Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Бар "Осколки"

Сообщений 601 страница 630 из 730

1

http://savepic.su/1920954.png

Лучшее спиртное, и все для вас!
Приходите в бар, засранцы, ждут вас музыка и танцы! Вход в бар освещает неоновая вывеска, чья расцветка резкими миганиями сменяется с темно синего на темно-красный и обратно: гласит она, разумеется, известную всем кутящим этого города истину. Здесь находится бар "Осколки", что манит своим вполне оправдывавшимся не раз названием из-за закрытой железной двери черного цвета. Около нее регулярно дежурит кто-нибудь из вышибал - огромные, сильные амбалы.
При входе помещения не трудно сразу же вляпаться в настоящую дымовую завесу - здесь курят, разумеется, практически все и жалобы не курящих пропускаются обычно мимо ушей. Вид открывается на ряды круглых деревянных столов с придвинутыми к ним стульями, и длинную барную стойку со внушительным количеством алкогольной продукции за ней. Вы уже догадались, почему бар назван именно "Осколки"? Посуда бьется здесь даже чаще, чем произносятся тосты.
Темные стены теряются, потолок уходит в далекую неизвестность - света в помещении мало, да и то большая его часть расположена над барной стойкой и танцевальной площадкой, что и освещает разноцветьем огоньков.
Стойка представляет собой широкую, из толстого слоя дерева, пластину стола, что протянулась на несколько метров, отгораживая барный "арсенал". В ее массиве, засело множество пуль, виднеются отверстия от ножей и даже одного меча, царапины, вмятины, но бармен все равно умудряется пускать по ней кружки с пивом так, что те не спотыкаются, не расплескивают содержимое на пол-пути к посетителю: многие предпочитают садиться сразу за стойку, на высокий стул, но не всем хватает места.
Танцпол представляет собой не слишком большую площадку, на которой чаще всего отплясывают уже совершенно пьяными - играет тяжелая, громкая музыка, среди которой почти не разобрать слов песен. Да это, по сути, и не нужно никому.
Форма работников питейного заведения отличается демократичностью - разве что, начальство объявило забастовку и потребовало разделение цветов. Теперь девушки-официантки носят не только короткие юбки, но все-таки еще и белые рубашки с надписью "Осколки" во всю спину. У бармена наряд примерно в том же ключе, разве что вместо юбки ему выданы брюки. Слева от барной стойки находится вход в подсобные помещения и длинный коридор, который в конечном итоге приведет к ответвлениям в ВИП-комнаты, а потом - прямиком в кабинет управляющего заведением. Где-то дальше расположен черный вход.
В остальном можно заметить так же то, что в баре часты перестрелки, разборки на кулаках, ножах, стульях, бутылках и практически всегда вышибалам все равно на все это, как все равно и посетителям.

0

601

Что делать, если у вас сразу зазвонили домофон, мобильник и домашний телефон? Ложитесь спать. Вообще, в любой непонятной ситуации ложитесь спать.
Такое желание появилось и у Азраила, когда он узрел, как дверь описывает развёрнутый угол, ударяясь о стену, как в бар вваливается девушка вида, не то, чтобы нетрезвого, а с видом такого эм… вчерашнего веселья и с явным желанием прогнать это состояние подальше прочь, с помощью какого-либо ещё проявления этого высокоградусного веселья.
- Хэй, виски налей, да быстрее, - с вызывающе высокой громкостью призывно произнесла девушка. Ужасный шум, создаваемый этой особой был невыносим для бодрого настроя демона. Кот что-то недовольно мявкнул из рюкзака, в полудрёме закусив колбасу, полупустая бутылка коньяка с тихим стуком опустилась на барную стойку.
- Ну и зачем так шуметь? – пробормотал Азраил себе под нос. Услышав одобрительный мявк из рюкзака, он медленно поднялся со своей дежурной табуретки, взглянув на девушку пристально и расширенным спектром, прочитав магический след и, узрев двоящееся тёмно-серое, с проблесками тёмно-цветых пятен, облако дыма, возникающее в нескольких очагах и вьющееся вокруг этой шумной девушки, сделал вывод, что она метаморф. Пренебрежительно фыркнул, достал с полки бутылку виски и с шумом поставил её на стойку, мол, «пей, собака».
«Собака», кстати, не потому, что метаморф, а потому, что испортила настроение, даже не сказав ничего обидного. Редкая сссука… Прочитав выражение обречённости на её, кстати, красивом, лице, Азраил злобно и, даже, хищновато ухмыльнулся и затушил окурок, бросив его в пепельнице, он закурил новую и продолжил в перерыве сежду затяжками тянуть коньяк из бутылки.

0

602

Через несколько минут паники навроде «а, меня сейчас убьют!» кое-как удалось привести мысли в порядок и стереть наконец-то обреченно-покорное выражение с лица, а то оно ведь только повеселит Высшего. И правда – улыбался уже, хотя, нет. Усмехался. Гадко так, злобно.
Предчувствует веселье, гад, - Элли уныло вздохнула и подперла щеку кулаком, потягивая из бутылки виски. – Странно, что он его не отравил вообще, - напиток привлекательно плескался от движений руки, но пить расхотелось. Даже похмелье отпустило – организм наконец-то спохватился и доблестно справился с возложенной на него миссией по спасению бренного сознания метаморфа.
Посидев в полной тишине еще минут пять и наконец-то утолив желание избавиться от поганого последствия недавней попойки, перевертыш осознал две вещи. Во-первых, его не собираются пока убивать, что больше удивило и озадачило, чем порадовало. Во-вторых, стало скучно. Посему, подумав еще немного, все три личности пришли к общему мнению: они начали стареть.
Чтобы так бояться какого-то… а! Высшего! Всего лишь! – разбуженная по этому поводу Рик возмущалась громче всех и не переставала плеваться ядом на опасающихся за собственную жизнь брата и сестру. – Эль! Мне за тебя стыдно!
Ну все, нас можно поздравить.
Ай, ладно, чего нам? Собственный хладный трупик, если он уцелеет, конечно, завещаю отце, пусть порадуется. А духом буду являться этому засранцу, если он сподобится меня прибить. Поняли?
За какие-то полминуты на лице девушки сменились злость, удивление, полная отрешенность и злобная ехидная усмешка, на которой, подумав, перевертыш и остановился. Действуем по принципу «гулять так гулять!», что называется. Все равно жить с каждым годом становилось все скучнее и скучнее, так хоть какой-то драйв будет. Может, и побегает, спасая собственную шкуру от злого демона, кто знает. Во всяком случае, этот точно не был похож на проникшихся спокойствием и безмятежностью нынешнего человеческого мира дураков, прибегающих к помощи дипломатии каждый раз, когда их задницам в дорогих костюмах грозила малейшая опасность или необходимость оторвать вышеозначенную часть тела от удобного офисного стула.
- М… А ты предпочитаешь сидеть тихо, что ли? – перевертыш даже потрудился расслышать сказанные шепотом слова, но ответил на них с видимым запозданием. Потом поднялся из-за столика, прихватив с собой полупустую уже бутылку, и прошествовал в сторону демона, докуривающего уже вторую на памяти метаморфа сигарету. – Так же не интересно.
Эх, всегда весело портить другим настроение и видеть на их лицах выражение «прибью, сволочь», - от давешнего страха не осталось и следа. Только азарт и ставки, когда Высший разозлится по-настоящему и сможет ли перевертыш вообще его разозлить.
- Или ты такой же бездарный придурок, как и все вокруг? – девушка вопросительно приподняла бровь и нагло усмехнулась. Если и раньше не умерла, еще лет двести назад в Изнанке, то теперь и подавно. Хотя, кто знает, кто знает. Может, и сможет наконец-то создатель вздохнуть спокойно, избавившись от вечной проблемы себе на голову. Как карта ляжет. Поэтому Кир удобно устроилась на высоком стуле и облокотилась на сложенные на отполированной до блеска барной стойке руки, вызывающе глядя в глаза демону и чуть прищурившись, мол, что ты мне сделаешь?

Отредактировано Cyr (2012-03-04 21:42:50)

0

603

Дамочка несколько раз переменилась в лице, изображая тонну эмоций сразу, а затем, остановив выбор на выражении глупой, злобной смелости на лице, охрабрела. Даже, скорее, оборзела. Видимо, метаморф сел на шило, завалившись в бар, потому что обращался с высшим, как будто расстановка сил была иная.
- М... А ты предпочитаешь сидеть тихо, что ли? – произнес метаморф уже вполне себе трезво, должно быть, в ответ на бормотание Азраила. Тот не отреагировал никак, он только выпустил густое облако дыма и несколько дымных колец изо рта и запил слова девушки терпким коньяком – Или ты такой же бездарный придурок, как и все вокруг? – продолжала наглая красавица, усмехнувшись. Однако, если бы она знала, что с сидящим перед ней барменом шутить не стоит, она бы этого не сказала.
В разуме же лежащего в рюкзаке, весьма начитанного кота, возникала картина, как нельзя лучше подходившая для басни И.А.Крылова «Слон и Моська». Вот только сильной на этот раз Моська не выглядела. Моська выглядела смертником, который сознательно лезет на бивни Слону, бегает под его ногами и кусает его за яйца. Слон, ясное дело, терпеть такое долго не собирался.
- Ох, и зря ты так… - тихо, спокойно произнёс Юпитер, высунув морду из рюкзака и положив её на лапы.
В холодной голове Азраила сейчас льды исходились паром, исчезая под потоками горячей, яростной магмы. Портить настроение демону – дело гиблое примерно настолько, насколько гиблое дело идти на рыбацкой лодке против сотни лучших кораблей флота Неважно-какой-страны. Идея эта была настолько плоха, насколько плоха идея внюхать полкило кокса за раз, запить пятью литрами палёной водки и закурить десятью плюшками отменного гашиша (кстати, с телом твоим может случиться нечто, что в разы хуже результата проведения этих сомнительных процедур).
Азраил кипел, он стиснул зубы и напряг разум и мышцы. Стаканы и бутылки на полках затряслись и зашумели, но лопнуть так и не решили. Шум на полках успокоился, однако… по бутылке, что держала в руках девушка-метаморф, пошли тонкой сетью трещины, они рассекали тонкий лёд, отделяющий янтарную жидкость от пространство, пока, наконец, бутылка не разлетелась на тысячи мелких осколков. Благодаря ударной волне, часть из них впилась в руки девушки с такой силой, с какой не впиваются клыками в свою добычу самые яростные хищники.
На пол стекала смесь крови и недешёвого виски, так и не оплаченного.

+1

604

Смелая до усрачки, блин, - Элли про себя хохотнула, легко представляя картину происходящего со стороны. Метаморф упорно продолжал откровенно-открыто нарываться на неприятности, совершенно перестав заботиться о собственной шкуре. Что же, так тому и быть. Не впервые оставаться еле живой, с торчащим из горла или груди ножом и чем похуже, почти без шансов восстановиться. Раньше, еще во времена ведьм и Святой Инквизиции, это вызывало дрожь удовольствия, теперь же являлось иногда необходимой мерой для того, чтобы не затухнуть в нынешнем «правильном» мире. – Тоже до усрачки.
Картина мерно напивающегося собственного тела, которая уже успешно начала воплощаться в жизнь, отнюдь не радовала – наоборот. Хотелось взвыть и вырвать на себе волосы в истерическом порыве истинного джентльмена, осознавшего, что он только что проиграл в карты все свое состояние, дом и жену. Раньше, чтобы справиться с такими порывами и медленно начинающим вырисовываться будущим, перевертыш без зазрения совести уходил куда-нибудь в переулки, торчал там минут пятнадцать, а потом с радостно-маньячной усмешкой истинного фаната получал по весьма красивой до первого кровоподтека физиономии, не менее рьяно давая в ответ по вражеской, отличающейся от собственной под конец только немного большим количеством гематом и ссадин. Потом, естественно, оба придурка мирились, клятвенно заверяя друг друга в вечной дружбе, в обнимку шествовали до ближайшего бара и там заливали боевые «трофеи» умеренным количеством алкоголя, попутно успевая устроить пьяные драки и прочие массовые гуляния подвижного народа, успевшего принять на грудь по меньшей мере стакана три.
Сейчас же ситуация была немного иной – риск уйти относительно живой резко снижался до минимума, вызывая не трепет ужаса и опасения за собственную пятую точку, как у обычных людей при виде медленно закипающего демона, а веселый приступ мазохизма пополам с самоубийственным желанием посмотреть «что будет дальше».
Ой ли, что, настолько быстро? – девушка с интересом покосилась на вылезшего из рюкзака кота. Говорящего кота. Последнее ввело в некоторый ступор и заставило прищуриться, одновременно лихорадочно проверяя, все ли в порядке с собственным сознанием и мировоззрением. Нет, тело и разум были в порядке, можно сказать, в вопиюще неправильном порядке, если учитывать нынешнюю ситуацию. Сейчас, вот в данный момент, метаморф уже должен был валяться на полу с, по меньшей мере, ножом или осколками бутылки в горле, а не вальяжно сидеть за стойкой и нагло взирать на своего «удачно» выбранного собеседника.
Дошел до кондиции, - перевертыш критично осмотрел собственную руку, густо усеянную осколками так невовремя разбившейся бутылки. Нет. Скорее, разлетевшейся на мелкие кусочки. – А, нет. Еще нет.
- Учти, платить за бутылку будем пополам, - девушка досадливо поморщилась, зубами доставая из ладони особо ретивый и не желающий покидать руку осколок. Какое-то время было не до говорильни, поэтому пришлось изъясняться жестами, одной рукой. То, что хотела донести до Высшего Элли, не разобрала бы сейчас даже она сама, окажись посторонним зрителем. – Тьфу, - гадкое стекло наконец-то перестало противиться собственной судьбе и рассталось с полюбившимся нагретым местечком, умудрившись напоследок еще раз порезать и так пострадавшую ладонь. Хорошо хоть, левую. – Хотя, думаю, именно этим тебя не пронять. А чем? – вопрос был риторическим, но задан был с честными-честными глазами и даже без тени намека на издевательство или насмешку. Хотя, по сути, теперь уже все едино. – И вообще, меня Элли зовут, - последним штрихом стала затушенная на лету сигарета, ловко выхваченная из руки у демона, взамен сигареты перевертыш с невинным выражением лица пожал тому руку.
Оригинальный способ знакомиться с парнями, однако… Самоубийственный.

0

605

Девушка отреагировала на удивление спокойна. После её этого бузливого и неуровновешенного поведения это действительно было странно. Настолько странно, что выходило а пределы понимания Азраила и, также, Юпитера. Кот заинтересованно приподнял морду, на удивление широко открыл, что примечательно, оба глаза и задёргал востом. Кот знал, как лелеит его хозяин своё тело и не видел другого поведения со стороны других демонов, так как и других-то демонов толком и не видел. Он видел раньше, как пренебрежительно к своему телу относятся люди, как они уродуют его, не ухаживают за ним, не следят за его формой и ставил им в пример своего хозяина, который, ежели подобрал себе красивую оболочку, сохранять её красоту лишь слегка подстраивая её под себя и под время. "О времена, о нравы!" - восклицал кот, видя курящих и пьющих бурду в подворотнях малолеток; обкалывающих себя с ног до головы шприцами с наркотой ссохшихся психов; изнуряющих себя диетами гламурных дурочек и жрущих без остановки идиотов. Видя своего хозяина же, он восхищался, с какой кропотливостью он следит за формой своей оболочки, как он ежедневно, хоть и через силу, ест человеческую еду; неведомо как опорожняет кишечник и поддерживает мышцы в тонусе. Теперь же он увидел демона, который спокойно воспринял порчу его имущества, его личной оболочки!
- Учти, платить за бутылку будем пополам, - Угу, бегу и падаю. Девушка с совершенно спокойным лицом выниала из руки самый большой осколок, попутно пытаясь что-то объяснить жестами и невнятными мыканьями, вынув же, решила, вероятно, что этого достаточно, но Азраил, со своей придирчивостью к мелочам, огрызнулся и отыскал где-то пинцет и, предварительно обработав его содержимым одной из початых бутылок водки и, сев на один из высоких барных стульев рядом с девушкой, схватил её руку и молча, не вынимая сигареты из крепкой хватки зубов, со стараниями ювелира стал выковыривать один осколок за другим, не минуя даже те, которые, казалось бы, не заметны. Он нахмурился, оставаясь недовольным тем, что девушка настолько не следит за телом. Он наблюдал, как глубокие раны от стекла быстро затягиваются после того, как осколок покидает кровоточащие тиски плоти и в очередной раз поражался живучести этой разновидности, вроде как, низших демонов, которые и задумывались-то как забава для скучающих высших. Метоморф что-то болтал, но бармен не слушал. На секунду демон вынул изо рта сигарету, дабы нормально её докурить и всё-таки послушать, что говорит незнакомка, однако, на его удивление, сигарета тут же покинула его руки и исчезла куда-то в никуда, затухнув.
– И вообще, меня Элли зовут, - вместо сигареты Азраил сейчас сжимал руку девушки, которая невинными глазами смотрела на него. Демон буркнул:
- Азраил.

0

606

Каждый раз после очередной драки приходилось отплевываться от собственной крови, наскоро стягивать мимолетным волевым усилием особо досаждающие раны и надеяться, что на этот раз удача не соизволит повернуться к перевертышу пятой точкой, и тот не заболеет, не подхватит какую-нибудь заразу и не умрет от потери крови. Последнее, правда, было наименее противным из всех возможных вариантов. А на собственную внешность с некоторых пор стало откровенно наплевать. Раньше – да, особенно во времена Средневековья, когда красота ценилась как возможность управлять высшими человеческого мира. Теперь такая возможность – хорошие связи и деньги, внешность – далеко не главное. А кому какое дело, почему у его собеседника порезана и наскоро небрежно замотана свисающими бинтами рука, почему подбит глаз и разбита губа. До таких мелочей современный люд не имел никакого дела, только досадливо морщился, поднимая глаза на лицо или пожимая травмированную руку чуть ли не двумя пальцами, спеша незаметно вытереть ладонь о полу пиджака и спрятать в карман. Поэтому следить за собой для метаморфа означало почистить зубы, вымыться и привести короткий, зачастую, ежик в более-менее опрятный вид. Раны затянутся сами в силу природных особенностей, а поесть можно и потом, где-нибудь в городе, да и то – немного и частенько забывая. Потом, правда, приходилось зло ругаться сквозь сжатые зубы и искать хоть что-нибудь отдаленно белковое для продолжения процесса жизнедеятельности. Но это досадные мелочи вроде комаров летом на даче.
Ч… чего?! – спасать руку девушка и не думала – метаболизм либо примет стекло и переварит без ее прямого в этом участия, либо отторгнет, попросту вытолкнув из кожи. А вот такой реакции демона не ожидала. Совсем не ожидала, и сейчас готова была свалиться со стула, не в силах стереть с лица крайне удивленное выражение. Хорошо хоть руку догадалась не вырывать и не дергать, послушно замерев, пока бармен с тщательным рвением врача скорой помощи, которому обещана нехилая денежная премия, выковыривал из несчастной ладони остатки некогда еще наполовину полной бутылки из-под виски, намертво застрявшие в бренном теле перевертыша. – Я думала, он мне голову открутит вслед за рукой! Он что вообще творит?! – недоумению не было предела, метаморф даже заткнулся в какой-то момент, в благоговейном молчании наблюдая за процедурой спасения ее, любимой.
Кхм, абсурд, - Карл, судя по выражению голоса, тоже был сбит с толку не меньше сестры и ожидал от Высшего ну никак не желания спасти его. – По сути-то, мы же для них как игрушки, так зачем? Да и живучие, Изнанке спасибо, а то дохли бы как мухи, а демонам горевать. Но! Даже отце наш, слава ему в темном мире, до выковыривания осколков стекла из ладони собственной игрушки не опускался. Наибольшее, что от него можно было ждать – пинок под зад с напутствием немедленно привести себя в порядок…
А от остальных Высших, не имеющих ко мне отношения – продолжения банкета в виде красочного смертоубийства, хотя, ха! Не дождались пока… - к Элли наконец-то вернулся дар человеческой речи и она, откашлявшись, все же аккуратно вытащила обе руки из ладоней демона и, на всякий случай, засунула в карманы штанов, а то мало ли, что ему еще в голову взбредет…
А имя-то не настоящее, жаль, - райтер почему-то расстроился, хотя точно знал, что истинное имя из Высшего выбить труднее, чем его же жизнь. То есть – невозможно.
- Очень приятно, - вышло как-то не шибко уверенно. – А с чего бы ты меня лечить решил, а? – выражение лица сменилось с невинно-задумчивого на ехидно-вопросительное, тон, соответственно, тоже. – Еще минуты две назад, ручаюсь, если не убить, так покалечить точно хотел, а тут… Доброта прям непомерная, - ткань штанов неприятно щипала поврежденную кожу, поэтому пришлось все-таки вытащить левую руку из надежного укрытия и оставить висеть вдоль тела. Сидеть впритык с Высшим было не особо комфортно, но двигаться решительно не хотелось. Миссия по выведению Азраила из душевного равновесия с треском провалилась, что с немалым огорчением подметили все три личности. Но события сейчас можно было с небольшой натяжкой назвать даже более интересными, чем неравный бой или бесславный побег, что было даже более вероятно.

Отредактировано Cyr (2012-03-09 01:00:37)

0

607

Реакция девушки на такое поведение бармена была предсказуемой до неприличия. Она нервничала, как нервничает дрожащий пудель в очереди к собачьему парикмахеру (ну, знаете, как собаки не любят стричься, мыться, проходить медицинские процедуры  срать и не где попало, а там, где им скажут). Она прятала руки, будто боялась, что демон ей их оторвёт, что крайне нерационально, ведь он только что всячески спасал их от гангрены и кусков стекла, вживлённых в плоть.
Молча отреагировав на написанную на лице метаморфа скептическую реакцию на его имя, Азраил вновь закурил, подтянув к себе бутылку с коньяком. На колени его уже вальяжно прыгнул кошак, сделав крайне довольную сонную морду (сонную потому, что эта животина и не собиралась просыпаться) и тихо урча, а за окном небо уже озарилось выплывающим из плена горизонта солнцем. Дороги, вены города, стали потихоньку забиваться смоговыми и орущими на полквартала тромбами пробок, недовольные автолюбители, Юлии Цезари нашего неспокойного времени, не стеснялись величать друг друга и пешеходов по матери, при этом попутно вспоминая, закрыли ли они дверь, выключили ли плиту и чайник и проклинать свою ненавистную любимую работу, при этом сетуя на то, что платят им гроши, страховка на дом не покрывает пожары, светофор работает через жопу, не успели поесть, выпить кофе и покурить, из-за того, что любимый фастфуд закрыт по техническим причинам, дети не успевают в школе да и вообще весь мир одна большая шарообразная смердящая куча кала, висящая в херовой невесомости.
От скуки демон стал коситься на гитару, как Юпитер обычно косится на колбасу от того, что просто невероятно устал спать. Метаморф скучно и удивлённо что-то вопрошал, надоедая своим писком, но радовало одно: девушка успокоилась. Бармен демонстративно зевнул, тем самым показав, что ему не интересно и он вообще нихера не слушает, однако он слушал, просто хотел подуспокоить шебутное создание еще немного, чтобы оно немного, ну совсем чуть-чуть снизила тон голоса. На вопросы о перепаде настроения спокойно отвечал, как бы отчитывая за неподобающее отношение к оболочке:
- Не терплю пренебрежительного отношения к телу. - и продолжал молчаливо курить и пить свой коньяк, косясь на гитару, аки помпушка на борщ. После долгого молчания, он наконец произнёс:
- Сколько, кто, как зовут, откуда взялись, чё такая серьёзная? - и ухмыльнулся своей недоброй ухмылкой, которую он считал дружелюбной улыбкой. Рука легла на голову кота, а пальцы принялись чесать у того за ушами. Юпитер попытался начать возникать, не забывая про свою природную гордость, он открыл пасть и начал было что-то нести по поводу того, что ему неудобно, но Азраил перебил его:
- Молчать, кошатина! - на что кошатина уязвлённо и возмущённо вопрошала:
- Это всё потому, что я чёрный?!

0

608

Пф, вот и следил бы за собственным телом, а не по чужим шлялся и пугал до полусмерти! – Элли поборола желание передернуть плечами и чуть прищурилась, глядя на откровенно игнорирующего ее демона. – Э, нет, радость моя, так дело не пойдет. Или меня будут слушать, или я уйду… - подумала, оценила собственное состояние, поняла, что пойти сейчас никуда уже не сможет – вернется головная боль, будет жечь от непривычно яркого солнечного света глаза, да и лишний шум скорее раздразнит, а не подтолкнет к повышению нынешнего, и так не шибко хорошего, настроения. Возвращаться «домой» хотелось еще меньше, чем баловать себя присутствием Высшего под боком. От одной мысли об уборке того хаоса, который развели два идиота вчера вечером, становилось не по себе. Так что… - Нет, меня будут слушать.
Дергаться уже было некуда и незачем, все самое плохое, что могло быть, случилось, а от кирпича на голову не застрахован никто. Набор же случайных встреч и нечаянных смертей был переполнен и упакован в оберточку, осталось только прикрепить бирку с адресатом и отправить отчет в Изнанку с пометкой «до следующего месяца не кантовать». Тем более, в баре было тихо, безлюдно и царил полумрак. Что для счастья надо? Желательно, чего-нибудь поесть, но пока перед глазами не начал плыть окружающий мир, можно было и отложить процедуру кормления себя любимой до ближайшего ларька с фастфудом где-нибудь, скажем, в парке, куда ее непременно сегодня к вечеру занесет – дела, чтоб их. В данном случае действовала поговорка «время ждет», что сам перевертыш расценивал как хороший знак.
- Двое, я и еще одно «я», имя знаешь, второе ни к чему, - перевертыш задумчиво прищурился, взъерошил и так находящиеся в художественном беспорядке до сих пор мокрые на концах волосы и хмыкнул. Как отвечать на последний вопрос, Элиза с Карлом просто терялись.
Может, рассказать ему душещипательную историю о мальчике Бобби? – метаморф проследил за взглядом демона, кивнул собственным мыслям. – Который любил деньги. Ну, помнишь?
Э, не, или не поймет, или не оценит, - парень скептически фыркнул, пожал плечами. – В вампира-собутыльника Азраил поверит всяко больше. Не вздумай, иначе придется будить Джей. А у девочки и так моральная травма на почве нашего пьянства.
Все-то ты о других печешься, засранец. Вот сам ему и рассказывай.
С чего вдруг? Я вообще предлагал до ларька и обратно, будить того белобрысого и опохмеляться в адекватной компании, - райтер удачно изобразил оскорбленную невинность и на том затих.
- А что прикажешь делать? – девушка честно попыталась изобразить на лице нечто, смахивающее на отдаленную покорность, но вышла, скорее, скептическая мина навроде «после веселой ночи ржать не буду». Больше разговора перевертыша интересовал говорящий кот, в данный момент попытавшийся возмущаться по поводу собственного положения в обществе Азраила. - Умеешь играть? - и кивнула на гитару.
Веселый кошак, не находишь?
Нахожу, ага.

Отредактировано Cyr (2012-03-15 16:49:34)

0

609

Юпитер, сверкая недобрым взглядом, стал кусаться и царапаться, нисколько не задумываясь о последствиях... Ох, глупец, лучше бы он задумался... Просто расстроенный такими несрастухами демон сурово, как, бл*, товарищ Берия, взял кота за шкиряк, неспешно так прицелился и со всей своей дикой, убийственной силой запустил котом в стену. Слушая дикие вопли кота, Азраил, видимо, сопоставил в уме слова "кот" и "мясо", потому что вдогонку запустил в Юпитера двумя метательными ножами. Однако кот к тому времени, как ножи достигли стены и с характерным звуком вонзились в неё, уже ловко приземлился задницей на диван, на котором лежала гитара. Понюхав её и лизнув струну, кошак решил, что возле инструмента находиться безопаснее всего и улёгся на диване, свернувшись калачиком.
Азраил вертел в руках кухонный нож. Он не знал чем бы заняться. Выслушав ответ девушки, он пожал плечами, мол, «твоя воля». Демон снова закурил.
- А что прикажешь делать? – не любил бармен, когда вот так говорят. Ох не любил. По крайней мере, сегодня. Он пристально уставился на девушку и произнёс, нахмурившись больше обычного и очистив своё лицо от ухмылки.
- А кто я такой, чтобы тебе приказывать? – и добавил, уже отвернувшись, тише – Тебе ещё на родине не надоело, что тобой помыкают, что ли? – он фыркнул и запустил нож, что он вертел в руках, в стену почти не глядя. По звуку демон определил, что нож достиг своей конечной цели. В следующий момент все ножи, торчавшие в стене, разорвало, а взрывная волна оставила в стене три немаленьких воронки. Юпитер встрепенулся и со всей своей кошачьей пи*данутости начал драпать по помещению бара. Азраил весело улыбнулся.
- Умеешь играть? – сказала девушка, указывая взглядом на гитару. Демон только кивнул в ответ, наблюдая за котом, нарезающим кривые фигуры по полу.

0

610

Ух ты, а нами помыкали?! – Карл сперва удивленно вытаращился, а потом честно заржал, вызывая приступ ярой зависти у Элли. Сама девушка тоже не прочь рассмеяться, да еще и в лицо демону, но пока до желания убить себя не дожила, а торопить события в планы перевертыша не входило. Поэтому та ограничилась только скептическим хмыком и пожатием плеч. – Нет, ну правда, а?! – уже давным-давно успевший досконально изучить прошлое сестер райтер все не унимался, вытягивая из девушки ответ, заслужил, правда, только злобное тихое рычание в общем сознании, заставляющее заткнуться.
- По сути, ты – один из моих формальных хозяев и имеешь статус чуть ниже, чем создатели. То есть, тебе я честно могу ответить «нет», если очень сильно захочу. С моей замечательной и горячо любимой троицей такой номер не пройдет – скрутит и насильно заставит, а это гораздо неприятнее. Правда, двое самых дурных уже давным-давно мертвы по собственной неосторожности, а третий не опустится до приказов, - метаморф скривился, потирая ладонь левой руки и заставляя быстрее зажить самые глубокие царапины, от остальных уже давно остались только белые следы, которые и сами скоро пропадут. При этом голос был донельзя скучающий – Кир уже давным-давно вызубрила единственную аксиомы на память и могла цитировать даже если разбудить ее среди ночи после долгой пьянки. – Но до сих пор ни один из Высших не был удостоен чести мне что-нибудь приказать, - перевертыш усмехнулся, честно пытаясь припомнить всю свою недолгую жизнь в Изнанке. – Я и в родном мире от силы лет пятнадцать провела, поистрепала нервы окружающим и свалила, вернее, меня нагло выперли, - в последнем предложении явственно скользили нотки разочарования.
Ага, если бы нам вместо этого тихо скрутили шею, ты была бы счастлива намного больше, - парень тихо фыркнул, но спорить не стал – судя по воспоминаниям, действительно было очень весело. Многие, конечно, не верили в столь смелые заявления, но крыть было нечем – была в Изнанке, на нее у многих Высших и остальных жителей сего славного мира дикая аллергия, назад метаморфа, даже если он очень сильно захочет, уже не пустят – костьми лягут, но не позволят трепать себе нервы заново.
Да ладно тебе, сам же обижаешься из-за того, что тебя тогда с нами не было, - девушка гаденько внутренне засмеялась, даже не обратив внимания на все манипуляции Азраила с ножами. Только когда раздался характерный звук маленького взрыва, Элли лениво повернулась на звук и удивленно приподняла бровь, воззрившись на воронки в стене. – Нет, я, конечно, понимаю, что весело пытаться убить собственного кота, но зачем портить казенное имущество, да еще и несущую стену?
- А почему у тебя кот говорящий? – перевертыш все же решился озвучить давно вертевшийся на языке вопрос, одновременно нагибаясь и подхватывая проносившуюся мимо живую шутиху под живот и усаживая себе на колени. Пытаться «потискать» это нечто метаморф не решился, спокойно поставив локоть согнутой руки на барную стойку и положив на ладонь подбородок. 
Спешить нам некуда, делать нечего. Да?
Есть куда – у нас встреча вечером, - Карл пробурчал себе под нос еще что-то, чего девушка даже не расслышала. Да и не трудилась, если начистоту.
Так то вечером, а сейчас утро, дрянь, хотя бы неугомонных детей переждать надо, - еще один сокрушенный фырк в исполнении брата, и ее оставили в покое. – Ну, как знаешь.

0

611

День города
Февраль, 2013 год.
Ночью, неожиданно, температура падает еще ниже, до -6  и начинается метель.
05:00
Agnes

Католическая церковь>>>

​Единственное что меня сейчас раздражало, так это ноющие ноги. В кожу врезались камни, асфальт сдирал её, с каждым шагом за мной шла кровавая дорожка моего пути. На улице было безлюдно, уже все расходились по своим домам. А у меня его не было. Каждую ночь с карточки сходили деньга на одну из ночлежек в дешёвом номере очередного мотеля. Почему я не могу обосноваться в каком-нибудь Кейптауне и просто жить как человек. Бежевые занавески, журнальный столик. В духовке готовиться курица, а из соседней комнаты раздаётся звук включённого телевизора, футбольный матч, Манчестер Юнайтед против Ливерпуля. И его голос, каждый раз когда пенальти он ворчит и недовольно откупоривает очередную бутылку пива. А кошка спокойно посапывает в кресле напротив. Вот это была бы жизнь, идилия. Да вот только нужна ли она мне все таки?!
Думаю что нет! Я в этом не нуждаюсь, не заслуживаю! Как и всю эту жизнь!
Лучше кричать "Демон изыди!"
Некоторые оглядывались в мою сторону, провожая суровым взглядом.
Конечно, кто не сочтёт меня пробитой шлюхой. Весь мой вид вызывал лишь сожаление. Голые ступни почти стёрлись до костей. Но я шла вперёд, я могла не переживать, регенерация не заставит себя долго ждать. Вот это и бесит, у остальных остаются шрамы, рубцы, которые напоминаю о содеянном, а у меня. Чистая строка.
С недавнего времени я стала оставлять отметки на своём теле, в память. Несколько татуировок уже украшали шею, руки, ноги и живот. И каждая из них несла особый смысл. Несколько лет назад жизнь для меня изменилась. Я начала принимать его как и себя, но все таки я не перестаю его презирать и ненавидеть.
Та катастрофа что случилась дала ему силы. Я же точно не знаю почему это произошло и что подействовало. То теперь он мог спокойно достигать мои мыслей и диктовать свои правила. Иногда я могу его слышать, но только если он почувствует себе подобных, таких же ублюдков что пытаются вступить на его территорию. Поэтому мой круг общения ограничивался лишь людьми и несколькими существами что не позволяли их просто так забыть. Стоит ли говорить что тогда он рычит внутри и приказывает разорвать всех. Не любишь подчиняться?! Тогда сдохни или сдохну я.
Мысли, мысли, мысли...
Из кармана пальто достать пачку сигарет и вытащить одну из них.
Щелчок.
В лёгкие ударил никотин, а затем последовало немое рычание того, кто не терпит запаха никотина. Может поэтому я и начала курить? Что бы позлить его или просто пытаюсь задушить в убийственной отраве. Это было раньше, а теперь лишь подсидка.
Искромсанные волосы закрывали избитое лицо от посторонних взглядов. Распахнутое пальто норовило обернуть ноги в цепи и заставить тело встретиться с землёй.
Левая рука скрылась в кармане и сразу же послышался звук мелочи. На механике перебирать монетки, пытаясь на ощупь оценить принадлежность к цифре. Каждая из них отличалась весом, форматом, но было трудно различить и дать точное достоинство.
Вторая рука, зажав между пальцами сигарету оставалась в спокойном состоянии и делала лишь то что я ей прикажу. На тыльной стороне был изображён портрет матери, наверное это несло какой-то особый смысл, да... несло. Но и тут была ненависть смешанная с лживой любовью. За несколько лет... картина жизни на теле. Наверно поэтому многие перестали восторженно посматривать в мою сторону. Раньше все видели девчушку у которой всё есть. Деньги, связи в правительстве, она не нуждалась в помощи или в жалости. Ей всего хватало. А сейчас? Когда все прекрасно осознают что я есть и кто скрыт за когда-то ангельской внешность.
Один из британских банков заморозил счёт, другой отказал в кредите. Теперь лишь в доступе были немногочисленное состояние, которые было переведены в Швейцарский банк. Пожалуй до туда новость летит как от одного эстонского соседа, до другого, и они живут на одной лестничной площадке.
Бред!
Пару лет назад вся жизнь сгнила в одно мгновение. А мне лишь два года до пятидесяти осталось!
Бред!
От гнусных размышлений отвлекла вывеска, которая резала глаза.
Бар.
Наверное он то мне и нужен был на данный момент.
Атмосфера казалась слишком знакомой. Точно. Давно, ещё до катастрофы я была тут. Сразу вспомнился Френд. Это из-за него я провела чёртову кучу времени в прошлом. С этими убогими ковбоями и золотоискателями. а теперь он пропал, если я его встречу снова, точно сверну голову. И мне наплевать кто он есть на самом деле. Я спущу дикую мразь, что живёт внутри меня. Но пока стальная цепь его держит и покрытие из серебра обжигает кожу, я выпью виски.
Внутри было прохладно и не особо то и людно. Не особо обращая внимания на вопросительные взгляды, быстро пройти к барной стойке и подозвать бармена.
-Виски! Дениелса. - Голос звучал слишком хрипло и грубо и при каждом слове пронзала еле заметная боль от ссадин. Он косо оглядел меня, думая что денег у меня нет и не может быть вообще, но я быстро развеяла его сомнения. - Карточки принимаете?!
Взгляд исподлобья и он удовлетворительно кивнул, поставил бокал, который до этого протирал, на место и вынул из-за стойки стакан, который незамедлительно наполнился заказываемой жидкостью.
Первый глоток принёс лишь боль. Похоже были сломаны ребра

Отредактировано Fleur d'Arques (2012-03-24 20:20:44)

0

612

------>Сеть улиц
День города
Февраль, 2013 год.
Ночью, неожиданно, температура падает еще ниже, до -6  и начинается метель.
05:00
Fleur d'Arques

Почти утро, зверский, по мнению многих, холод бушует на улице. Внутри - тепло, скорее даже, душно. Агнесс сидела за стойкой, углубившись сначала в записи, потом в мысли, уже несколько часов. Спать не хотелось совершенно, алкоголь взбудоражил организм, вызвал на поверхность воспоминания. Те самые, что оборотень так старательно гнала прочь от себя, закапывала тщательно, надеясь, что никаких улик в памяти не останется. Память сильна и упряма, она оставляет лишь то, что она считает нужным, не думая о ее носителе. Так и было сейчас.
Бармен устало разливал напитки по стаканам жаждущих, которых с каждым часом пусть и становилось меньше, но ненамного. Рюмка напротив вервольфа была почти пуста, дно еле-еле покрывала янтарного цвета жидкость. Виски. Приглушенные разговоры, чей-то несмолкающий уже в течение нескольких минут смех, да сама обстановка - все как-то успокаивало. По-крайней мере, Агнесс понимала, что окажись она сейчас снова одна, в темноте ли, при свете фонарей на улице - мысли, словно монстры из старых ужастиков, полезут изо всех щелей. Периодически перебрасываясь парой фраз с барменом, уже изрядно уставшим, но еще крепившимся и старающимся казаться бодрым.
Дверь скрипнула, в помещение проскользнула тень. Агнесс оживилась, присматриваясь к незнакомке. Волк, живущий внутри оборотня, принюхался и насторожился. Все, все до одного присутствующие уже были подвержены тщательному осмотру. по каждому было записано хотя бы несколько строк аккуратным почерком в кожаной тетрадке. Наблюдательность была именно тем качеством, которое вервольф давно и старательно развивала, пользуясь любым случаем. А тут такой персонаж, мнение волка о котором совершенно однозначно: Странная. Не человек, оборотень. Агнесс хмыкнула, одним глотком допив виски. Взгляд был на удивление трезвым, а так как основной целью вечера было напиться, попросила добавки. Бармен, огорченно вздохнув - такая молодая, а пьет, как грузчик какой-то, - плеснул еще.
- Спасибо, - негромким, чуть хрипловатым голосом девушка поблагодарила мужчину, решившись наконец рассмотреть вошедшую. Та немедленно направилась к стойке, заняв одно из немногих свободных мест рядом с Агнесс, заказала виски. Волк не ошибся - пришелица была именно странной. Рыжие волосы неаккуратно, небрежно острижены, если не сказать обкромсаны, лицо явно приняло на себя чей-то сильный удар. На полу темнела кровавая дорожка, ступни девушки были истерзаны асфальтом, они кровоточили. Она поморщилась, глотнув виски. Больно ей, что ли, - Мушу никак не могла понять, какие эмоции у нее вызвал этот персонаж, кроме безграничного писательского интереса. Руки затребовали ручки или карандаша, любой писчей поверхности, на языке тут же возникло множество разных вопросов. Какие-то пару минут вервольф сомневалась - а стоит ли вообще начинать разговор, или же эта выходка, любопытство обернется тем же, чем и поход в "Ищейку"? Впрочем, сомнения никогда долго не задерживались в ветреном мозгу Агнесс.
- Сильно же тебя...вас, - смущенно, неловко улыбаясь, выдыхает девушка, повернувшись на стуле в сторону незнакомки. Немного молчит, потом решив представиться, - Агнесс. Если нет настроения, я умолкну, - осторожное предложение, намекающее именно на желание пообщаться. Не хотелось услышать отказ, хотелось - историю, такую, чтобы потом писать полночи или полдня, неважно. Такую историю, чтобы в голове тысячи фраз, на бумаге - еще больше. Агнесс поправила челку, нервно глотнула еще виски. Напиток обжег изнутри, не дав тепла.

0

613

Он уже рычал и рвал глотку когтями, заставляя меня испытывать ненависть и раздражение.  В нос ударил запах псины, который исходил от рядом сидящей девушки. Её голос был перекрыт внутренним рычанием. Пальцы непроизвольно сжались в курах, стакан чуть треснул. Голова резко развернулась в сторону девушки. Она уже успела представить, при каждом слове я всё четче ощущала этот запах спиртного, который смешивался со звериным, резковатым и раздражающим.
Не знаю почему, я не знаю её, она точно не знает меня. Но почему же... ненависть, чистая ненависть лилась из глаз, из каждой клеточки моего тела. Весь мой вид давал понять зверь внутри неё что это моя территория, ошибаюсь, это Его территория и ни кто не смеют переступать черту.
Голос звучал скорее как рычание и меньше всего было похоже на человеческую речь.
-И зачем мне звать твоё имя?
Надо было успокоиться и перестать излучать эту негативную ауру медвежьей натуры. А он всё продолжал твердить о том что хочется впиться в глотку к этой псине что посмела побеспокоить его сон.
Да, зачем же ты разбудила его? Возможно ли скрыть твой запах? Можно ли его спрятать от него, скрыть тебя, мне не хочется нарываться на конфликт, который вполне может заиграть между нами.
Интересно. А он внутри тебя, я не чувствую ни какой угрозы от него, ты же его можешь контролировать? можешь сказать ему? Хочется спросить через рычание как тебе это удаётся держать его в спокойствие не прибегая к силе, как тебе удаётся так спокойно контролировать ту ничтожную сущность что оккупировала твоё подсознание.
-Я...- каждое слово произносится с трудом, мне не хватает сил заглушить это рычание.- Я не против... что бы...ты...- закашлялась и вытерла тыльной стороной ладони стекающую струйку крови из уголка губ. - Продолжила разговор.
Возьми себя в руки тварь! И хватит рычать?!
Внутренние противоречия разрывали сознание. Наверное ты заметила это...
Глаза беспорядочно скользили по окружению особо не на чем не концентрироваться. Внутри всё бушевало. Очередная невидимая война. Он рычал, а я кричала... кричала в его зловонную пасть что бы он заткнулся. Я ни чего не слышу из-за тебя! Ты перекрываешь любой шум! Заткнись!
Взгляд скользнул по девушке, он ни чего не видел кроме волчьего силуэта. А где-то за этим туманом и ты сама.
Чуть сузить глаза и наконец разглядеть тебя, на мгновение, на пару секунд. Единственное что я отметила, блондинка. А я всегда не любила блондинок.
Взгляд приметил ручку и записную книжку или блокнот или это ежедневник. Рычание мешало разобрать что это было именно.
-Ты что-то... пишешь...- голос сорвался на рычание.
Резко отвернуться и запить виски, заставляя Его провалить вглубь подсознания. Был ы ключь от клетки, я бы его заперла!

0

614

Волк ошибся, но ненамного. Девушка была не просто странной, ее состояние чем-то пугало как Агнесс, так и волка. Она преодолела желание отодвинуться подальше, вопреки зову внутреннего голоса, как всегда, желавшего помочь. Какое-то время пытаясь понять, что за сущность владеет  - нет сомнений, что именно владеет, - незнакомкой, волк, пожалев свою хозяйку, дал подсказку. Точнее сказать - просто сообщил, кому принадлежала та злость, что излучала избитая незнакомка. Медведь? Я никогда прежде не видела такого оборотня. Лисы, вороны, крысы, волки - но не медведи. Инстинкты животного брали верх. Бояться того, кто больше и заведомо сильнее. Но и человек не отставал, решив, что он здесь главный, вернее, она.
-И зачем мне звать твоё имя? - в этом рыке Агнесс с трудом разобрала слова. Действительно, зачем? Зачем представляться, если ты волк, от тебя несет псиной и кажется, что все окружающие это чувствуют.
- Зачем - не тот вопрос, - улыбнулась через силу волколак, - Потому что ответа и я не знаю. Просто так, наверное.
Она так странно смотрела на Агнесс, исподлобья, в глазах еле улавливался какой-то вопрос, еще один, но какой? Что заставило оборотня пристать со своим знакомством к вошедшей, зачем она снова влипала в историю, забивая на протестующие вопли внутреннего голоса, интуиции или чего-то там еще? Сто вопросов, ноль ответов. Девушка закашлялась, отерла кровь с лица, с трудом выдавив из себя разрешение продолжить разговор, который толком-то и не начался. Взглядом незнакомка бегала по сторонам, не фокусируясь ни на чем - Мушу пыталась проследить за ее глазами, но особого результата эта попытка не принесла. Внезапно девушка остановилась взглядом сначала на самом вервольфе - волк протестующе, но слабо зарычал внутри, - потом на блокноте.
-Ты что-то... пишешь... - слова все так же даются ей с трудом, Агнесс не пытается скрыть удивление на лице, но молчит. Еще пара глотков виски - да когда же, в конце концов, она опьянеет, заткнет чертову память?! Та уже заметно слабее твердила что-то про предательство, продажу отца, - какой к черту отец, нет отца  и не было никогда, и ничего не было и не будет. Есть только настоящее, где Мушу должна оставаться таким же сгустком энергии, как раньше, а эту ночь, единственный пережиток прошлого, провести с алкоголем и этой странной девушкой, в разговоре, который больше похож на обоюдное молчание.
- Отвлекаюсь от мыслей, - чуть погодя, негромко объясняет Агнесс, - Мне просто надо чем-то заткнуть память, иначе она меня всю сожрет. Вот и пишу, что вижу, - заглянув в блокнот и прочитав несколько последних строк - почерк покосился, стал неровным, - с удовольствием отмечает, что алкоголь возымел свое действие. Еще немного, или много - и станет совсем безразлично-отлично.
- Странная ты, - не думая, выдала волколак, зачем-то пожав плечами и допив виски. Еще стакан - взгляд бармена устало-упрекающий, но он не смеет отказать в добавке. Деньги есть, он это знает. А то, сколько выпьет эта девушка, молодая и свежая на вид - такая она была, пока не принялась пить три часа назад, - не его проблемы. Агнесс смотрит, не отрываясь, на незнакомку. Запомнить черты лица, потом все описать, обличить в слова. Может, получится что-то дельное.

0

615

​Интересно, кто был странный в этой ситуации. Ты, слишком лощенная в столь пошлом месте или я, внешне продажная, но не наркотически зависима. Поэтому я могла только пропустить мимо ушей все сказанный реплики. Меня волновала лишь жидкость на дне стакана, она медленно исчезала в моём желудке. Вот так всегда и бывает, человек кидается фразами, думая привлечь внимания, а сволочь лишь хмыкнув снова погружается в свою персону. Это как промо-ролик в тематике порно. Я не буду платить за просмотр.
А он рычал, рычал и рычал. Ему все натерпелось вцепиться тебе в глотку и вытащить волкодава что застрял внутри тебя. Я слышу в моей голове. "Давай! Выпусти меня! Это моя территория!"
Но я лишь молчала, мне надоело. В глазах усталость, а на зубах песок. Привкус крови и запах гниющего винограда. Пошлые взгляды и лживые слова, это окружало тебя и меня. Всё помещение было заполнено ароматами разложения. Это сгнивал труп Мистера Баркера, что был захоронен в 90х годах в фундамент. Перестрелки, насилие, продажные копы. Я помню эти временна лишь по телевизионным новостям и сводкам местных газет. Я не могу точно сказать "да или нет", потому что тогда я жила в белоснежных стенах богемных отелей Сан-Франциско. Или это был Берлин,  а может я пила кофе с Латышами. Точно не помню.
-Как же мне всё это надоело!
Перевести взгляд на тебя, и посмотреть так как смотрят грешники в последний раз на свою юную, прекрасную и уже давно мертвую, жертву. Посмотреть на тебя взглядом человека, который скрючившись над юным, безымянным, телом горько плачет о прошедшей молодости. Человек, который минуту назад сдирал кожу с нежных ручек и касался губами белого запястья и взглядом провожал дорожку вен на прозрачной коже груди. Да, именно взглядом человека, приговоренного к смертной казни через расстрел.
Голос звучал хрипло, неброско с медвежьей хваткой и ароматом прогнивших роз. Он был скован и пытался сковать тебя. Закрыть глаза, сжать горло, царапая ключицы обволакивать нежные запястья в невидимые наручники.
Сейчас я была больна, лишь от одной мысли об этом чертовом городе.
-Знаешь что я тут делаю? Я жду Аваддона. Хочешь, мы подождем его вместе?
Наверное слова прозвучали странно и непонятно. Но, на самом деле... я не хочу ждать его одна. Это не честно. Хотя ты права, я жду его не одна, как и ты.
Знаешь? А он замолчал, он всегда замолкает когда я жду Аваддона.
Он не любит Аваддона.
Аваддон мое спасение.

0

616

Волк уже начинал злить его хозяйку, его человеческое тело; он рычал приглушенно, мешая слуху и сбивая с мысли. Потом рык стал ощутимее и громче, Агнесс с трудом держала губы закрытыми. Ей не нравилась незнакомка, так же, как и не нравилась она внутреннему голосу, который уже безнадежно молчал. Она никогда не слушала его, зная, что он всегда прав. Протест или глупость - Агнесс не старалась и подумать на эту тему. Скакать в неизвестность и напарываться на подводные коряги было куда более интересным, нежели слушать свою интуицию и избегать всего опасного. Поразительная глупость и легкомыслие.
-Как же мне всё это надоело! - девушка смотрит на волкодлака так пронзительно и устало. Та выдерживает взгляд, не мигая.  Волчье проступает через человеческое, глаза немного темнеют, скулы заостряются. Так смотреть на свою хозяйку а по сути - на него самого - он не позволял. Вот только Мушу не собиралась устраивать никаких разборок, тем более в таком людном месте. Да вообще нигде. Слишком долго и нудно она училась контролировать своего волка, слишком тяжело далось ей это знание, и не стоило растрачивать на то, что померещилось шальному зверю. Пусть смотрит, как ей вздумается, лишь бы не трогала.
-Знаешь что я тут делаю? Я жду Аваддона. Хочешь, мы подождем его вместе? - Аваддон? Смутно знакомое слово, девушка прогоняет волка прочь, роется в мыслях. Разрушение, истребление, аналог смерти. Зачем его ждать, если он может прийти, настать тогда, когда лишь вздумается? Незримый, он всегда рядом, только вот ждет непонятно чего. А эта - ждет. Говорят, когда очень чего-то хочешь, ждешь, на что-то надеешься - оно не происходит. Насмехается, заставляет кусать губы в кровь, разбивать руки о стены - но не приходит. Волк смеется, вернее, смех проступает сквозь рык. "Дура ты". Агнесс хмурится - молодец, зверь, нашел, что сказать. Это твое пристанище, так что терпи, сколько придется. Все равно, если так дальше пойдет, недолго до переселения душ осталось.
- Ждать? - хмыкнула волкодлак, допив еще виски - перед глазами все не мутнело, опьянение выражалось лишь трясущимися руками, неясным почерком - она все еще записывала все, разговор и взгляды, обстановку,  - Подождем. Но утром мне на работу, это похуже всякого конца будет. - насущные проблемы, свойственные только людям. Но ведь Агнесс так долго пыталась убедить себя в том, что и она человек, что она отчасти как все - так в чем же дело?
- Почему ты так хочешь этого?

0

617

Последняя реплика вырвала замок и распахнула дверь. Да, она стала слишком податливая и неуравновешенная. Она стала слишком нежной и вспыльчивой. Но это неона, это Он. Это Он просто приобрел силу и выгрыз себе путь на свободу. Внутри всё взорвалось, а массивные когти ударились в птичью клетку дробя металлическое укрытие и раздирая цепи что так обжигали его чувство гордости и оставляли жгучие шрамы на мощной шее. Шкура сдиралась с кусками мяса, кровь затопила мысли, чувства... притупляя существование.
резко развернуться и поддаться вперёд. Зрачки расширились заглатывая глазницы в темноту. А когда-то человеческий голос стал тупым рычанием, который не скрывал раздражения и злости. Мощная туша начала медленно выволакиваться наружу обволакивая человеческий силуэт туманом животного инстинкта. И лишь ты одна могла видеть массивную тварь что вздыбилась на задние лапы и разинув зловонную пасть дышала тебе в лицо гниющим существом.
-Почему? Потому что она хочется избавится от этого ничтожного и мерзкого существования, которое ей по рождению досталось от самого Сатаны!
А я молчала, мне нечего было сказать, мне нельзя было говорить, я лишь послушно вылизывала золотые прутья. А он продолжал расти, уже почти выпуская видимые дымные когти к твоей шее. Прости, он не видит тебя. Он видит зверя. такого же зловонного и гниющего. Он видит злость, раздражение. Чувствует негатив и ему это... Ему это начинает нравиться. Но он зол. На меня, зол на меня, а ты лишь попалась под руку. Прости, наверное не надо было выходить из той потрепанной комнатки что сегодня служила мне укрытием. Просто, надо было закрыться и грызть обои прошедших лет, вслушиваться в старые новости и провожать взглядом крыс что снуют под ногами.
И ты спрашиваешь почему я его жду? Ответ очевиден... мне просто не с кем выпить кофе по утрам.
-Твоя шкура...
Рычание, взмах рукой и стакан с грохотом опустился на отполированную поверхность бара рассыпавшись на миллионы кусочков, которые сверкали словно мириады звёзд на бархате ночного неба.
Романтики не помешает даже зверям.
Я хотела это произнести мысленно, но он вырвал слова из глотки и произнёс то, что не должен был.
-Ты знаешь сказку про Волка и Красную шапочку?- Сузить глаза и оскалиться в медвежьей улыбке. Глаза сверкнули металлом, изучающие, выжидающие.- Волк всегда совершает ошибку. И жертва всегда оказывается хищником.
Он замолчал. Я не знаю к чему он это говорит. Для меня эта сказка всегда была извращением в сексуальной форме. Глупая девственница и явственный насильник у которого диета с мяса на тесто. В этом есть лишь доля идиотизма и скупердяйства. Не больше не меньше. В ней вся глупость и хитрость женщин и животный инстинкт совокупления у мужской половины населения. Глупая. дурацкая сказка. Она достойна того, что масоны, которые сейчас играют в гольф, пришли и спалили её перед Христом к чертовой матери!
Эти мысли поубавили пыл твари и атмосфера, которая провоняла медвежатиной медленно сползала в гниющую яму, от куда вообще то и выбралась.

0

618

Зря, зря, зря, зря. Все зря - зря вышла из дома этим утром, зря пошла в этот бар, зря завела разговор, в конце концов, зря вообще родилась. Волк скалился, Агнесс вжимала голову в плечи, скрестив руки на груди - всего лишь жест, попытка защитить себя. Волк беснуется, видя медведя, злого, зловонного, агрессивного донельзя. Девушка не хочет выпускать своего зверя, слишком дорого дался ей покой и человеческая жизнь. Она сомневается, но волк оказывается сильнее. Он скалится, почти столкнувшись мордой с медведем. Несмотря на  то, что враг больше и страшнее, оборотню плевать - слишком сильна туманящая мозг ярость.
-Почему? Потому что она хочется избавится от этого ничтожного и мерзкого существования, которое ей по рождению досталось от самого Сатаны! Теперь уже не только волк, но и сама Агнесс скалится, зло щуря глаза. Со стороны это выглядит убийственно: две странные девушки перебрасываются короткими, полными то обреченной злобы, то удивления репликами, скалятся не по-человечески и вообще, излучают черт-знает-что. Вервольф понимает незнакомку, но лишь отчасти. Ее-то родители научили контролировать своего волка еще в детстве, они втолковали ей, что он не враг, а при возможности может стать и другом. Отношения с внутренней сущностью наладились быстро, и теперь зверь частенько беззлобно подтрунивал над своей нерасторопной хозяйкой, но если что - в обиду ее не давал. Сейчас нападки медведя выбили волка из колеи, он, не спрашиваясь, вырвался ровно настолько, чтобы окружающие не заметили ничего подозрительного.
- Она - не причина твоей злобы, - рычит зверь, имея ввиду свою хозяйку, перепуганную и уставшую, изо всех сил старающуюся загнать зверя назад. Он не поддавался, считая, что еще рано. - Пусть твоя хоть вечность ждет, но не тебе щериться на мою. Волк все еще зол, но он поддается, разрешает Агнесс заткнуть ему пасть на время, и спрятать обратно. Лишь острый, металлический блеск в глазах девушки напоминает о том, что он следит и видит все, нет, даже больше, чем должен видеть. Голос оборотня становится больше похожим именно на голос, а не смутное рычание.
Незнакомка разбивает стакан о барную стойку, осколки лавиной хлынули на пол, осыпав колени девушки. Волк снова мечется внутри, но он понимает, что уже контроль не сбросить. Он долго недоумевал, не понимая, как эта слабая светловолосая девчушка сумела обрести над ним такую власть, что он порой не мог пробиться через барьер и вырваться, прихватив с собой природные инстинкты.
-Волк всегда совершает ошибку. И жертва всегда оказывается хищником. - Агнесс скалится, по-волчьи обнажив клыки. Не этому вонючему медведю запугивать, не ему. Вообще никому. Теперь волка она выпускает сама, поощрив и разве что не погладив по шерстке. Темный, дымный силуэт вырастает над девушкой, ощетинивается, грозит клыками.
- Одна из самых идиотических сказок, что можно придумать, - с трудом сдерживая рык, отвечает волк-девушка, понимая, к чему клонится разговор. - Но на то это и сказка, чтобы в реальности ей места не было. Не было.

0

619

Азраила расстроила реакция метаморфа. Девушка моментально разонравлась ему и перестала быть интересной. Она просто задвинула речугу о том, что никто и никогда ей не приказывал. Однако, когда демон обдумал сказанное ею ещё раз, он ухмыльнулся и произнёс:
- Дура ты… Если хочешь сказать «нет», так говори. В конце конов, мы не на родине. Убивать я тебя всё равно не буду… Ну… - задумался на секунду высший – разве что сильно покалечу или серьёзно раню.– ему показалось, что это ободряет. Ну, он никогда не знал, что говорить стоит, а что нет. Правил хорошего тона для него не существовало, как для полярного пингвина не существует африканского страуса.
Азраил взял ещё один метательный нож, уселся за один из столиков и стал царапать на нём странные символы. Он сам до конца не знал, что они значат, но они ему нравились. Столик довольно быстро покрывался символами, но покрывался ровно и экономно, то есть места особо свободного не оставалось.
- А почему у тебя кот говорящий? - произнесла Элли, подхватывая драпающего по помещению Юпитера на руки. Тому это не особо понравилось, но возражать он не стал и спокойно улёгся на коленях метаморфа. Азраил молчал. Он сам-то не знал ПОЧЕМУ его кот такой…эм…странный. И его кот не знал. А причина их встречи была простой: Юп хотел жрать. Ну, это как всегда. Демон буркнул:
- Покажи ей… - кошак послушно спустился с колен девушки и сел на полу. В тот же момент кот превратился в мальчика лет пяти, приодетого в костюм. Лицо явно выражало неприязнь Юпитера к этому облику. Он чувствовал себя так неудобно, как если бы волка вдруг засунули бы в кроличью шкуру. Она бы жала, чесалась и резалась. Спустя полторы минуты неловкого молчания паренёк снова превратился в кота и удрал под стол, за которым сидел Азраил. Потом он боязливо высунул усатую морду и оглянулся. Азраил взял и поднял того под передние лапы. Юп нехотя повиновался и с постным выражением морды позволил себя потискать. Наблюдать такую тискательную активность у демона, который пять минут назад гонял кота и чуть его не прикончил его. Видно было, что хозяин своего питомца любит, но дело в том, что проявлял эту странную любовь эпизодически, а всё остальное время швырял кота в стену и всячески истязал животину. Видимо, по-другому у Азраила не получалось. Хорошо, что питомец был понимающий.
Азраил перекинул кота через плечо так, что морда была на одной стороне с лицом демона. Он лежал спокойно и, наконец, после долгого томления, согласился уснуть.

0

620

Тебя оскорбили, - Карл искренне веселился, вспоминая недавнюю занудную речь. Типичное поведение сестры, попавшей в нестандартную ситуацию. – А что же ты хотела-то?
Обидно! – девушка возмущенно фыркнула и сузила глаза, внимательно глядя на усевшегося за столик демона. Усиленный мыслительный процесс, занявший собой все общее сознание и сумевший даже вытеснить на какое-то время райтера, был призван решить дилемму невероятной сложности – что делать, оскорбиться или отшутиться? С одной стороны, оскорблялись благородные девицы, искренне полагающие, что они есть центр всей Вселенной, и абсолютно все, независимо от статуса и положения, обязаны перед ними преклоняться. В свое время, слоняясь по бездорожью средневековой Европы, перевертыш перевидал несметное количество подобных экземпляров, от которых в какой-то момент начало подташнивать. Походить на подобных в благородные планы девушки ни в коем случае не входило. С другой стороны, отшучивались абсолютные глупцы, не имеющие собственного достоинства. Шуты, дураки и умалишенные. Нет, метаморф не тешил себя бренными надеждами на собственную исключительную нормальность – не на того напали. Но вот открыто относить себя к тем, кем Элли только что обозвал полузнакомый Высший, очень не хотелось. Да и Рик, которая точно все узнает, потом еще долго будет орать на глупую сестру, что означает потерю авторитета в глазах данного исключительно упрямого индивидуума. – Господи, как мне с вами трудно! – девушка в сознании взвыла, старательно и весьма успешно подражая голодным волкам снежной зимой.
Чего, прости?!  – парень вытаращился и закашлялся, тщетно пытаясь понять течение мыслей старшей сестры. – Мне кажется, это мне стоит так выть и обвинять небо в настолько дурных родственницах!
Вы еще переругайтесь опять! – проснувшаяся Рик плюнула ядом и скрылась в потемках сознания, оставив райтера и старшую личность с отвисшими челюстями.
Это что было?
Смерть твоя, решай уже что-нибудь!
- Я не дура, я метаморф, - ничего не объяснила, зато с достоинством. Пафосно, как любила заявлять маньячка о собственных действиях, активно не одобряемых остальными. Собственно, с таким выражением лица перед сильным врагом можно было только заявлять, что у него нос кривой и волосы слишком длинные – на девушку похож. – А покалечить себя я и сама могу, благодарствую.
После пары минут тягостного молчания Азраил все-таки соизволил что-то буркнуть себе под нос и заставить кота «показать ей». Смысл фразы был немедленно искажен в не вполне приличную сторону, после чего удержать на лице невозмутимо-заинтересованное выражение стало практически непосильной задачей. Правда, всего на пару секунд – потом Элли удивленно приподняла бровь, молча изучая представшее перед ней чудо. Судя по выражению лица мальчика, на его плечах лежал, по меньшей мере, весь человеческий мир с черепахой и слонами в придачу.
Он не наш, странно… - перевертыш инстинктивно потянул носом, пытаясь уловить едва заметный запах знакомой силы собратьев. В нос резко ударил характерный запах мощи Высшего, да и только. Удивление с лица сползало неохотно, заинтересованность в глазах и не думала угасать все то время, пока девушка наблюдала за явно неприятным процессом тисканья кошака, повешения его на плечо и прочего беспардонного поведения с представителем славного рода кошачьих. – И не отбивается. Понятливый.
Дура, - вердикт заставил бровь раздраженно дернуться. – Да, я сволочь. И нам пора бы поесть, что ли… Не все же на алкоголе жить? Его консистенция уже втрое превысила содержание крови в организме. Убить нас хочешь?
Самый разумный способ суицида. Даже удовольствие получаю.
Сумасшедшая.
Решив, что делать что-то надо – сил сидеть сложа руки уже не осталось совершенно, а уходить еще не пришло время, девушка потянулась, беспардонно обошла барную стойку и, постояв возле полки со спиртным, выбрала еще одну бутылку виски. Самый нормальный напиток по мнению перевертыша, вызывающий наименьшее отторжение организмом. Потом метаморф, покрутив головой, все же сподобился подойти к столику Высшего, на ходу откупоривая бутылку и захватив пустой стакан.
- Да, я скучная. Моментами, - поставила стакан напротив Азраила, не торопясь наполнила до середины и отставила бутылку подальше, чтобы опять не обдало градом осколков, если у демона вдруг снова испортится настроение. Задумалась, помолчала. – Знаешь, я есть хочу.
Ээ… Тебе не кажется, что изображать из себя вампира и жертву лучше в другом месте? И не у горла Высшего?  
Картина маслом: аккуратно, но от этого не менее цепко держащая за воротник чужой рубашки девушка, перегнувшаяся через стол, благо, не очень длинный, с удовольствием вгрызлась удлинившимися клыками в горло сидящему за столом мужчине. Минута молчания, сейчас кого-то будут убивать.
Нет, не кажется, - через долгую минуту перевертыш все-таки соизволил оторваться от полюбившейся шеи Азраила, довольно облизывая окровавленные губы. «Как вампир» не совсем получилось – кроме аккуратных дырочек от клыков осталась пара темно-красных мазков. – Вкусно.

0

621

Азраил терпеливо выждал, пока девушка, наконец, придумает ответ и успеет удивиться метаморфозам его питомца. Он продолжал царапать ножом странные символы. Тем временем, метаморф подсела к нему за столик, предварительно сняв с полок за барной стойкой ещё одну бутылку виски, что демона, по правде сказать, не порадовало. Элли была, по его мнению, слишком шумной натурой для того, чтоб не быть скользкой. Вообще, он считал что скользкие типы бывают двух типов: громкие и тихие, причём не ясно ещё кто опаснее. Если тихие просто-напросто не привлекают к себе внимание, то громкие, наоборот, пытаются его привлечь как можно в большей степени, чтобы извести всем нервы и умыкнуть что-то или провернуть дельце уже тогда, когда никто не посмотрит в их сторону. Тихие гадать по-тихому и одному, а громкие всем и объявляют об этом во всеуслышанье, чем и задалбывают.
- Да, я скучная. Моментами, - девушка приняла все меры предосторожности, дабы не выковыривать осколки из туловища второй раз за только начавшийся день – Знаешь, я есть хочу.
Азраил буркнул метаморфу в ответ что-то типа «Хочешь – ешь» и безразлично оттянул шею, когда понял, что челюсти девушки тянутся именно к ней. Когда она окончила свою трапезу, он просто скинул Юпа на стол с плеча, к чему кот, кстати, отнесся не с таким уж огромным энтузиазмом, как могли бы многие посчитать, и ушёл куда-то в подсобные помещения. Кот же, понимающе облизнувшись, улёгся на уцелевшую часть стола, произнёс:
- Ты не подумай, он всегда такой. Он просто по другому не умеет. Чем ему больше нравится кто-то, тем больше он хочет этого кого-то кокнуть. Остальных же он умеренно не переносит. Кстати, ты одна из немногих, на кого он зол настолько, что не может ничего сделать. Просто он понимает, что если бы сейчас начал, тут просто смертью точно не обошлось бы. А когда он творит такие жуткие вещи, он сам себе неприятен. – Юпитер прервался, чтобы дать девушке переварить информацию. Такой деликатес усваивается не сразу – Даже не пытайся вникнуть. Я сам порой не понимаю, что творится в его голове. По моему, он настолько долго прожил в этом мире, что просто не может себе позволить к кому-то привязаться. Кстати, я бы на твоём месте перестраховался бы. Он может вернуться с чем-нибудь большим и режущим. – затем кот зевнул, свернулся калачиком и вырубился. Он урчал во сне, посапывая, и дёргал хвостом и лапами. Азраил, слышавший большую часть монолога кота, ибо вышел из подсобных помещений почти сразу после того, как вошёл в них, и просто копался в окрестностях барной стойки, вернулся и вновь сел за столик. Сел он грузно, шумно, но кота при этом не разбудил.
- В мире всеобщей глухоты и полного одиночества услышан может быть только юродивый крик. Другое дело,однажды всё равно понимаешь, что одиночество было надуманным и коренилось исключительно в желании быть одиноким и некой фоновой затравленности… - произнёс он – И какого хрена мы такие ниэпические философы? Травим только мозги всем…

0

622

Так, а вот теперь я окончательно ничего не понимаю. Нас, вроде, сейчас убить должны были… - Карл озадаченно кашлянул, прерывая тихое мурлыканье сестры в общем сознании. Той, как выяснилось, ситуация очень даже нравилась. Человеческая кровь всегда была наилучшим способом пополнить запасы энергии в собственном организме. И если вампиры питались эмоциями и жизненной силой, то метаморф просто-напросто наслаждался белковой составляющей данного чуда природы. – Хэй!
У Рик научился? Это ее манера общаться, - Элли прикрыла глаза и медленно опустилась на стул, довольно облизываясь и лениво скашивая глаза на улегшегося на краю стола кота. Настолько содержательного и неинформативного монолога она еще в жизни не слышала. У сестры и то лучше получалось, хотя, когда она входила в раж, ее начинало нехило так нести.
- Ну знаешь, мне не страшно… - перевертыш чуть заметно усмехнулся и, протянув руку, потрепал животину за ухом. Все-таки смешной он, этот котяра. И наверняка знает, что делает. Хотя, возможно, ему просто все равно. Собственно, как и довольному донельзя метаморфу. Девушка сейчас сидела в совершенно расслабленной позе с отрешенным видом, подперев щеку согнутой в локте рукой. К виски она так до сих пор и не притронулась, решив оставить на потом. Все равно успеет, времени-то у нее – навалом и еще немного больше.
А настолько ли не страшно?
Да ну, ты же видишь – Азраил все равно нам ничего не сделает. Или будет соскребать часть себя со стенки.
Опрометчиво.
Не-а, ты же прекрасно знаешь – мы уже убивали демонов. Стоило только пойти против… Изнанки? Нет, наверное, против установленного порядка. Мятежнички, блин, выискались. Еле ноги унесли из той заварушки, - перевертыш зевнул и обратил внимание на шумно возвестившего о своем возвращении демона. Интересный Высший, они раньше таких не встречали – на своей волне, непонятный и скрытный, противоречивый, если брать во внимание сказанное чуть ранее его «домашним любимцем». – Он о нас явно не лучшего мнения, как думаешь?
Да иди ты, достала уже.
- А это разве не весело? – девушке было лень менять позу, поэтому она ограничилась философским пожатием плеч и тихим хмыканьем. Действительно, вокруг не было ни одного человека, хоть раз в жизни утрудившего себя мыслями по поводу комфорта общающихся с ним. Зато при некотором желании из этого можно было вытянуть выгоду или насладиться ситуацией. Метаморф уже давно относился ко всему с философским наплевательством. По крайней мере, разочарованные в мире старшие личности. – Раз уж на то пошло, жаловаться на судьбу бесполезно. Надо либо менять мир, либо подыхать от безысходности. Третьего не дано.
Ага, мы прямо так его меняем…
А что? Пара-тройка смертей иногда может иметь весомое значение.
- Кстати, - Элли прищурилась, внимательно глядя в глаза Азраилу. – Почему ты ко мне так относишься?
Не обобщай, я тебя прошу. Хватит с нас философии, развели ученый дом!
Заткнись, раз не интересно. Надо же понять, что это за демон такой, - Элли раздраженно отмахнулась и фыркнула. Райтер только пожал плечами и зло сощурился, мол, попросишь ты у меня что-нибудь. Впрочем, старшую это уже давно не заботило. Она наконец-то протянула руку, задумчиво провела пальцем по ободку стакана и вопросительно посмотрела на Высшего. – В кои-то веки удается поговорить, а не драпать.

0

623

Хмуро, осунувшись и сгорбившись, будто огромная каменная глыба лежала на его плечах, сидел Азраил на стуле, и странная улыбка, грозновато-безумная и коварная, блуждала на его губах, нагоняя на странные и расплывчивые мысли, которые витали в воздухе, натягивая пространство, словно струны. Демон ушёл в свои мысли и цеплял эти струны своими идеями, но звук отдавался неприятный в своём печальном, мучительном стоне. Непостоянство его внимания дёргало зрачки из одного угла глаза в другой, цепляя взгляд на мелочах. Он вглядывался в каждую трещинку, в каждую потёртость помещения, но лишь момент, он был одновременно внимателен и ни на чём не концентрировался. От ответа метаморфа он урвал лишь сухие, неинформативные звуки, которые побудили его рассеянно кивнуть. Он полагал, что это создаст иллюзию внимания, однако, наверняка выдал себя с головой. Он где-то витал, где-то в прошлом, а вязкая масса времени надёжно держала в настоящем. Он вдруг осознал, как крупно увяз в этой безвыходной, грязной и бесполезной топи, которая лишает будущего, даря его иллюзию. Он чувствовал себя ослом, бегущим за подвешенной перед его мордой на удочке брюквой, бегущим тупо и безрассудно, не понимая, что брюквы ему не догнать. И так же, как этот счастливый осёл, он прибавлял шагу, бежал, тащился из последних сил, но брюква, желанная, сладкая, сочная, не давалась ему. Она бежала впереди, дразня его и раздражая его разум.
Лицо Азраила то хмурилось, обозначая глубокие борозды морщин на лбу, то становилось глаже свежевыглаженной простыни. Веки левого глаза его тела дёргались, упрямо не воспринимаемые и не ощущаемые демонической сущностью. Сложный механизм устройства поселения демона в человеческом теле тревожил его. Он точно осознавал картину происходящего: тело продолжало жить, стареть, чувствовать (ведь естественные реакции на естественные ощущения, будь то еда во рту или женская ласка, оставались неизменными), но не передавало новой «душе» этих радостей и удовольствий. Ему казалось это несправделивым, нечестным, обидным.
Его беспокоило то, что демоны не имеют своей ниши в этом мире и в мирах, сопровождающих его. Они были созданы…для чего? Для чего же Творец создал их? Для глумления, иронично-саркастической усмешки? Для противопоставления хранителям? Но зачем тогда было создавать этих чистоплюев? Он не мог просто оставить людишек наедине с собой? Да и вообще, зачем было всё это создавать? Для заполнения пространства. Единственно верный ответ, - думал Азраил – для игры, для того, чтобы себя веселить. Мы, все мы – чьё-то времяпрепровождение, плод чьей-то больной фантазии. И как-то странно стало ему, как-то тяжело вдруг, ведь осознавая себя таким важным ранее, значимым, весомым, он вдруг почувствовал всю свою ничтожность, хрупкость окружающего его мира. Он чувствовал, что пора бы остановиться в своих раздумиях, иначе настроение его изменится в неизвестную, тёмную для него самого сторону, которой он побаивался. Он пресёк себя и вскочил со стула. На вопрос девушки бросил небрежное «Не знаю».
Он метался по помещению и подхватывал свои вещи. Сначала пальто, потом шест, составленный из двух ножей, рюкзак, в который забросил кота, забросил как-то бесцеремонно, так, что он возопил по кошачьему, выразив недовольство и захлопнулся на молнию внутри рюкзака. В суматохе он подхватил на плечо что-то не то, что тяжёлое, но увесистое, сам не понимая, что он взял. Как выяснилось уже много после того, как взлохмаченная, чёрная фигура Азраила вылетела пробкой из помещения бара, это была та самая гитара, которая лежала на диване. Демон чертыхнулся и ещё долго блуждал по городу в поисках покоя.

Центральный парк

Отредактировано Azrael (2012-05-01 19:01:27)

0

624

На вопрос «что он творит?» ответа не нашлось. Наблюдая за задумчивым и отчего-то нервным демоном, метаморф все больше и больше успокаивался, затихал, и к моменту «точки кипения» собеседника практически слился с окружающей средой. Теперь его уже ничто не беспокоило, в теле ощущалась приятная сытость, а в сознании не было ни одной связной мысли. Давно уже подобные ощущения не посещали бренное творение Изнанки, поэтому оное творение расслабилось и невольно растянуло губы в предельно довольной улыбке объевшегося сметаны кота. Наблюдать за чужими душевными метаниями оказалось очень даже весело, а что саму девушку сейчас игнорировали, отошло на дальний план. Главное – не потерять это самое чувство расслабленности и полного отсутствия раздражающих факторов со стороны окружающего мира.
Хэй, никак, на тебя так кровушка действует? – Рик рассмеялась, покачала головой и сверкнула глазами. – В таком случае, сестренка, тебе пора вампиром становиться, под стать сахару нашему. Вот идеальная парочка, безусловно!
Воистину, - Элли зевнула, прикрыла глаза и отвернулась от бьющего в глаза света, продолжая равномерно понижать температуру тела до отметки «ноль». Процессы, происходившие при этом в организме, были настолько забавными, что перевертыш просто не мог остановиться. – Смотри, вскочил. Как бы ни опрокинул тут чего-нибудь, - главная личность усмехнулась, из-под ресниц наблюдая за мужчиной. Тот, в принципе, уже успел собраться и теперь благополучно вылетел из здания, даже не соизволив попрощаться. Правда, такие незначительные мелочи не волновали сейчас ни одну личность. – Вот было бы весело, прими мы его облик?
И будем дебоширить? – у младшей зажглись лихорадочным блеском глаза.
Да нет, зачем? Просто… - идея медленно отпала сама по себе, но вот внешность метаморф все же вполне удачно скопировал, посетовав на количество дырок в ушах Высшего – это же надо так над собственным организмом издеваться. – Смотри, братиш, я тебе новую внешность нашла.
Спасибо, удружила, - Карл поморщился и вздохнул, отмахиваясь от ненормальных сестер. – Оставь в покое мои нервы, заплати за выпивку и шагай подальше.
Сказанное вызвало взрыв смеха. Смеющийся в одиночестве человек в баре казался странным даже этому самому человеку, то есть перевертышу. Но девушка решила себя не одергивать и наконец-то стать безумной настолько, насколько понимают это слово люди. Выглядела она, мягко говоря, страшно. Лихорадочные глаза, оскаленные клыки, «потекшая» внешность, в которой ясными были только очертания угловатого лица. Веселье сошло на «нет» практически сразу же, сменившись глубоким удручающим молчанием.
Все? – голос райтера в общем сознании был предельно холодным, что выдавало в парне крайнюю степень злости. – Марш отсюда.
Да ладно тебе, братиш, все путем! – Рик «вело». Через какое-то мгновение ее вырубило, голос затих, а сознание личности померкло и отошло на дальний план. Карл был в бешенстве.
- Пф, ну и ладно, не очень-то и хотелось, - метаморф неторопливо встал, одним глотком опустошил стакан и побрел к стойке, борясь с усталостью. Добравшись до пункта «С», который первой важности, перевертыш неуверенно взялся за край стойки, фыркнул и вытащил на свет деньги, положил под полупустую бутылку с виски и неторопливо направился к выходу из бара. – Засранец, за виски так и не заплатил…
Свет сперва ослепил, заставив грязно выругаться, потом пришло ощущение, что не все еще в этой жизни потеряно.
Алистар, сонный и взъерошенный, был жутко удивлен и немного напуган состоянием собственного маэстро, поэтому даже не возразил, когда тот очень уютно свернулся у вампира на коленях и задремал.
День удался, чтоб вас.

>>> куда-то, предположительно, на съемную квартиру.

0

625

*извини, Флёр, но я не в состоянии больше ждать, мне еще играть надо*
Агнесс почувствовала себя более чем странно, так, словно сейчас случится что-то не очень хорошее. Если быть точнее, то совершенно отвратительное. Внутренний волк возмущался, грозился сорваться с цепи и всячески вынуждал человека уходить от этой разъяренной медведицы куда подальше. И, пожалуй, этот случай был единственным разом, когда Агнесс послушала свою звериную сущность, согласилась с дикими инстинктами и решилась на бегство, не позорное, но вполне разумное. Мало или что могла устроить эта незнакомка, а если учесть, что ее сущность куда сильнее самой Агнесс, то стоило поволноваться за свою шкуру и уносить лапы как можно скорее. К тому же на улице уже светало, пора было навестить наконец свое рабочее место. Иначе Мушу просто лишилась бы работы и вообще денег.
- Забудь мои слова, -  примирительно бросила Несси незнакомке, быстро встав со стула, заплатив бармену. Не дожидаясь ответа, девушка прошла к двери -  народу было очень мало, от силы шесть человек, вышла на улицу. Оранжерея была не так уж далеко от "Осколков", всего пара кварталов. Пока время еще не настало, оборотень решилась пройти пешком, немного протрезветь и просто насладиться прохладной, но приятно-весенней погодой. Было относительно светло, практически безлюдно. Некоторое время Агнесс постояла у входа в бар, одну за другой выкурив три сигареты. Раньше курение не приносило никакого наслаждения; девушка делала это только для того, чтобы позлить своего волка. Последний при малейшей попытке девушки закурить озлобленно рычал, отфыркивался и чихал - естественно, все это происходило в голове вервольфа. Теперь же зверь смирился, сдерживая недовольное ворчание, а Агнесс просто нравилось вдыхать горьковатый дым и чувствовать его запах в волосах. Почему-то он казался таким родным...
Последняя, третья сигарета, а вернее, то, что от нее осталось, отправилась в мусорный бак у дверь "Осколков". Мушу присмотрелась, через стекло увидев фигуру той незнакомки, и, гоня любопытство прочь, направилась по широкой улице к месту работы. День обещал быть длинным, так что стоило прийти заранее и подготовиться, а там уж будет время и с коллегами поболтать, и кофе выпить, и еще покурить.

                                                                                                           ------->Оранжерея

0

626

Начало игры<----
Май. 2013 год, вечер.
Ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 20

Пыль медленно садилась на черные кроссовки, а ноги продолжали тащить по незнакомым доселе улицам вечернего города. Контраст между прохладным воздухом и нагретым за день асфальтом вызывал довольно противоречивые чувства у легко одетого Шина.
«Мурашки» выплясывали свой замысловатый танец на чувствительной коже инкуба, а цокот зубов, наверное, был слышен за многие мили вокруг. Разжареному на полуденном солнце парню казалось, что, если указанный в объявлении адресс будет неверным, то к двенадцати часам он превратится или в тыкву или в ледяную глыбу.
Он, конечно, был уже днем ранее в этом районе, когда договаривался об оплате своего нелегкого труда, однако память бывшего студента не раз подводила его в плане ориентации в пространстве. Когда после очередного поворота, Шин уже готов было приставать к каждому встречному с расспросами о своем новом месте работы, ему на глаза попалась яркая неоновая вывеска, освещающая окружающие постройки лучше любого фонаря.
Инкуб медленно прошел мимо вышибалы, оценивающе смерив взглядом суровый облик охранника. Излишняя «раздутость» и железобетонное выражение лица, без единого отпечатка интеллекта, оставило у стройного парня лишь чувство презрения. Впрочем, это не помешало скрыть гримасу за радостной и добродушной улыбкой. Казалось, будь у парня хвост, то и этот отросток излучал бы искреннюю любовь, виляя из стороны в сторону.
Как только железная дверь помещения глухо звякнула за спиной лицемера, он укоризненно вздохнул, качая головой, и тут же разразился негромким кашлем, втянув густой ядовитый табачный дым. Глаза слезились, а в голове лишь блуждала маниакальная мысль убить всех посетителей бара. Вместо этого, стиснув зубы, официант-новичок, прошествовал к барной стойке, игнорируя шум, ругань и пьяные разборки.
Эта работа нужна была ему больше, чем все остальные. Во-первых, она давала хоть и маленький, но стабильный доход. Во-вторых, в помещении можно было укрыться от весеннего мороза в ночное время, ведь своей квартиры Шин пока что не имел. В-третьих, в барах всегда можно было услышать пару-тройку сплетен, а кто обладает информацией – обладает миром.
С тех пор, как инкуб попал на другой континент вместе с частью города, прошло не так уж и много времени. Большую часть он, конечно, потратил на попытку обустроить свою жизнь, но о своих мечтах не забывал никогда. Вот и теперь, упрямо идет в «подсобку», дабы одеть ненавистную ему белую рубашку с логотипом бара, так как денег не было даже на элементарный номер в гостинице.
Длинный коридор встретил таким же радушием, каким встречают родители блудного сына после четырехдневного загула. Серые, прокопченные стены, обшарпанные обои и местами обскубаный гипсокартон созидали иллюзию легких старого «куряги» болеющего пневмонией. Упаднического настроения добавляла и эпилептически мерцающая лампочка, время от времени заполняющая пространство коридора смрадом жженой проводки.
Заинтересовавшись последним (а на деле отлынивая от работы), Шин аккуратно приблизился к «светилу», вертя в голове самые страшные картины. В них, жертва умирала от осколков разлетевшейся лампочки или от удара током взбесившейся проводки. Разметав невеселые мысли, парень выловил в фоновом шуме неразборчивые звуки разговоров и стонов, исходящих из ближайшей VIP-комнаты.
Тут же утратив интерес к бытовым приборам, инкуб мягко подкрался к невзрачной двери и вслушался в каждый шорох, каждый стон, что был подобен ангельскому пению в этом бушующем адском реве.
Каждый всхлип и восклик содержал столько пьянящего восторга и удовольствия, столько страсти, что, казалось, можно увидеть происходящее за дверью в мельчайших подробностях.
Плоть словно зажали в тиски и, не в силах даже вдохнуть, эксаудирист крепко сжал рюкзак, который все еще держал в правой руке. Легкий треск разрываемого материала сумки тут же вывел Шина из эйфории и он поспешил удалиться в комнату для персонала.
«Я схожу с ума?» - навязчивая мысль застучала в висках. Смахнув холодную испарину со лба, парень сменил привычную черную футболку на белую рубашку, напоследок заметив свое возбужденное состояние. Прислонившись к прохладной стене, страждущий инкуб пустился в путешествие по закоулкам своей памяти, извлекая воспоминания из своей «прошлой» жизни. Среди этого неясного потока памяти, яркой вспышкой выделился момент первой «любви». Первый опыт отношений, первая ссора, первый разрыв…
В некоторой степени, это помогло справиться с неограниченными желаниями, раздразненными парочкой безумных любовников.
Перед тем как покинуть свою «обитель», Шин, по старой привычке, достал тетрадь с ручкой и мелким почерком записал на полях пару строчек: «Я – маленькая рыбацкая шхуна в шторм. Скалы манят своей тихой гаванью и пугают своей холодной недоступностью…»
С такими скверными мыслями, новоиспеченный официант вышел в зал, ловко лавируя между столиками и изредка останавливаясь, дабы убрать посуду или принять заказ у очередного пьяного постояльца…

0

627

>>Гостиница "Celestin" » Номер - 308
Май. 2013 год, вечер.
Ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 20

Весь день волчица металась с окраин до конца города, не находя себе места успокоение. Наконец-то забравшись в одну из разваливших домов, после недавней катастрофы, зверь устроился в тёмном углу, вырыв себе яму. Устроившись, та ещё потопталась немного и погрузилась в сон. Городские дни проходили монотонной скукотой. Утро сдала смену жаркому дню. Поднялся горячий ветер, проделывавший попытки пробраться сквозь упавшую на землю крышу. Исчерпывая возможности, призывал к себе солнце, но и оно не способно было пройти сквозь толстые стены, дабы достигнуть спрятанного тёмного комка шерсти. Волчица спала. Но так ли это? Любой шум, шорох и шелест травы, а она уже глядит в ту сторону, будто и не уходила в сон. Уши торчком, всегда в движении. Перед носом пророс росток, выпуская крохотные стебли, распускаясь на глазах. Маленький подснежник отчего-то решил взойти имени здесь и причём совсем один. Присмотревшись, Блю вдохнула колокольчик, улыбнувшись, как же приятен аромат весны, обратно покидая реальный мир.
Вот ветер уже стихает, вот солнце перестаёт так сильно греть, вот и цветок закрывается - сумерки. Выспавшись, чёрная волчица вытянула длинные лапы вперёд вытягивая спину, потом в обратную сторону, разминая сонные мышцы. Сорвав зубами цветок, бестия вынырнула из дыры, покидая ночлег.
Дорога была долгой, порой вела прямо, а иногда петляла зигзагом, выводя путницу в город. Кто-то возвращался с работы, кто-то просто прогуливался, не проявляла никакого интереса к вышедшей с лесной тропинки девушки. Кожаный наряд уже порядком достал, желание переодеться возрастало всё больше, да только денег на это у неё не было, а воровать одежду ей ещё не приходилось. В карманах валялся полтинник, сколько это на самом деле, много или мало, Блю не знала. Неторопливым шагом она осматривала померкший город, останавливаясь напротив здания с надписью - Бар "Осколки". Года 2 назад, когда человеческий облик использовался слишком редко, в отличие с сегодняшним днём, ей приходился искать пропитание воровством. Одной из жертв оказался именно этот бар. Проникая внутрь не раз устраивала переполох среди посетителей, воруя у них обед. Теперь же, когда на хвосте стая, голодать не приходится. Но в городе не бегают олени и прочая живность, приходится опять же довольствоваться тем , что найдёшь или что дадут. Желудок целых два дня с корочкой не принимал пищу, но Блю это никак не волновала, к чему слишком часто себя баловать, если ходишь, значит не голодна.
Решив вспомнить былые времена, девушка открыла дверь, проходя в бар. Место изменилось, как в ремонте, так и в обстановке, в её руках красовался первый подснежник. Девушка стояла неподалёку от столик, не зная, что же ей делать в этой ситуации. Все походы в городе осуществлялись чисто волчьими лапами, а теперь используя подарок мага, она оказалась в заблуждении.
Что же мне делать? Если сяду.. Подойдут. А у меня эта пятидесятник и всё. И что я скажу. Мне что нибудь на полтинник. А если это мало? Рассмеются и примут меня за бомжа какого-то, тогда мне придётся устроить здесь погром 2013. Ещё одна катастрофа нахлынет на головы жителей.

+1

628

Шин продолжал закладывать виражи, успешно разнося напитки и закуски посетителям бара. Он уже приловчился к местной «фауне», избегая опасных «субъектов» и высматривая в толпе возможных клиентов. Адаптация прошла «на ура» и все шло бы гладко, если бы не сильное чувство съездить каждому второму по физиономии.
Пробегая в очередной раз мимо шумной толпы, собравшейся около дверного проема, парень внезапно налетел на человека, стоящего у пустого столика. Несмотря на удивление, что объяло инкуба от самого факта присутствия пустующего столика в такое время, он уже отработанным движением хотел было схватить нерадивого визитера и разразиться отборной руганью.
Место тоже в некоторой степени «красит» человека. Здешний контингент просто обязывает быть строгим, наглым и бойким. Однако в этот раз изумление было сильнее отработанных рефлексов.
Шин смущенно отпустил новоприбывшую и сменил грозное лицо бретера на лучезарную улыбку. Рука, собиравшаяся ухватить девушку, беспомощно повисла в воздухе, так и не достигнув своей цели.
- Приношу глубочайшие извинения, мисс. Прошу, устраивайтесь поудобнее, - конечность официанта тут же перевела свой перст на свободный столик, - и будьте осторожны: Вас могут запросто обидеть все эти «потерянные души».
Инкуб пристально осматривал девушку, изучая, словно пытаясь постичь ее нутро. Его взгляд плавно скользил по кожаному наряду незнакомки и, время от времени, цеплялся за формы гостьи.
Что-то в ней было загадочное и неуловимое. Казалось, словно в ее силуэте было нечто, отделяющее от общей серой массы. Этим хотелось обладать, держать под контролем, медленно вкушать данным сочным плодом.
Снова занесло куда-то… Шин заглянул в глаза посетительнице и, с уставшей улыбкой на губах, промолвил мягким полушепотом:
- Могу я поинтересоваться: что юную особу привело в сей час в такое странное место? 

+1

629

Обернувшись, Блю отстранила от выхода, пропуская сборище прорвавшихся "нечто" с пьяными мордами. Они что-то мямлили под нос и буйно выкрикивали не разборные слова.
Куда им ещё? И так еле ходят.
Сейчас бы уход шевельнуть, да вот человеческое строение не устроено подобно животному. Почувствовался толчок снёсший её на пол. Точнее, ей удалось не упасть, сохранив равновесие, зато выстроила неприятную для себя позу. Бармен бешено мотался с одного стола к другому и так замотался, что не заметил стоящую девушку, которая так же считала мух на лампочке.
Что за?! Хм... не демон, не человек. Не знакомый запах, может просто я их не так часто встречаю?
Приняв извинения Блю выслушала парочку других предложений, среди которых присутствовала речь о том, что её способны обидеть. Возможно да и нет, он прав, её легко обидеть, но сложно потом отвязаться. Сапфировые глаза блеснули наполнившем счастьем, говоря о прощении гражданина. Изнутри что-то шептало, подталкивало ответить и остаться в компании юноши.
Никогда не отвергай предложения интуиции. Всё, что не делается, всё к лучшему.
- Спасибо. Эмм.. Я просто так долго не была здесь. У вас красиво и прохладно. Приятная обстановка.
Хочу пить, хочу есть, хочу-хочу и ещё раз хочу.
Надо же кто проснулся, само величество желудок. О боже, он заговорил со мной, вот чудо же. Наверно похолодание скоро. Утихомирив в мыслях бунтаря, Блю продолжила.
- А у вас только деньгами расплачиваться можно, а то у меня только полтинник?
Что за глупый вопрос! Передо мной парень, сейчас ещё подумает о чём-то.. Глупости, сама же и думаю. Дурные мысли. Кыш-кыш!
Нет памяти, нет работы, точнее о последнем она помнит только то, что уволилась, чего на самом деле и не было, она просто ушла, так и не вернувшись. Ни паспорта, ни документа удостоверяющего её личность при себе не имелось. Да и какие ещё там бумажки, волков не регистрируют.

Отредактировано Blue (2012-05-24 16:17:40)

0

630

- Спасибо. Эмм.. Я просто так долго не была здесь. У вас красиво и прохладно. Приятная обстановка.
Шин осмотрелся по сторонам. У дальней стены трое амбалов в углу забивали какого-то «хлюпика», чуть в стороне от них – парочка зажималась в углу, творя невесть что и не стыдясь этого совершенно. Сидящая у барной стойки подозрительная троица бросала косые взгляды на целующихся и ласкающих друг друга пьяных студентов, явно замышляющая недоброе против увлеченных людей. Весь этот бедлам творился на фоне хрипов из колонок, что здесь считались музыкой по какой-то непонятной причине, а «обгрызенные» стены, крепкое словцо и непроглядный дым могли вызвать «приступы умиления» только у шизофреника.
«Содом и Гоммора… Она сошла с ума? Может, я ей повредил голову или же она до этого была немного неадекватной?»
Глаза инкуба еще больше округлились и, скорее всего, уже смахивали на два хороших «пятака», когда девушка решила задать свой «невинный вопрос» о способах оплаты. Однако очень скоро изумление сменилось на радостную улыбку, и тихий смех парня приглушенно раздался в заполненном зале. Когда попадается собеседник с чувством юмора, то и самому хочется поддержать его «игру»…
- У нас можно расплачиваться только деньгами, но, думаю, мы с тобой сочтемся еще… - Лукаво подмигнув красивой девушке, парень отточенными движениями смахнул воспоминания о былом посетителе со стола. Игриво приблизившись к голодающей, мерно зашептал на ее ушко, намеренно растягивая каждое слово. - Ты посиди сейчас здесь, а я пойду, посмотрю, что можно тебе принести…
Всю дорогу к барной стойке, Шин перебирал в уме все возможные варианты, что предлагало меню данного заведения, но в основном они сводились к одному - как можно быстрее «ужраться в хлам».
Вскоре возвратившись к столу с банальным салатом «Греческий» и жареной картошкой с отбивной, инкуб поставил незаурядный ужин перед чудачкой, краем глаза заметив, как в дальнем углу зародилось активное действие. Парень поспешил разнимать особо буйных посетителей, и уже почти сорвавшаяся с языка какая-нибудь обольстительная речь тут же была сметена банальной фразой:
- Если понадоблюсь – зови…
Особой богатырской силой Шин не обладал, подковы бровями не гнул и с коня на скаку не спрыгивал, а потому разнимать разгоряченных хмелем мужиков в одиночку не собирался. Вместо этого, он лишь открыл тяжелую железную дверь и, перебросившись с вышибалой парой слов, поспешил удалиться с дверного проема.
«Бронепоезд Потемкин», как его мысленно охарактеризовал инкуб за общую непрошибаемость «состава» и за заметную «колею», оставленную в человеческой массе за его спиной, неспешно развернул свою тушу в сторону потасовки. Те, кто знал об этой «машине смерти» не понаслышке, тут же освободили ему дорогу, остальные – пали мучительной смертью храбрых, до следующего утра посапывая зубами к стенке. Так уж вышло, что в большинстве своем, это были именно зачинщики беспорядков, так что сегодняшний бой обошелся «малой кровью». «Бронепоезд» еще некоторое время покрутился на месте, погудел своим утробным, низким басом и поспешил удалиться из бара на свежий воздух.
«Думаю, что в душе, он все же ранимый и добродушный человек, с аллергией на дым. Он любит смотреть на ночное небо и загадывать желание на падающую звезду…» - Шин осмотрел «алею Победы», оставленную после амбала и поспешил разочароваться в своих доводах: - «Внешность, конечно, обманчива, но не думаю, что до такой степени…»
Все еще раздумывая над неразрешенной загадкой природы, названной в честь техники одного из величайших государств, официант вернулся к прямым своим обязанностям, обслуживая заметно поутихшую толпу, бросая мимолетные взгляды на интересную посетительницу.

0


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC