Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Бар "Осколки"

Сообщений 541 страница 570 из 730

1

http://savepic.su/1920954.png

Лучшее спиртное, и все для вас!
Приходите в бар, засранцы, ждут вас музыка и танцы! Вход в бар освещает неоновая вывеска, чья расцветка резкими миганиями сменяется с темно синего на темно-красный и обратно: гласит она, разумеется, известную всем кутящим этого города истину. Здесь находится бар "Осколки", что манит своим вполне оправдывавшимся не раз названием из-за закрытой железной двери черного цвета. Около нее регулярно дежурит кто-нибудь из вышибал - огромные, сильные амбалы.
При входе помещения не трудно сразу же вляпаться в настоящую дымовую завесу - здесь курят, разумеется, практически все и жалобы не курящих пропускаются обычно мимо ушей. Вид открывается на ряды круглых деревянных столов с придвинутыми к ним стульями, и длинную барную стойку со внушительным количеством алкогольной продукции за ней. Вы уже догадались, почему бар назван именно "Осколки"? Посуда бьется здесь даже чаще, чем произносятся тосты.
Темные стены теряются, потолок уходит в далекую неизвестность - света в помещении мало, да и то большая его часть расположена над барной стойкой и танцевальной площадкой, что и освещает разноцветьем огоньков.
Стойка представляет собой широкую, из толстого слоя дерева, пластину стола, что протянулась на несколько метров, отгораживая барный "арсенал". В ее массиве, засело множество пуль, виднеются отверстия от ножей и даже одного меча, царапины, вмятины, но бармен все равно умудряется пускать по ней кружки с пивом так, что те не спотыкаются, не расплескивают содержимое на пол-пути к посетителю: многие предпочитают садиться сразу за стойку, на высокий стул, но не всем хватает места.
Танцпол представляет собой не слишком большую площадку, на которой чаще всего отплясывают уже совершенно пьяными - играет тяжелая, громкая музыка, среди которой почти не разобрать слов песен. Да это, по сути, и не нужно никому.
Форма работников питейного заведения отличается демократичностью - разве что, начальство объявило забастовку и потребовало разделение цветов. Теперь девушки-официантки носят не только короткие юбки, но все-таки еще и белые рубашки с надписью "Осколки" во всю спину. У бармена наряд примерно в том же ключе, разве что вместо юбки ему выданы брюки. Слева от барной стойки находится вход в подсобные помещения и длинный коридор, который в конечном итоге приведет к ответвлениям в ВИП-комнаты, а потом - прямиком в кабинет управляющего заведением. Где-то дальше расположен черный вход.
В остальном можно заметить так же то, что в баре часты перестрелки, разборки на кулаках, ножах, стульях, бутылках и практически всегда вышибалам все равно на все это, как все равно и посетителям.

0

541

Вопросы чреваты ответами, это было пора уяснить один раз и на всю жизнь. Слово за слово и следующим пунктиком беседы будет что-то вроде «и как вам это местечко?», «здесь всегда так невыносимо скучно?» или «а расскажите чего тут эдакого происходило». Дарки поморщилась своим мыслям. Наверное, стоит сыграть в любимую игру, манекен называется: ничего не слышу, ничего не вижу, ничего не говорю. Хотя некоторые называют её «три обезьянки». Впрочем, это всегда можно успеть сделать и позже.
Её зовут Ева. Хм, библейская Ева тоже на первый взгляд ангелом была, а потом смотрите каких дел натворила – всё человечество до сих пор расплачивается. Из Эдема прогнали, работать заставили, ещё и рожать в муках нарекли. А может всё обойдётся и эта Ева окажется милейшим существом не створяющим вокруг себя девять кругов ада?
- Не то, что бы долго, но и не мало, - фаэри улыбнулась. Улыбайтесь, люди, жизнь любит идиотов.
Первый день на работе, а уже перед администратором характер показывает? Хм, это пахнет либо развлечениями, либо «брысь из Эдема». Администратор человек неплохой и вполне дружелюбный, но перед новенькими любит пофорсить. Как в универе до первой сессии, пока не «обстреляли» - ты не студент. Так и тут, пока не подкололи – ты не работник.
Ева умчалась за заказами, а Остин опять погрузилась в собственные мысли. Было невыносимо скучно, да и вообще лень одолела не в самый подходящий момент. Хотелось домой под плед или приключений на свои вторые девяносто, только без кишкокроворезни. На худой конец вызвонить Сина и поизмываться над ним. Тот, конечно в долгу не останется – зато весело.
Бета: То ты думаешь как бы от этого типа сбежать, то ты жаждешь его общества… Я тебя не понимаю. Пытаюсь, но не могу.
Альфа: Какая же ты скучная.
Б: А ты ребёнок. Как школьница, которую за косички дёргают – кричишь и жалуешься, а когда перестают – обижаешься, что на тебя перестали внимание обращать.
А: Утихни.

- Да, принимаем, - с этими словами Дарки вытащила из-под стойки беспроводной терминал. Им здесь пользовались редко – почти все клиенты расплачивались наличкой, но он имел место быть. Мы же в Токио, а не в какой-нибудь провинциальной деревушке, где держать пластиковую карточку дело бесполезное и неудобное.
Фаэри окинула взглядом рыжеволосую. На первый взгляд – властная сука. Интересно. Не то, что бы её особо интересовали властные суки, но эти штучки стоили внимания. Себя она к таким не относила, но знала, что в этом некоторые индивидуумы просто уверены.
Примчалась Ева с заказом. Ну вот, а Дарр только понадеялась, что сегодня ей не придётся напрягаться, однако не повезло, среди клиенток затесались какие-то девицы, любящие сочетание лайма, мяты, содовой и рома. Всё фигня – лень руки пачкать. Без особого энтузиазма соорудила коктейли, поставила на поднос. Ну, неужели трудно виски напиваться или текилой, на худой конец водкой. Нееет, надо блеснуть своей утончённостью и тонким вкусом и заказать мохито и лонг-айленд. Вы не в том месте, девочки. У нас тут не девичники устраивают, а пьяные оргии и драки.
Б: А тебе лишь бы пьяные оргии.
Рыжеволосая по имени Флёр вновь обратила на себя внимание. Она похоже была бисексуалкой и Ева её заинтересовала в далеко не духовном плане. Дарки не была против би и даже гомо, она была против подкатов на рабочем месте. Быть может потому, что у девушек, работающих в этом заведении подкатов за вечер собиралось больше десятка. По большей части это были пьяные бредни и лишь отвлекали от работы, а иногда и просто раздражали. Впрочем, Ева только первый день на работе – она ещё не успела в полной мере «насладится» тонкостями своего положения.
Девушка украдкой поглядывала на часы. До конца смены ещё оставалось время, которое хотелось сократить как можно скорее.

+1

542

Вся проблема в том, что я редко обязанности ставлю выше своих интересов. Меня можно назвать безответственным, эгоистичным подростком, которого интересуют лишь развлечение. Это было бы первым впечатлением, и в какой-то степени правильным, ведь я сама даю повод, что бы обо мне так думали. Но на самом деле, по паспорту мне уже двадцать три, о Творец, какие же это страшные цифры. По идее мне уже давно нужно браться за голову и думать о прекрасном будущем, обзаводится семьей даже. Но увы, вокруг меня атмосфера непостоянности и полной свободы. Звучит хорошо, не так ли? Даже соблазняюще, когда каждый то и дело что-то орет про демократию и свободу, жалуется на серые будни. Но жизнь, подобную моей не каждый сможет выдержать. Не то, что бы мне уж тяжело живется, просто во мне нет стабильности, которая требуется для процветания, я не знаю, что со мной будет к примеру через час. Может меня выгонят с работы, и мне снова придется искать деньги для того что бы заплатить за коммунальные услуги.  Но это не самое  страшное, ведь  деньги всегда можно заработать, если захочешь.  Худшее то, что у  меня не было девства, а значит во мне нет тех принципов, что закладывает семья,  я училась на практике. Я не знаю что такое плохо, а что хорошо, и чем отличаются между собою эти два понятия.  С одной стороны я не напичкана стереотипами и канонами, но мне не на что опираться, и каждый раз когда я закрываю глаза, земля уходит из под ног и мне ничего не остается кроме как плыть по течению и следовать своим желаниям и интуиции, совершая ошибки, заводить случайные знакомства, которые только прибавят проблем.
Флер. Красивое имя, как и его обладательница. Но что-то мне подсказывает, что ты не из пай девочек, не из милейших особ, и не отличаешься простотой. В тебе есть иголки, которые ты словесно вонзаешь в людей. Как я отношусь к таким как ты? Никак. Меня сложно чем-то задеть, разозлить, обидеть, это тоже самое, что пырнуть ножом в воздух, никакого эффекта.
-Одри? – улыбаюсь и качаю головой, мне никогда не нравилось это имя.  – будешь и дальше пытаться угадать или тебе помочь? - стоит ли продолжать играть в угадайку? Лично мне сейчас это абсолютно не интересно. - Ева, к вашим услугам. - говорю услужливо, как и стоит официанткам, разве что не подаю меню.
Положив  поднос на барную стойку, я принялась рассматривать, как Дарки смешивает коктейли.  Чем-то эта картина мне напомнила Новый год, видимо из-за того, что вокруг много суеты, а бутылки с напитками самых разнообразных оттенков  похожи на гирлянду.
-На работе нельзя. – отвечаю я скопировав тон Флер. До конца моей смены как минимум три часа. Что делать все это время? Бегать между столиками? К счастью людей не так уж и много, но ночные посетители дважды опасней. Кто может пообещать, что тот бородатый мужчина, который с улыбкой косится на нас совсем не извращенец, а вполне адекватный человек?
-Но для тебя я готова сделать исключение. В конце концов, нужно хоть как-то отпраздновать первый рабочий день.  – я знаю, что с моей стороны это полное безумие.  Официантке в первый день вообще нельзя рисковать, и этот риск граничит с глупостью.
-Дарки, ты можешь мне в колу добавить совсем немного виски?  - и правда, никто не говорил о том, что я должна буду вливать в себя виски в чистом виде. Главное найти идеальную границу.

+2

543

А я видела, как Герман Гессе умер на постели своей жены. В моей голове, в моих мыслях. Я чертила план по спасению себя бедной. Имела наглость застрять тут и пережить что-то подобное.
Её зовут Ева и имя её первой жены Адама. Чиста, невинна но падка на соблазны. Неверн, как и все женщины, глупа, как и все животные. Она похожа на бокал белого вина, которое прогоняли через ржавый аппарат в какой-нибудь деревеньке. Вот кто для меня Ева. Женщина во всех его проявлениях. А я не люблю женщин, не люблю мужчин, ненавижу детей, не уважаю стариков. Возраст не имеет значения, я просто ненавижу людей и всех кто хоть капли похож на них. Я ненавижу человечество и видимо, поэтому на меня нападает желание их убить. Разорвать в клочья, выгрести внутренности и выкинуть в ближайшую помойку.
Ева, ты так прекрасна, что хочется вырезать глаза, что бы ни лицезреть тебя. Подобие бога, рождённая для мужчины. Ты знаешь? Ты же ведь рождена только для того что бы похотливые свинья, что называются мужиками, пускали на тебя слюни и истерически тёрли свои чресла о твою подвернувшуюся ножку. Они похожи на псин в такие моменты. Пускать слюну, выпучив глаза, а из штанов уже выпирает их «мозг». Низкопробные бляди. Даже животные по сравнению с ними гениальные жители планеты.
Я пускаю в сторону табачный дыб и пробегаю глазами по аудитории. ТЫ обратила на него внимание? Он тебе приглянулся? Не разочаруй меня!
Заказываешь виски с колой. Извращенка.
Как ты можешь смешивать дешёвое подобие воды с элитным вискарём? Извращение.
Я не способна на такие дурные поступки. Нет привычки, как баба смешивать алкоголь. Я разборчива в этом. Не пью то дерьмо которое обычно подсовывают.
В очередной раз оглядеть аудиторию и наконец наклонить к тебе.
-Знаешь, я была как-то раз в одном Лондонском пабе. Мужчины тех краёв весьма интеллигентны с барышнями, но по случайности я приехала в не тот день. Скажу честно, тут мужчины намного презентабельней, чем там.
Косо глянуть на юношу с физиономией Фарелла. Казалось ещё немного и побежит в туалет. А знаешь, почему он туда побежит? Потому что Ева первая жена Адама. Вот почему он туда побежит. И потому что Флёр единственная в своём роде.
Достать из пиджака карточку и небрежно кинуть на барную стойку, обратится к привлекательной барменше.
-Я плачу за неё!
Повернуться к тебе, кивнув, мол, заказывай все, что хочешь сегодня твой рабочий день оплачен мной. Я могу себе это позволить, мами даровала мне приличное наследство после своей смерти. Поэтому я ни когда не нуждалась в деньгах и такое понятие как работа мне просто не знакомы.
-Значит, тебя зовут Ева. Приятно познакомиться. Давно тут работаешь?

+2

544

Работа медленно превращается в веселье. Так ведь и должно быть в идеальной жизни, где любимая работа приносит удовольтвие. Но я не вижу смысла в совершенствах, для меня это полнейшая утопия.  Идеальная жизнь, как картины в музее  - можно лишь смотреть и понимать, что у тебя нет ничего общего с произведением искусства.  Вдохновляюще, но не убедительно, слишком давно писались те картины. А сейчас рядом со мной ты, Флер, для меня ничем не уступающая сокровищам живописи.  И ты новый жанр в моем искусстве расписывать людей по категориям. Мне не хочется разбирать тебя на детали и наталкиваться на ошибки.  Для меня ты слишком чужая. Кажется, я никогда не смогу воспринимать таких людей, слишком сложные. Они как стихи без знаков препинания и ударений, а их идеи не принадлежат этому миру. Может я и ошибаюсь, но мне не хочется этого признавать. Даже если ты окажешься не той, кем я тебя придумала, я не поверю в это.
-Должно быть, тогда тебе пришлось не сладко. Или же нам сегодня повезло. Но у них всегда есть возможность опуститься ниже. – я уже по привычке окидываю бар взглядом и мне кажется, что я тут слишком долго. Ничего нового. Все те же взгляды. Я их не люблю, не люблю вызывать у людей примитивное желание, которое граничит с телесной близостью. И не люблю, когда они делают неправильные выводы. Но этой ночью мне не остается ничего другого.
Неприятное чувство собственной цены.  Но оно мне не столь отвратительно, как перспектива оказаться в ловушке грязных рук, которые воняют табаком, алкоголем и  спермой. Так что не стесняйся, рано или поздно я выставлю тебе счет, но уже в другой валюте. Но еще неизвестно для кого выгодней эта сделка: для меня, официантки, которая прячется от работы за богатой посетительницей, или же для скучающей девушки, которая не хочет окончательно раствориться в чьих-то желаниях, ибо знает, что они не достойны подобного сюжета.
-Нет. Сегодня мой дебют.  – я легко улыбнулась уже повернувшись к тебе, абсолютно наплевав на работу.  Стрелки показывают за полночь, для всех неспящих у нас самообслуживание. А ты будешь моим вип клиентом.
-А ты, Флер… мне кажется, чтобы разгуливать в такое время по пабам должна быть особая причина. Или же это твое хобби, испытывать местные забегаловки и бары на интеллигентность?  - я слегка наклонила голову вбок.
Так ведь можно и доиграться...

+2

545

Я рассматривала своё отражение в зеркале и думала над тем как же это всё смешно. Девушка рядом, работает здесь. Она зарабатывает таким путём деньги на жизнь. Наверняка она живёт одна. Её вид говорит сам за себя. Ей ни кто не нужен, она больше веселится и халтурит. Такие люди мне по большей части не интересны. Может, потому что, я сама такой не являюсь. Единственно, что я знаю, такие персоны как она, доставляют много хлопот окружающим. Как сейчас, игнорировать клиентов, может привести к плохой репутации заведения. Тем самым вызвать запустение, а затем закрытие. Таким образом владелец потеряет заработок, а глядя на обстановку то аналогичного заведения у него нет. То есть это его хлеб и соль. Потеряв это, он потеряет стимул к существованию. Он станет безработным, засядет в долги и потом его имя будет мелким шрифтом вписано в последнюю страницу уличной газетенки. Убит и спущен в резервуар с отбросами. Вот и его конец.
А кто виновник? Конечно эта девушка рядом со мной. Но я промолчу. Не хочу давать повода.
-Ох, особой причины нет,- махнуть ручкой в сторону и покачать головой. Затем коснуться, указательным пальцем, губ и тихо прошептать.- Это всё проделки судьбы. Только, чур, это наш секрет.
Рассмеяться сказанному. А ведь это чистой воды, правда. Судьба, моя невеста такая, что её прихоть мне дороже всего. Точнее сказать, мне совершенно наплевать что, когда, куда и кто. Мне слишком лень заморачиваться на такие мелочи. Что есть, что дали, тем и довольствуйся. Ведь так?
-Да и сегодня не то настроение что бы сидеть дома. Хотя на самом деле пока домом не обзавелась. Я тут недавно.
Голова немного кружилась. Я же говорила что заболела. Неподходящее время. Все козыри из рукавов повыпадывали. А подбирать нет сил.
Провести указательным пальцем по краям стакана. Дешёвка, одно слово. Еле уловимые ляпы на дне, и гнусное отражение на поверхности так любимой мной жидкости.
Поморщиться и снова отпить.
А ты как думаешь, сколько душ загубил этот славный паренёк под ярлыком алкоголь. Я думаю сотни тысяч. И мы с тобой не исключение. Отдаёмся под его власть, тратим бешенные деньги только для того что бы ночью проблеваться, а на утро видеть недоразвитое отражение в зеркале. В нём нет эстетики, нет чувство стиля. Дорогое, брендовое пойло, как визитка в VIP клуб. Кристалл, Хеннеси, Фея Гипно, Шатель они все как одна маска, которая говорит о твоём статусе. Например, увидь я тебя с дешёвым портвейнов, даже бы не зациклила внимание.
Сейчас приоритеты меняются, и показатели в обществе как флаги сжигаются  и возводятся новые. Относительно новые.
Тяжко вздохнуть и снова посмотреть на тебя.
- Какие планы после отработки смены? Наверняка ждёт молодой человек? Было бы грустно, если у такой леди как вы не окажется спутника жизни.
Кривая усмешка, занять беседу чем-то несуразным. Так свойственно…

+2

546

Огромный лес>>>

Ноябрь. 2011 год.

утро: это утро встречает горожан холодом. Небо хмурое, тяжелое и серое, но дождь пока не пошел. Каждый понимает, что к обеду дождь точно пойдет и лучше прихватить с собой зонт.
Температура воздуха: + 2

Вы знаете, что такое прийти на работу в бар настолько ранним утром, что ни одного посетителя не то, что нет, а просто не может быть в принципе? Прийти тогда, когда огонь в очаге солнечной печи только начинает заниматься и светит настолько лениво и нехотя, что света почти нет, но и темнота уже слегка развеяна теми нерасторопными жиденькими лучами, что выползли из-под свинцового одеяла неба, выбравшись из пухово-мягких подушек облаков, прийти, когда по городу пугающе медленно ползут ранние ленивые тени и настолько уже всё замедлилось в ожидании мига всеобщего пробуждения, что кажется, что рассвет уж и не настанет никогда, а если и настанет, то это случится как минимум лет через десять - вот, что так любил Азраил. В это время на работе было нечего делать, ибо басы уже отшумели, музыка отгрохотала и из посетителей остались лишь те, кто набрался так, что даже до такси доползти не в состоянии, и можно просто сидеть, пить из горла, курить и изредка протирать стаканы в ожидании вечера, когда одержимые бессоницей охломоны со всего города начнут стягиваться в злачные места типа "Осколков", где царит постоянный оборот колёс всевозможной химической формулы, где нальют незадорого, где обкурят, где в туалетах и подворотнях перед входом, а порою и на танцполе в общей толпе, качаемой музыкой, неотменно совокупляется кто-то с кем-то, для кого уже даже пол не проблема, настолько все обдолбаны. Хотя, встречаются в этой трахающейся компашке и трезвые люди, просто-напросто забывшие о приличиях и прочей отягощающей чепухе.
И вот Азраил сидел, придя в такой ранний час, что, казалось бы, время в баре просто остановилось, и лишь тонкая ниточка дыма, исходящая из самоотверженно тлеющего огонька сигареты, живая и неудержимая, без препятствий уходившая куда-то вверх, исчезая где-то в районе освещения, напоминала о том, что время идёт, что оно живо и размеренно отсчитывает минуты до того, как это место вновь расцветёт, вспыхнет красками, загремит странной, пульсирующей музыкой, звуки которой просто обязывают накачаться и обдолбаться так, чтобы вышибалы, сейчас дрыхнущие за одним из столиков, так и не дошёдшие до дома, дабы провалиться в мягкую кровать, раскладушку, гамак, матрац (надувной или же обычный) - что угодно, на чём можно спать, вынесли тебя отсюда под руки и кинули в такси, что отвезёт тебя до дома.
Демон шёл в ночи, и сейчас сидел за барной стойкой, потягивая коньяк, за который ему, как примерному работнику, пришлось заплатить самому, и вспоминая эту неугомонную красоту, что воцарилась после вечернего дождя. Звёзды отражались в, подёрнутых ледяной коркой, лужах и мерцали и на небесном своде, прекрасном своей чистой, ночной темнотой, и, хоть и слегка искажённо и размыто, на скользком от подмёрзшей воды, асфальте. Асфальт был чёрен, как и небо, в нём, блестящем тонкой коркой раннего льда, инея, отражался свет фонарей, расставленных с математической точностью, чтобы на улице не осталось ни одного тёмного пятна... Красота эта забивала память своей морозной свежестью, которую Азраил мог ощущать на уровне лишь подсознательном, психологическом, и отпечаталась в самой коре головного мозга...
Где-то в закромах демон откопал еду. Ничего особенного, только остывшие макароны и какой-то невразумительный салат, но демону хватало и этого. За долгиегоды в человеческом мире он научился определять, сколько нужно кормить тело, чтобы не толстеть и не худеть до бесобразия, сколь надо двигаться, чтобы держать этот кусок мяса в форме и т.д. и т.п. И не смотря на то, что еда представлялась ему абсолютно безвкусным месивом во рту, он успел привукнуть к приёму пищи и даже полюбить этот процесс. Ел он, казалось бы с аппетитом, однако, он просто пытался скорей закончить. Вот он сидел и жевал эту резиновую массу, запивая коньяком и закуривая сигаретой и ждал, когда же пойдут посетители...

Отредактировано Azrael (2011-11-05 20:58:28)

+2

547

--> Вишневый сад

Ноябрь. 2011 год.
утро: это утро встречает горожан холодом. Небо хмурое, тяжелое и серое, но дождь пока не пошел. Каждый понимает, что к обеду дождь точно пойдет и лучше прихватить с собой зонт.
Температура воздуха: + 2

Острые каблучки отбивали бодрый такт, эхом отражаясь от стен домов, угрюма нависающих над пустынными улицами. В такие ранние утренние часы, шагая по узеньким проулкам, где не было ни одной живой души, можно было, даже не зажмуриваясь, представить, что все остальные люди и нелюди исчезли с лица земли, и осталась только ты одна. Больше никого.
Сальвия неуверенно поежилась. Нет, не от холода. От картины, которая была подброшена чересчур живым воображением. Остаться одной на этой земле - что может быть хуже? Ведь без людей и других существ существование будет слишком скучным. Некого будет вдохновлять, не будет тех, чьими эмоциями можно будет питаться. Впрочем, это еще не самое страшное - не будет тех, кого можно было бы изучать и пытаться разгадать. Ведь в этом мире столько интереснейших существ, которых Шимо еще не успела втретить.
Девушка быстро и уверенно шагала по улицам Токио, размышляя, куда же ей сейчас податься. Она не так давно встала, а оставаться в квартире уже не было сил. В такие дни, когда зима неумолимо приближалась, а световой день сокращался, Ко казалось, что жизнь становится короче и скучнее. Поэтому она всегда старалась встать вместе с рассветом, чтобы взять от грядущего дня как можно больше новых ощущений.
"Извечный вопрос: куда податься?", - Сальвия свернула с очередной широкой улицы в очередной узкий переулок. Оглядываясь по сторонам, соображая, где очутилась и где здесь по близости есть место, куда можно сбежать от холода, который все-таки начал по-тихоньку пробираться сквозь одежду, девушка с тихим вздохом вспоминала, сколь бездарно прошел предыдущий месяц: никаких интересных знакомых, никаких чрезвычайных происшествий, в которые она была втянута. Шимо даже казалось, что она некоторое время просто выпала из жизни города. Даже не знала, что в последнее время твориться на улицах.
Причина? Причины, как таковой не было. Просто когда живешь уже неизвестно сколько столетий, наступают такие моменты, что уже нет никаких сил оставаться на одной волне с людьми. Время начинает течь по другому. Из-за того, что после ухода из дома Юкико так и не смогла найти работу, выпасть из окружающей реальности было легче простого.
"А где можно узнать последние новости? И вообще послушать, что творится в городе? Правильно", - довольно улыбнувшись, Сальвия направилась к одному из любимых баров, где уже давненько не бывала. Дорога не заняла много времени. Уверенно зайдя внутрь, девушка огляделась по сторонам. Насмешливо хмыкнула, увидев композицию "тихий час", устроенную за одним из столиков из вышибал сего заведения. Сочувственный взгляд. Вот ведь некоторые как выматываются люди. Еще один взгляд на тех дебоширов, которые так напились, что просто не успели уйти из бара и уснули в разгар веселья. Теперь уже некоторая зависть отразилась в голубых глазах - давно уже она сама так не веселилась. Хотя пьяные дебоши - это нее стезя.
Тряхнув головой, отгоняя ненужные невеселые мысли, Сальвия направилась прямо к барной стойке. Ловко расположившись на одном из высоких стульев, тихо постучала ноготками по полированной поверхности, привлекая к себе внимание. Затем тут же задумчиво уставилась на ряды бутылок, раздумывая, что же заказать. Ведь она даже не предполагала, что собственная прихоть заведет ее сюда, поэтому теперь, склонив голову набок и закусив губу, сканировала взглядом полки за барной стойкой, надеясь, что те смогут ей подсказать, что же можно заказать.

0

548

Что-то странное, непонятное, суетливо и резко заёрзало в наученном жизненным опытом, цепком, как когти совы, подсознании Азраила, когда он отправлял очередную порцию безвкусного провианта в глотку посредством столь же безвкусной, а к тому же, жутко неудобной и постоянно (подчёркиваю: по-сто-ян-но!) гнущейся вилки. Колокольчик интуиции превратился в огромный колокол, который бил тревогу на весь, ещё не проснувшийся, город. Он бил о приближающемся огне, стремящемся разрушить утреннее дремотное и неторопливое спокойствие полусонных обывателей, которые даже и представить себе не могут, что по крышам домов, сжигая их и жителей, населяющих их, ползёт багряное бешеное пламя. Всем знакомо это предчувствие? Уверен, всем.
Предчувствие, которое заставляет насторожиться школьников, которые смиренно и беззаботно курят за гаражами, за школой или в каком-нибудь другом укромном местечке, перед тем, как их заметит учитель или родитель. Это же предчувствие возникает, когда филонящие рабочие бывают застуканы за распитием спиртного, игрой в карты или домино... Оно бесцеремонно разрушает спокойствие, что было добыто таким трудным путём, что терять его - ужасная, одна из самых невыносимых, мука. И вот, в это мгновение, перед тем, как предательски громко, но так привычно, скрипнула дверь бара, Азраил испытал то самое предчувствие, и, будте уверены, оно ему не понравилось. Не понравилось не как плохо сваренный кофе, поданный на стол миллиардера неродивым слугой, не как упавшая на ногу тяжёлая коробка, которую рабочий нёс на двеннадцатый этаж по лестнице, потому что лифт сломан и даже не как тот факт, что этот грёбаный лифт сломался так не вовремя (СУКА!)... Ооо... Это предчувствие ему не понравилось примерно настолько, насколько не понравилось бы ему, если бы ему на кожу капнули бы сейчас святой водой. Но оно пронеслось ураганом по его подсознанию, родив в его разуме нечто, похожее на тянущую боль в животе, которая появляется у всех во время мандража перед сдачей сложного экзамена, только вот когда такое ощущение появляется на уровне психологическом, поверьте, это намного хуже.
Это предчувствие родилось за мгновение перед тем, как скрипнула дверь и в баре появилась миловидная особа женского пола. Её волосы были черны и как-то особенно тускло смотрелись в освещении бара. Предчувствие появления этой самой особы заставило вилку остановиться на полпути. На пару мгновений Азраил замер, как и всё вокруг в этом баре и вокруг этого бара, концентрируя внимание на незнакомке, которая, неожиданно плавной и уверенной для её внешности, походкой, прошла к барной стойке. Без надежды на продолжение трапезы, во время которой демон увлечённо придумывал себе вкус на языке, он положил наконец вилку с макаронами обратно в тарелку. Стук аккуратных ноготков по гладкой, напалированной поверхности барной стойки заставил Азраила перевести взгляд на темноволосую незнакомку. Только сейчас он решил рассмотреть её тщательнее.
Аккуратно одета - следит за собой. Причёска так же в отличном состоянии. Макияж почти отсутствует, ясно видно, что кругов под глазами нет. Высыпается, проблем со здоровьем нет. Одета свободно, понятно, что было время подобрать одежду. Под дресс-код какой-либо работы не подходит. Вряд ли работает, особенно, если учитывать, что шляется в такую рань. Спать-то надо всем... Выдающихся черт нет. Или...
Тут взгляд его пал на её глаза. О, сколько в них было красоты той ночи, во мраке которой шёл Азраил сюда, в бар! Несмотря на яркость их, оттенок их был тёмен... Смотрелось это так великолепно, что демон как бы "залип" на мгновение. Однако лишь на мгновение. Любопытство давало знать о себе, а аналитический разум чётко понимал, что среди людей такой красоты почти не встречается. Посмотрим шире... Вперёд и вниз, Азраил! И тут же облако тумана, переливающегося всеми цветами радуги, всеми оттенками, кляксой брызнуло в пространстве, окутав девушку. Буйство красок, уносящееся ввысь, могло указать лишь на одну расу - фаэри. Ухмылка разделила на две половины лицо Азраила. Но предостерегающий ото всего А.Р. (аналитический разум) стукнул в затылочную кость: Она эмпат. Тактильный контакт - упраздняется.
Заметив, что юная фаэри немного озадачена выбором напитка и вряд ли скоро выберет, какую пакость ей в себя влить, демон решил, что сможет завершить свою трапезу и придумать себе ещё какой-нибудь вкус. За одну тарелку чего угодно он мог придумать до полусотни новых вкусов и попытаться спроэцировать их на язык, однако, не всегда получалось. Ну попытаться-то стоит... - подумал демон, глядя на очередную партию макарон, наколотых на вилку, и отправил эту партию в рот.

Отредактировано Azrael (2011-11-06 02:50:22)

0

549

Новые знакомства, они слишком часто влияют на мою жизнь, как будто я сама не могу совладать с ней. Но новые люди наносят неисправимый отпечаток, который не стереть и не замазать.  Чему же меня научишь ты, Флёр?  Тому как уметь вызывать у людей интригу и зависимость неподвластную всякому пониманию тому, как уметь быть краше, выше, умнее всех? Или же как сводить с ума неопытных мужчин?  Я всегда стараюсь придерживаться мнения, что все люди разные, даже в своей схожести друг на друга, и Флер миллионная вариация соотношений желаний и возможностей. И мне даже не хочется тебя ни с кем сравнивать. Ты не другая, не особенная, просто запоминающаяся.  Одна из тех, кто не потеряется в моей памяти, та чей смех придется вспоминать еще долго. Сможем мы стать друзьями? Мне кажется, что периодических посиделок у барной стойки будет достаточно.
Я улыбнулась в ответ и покачала головой. Верить в судьбу для меня всегда казалось слишком опасно, как будто полагаться на девушку. А люди сами по себе не вызывают у меня  доверия, мне легче представить, что моей жизнью руководит систематическая череда случайностей, не более.  По крайне мере, так не придется задаваться вопросом: «почему именно я?»
-И что же привело тебя в Токио? Работа, учеба или отдых?
Рядом со мной появился стакан колы, разбавленной виски, и я тут же сделала несколько глотков. Горечь алкоголя была почти неуловимой, это и к лучшему.  Хотелось дать пару советов, о выживании в Токио. Прочитанные мною газеты, то и дело гласили о кровавых убийствах. Даже в этом баре. Что же мне теперь посоветовать? Эй, детк, не выходи из дома без хорошего арсенала, а хотя, даже он тебе не поможет. Увы, никто не застрахован, и мне не раз приходилось бороться за свою жизнь, но мне слишком часто фартило:  я убегала, а меня догоняли, приставляли дуло пистолета к виску, но находились люди, которым я казалась еще стоящей спасения.
Мне даже интересно, какого ответа ты от меня ожидаешь. Что бы стоило сказать дабы порадовать и оживить. Правду? Увы, сегодня она для каждого своя.  Проводя пальцем по краю стакана, слегка улыбаюсь, смотрю на тебя в отражении многочисленных зеркал.
-Надеюсь, что после этого бара я смогу поспать.  А парни меня не интересуют, как и секс. И это нисколечко не грустно.  – делаю еще несколько глотков, и не смотрю  на тебя, опасаюсь непонимания. Кажется, что не быть носителем разврата в наше время, даже как-то неправильно. Но дело не в том, что я пример целомудрия, просто не сложилось.
Девушка с кухни, жестами пытается показать мне, что заказы уже давно готовы. Пора возвращаться к работе, какой скучной они не была.
-Прости, я сейчас.
Нехотя плетусь в кухню, а потом забираю коктейли. Главное, чтобы меня не заставили выслушивать замечание, слишком бесполезное это дело, как по мне. И дабы не тратить попусту время вновь буду изображать из себя милейшее существо, интересно, насколько хватит моей харизмы?

+2

550

-----> Элитный клуб «Колизей»
Октябрь. 2011 год.
• ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу,
подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

ОФФ: К вниманию Сальвии и Азраила, мы играем в разных временных рамках. Вас никоим образом не затрагиваем.

Ночь.
Наконец-то ночь.
Я так возбужден, потому что эта ночь должна стать для меня особенной. И даже если ваша скромная фантазия нарисует романтическую обстановку на крыше дома, где я буду приветствовать только что взошедшую на неё красивую девушку с длинными черными волосами и простом платье, отодвину перед ней стул и приглашу за стол, отведать праздничный собственноручно приготовленный ужин, где на маленьком столике будет стоять бутылка красного вина Каберне Совиньон, два бокала, блюда, накрытые отполированными крышками и длинная ваза из горного хрусталя, в которой будет стоять ярко-красная роза, - все это не про меня. Быть может, мне и хотелось бы создать подобную романтическую атмосферу или же пригласить к себе домой гурьбу пьяного народа, прыгать на головах соседей, играть в карты на раздевание и завести сомнительные знакомства с какой-нибудь легкомысленной девицей, а может быть и двумя или сразу тремя, но всё это имеет место исключительно в моих фантазиях, которым я могу поддаться только в моменты своего одиночества, будучи в сладкой дрёме или глубоком сне. К слову, в последнее время мне зачастила сниться соблазнительная сотрудница из «Колизея». Её зовут Майя и ей двадцать лет. Она работает официанткой, а я там барменом. Если хорошенько подумать, то здесь попахивает каким-то сопливым женским романом, которых я не переношу еще с тех пор, как они появились на прилавках, и Бонни заставляла меня читать ей по утрам и перед сном все произведения в стиле «Герцогиня-самозванка» или «Песня сирены».   После первых же строк о неразделенной любви и злополучных кознях коварных завистниц, я взвыл на луну, а вскоре у меня появилась ярко выраженная аллергия на мелодрамы и даже театральные постановки на тему «Алые паруса». Я перестал ходить на балет. Перестал слушать радио, потому что там каждые пять минут крутились слезливые песни о чёртовой любви. Перестал читать газеты, где в каждом выпуске раскрывалась личная жизнь очередной поп-звезды. С тех пор прошло не так много времени, но я до сих пор имею особую неприязнь к подобным романам, потому книжный магазин зачастую обхожу стороной, ведь Бонни только дай шанс – она все полки очистит и снова начнется эпопея Санты Марии Фернандес и Хосе Пабло Кантильо.  Будучи в здравом уме, я благополучно миновал эту незавидную участь.
Что же касается сегодняшней ночи, то дело тут совсем в другом. Здесь нет места романтическому ужину, нет места сопливым романам и даже вечеринке с кучей неизвестного народа у себя дома. Все дело в артефакте, который петляет от меня, точно как заяц, уже на протяжении более шести лет. Даже не знаю, рад ли я, наконец, словить этого засранца за пушистый хвост, или же хочется еще немного побыть в этом славном людском мирке, где все стало уже таким привычным, что покидать его кажется равносильным поездке на дачу, где ждет сварливая тёща со скалкой наперевес, с той лишь разницей, что в Изнанке меня ожидают три старых демона, жаждущих поскорее отослать свое верное чадо на очередное задание. Чего уж говорить про слепоту и глухоту, которую я автоматически получаю, приобретая свой истинный облик?
Не смотря на все нетерпение Бонни, я пытался сконцентрироваться на плане, который стоило продумать до самых мелочей. Было бы намного легче, если бы этот артефакт не находился под охраной мага-старпёра, а лежал себе где-нибудь в забытой антикварной лавке и продавался за сущие гроши. Меня не пугала вероятность встречи со стариком, зато существенно настораживала его профессия. По личному опыту зная о скверном нраве магов, который только увеличивается с достижением преклонных лет, могу поспорить, что без неприятностей не обойдется, особенно учитывая исключительную особенность характера Боннэт портить все своим немаловажным присутствием.  И последнее волновало меня больше всего. Будь моя воля, я бы оставил её дома, за просмотром очередного японского мультфильма, чтения книг или что там нынешняя молодежь делает? Но суть в том, что оставить я её не могу, равно как и она меня. Потому и приходится надеяться на лучшее и просчитывать всевозможные грабли, на которые можно наступить по наставлению Бониты.
Ночь. Улица. Фонарь.
Как в стихотворении Александра Блока, я стоял под фонарём и задумчиво курил сигарету, устремляя свой взгляд вперед, на незамысловатую вывеску, гласящую «Осколки». Мимо проезжали такси, джипы и даже ягуары. Пробегали люди, в основном молодые и пьяные. Где-то рядом мяукала кошка. Еще дальше слышался хлопок шины. Ночь была ясной, на небе сверкали миллионы звезд и я в очередной раз словил себя на мысли, что мечтаю стать астронавтом. К чёрту. Плюнуть на всё и полететь на Луну. А может быть и дальше, заглянуть на Венеру, Марс, Юпитер. Только истина в том, что как бы далеко я не бежал, со мной всегда будет Бонни, а от неё одни только проблемы. Потому мне лучше держаться от своей мечты подальше, чтобы все планеты Солнечной системы были в относительной безопасности.
Отправив щелчком пальцев затухающий бычок в сторону ближайшей лужи, я вышел из света фонаря и направился к бару, пересекая дорогу, как правильный гражданин, посмотрев в обе стороны перед тем, как пойти вперед. Человеческие привычки делают из меня человека.
Бар не радовал глаз. Совершенно. Это хоть и не портовый притон и выглядел куда лучше захудалой забегаловки, где можно за пару центов перепихнуться с кем-то не особо соблюдающим гигиенические нормы, но все же бар мне не нравился еще с самого начала. Наверное, это из-за количества людей, мелькающих то тут, то там, а потом и вовсе занимающие все накуренное пространство в общем зале. Откуда-то сверху гремела современная музыка. Не знаю почему, но ноги сами направили меня не по обходному пути, а через танцующую толпу, где об меня успели потереться несколько пьяных девиц и кажется даже парней. Чёрт поймет нынешнюю моду: мужики одеваются как бабы, а бабы наоборот, как мужики. Краем глаза я заметил, как Бонни танцевала в кругу рядом с каким-то смазливым парнишей. В этот раз она была значительно старше своих предыдущих перевоплощений: могу дать ей восемнадцать лет, не меньше. Короткие черные волосы с чёлкой, летняя юбка на подтяжках и свободная белая футболка, свисающая с левого плеча – таков её нынешний облик. Каким-то образом она умудрялась танцевать даже на туфлях. Недолго задерживаясь взглядом на Бонни, я прошел через извивающуюся толпу и очутился возле барной стойки. Взглядом замечаю фигурку Евы, разносящей заказы по столикам. Решаю подождать её здесь и вполоборота сообщаю бармену:
- Виски «Сэм Бартон». Бут…
Хотел сказать «бутылку», да только ком в горле застрял. Ведь перед моими глазами всплыло видение из пошлого. Берлин 89 года. Флёр. Это ты?
Не может быть.
Я рад и расплываюсь в душевной широкой улыбке, распахнув руки в стороны, словно в жажде обнять тебя, надолго и крепко заключив в свои могучие объятья. Сколько лет, сколько зим…
- Ты ли это, Флёр? – глупо убеждать себя в обратном, ведь ты сидишь здесь, в баре, в двух шагах от меня. – Привет.
Делаю шаг вперед, доверчиво приближаясь к тебе и собираясь обнять.
Говорят, чтобы быть счастливым, человеку нужно обниматься хотя бы три раза в день. Я уверен, что сегодня выполню эту норму.

+3

551

Вы когда-нибудь задумывались, почему бутылки для коньяка и вина делают разной формы? Нет? Вот и Сальвия до этих пор совершенно не интересовалась подобным вопросом. Только сейчас, сидя за стойкой в баре, разглядывая разнокалиберные емкости, ей в голову невольно пришел такой странный вопрос. Так всегда бывает, когда мысли занять особо нечем, ведь попытки придумать себе какой-нибудь коктейль проваливались раз за разом, поэтому Шимо на время решила оставить проблему выбора, и начала исподтишка разглядывать заведение, в котором оказалась. Здесь практически ничего не изменилось со времени ее последнего визита. Правда, обычно Ко приходила сюда в самый разгар ночи и не по своей воле - просто кто-нибудь из рядя очередных знакомых, связь с которым прервется уже через неделю, хотел повеселиться и погулять на славу. Почему же она шла за ними? Потому что в этом месте в ночное время суток всегда бурлила жизнь, а значит - эмоции. В такие дни Сальвии не нужно было задумываться о том, где же подпитаться в очередной раз.
Поняв, что выбор с каждой секундой становиться все сложнее сделать, Юкико тихонько вздохнула и обернулась в пол оборота, чтобы отыскать бармена. Если сам не знаешь, что заказать, всегда можно свалить эту обязанность на другого человека. Тем более, что уже некоторое время девушка буквально кожей чувствовала, что ее разглядывают и, возможно, даже сканируют. Для этого даже можно было не использовать никакие силы - за то время, что прожила Сальвия, она уже просто научилась чувствовать подобный интерес. Тем более, что ее глаза всегда вызывали или изумление, или любопытство. Что поделать, если обычном человеческим созданием не даны были подобные яркие краски.
Прежде чем найти взглядом бармена, девушка обозрела весь зал полностью, пытаясь найти того, кто совсем недавно ее разглядывал, но не смогла этого сделать. Поэтому вернулась к поискам, которые достаточно быстро увенчались успехом. По крайней мере, Шимо надеялась, что угадала с выбором. Ведь мало ли как работники бара меняют свое месторасположение в столь ранее утро.
Так как спешить ей было не куда, а других претендентов на заказ видно не было, Сальвия позволила себе сначала просто понаблюдать за тем, с кем решила заговорить. Поставив на стойку локоть, подперев ладонью подбородок и закинув ногу на ногу, девушка без зазрения совести уставилась прямо на предполагаемую жертву. Почему жертву? Так ведь если Шимо не знает, что заказать, то будет долго и упорно вытряхивать из другого существа советы, что тут вкуснее всего. Даже если этот кто-то не хочет, чтобы его тревожили.
Губы Сальвии дрогнули в легкой улыбке, когда она вспомнила бедную девушку-продавщицу из чайного магазинчика, куда она заходила не так давно. У фаэри в то время как раз уже заканчивался запас энергии, поэтому она довела бедную девицу практически до истерики, пока не выбрала один из самых любимых сортов чая. "Самое обидное, что меня даже совесть не мучает". Чуть качнув головой, Шимо отогнала непрошеные мысли, принявшись разглядывать бармена. Как ей все-таки нравилось скользить взглядом по еще незнакомому лицу, запоминая каждую черточку, и иногда даже мысленно прикидывая, стоит ли переносить увиденное на холст. Внимательно оглядев незнакомца с ног до головы, лишь потом Ко решила получше разглядеть его глаза. Она так всегда делала, оставляла "зерцала души" напоследок.
Губы дрогнули в легкой усмешке - своеобразная реакция на существ с западающими в душу глазами. Что-то вроде родственного чувства посещало Сальвию каждый раз, когда она находила кого-то со столь же необычными глазами, как ее. Приятно однако. "Жаль, что их разглядеть сейчас нельзя толком - ведь не на меня смотрит. Впрочем, это поправимо". Легкое сожаление даже не успело толком зародиться, как уже исчезло.
Внимание теперь привлекли действия бармена. Тот с довольно увлеченным видом, или это так Ко показалось, уплетал макароны, которые на вид казались ужасно противными и пресными. Шимо даже невольно вздрогнула, задаваясь вопросом: смогла ли она съесть нечто подобное? Наверное, нет.
- Неужели это съедобно?
Вопрос сорвался с губ еще до того, как Сальвия смогла сообразить, что, возможно, спрашивать подобное не слишком тактично. Хотя когда ее останавливало чувство такта? Ведь интересно же было. Вот и сейчас Ко даже чуть подалась вперед, переводя с макарон на бармена взгляд, полный неприкрытого любопытства. Даже первоначальное желание что-либо заказать на время забылось.

0

552

Мне иногда кажется, что молчание лучше всего. Оно не даёт повода подцепить своё самомнение или обломаться в неверном выборе ответа. Так что сейчас я могла только промолчать. Во-первых, я просто не знала, что меня привело сюда, может и знала, но забыла. Может просто не хотела поднимать этот вопрос. Обычно после моего ответа может последовать недоумённый взгляд чистейших лазурных берегов или кривая усмешка пробитого джанки. А я буду выглядеть в ваших глазах несостоявшимся ребёнком - жлобом с большой буквой «Я» в своём выборочном алфавите. Так что я просто промолчу. Ты что-то ещё проговорила, вызывая во мне чувство полного кретинизма.
Значит тоже не фанатка плотских утех? На самом деле мне не очень нравится этот ритуал проявления дешёвой, потасканной «любви». Да готова пожертвовать себя на красивую прелюдию, но и только. На большее моя психика не выдержит. Со стороны это выглядит как блядское удовлетворение животных инстинктов. Такое покорное, жертвоприношение себя для чьего-то удовлетворения. Дорога платного веселья, больше подходит для шлюх, таких как те, что ровным строям стоят на обочине в ожидании очередного Джоника на ночь.
Меня всегда удивляло, до чего же эти животные любят потрахаться. Их даже не волнует внешние данные, главное чтобы партнёрша имела нужные функции. Хочется прожечь таких типов взглядом, да и чёрт с ними.
Проводить тебя взглядом. Удаляешься, работа? Как интересно, надо ведь, надо. Деньги в наше время такая роскошь. Даже тошно.
В очередной раз оглядеть галдящий народ и впасть в отупение. Я прихожу в нереальное бешенство, когда вижу что-то подобное. Просто сейчас у меня плохое настроение. Наверное, потому что болею? Да точно, это по этой фигне мне не нравятся танцы-пляски малолетних оболтусов, от которых несет герычем и дерьмовым планом.
Неожиданно я почувствовала знакомый аромат фиалок. Поморщиться и отогнать от себя видение. Только этого не хватало на мою больную голову. Одним глотком осушить стакан и снова наполовину наполнить. Это делается так, смешать запах дешёвого стекла с выдержанным напитком и через мгновение забить свою голову дребедью на вроде статьи прошлогоднего вечера.
От попытки занять себя отвлёк знакомый голос. Медленно повернуть голову и косо оглядеть ни капельки неизменившегося ублюдка.
Стоишь, лыбишься. Сколько лет прошло, таки, кажется что старые, добрые знакомые встретились. А что ещё за левые движения в мою сторону? Что за улыбочка законопослушного гражданина Соединеных Штатов Армении?!
Лениво подняться с места,  подойти, притворно развести руки. Губы исказила лживая улыбочка радости и добродетели. Такая святая женщина снизошла до вас, олухов.
Поднять руку и отвесить смачную, звонкую, размашистую пощёчину. Я даже не остановлюсь на этом, что вы, я только начала. Недолго думаю заехать коленом чуть выше паха, радуйся, что я такая по больному добрая сегодня!
-Hallo, hallo! Lange nicht gesehen!*
Скрестить руки на груди и злорадно отвести от тебя взгляд. Сделать вид что ни чего и не произошло. Внутри всё кипело, клокотало как вулкан Кракатау.  Хотелось ещё вмазать, так сказать по старой, доброй дружбе.
-И какими судьбами тут оказался такой ублюдок как ты?!
Сдержать от очередного порыва. Вернуться на место, отчасти я удовлетворена. Почти, это как увидеть Монро, но и только.
Голос звучал довольно спокойно. Выдавали только глаза. Они метали искры, пытались разорвать врага Королевы, вытащить все, что было невозможно. Поэтому, на радость я отвела взгляд и уставилась на дно стакана. Достала из клача пачку сигарет, вытащила одну.
И что это за чертова херня всплывает в мозгу. На вроде коварного плана в стиле Рецепта Злости!

*Привет, привет! Давно не виделись!

+2

553

Краем глаза, нещадно разжёвывающий бесвкусно-резиновые макароны, демон, всё же, недоверчиво поглядывал на вошедшую девушку. Предчувствие великого облома не оставляло его ни на секунду. Он чувствовал, что скоро надо будет неотменно отказаться от своей трапезы и филосовского выдумывания вкуса. Такое чувство возникает обычно у смертника на электрическом стуле. Раньше жизнь ему не казалось такой уж ценностью, ибо рос он в детдоме, воспитывался на улице, а с таким сомнительным прошлым на работу не берут, поэтому ему пришлось пойти на убийство, чтобы себя прокормить... И вот он сидит на этом стуле и ему так не хочется умирать, что он рыдает, умоляет, торгуется...- в общем, проходит в момент все пять стадий поведения перед смертью.
Так и Азраил, сидя сейчас за барной стойкой, в мыслях трясся и обливался слезами, умоляя вертящуюся и осматривающуюся девушку не обращать внимания на него ни малейшего внимания и не отвлекать его от филосовских рассуждений насчёт вкусов и запахов. Но девушка не желала прислушаться к его трескучим мольбам и всё же устремила свой взгляд на него. Некоторое время она с любопытством новенькой в этом дворе молоденькой кошечки, не так давно бывшей ещё несмышлёным котёнком, уставившейся на бывалого, потрёпаного в схватках, кота-производителя, детьми которого являются девяносто пять процентов котов и кошек двора, рассматривала его, а потом, видимо на мекая на его скромную трапезу, произнесла:
- Неужели это съедобно? - прежде чем ответить, Азраил, как воспитаный демон, дожевал и проглотил макароны, расстроенно положил вилку на тарелку и, клянусь, если бы она была металлической, грустно бы звякнула о тарелку, осозновая собственную бесполезность и ненужность. Но дожевывал демон с видом таким, знаете, задрюканного бесконечным потоком идиотов, не способных прочитать табличку "обед", работника паспортного стола. Затем, натянув на лицо дружелюбную улыбку, выглядевшую крайне ненатурально, повернулся к посетительнице и произнёс, не став растрачиваться на маскировку:
- Нам с вами, мадам, как личностям сугубо духовным, нужна пища немного иного масштаба, а это же - он постучал ногтем по тарелке с макаронами - пища для такого довеска, как туловище. Тем более,... - сказал он, пожав плечами - ...вкуса я не чувствую. Да и понятие вкуса и съедобности, на мой взгляд, весьма растяжимо. - синтетически синтезированная и, от того, наверное, полудружелюбная улыбка, перетекла в совершенно естественную для него, полузлобную, полухитрую, ухмылку, оголяющую левый клык. В кармане пиджака демон нашарил пачку сигарет и достал из неё очередную волшебную палочку, вследствие чего закурил. Тлеющий огонёк на конце её потянулся тонкой и длинной дымной рукой к потолку. Затем он, пройдя на своё законное рабочее место, нашёл бесцеремонно брошенный им под барную стойку рюкзак, извлёк оттуда бутылку коньяка и долго тормошил кого-то в рюкзаке, пока там этот самый кто-то раздражённо не мявкнул. Что-то в рюкзаке закопошилось, после чего из рюкзака показался, извиваясь, чёрный хвост. Хвост спрятался, из сумки показалось, недоверчиво оценивая обстановку, чёрное кошачье ухо, а следом за ним и морда. Левый глаз кота был закрыт, обозначая полудрёму. Кот вышел из рюкзака, вспрыгнул на барную стойку, и, недоверчиво косясь на девушку, прошёлся к макаронам. Куснул пару макаронин и, решив, что это есть он не будет, спрыгнул на круглый барный стул, свернувшись на нём калачиком и изредка постукивая хвостом по стулу и, наверное от дезориентации, себя по бокам и спине. Вся эта ходячая чернота выглядела так мирно, что, я уверен, нет такого существа, которое не захотело бы его погладить или как-нибудь по-другому приласкать.
Открыв бутылку, Азраил сделал несколько глотков коньяка и пробормотал, по-видимому, коту:
- Юп, просыпайся уже! Ленивый кусок мяса... Целыми днями дрыхнешь, зараза...

0

554

Настроение у Сальвии в этот день хорошее, впрочем, как и во многие другие дни. Поэтому не было ничего удивительного, что созерцание крайне недовольной физиономии, когда бармена отвлекли от увлекательного процесса поглощения пищи, вызвало лишь легкую улыбку. Будь фаэри более эмоциональным существом, то, возможно, даже весело хихикнула. Только вот в стиль ее поведения подобные, достаточно глупые на ее взгляд, реакции не входили. Лишь уголки губ дрогнули, чуть приподнявшись, и вновь опустились. Взгляд все так же был устремлен на собеседника, и Шимо совершенно не смущал тот факт, что так пялиться на человека, свершающего свою трапезу, не прилично.
Увидев же дежурную улыбку, какую принято было надевать на лицо в присутствии посетителя, Ко не выдержала, насмешливо хмыкнув. Девушка сомневалась, что кто-либо в адекватном состоянии может быть рад нарушению покоя в столь ранее утро. Однако свои мысли оставила при себе, как зачастую делала. А ведь когда-то раньше вываливала на собеседника все мысли, роившиеся в ее голове.
Маленький монолог своего нового собеседника девушка выслушала, склонив голову набок, с новым интересом оглядывая бармена. Как она и думала, едва ли он был человеком. Слова же его о пище делали все намного более понятным. Пусть Сальвия, даже несмотря на огромное количество прожитых лет, не особенно интересовалась особенностями той или иной расы, но то, что демоны не чувствуют вкуса, знала. К тому же сам образ собеседника был в какой-то мере демоническим. И ухмылка ему шла намного больше, чем приторная вежливая улыбка. 
- Вы правы. Пища иного рода намного важнее. Правда, - взгляд на оставленные в сторонке макароны, - думаю, что даже если бы у вас была возможность воспринимать вкус, то в данной ситуации вы бы его все равно не почувствовали.
Что тут можно сказать? Хотя за свою долгую жизнь Сальвия побывала в разных ситуациях, когда приходилось есть то, что обычный человек ни за что бы есть не стал, но последнее тело, которое она заняла, было слишком избалованным. Поэтому к пище Шимо была достаточно требовательна. Поэтому и спросила про съедобность этого блюда.
Пока девушка размышляла над превратностями судьбы и над собственной придирчивостью к еде, на барную стойку вспрыгнул шикарный черный кот. Глаза Сальвии тут же загорелись едва ли не фанатичным огнем - кошки всегда были ее слабостью. Она внимательно следила за его перемещениями, даже забыв на это время о существовании демона. Весело фыркнула, когда кот попробовал макароны и отверг это "лакомство".
- Вот, даже кот есть их не стал.
И все равно, что кошки обычно и не едят мучные изделия. Главное тот факт, что это прекрасное существо тоже сочло макароны не съедобными. На губах появилась мягкая улыбка. Захотелось провести ладонью по темной шерстке. Сальвия уже было протянула руку, когда услышала бармена. Тут же стало совестно, что Ко о нем забыла, хотя сама отвлекла от трапезы. Покосившись на кота, который, вроде бы, никуда не собирался уходить, девушка повернулась обратно к демону.
- Не могли бы вы посоветовать, что мне заказать? Честно говоря, я в полной растерянности - так и не смогла выбрать что-то конкретное.
Взгляд вновь вернулся к коту. Сальвия все-таки не выдержала и поинтересовалась:
- А можно его погладить?
Вопрос звучал так по-детски, что девушка даже закусила от досады губу. Впрочем, когда дело касалось вещей или существ, которые ей нравились, все замашки взрослого и серьезного человека мигом пропадали, и Шимо не могла с собой ничего поделать. Вот такой характер.

0

555

Все достаточно просто. Пока липкие тела тонут в наркотических приходах, я незаметно крадусь к столикам.  Меня не особо интересуют бешеные пляски в неоновых огнях, может я  стала слишком старомодной и пресной. Просто все это уже давно не доставляет удовольствия, хотя от смерти мне только три года. Но они об этом не знают, поэтому пытаются втянуть меня в их клуб вечно пьяных, только уже не молодых. «Нет, спасибо, у меня работа» - час назад я не смогла этого сказать, не захотела, но сейчас уверенно жму на тормоза, учтиво улыбаясь. Шеф будет доволен.
До конца ночного сеанса осталось несколько часов, а я уже себе представляю долгую прогулку домой по озябшему городу. Будет пусто и тихо на тротуарах, отличное время для монологов души на тему вечного, пока в проигрывателе будет крутиться мелодия забытых снов. Но не знаю насколько  высока вероятность, что домой мне придется идти одной. Принимая заказ, я краем глаза заметила Фрэнка в толпе содрогающихся под музыку людей, иначе их импульсивные движения я не могу назвать. Я знаю, куда дальше направится Фрэнк, поэтому даже не  утруждаю себя слежкой, мы  ведь все одно встретимся у барной стойки. В конце концов, избирательный клиент определился какой арахис ему подать к пиву, и теперь у меня снова есть полчаса перед тем, как вернуться к функциям подай-принеси, и я уже знаю, где проведу это время. Возвращаюсь к Флер, которая в данный момент дала красивую пощечину Фрэнку. Но я была бы больше удивлена, если он вообще был бы обделен женским вниманием . Не отрицай, родной, ты всегда окружен девушками, хотя назвать тебя ловеласом или бабником я не могу.
Не спеша пробираюсь сквозь облако сигаретного дыма и оказываюсь у барной стойки, рядом с Флёр. Кажется, что Токио слишком мал для меня, слишком много случайных встреч, и все настолько тесно связаны, что порою даже не хватает личного пространства.
-Фрэнк, ты только появился, а уже успел заслужить пощечину  этой милой девушки. – вежливая улыбка уже пошла в привычку, неужели вскоре я перестану видеть разницу между близкими друзьями и дорогими клиентами?
Я не захотела садиться, ведь знаю,  что как только сделаю это,  придется выслушивать крики работодателя, я и без этого сегодня зарекомендовала себя не в лучшем свете. Но это не значит, что праздник окончен, подмигнув Фрэнку, я взяла свою колу и сделала несколько глотков. Кажется, что до конца осталось совсем немного, стоило бы поторопить время.
-Кажется, вы и так знакомы, поэтому представлять вас друг другу мне не нужно? - переводя взгляд  с Фрэнка на Флёр я обмахивалась тонким меню, который прекрасно выполнял задачи веера. Становилось слишком жарко. Еще один жалостный взгляд на стрелку часов. Поскорей бы уже уйти отсюда.

Отредактировано Eva Ayrton (2011-11-07 21:03:36)

+2

556

Переулок "Киояма" »

Ноябрь. 2011 год.
• ночь: город уснул, а неугомонный дождь наконец-то прекратился. Небо прояснилось, стали видны звезды. Земля и деревья покрылись тонким слоем инея / коркой льда.
Температура воздуха: - 1

Мало того, что она город не знает, так она еще и машину водить не умеет! Повезло нам, ой как повезло!
Что правда, то правда. Машина катилась по дороге так, словно в любую секунду путь автомобилю мог пригрозить сумасшедший пешеход или какое-нибудь животное. Поначалу Лин не обращала внимания на такую манеру вождения, затем стала вздыхать и покашливать и посылать выразительные взгляды в сторону водителя. Но той, похоже, было фиолетово. Лин могла это понять, все-таки девушка - хозяйка машины, тем более она была вовсе не обязана таскать с собой повсюду мелкую. Но черт возьми... падшая уже и пешком бы давно добралась: несомненно, за это время она бы нашла какого-нибудь любителя ночных прогулок, узнала бы дорогу, успела бы еще пару раз заблудиться, потом уточнить и дойти до нужного заведения не спеша!
Бог существует!
Машина остановилась. Девочка не стала задерживаться и торопливо выскочила из салона, на ходу разбрасываясь благодарностями и оправданиями - что же такая маленькая девочка делает ночью одна на улице и почему она настолько грязная и потрепанная? Лин сделала вид, будто она точно знает, куда следует идти и медленно проплыла ко входу в "Осколки". Краем глаза она следила за передвижением машины, а когда та исчезла из виду, девчонка еще секунды две потопталась у входа и тут же развернулась, стремительно засеменила в неизвестном направлении. По идее, сейчас она должна была искать такси... но, как всегда, она откладывала нужное на потом.
Мелкая, погруженная в свои мысли, не замечала, как темнота вокруг сгущается. Не к добру такое дело, верно?

0

557

Знала бы ты, как я рад. Внутри бьется какое-то странное, непривычное от недостатка друзей чувство. Хочется обнять тебя, и я намерен сделать это, подаваясь телом вперед и улыбаясь во все свои тридцать два зуба. Счастливо так, радостно, даже не ожидая от тебя никакого подвоха. Ведь мы с тобой хорошо повеселились, помнишь? Ту ночь на Бранденбургских воротах, когда Западная и Восточная Германия шумела наподобие Тихого океана, когда немецкий народ воссоединялся в бушующем потоке толпы. Их песни и пляски, ты помнишь? Ту атмосферу, которая нависла над возбужденными людьми, что-то кричащих снизу и обнимающихся друг с другом. Мы были с тобой наблюдателями. Были первыми, кто посетил вершину ворот и распивал там дешевую русскую водку из малюсенькой бутылки, которой едва хватило на пару хороших глотков. Были  теми, кто сидел на квадриге, рядом с бронзовыми фигурами коней, запряженных богиней Викторией. Были наравне с богами и на высоте птичьего полёта. Были в берлинской сказке. Тогда, в восемьдесят девятом году прошлого века. А ты так и не изменилась, Флёр.
Пощечина.
Голову откидывает в сторону. Сильна, зараза. Душевна. На щеке формируется красное пятно. Мне не привыкать, но разве так должны здороваться приличные девушки? Или я чем-то оскорбил тебя? Уж было собираюсь ответить тебе пару ласковых, да только твой следующий удар обрезает мои мысли на корню. Ух! Да что с тобой, женщина?!
Мне оставалось надеяться на худшее, когда твоя красивая ножка летела по направлению к сокровищнице, которую ревниво охраняла Бонита, повесив на меня обет безбрачия и натянув на голую задницу трусы целомудрия. Хотел отпрыгнуть в сторону – не успел. Пришлось скрючиться, прям как в фильмах, когда шпилька бьет по яйцам, с той лишь разницей, что ты либо специально не попала, либо промахнулась, а я решил поддержать видимость своего избиения, дабы все местные мужики поголовно зареклись не клеиться к рыжеволосой бестии по имени Флёр.
Я ведь тоже ревнивый, знала? Ты хоть и не моя собственность, хоть и ненавидишь меня, хоть и делаешь вид, что не рада меня видеть и прячешь взгляд в стакане пойла, но я все равно, черт побери, рад тебя встретить, лицезреть тут, возле барной стойки, сидящую и гневно сверкающую в мою сторону глазами. Не хотелось бы видеть тебя в компании другого мужчины. По крайней мере, до тех пор, пока я с ним лично не познакомлюсь, чтобы убедиться в том, что он обеспечит все твои прихоти и не причинит тебе вреда. Потому сейчас, скорчившись от боли, я едва-едва разгибаюсь, давая всем видом понять, что с такой девицей, как ты, лучше не иметь дела. Мне мои яйца не так дороги, а вот тому ублюдку в черном пиджаке явно поплохело, да так, что на лбу выступила испарина, которую он поспешно протер платком, после чего, забрав стакан с виски, засеменил в сторону одинокого столика.
- За что? – прохрипел я, устремляя свой взгляд на тебя.
Хотя ответ уже крылся на глубине моего подсознания. И Бонни не упустила момента напомнить о той прекрасной ночи, когда я оставил тебя одну на вершине Бранденбургских ворот.
Ах да, запамятовал.
Положив ладонь на барную стойку, я кое-как выпрямился и вздохнул.
- Здравствуй, Ева, - поприветствовал я. – Это не то, на что похоже. А самом деле, Флёр без ума от меня и хочет от меня детей. Правда ведь, фрау Флёр?
Лукаво подмигиваю и поспешно прячусь за проходящими мимо людьми. Мало ли чего придет в твою рыжеволосую голову. Тапками закидаешь? Бутылками? Стульями?
И не смотря на твои выходки, я все же желаю осуществить задуманное. Три объятия, помнишь?
Хватаю за руку со словами «Иди ко мне» и тяну к себе, сжимая в своих душевных объятиях. Не выпущу, даже если будешь бить меня своими маленькими кулачками. Даже если наступишь каблуком на ногу или будешь кусаться и брыкаться. Тихо, Флёр. Тихо, малышка.
И только спустя пару долгих, но почему-то таких приятных секунд, с умиленной улыбкой отпускаю, шепнув на ушко:
- Прости.
Я не горжусь своим поступком, но к чему таить на меня старую злобу? Двадцать два года, а ты все такая же. Чертовка.
- Хочешь отведу тебя в Диснейленд? Там бесплатная сладкая вата.
Не знаю, откуда берутся эти шутки, но они явно не подходят к данной ситуации, потому мне приходиться только пожать плечами, облокотиться об барную стойку и кинуть бармену через плечо, наконец, полностью произнеся заказ:
- Бутылку «Сэма Бартона». 
После чего поочередно кинуть взгляды на Еву и Флёр. Улыбнуться девочкам улыбкой любящего и гордящегося отца. Сегодня действительно особенная ночь. И она предполагает быть намного интересней, чем я ожидал сначала. Это хоть и существенно влияет на мой первоначальный план, но быть может так даже лучше. В вашей компании я смогу отвлечься от суровой реалии, хотя бы на пару минут.
- Как работается? – озадаченно спрашиваю у Евы. – Никто не пристает? Не наглеет?
А то у меня кулаки чешутся, кому-то морду набить. Не знаю отчего.
- Ты только скажи, я сразу это дело улажу. Кстати, когда заканчиваешь? Домой провести?
Я такой заботливый, аж жуть.
- А ты, цветок, что забыла в этом баре? – перевожу взгляд на Флёр. – Неприятностей на свою задницу? Тут, знаешь ли, народ дикий попадается, а ты даже без перцового  баллончика.
Наливаю в стакан виски и приподнимаю вверх.
- Выпьем же за встречу, дамы!

+2

558

Хуже всего не то что ты позволяешь себе слишком многое, а то, что я это разрешаю. Хотя зубы так и скрипели от накатившей злобной волны. Хотелось в очередной раз предоставить тебе знакомство с грёбанной болью. Так бы и врезала, вот точно! Хотя надо успокоиться, это ведь не дело! Чисто по масти не ляжет карта, если сейчас сбросить всё что выдумал мой мозг. Остается, только понурив голову, сделать безразличный, кукольный вид.
Взгляд обратился к Еве, молодой барышне, принцессе этого злачного места. В нём должно звучать что-то на вроде «Тваю же мать!». Ты же видишь прелестная, эта встреча не дарована мне Богом, она дарована мне мерзким кондуктором реки Стикс.
Услышать нежное прости и вот она свобода. Только и оставалось, что фыркнуть и подправить смятый пиджак. От тебя одни только минусы мой дорогой, сердцем любимый Фрэнд!
Ещё смеешь шутить, как не красиво с твоей стороны. Всё-таки ты знатный ублюдок, даже так умудряешься завербовать себя невинной овечкой. Хотя я отчётливо помню твой удаляющийся, подлый силуэт. Но стоит ли так париться из-за прошлого? О да, стоит!  Ты же мне ещё всю лафу с пластинкой переломал!
Я не смогла удержаться от невинного высказывания на твои словечки.
-О да, он уладит. Заманит как маньяк и оставит как примерный семьянин свою любовницу. Вот тебе и престиж.
Бледные пальцы вцепились в горлышко бутылки. Злость. Сделать несколько больших глотков. Почти ни чего, снова заказать.
-Что я тут забыла? А тебя ли это должно волновать? Мои дела, тебя сюда нос совать не просят. Давись своим пойлом умник германских дней!
Губы исказились в слащавой улыбке. Такой чересчур добренькой и миленькой что бы её можно посчитать с положительной ноткой.
Закурить сигаретку, ощутить приличную дозу никотина в лёгких. Теперь я спокойна и довольна. Всё-таки эта гадость снимает стресс и успокаивает нервы. Спасибо за столь чудную, медлительную смерть.
Повернуться к девушке и указать пальцем на знакомую нам персону.
-И этот болотный хмырь твой компаньон? Девочка, я и не думала, что ты настолько себя не уважаешь.
Состроить разочарованную мину, чуть дёрнув верхней губой, закатить глаза и удивлённо развести руки.
-Кстати, я удивленна, что ты меня ещё помнишь.
Наклониться к тебе, чуть шёпотом произносить слова. Сыграть в шпионов, передавать что-то неважное с важным видом. Мы только на это и способны.
-О мой милый, ублюдочный Фрэнд. Я так рада, что ты помнишь мою, маленькую, незначительную персону,- пальцы пробежались по твоему рукаву, задержались на плече, слегка надавив.- Я, знаешь ли, тоже вспоминала о тебе. Когда наблюдала, как мёртвые птицы падают с небес.
Пальцы впились в твои щёки, на подобие как мамаши дразнят своих детей, когда произносят «ой ты какая пусичка мусичка». Сейчас я проделывала тот же по дебильному грёбанный ритуал.
-Это точно была любовь с первого взгляда. Да Фрэнди?
Звонко рассмеяться и махнуть королевской ручкой в сторону Евы.
-Милая Ева, не ревнуй. Я уверена, он евнух!
Последнее было произнесено шёпотом и сопровождалось подмигиванием.
Наверное, сейчас было, как раз-то время, когда стоит валить к чертям собачьим.

+2

559

Надо отдать девушке должное. Девушка, несмотря на столь неподобающее поведение персонала и ранний до ужаса час, она достойно, даже с лёгкой улыбкой, которая, как отметил Азраил для себя, пряча свои мысли за ухмылкой, в которой бесцеремонно была зажата сигарета (огонёк то и дело вспыхивал ярче, потухал, а сквозь зубы выпускалось густое облако дыма) и недобрым взглядом, что бывает  человека, который его не тренировал специально, а смотрел так почти постоянно, пугая людей и изводя нервных до ужаса стариков.
Демон был уверен, что раскрыл себя полностью своей фразой, и собеседница в полной мере осознала, кто он есть.
- Вы правы. Пища иного рода намного важнее. Правда, думаю, что даже если бы у вас была возможность воспринимать вкус, то в данной ситуации вы бы его все равно не почувствовали. - Аз, признаться, был немного опечален сим нерадостным, и, даже, огорчающим известием. Он принялся увлечённо протирать стаканы, думая о смысле жизни. Девушка сидела, тоже о чём- то задумавшись и застала Юпитера почти в самом конце его пути. Он привлёк окола ста пятидесяти её, практически ни на чём не задерживающегося долгое время, внимания. Она что-то сказала вновь о несъедобности макарон, как человек, желающий, чтобы его мнение было всеобщим, и сияла при этом так, как смотрит повёрнутая на попсе и мальчиках школьница на парня своей мечты, либо на своего кумира-попсиста из той самой серии визжащих на сцене и кривляющихся изо всех сил, чтобы показать свою эмоциональность и говоря, этим, что все его песни - реальные истории из его жизни и он сам писал их, хоть он и чхал на все эти песни, и не верит сам в их правдоподобность, да и написаны они дешёвыми текстоплётами, макак.
Демон насмешливо пфыкнул, когда девушка с наивностью всё той же школьницы, потянула к его питомцу руку. Юпитер, вредная чёрная морда, едва заметно напрягся. Инстинкты давали о себе знать. Кот быквально чувствовал приближение пальцев девушки к его спине. Ухо его дёрнулось, хвост замер. Всё говорило о его готовности вскочить и расцарапать бедной фаэри руки в кровь и до костей. Однако, она, видимо, вспомнила о бесцеремонно брошенном ею демоне, которого она отвлекла от трапезы, а потом ещё и по-хамски забыла из-за какого-то кошака. Наконец, она собрала свои мысли в кучку, насколько это было возможно для "фаэри с синдромом дефецита внимания" (так окрестил её для себя добрый дядя демон), и спросила:
- Не могли бы вы посоветовать, что мне заказать? Честно говоря, я в полной растерянности - так и не смогла выбрать что-то конкретное. - демон задумался, поставил с силой стакан на стойку так, что он как-то недовольно и даже со страхом за своё драгоценное донышко, звякнул, и произнёс с ехидной улыбкой и даже усмешкой:
- Вам посоветую коктейль "Смерть". Причём, могу предоставить коктейль из ощущений, убив кого-нибудь из тех кусков мяса, что дрыхнут за столиками, а могу алкогольный из текилы и "Опал нера" - он посмотрел на девушку с видом знатока и развёл руками, ожидая ответа на вопрос. Однако, вместо ответа, он получил неопределённое:
- А можно его погладить? - она, говорила, несомненно, о Юпитере. Тот же, лениво всполошившись, развернулся, устремил взгляд на девушку, поднял напряжённый хвост, и гордо заявил:
- А меня спросить?

Отредактировано Azrael (2012-02-04 21:51:10)

0

560

Слова демона девушка услышала и запомнила, хотя вовремя и не отреагировала. Просто настроение было слишком хорошее, чтобы акцентировать внимание на чем-то негативном. Ведь она буквально кожей чувствовала, что помешала бармену, что он ей не рад. И... исподтишка упивалась этими эмоциями. Да, это были лишь отголоски, но это были именно те энергетические нити, которыми можно было питаться, даже не пытаясь активировать способности эмпата. Ведь неприязнь была неприкрытой и буквально витала в воздухе, так что, можно было почувствовать ее холодные прикосновения, отчего даже казалось, что волосы начинают едва заметно шевелиться. Хотя, не факт, что в этом не был виноват сквозняк.
"Смерть, значит?.. Интересно, а если я закажу именно этот коктейль, он сдержит свое обещание? Или же это просто попытка меня смутить или напугать?".
Девушка уже смотрела на кота, поэтому едва ли ее новый собеседник мог увидеть смешинки в голубых глазах. Такие существа, подобные этому демону, всегда забавляли фаэри. С ними было забавно играть, пусть порой это становилось опасно. Только какие страхи могут быть у духа, который просто вселяется в чье-то тело? Имеются в виду, реальные страхи, а не выдуманные, навязанные очередным телом.
Правда, мысли Сальвии были не слишком долго заняты личностью бармена. Стоило коту заговорить, как все ее внимание вновь было обращено к нему. На несколько секунд девушка застыла, восторженно глядя на говорящее создание, полное собственного достоинства. Ее взгляд в полной мере можно было назвать фанатичным. Многие ее знакомые часто отмечали за Шимо слишком уж ярое обожание представителей семейства кошачьих. Девушка никогда не проходила мимо брошенных котят. Однажды даже позволила себе хорошенько отпинать мужика, который хотели утопить маленькие мяукающие комочки. Наверное, это был единственный раз за ее жизнь в этом теле, когда фаэри вышла из себя настолько, что не контролировала свои действия.
И вот перед ней сидел важный великолепный черный кот, который, к тому же, умеет разговаривать. Пальцы начала сотрясать легкая дрожь - так хотелось схватить это чудо в охапку, прижать к себе и почесать за ушком. Все ее спокойствие летело к чертям, лишь остатки здравого смысла не давали свершить задуманное.
- Можно вас погладить? - почему-то получился шепот. Наверное, от сильного волнения. И глаза горят неестественным, даже немного сумасшедшим огоньком. Будь на место кот человек, он, наверное, уже пятился бы от ужаса, предрекая себе смерть в удушливых объятиях.
Взгляд на мгновения отрывается от гладкой шерстки кота. Сальвия с восторгом смотрит уже на бармена, желая поделиться хоть с кем-то тем восторгом, что царит внутри. И все-равно, что этот "кто-то" явно не рад ее компании. Подобные пустяки никогда не останавливали Шимо, когда ей хотелось хорошо провести время.

Отредактировано Salvia Shimo (2011-11-08 22:03:47)

0

561

Время позднее, или я уже начинаю сходить с ума? Наблюдать за Фрэнком и Флёр, то же самое, что и за Броуновским движением, так же хаотично и малопонятно для меня, ибо в физике я полнейший ноль. И сейчас абсолютно не хочется восполнять пропущенные элементы и выяснять, что связывает этих двоих. Оставлю  эту увлекательную историю на тяжкие времена, когда станет совсем скучно. Определенно, Флёр еще та дамочка, с характером, которой даны ногти не только ради маникюра, и она уверенно себя чувствует в словесных боях.  Но насколько не были весомы её аргументы на счет  Фрэнка, я их пропущу мимо ушей, улыбаясь подобно чеширскому коту.
-Компаньон?- подобное предположение уже года два назад начало  вызывать у меня смех, -  скорее старший брат. –  двоюродный. Не хочется утруждать себя объяснениями, что меня связывает с этим «болотным хмырем», ведь знаю, что все слова затеряются в музыке. Да и раскидываться историями о том, как меня подобрали с улицы,  не особо хочется. Кажется, подобных историй и без этого хватает, в сюжетах анимэ-сериалах, да, я  как-то смотрела несколько, пытаясь понять культуру японской нации. Но моей нежной психики хватила не на долго. С тех пот мой телевизор используется в качестве стула, и вполне успешно.
- На долго я тут не задержусь, - задумчиво  протянула я оглядываясь, чтобы быть уверенной, что сзади не подкрался администратор, но кажется, что ему уже надоело играть со мной. В голове затаился хитрый план, как бы пораньше свалить, ибо у меня не остается сил каждый двадцать минут вдыхать густое облако серого дыма,  –  что ты, местная пьянь просто олицетворение моральности. Не переживай, - мы ведь обойдёмся без погромов этой ночью? Я знаю, что разнести бар и свалить до появления полиции не составит особого труда. Что-то в порядке вещей, как бы не старалась. но жить спокойно у меня не выходит.
- Вот видишь, какой он лапушка,  вы идеальная пара.  Совет да любовь! - я ехидно улыбаюсь, наблюдая за Флер, хотя мне кажется, что сейчас она просто свернет шею Фрэнку, а потом и дальше будет смотреть на свое отражение в бокале виски. И мне даже становиться интересно наблюдать за взаимодействием этих двоих.  Больше похоже на брачный период двух диких зверей.  Но Флёр просто так не возьмешь.  Чем же ты её так огорчил?
Чувствую себя ребенком в Новый год, которому приходится всю ночь пить сок, но из-за этого он не перестает любить праздники, хотя и не понимает всей прелести действа, которые устраивают пьяные родители. И тем не менее я делаю несколько глотков за встречу.
-А знаете, мне осталось всего лишь полчаса! -  воскликнула я, наконец, ожив. Да, тридцать адских секунд, - и я просто настаиваю, что бы Флер, - дарю девушке теплейшую улыбку, - что бы милейшая Флер пошла с нами.  Нельзя её оставлять в этом месте одну.  Принимаются лишь положительные ответы. – становлюсь за Флёр, опираясь рукой о барную стойку, и все так же размахиваю меню. Нет, мне правда не хочется оставлять  этот мираж в грязном баре.  Она единственная, кто не дает забывать мне забывать о прекрасном этой ночью.

+2

562

<------------------------- Переулок Киояма
Ноябрь. 2011 год.
• ночь: город уснул, а неугомонный дождь наконец-то прекратился. Небо прояснилось, стали видны звезды. Земля и деревья покрылись тонким слоем инея / коркой льда.
Температура воздуха: - 1

в одной майке Хайнес торопливо двигал по улицам. Сейчас парню было настолько холодно, что все, кроме мысли о пронзающим морозе, отходило на второй план.
"Да что это за ебучий. полный блядства вечер!"
Молодого человека согнул влажный кашель.
"Привет простуда! А возможно и воспаление... Твою мать. И эта девочка не дает покоя. Залезть мне в голову! Это обидно! Я ведь даже не понял ничего! Никаких ощущений..."
Кельвин обошел припаркованный у стены мопед и снова закашлялся.
"Тайну за тайной
В рукаве прячешь
Голову склонишь
Будто бы плачешь
Среди темных подворотен
Где гуляет оборотень
Дай же мне руку
А душе душу
Дай захлебнуться
Соприкоснувшись...
Ну прям про мою сегодняшнюю встречу. Сука! Почему весь Токио состоит из каких-то сраных проулков, в которых, к тому же, царит адов холод!"

И тут, вышедший из боковой улицы Кельвин врезался в белокурую девочку. Уже поднимая голову, что бы произнести слова извинения, как вдруг понял кого встретил.
Эту немую сцену освещала яркая вывеска бара Осколки...
"Что за бесовщина?! Как.... Откуда она здесь?!"
Новая порция удушающего кашля подкосила Кельвина, сделав его беззащитным перед неведомым созданием.

Отредактировано К. Хайнес (2011-11-08 23:18:20)

0

563

По идее, мало что хорошего случается с маленькими девочками, бродящими около тех мест, где обычно собираются крупные и не очень компании, чьей целью, в первую очередь, является выпивка и развлечения. А развлечения у людей могут быть разные, совершенно разные. Неторопливо шагая по улице, Лин без тени стеснения смотрела в лица прохожих - у большинства из них на лице царило хмурое выражение лица. Некоторые шли словно в забытье. Некоторые были нормальными людьми - они спешили, что-то бормоча себе под нос, прижимая к себе пакеты и сумки, набитые, должно быть, теми вещами, без которых просто не может обойтись человек двадцать первого века.
Уже почти два года... Когда же мы уже сможем жить так же круто?
Несмотря на множество изменений, Лин по-прежнему верила, что жизнь людей все-таки намного радужнее и прекраснее участи тех же хранителей. У людей всегда есть выбор. Вот она, падшая, тоже сделала свой выбор, правда, до конца не осознавая, какой же будет плата. А есть те, у кого выбора нет вообще. Девочка остановилась перед дверью, над которой ярко светилась вывеска. Бар. Где-то здесь обирает Азраил, демон, который любил пожаловаться на жизнь. Перспектива вновь завести беседу с де Вероном абсолютно не устраивала блондинку, и она, чуть прищурившись, сделала шаг вперед. Слишком поздно она заметила тень, так неожиданно явившуюся прямо перед носом. Лин прикрыла глаза и машинально выставила руки вперед, спасая свою пустую пока что голову от относительно серьезного столкновения. Пальцами рук она ощутила холодную кожу - и какой идиот будет бродить полуголым в ноябрь месяц? Кем бы ни был этот идиот, но девчонка все же впечаталась лбом в грудь... того самого парня. Падшая узнала совсем недавнего знакомого... с первого прикосновения? Забавно, да.
Отступив на пару шагов назад, она подняла глаза. Точно. Ошибки быть не может, это снова тот псих.
- Черт.
А вот это было очень даже зря.
Теперь это выглядит так, будто ты его преследуешь... Он же и так сумасшедший. Ты обеспечишь ему блондинистую паранойю!
Замерев в метре от Хайнеса, Лин сжимала кулаки и долго раздумывала над тем, как бы ей поприветствовать сего дорогого друга. Рот ее то и дело открывался и вновь закрывался - она просто не могла подобрать слов, эмоции бушевали, заставляя ее вновь сбиваться с колеи, забываться. Наконец, она замахала руками во все стороны и тут же перешла на крик, не обращая внимания на прохожих - им же веселее.
- Ты меня достал! Какого черта ты везде передо мной бегаешь! Исчезни ты уже, гребаный параноик, неужели так трудно заблудиться где-нибудь в Токио?!
Горячо жестикулируя, девочка смотрела на Кельвина и даже не думала поскорее избавиться от сей проблемы, просто убежав в неизвестном направлении. Очень... очень... очень зря.

0

564

Злишься. Кипишуешь. А я умиленно улыбаюсь и даже наслаждаюсь всей той ненавистью, которая проникает в каждое словечко, кинутое в мой адрес. Я ведь совершенно не гордый, могу и потерпеть из вежливости. По многолетнему опыту знаю, что лучше дать женщине выговориться, нежели лезть с ней в разговор. Одного моего слова будет достаточно, чтобы она за него ухватилась, точно как пиявка, и разгорелась жестокая дискуссия на тему «Ублюдок! Сволочь! Тварь!», где сначала в бой пойдут яростные взгляды и словечки, а потом и что-то потяжелее. Бутылка, например. Импульсивные женщины - хуже чем суккубы в брачный период. Этому я уже убедился на собственном семисотлетнем опыте общения с самой что ни есть истеричной особой во всей Изнанке и за её пределами. Имя ей – госпожа Боннэт. Чёртова мерзавка, извивающаяся уже около какого-то слащавого паренька в синем пиджаке и поманивая меня своим ярким наманикюренным пальчиком, словно бы желая, чтобы я присоединился к их импровизированному  танцу. Порой она совсем забывает, что невидима для всех кроме меня, и ведет себя крайне вызывающе, при этом заставляя меня выполнять её незатейливые желания. Вот лично мне не хотелось бы сейчас вставать с нагретого стула и идти танцевать с тем юношей, по глазам которого было видно, что он принял уже не малую дозу экстези.
Поспешно отведя взгляд от Бонни, пока её желания не приняли словесную форму,  я сконцентрировал внимание на Флёр.
А ты все не уймёшься, я смотрю. Сжимаешь мои щеки на манер матушек, которые любят посюсюкаться со своими малолетними детишками. Я все жду, когда из твоих сладких уст вырвется закономерные «ути-пути», да только зря, и вместо этого получаю мощную словесную затрещину  «он евнух».
Ну, что за проказа? Сначала Бонита жаждет сделать из меня гея, заставив вести себя как модный педик, глупо хихикать, как блондинка и чуть ли не красится той дрянью, что, кажется, называется тушью. Мало того, что на работе меня причисляют к гомосексуалистам, так еще и ты пропагандируешь эту ересь. Более того, ты виртуозно совершаешь запретный приём - бьешь ниже пояса, кастрируя меня на глазах у Евы. Да что с тобой, женщина?!
-  И чем я тебе так не удружил, Флёр? – задумчиво произношу, доставая сигарету, и прикуриваю. – От толпы спас? Спас. Пластинку достал? Достал. Помог на ворота забраться? Помог, – не без доли пафоса  выдыхаю дым тебе в лицо. – Не пудри мне мозги, детка. Мы прекрасно провели время, – и лукаво улыбнувшись, добавляю контрольный выстрел: - Как тебе встреча рассвета на Бранденбургских воротах? Так же эпично, как описывалось в газетах?
Самое время уносить свою задницу от разъяренной бестии. Поспешно ретировавшись на барную стойку, я не постеснявшись, встал на неё и выпрямился во весь рост, громко заявив:
-  Hey, hier kommt Alex! - из одноименной песни Die Toten Hosen. Ты все еще злишься на меня? - Vorhang auf - für seine Horrorschau! – перекрикивая музыку, кричу в воображаемый микрофон, сжав ладонь в кулак и согнувшись в судорогах рок-певца. Едва сдерживаюсь, чтобы не принять внешность Кампино. Ты ведь так любишь его, правда?
Появляется администратор. Что-то кричит мне, машет руками, чтобы я немедленно слез с барной стойки. Действительно, танцевать на отполированной столешнице дозволено только длинноногим красоткам в коротких облегающих шортах, а я на смазливую блондинку мало чем походил.
- К чёрту!
Толи я так быстро пьянею, толи это все из-за нахлынувших воспоминаний.
Спрыгиваю к твоим ногам, хватаю за ручку и тяну к себе, словно собираясь втянуть тебя в причудливый танец. Ан-нет! Чувствую, как на плечо упала мясистая рука местного вышибалы, который сверкая золотыми коронками уже сбирается говорить мне что-то в стиле «эй ты, парень», да только не слушаю его, а сразу выворачиваю руку, применив болевой приём с кистью, бью по коленям и отсылаю увесистую тушку прямо в танцующую толпу. Кто-то кого-то задел и началось…
Один недовольный бьет другого недовольного, а подружка третьего недовольного разбивает бутылку дешевого виски об голову четвертого недовольного. Это как игра в домино. Достаточно толкнуть только одну костяшку, чтобы затронуть все и заставить их упасть, формируя интересный рисунок. В данном случае изображение составляло из себя вполне очевидную картинку из барной потасовки, где каждый сам за себя и никакие крики администратора не способны предотвратить вполне закономерное явление – общественный дебош.
- Бегом! – объявляю я, приобняв за талию Еву и Флёр, поспешным темпом следуя к выходу. Да только долго тешиться в обществе прекрасных дев мне не удалось – пришлось предотвращать попытки пьяной массы нарушить покой дам, с которыми я был намерен выбраться из бара в добром здравии и благополучии. Дав по морде одному, отпихнув от Евы вторую и нокаутировав ударом по солнечному сплетению третьего, я открыл перед  девушками дверь, и лишь когда они в целости и сохранности выбрались из бара, последовал за ними, с каждым шагом отдаляясь от бушующего заведения, где уже кого-то выбросили через окно, выбив оное.
- Веселая сегодня ночка! – заявил я, снова приобняв своих спутниц. – И это только начало, милые дамы.

------> Особняк мага

+3

565

Эта встреча была для Хайнеса слишком неожиданной. к тому же девчонка начала орать на всю улицу и махать руками, заставляя окружающих оборачиваться.
-Чего?! Как ты тут оказалась?!
Новая порция кашля сотрясла человека. Простуда уже полноправно владела его телом, все таки намереваясь перетечь в пневмонию.
-Все хорошо?- бугай, стоящий у дверей в осколки решил поиграть в героя и спасти миловидную девочку от наркомана, одетого не по погоде.
"Черт, только вот тебя тут не хватала придурок! Пшел вон отсюда!"
Хайнес повернулся к "спасителю" и достаточно спокойно, натянув на лицо приветливую улыбку выдал.
-Нет, что вы. Сестренка умотала из дома без разрешения и мне пришлось бежать ее разыскивать. Даже куртку не успел надеть. Приятного вечера.
Кельвин взял девушку под руку, и потащил вдоль по улице, проч от бара.
-Заткнись дура, на обоих беду навлечешь!
Отойдя на достаточное расстояние молодой человек остановился и повернул к себе блондинку.
-Кто ты такая и почему уже второй раз за сутки появляешься у меня на глазах?
Голос Хайнеса был холоден и размерен, а зеленые глаза вперлись в испуганные глазки девушки.
-Не могу утверждать, что у тебя есть некая определенная цель, но, все таки, было бы вежливым представиться и рассказать кто ты такая.
Слова продавливали все мысленные барьеры. гипнотизируя и заставляя жертву выкладывать все, то было возможно рассказать. Тем временем рука парня продолжала не сильно, но довольно ощутима сжимать локоть девушки, а другая, свободная. была немного заведена за спину, готовясь в любой момент достать оружие.
Но от Ханеса не исходила не капли жестокости или злобы- парь просто настойчиво утверждал необходимость своевременного и честного ответа на заданный вопрос.
-Полагаю тебе стоит начать со своего имени, а после назвать свою расу. Я не причиню тебе вреда, но, все же, не стоит пытаться кричать или привлекать к себе внимания. Это может повлечь за собой некие осложнения, которые будут исходить не от меня, а от окружающих. Тебе, как и мне, крайне нежелательно попадать в полицию, даже в роли потерпевшего или свидетеля по делу, особенно в моей компании. Так что повторю вопрос: какого твое имя и раса?

Отредактировано К. Хайнес (2011-11-09 23:33:36)

0

566

Хотелось ответить на отлично, на всю твою тираду перечисления «выдуманных» побед. Герой прошлого века. Да, но вот только ты всё потом переломал, не догадываясь о последствия. Так и хотелось что-то вставить, такое жалящее, высокомерное, обидное. Пустить по твоим венам женский Яд. Так что бы сжигать каждую клеточку твоего тела. Но, наверное, не судьба, ибо ты вскакиваешь, убираясь, подальше, от цепких лап. Это называется быть временно вне зоны действия сети. В очередной раз увернулся, но и только.
Стоишь, весь из себя довольный. Перепил? Тебе больше не наливать! Принялся напивать знакомые слова. Скрипнуть зубами, если бы не твои грубые манеры, то сейчас бы имела эту грёбанную пластинку.
Вздохнуть и глянуть на Еву. Махнуть ручкой и пожать плечами, вид так и вопил «ну не кретин ли?!».
До уха долетел визг админа. Так и норовит показать себя важной персоной в этом Богом забытом месте. Забавно и что ты готов сделать?
Вздохнуть. Оглядеть толпу танцующих, от них уже болела голова. А тут ещё неожиданно хватаешь меня. Такое чувство, что сейчас я точно присоединюсь к этому молодняку, но снова не судьба.
Скользнуть взглядом по вышибале. Такой заурядный типчик, аля «карты, деньги и два ствола». Фильм шедеврален, но вот этот персонаж там точно засветился в роли рака.
Неожиданно вокруг началась полная куралесица. Сначала ты скрутил его, потом другие принялись втягиваться в этот кровопролитный ритуал. Такое чувство, что все превратились в мошеров. Оставалось продемонстрировать «трах земли».
Всё так сумбурно, тут и там летали кулаки, как в замедленно съёмке чьи-то перекошенные морды. Вспомнился фильм «Особо опасен» и «Бойцовский клуб». Да уж, Тайлер радуется у себя в психушке.
От размышлений и наблюдения отвлекли. Вот уже тащишь через баламутов. Глаза удивлённо расширившись, наблюдали за всеми сверху вниз. Почему то меня это всё слишком заинтересовало. И вот теперь лицезреть сей спектакль. А в руке славу богу бутылка виски. Радует.
Ещё пару шагов и вот она свобода. В голову немного ударил алкоголь, а относительно свежий воздух помог немного разъяснить ситуацию.
Глаза буравили беспридельщика.
-Ты не изменился!
Сбросить твою ручку, фыркнуть.
-Тебе этикет не по мозгам! Сволочь!
На этот раз обратиться в Еве. Которая шла по другую сторона.
-Надеюсь, ты в порядке? И тебя не турнут с работы из-за такого дебила!
А ночь то поистине была прекрасна. А за твои высказывания ранее ты ответишь. Помяни прошлое, забей гвоздь в гроб!

---> Особняк мага

+2

567

- Приехала! - Она гневно выпалила ему эти слова в лицо, в то время как сам Хайнес закашлялся. Лин не упустила возможности и начала показывать на него пальцем, все так же громко крича. - А ты какого черта тут ошиваешься? И почему ты не одет?!
Неожиданное вмешательство какого-то совершенно левого парня раздражало только и-за того, что Кельвин не последовал примеру падшей - он не только обратил внимание на охранника, но и заговорил с ним, будто бы позабыв о разговоре с Лин. Не такой уж важной персоной себя считала падшая, но блондин сегодня уже чертовки выбесил ее. На секунду она оценила, насколько артистичен этот придурок - улыбку парня можно было принять за искреннюю, если быть настоящим идиотом. Девчонка открыла было рот, чтобы в очередной раз несдержанно съязвить, а может, даже выдать что-то злобное и в сторону вмешавшегося охранника, но парень силой оттащил ее от входа в бар. Когда они остановились, первое, что сделала Лин, был удар. Если же учесть физические характеристики падшей, то этот удар можно было назвать лишь слабеньким толчком.
- Не надоело еще мне сегодня указывать?
Из головы по-прежнему не выходили мысли о недавней их встрече. Ожидая ответа, Лин бегло осмотрела парня - похоже, на сей раз пистолета у него нет. Интересно, где этот чудик успел раздеться и от оружия избавиться? Лин, спроси его! Хайнес говорил спокойно и холодно, но девчонка была уверена, что и с его нервами сейчас не все в порядке.
- Я? Это ты постоянно появляешься из ниоткуда, - девочка притихла, снизив тон, - и постоянно вертишь мной, как хочешь. Не много чести ли? Отвали уже от меня.
На последней фразе девчонка отвернулась. Резкие перепады настроения нередко давали о себе знать, и этот случай не стал исключением. Всему виной нервы. Многого же натерпелась мелкая в те минуты, когда прямо на нее смотрело черное дуло пистолета. Хайнес ассоциировался лишь с проблемами, он внушал страх до определенного момента. Неизвестность всегда страшит. О Кельвине падшая знала ровным счетом ничего - что же хранится в его памяти? Одна из загадок, на разгадку которой Лин, возможно, никогда не решится. Парень снова закашлялся. Лин не могла продолжать разговор таким образом. Пока блондин что-то там говорил, девочка вздохнула и одним резким движением расстегнула куртку, стянула ее с плеч - для этого пришлось с силой дернуть рукой, которую держал парень, дабы освободить ее - и, скрутив ее в ком, сунула пуховик в руки Хайнеса.
- Немедленно одевайся. Я не заболею, а ты скоро умрешь таким вот образом. И только попробуй ответить черной неблагодарностью.
Возможно, это было проявление чего-то, что хранилось в душе Лин от хранителя. Времени прошло не так уж много, сама Лин никогда не считала заботу о бывших подопечных лишним. Пока что ей было все равно, что подумает об этом Хайнес. Будет даже лучше, если он примет ее за хранительницу. Уперев руки в бока, падшая уставилась глазами в пол. Затем начала отвечать, медленно чеканя каждое слово.
- Меня. Зовут. Эшли. Ясно? - Девчонка не стала ждать ответа и, дав знак "Молчать!", выставив ладонь перед лицом психа. - А раса у меня самая обычная. Нечеловеческая! Какая тебе разница?
Резкий порыв ветра заставил Лин прикрыть глаза руками.
- Ты собираешься мне тут допрос устраивать? Давай, вали куда-нибудь, я хочу домой.
Девчонка решительно зашагала обратно ко входу в бар. Обычно у входа таскаются водители такси, шанс уехать все еще был, несмотря на столь поздний час. Падшая не обращала внимания на холод, хоть кожа на оголенных руках и покрылась мурашками. Охренеть. Где ты теперь куртку покупать будешь?

+1

568

Нет.  Я ошиблась. Как можно было поверить в то, что эта ночь мирно проскользнет сквозь пальцы и останется незаметной для нервной системы?  Было наивно верить в это, когда Фрэнк грозился разобраться с любым, кто будет доставлять мне хлопоты. А когда он влез на барную стойку, я окончательно поняла, что без представления мы сегодня не останемся. Мне осталось только привыкнуть к таким выходкам, которые тянут  за собой череду некиношных неприятностей. Но это залог того, что в следующий раз, когда жизнь прижмет меня к стенке, а к горлу приставит осколок стекла, я все одно смогу надеется на Фрэнка. Хотя сейчас я кивнула Флер, в знак понимания. И отсчитываю секунды до того, как бар охватит бунт. И вот я уже слышу знакомый голос, который теперь бранит не меня, а Фрэнка. Сразу же подскочил Майк, охранник, на самом деле неплохой парнишка не смотря на угрюмый вид, даже жаль его. И пока вокруг разворачивается полная анархия тонущая в полумраке, беспечно стою у барной стойки и потягиваю виски с колой, как будто меня это не касается. И я абсо-лю-тно спокойна. Я еще долго буду жить этим моментом. Именно моментом, ибо нам пора уходить, и к сожалению уходить по-английски мы не умеем Не хватает только барабанной дроби, фанфар и шумных оваций. Но вместо этого крепкая брань и осколки бутылок, летящие прямо в лицо, но благодаря силовому щиту я остаюсь в относительной безопасности. Да и чуть ли не забыла, попрощаться с работодателем.  Поворочаюсь и шлю шефу воздушный поцелуй,  трудоустройство не официальное, а значит мне не грозит возня с документами, главное ,что чаевые остались при мне.
И наконец, мы оказались на улице, которая абсолютно не радует меня  погодой. Порыв ветра заставляет вздрогнуть. Уходить, не взяв с собой верхнюю одежду, однозначно было плохой идеей.
-Не переживай, она мне все одно не нравилась.  – улыбнулась Флёр, которая видимо еще не поняла, что работа для меня не так важна. В крайнем случае, я всегда могу быть композитором, не зря же я прикупила рояль на последние деньги.
-Ну-с, мистер Бэйн, и куда мы теперь направляемся?  - спросила я у Фрэнка, с легкой строгостью, ибо ночь была, веселой, но и не менее холодной. 

----- Особняк мага

+2

569

Хайнес удивлено посмотрел на пуховик. Его дико удивила выходка девчушки.
"Одежда?  Но зачем... Стоп..."
Не обращая внимания на вопли парень обошел девушку вокруг- его крайне насторожила майка, в которую облачила себя блондинка. Сама майка не была необычной, но удачно вписывалась в гипотезу Кельвина о расовой принадлежности назойливой нежитки.
-Молчать хранитель! Сейчас ты спокойно отведешь меня к себе домой, не пытаясь кричать или сбежать. я, все таки не могу отпустить тебя после того, как ты побывала в моей голове.
Почему парень решил что перед ним именно хранитель? Все довольно просто и логично. Хайнес уже был полностью уверен, что перед ним кто-то из подселенцев, духов использующих для существования тело человека. Как известно (немногим, но все же) существует три типа подселенцев: демоны, светлые духи и призраки.
Девченка не могла быть призраком, поскольку только что заявила, что она не заболеет если отдаст куртку Хайнесу, хотя на улице довольно прохладно. Но одержимость призраком не наделяет тело сверхестественными свойствами, а значит, что бы как можно дольше в нем существовать его нужно тщательно оберегать.  Демоном? Тоже исключено- модель поведения блондиночки подходила только для светлого духа, хотя мала вероятность того, что она умный и хитрый темный дух все еще существовала. Но Хайнес взял версию о светлом духе как основную.
"Итак, кто из светлых духов может контролировать человеческое тело? Только хранители и падшие. По уровню опасности они равнозначны... что ж.. Главное это держать руку на пульсе."
Выбирать между хранителем и падшим молодой человек не стал, а просто ляпнул первое попавшееся.
Вернув девочке пуховик он потащил ее дальше от бара. Пусть Кельвин замерз как подзаборная псина, но пуховик полезней смотрелся на девочке- он мешал раскрыть крылья.
-Быстро двигай.- молодой человек грубо толкнул пленницу.
Жилой комплекс, квартира №361 --->

Отредактировано К. Хайнес (2011-11-10 21:03:06)

0

570

А парень-то оказался сообразительный. Когда Хайнес начал двигаться вокруг падшей, она автоматически разворачивалась, не желая открывать вид на ее спину. Нет, проблема была не в крыльях, которые были надежно спрятаны. Волосы, естественно, служили прекрасно для сокрытия от чужих глаз все еще заметных шрамов на шее, но все-таки Лин не любила, когда у кого-то появлялась возможность узнать что-то сокровенное о ней. Эгоистично это - читать чужое прошлое и скрывать свое, не так ли? Пока что девочке было абсолютно наплевать. Она выставила руки перед собой, намереваясь остановить движение парня.
- Ну-ка, ну-ка, попридержи коней. Не нужно так рваться навстречу.
Она нахмурилась, настрой ее был более чем серьезен в данный момент. Но он тут же развеялся, стоило Кельвину вновь раскрыть рот.
- Молчать, хранитель!
Лин опешила с такого обращения. Это был удар в слабое место, его хватало, чтобы девочка замерла на месте, застопорилась. К тому же, Хайнес явно начинал помаленьку сходить с ума. Наверное, нервишки сдали - уж очень старательно он вдруг начал заботиться о собственной персоне и безопасности. Намерения блондина были не ясны, но девчонка пока что не сопротивлялась - мало ли, что может выкинуть этот псих на этот раз?
Что за дебил, ну?
Падшая была полностью согласна. Она по-прежнему злилась и теперь вновь пихнула парня.
- Одевайся, говорю же!
Этот спор мог бы затянуться на долгое время, но, к сожалению, псих куда-то торопился и теперь подгонял падшую. Резкости и грубости ему было не занимать, девочка лишь злобно цыкнула и последовала за своим новым знакомым. Пунктом назначения являлась ее собственная квартирка.

>>> Квартира №361

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC