человек ощутил с заде себя преграду, то обернулся. Лицо его в миг застыло, когда он увидел два красных глаза, смотрящие на него с твердой уверенностью и злым умыслом. Точнее это не было задумано Джеком специально, просто собственные эмоции возжелали вырваться наружу. Не успев парень даже вякнуть, как черная тень, острая как новое лезвие меча, в вонзилось в тело, скользя меж ребрами под легкое. Лезвие было не длинное, и сразу вслед за ним в горячую плоть с холодной кожей от пота ужаса вошла рука шинигами. Внутри тела тень размножилась, но осталась у основания единой. Теперь пять щупалец, как пять пальцев, расползлись по всему телу: обвиваясь вокруг незащищенного сердца, проникая в голову и выдавливая глазные яблоки изнутри, протыкая легкие. Человек еще рыпался, ведь сердце пока билось. Но скорее он умер от шока, ужаса и боли, нежели от потери крови или остановки сердца. А Джек жестоко смотрел перед собой, продолжая рукой сжимать утихающий орган. Он чувствовал, как злоба течет в его жилах, разгоняя кровь и делая ее горячей. Он чувствовал, как прямо перед ним холодеет чужое тело. Он рукой чувствовал, как вязкая жидкость стекается вниз до локтя под кофтой и пачкает ткань. Шинигами любит кровь за ее вкус, запах и плотную консистенцию. Когда же он вынимает руку из тела, то несколько раз подряд сжимает и разжимает пальцы. От этого кровь натягивается в узкие нити от ладони до кончика пальцев, но потом лопается как растянутая жвачка. Она быстро застывает, но Джек успевает губами коснуться свежей крови. Кажется это его успокоило. Он языком слизывает кровь с ладони, но полностью избавиться от нее не удается, да это пока и не заботит парня. И все же она обычная. Кровь...
Матовые глаза вновь скользят по бару и на этот раз не находят ничего интересного. Только теперь тут явно стало просторнее, но... Разве это теперь имеет значение? Как же хочется ему пройти от барной стойки до двери, открыть ее и выйти в ночную зиму. Чтобы глаза ослепли от белого снега, а кожа остыла на холоде. Чтобы ощутить себя живым, засыпая на лавочке в парке. Чтобы дым от сигареты был плотнее. Чтобы опять уснуть на холодный период, как это часто бывает с шинигами. Грусть мелькнула в глазах и кажется, что застыла на месте. Но попробуй кто подойти поближе чтобы рассмотреть, то сразу холодное лезвие скользнет между ребрами. Попробуй сейчас его кто окликни, так черная тень вмиг поглотит его. Только попробуй...
Надо валить отсюда. Звучит здравая мысль, а тело не движется. Зачем-то Джек обернулся, и взгляду предстал полный выбор выпивки. Брюнет забрался на стойку и рукой дотянулся до верхней полки, где стояла полная литровая бутылка рома. Она почти не упала, когда Джек доставал ее, но все же удержал. Такой победе можно было и порадовать, но ноль эмоций на лице. Спрыгнув с барной стойки вперед, Джек не спеша, будто все нормально, все в мерках приличия или дозволенного. Но на само деле, он даже не задумывался о других присутствующих. Просто прошел к черному выходу и покинул заведение.

------------> хз куда оО

+3

524

Июнь, 2011. Ночь.
В полицейское управление города Токио, никак не желавшего провести хоть единую ночь в мире и покое, на пост дежурного поступил тревожный звонок о беспорядках в печально известном баре "Осколки", учиненных группой подозрительных лиц, среди которых были замечены, как наиболее примечательные: девушка лет восемнадцати, предположительно дампир с принадлежностью к клану и высший вампир, ориентировочно занимающий схожее с ней положение в социальном устройстве вампиров, некромант, фаэри без привязки к ограниченному сообществу эльфов или резервации, марионетка, а так же и доселе считавшийся покойным Джек Потрошитель - предположительное появление последнего даже вызвало некий ажиотаж. В арсенале почти сразу же после вызова стало людно, шумно и душно. Бойцы, до сих пор спокойно проводившие свободное время в комнатах отдыха и стрельбище, сейчас деловито облачались в униформу и проверяли готовность оружия. На место, откуда пришел сигнал тревоги, выехал наряд полицейского регулирования от экстренной полиции, сформированный уже несколько лет назад как целостная операционная единица. Мало довольные тем, что приходится выдвигаться на задание в далеко не самый благополучный район посреди ночи, бойцы уже в кузовах машин облачались в технически совершенные комплекты брони класса "Циклоп" - шлем командующего группой был оснащен электроникой и связан с передвижным командным пунктом, он давал уникальный контроль над каждым членом группы, а так же снабжал всей необходимой, заранее записанной и подготовленной, информацией касательно отдельно взятой операции, что позволяло не отвлекаться на лишние рассуждения. Группа захвата в минимальные сроки окружила здание, в котором располагался бар, перекрыв возможные выходы и отогнав с темных улиц зевак, которые могли пострадать при возможном штурме. Бойцы оказались вооружены в буквальном смысле до зубов и сразу было видно, что это им не впервой и они готовы к любой неожиданности - многие, работающие в полиции, были осведомлен о неординарных способностях местных преступников и правонарушителей, а администрация в свою очередь заблаговременно позаботилась об оснащении своих ребят артефактами, поглощающими магическое воздействие на разум и сознание. Кроме них, не желая упускать отличный момент, на место прибыла замещающий секретарь и по совместительству правая рука управляющего - рассекая между рослых мужчин в легком защитном доспехе, Раэль упрямо держала в изящных, однако умелых, руках, затянутых в кожаные перчатки, тяжелый пистолет военного образца.
- Вы слишком долго копались, офицер.
Женщина говорила хриплым голосом, точно шептала: не из-за волнения - у нее, видимо, от природы был такой голос. И очень странная манера говорить - кажется, будто она все время сосет леденец. Капитан прислушивался к ее словам, как к голосу в своей голове и не спешил делать громче динамики внутренней связи в своем шлеме, хотя и вряд ли был доволен подобным отношением.
Когда бойцы снесли дверь после недолгих раздумий, первая в помещение, не поддающееся цензурному описанию, вошла именно суккуба, с лицом, полным какого-то холодного, отрешенного равнодушия, перешагивая через битое стекло и бурые ссохлые пятна на полу - сомнений в том, что в этом местечке случилась под утро спонтанная кровавая баня, а не мирная посиделка старых знакомых, быть не могло; как, впрочем, и в том, что они снова опоздали, пропустив разгар праздника плоти и насилия.
- Живые, - она махнула рукой с пистолетом в сторону одной из дальних стен. В ту сторону, неумело скрывая зелень в лице, поспешил штатный врач. Командир, остановившийся недалеко от входа, тихо и четко отдавал команды своей группе, вызывал криминалистов, старался лишний раз не заглядывать в полные восковицы, изуродованные ужасом лица.
Немолодой уже врач присел на корточки около двух девушек.
- Вы можете встать? Вам нужно уйти отсюда.
Через несколько минут, после беглого осмотра помещения, была найдены еще пара человек, сумевших пережить произошедшее - хотя именно произошедшее, в деталях, еще оставалось загадкой: их вывели на улицу и помогли сесть в машину, оставив наедине с медиками. Спустя полчаса бар оцепила команда криминалистов, обмотавшая все вплоть до соседних зданий желтой оградительной лентой.

+6

525

Что произошло? Почему именно в этот день? Почему именно сейчас? Многие вопросы одолевают сознание таких людей, как Нэйт Виски. Трусливая и наивная девчонка, уверенная, что с ней никогда не произойдет ничего, что все будет замечательно, каждый день будет радовать своим однообразием. Виски считала, что она легко может воспринять изменения, спокойно подстроившись под обстоятельства. Ошибка.
Система дала сбой. Официантка сейчас мечтала лишь об одном —  сбежать. Один раз Виски даже попробовала исполнить свою мечту и встретила близкий контакт с безумной девушкой. Не нужно было быть гением проницательности или ясновидения, чтобы понять, насколько же страшна эта особа. По крайней мере, для таких, как Нэйт.
Потрясенная происходящим, она решила хотя бы немного отдалиться от кошмара, если уж покинуть бар не удалось. Прижавшись спиной к стене, дампирша почувствовала себя относительно безопасно. Хотя бы сзади никто пока что не имел возможности накинуться на нее. Если уж и умирать, то лучше встретить лицом к лицу того, кто подарит вечный сон.
По идее, следовало бы доползти до кнопки тревоги и постараться вызвать полицию..
Оценив расстояние до барной стойки, Нэйтя тут же откинула прочь мысли о полиции. Надежды не было, Виски не умела верить во что-то хорошее, если складывалось все просто охеренно не круто. Предплечье правой руки горело, колющая боль ощущалась также на нижней губе. Похоже, убийцы кусаются даже во время поцелуев. Смешно.
Первый смешок вырвался из горла, заставляя официантку инстинктивно прижать ладони к лицу. Кажется, синеволосая даже вновь заплакала. Просто нелепо все это получалось. Сначала Северина, показавшая свои острые зубки в самый неподходящий момент, потом эти открытия насчет личности ее хозяина, некого Карла, извращенца, к тому, теперь эта резня. Нет, все-таки Виски не любит перемены. Смешно. Какая же она глупая.
От последних мыслей становится еще смешнее, капли крови (интересно, чьей?) попадают в рот, а улыбка даже не думает исчезать... пока девушка не получает пощечины. Кто-то пришел на помощь и решил применить такой замечательный способ. Нэйт непонимающе подняла глаза, в которых читался банальный вопрос: «За что пощечина-то?»
Снова она. Та самая девушка, что вырвала ее из объятий убийцы. Барменша. Коллега. И она ударила Нэйтю?
Пей.
Словно какой-то пьяный тормоз, официантка не догоняет, что именно ей приказывает пить коллега, до тех пор, пока в ее руку не сунули бутылку. Холодную бутылку. Опустив глаза, Нэйт долго смотрит на нее и, кивнув, послушно делает глоток. Горло обжигает водка, но для бывалого алкоголика, шокированного, к тому же, это все херня. Сделав три небольших глотка, Виски благодарно протягивает бутылку девушке, на странность вовремя приходящую на помощь, и снова пялится куда-то, не говоря ни слова.
Хоть бы поблагодарила, что ли... Трусливый кусок дерьма...
Похоже, алкоголь имеет свойство пробуждать внутренний голос. Синеглазка начала приходить в себя — в баре заметно опустело. Минут семь ушло на то, чтобы собраться с мыслями, и девчонка хрипло отвечает.
Спасибо тебе.. Не знаю, была бы я жива, не окажись ты так вовремя. Я у тебя в долгу.. надолго.. —  Виски старается не смотреть в лицо своей спасительницы, глядя на дверь, словно пытаясь пробудить высшие силы и заставить ее открыться, запуская отряд полиции. — Надо вызвать полицию.
Пытаясь приподняться, дампирка предпринимает одну-единственную попытку и тут же валится на пол. Наверное, она валялась все-таки долго в неудобной позе, раз ноги настолько затекли. Подгоняя кровь по сосудам, Нэйти ждет. И тут, как по мановению волшебной палочки..
Да я волшебник, мать вашу..
В бар ворвалась долгожданная компания в военной форме. С облегчением опустив голову, Виски вздохнула. Черт подери, все вновь вставало на свои места, все становилось, как прежде, как полагала дампирша.
Да, все в порядке, идти можем, — злясь за хриплость, Нэйт прочистила горло и вновь попыталась встать. Попытка оказалась удачной, и Виски поплелась в указанном направлении, стараясь не шататься. Три маленьких глотка, а ощущение было таким, будто официантка всю бутылку осушила залпом. Скрестив руки на груди, она старалась двигаться тихо и короткими шустрыми шагами. Глаза все время были опущены вниз, а дыхание постепенно выравнивалось — каждые тридцать секунд Нэйт делала глубокий вдох и выдох.
Не весело...

+3

526

Есть у мозга такая хорошая функция, как забывать и не обращать внимания на чудовищные вещи. А ещё можно просто отвлекать себя мелочами. Например,  как по полу ползёт муха, постоянно натыкаясь на какую-нибудь преграду вроде упавшей солонки, рассыпанных зубочисток и скомканных салфеток. Или можно сосредоточится на том, как официантка пьёт водку, как двигаются мышцы на её шее от глотка, как рассыпались по плечам волосы. Мелочи. Мелочи Вас всегда спасут. Они перекроют на время всё плохое, как песок, насыпанный в стакан с горохом, заполнят все промежутки. Зафиксируют внимание на себе.
Дарр сидела на полу, спиной откинувшись на стену и подтянув ноги к себе.  Она курила и пускала клубы дыма в потолок. После кровавого побоища, как и после хорошего секса хочется курить. Даже выглядит примерно так же – отупление, резкая расслабленность всего тела, нежелание шевелиться. Только вот вместо истомы и концентрации на положительных ощущениях – усталость и концентрация на мелочах.
Слова девушки вырвали фаэи из оцепенения. Буд-то руша защитный кокон из мелочей и табачного дыма. Песок превратился в кровь. На плечи с размаху опустился ужас. Не ужас за себя, а от того, на что могут пойти некоторые ради развлечения. Ради прихоти. Ради извращённого эго.
- Я её уже вызвала. Скоро приедет и как всегда не успеет.
Скоро наступило раньше, чем думалось. Это как в фильмах-катастрофах.  Весь фильм ты куда-то бежишь, что-то делаешь, отчаянно цепляешься за возможность выжить и лишь в последние три минуты появляется полиция, скорая, пожарники, газовщики, коммунальщики… В общем все те, кто по идее должен был спасать, но приехал в конце что бы обработать царапины перекисью водорода, заклеить пластырем и сунуть в морду кислородную маску. В одну секунду вокруг царил хаос из кровавого месива, трупов и нескольких горсток пепла, а в другую – полиция, врач, суета. И между первой и второй секундой девушка успела лишь моргнуть. Кажется, она ненадолго отключилась, лишь на несколько мгновений?
Не говоря ни слова, фаэри медленно затушила сигарету прямо о пол и поднялась на ноги. Это было с её стороны героическим поступком. Потому, что хотелось просто свернуться в клубочек и лежать на полу, пока всё не исправится само по себе. И что бы кто-то сидел рядом и вытирал все сопли-слёзы-слюни, а потом сделал бы для неё чашку крепкого кофе.
Дарки нагнала официантку, которая раньше среагировала на реплику врача, и на ходу обхватила ту за талию.
- Такое ощущение, что ты вот-вот грохнешься.
Когда они вышли на улицу, девушек обдало прохладным ветром. После духоты в баре и сладковатого запаха вспоротых животов это было живительным нектаром.

+2

527

Когда взрываются бомбы, в этом нет ничего личного. Или когда вооруженный псих берет заложников на стадионе. Или когда среди ночи кто-то звонит из подсобного помещения бара и срывающимся от боли и ужаса голосом зовет на помощь, набрав первый вспомнившийся номер. Обеих девушек проводили до машины скорой помощи и помогли устроиться в салоне на боковой скамье - пока врач бегло осматривал их, один из молодых оперативников задавал обязательные, явно выученные им на зубок, вопросы:
- Вы запомнили лица преступников? Сколько их было? Что они делали? Из-за чего случились массовые убийства? Вы знали этих людей? - один за другим, спокойным и уверенным голосом.
В помещении мелькали вспышки фотокамер криминалистов, люди в белых перчатках и черной одежде расставляли около трупов метровые карточки и искали следы - и следов было для них более, чем просто достаточно. Остальных уцелевших, словно переживших бухенвальские клети, так же вывели на свежий воздух - кого-то вынесли на руках, уложили под капельницу и кислородную маску. Двери машины прикрыли, оставив неширокую щель на улицу.
- Вы служащие этого заведения?
Он записывал и свои вопросы, и чужие ответы в карточку на планшете, врач между тем дал девушкам по пластиковому стакану воды, в котором заранее растворил успокоительное. Это к лучшему, что они держались вместе.
- Мы советуем вам отправиться домой.
Ссадины, залитые йодом. Душевные потрясения, утопленные в психотропных веществах. Медики знали свое дело и, закончив работу, старались не мешать группке полицейских фотографов и служащих, методично упаковывающих тела и, кое-где, остатки тел, в непрозрачные плотные черные мешки - там и тут раздавался противный звук застегивающейся молнии.
- Вы далеко живете? Вас довезти? - было видно, что молодой служащий испытывает и личное беспокойство за девушек, а не только чтет букву указа, - Вам придется дать показания следователю, на днях.

+2

528

Закон подлости не дремлет... Бл**ь, какая-то тупая фраза.
Несомненно, барменша была права. Помощь, которая просто обязана появляться, иногда дает о себе знать либо когда ты уже мертв, либо когда на тебя уже снизошла «Помощь Неожиданная». Сегодня Виски повезло, и на нее обрушилась эта самая поддержка, о которой Нэйт даже не подозревала. О да, честно говоря, ее очень удивил такой героизм со стороны коллеги.
Ага, сама ты даже и не двинулась бы с места ради спасения незнакомого, да?
Отгоняя поганые мыслишки, девчонка заторопилась и споткнулась обо что-то. Выматерившись, она тяжело вздохнула. Очередная поддержка, уже буквальная поддержка со стороны барменши уже не так удивляла, но все-таки была непонятна. Однако просто спрашивать в роде «Какого хрена ты постоянно меня спасаешь?» было бы верхом глупости, а иначе задать вопрос Нэйти в данный момент не могла. Она лишь на секунду повернула лицо к девушке и улыбнулась одними губами. Эдакий жест благодарности, гарантирующий дальнейшее развитие их отношений по направлению «Дружба».
Так и есть. Раз не убили, просто так помру, — тихий голос. Все-таки когда рядом с тобой валяется множество трупов, не так уж просто говорить о смерти, хоть подобные выражения уже приняли совершенно невинный образ. — Но ты, похоже, не из слабаков, как я.
Признание собственной бесполезности выглядело как жалоба, и Виски замолчала.
Вскоре они вдвоем с Дарки устроились в машине Скорой (ога, очень скорой) помощи. Глядя наружу, дампирша готова была убить всех тех, кто рвался с камерами запечатлеть трупы посетителей бара, которым сегодня просто не повезло оказаться в «Осколках» именно в тот час, когда та девушка решила устроить резню.
От мрачных мыслей отвлек полицейский, выполнявший свою работу настолько спокойно и непринужденно, словно ему каждый день доводилось лицезреть изуродованные трупы и задавать типичные вопросы свидетелям.
Лица.. хех, такие лица забыть невозможно.
Частично запомнила..
Врач тем временем занялся осмотром работниц бара. Внимание его привлекла рана на руке Нэйт, и она поспешила отмазаться.
Это уже не в баре. Не поладила с собакой, — ответ вполне хороший. Тем более она не врала. Разве нужно вдаваться в подробности, что это за собака?
Там было... Двое. Одна убивала всех, кто попадется ножами. Она как-то поднимала мертвых, отдавала им команды.. — на несколько секунд она задумалась, но тут же продолжила. — Второй чем-то острым убил одного мужчину, но зато он отцепил от меня одного из мертвых.
С каждым словом голос садился все ниже и ниже, и последние слова были сказаны слишком тихо. Может, этих слов и не расслышали. Когда задали очередной вопрос, официантка откашлялась и продолжила.
Я не знаю, почему это произошло, девушка просто встала и напала на одного из посетителей. Другой же начал уже намного позже, мне кажется, они были за одно. Но я их видела впервые.
Вздохнув, дампирша наблюдала, как ее рану на руке перевязали.
Как мило. И чего-то я сама раньше не додумалась, мля.
Да, я работаю официанткой в «Осколках», — оценивая работу медработников, девушка поблагодарила неизвестного и вздохнула. Определенно, кошмар закончился, и теперь можно спокойно жить дальше.
У меня нет средств связи, но я обязательно приду, если скажете адрес. Показания дать смогу послезавтра, — выбравшись из машины, девчонка осмотрела бар. Похоже, работа ее возобновится очень нескоро. — У меня здесь неподалеку живут родные, спасибо, довозить не нужно.
Плюнув на затею забрать из комнаты для персонала свою одежду, а заодно и костюм, купленный в секс-шопе, Нэйт зашагала прочь от этого места, в одну минуту превратившуюся в бойню.
Ненавижу.

-----> Переулок "Киояма"

Отредактировано Нэйт (2011-08-19 15:33:38)

+2

529

• ночь: Моросящий дождик стучит за окнами давно спящих жителей города. Сыро, холодно и ветрено.
Температура воздуха: + 11

--- Переулок "Киояма"

Нужно было идти на смену, а что ещё ей оставалось. Своего зверя она выгуляла и теперь вполне могла контролировать своё поведение. Но, к сожалению не желудок. Оперившись о стену здания, девушка склонилась, выблевав кровавую массу того что она съела немногим ранее. Человеческий желудок вмещал в себя намного меньше чем животный.
Кислый привкус желудочного сока застыл во рту.
Прикрывая огонёк сигареты от капель воды, девушка закурила. Дождь сделал своё дело, смыв остатки крови с рук и лица. Сирены полиции. Уж не за ней ли приехали? Не может этого быть. Чушь. Следов она не оставила если конечно не считать парочки разодранных тел, но скорее всего её проделки спишут на нападение собак.
Не нравится мне это столпотворение. Журналисты, несколько машин полицейских, скорой помощи и просто зеваки шумной гурьбой собрались у входа в бар. Что случилось? Обойдя людей в форме и проскользнув ко входу я застала поистине ужасающую картину. Ужасающую для толпы, а по мне она была даже очень интересна. Трупы, части тел и, конечно же огромное обилие крови. Да уш сегодня поработать у меня не получится. Медики упаковывали трупы, вспышки фотокамер и застывший в воздухе запах крови смешанной с огромным количеством сигаретного дыма. Кто же так постарался, подумалось мне. И наверно к счастью, что пришла я намного позже начала своей смены. Хотя нет. Жаль. А так застала бы кровавое побоище и может даже поучаствовала. И кто такой смелый, что решился на подобное в таком людном месте? Хотела бы я с ним встретиться.. и поговорить о смысле жизни. По лицу поползла неуместная в данной ситуации улыбка.
Значит, откроемся мы не скоро. Хорошо, что хоть догадалась обчистить кошельки тех идиотов. Всё равно деньги им больше не понадобятся, если только на гробы.

---Сеть улиц

Отредактировано Асума (2011-09-11 03:02:16)

0

530

Ни минуты покоя в этот вечер, и не мечтайте!
Едва они выбрались на улицу, как их вновь подхватило течением, словно щепки в бурной реке, понесло, завертело, закружило. Сознание отключалось и она превращалась в робота в эти моменты, который дышит, отвечает на вопросы, ходит… но глаза пусты, чувств нет… так проще. Мозг услужливо предоставлял новую услугу под названием «провалы в памяти». По заверениям мозга эта услуга пользуется популярностью в подобных случаях.
Только что она распахнула дверь бара а теперь уже сидит в салоне скорой. Какой-то «зелёный» легавый задавал совершенно глупые и неуместные вопросы. Запомнила ли она лица преступников? А зомби считаются преступниками? Они ведь тоже убивали. Но теперь они превратились в горстки пепла, в таком случае имеет ли смысл их упомянать в качестве преступников? Тех, кто был на подхвате она не запомнила.  Это так, мелкие пешки, не правда ли? Вы же не будете чинить скрипящую дверь в доме, охваченном пожаром, верно? А ту девушку… он совсем идиот или прикидывается? Да её лицо будет сниться фаэри до конца её дней! Эта девушка превратиться в домашнее чудовище под кроватью, в устрашающую тварь в шкафу. Дарки смотрела на молоденького офицера, как на слабоумного, хотя, наверное и сама сейчас походила на дуру и психопатку не меньше. Сколько их было? С зомби или без? Она там выживала, а не вела счёт! Что они делали? Вот этот вопрос убедил Дарр в полном отсутствии у полицейского логики, ума в целом и мозга в частности. А что, не видно? Да тут кровавое месиво, скотобойня, а он спрашивает чем занимались преступники! Из-за чего случились массовые убийства? Иди у маньяка спроси за что он людей убивает. Маньяк, конечно расскажет свою историю, поделится своей «философией», да так убедительно, что ты и сам во всё поверишь и будешь считать его правым. А обычные люди ответят на такой вопрос: «просто так». Знала ли она этих людей? Кого? Жертв или преступников? Если жертв, то это уже не люди, а мясо, если преступников, то это тоже уже не люди. Ну да, среди жертв было несколько знакомых – у каждого заведения есть постоянные клиенты. А представителей «стороны зла» она не знала.
Паренёк методично записывал всё в планшетку. Либо ему глубоко фиолетово на происходящее, либо он в состоянии «сча блевать буду», помноженном на ужас, который может испытывать человек, который сегодня первый день на службе и окунулся в омут с головой. В такой омут, в который не каждому матёрому копу за всю жизнь окунаться доводилось.
Они служащие этого заведения? Да, идиот! Да! Ты что, не видишь, что на них форма бара «Осколки», или ты поиздеваться захотел?
Ей протянули стаканчик с успокоительным, нет уж, спасибо. Водки было достаточно. Заставят? Пусть попробуют!
- Я аллергик, мне нельзя, - произнесла Дарроу с самыми невинными глазами. Ну всё, теперь, если они не хотят анафилактического шока,  отстанут. Что? Домой советуют отправится? Как это мило! Давно пора!
- Не надо меня никуда везти. Сама справлюсь. – Дарки выпрыгнула из машины , прикуривая на ходу дрожащими руками тонкую сигарету, направилась подальше от бара. Домой она не хотела. Нельзя осквернять свой дом таким состоянием. Гостиница, определённо.
---- куда-то

+1

531

===>Гостиница "Celestin"
ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

Райли прошел рядом с явно перекачанным амбалом-вышибалой, даже не взглянув на него, в принципе и амбал не "удостоил" его своим взглядом. На что парню было явно начхать. Пройдя за тяжелую, черную дверь из железа, он очутился в скупо освещенном помещении. На фоне темноты царящей в баре, ярко подсвеченная барная стойка бросалась в глаза своим привлекательным ассортимент выпивки. В помещении витал запах табака и выпивки. Над ярким пятном танцпола грохотала тяжелая музыка.
Окинув пристальным взглядом посетителей, попивающих пивко, лапающих "ночных бабочек". Взгляд Винтера наткнулся на парня спокойно пьющего пиво, но когда он увидел чем закусывает парень, его аж скривило. Тот закусывал осьминогом. Со стороны могло показаться что Райли скривился из за презрения к парню, но это было не так, ему было противно смотреть на закуску парня. "Не буду портить себе аппетит, и пойду лучше пива с фисташками выпью." уже двигаясь к стойке, мысленно произнес Райли выкидывая парня вместе с осьминогом из головы. Подойдя к стойке, он уселся на стул.
- Старопрамен. - произнес оборотень, когда на него вопросительно посмотрел бармен.
Сделав большой глоток из поставленной перед ним бутылки, Райли развернулся спиной к стойке и облокотившись стал с ленцой наблюдать за дергающимися пьяными людьми на танцполе. Происходящее там нельзя было назвать танцем даже при большом желании, это больше походило на агонию. Люди даже не пытались войти в ритм, да и орущая дурником музыка этому явно не способствовала. "Все как дома." Улыбнувшись своим мыслям он продолжил пить пиво.

Отредактировано Riley Vinter (2011-10-12 20:35:45)

0

532

вечер: солнце плавно уходит за горизонт. Вечер оказался таким же спокойным, теплым, приятным, как и день.
Температура воздуха: + 17
Год 2011, октябрь, 12

<---------------Территория Токио
Последни две недели Кельвин провел без нормальной роботы и рыская в не самых приятных кругах города.
Новость хорошая: Мэтт наврал и мафии плевать на Хайнеса.
Новость плохая: С работой опять напряженка.
Заедая дешевое пойло доброкачественной закуской парень вспоминал сытую бытность в особняке и заносчивого перевертыша.
"Интересно, что щас делает Алекс? Мда... Работа расклейщика рекламы это обосраться как хорошо!"
Кельвин отправил в рот горячее щупальце.
Почти весь прошедший с момента увольнения месяц Хайнес жил в съемной комнате, у довольно милой старушки и работал расклейщиком рекламы. Довольно не напрягающая жизнь, если учитывать, что в счет оплаты жилплощади Хайнес занимался английским языком с внучкой хозяйки. Пятнадцатилетняя сучка была упряма и тупа, а Кельвин был дренным преподавателем- довольно забавное сочетание, не так ли?
В общем и целом на житье хватало, а после того, как парень смог втемяшить в прелестную маленькую головку с содержащимся внутри сожженным пергидролью мозгом всю систему времен и, что, пожалуй, главнее, заставить ученицу сдать контрольную работу на маломальски приличный балл, Хайнес получил денежное вознаграждение, которое сейчас и проедал.

Отредактировано К. Хайнес (2011-10-24 19:21:24)

0

533

Начало игры.
ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

Стоит заметить, что прятать вещи в рюкзаке, который предварительно спрятан в огромном пакете, который в свою очередь спрятан в мусорном бачке... Это быть Человеком Пауком! Да, поскольку обращение в ворона лишало меня всякой одежды, приходилось идти на такое ухищрение. Поскольку я веду бизнес, и бизнес этот включает в себя важную информацию и торговлю фантиками, которые в этой стране называют йенами, надо быть всегда готовым к обращению в хомида. А поскольку голым никуда не придешь, нужно прятать свои вещи вот в таких вот тайниках. Да, это не очень удобно, зато такие тайники выручают. Так вот о чем это я? Ах да, пакеты и одежда. Когда склад взорвался я и не подумал о ней, хотя привык думать наперед. Ну, ничего, - сказал я тогда себе, - ты сможешь взять одежду из тайника! И был прав, был чертовски прав. Теперь, стоя босыми ступнями на мокром асфальте, я понимаю, что простудил горло. С этим справится регенерация, я же не телочка какая-то! Да, я мужик. Настоящий мужик, который сжег глупую мартышку, предварительно огрев её арматурой по затылку. Засада - это победа. Так меня учил отец, и так я буду учить своих птенцов, если они, конечно, у меня будут. Знаете, я не думаю наперед о таких вещах. В современном обществе как-то не до потомства, все так суетятся, так бегут вперед! А где свить гнездо? Ну, вот вы мне скажите, где? А если я хочу чистокровных птенцов? Мне надо будет облететь полмира в поисках самки-коракса. Эх, чертовская судьба, почему ты как шлюха... Глупости, конечно. Все это глупости. В конце концов, я раздобыл то, что так долго искал и теперь могу хорошо зажить в этом гребанном городке. Хотя, сейчас я живу неплохо... Но было бы еще лучше, если бы я купил себе многоквартирное гнездо, ну или гнездо-особняк где-то вдалеке от всей этой суету. О да, и тогда я бы купил себе еще много женщин, чтобы они чистили мои перышки. Ах, какие же у меня не возвышенные мечты! Я похож на ту мартышку, скоро полезу за бананами. А я ненавижу бананы.
Когда я, наконец, надел рубашку, пришла очередь пиджака и тут я задумался... Почему я не ношу галстуков? Да, галстуки сковывают, а еще после трансформации они остаются у тебя на шее. Вы знаете насколько комично, выглядит ворон в галстуке? Вот я знаю. Это чертовски комично. А знаете что еще чертовски комично? Это то, как я сейчас смотрю на отражение серебряной бляхи своего ремня. Ох, я бы хотел эту вещичку! Я даже не понимаю, что она уже у меня есть! Но отражение, оно такое... такое... такое! Я не могу, мне нужна эта вещь! Когда вторая моя рука случайно касается серебряной бляхи, я прихожу в сознание и понимаю всю комичность ситуации. Мне нужно тренировать волю, иначе какой-нибудь кот меня поймает на серебряный брелок с голой жопой местной порнозвезды. Да, я люблю женщин. У вас с этим проблемы, офицер? Думаю, нет.
Так о чем это я? Ах да, пиджак! Я его надел и тут подумал, что в баре, рядом с которым я нахожусь и в котором я хочу поужинать есть столько блестяшек... Нет! Они все фальшивые, да и если я буду смотреть в пол, то все будет в порядке. К тому же, меня уже почти отпустило. Это все форма ворона, все она диктует свои звериные требования, а я её слушаюсь! О, вот и кости отпустило, теперь я и на ногах могу нормально стоять.
Наконец, через минут десять-пятнадцать, зажав портфель под мышкой и засунув сигарету в зубы, я топаю через улицу в сторону бара. "Осколки". Чертовски мило, если спросите меня. Только не хрена не смешно и не оригинально. Я бы называл бары своими именами. Вроде... "Даювжопупоследвухстопок". Вот это название, которое соответствует содержанию. Но не важно. Я же сюда не за шлюхами пришел, верно? Я пришел поехать. Еда - это очень важно.
Два лба перегородили мне дорогу. О, если они не пустят меня, то я им расскажу такую исто... Узнали! Да-да, я же на прошлой неделе уже рассказал им парочку историй и они не смогли заткнуть мой клюв. Ха, девочки! Становилось жарко. Чертовы пальто и пиджак, нужно было выбрать что-то одно. Я прошел вглубь бара; буквально пробежал мимо двух опасных и скалящих в мою сторону, свои желтые зубы, волков-байкеров американской наружности, ловко "пролетел" мимо девочки-кошки, которая при одном моим запахе начала метаться на стуле. Сучка хочет получить в ротик... моего мяса! О нет, я не куплюсь на эти старые трюки. Сообщество оборотней меня не любило. Ну и мой вид, вероятно. Почему? Вы задаете слишком много глупых вопросов. Я самое болтливое существо на планете, а все эти высокомерные, суровые, рычащие, пыхтящие и мяукающие ребята не любят юмора, хотя я всегда готов сыграть над ними шутку. Только не сейчас.
Прошелся мимо седоволосого парня, подумал о том, что он слишком молодой, чтобы быть старым. Остановился, обернулся и внимательно изучал малыша. Да, слишком уж он молодой. Видимо, ударили по яйцам или бабайка за пятки покусал. Дальше сидел странный оборотень. Одиночка? Да не уж то. Американец, а может и не американец. Он тут чуть ли не единственный кушает тут орешки вместо морепродуктов. Я бы тоже не стал жрать осьминога после того, что увидел в местных порно-мультиков. О нет, друг, уволь меня, но жрать это дерьмо я не буду.
Наконец, я достиг уединенного столика, который располагался не так далеко от тех двоих: седого и парня с орехами. Снял пальто, снял пиджак и положил портфель на колени. Раскрыл меню.
- Любезнейший уск... эм, японский друг! Любезны... вы
- Я говорю по-английски, - порадовал меня мрачный официант.
- Я не дам вам чаевых за такую мрачную мину, любезнейший. Знаете, видывал я официантов, которые вечно ходят с такими минами и пришел к выводу, что все дело именно в этих минах. У них мало денег и девушка страшна что мамаша вот того парня, только с бородавками, и машина не о чем. А если бы они улыбались, то...
Официант резко прижал меня к диванчику и надавил краешком меню на горло:
- Послушай, ворон, говори или я тебе прямо тут голову оторву. У тебя проблемы с нюхом, как я погляжу, вот ты и не понимаешь, с кем говоришь. Реще, мудак.
О да, как же я был удивлен, когда узнал, что этот официант - крыса! Да не в том смысле, друг. Он оборотень-крыса. Вот тут-то все мои болтливые навыки и потерялись. Это территория крысы, поэтому лучше с ним не вступать в полемику. Но на плевок в суп я уже заработал.
- О, тогда... кхем, я бы выпил темного лагера и закусил бы кальмарами, любезный. Только будьте добры лагер из старушки Германии.
Официант хохотнул и, записав заказа отошел. Да, чертовски неприятно, когда тебя унижают крысы. Но что поделать! Се ля ви, как говорят мартышки-лягушатники. Кинув сигарету в пепельницу, я закурил другую, все, ожидая своего заказа и меряя взглядом то одинокого парня с орехами, то седого малыша. Интересные они. А может, я уговорю их убить крысу? За информацию, но какую информацию я могу им предоставить? Начинать беседу с "а какую вы хотите? " моветон. И вообще могут дать в рожу. Что же, убью крысу потом. Сначала я выпью пива.

Через пять пинт пива я решил, что наблюдающий за мной официант убедился в том, что я пьян. Вести себя как пьяный я умел, так что, пошатываясь я стал натягивать на себя пальто. Неправильный рукав, оторванная пуговица, кошелек упавший под столик. Просто отлично, крысенышь попал в ловушку по самый хвост. Небрежно кинув деньги на столик, я обошелся без чаевых. Отличная будет ночь. Ублюдок последует за мной, в этом у меня не было сомнений. Зажав портфель под мышкой я медленно прошествовал к черному выходу. Грязная подворотня - лучшее место для действий, а так же для того чтобы поссать. Я не могу превращать мочу в воду, я все таки не  гребанный Иисус. Толкнул дверь и вышел. Игра начинается.

===> Сеть улиц.

Отредактировано Мунин Редсонн (2011-10-16 03:21:10)

+2

534

начало игры
Октябрь. 2011 год.
• ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14
_____

Когда ты страдаешь бессонницей несколько суток подряд, лучший способ убить время это устроиться на работу в какой-нибудь бар с сомнительной репутацией, где несколько часов подряд тебе не даст покоя местная занять состоящая из отъявленных ублюдков. Я немало слышала о баре «Осколки», но редко заходила сюда, крайне редко, почти никогда. Я вообще не люблю отдыхать в развлекательных заведениях подобного рода. Ева Эртон приличная девочка, она не такая – так говорят многие, наверное, они удивляться, когда узнают, что я устроилась официанткой в ночную смену. А меня в общем даже не смущает атмосфера этого бара, наверное, главный мой талант это привыкать к любым условиям, даже к удушающим запахам алкоголя и табака, к музыке, которую не выдерживает мой слух, к общению с отвратительными мне людьми. Хотя не стоит утопать в мрачном цинизме, все не так уж и плохо. Лично я уж перепробовала немало работ, откуда меня просто пинками выгоняли по самым разнообразным причинам  от хамства до погромов. И работа официантки еще не самое худшее в жизни, поверьте.
В первый день не хотелось опаздывать, поэтому пришлая еще раньше, чем началась моя смена, и-за чего пришлось торчать без дела еще полчаса. Зато у меня было достаточно времени, что бы изучить обстановку. Шумно, весело нескромно. Люди совсем забыли о том, кем они претворяются и выворачивают наружу свое истинное я, грязное и пьяное.  Они уже не скрываются, белые воротнички не могут поделить дешевых девушек, которые планируют лишь накормить их клофелином и трахнуть их мужское  самолюбие зачистив карманы. При этом все всё знают, и всех устраивает такой порядок вещей.  Занимательная картина, которую я буду наблюдать каждую ночь. Эта мысль не придает энтузиазма, но это жизнь, которую я обязалась воспринимать такой, какая она есть. Да и если люди знают, что их бесцеремонно водят вокруг пальца, и довольны этим, зачем же что-то менять?
-Эртон!Хватит бездельничать! Ты сюда работать пришла!! – резкий голос администратора не вызывает у меня особо умиления, но тем не менее я ему сладко улыбаюсь, будто в ответ на комплимент. Шеф ушел, а я осталась наедине с публикой. И работать мне как-то не особо хочется, но несколько клиентов уже были на гране срыва из-за отсутствия обслуживания. Я ловко пробираюсь между столиками, изображаю самую настоящую любезность, раздаю меню, принимаю заказы, разношу еду, уклоняюсь от наглых рук подвыпивших посетителей. Эта работа не требует особых усилий, но после того, как час бегаешь от столика к столику, начинаешь выдыхаться и пьянеть, все лица кажутся одинаковыми, хорошо, что память меня теперь не подводит, и я еще ни разу не перепутала заказы.  Самое подходящее назначение для моих способностей.
Но я не железный человек, не Капитан Америка, а просто человек, который устает. И мне плевать, что скажет вечно недовольный администратор, я всегда могу послать его, терять нечего, ибо у меня ничего и нет.  Так что, уже не обращая внимания на посетителей, я присаживаюсь у барной стойки.

Отредактировано Eva Ayrton (2011-10-23 14:57:25)

+1

535

• ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

                                                                                                                                       Октябрь. 2011 год.
Кельвин сидел в баре довольно долго, впрочем торопиться ему было просто некуда- хозяйка знала, что жилец придет поздно, девчонка умотала к подружкам, поэтому, доев осьминогов, Хайнес заказал еще одну кружку пива. Горчащий напиток приятно наполнял желудок, но молодой человек не тешил себя и тенью надежды на то, что надпись в меню "настоящее голландское пиво" имело хоть малейшее отношение к истине.
"Хотя какая к черту разница?"- думал парень.
"Пиво оно везде пиво, и в Голландии и в Японии. Одна и та же вредная для организма отрава."
Кельвин улыбнулся своим мыслям.
Не смотря на то, что желудок был полон, а масса тела позволяла без явных последствий выпить и больше, молодой человек чувствовал, как алкоголь уже начинает проникать в мозг, распространяя по конечностям приятную вялость и расслабленность. Кельвину было тепло и приятно, у него было немного денег. жилье и работа... Хотя работа его несколько раздражала.
Впрочем парень был неприхотлив и умел не обращать внимание на раздражающие факторы.
"Просто плыви по течению, не попадай в картотеки и скрывайся в городе. Жизнь довольно легкая штука если ты живешь по правилам, пусть даже самим тобой и придуманным. Суть человек- машина. а у машины есть программа: жри и трахайся- основные операторы понятия "существование". добавим немного культуры, морали, общения, иллюзий и.... Тадам! Получается жизнь!"

Отредактировано К. Хайнес (2011-10-24 14:53:02)

0

536

-----> Кафе "Саюри"
Октябрь. 2011 год.
• ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

Это можно назвать мимолетным увлечением. Проводить взглядом прошедшего рядом паренька. Он бы молод, на вид не больше 20. Опрятен, тактичен, а движения не скованы и просты. Он напомнил мне одного знакомого, взглядом и движением руки, когда потянулся в карман за звенящи телефоном.
Отвернуться. Меня это мало интересует, но иногда взгляд сам замечает кого-то и следует за ним. Привычка? Возможно. Я люблю смотреть по сторонам, обсуждать мысленно проходящих прохожих. Но я не люблю быть замеченной и втянутой в людские игры. Лучше изображать равнодушие на грани пофигизма. Мне это идёт.
Шаги без цели вели вдоль улицы. Я ни чего не искала, но я всё равно куда-то направлялась. Глупо? Возможно. Медленно я превращаюсь в куклу, которая идёт по прихоти судьбы. Она чертит замысловатые дороги, по которым ты шагаешь, стирая ноги в кровь. Мне это не нравится. Но у меня нет сил сказать ей своё твёрдое нет. На самом деле, мне больше ни чего не остаётся. Без неё я просто кусок живой плоти. У меня же нет цели, нет желания. Я все выдумываю только для того, что бы остальные не посчитали меня «немного странной» или богатенькой дурочкой.
Я как-то читала, что все, что мы делаем не напрасно. Так запланировано судьбой. Я с уверенностью могу сказать, это чистая правда. Я точно не руководитель своей, скудной на приключения, жизни.
Взгляд упал на неоновую вывеску. Меня привели к бару. Почему бы и не воспользоваться?
Дверь скрипнула, обволакивая меня табачной вуалью и порами алкоголя. Тут ещё примешивалось куча запахов, но я не стану их перечислять.
Достаточно народу что бы меня пробил озноб и отвращение. Я ненавижу скопища людских тел. Мне это не нравится. Раньше меня окутывал страх и ни чего не могла с этим поделать, стояла и тряслась, оглядываясь по сторонам, но сейчас. Я могу всё в себе контролировать, конечно, внешне, но этого достаточно, что бы, ни стать мишенью для насмешек.
Взгляд упал на свободное местечко у барной стойки. Свободной походкой пройти к нему и усесться, положив клач перед собой. Достать пачку сигарет, вытащить одну и закурить. Я ненавижу привкус табака, но почему то…
Рядом стояла довольно бледная особа, взгляд сразу приковался к ней. Я не люблю блондинок, но мне нравится её кожа. Точнее её цвет.
Слегка наклонить голову набок и  невзначай спросить.
-Мы с вами не знакомы?- Внимательно оглядеть тебя с ног до головы и отвернуться.- Скорее всего, я ошиблась, просто была у меня одна знакомая. Вы чем-то похожи на неё. Наверное, цветом кожи.
Последнее произнести шёпот, для себя. Глядя куда-то вдаль, задуматься об этой своей знакомой. Не помню имя, наверное, встреча прошла инкогнито, мимолётно. Скорее всего.
-Вы тут работаете?
Вопрос утонул в музыке. Надеюсь, ты расслышала. Обратиться к бармену и заказать себе бутылку Джека Дениелса. Сразу возник стакан, уже на четверть полный.

+2

537

--- >откда-то

ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

Славный выдался вечерок. Умиротворяющий. И погода не подвела. Теперь, наверное, каждый раз придётся всеми возможными способами улучшать своё настроение перед походом на работу. Потому что там, в стенах, пропитанных запахом табака и флюидами похоти, ещё сохранился едва уловимый аромат крови. Возможно, что и не сохранился, возможно, что уборщики так всё выдраили с хлором, что и оборотень бы не учуял запаха резни, произошедшей здесь летом. Но для неё этот аромат ещё долго будет заглушать табак, перегар и пот.
Босс дал ей отпуск, время отдохнуть, хотя здесь как минимум нужно было отправить в санаторий с отделом реабилитации. Не то, что бы это ей действительно было нужно, но зато было бы честно.
Накрахмаленный  воротничок новой форменной рубашки (и кто в наши дни ещё крахмалит воротнички?) был слишком жестким, и девушки время от времени инстинктивно проводила рукой по шее.  Обычно новую форму выдавали раз в год, но некоторые обстоятельства заставили изменить правила. Это заставило избежать бесполезной стирки при которой бы возникли бесполезные самокопания.
В эту ночь в «Осколках» было людно, но не так, как обычно. Напрягаться особо не приходилось, по крайней мере ей. В основе своей народ располагался за столиками и лишь единицы предпочли им стойку. Сегодня, буд-то небеса смилостивились над девушкой – никто не заказывал коктейлей, брали пиво, водку, текилу… всё то, что просто нужно налить в стакан, а не выплясывать перед клиентом с шейкером.
На стойку облокотилась официантка. Светленькая, хрупкая, почти прозрачная. Дарроу могла поклясться, что раньше эту девчонку не видела. Конечно, блондинка могла устроиться работать сразу после того, как фаэри ушла в отпуск, а могла проработать и всего неделю. Поведение официантки говорило о том, что либо она уже успела побрататься с администратором, либо что девушка не имеет никаких тормозов, а может и вовсе является счастливым представителем пофигизма на планете Земля.
У всех барменов есть дурацкая привычка – полировать сойку. Сначала это делается по мере необходимости, а потом, как кажется, - со скуки, от нечего делать либо просто, что бы занять руки, когда нет клиентов. Вот и сейчас Дарки машинально драила и без того безупречно отражающую поверхность столешницы.
- Новенькая? – Остин изучающее смотрела на бледненькую официантку. Нет, это вовсе не было попыткой осадить девушку или показать кто тут главный. На всю ту чушь фаэри плевать хотела. Единственное что её волновало – это то, с кем ей придётся работать. Просто и прагматично. Ничего более.
- Я Дарроу, но можешь называть Дарки… народ обычно с неделю учится ставить ударение в правильном месте.
Девушка, решившая заговорить с официанткой на первый взгляд не вызвала в Дарроу никакого интереса.  Может быть потому, что оно было уже минут пять обращено на блондинку. Чувства бестактности Дарр тоже не испытывала: во-первых, она не влазила в разговор, а вставила фразу после паузы, во-вторых, весь её интерес на первый взгляд чистейшей воды профессиональный интерес.

Отредактировано Darroy (2011-10-25 01:22:41)

+2

538

Мне любопытно посмотреть на себя ос стороны, увидеть, как я нелепо не вписываюсь в картину этого вечного   праздника. Кажется, что вот-вот меня должны взять за шиворот и выкинуть из бара, как обычно это делается в фильмах. Но я не чувствую себя неловко из-за того, что подобное окружение мне чуждо, наоборот – мне любопытно. Я редко пью, еще реже курю, а тут такая яркая картина всех пороков человеческих, даже глаза разбегаются. Наверное, больше всего в таких заведения мне нравится непринужденная атмосфера, ведь все объедены одной целью – напиться, а это подразумевает фривольное общение. Тут не надо проявлять высокие ценности и блистательные манеры, это никому не нужно.  Вот если ты угостишь всех текилой и станцуешь на барной стойке, ты действительно заслуживаешь уважение. Браво.
Я уже минут двадцать сижу за барной стойкой, не обращая внимания на клиентов, хотя и знаю,  за это получу выговор, но меня это абсолютно не волнует. Кажется, из меня выйдет ужасная официантка, мне нельзя доверять работу, которая состоит  в обслуживании живых существ. Ибо с ними у меня довольно холодные отношения, как и у них со мной. Мне кажется, я просто произвожу не такое впечатление, как должна, что бы стать объектом обожания.
-Мы с вами знакомы?
Сначала, мне показалось, что я ослышалась или это обращаются вовсе не ко мне. Заурядная такая фраза, которую можно часто услышать не только в свой адрес, но я оборачиваюсь и вижу рядом с собой эффектную девушку с рыжими волосами.  Если бы я её видела в Токио, я бы обязательно запомнила, хотя возможно я встречалась с ней, до переезда.
-Да, скорее всего вы обознались.  – я вежливо улыбнулась в ответ девушке, но будто чувствуя, что на этом разговор не оборвется, позволила себе несколько раз пробежаться взглядом по телу, убеждаясь, что я её точно никогда не видела и не знала, разве что в прошлой жизни.
–Да, я официантка. – с этими словами я наконец, оторвала взгляд от незнакомки и взглянула на столики, - а вы выглядите слишком дорого для этого заведения. Я бы на вашем месте не стала отдыхать тут в одиночестве. – мне легче было бы представить эту девушку в  ресторане или же в вип- клубе, она бы отлично вписалась в этот пейзаж.  Но только не тут.
- Новенькая?
Словно рефлекторно я повернулась к бармену, которым являлась девушка, лет так двадцать на вид, и приятная внешностью, хотя что-то придавало её горечи, темного шоколада, наверное, цвет волос, которые в полумраке бара казались мне каштановыми.
-Первый день.  – и наверное последний, - меня зовут Ева, приятно познакомится. Долго уже тут работаешь? - я подмигнула барменше и удобней устроилась у барной стоки, положив на неё поднос.  Да, я ужасный работник, кажется, что сейчас прилетит администратор и расскажет обо мне много чего хорошего. И вот он, легок на помине. Решив, что сейчас скандал будет лишним, я сразу же убегаю к посетителям. Приняв несколько заказов,  тут же возвращаюсь к барной стойке. Теперь же у меня будет отличное оправдание, почему я тут торчу.
-Дарки,  кажется, ты совсем заскучала, и у меня есть работенка для тебя: один лонг-айленд и два мохито. -  я снова усаживаюсь за барную стойку и поворачиваюсь к рыжеволосой незнакомке. Мне нравится на неё смотреть, ибо она похожа на дорогую куклу.
-А как тебя зовут?  - вот почему я редко пью. Мне хватит лишь два часа дышать алкогольными парами, и мое поведение кардинально меняется.  А что со мной происходит после бокала виски.. лучше вам не знать.

Отредактировано Eva Ayrton (2011-10-25 14:31:09)

+4

539

Это всегда забавно, когда люди видят что-то не свойственное в окружающей обстановке. Меня это  удивляет и в тоже время смешит. Не все мы играем роль, которая нам отведена, то есть не обязательно быть там, где тебе свойственно находится. Это так скучно и неинтересно, но вообще-то я просто не люблю такие мероприятия, поэтому и не хожу туда. Можно наткнуться на старых знакомых и увязнуть во всей этой грязи связанной с прошлым и настоящим.
Девушка переключила своё внимание на барменшу. Интересно знать какова тут заработная плата? Она мне сказала, что здесь является официанткой, на сколько мне известно это не очень высокооплачиваемая работа. Наверняка ещё учится или может ещё где подрабатывает, но меня это не волнует.
Бессмысленно смотреть на рубиновую жидкость. Пододвинуть пепельницу и скинуть туда пепел. Залпом опустошить стакан и снова налить виски. Девчушка уже умчалась принимать заказ, если приглядеться, то она довольно резвая.
Обратиться к молодой девушке за стойкой. Типичный вопрос, присущ всем клиентам.
-Кредитки принимаете?
На данный момент у меня не было налички, только платиновая карта VISA и пару центов, которые погоду не делали.
Официантка вернулась быстро, слишком быстро. Наверное, эта работа для неё не так важна или она чертовски хороший работник.
-Ого, мы уже и на «ты» перешли?
Опустошить сосуд с драгоценной жидкость и повернуться к тебе. На губах заиграла вальяжная улыбочка. А ни чего девчонка, лихая. Не заморачивается на правилах этикета, ведёт себя не имея понятия о статусе. Это забавно, ты весьма интересна.
-Раз уж на то пошло, меня зовут Флёр. А тебя? Дай угадаю, Одри?
На самом деле я не люблю играть в угадайки, но мне интересно знать, как ты смотришь на это сравнение.
Вокруг так много народу, это раздражает. Иногда проводить разговоры лучше в спокойной обстановке, но я думаю, что наша беседа не затянется на долгий срок. Я не любитель поболтать за просто так.
-Может, выпьешь со мной? Или на работе нельзя?
Обычное правило знакомства. Всегда надо предложить выпить, если на данный момент ты находишься в подходящей обстановке. Многие говорят, что официанты это не люди, это скорее даже машины обслуживания, рабы своих клиентов. Если с парикмахером можно поболтать по душам, то с этими личностями можно только поскандалить. Точнее наорать на них, сорваться и уйти довольным. Главное найти верную точку отрыва, что бы не выглядеть придурком, хотя ты и так на тебя повесят ярлык «зажравшийся псих»
Затушить окурок о прозрачную поверхность пепельницы и отодвинуть от себя, я так и не могу привыкнуть к этому запаху.

+2

540

Октябрь 2011
• ночь: ночь приносит с собой ливень и холод. В темноте на асфальте блестят лужи. Тишина, прерываемая стуком дождя о карнизы, захватила город.
Температура воздуха: + 5

Келвин оглянулся и взглянул на часы над барной стойкой, но, увы, узнать время не удалось- какая-то нечесаная выдра закрывала их своим изящным силуэтом.
"Твою мать.... Мне нужно купить мобильник."
Хайнес задумался. Мобильник был плохой идеей- по нему можно было очень легко определить где скрывается хозяин, да и прослушка не давала парню покоя.
"Но лучше все-таки часы... "
Иногда молодому человеку казалось, что у него начинается мания преследования. Впрочем это не такое уж это и социально-опасное явление. Куда лучше быть маньяком внутри себя нежели чем вокруг, как, к примеру, шумевший пару месяцев назад в Токио серийный убийца. Наверняка он не был человеком, но, люди же не знают, что нечисть всех видов и родов существует.
Оставив деньги под кружкой Кельвин встал и еще раз посмотрел на часы.
"Три часа? Уру-уру...... Я припозднился сегодня. Пожалуй пора...."
Парень убрал руки в карманы и неторопливо пошел к выходу. Ему сегодня некуда было торопиться. его никто не ждал. а значит и торопиться было некуда.
"Как же все-таки в этом городе мало людей! Ну честно.... Хотя бы этот бар- тридцать два посетителя из которых только семь люди.... Ну... В биологическом плане, наверно.... Хер знает, индиго от человека поведением не отличается в восьми из десяти случаях. Все равно много. Почему именно этот населенный пункт их так манит? В Пекине  их намного меньше."
Фотоэлемент услужливо открыл дверь, тем самым указа расплатившемуся посетителю, что в принципе в нем тут больше не нуждаются. А на улице хлестал холодный дождь. Куртка мгновенно промокла, почернев и потяжелев. Вода, химический состав которой позволял проявлять фотографии, проникала сквозь плотную ткань, пропитывая майку и неприятно охлаждая тело.
"Какая сумасшедшая идиотина решила, что дождь это здорово и романтично?!"- парень недовольно провел ладонью по волосам, стряхивая воду.
"То рвать провода, то бить по стеклу
Такая судьба случилась ему
Зато он мастак, все ставить ни в грош,
Зови его так - Еще Один Дождь"

На этот раз торопиться было уже точно поздно- мокрее Хайнес стать уже не мог.
----------------------> Территория Токио

Отредактировано К. Хайнес (2011-10-25 22:50:40)

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC