Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Бар "Осколки"

Сообщений 631 страница 660 из 730

1

http://savepic.su/1920954.png

Лучшее спиртное, и все для вас!
Приходите в бар, засранцы, ждут вас музыка и танцы! Вход в бар освещает неоновая вывеска, чья расцветка резкими миганиями сменяется с темно синего на темно-красный и обратно: гласит она, разумеется, известную всем кутящим этого города истину. Здесь находится бар "Осколки", что манит своим вполне оправдывавшимся не раз названием из-за закрытой железной двери черного цвета. Около нее регулярно дежурит кто-нибудь из вышибал - огромные, сильные амбалы.
При входе помещения не трудно сразу же вляпаться в настоящую дымовую завесу - здесь курят, разумеется, практически все и жалобы не курящих пропускаются обычно мимо ушей. Вид открывается на ряды круглых деревянных столов с придвинутыми к ним стульями, и длинную барную стойку со внушительным количеством алкогольной продукции за ней. Вы уже догадались, почему бар назван именно "Осколки"? Посуда бьется здесь даже чаще, чем произносятся тосты.
Темные стены теряются, потолок уходит в далекую неизвестность - света в помещении мало, да и то большая его часть расположена над барной стойкой и танцевальной площадкой, что и освещает разноцветьем огоньков.
Стойка представляет собой широкую, из толстого слоя дерева, пластину стола, что протянулась на несколько метров, отгораживая барный "арсенал". В ее массиве, засело множество пуль, виднеются отверстия от ножей и даже одного меча, царапины, вмятины, но бармен все равно умудряется пускать по ней кружки с пивом так, что те не спотыкаются, не расплескивают содержимое на пол-пути к посетителю: многие предпочитают садиться сразу за стойку, на высокий стул, но не всем хватает места.
Танцпол представляет собой не слишком большую площадку, на которой чаще всего отплясывают уже совершенно пьяными - играет тяжелая, громкая музыка, среди которой почти не разобрать слов песен. Да это, по сути, и не нужно никому.
Форма работников питейного заведения отличается демократичностью - разве что, начальство объявило забастовку и потребовало разделение цветов. Теперь девушки-официантки носят не только короткие юбки, но все-таки еще и белые рубашки с надписью "Осколки" во всю спину. У бармена наряд примерно в том же ключе, разве что вместо юбки ему выданы брюки. Слева от барной стойки находится вход в подсобные помещения и длинный коридор, который в конечном итоге приведет к ответвлениям в ВИП-комнаты, а потом - прямиком в кабинет управляющего заведением. Где-то дальше расположен черный вход.
В остальном можно заметить так же то, что в баре часты перестрелки, разборки на кулаках, ножах, стульях, бутылках и практически всегда вышибалам все равно на все это, как все равно и посетителям.

0

631

Как же стыдно ей было в тот момент, когда из уст произносились режущие слова, сводящие с ума бармена. Тот то и дело расширял зрачки и выдавливал глазное яблоко на сколько это возможно. А было ли здесь вообще мирно? По состоянию округленного выражения мужчины, похоже, что нет. Вот не задача и в этом деле промашка прошла удачно.
Я вообще не умею общаться с людьми. ВО-О-О-ОБЩЕ! Волком проще, заглянул в глаза, махнул хвостом и всё... все тебя понимают. А здесь, надо больше говорить нормальных слов, чтоб не сбить шок с ног. Человек всё-таки устроен странно, но без этого подарка я бы не смогла спастись от войны, от охоты. Пора учиться пользоваться и контролировать свои способности.
Грустно вздохнув, волчице вскоре предложили присесть, причём парень вёл себя как-то странновато. Он похож на молодого самца, желающего привлечь внимание молодой особы, игриво шепча ей на ухо, заигрывая с хвостом. Да, похож. Расплата за обед так же смутил гостью. Деньги - вещь интересная, их можно потратить, разменять, копить, отдать, но не выкинуть. Однако без бумажки - ты какашка, где-то такое послышалось, в разговоре молодых людей. Нет денег - нет работы, нет денег - нет тебя. Не выживешь, не пробьёшься в люди, ты никто без какой-то купюры. Эта бумажка поработила весь мир, жадно захлёбывающий всё больше и больше денег, они жиреют от них, они стареют и теряют совесть, считая себя чуть ли не богом. А если отобрать всё? Он никто.
Ресторан, кафе, бары и клубы основывались так же на оплате "зелёных". В дикой природе не существует ничего лишнего, оплата - жизнь, оплата - ужин или обед, всё зависит только от тебя.
Скучая некоторое время, сидя на стуле, к Блю вновь подошёл тот самый парень, укладывая на стол картофель с отбивной и простенький салат без заливки майонеза, что радовало.
- Вау. Какая прелесть, у нас так не формируют, всё в свежем виде.
Шептала себе под нос волчица, наклоняя голову, чтобы обнюхать приятный аромат. Разве что мясо пахло чем-то непонятным. Обернувшись, она осторожно подсмотрела кто как ест и причём чем. Три столовых предмета, аккуратно сервированный стол, салфетки, тарелки, солонка и перечница, зачем-то ещё и пепельница.
Красиво. Я никогда ещё не сидела за столом, с большим количеством предметов. Зачем они? Одной можно прекрасно управиться.
Позади послышался грохот, некий "шкаф" разбивал тумбочки, щепки только так и летели. Дисциплина и порядок хоть остался в приличия.
Осмотревшись, волчица уловила на себе мимолётный взгляд официанта, просяще глядя на него. А как же позвать если ни имени, ничего такого он ей и не сказал.

0

632

Порой, обращая свой взор меж посетителями бара, Шин не раз замечал просящее выражение лица девушки, которую оставил у ближайшего к дверям столика. В нем боролись два древнейших спутника любого парня: добродетель и экономность. Если бы официант уже проработал здесь не первый день и мог позволить себе кров и еду, то накормить страждущую девушку за свой счет ему бы не составило труда, а так… Во всяком случае интуиция требовала разузнать об этой девушке подробнее. Её особенность проявлялась в каждом ее жесте, в манере принимать пищу, даже в стиле разговора. А этот странный ареол, что словно подчеркивал ее из общей массы посетителей…
Деревянная тарелка, какую часто можно увидеть в пиццериях, с шумом опустилась на отполированный столик. Вечер плавно перешел в ночь, а клиентов не поубавилось и, вместо того, чтобы уже разузнавать о местных «достопримечательностях» и их обитателях, Шин уже в который раз приносил на подносе очередную дозу спиртного и закуски поздним визитерам. Однако, уже минут через пять, когда со всех сторон лишь разносилось конское ржание пьяных трудяг или приглушенное чавканье работающих до полуночи, парень умудрился уделить пару свободных минуток.
- Ну как угощение? – Инкуб умостился на стул рядом с девушкой, и по привычке сняв серебряное кольцо с пальца, шустро завертел его в руках, заставляя украшение «перебегать» меж пальцев и на ладони. – Чего-нибудь еще хочешь?
Как это зачастую происходило с Шином, он никак не мог определиться – как правильно обращаться к человеку. С одной стороны, по возрасту, собеседница не превосходила его, но с другой – она была все еще прекрасной незнакомкой и официального разрешение на фамильярность не давала. В такие минуты, наглость вступала в нелегкий бой с вежливостью, и результатом их битвы было именно «переключение» в разговоре с «Вы» на «ты» и обратно. В общем, парень был уверен в том, что в нем обитает как минимум два сознания, что, имея одинаковые права на бренную оболочку, грызли друг другу глотки. Это неопределенность была следствием частой смены настроения, почерка, вкусов, а порой и характера в целом. Именно поэтому, несостоявшемуся лидеру ночных улиц очень нравилось его прозвище. Оно напоминало ему о мифичном народе вервольфов, что словно обладали двумя личинами в одном теле.
Ожидая ответа от девушки, инкуб уже вовсю «прощупывал» посетительницу на наличие каких-нибудь странностей, но единственным «утешением» служил лишь запачканный землей плащ. Это ровным счетом ничего не говорило парню, так как не слыл он хваленой дедукцией Шерлока Холмса и, оставив пустую затею, снова вернулся к созерцанию лица скиталицы.
С языка уже практически готовы были сорваться заезженные вопросы любого «Пикап Мастера» на подобии: «Ты здешняя? Откуда ты родом?», или «Чем занимаешься? Работаешь, учишься? Или твое хобби – затмевать своей красотой лучших актрис Больших и Малых Театров?». Хотя с последним явный перебор… Так уж приключилось, что длительное отсутствие «живого» разговора губит «форму».

0

633

Вот оно чудо, он увидел и прочёл мысли, возвращаясь обратно, Блю даже обрадовалась что вновь увидела его рядом. За столиком возле окна, где только что побывал официант, раздавались ужасные вспышки ненависти. Мужчина, лет 40-ка, с виду меньше и не дашь, со свои собеседником, похожих лет бурно о чём-то обсуждали, жадно сжимая в массивных пальцами бутылку с жидкостью. это раздражало, оскверняло честь любого посетителя, к которому присматривалась волчица. Ей не приходилось ни разу видеть столь отвратительных существ.
Как мерзко. Фу! В те времена всё равно по другому было. Я ошиблась в словах.
Чуть ли не заскулив от счастья, Блю с трудом удержала морок, ещё одних рублей в глазах не хотелось видеть. Взяв вилку в руку, та проколола насквозь, нарезанный крупно, картофель. Клубни овощей не раз употреблялись без всякого рукоприкладства человека, а сейчас этот ароматный кусочек исчезает во рту особы. Желудок радостно пищит, ну наконец-то, хоть какая-то пища спускается к нему. Он оценивает удовлетворительным урчанием, прося повторить запуск, тщательно переваривая в соку маленькую картошку. Радость то какая, всё, что нужно желудку, так это внимание со стороны и кусочек хлеба. Всё.
Мужчине присел напротив спрашивая о блюде и вновь это взгляд. Как прошлый незнакомый демон, он так же перебирал её глазами, чуть ли не пожирая с головы и до пояса (до ног не спускался).
- Ваша свинина, - неуверенно, - прошла неправильную термическую обработку. Мясо слишком быстро размораживалось, возможно её просто опустили в горячую воду, поэтому отбивная потеряла массу полезных свойств. Да и мясо вам доставляют явно браконьеры. Животное убито в молодом возрасте, не своей смертью, а жестокими и мучительными пытками. Да и хочу дополнить, что до приезда в бар, продукт пролежавший на каком-то складе что-ли, пропахшим тухлостью. Это заметно, это чувствуется. Одним словом, вы здесь всех травите. Конечно, сразу отравление не проявиться, но через определённое время их здоровье заметно ухудшиться. Так что есть я это не стану. За салат спасибо, вы прям угадали мой вкус. Не люблю ничего лишнего.
Убила, да? Вот вам и вся выложенная информация о запахе приготовленного мяса, волчий нос почует всё. Вот последний заход и тарелка с салатом опустела, приступив к картошке, которую подольше смаковала. И опять же этот рёв морского слона, где-то сбоку. Противно, мерзко, невыносимо. Ожиревший мужик поднялся, басовым тоном обслюнявил друга, хотело бы ударить за не правильное слово, как... Хруст! Бутылка в руках, лопнула на мелкие острые кусочки, вонзившие в правую руку жертвы. Тоже самое повторилось и с собутыльником, успевший схватить с соседнего стола острый стеклянный стакан, который так же прорезал тому вены, вспыхнув. На пол прокапала кровь, обезумев сидящих в углу низших вампиров.
Обед подан, господа.
Ловко скрыв причастность разбившейся посуде, Блю отвергла в себе реакцию на мгновенную потерю крови посетителей. Никто ничего не видел и не слышал.
Это не я, это мой контроль над силой лопнул. не бар, а убойня, всех бы отправила на мясо.

0

634

Шин ласково улыбнулся девушке, слушая ее длинную рецензию по поводу принесенного мяса. Ее утонченный вкус и, может и ненамеренная, пафосность в речах буквально опьяняли. Хотелось встать из-за стола и громко поаплодировать. Это был фурор, премьера… Речь достойная оратора Древнего Рима.
В шутку, парень же лишь промолвил, придав своему голосу как можно больше язвительности:
- Я могу позвать нашего повара, мисс… И Вы повторите ему все сказанное ранее. Думаю, он оценит Ваши замечания по достоинству…
Инкуб кокетливо щелкнул зубами, словно ставя точку в своей мнимой угрозе, когда сзади от него вдруг раздался шум. Обернувшись, он заметил неописуемую картину, как словно безумный маньяк-экспрессионист решил использовать для своего самого грандиозного творения самую алую краску – кровь… Нет, не было кровавых ручьев, бьющих словно струя семени молодого солдата, вернувшегося с армии, однако и данную сцену невинной назвать было сложно.
Возможно, усталость и брала свое и сознание постепенно переходило в состояние эйфории, но Шину на секунду показалось, словно во всем виновата именно эта надменная особа, сидящая перед ним. Именно надменная, а не забавная, как казалось пару секунд назад. Хотелось попросту встать и укоризненно посмотрев на нее, покачать головой и строго промолвить: «Ну что ж ты делаешь-то…». Впрочем, это всего лишь фантазия уставшего мозга. Сегодня был тяжелый день, как и те, что были ранее, так и те, что были в «прошлой жизни»…
Тяжело, когда приходиться начинать все с чистого листа, не имея с самого начала никакого «капитала» или преимуществ. Кажется, в компьютерных игрушках такой режим назывался «Хардкор». И данная игра на выживание вдруг показались молодому официанту не такой уж веселой и занимательной как раньше.
Хотелось окунуться в спасительное безумие, кружиться на месте войн и разрушения, что преследуют человеческое существование, словно самые верные друзья. Хотелось не задумываться о завтрашнем дне, а лишь жить сегодняшним, отбросив в сторону все сомнения, все препятствия. Хотелось попросту надеть длинный фрак, глубокий цилиндр, взять колоду карт и показывать фокусы, пить сахар разбавленный чаем, ходить по краю пропасти и однажды сорваться вниз. Однако, уже встретившись с землей, подняться на ноги и широко улыбнувшись заявить – «Шутка»…
Это не смешно, это не оригинально, но это то, что хотелось бы сейчас сделать больше всего. Но поддаваться нельзя. Нельзя давать выход тому, что ты так долго пытаешься сдержать, иначе битва будет проиграна.
«Кем ты станешь? Бездушным зверем? Капризным ребенком? Кажется, что и тем и другим…» - инкуб медленно встал из-за стола и подошел к пострадавшим постояльцам. Быстро коснувшись кончиками пальцев к огрубелой коже одного из них и ласково улыбнувшись второму, он стал говорить мерным, успокаивающим тоном, уговаривая обоих угомониться и обратиться к врачу. Руки инкуба ловко извлекали большие кусочки стекла из руки полноватого мужчины, предварительно цепко перевязав запястье чистым полотенцем его другу.
«Мерзко… От них воняет… Что я делаю? Разве мне должно быть до них дело? Тут постоянно проливается кровь или что-то разбивается… Я, верно, совсем заработался… Да и неудивительно. Совсем скоро конец моей смены. Надо как-то раздобыть место для ночлега. Надеюсь сегодня я заслужил премиальные… Хотя, о чем я вообще думаю. Я только пришел на работу…» - Шин устало опустился на стул, напротив девушки и поглядел на нее, словно увидел в первый раз. В мозг тяжело приходила информация. Она словно отвергалась воспаленным разумом. Так отвергает кашу вредничающий ребенок, которому уже затолкнули ее в рот, но он отказался ее пережевывать… Плохой ребенок…
«А ведь я все еще не знаю ее имени… Старею?» - единственная здравая мысль из общего треска счетчика Гейгера, который сейчас напоминала голова.

0

635

-Нет, спасибо!
Волчица приятно улыбнулась, тому, что её речь оценили. Слегка замечтавшись, ей даже захотелось продолжить, но и этого достаточно. На небольшой переполох сбоку, мужчина отреагировал довольно неожиданно. Она и предположить не могла, что вместо того, чтобы остаться с ней, тот кинулся на помощь.
Кажется, я только навредила ему. Не хотела. Надо придерживать свои эмоции.
В ярко голубых глазах померк свет, отражая вместо радости, печаль. ей крайне тяжело перенести ношу, что вред относящий другому лёг на официанта. Вернувшись, парень выразил себя ослабевшим и усталым, в душе он наверняка желал какой-нибудь поддержки или же просто окончания своей смены. Торопливо, волчица взяла руку мужчины (по идее всё происходит наоборот), сжав ладонями, стараясь мысленно передать своё хорошее настроение и жизненную энергию. Конечно, способности у неё таковой не имелось, но если чего-то сильно пожелать, то оно придёт к тебе навстречу. Её нежные светлые очи сканировали существо с ног до голову, останавливаясь на уровне глаз. Ей хотелось помочь, хотелось задержать у себя в душе, хотелось оставить у себя, с собой, забрать с собой. Куда? Да куда угодно, только бы он чувствовал себя лучше.
Я хочу отдать тебе все мои силы, хочу отдать мой заряд, только будь ты счастлив. Где твоя улыбка, где твой запас энергии? Тебе осталось совсем немного и ты свободен, как другие. Тебе откроются двери в параллельный мир. Ты можешь выбрать себе любую дверь, выбрать будущее, выбрать судьбу. Только не грусти, не позволяй себе сдаться! Улыбнись!
Ослабевшая аура Блю дала сбой в системе, позволяя лишь на миг, заглянуть в душу волка. Морок померк, открывая реальность - сидящую рядом чёрную волчицу, проникающая небесным взглядом в сознание инкуба. Мгновенье и опять рядом с тобой девушка, сжимающая руками твою ладонь, пытающая воскресить в мир иной. Что тебе взбредёт в голову на этот раз? Возможно это просто усталость, поэтому вся чушь лезет в пустую голову, заполняя образами животных. Да, лучше так будет, тебе не узнать её полностью, тебе не покорить желание убить в себе вопросы, пока она этого не захочет.
- Я, Блю.
Прошептала она бархатным голосом, закрывая глаза и нежно улыбаясь, ощущая, как сердце её вновь пришло в ритмичное биение. Он не напоминал прошлое, он не был из него, но почему-то хотелось творить чудеса, только успев ощутить это тёплое соприкосновение тел.

0

636

Май 2013 год
вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 20

Начало игры

Влад вошел в бар и сел за первый попавшийся столик.
Идиот. – Сказал он самому себе. – Поссориться с предками и уйти из дома не имея ни жилья, ни работы, ни связей! Молодец Владислав! Ты – идиот. Стопроцентный идиот.
Юноша мрачно опустил голову, обхватив ее руками. - Хорошо, что хоть кредитку умудрялся взять! Мне нужно срочно найти жилье и работу.
Юноша поморщился. – Кредитка! – Его мысли мгновенно потекли по иному руслу, -  нужно снять с нее все деньги пока дядя с тетей ее не заблокировали! Хотя, - Влад усмехнулся, -  наверно уже поздно.
Еще раз, обозвав себя круглым идиотом, а затем другими гораздо менее цензурными, словами юноша устало прикрыл глаза.  Вспоминать из-за чего произошла очередная ссора, ему попросту не хотелось.  Выкручусь, - подумал юноша, - я и не из таких передряг выкручивался!

Отредактировано Владислав (2012-05-27 12:14:56)

0

637

Шин медленно сменил направление взгляда с девушки на бар, осматривая уже поредевшие ряды посетителей. Иногда настигает чувство, когда желаешь просто посмотреть в глаза первому попавшемуся посетителю и как бы войти в его голову, познать то, что скрыто от всех. Узнать его печали, радости, его грезы. Хотелось бы обрести цель в жизни и смысл, чтобы продолжать двигаться дальше. Но еще больше хотелось бы просто управлять людьми. Хотелось бы прикрепить к каждой марионетке свои нити и сказать: «Вы все делаете не так! Я покажу вам, как правильно надо делать…». Эгоистично? Возможно… Возможно, именно это и сдерживает меня от попыток найти этот незримый пульт управления.
Когда парень повернулся к девушке, его бровь изогнулась от удивления, что, вместе с тяжелыми отпечатками усталости на лице, создавали некий неуловимый коктейль мягкости и пофигизма. Легкая, незамысловатая улыбка заиграла на тонких губах парня. Ему казалось, что он опьянен. Казалось, словно он готов медленно стянуть с себя сероватую от дыма рубашку и войти в непривычный ритм музыки, что играла заезженный хрипящий мотив. Хотелось двигаться в страстном танце, извиваясь каждым мускулом, обвораживая плавностью, утонченностью. Хотелось, чтобы все наблюдали за игрой тела и вожделели забрать с собой хотя бы небольшой кусочек этого упругого…
Холодное прикосновение рук девушки вывели инкуба из экстазирующего транса. Это были кусочки льда, ловко брошенные в нагретую на открытом огне железную кружку. Замечтавшийся официант готов был голову дать на отсечение – так был уверен в том, что услышал шипение, с каким лед охлаждал металл ценой своего существования. Вот, ровные кубики теряют свою строгую, нерушимую форму, которой так гордятся, превращаясь в холодную воду. Но тут пошло все наперекосяк. Вода, что по обыкновению должна была превратиться в пар, осталась в раскаленном стакане целой и невредимой, все так же демонстрируя свою отчужденность и холодность.
На парня снова разрушительной волной налетело чувство фальша. Перед ним сидела не девушка, а что-то иное. Подтверждение сиего факта не заставило долго ждать и, словно «отхлынув», морок визитерши сменился на черную волчицу.
Так бывает в жизни, когда на некоторые события ты ожидаешь от себя более неадекватных действий. Однако, усталость и обычный рационализм делают все краски более тусклыми. Вместо того, чтобы сиять и радоваться или же впасть в отпьяненное безумие, Шин попросту расцвел в усталой улыбке и сделав короткий, плавный кивок, мелодично промолвил:
- Приятно познакомиться, Блю… Я – Шин, будем знакомы…
Инкуб сноровисто перехватил ладошку волчицы в человеческом обличии в свои руки и преподнес к своим губам, нежно коснувшись своими горячими губами.
Прикрыв на секунду глаза, парень вдруг ясно почувствовал, что ему становиться дурно. Жар быстро распространялся по всему телу и заполнял каждую клеточку, заставляя ее неистово вибрировать, зудеть, разносить кровь по жилам. Дыхание сбилось, пульс буквально выбивал чечетку в висках, а тело бросило в холодную испарину, что мерзкими ледяными иголками впивалась в чувствительную кожу железной хваткой.
«Что со мной? Болезнь? Что-то подхватил? Почему это проявилось только сейчас?»
Открыв глаза, парень встал из-за стола и, наклонившись к волосам девушки, что источали возбуждающий запах утреннего леса, промолвил:
- Я надеюсь, мы с тобой еще увидимся, а на сегодня моя смена окончена…
Его водило из стороны в сторону, глаза застилала ненавистная пелена, что с каждой минутой ограничивала обзор до небольшой точки впереди, но Шин нашел в себе силы оттолкнуться от стола и направиться в сторону комнаты для персонала.

0

638

Где то в лесу, под звёздным небом выл волк. Он тосковал по крови родной, подзывая к себе песней. Бояться нечего было ему, ведь нет таких вторых, чтобы привлечь опасность. А где-то там вдали,  городи, в ярком здании под неоновой подсветкой, Бар "Осколки", мило ворковали голубки. В Блю не было ни ненависти, ни боли, с каждой секундой сердце наполнялось счастьем на ровне с тревогой. Этот тонкий звук, ведомо распознать только своим сородичам. Её зовут.
Шин.
Растаяв в облаке перегара, после поцелуя расцвела румяными щёчками. расплывшись в улыбки, ей так хотелось прижать его к себе, да только мысли вновь опередились. Вот ещё одно прикосновение и брачного периода не надо, только это движение мужской руки по чувствительной кожи. Как жалко, что нельзя обернуться на половину в волка, вырастить уши и хвост и все эмоции напоказ.
Ах.. Как же это.. приятно. Конечно увидимся, я тебя обязательно найду.
Кивнут в ответ с влюблённым взглядом, Блю с трудом отпустила чудо к персональной двери, ещё секунды две удерживая парня за руку. За окно давно нависла белая ночь. Поднявшись со стола, девушка не решала оставаться одна, так же покинула бар, предварительно обернувшись в последний раз.
Выбравшись на улицу, она чуть не взвыла от переполнивших эмоций, бросаясь наутёк в облике волка. Её глаза переполнялись искрами сияющих звёзд и всё же... Остановившись из груди вырвался протяжная тонкая нить ноты плескающей песни, оглушая пустующие улицы. Сейчас только бежать и бежать, куда неизвестно, столько сил и тратить их в пользу.
-Пока, Шин..
>>>>Город

0

639

Владислав сделал глубокий вдох. Его голубые глаза вяло обежали окружающую толпу, не сосредотачиваясь ни на ком конкретно. Юноша постарался отключиться и выбросить из головы весь окружающий мир. Точно так же, как этот мир однажды выбросил его. Не получилось. Окружающая реальность цепко пробивалась в сознание запахом человеческого пота, и дешевых сигарет. Настроение Владислава было угольно черным, и все его мысли были окрашены в тот же цвет.
Работа. Жилье. Жилье. Работа.
Замкнутый круг, из которого он, увы, не видел выхода. Впрочем, он никогда не впадал в депрессию, спустя всего пару секунд юноша был абсолютно спокоен.
Первым делом мне нужно найти работу. В зависимости от того, куда я устроюсь, какую зарплату я буду получать, на такую сумму и придется рассчитывать. Чувствую, - горькая усмешка скользнула по его губам, - чувствую, на люкс мне не придется  даже и надеется. Ладно, если что, проведу пару ночей в парке. Составлю компанию местным маньякам.

0

640

Квартира Мэй ------>
• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 20

Соберись. Да, Мэй, ты давно не работала, ничего страшного. Просто подойди к тому посетителю и обслужи. Веди себя так, будто ты здесь своя.
Первый день, а точнее первая ночь, протекала пока что гладко и без сюрпризов. Бар выглядит прилично (для бара), тусклый свет, красная мебель, бильярдный стол - все на своих местах. Новая форма, а именно короткая черная юбка и белоснежная рубашка с надписью "Осколки", немного жмет, но не привыкать. Посетители, шумные и пьяные, курят и беседуют, иногда даже дерутся. Персонал: бармены и официанты, обслуживающие столики и параллельно успевающие выпить - все выглядит вполне себе обыкновенно и даже привычно. В помещении темно, а за сигаретным дымом все выглядит еще более расплывчато, так что разглядеть можно лишь силуэты предметов, к которым нужно подойти. Все это не сильно мешает девушке разносить заказчикам коктейли и напитки, но споткнуться из-за невнимательности об осколок стакана - не лучшее происшествие.
Девушке нравилось работать в таких заведениях. Ведь в половину своей жизни она проводила именно в таких, забивая на семью и учебу. Она считала, что главное - вовремя сделать выбор, даже если он неправильный. Нельзя откладывать жизнь на потом.
Мэй сидела за барной стойкой, докуривала сигарету и рисовала закорючки в блокноте, ожидая нового посетителя. Она проживала этот же день в своей голове заново, просматривая все, что она смогла сделать: найти работу, снять квартиру, начать нормальную жизнь. Как говорится: "Если работа не помогает тебе жить, то тебе нужна либо новая работа, либо новая жизнь". А для новой жизни осталось найти друга, хорошего друга, который бы мог поддержать в трудную минуту.
Единственное, что мешало рыжей окончательно настроиться на выполнение своих обязанностей  - из головы никак не выходили мысли о своей недавно нашедшейся сестре. А может и не сестре. Девушка пыталась осознать, к чему приведет ее появление. Вряд ли Бьяртей сильно рвалась ее увидеть. Но почему судьба повела себя именно так?
От личных раздумий девушку отвлек посторонний звук. Дверь бара открылась и в помещение зашел высокий юноша со светлыми растрепанными волосами, одетый в яркую толстовку и серые джинсы.
Ну вот, наконец хоть кто-то еще в адекватном состоянии.
Остальные посетители были, мягко сказать, совсем не трезвыми, поэтому узнать из невнятной речи, что человек хочет заказать, было весьма сложной задачей.
Девушка отошла от стойки и, захватив блокнот, прошла к новому клиенту. Мэй ловила на себе пьяные взгляды постояльцев, которые выводили ее из себя.
Ничего. Потом отыграемся на них.
Рыжая подошла к столику и достала из правого кармана ручку.
-Что будете пить?

Отредактировано Millay (2012-05-28 15:34:34)

+1

641

Салон "Искусство Красоты"-------->спустя день
Май 2013• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Свежо и довольно тепло.
Температура воздуха: + 20

На следующий вечер после того, как приятное знакомство имело место в моей жизни, настроение мое держалось на столь высокой отметке, что я немного этому удивлялся. Теплый вечер, солнце еще не зашло за горизонт и озаряет улицу последними лучами, словно боится не успеть чего-то. Оно, как люди, что живут так, словно каждый день - последний. Спешат жить, схватить от этой самой жизни все, что можно. Так живу я и, право слово, не удивляйтесь, меня такая жизнь целиком и полностью устраивает. И, надеюсь, будет устраивать еще долго-долго. Этот вечер был занят миролюбивой прогулкой по не менее миролюбивым улочкам Города Легенд. Ноги сами вели меня вперед, куда-то сквозь толпы гуляющих и спешащих по домам людей. Неспешно лавируя, словно ящерица между грудами камней, я уже понимал, куда приближаюсь, и не противился выбору своего, скажем так, тела. Бар "Осколки", наиболее шальное и популярное заведение города, всегда наполненное людьми разной степени трезвости а, если быть точным, нетрезвости. Там всегда плавала плотная дымовая завеса, из-за которой нормальному человеку быль бы непросто дышать. Но посетители бара уже устойчивы к таким условиям; они даже многих устраивают. Атмосферу навевают соответствующую, что ли. В общем, я не знал.
Знакомая мерцающая вывеска приветливо подмигнула мне, когда я приблизился к двери. Почти не оглушенный всегдашним гулом людей и нелюдей, я прошел вовнутрь и занял пустующий, на мое счастье, столик в самом углу у сцены. Там редко кто сидел по одной простой причине: пробраться на шатающихся пьяных ногах в уголок, лавируя между столами-стульями-телами, весьма и весьма непросто. Мне это было, да не прозвучит это, как хвастовство, раз плюнуть. Опустившись на стул и пристроив сумку на коленях - иначе украдут, стоит только расслабиться, - жду официантов. Персонал тут хороший, на удивление вышколенный для такого заведения. Рыжая миловидная девушка, при веде которой у меня внутри щелкнул переключатель "человек-инкуб". Щелчок был слишком резким.
- Что будете пить? - негромкий, чуточку резкий голос. Я проследил за недобрым взглядом девушки - посетители пьяными взглядами просто пожирали официантку. Намерения их всегда были одинаковыми и грязными. Мои помыслы, по сравнению с этими, казались просто ангельски чистыми. Ну ладно, демонски чистыми. Я лучезарно улыбаюсь девушке, как всегда это делаю - с клыками - и произношу хриплым, привычно прокуренным голосом:
- Зеленый чай для начала, - пока пить я, к некоторому сожалению, не собираюсь. Потом может случиться что угодно, а сейчас меня слишком заинтересовала немного полыхающая аура официантки и сама она в общем и целом. К тому же, с ее лица вышел бы потрясающий портрет, приложи я немного усилий.
Когда заказ был принят и официантка отошла, я растрепал белоснежные волосы, отросшие настолько, что стали мешать глазам, и выудил из сумки альбом и уголь, спресованный в тонкую палочку. Откинувшись на спинку стула, я занял как можно более удобное положение и принялся рисовать девушку. С освещением мне повезло, так как все пространство барной стойки было прилично освещено. Лицо было видно плохо и нечасто, но я работал по памяти, на уровне простого наброска, чтобы размять руку. И заинтересовать кое-кого.

+2

642

Миллей ненадолго отвела взгляд от мужчины и посмотрела в сторону остальных визитеров бара. Да, те все так же смотрели на девушку, совсем не думая о последствиях. А зная Мэй, последствия вполне могли бы произойти, стоит им хоть чуть-чуть присвистнуть или шлепнуть по заду, когда она могла бы проходить мимо. Вернув направление глаз на клиента, рыжая увидела мило улыбающегося юношу, готовящегося сказать название напитка.
Стоп. Это что, клыки? Вампир что-ли? Демон?
-Зеленый чай для начала. - он говорил спокойно, правда немного похрипывая.
Девушка опешила от этих слов, даже удивилась. Нечасто в заведении с такой репутацией услышишь подобные слова.
-Ладно… - Мэй произнесла это тихо, почти не слышно и, сложив неиспользованную на этот раз ручку обратно в карман, вернулась к барной стойке. Девушка посмотрела на бармена, который протерев руки полотенцем, облокотился на стол и взглянул на нее.
-Кажется, на этот раз нам попался странный гость. Зеленый чай. Сахар сразу не клади, просто положи 2 кубика на блюдце.
Бармен слегка усмехнулся, кивнул и отошел в другой конец стойки, к чайнику. Тем временем девушка взяла поднос со стоящими на нем разноцветными коктейлями, водкой, текилой и прочим алкоголем и стала разносить их в разные стороны зала, то и дело скрываясь в псевдотумане. Наконец, когда все напитки находились у своих заказчиков, Мэй вернулась обратно и присела на один из барных стульев, одновременно поглядывая в разные стороны и ожидая, когда заварится чай. Сначала девушку не особо волновал один необычный факт, она пыталась занять себя всяческой ерундой, вроде прочтения вывесок бара, но позже ее все-таки стал смущать частый взгляд беловолосого мужчины в дальнем конце помещения. Рыжая пыталась отвести взгляд в другую сторону, но как может не заинтересовать причина столь серьезного внимания к своей же персоне. Дождавшись готовности чая, Мэй поставила блюдце и чашку на поднос, встала со стула и направилась к юноше.
Подойдя к столику вплотную, девушка нагнулась и поставила благоухающий напиток на столик. Слава богам, чай в этом месте делается не из пакетиков, а из нескольких видов смесей с восхитительным запахом, так что она и сама бы с удовольствием выпила чашечку.
-Вот ваш заказ. - Мэй сказала достаточно резко, что выглядело слегка странно, ведь предпосылок к такому тону не было совсем.
Рыжая взглянула на мужчину и встретилась с ним глазами. Темно-зеленые глаза, светлые, даже белые волосы, вполне себе красивые черты лица. Да, а он действительно симпатичный. Она перевела взгляд с лица на руки юноши и была удивлена еще больше, чем в первый раз. Он держал альбом c нарисованным угольком наброском. Наброском лица девушки. Наброском лица девушки, очень похожей на Мэй.
-Простите, что вмешиваюсь, - да, вежливость, типичное поведение на работе, которое было совсем не свойственно Миллей, - вы что, - неловкая пауза - рисуете меня?
Милая улыбка, вежливое поведение, трудовые будни - все было настолько мило и правильно, что Мэй даже стало противно. Ей бы было противно и дальше, если бы не этот юноша, очень необычный юноша, казалось бы, случайно появившийся в этом месте и в это же время. Рисунок очень даже польстил ей, мозг девушки напридумывал несколько путей дальнейшего хода событий. Быстрое переосмысление всех возможных вариантов и первая моментально появившаяся мысль: А почему бы и нет?

+1

643

С трудом добравшись до бесхитростной деревянной двери, что вела в коморку, Шин плотно закрыл ее за собой. Медленно сползая по холодному материалу вниз, к полу, пока вовсе не сел на корточки, подпирая спиной проем, парень уставился невидящим взором на свои руки. Сердце вырывалось из груди бешенным окровавленным комком, и его настойчивость звенела в висках громче, чем шум от пролетающего над головой самолета.
«Что со мной?» - этот вопрос инкуб повторял себе снова и снова, каждый раз, когда пытался встать на подгибающиеся ноги или, когда по телу в очередной раз пробегала волна неистового жара, заставляя его трепетать и истекать холодным потом.
Закончивший свою смену официант с огромным трудом поднялся на трясущиеся ноги и, сняв в себя рубашку, почувствовал, словно тяжесть горы сошла с его плеч и та сила, что давила на него частично ослабла… Но это был самообман, построенный на желании привести себя в норму. Казалось, словно пояс стал сильно тугим, а шорты стали неудобным мешком, который хотелось стянуть с себя вовсе, но, ограничившись оголением торса, разгоряченный стриптизер собрал сумку так быстро, насколько он был способен и неуверенным шагом направился к двери.
Краски сгущались вокруг. Мебель, стены, пол и потолок – все окрасилось багряно-красным цветом, вызывая неистовое желание и жажду. Стук сердца… Нетвердый шаг… Вся комната вдруг завертелась на месте, но сознание все еще было ясным. Просто хотелось кружиться вместе с этой комнатой, хотелось почувствовать бархатную мягкость теплой кожи, упругие формы, обтянутые крепкой тканью. Рвать, и рвать, и рвать… Надо освободить их… Им неудобно, они хотят, чтобы их лелеяли…
Дверь упрямо толкнула парня, остановив его неспешный ход, и прохладный металл ручки немного развеял тот дурман, что бродил в голове парня.
«Что я несу…» - ручка несколько раз соскользнула с пальцев инкуба, отказываясь поворачиваться, но на третий раз поддалась и с негромким скрипом отворила тяжелую дверь.
Как официант притащился в кабинет работодателя за выручкой, он уже и не помнил. В памяти запечатлелось лишь мнимо озабоченное лицо начальника, что, скорее всего, свалил болезненный вид сотрудника на передозировку сигаретным дымом, как это бывало ранее. Его мозг наверняка просчитывал только то, какие он может понести убытки, если на него подадут в суд. Поэтому, особых затруднений с «кассовым сбором» не было. Осталось лишь добраться домой и отдохнуть. Этот недуг явно был вызван не вирусом или  иной инфекцией. Это скорее усталость…
Однако, лишь только выйдя на улицу в холодное утро, парень ясно осознал, что дома у него нет и куда идти, он тоже не знает. Ноги просто несли его дальше, туда, где за горизонтом вставало солнце и окрашивало воды моря в слепяще-желтый цвет. Туда, где тихо шуршал песок, омываемый волнами. Туда, куда его звало тело…

--->Неизвестное направление

0

644

Пожалуй, городской парк – это именно то, что нужно. Подняв голову, он еще раз оглядел толпу, вскользь заметив одну из снующих официанток. Позвать ее у юноши не возникло ни малейшего желания. 
Дальше его взгляд наткнулся на человека, который, судя по всему, рисовал ее портрет. Будучи неплохим художником, Владислав сам никогда не рисовал людей. Принципиально. 
Однажды когда он был ребенком, Влад нарисовал портрет. Он нарисовал портрет и показал его своему отцу. Отец долго смотрел на портрет, а затем бросил рисунок в огонь. Он поднял голову Владислава за подбородок и, глядя прямо мальчику в глаза, произнес: Владислав никогда больше. Ты слышишь меня? Никогда больше не рисуй живых людей. Никогда больше не рисуй живых существ.
Он повернул голову, глядя, как сгорает бумага в камине. – Тебе нельзя рисовать то, что наделено свободной волей, то, что наделено жизнью, то, что наделено душой. Ты понял меня?
Мальчик проследил за его взглядом. – Да отец.
Сидя в баре, Влад усмехнулся своему воспоминанию. Конечно, я сделаю, как ты скажешь отец…

0

645

Моим учителем был такой же молодой и самонадеянный парень, как и я сам. Наверняка именно из-за этого мы и сблизились духовно, делились интересами. Я впервые взял в руки карандаш, под его неустанным руководством научился не просто рисовать, но переносит характер и жизнь на бумагу. Два года я был терпеливым учеником и веселым приятелем, даже нет, другом. А потом ситуация "ученик превзошел учителя" сыграла с моей привязанностью злую шутку. И парень уехал из Города, возможно, потому что завидовал и злился. А может и просто по другой причине. Важно лишь то, что я не винил и не виню этого человека, а напротив, благодарен ему за все умения и наставления. Именно благодаря Куо я сейчас сидел в этом всеми любимом баре и быстро-быстро рисовал девушку, чтобы разогреть руку и потом уже, ночью, приступить к картине большого ночного города. Заказ был интересный, по срокам я ограничен почти не был, а вот по качеству - очень даже. Так что отдыхать - сейчас, а потом - трудиться, трудиться, трудиться.
Я отложил угольную палочку и вытер руки о салфетку, моментально почерневшую от мельчайшей пыли, лишь когда девушка приблизилась ко мне, неся в руках чашку ароматного чая. Тонкий и терпкий запах пряностей пробился даже сквозь дымную завесу. Я улыбнулся официантке, кивнул, когда она поставила чай на стол. На блюдце, помимо самой чашки, лежали два кусочка сахара. Отлично! Довольно потерев руки и положив альбом на стол, я быстрым движением пальцев схватил один сахарок и с удовольствием разгрыз его. Блаженство, честное слово.
- Простите, что вмешиваюсь. Вы что, рисуете меня? - девушка, как и все, кто замечали меня в работе, была немного удивлена - это не скрыла даже натянутая на лицо простецкая мило-вежливая улыбка. Если человек заметил, что рисуют его, значит, получается похоже. Ну, хотя бы немного. Когда рыжая стояла ближе, мне одним легким движением удалось наконец наметить контуры носа, похожие на реальные. А то издалека черт пойми что увидится.
- Надеюсь, что вы не будете против этого, - киваю на рисунок, а потом, отхлебнув горячего и действительно потрясающего чая, киваю уже на стул. Стул, конечно, стоял напротив меня. Надеюсь, что она сейчас не очень занята. Интересное лицо, такое приятно нарисовать - не идеальное, такие всегда перенести на бумагу сложно до ужаса. Но запоминающееся. То, что надо для разминки и для подарка случайному человеку.
Я поправил волосы снова - да что за привычка такая, сделала пару глотков. Горячо, не терпимо.
- Если у вас есть время, то я бы попросил немного попозировать -  это не сложно и не больно, обещаю, - негромкий смешок, и угольная палочка снова в руках. Я уверен, что девушка не откажется, почему-то твердо в этом уверен. Она, несмотря на приветливый вид, выглядит усталой: глаза никогда не врут, а я слишком хорошо научился читать по ним за каких-то четыре года. Усталость поменьше, чем увиденная мной вчера в глазах у Марианны. Но не физическая, а духовная. Такую сбросить еще сложнее, но возможно. И я даже знаю, как именно.
- Думаю, что лучше представиться, - я начинаю разговор через пару минут, - Меня можно звать Ящером.
Какая разнообразная реакция была мной узнана на такое имя! Удивленные глаза, насмешки, желание выведать истинное имя, безразличие, искренний смех. Иногда совершенное равнодушие и, надеюсь, сегодня такого не случится. Уж очень хорошее настроение этим вечером обуревало меня, слишком многое хотелось и нужно было сделать.

+2

646

• ночь: Небо ясное, звезды яркие. Ночь еще холодна, по сравнению с днем, но с каждым новым днем становится лишь теплее
Температура воздуха: + 9

Сказать честно, техника у юноши была безупречная. Яркие черные линии шли по бумаге именно в том направлении, в котором было необходимо для создания правильного образа. Он работал активно и быстро, поэтому портрет девушки был больше похож на набросок, но при этом он не терял красоты и реалистичности.
Мужчина ненадолго отложил рисунок и съел с довольным видом кусочек сахара, раскусив его своими клыками, которые действительно очень сильно привлекали Миллей. Девушка всю свою жизнь верила в существование сверхъестественных существ и вот тебе - подарочек, которого она так долго ждала. Главное быть уверенной, что у этого "подарочка" нет намерений выпить из тебя кровь или, что еще хуже, убить.
-Надеюсь, что вы не будете против этого. - мужчина сделал еще глоток - Если у вас есть время, то я бы попросил немного попозировать - это не сложно и не больно, обещаю. - Он слегка усмехнулся и кивнул на стул, предлагая девушке присесть.
Ну, всегда приятно посмотреть, как тебя рисуют. Особенно, если это не уличный художник с популярных улиц города. Надеюсь, он не потребует с меня деньги.
Мэй улыбнулась, и на лице девушки появились крохотные ямочки под скулами. Поставив поднос на столик, она присела на стул напротив художника, выпрямила спину и направила взор прямо на него. Судя по всему, юноша был в хорошем расположении духа, он чертил линии старательно, аккуратно, периодически подчищая ластиком лишние штрихи и стряхивая мусор на пол.
Да, вокруг этого столика уборщику еще долго придется пылесосить. Черт, что со мной такое? Сижу за столом с парнем, даже имени которого не знаю! Спрос…
Мужчина опередил даже мысли девушки, не то, чтобы вопрос.
-Думаю, что лучше представиться. Меня можно звать Ящером.
Стоп, что он только что сказал? Рыжая удивленно улыбнулась, да, ведь это было действительно необычное имя.
-Нечасто такое услышишь. - девушка подмигнула напротив сидящему и усмехнулась - Я Миллей. Лучше Мэй, мне так привычнее.
Что-то заставило девушку оглянуться назад и увидеть неодобрительный взгляд бармена. Ох, работа, совсем забыла. Надо бы принять заказы.
-Мне нужно ненадолго отойти. Я же официантка все-таки.
Мэй встала со стула и, слегка, не ведая об этом, придвинула к себе тот злополучный поднос с помощью телекинеза. Она не заботилась о том, изумила она Ящера или нет. Да, действительно странное имечко. Надо попробовать узнать хотя бы другой вариант. Ну или узнать, чем обусловлено такое прозвище.
Девушка вернула поднос на стойку и прошла в другой конец зала, выведать, чего еще изволят уже почти не присутствующие в этом зале, да и в этом мире, посетители. Она быстро записала названия коктейлей в блокнот и, пройдя обратно, обратилась к бармену, уловив его пошловатый и насмехающийся взгляд.
-Боже мой, прекрати. Я от этого меньше не работаю. Лучше вот клиентам сделай выпивку. - Миллей вырвала листочек с названиями из блокнота и отдала их человеку за стойкой.
Секундой позже рыжая уже вновь сидела, наблюдая за движениями угольной палочки. Девушка запоминала то, как рисует юноша, ведь она сама была не против немного поучиться, недаром она поставила в квартире мольберт. Просидев еще пару минут, Мэй снова заговорила.
-Моя смена скоро заканчивается. Не знаю, ну… Может быть, ты хочешь…
Черт, Мэй, что с тобой такое? С каких это пор у тебя появилось это волнение, стеснительность и вообще манеры хорошей девочки? А ну-ка включай режим настоящей Миллей! Почему с сестрой работает, а с этим "земноводным" нет?

Отредактировано Millay (2012-05-29 21:05:18)

+2

647

Внимание приятно любому человеку, только если оно не акцентируется на чем-то постыдном. Таким мое рисование не было, так что я наслаждался, замечая то, как девушка наблюдала за моей работой. Мне же пришлось немного трудно - с волосами помучился, пожалуй, дольше всего. Они наконец-то получились достаточно живыми, объемными настолько, насколько можно изобразить при помощи одного лишь угля и капельки таланта. Но тоже неплохо. Мои пальцы были черного цвета, отчего мне же они напоминали ссохшиеся прутики дерева, сгоревшего при лесном пожаре. Чашка, к слову, тоже испачкалась, а божественный напиток подошел к концу. Заварку есть мне как-тор не хотелось, поэтому в рот отправился черный-черный угольный сахарок, от этого не ставший менее сладким. Внешность, говорят, обманчива. Интересно, а со мной это работает? Кого видят во мне окружающие при первых встречах? И кто видится им потом, при дальнейшем знакомстве?
Взять хотя бы вот эту девушку - каким, на первый взгляд, я ей показался? Спрашивать, конечно, даже самый самоуверенный не решится, я - тем более. Пусть это качество мне и свойственно, да не всегда. Работа же была почти закончена и нравилась она мне с каждым штрихом все больше и больше - как и сама натурщица. Я не стал продолжать совершенствовать мелкие детали, так как придерживаюсь мнения, что в художественных работах лучшее - враг хорошего. А лишних врагов нам не надо. Официантка сидела гордо и смотрела так же, прямо и открыто, не стесняясь рассматривать меня и мой рисунок. Это не могло не понравиться мне, как инкубу.
Я Миллей. Лучше Мэй, мне так привычнее. - девушка усмехнулась, услышав мое "имя". Можно подумать, она впечатлилась и заинтересовалась бы пресным Артуром Сноу, или не удивилась бы от экзотического Бальтазара. Последнее имя вообще стоит держать втайне, как истинное. А то получит надо мной власть официанточка, и буду я вместо нее подносы таскать да прислуживать вечно. Шучу, конечно.
- Мэй? - я не переспрашиваю, просто произношу заново, для себя, чтобы принять на слух, - Звучит как май, который, кстати, сейчас за окном. И значит то же. Прищуриваюсь и дополняю рисунок прорисовкой тонких и длинных ресниц. Он завершен, и обычно я продаю такие портреты, причем недешево. А сейчас захотелось подарить, так как столько эмоций мне рисование не всегда приносит. И я подарю, как только девушка вернется - она отошла обслужить клиентов.
Насколько это известно мне, ночная смена заканчивается совсем скоро, максимум пятнадцать минут - я часто прихожу в бары в ночи. Так что девушка, изъяви она желание, отправилась бы со мной на прогулку куда-нибудь по ночному Городу. А может, и того дальше...
Мэй вернулась, пока я размышлял о планах и думал, из какого языка пошло ее имя. Мысли, словно пьяные совы, разбредались прочь и отказывались формироваться. Рисунок аккуратно лежал, сделанный на плотной акварельной бумаге. С собой у меня был балончик со специальной жидкостью, которая закрепляла слой угля и не давала ему размазаться. Я уже обработал портрет, так что все было - почти - готово.
-Моя смена скоро заканчивается. Не знаю, ну… Может быть, ты хочешь… - девушка явно замялась, чего не случалось прежде. Как ребенок, право слово! Я решил подбодрить Мэй; к тому же, она выразила и мое желание тоже.
- Я не хочешь, но очень даже настаиваешь, - смеюсь, улыбаясь открыто так, как только могу. Надо же ободрить девушку, дать ей уверенности в том, что ее не обидят, по крайней мере, только пока. Жестоких планов у меня, как у любого демона, конечно, в голове было немного, но я успешно контролировал свою дьявольскую сущность (ха-ха) и активно игрался с инкубской. Той, которую так любят женщину и которую так ценю я сам.
- Пусть время позднее, но погода от этого хуже не становится. Пройдемся. К тому же мне видно, что тебя что-то тревожит, - я чуть было не прибавил "дитя мое", как это говорят старцы. Но я не старец, и говорю искренне и с действительным желанием помочь рыжей. Симпатию, равно как и сочувствие, никто еще не отменял.

+1

648

В сигаретном дыму мысли стали течь лениво и вяло, что очень не понравилось юноше. Нужно уходить отсюда пока я не стал как все окружающие.
Неожиданно размышления Владислава прервал характерный звук. Порывшись в своем кармане, юноша достал от туда мобильник.
- Так, сообщение.
Влад ткнул пальцем в экран. От предков. – Владислав! Немедленно возвращайся домой! Мы все тебе простим!
Ага, сейчас! – Подумал юноша. – Вот так встану и вернусь. Естественно вы хотите, чтобы я к вам вернулся. Ведь если мой отец узнает, что я ушел он перестанет отстегивать вам деньги. А за меня дают как за террориста с мировым именем!
- А не пойти ли вам… - тихо сказал юноша, удаляя сообщение.
Он убрал мобильник, в карман, отключив его. Вздохнув, он пару раз встряхнул головой, убирая пряди волос упавшие на глаза. О чем я думал перед тем, как они меня прервали?

Отредактировано Владислав (2012-05-29 21:31:28)

+1

649

Девушка сосредоточилась на своих мыслях, но при этом не выпускала из глаз своего нового друга. Судя по всему, ответ должен был быть положительным, но кто знает?
-Я не хочешь, но очень даже настаиваешь. Пусть время позднее, но погода от этого хуже не становится. Пройдемся. К тому же видно, что тебя что-то тревожит.
Да, а с наблюдательностью у него точно проблем нет. Умеют же люди только глядя в глаза другому, распознать его душевные переживания.
-Отлично! Если хочешь, постой пока на улице. Я зайду в комнату для персонала, заберу куртку. И да, спасибо, конечно, огромное за рисунок, но оплату заказа никто не отменял.
Мэй ехидно улыбнулась, но в то же время оставалась по-прежнему достаточно доброй и с той же улыбкой протянула Ящеру чек.
Оставив юношу наедине с самим собой на некоторое время, девушка подошла к барной стойке и, пока бармена не было на месте, стащила бутылку Текилы. Ничего, будут деньги, верну. Да и тем более, здесь еще столько всего, что ничего страшного, на продажи не повлияет. Затем девушка прошла в небольшую каморку, где висела верхняя одежда. Рыжая взяла свою кожаную куртку, быстро натянула ее на себя и, спрятав за пазуху напиток, застегнула молнию.
Проходя мимо барной стойки, она крикнула бармену: "до свидания", беглым взглядом посмотрела на еще оставшихся посетителей, проверила наличие денег за тот прекрасный чай на столе и быстро выбежала на улицу.
-А вот и я! - Мэй еще не вышла из помещения целиком, но довольное высонувшееся лицо из дверного проема не могло не заставить улыбнуться - У меня кстати небольшой сюрприз.
Рыжая немного приподняла куртку и вытащила приличного размера бутылку знаменитой кактусовой водки.
-Ты ведь не против?
Надеюсь, что не против, а то обидно будет. Напиться чертовски хочется.
На улице было свежо и прохладно, как обычно бывает ночью в Городе Легенд. Волосы девушки слегка развевались волнами. В воздухе еще стоял запах дневной жизни, но его потихоньку вытесняла ночная, несущая за собой вместе с легким полуночным бризом совершенно другие ощущения и мысли.
Путь освещали незакрытые облаками звезды. Парочка шла вверх по дороге, медленно вдыхая в легкие воздух ночного города. Мэй гораздо больше любила темную часть дня. Для нее промежуток между 10 часами вечера и примерно 6 часами утра был лучшим временем для прогулок и прочих "дел". Этот режим устоялся у девушки еще с 14 лет - ночью гуляем, до обеда спим. Хотя во время учебы спать не получалось фактически вообще.
Миллей отпила немного обжигающего горло напитка (не то, что чай) прямо через горлышко и передала его своему собеседнику. Планы на вечер в голове строились быстро, поэтому, недолго думая, девушка начала разговор.
- Знаешь, я люблю май. Мой любимый месяц. Не знаю, то ли это из-за имени, то ли из-за того, что я родилась в мае. Просто уже достаточно тепло, но жители еще не разъехались по курортам и загородным домам. Еще остается эта суматошная городская жизнь, а мне это безумно нравится, - девушка закинула голову наверх и посмотрела в черное небо - Кстати, у меня родилась идея, пока мы гуляли. - рыжая посмотрела в зеленые глаза Ящера, моментально схватила его за руку и потащила к метро.
- Все-таки мне кажется, что у меня будет веселее, чем просто бродить по улицам.
Неожиданно, наверное. Что ж, пусть привыкает, настоящая Мэй вернулась!

------> Квартира "Мэй"

Отредактировано Millay (2012-05-30 10:28:00)

0

650

Владислав почувствовал, что очень сильно устал, ему хотелось спать. Нужно более спокойное место, -  вскользь подумал он. Может центральный парк?
На дворе было почти лето, а ночевать в парке ему уже приходилось. Владислав встал и потянулся всем телом. Он был рад, что покидает прокуренное помещение.
Закинув за спину рюкзак с вещами, ловко огибая столики с посетителями, юноша направился к выходу. Все с завтрашнего дня обязательно ищу себе работу, - напоследок подумал он, закрывая за собою дверь.
Мир за пределами бара встретил его легким освежающим ветром и чистотой. Шагая по улице города, юноша сделал глубокий вздох. Владислав знал, что ему достаточно всего пары часов на отдых, а затем он снова встанет в строй. В этой жизни он привык сражаться. Добиваться всего самом. И такое положение вещей, вполне устраивало его. Я не буду больше зависеть ни от матери, ни от отца. Я так решил. Юноша улыбнулся своим мыслям.

------>Центральный парк

Отредактировано Владислав (2012-05-30 10:21:43)

0

651

Так быстро согласиться...Кажется, в моей жизни мне наконец-то встретился тот тип людей, что всегда готов броситься в любую авантюру с головой. Рыжая поначалу не выглядела общительной, но то было лишь первое впечатление. Теперь мне казалось, что эта девушка вообще не заботится о своей безопасности, а внимание уделяет своему настроению и способам его поднятия. Что же, если я могу стать одним из этих способов, а потом - другом или даже чем-то большим, то отказываться не стану. Наоборот, брошусь вперед с распростертыми объятьями. Ибо нечасто мне предлагают столь интересную компанию.
-Отлично! Если хочешь, постой пока на улице. Я зайду в комнату для персонала, заберу куртку. И да, спасибо, конечно, огромное за рисунок, но оплату заказа никто не отменял. - девушка говорила так быстро, что я даже удивился. Это мне свойственная неторопливая, ленивая манера речи. Тараторить так, что собеседник с трудом различает слова, я не привык и не привыкну никогда. Однако это не мешало мне разобрать слова официантки и улыбнуться достаточно благосклонно. Деньги за чай вместе с чаевыми - а куда без них - перекочевали на маленький подносик, специально для них созданный. Рисунок я отдал девушке, надеясь, что он не помнется из-за чье-то безответственности. Очень надеюсь, что смогу еще ее рисовать и не только, скажем, портреты. Ох, повезло мне, что краснеть не умею - а то ходил бы нежно-пунцового цвета. Виной тому фантазии одного сумасшедшего художника, то есть меня, который моментально поселились в голове и принялись всячески разрастаться. Воздержавшись от того, чтобы отогнать нематериальные мысли руками, я забрал сумку, предварительно упаковав все вытащенное обратно. Снаружи было тепло, по крайней мере, тепло для меня. Я ждал Мэй совсем недолго - хитрая мордашка высунулась из-за двери, прищурилась и, разглядев меня, довольно проговорила:
-Ты ведь не против? - из-под заметно оттопырившейся куртки мне подмигивала бутылка текиллы, достаточно дорогой, насколько я знаю алкоголь. Я не стал зачитывать лекцию на тему воровства - ведь понятно, что простой официантке бара эта бутылка сама просто так в руки не попалась. Это должно было остаться на совести Мэй, а не на моей.
- Против такого против не будешь, - усмехаюсь, понимая, как звучат мои слова. Все равно, что масло маслом маслить. Мы идем вниз по улице, болтаем непринужденно и о какой-то ерунде. Совершенно отстраненные темы, неважные. Но именно они, как  ни странно, формируют нормальное общение, являются зародышами настоящей дружбы. Именно с простых тем можно перейти на более интимные, важные и волнующие. Но не сейчас, а позже. Всему свое время. Мэй тем временем вытащила бутылку, без труда откупорила ее и сделала несколько глотков, не поморщившись. Я позавидовал молча, но также отпил обжигающего и немного противного на вкус напитка. Может, после него станет повеселее, я не знаю. Просто пью, пусть и не испытываю особенного удовольствия. Сам же согласился, верно?
Рыжая рассказывала про май, и я не мог не согласиться с ее словами. Один из самых загадочных, как по мне, месяцев среди всех четырех сезонов. Я слушал, кивал и улыбался, немного сонно щурясь. Не спать пару ночей из-за работы я смог, а вот теперь, когда засыпать не следовало, зевнул. Раз и еще раз. Черт.
- Все-таки мне кажется, что у меня будет веселее, чем просто бродить по улицам. - рыжик схватила меня за руку - ее ладонь была мягкая и очень маленькая, по сравнению с моей костлявой дланью. Направление мне было известно - метро, пара станций, а потом жилищный комплекс. Я раньше жил там, пока не перебрался в небольшой дом. Отличное место и, кажется, вечер набирает обороты.
----> Квартира Мэй

0

652

[Начало игры]

В эту ночь многие хотели увидеть Бэйна воочию, желали заглянуть в его бестыжие глаза и дать ему увесистого пеньделя. Например, работки одного из бесчисленных питейных заведений, что были вынуждены отдуваться за без вести пропавшего сотрудника. Парень этого самого сотрудника, что уже пол ночи не спал в ожидании гостя, который, кстати, обещал заехать прямо посреди ночи. Даже кролики с мышами в квартире самого Вильяма томились в ожидании своего маленького конца света, ждали, когда Лис придет домой и слопает одного из них даже не раздеваясь. Мышам в этом случае везло чуточку больше, их головы сразу отлетали в сторону, а вот животным по больше приходилось помучаться, но не долго, всего пару мгновений.

Но Лису чужие проблемы оказались совершенно неинтересны, это был конец февраля, а значит, его чувствами и эмоциями правил его величество гон. Это время когда Зверь не ест и не спит, когда лишь качество и количество сук под ним имеет значение. По правде Бэйн действительно собирался зарулисть к смоему очередному парню, даже отправил ему смс, видимо, поэтому его так сильно ждали на другом конце города, но туда он так и не добрался. Еще по дороге он нашел себе очередную суку. Вообще Вильям предпочитал мужчин, желательно постарше, что бы сквозило жизненным опытом. Правда, в отличие от остальных малолеток он никогда не стелился под них, наоборот он предпочитал быть сверху, но увы его партнеры осознавали это слишком поздно. Пищевая цепочка - слабые снизу, сильные сверху. Для Зверя почти все мужчины казались мальчиками, почти юношами, что такое тридцать-сорок лет для того, кто уже прожил больше века?

Но иногда выбирать не приходилось, да и дорога через весь город сейчас показалась Бэйну вечностью. А эта не весть от куда взявшаяся сука пусть и была женщиной, но в такие моменты казалась чертовски привлекательной. Конечно, она не смогла удержаться ото лжи, наврала про возраст и цвет волос, но разве это имело значение? Какая разница, между двадцатью семью и тридцати трем годами, если Зверю уже за сотню, да и какое значение имеет цвет волос, если тебе просто нужна грелка на ночь? Лис даже не стал интересоваться ее именем, точнее она сказала, но он пропустил это мимо своих ушей.  Если забыть всю лесть и ухаживания, то склеил Зверь девицу достаточно быстро, хотя тут не до конца было ясно, кто же кого клеит на самом деле.

И вот он уже у нее в квартире, он уже слишком измотан и напряжен, что бы играть красивые чувства и людской трепет, а она слишком умна, что бы требовать что-то большее, чем просто животная страсть. Зверь кинул ее на кровать, сорвал с себя куртку, девица тоже не стала ждать кавалера, одежда полетела в угол комнаты. И в самый ответственный момент, когда он уже был готов забраться на нее, мир взорвался. Шарахнуло капитально, от неожиданности и шока Лис закачался, но устоял, схватившись за высокий бортик кровать. В его голове словно рванула атомная бомба, уничтожая все на своем пути, боль в висках, шум в ушах, в одночасье пространство просто перестало существовать. Чуткий нюх уловил запах озона и сучки, она все еще была здесь, смотрела на него удивленными глазами. Разве могла она знать, что в одночасье север как направление перестало существовать, услышать как в одночасье завыли городские собаки, как воздух наполнился чуждыми запахами. Нет, ее органы чувств были слишком слабыми, что бы ощутить приближающуюся катастрофу.
Вильям еще не знал и не понимал, что происходит, но чувствовал неотвратимость будущего события. Он не успел уйти слишком далеко, всего лишь до двери и тут уже мир взорвался, но уже по-настоящему. За грохотом ломаюшегося мироздания Зверь не заметил, как не смог удержать человеческую форму, как пол под ногами задрожал, а стены покрылись трещинами. И хотя девица была человеком такой удар ее мозг выдержать не смог, застонав, она располагалась по кровати и отключилась. Тем временем здание ходило ходуном, мебель со звоном и грохотом падала на пол, а стол просто медленно полз от одной стены к другой. Здесь было слишком опасно. Цокая когтями по полу, Лис вышел из квартиры и побрел по коридору, сознание хотя и выдержало, но стремилось в любой момент провалиться в небытие. Нужно было спасать свою шкуру как можно быстрее, лишь дойдя до лестничной клетки, он смог вспомнить, что еще недавно был не один...

Тащить суку пришлось вцепившись зубами в какой-то предмет одежды. От острых зубов ткань рвалась и приходилось хватать за новый кусок материи. Не приходя в сознание она так и добралась до улицы, правда теперь она выглядела изрядно потрепанной. На удивление здание так и не рухнуло, но на этом все плюсы заканчивались, урон оказался ужасающим. Об этом событии можно говорить почти бесконечно, описывать повреждения, спрашивать у очевидцев, но для самого Зверя это было уже не важно. Если ты выжил, твои кости целы, то какое имеет значение во что превратился мир вокруг тебя? Вспоминая эти события Лис сожалел лишь о том, что так и не попробовал эту девицу, так как женский пол бывал в его кровати не так часто.
Следующий год прошел на редкость удачно, без света, электричества и прочих благ цивилизации жилось намного проще, а работы хватало. В основном новому городу требовались разнорабочие, простые работяги, умеющие работать руками. Если отбросить панику, ужас и невежество, то человек оказался до мерзкого живучей тварью. Лис даже стал слегка завидовать их изобретательности и целеустремленности. В какой-то момент Зверь понял, что его совершенно не волнует причина катастрофы, он вынес для себя некую правду, а глубже копать не собирался.

При первой возможности Вильям устроился в очередное питейное заведение, в таких местах не слишком интересовались прошлым, не загадывали о будущем, в виду полного отсутствия карьерного роста, а расставались с сотрудниками так же легко, как и брали их на работу. А теперь о работе, вообще Зверь всегда имел просто фантастическое чутье, нет это было не обоняние, а способность не попадаться на глаза когда был виноват и просто отказывался проваливаться сквозь землю в моменты дележки чаевых, выдачи зарплат и прочих дел, что сулили материальную выгоду. Будучи самым присамым вежливым и аккуратным, он постоянно оказывался втянутым в какую-то дурацкую историю с несъедобным супом, пропажей чаевых, воровством еды и прочей фигни. Причем ни разу не был пойман с поличным, да и за что его можно было ловить? Ему просто капитально не везло. Да и в чем вообще может быть виноват парень, когда посетители пьют посуду или ломают друг другу носы?

Время было далеко за полночь, народу в баре набилось хоть волком вой, и нет бы им помолчать, каждый обязательно должен был кричать, пытаясь достучаться до собеседника, пить пойло, греметь стаканами и курить ну самый вонючий и дешевый табак в стране. В такие моменты Зверю начинало казаться, что они специально пытаются вывести его из себя, ждут когда он все таки сорвется и перегрызет им глотки. Но Лис держался, ни разу он не позволил себе лишнее слово, лишний вздох, лишний взгляд.
Вот и сегодня нашлись очередные пьяные придурки. Сидя за одним столиком они хорохорились, почти крикам рассказывали друг другу кто из них больше баб переееб, лохов кинул, бабла поднял. И Зверь не обращал бы на них никакого внимания, пусть себе выпендриваются, но ему как на зло приходилось обслуживать этот столик. Через полтора часа посядушек и принятия на грудь ударной дозы алкоголя, группа начала приставать к близлежащим официанткам. На это Лис тоже не обращал никакого внимания, но через некоторое время они переключились на него. Стали требовать, что бы им поменяли одного этого, на пару дам в фартучках, ведь не пристало им, четким пацанам, брать пиво у гомика. Зверь уже давно понял, что для мужчины нет обиднее выражения, чем импотент и педик. Вильям не велся на провокации, каждый раз говорил вежливо, раз за разом честно ходил за новой порцией, но при каждом заходе все больше разбавлял принесенное пиво более крепким напитком, причем мешал с чем попало: виски, коньяк, водка. В конечном счете эта группа написать в такую свинью, что дальше было некуда. И теперь им хотелось баб с большими сиськами и классными попками, а еще караоке. С песнями все получилось достаточно сносно, благодатная публика нашлась даже здесь, к тому же ни музыки ни микрофон им не требовалось, а вот прекрасный пол их демонстративно игнорировал, обходя стороной.

- Ай, гомик, а у вас тут есть эти... - Один из сидящих парней крепко задумался, похоже его мозг окончательно заспиртовался. - Бляди!

Лис на мгновение задумался, на самом деле он ждал драки, но ее все не случалось, да и что за глупый вопрос, от куда же в баре бляди? Это же не мотель.

- Нет, у нас только алкоголь, еда, да спортивный канал. - Зверь пожал плечами и все-таки хотелось зрелищ, а главное мести, сладкой, красивой мести, не бить же ему этих придурков своими руками. Лис нагнулся пониже и прошептал, - у меня за спиной, та что слева говорят отлично сосет.

Игриво поднял бровь, подмигнул и быстро убрался подальше от собеседников. На самом деле он не имел никого конкретно, просто дал установку - бляди есть! Но парни сразу все поняли, оглядев зал, они нашли ту, что, по их мнению, просто обязана быть проституткой. Уже когда Бэйн удалился они послали гонца, узнать так сказать прайс, расценки и так далее. Будь смельчак не такой пьяный, то сразу бы понял, что его развели. Но пацан четко гнул свою линию и требовал назвать цену за минет и ночь, а когда в дело вмешался какой-то парень, сидящий рядом, спросил у него...

В этот вечер в первый, но не последний раз преднамеренно разможили кому-то рожу. И все бы тут же закончилось, но тут вмешалась братва, не гоже им сидеть, когда их кореща обижают...

Зверь держался на почтительном расстоянии, хотя был гораздо сильнее любого из этих смертных, он лишь старательно строил испуганные рожицы, махал руками и громко взывал к благоразумию. Как говорилось ранее Вильям никогда не бил посуду, никогда не грубил, не срывался, но с его приходом в заведении посуда стала биться гораздо чаще.

Внешний вид|Внешний вид

Стандартная одежда официанта в баре "Осколки". Ничего примечательного или необычного.

0

653

Вильям Бэйн
1. шапку - погоду, время суток, месяц и год
2. аватар соответствующий внешности
3. спойлер убрать, информацию спойлера в подпись

0

654

Квартира Джонатана Локлэнда >>>>
Июнь 2013 года
• утро: роса на зеленой траве. Солнышко греет землю, и обещает к полудню очень жаркую и душную погоду. Безветренно и безоблачно.
Температура воздуха: + 18

• день: поднялся сухой горячий ветер. Яркие лучи солнца согревают землю и прохожих. Воздух сухой и жаркий. Вокруг все зелено - трава, листья, цветы. На солнце невыносимо находится - слишком жарко.
Температура воздуха: + 34

• вечер: ветер затих. Воздух начал остывать. На небо появились редкие облака, солнце медленно, будто нехотя садится за горизонт. Тепло, но еще душно.
Температура воздуха: + 26

Локи привычно шагал по улице, глазея по сторонам, увлеченно постигая жизнь города, ставшего ему вторым домом. Занимательно зрелище, надо сказать, хотя, если подумать, не слишком отличающееся от оного в любом другом мегаполисе. Говорят люди по – разному, выглядят по – разному, а ведут себя одинаково.  Хотя Джон никогда не стремился выпендриться и выделиться, предпочитая спокойно существовать в толпе таких же, как он.  И у него это, к слову, вполне себе неплохо получалось. И у окружающих людей обычно складывалось о нем благоприятное впечатление.  Спроси кого из знакомых, он скажет «хороший, правильный, парень», правда, помимо этих трех слов, пожалуй, ничего больше и не услышишь. Уж очень хорошо джонатан в любой компании умел маскироваться под мебель. Таким дорога либо в шпионы, либо в обслуживающий персонал. Ведь наиболее ценятся именно те слуги, присутствия которых не замечаешь вовсе. Вполне вероятно, что в баре «Осколки», в котором Локи проработал уже около недели, в лицо его знал лишь хозяин, да охрана у входа. Ну, вот это шкафоподобное создание, уже видневшееся впереди. На дворе было утро, что не мешало неким личностям в соседнем переулке кого-то увлеченно грабить. Джонатан лишь ускорил шаг, проходя мимо. На это есть специально обученные люди. Тот, кто строит из себя супергероя, обычно заканчивает с ножом в брюхе, и не важно, насколько хорошо он обучен.
Охранник у двери не обратил на вежливый кивок работника заведения ни малейшего внимания, продолжая усиленно смотреть прямо перед собой.  Лок открыл железную дверь и оказался внутри. Слава богу, с утра пораньше помещение не было закумарено на манер газовой камеры, посетители просто еще не собрались, по утрам тут пили немногие. Помнится, первый раз Джон пришел сюда в разгар рабочей смены. Вот тогда он действительно пожалел, что не нанялся мусорщиком. Концентрация сигаретного дыма вызывала стойкие ассоциации с дымовой гранатой.  А сам бар, носящий вполне красноречивое название «Осколки», был до боли похож на ковбойский салун из фильмов, что так любил в свое время смотреть отец. Нет, не обстановкой, атмосферой, царящей внутри. Ковбои современности все также били друг другу морды, били посуду, напивались в стельку. Только, разве что, не плевались табачной жвачкой, и на том спасибо. А то ведь Джонатану потом все это убирать. Собственно, убирался он именно утром, в течение рабочей смены, как его предусмотрительно предупредили, делать это совершенно бесполезно.  Локи кивнул бармену, который, кажется, также его не заметил, прошел сразу в помещение для персонала, в каморку, где стоял его шкафчик и располагались принадлежности для уборки.  Спецодежда была не новой, но чистой, Джон следил. Мужчина переоделся, быстро, по – военному, аккуратно сложил свои вещи в шкаф. Спустя десять минут отставник уже во всю драил пол, с легкой улыбкой вспоминая времена, когда точно так же делал это, только в казарме, под всевидящим оком чернокожего сержанта. Фронт работ воистину был велик, за сутки на полу скапливалось порядочно грязи, в основном осколки стекла и остатки еды, хотя, попадались и более специфические следы веселья.  Пятна крови, например. Хотя, Локи предпочитал оптимистично полагать, что то был кетчуп. Или, на худой конец – следы кровоизлияний из носа. Хотя, что-то настойчиво говорило об обратном. Хм.., может барная стойка, в которой застраяло множество пуль различных калибров? Местная достопримечательность, за предложение привести ее в изначальный вид Локлэнд едва не схлопотал первый выговор.  Поверхность пола, где уже прошлась швабра мужчины, разительно отличалась от немытой. Хотя, к превеликому сожалению уборщика, вымыть  все до той степени чистоты, к которой он привык, не представлялось возможным. Времени просто не хватало. Локи вздохнул. Да-да, следовало признаться, он готов был думать сейчас о чем угодно, только не о Кир. Появившись в его жизни, подобно урагану, забрав сердце и взбаламутив чувства девушка просто исчезла. Нет, он знал, что с ней все хорошо, чувствовал каким – то образом, о природе которого думать не особо хотелось. Но в его жизни ее больше не было. Вот уже неделю. Ушла на работу и пропала. «Странно все это» - Локи закончил с полом, вытер со лба капли пота. Теперь его ждала посуда. Монотонная работа на протяжении целого дня. Конечно, усидчивость была одним из его положительных качеств. Просто сейчас хотелось действий. Забить мысли событиями, приключениями, лишь бы пореже возвращаться к больной теме.  Вот только, как на зло, ничего не случалось. Джон тихо ходил на работу, тихо напивался по вечерам с Алом. Ах да, стоит упомянуть, что перед вампиром он таки извинился. И даже подружился, на фоне общей для обоих прострации по-поводу отсутствия некой особы. Сосед, оказался неплохим парнем, имеющим тягу к алкоголю и весьма впечатляющую к нему стойкость. В общем, скучающий Джон тоже втянулся, заодно вытребовав у Ала, чтобы тот раздобыл ему пистолет и заодно показал где находится тир. Пъянка, все – таки, не лучший способ успокоить сердце. По крайней мере, Локи так думал.
Гора посуды, оставшаяся с ночи, была внушительной. Огромные пивные кружки, бокалы для вина, стаканы, для чего покрепче. Совсем мало тарелок, немногие приходили сюда ночью, чтобы есть. Джон включил воду, натянул на руки резиновые перчатки «Приступим» - аккуратно, стараясь не развалить огромную гору, на вид представлявшуюся весьма неустойчивой, взял первую кружку, сунул под воду, протер губкой. «Она вернется, обязательно» - сказал ему вчера Ал, когда они стояли в дверях, прощаясь. Хороший парень. Возникшая было мысль, что вампир просто ощущает дискомфорт, по причине отсутствия источника пищи быстро развеялись, стоило заглянуть в его глаза.
Локи работал, словно автомат для мойки посуды, гора по правую руку стремительно таяла, слева же росли ровные ряды уже чисто вымытой, готовой к использованию, тары. Спустя примерно два часа, когда вместе с начавшими сновать туда-сюда официантами, в рабочее пространство Джона начали долетать ароматы табачного дыма, он мысленно отметил, что посетителей прибавилось и следует работать чуть быстрее. Без потери качества, естественно. Анекдот про «Мне пожалуйста в чистой кружке – кто тут заказывал в чистой?» явно был больше не актуален в этом заведении. У Лока все они были чистыми, стояли ровно, словно солдаты на плацу, даже ручки были повернуты в одну сторону. В принципе, у него было право на законный перерыв, однако мужчину такая работа не тяготила совершенно. Просто делал свое дело, витая в своих мыслях. Если конкретнее, то в соседской квартире. Первое впечатление, помниться, было «Вас ограбили?», уж больно страшно было все внутри, даже страшнее, чем в его собственной по приезде. Тогда он твердо решил, что все – таки наведет там порядок при случае. Даже не хотелось думать как Кир живет в таких условиях. Ну вот, стоило решить не думать о чем то, как мысли, согласно всемирному закону подлости, постоянно возвращались к неприятной теме. Тарелка, стоявшая чуть дальше остальных, сама прыгнула навстречу, стоило протянуть руку. Джон похолодел. «Да что ж такое – то?» - его способность последнее время буйствовала : двери закрывались и открывались без физического участия мужчины, предметы поднимались в воздух, стоило ему о них подумать. Локи оглянулся. Никого, слава богу, в этот момент поблизости не было. Посудомойщик вздохнул, сунул ненавистную посудину под струю воды, тщательно прошелся губкой, «не балуй мне тут!» - строго наставил ее на путь истинный. Происходящее ему совсем не нравилось, а страхи, с которыми, как он думал, можно попрощаться, снова подняли голову, мол вот они мы, не волнуйся. Слава богу, посетителей становилось все больше, а соответственно и грязной посуды, работа закипела и нехорошие мысли удалось подавить вместе с начавшимся приступом паранойи. Бесконечный цикл взять – вымыть – поставить захватил его с головой, не давая времени для посторонних размышлений, освободив от них вплоть до самого вечера, когда наручные часы подсказали Джонатану, что его работа на сегодня окончена. «Фуух…» - даже ноги немного затекли. Зато ощущение того, что он сегодня отлично справился с задачей, немного согрело душу. Спустя двадцать минут Джон уже стоял на улице, глядя в вечернее небо и понимая, что очередной день его жизни подошел к концу. День, который он мог бы посвятить ей. У него их ведь не так и много, по мерках долгоживущих. Сегодня он опять вернется в пустую квартиру, казавшуюся какой –то не такой, даже временами чужой, когда там не было ее. Странное ощущение. Все казалось не таким как раньше, краски стирались, взор застилала бесконечная череда серых пейзажей. «Ладно, потопали» - мужчина двинулся по улице, углубившись в свои мысли и даже не взглянув в сторону переулка, где, как и утром, опять кого-то сосредоточенно грабили.

>>>>> Квартира Джонатана Локлэнда

Отредактировано Джон (2012-06-20 13:15:25)

0

655

>>>>Центральный парк

Май, 2013 год.
• ночь: Небо ясное, звезды яркие.
Температура воздуха: + 9

Иногда мы совершаем необдуманные поступки. Такие себе невинные, с виду, действия, которые, порой, приводят к совершенно неожиданным результатам. Вот и Захария сейчас, по мнению Шарлотты, занимался именно этим. Он казался ей далеко не самым обычным парнем, и случилось же ему встретить среди ночи женщину, которая посвятила большую часть жизни на изучение таких, как он. Парниша рассказывал о тварях, пострашнее любого маньяка. Но и на любую тварь найдется своя управа. Пожалуй, УИЭЭ чудесно подходил на эту роль. Цепной пес правительства на страже человеческого спокойствия. А как же! За все время работы на подобные организации Чарли поняла одну, самую важную, истину - никто не может навредить человечеству больше, нежели оно само себе вредит. Не все обладатели сверхъестественных сил настроены агрессивно к окружающей среде. А те, кто и настроены... что же, в процентном соотношении ущерб, который они наносят, все-равно намного меньше того, что причиняют люди. Просто первые делают это более зрелищно. Как-то так уж повелось, что убийство в особо тяжелой форме, с размазанными мозгами по стене и подвешенными на люстру кишками будут обсуждать куда более активно, нежели обычную потасовку в темном переулке. Но результат-то одинаков. Еще несколько людей погибли. Такое случается.
Да, работа в УИЭЭ учит быть циничным. Такое случается - люди умирают. Со временем привыкаешь и к такому. И, даже, если взбунтуется твой желудок при виде кровавых сцен, сознание остается ясным. Такое случается...
Пробираясь сквозь ночной полумрак, Шарлотта послушно шла за парнем. Однажды решив, что он не представляет опасности, ей было все равно, куда он ее ведет.
-Захария... Что вы знаете о ночных улицах этого города? - самым непринужденным тоном спросила Рейвенскрофт, будто это была одна из обыденных тем, которые обсуждают за чашкой чая, когда поговорить больше не о чем.
Рассчитывала ли она услышать от него правду? Вряд ли. Впрочем, и такой вариант не исключался. Захария не был похож на тех людей, которые слишком озабочены мнением окружающих. Он мог и рассказать. А мог и не рассказывать... Вопрос настроения?
Вывеска бара была видна издалека. И первым в глаза бросалось ее настойчивое красно-синее мигание. Когда столь интересная пара подошла тяжелой черной двери, один из вышибал бросил на них равнодушный взгляд и отвернулся.
Похоже, это заведение не слишком-то привередливо в публике...
За дверью их встретила стена дыма и громыхание музыки. Чарли немного поморщилась - она не очень жаловала запах сигаретного дыма. Не то, чтобы это было проявлением гипер-заботы о своем здоровье, нет. Она не так уж часто им дышала, чтобы слишком заботиться на этот счет. Ей просто не нравился этот горьковатый запах, что, буквально за мгновения, въедался в волосы и одежду.
-Светло, уютно, и можно рисовать, говоришь? - тихо хмыкнула Шарлотта, и потянула парня к барной стойке. Так уж исторически сложилось, что все вопросы, первым делом, хотелось задать именно бармену.
-Уважаемый, как на счет зала для некурящих? - Чарли пришлось хорошенько повысить голос, дабы перекричать музыку и обратить внимание бармена. В ответ мужчина окинул ее септическим взглядом и ухмыльнулся.
-Дамочка,  вы, наверное, ошиблись заведением. Не припомню, чтобы у нас когда-то был такой зал. - сделав небольшую паузу, мужчина еще раз оценивающе прошелся взглядом по Шарлотте и добавил, - Впрочем, у нас есть ВИП-комнаты. Направо и по коридору. Вы увидите.
-Так-то лучше. Спасибо, - женщина улыбнулась ему не без доли ехидства и потащила паренька за собой. Вообще, Шарлотта предпочитала оставлять инициативу в крепких мужских руках, но когда дело касалось ее удобства... она иногда не сдерживалась.

Отредактировано Charlotte (2012-06-19 13:24:41)

+1

656

>>>> Центральный парк

Май, 2013 год.
• ночь: Небо ясное, звезды яркие.
Температура воздуха: + 9

Наверное, со стороны это выглядело очень романтично - глубокая ночь, освещенная только редкими уличными фонарями, звездное небо над головой, такое ясное, что на нем можно отыскать любое созвездие, и их отражение в витринах магазинов, вдоль которых они брели - изящная девушка рядом с мечтательным художником с этюдником за плечами. Зах то и дело вертел головой, провожая их отражения взглядом, а после виновато косился в сторону своей спутницы - неумение парня концентрировать внимание на чем-то одном сейчас представляло его как нельзя хуже. Он не хотел, чтобы девушка подумала, что она ему неинтересна или тема беседы его совсем не увлекает - но так и не мог оторваться от созерцания скользящих фигур в призрачно-синем стекле, бликующем под жидким светом фонарей, словно настоящая слюда. Ему нравились эти краски - призрачные, синевато-лиловые, искристые; нравились и одновременно наводили на Заха огромную тоску - его неумение передавать на бумаге подобное колдовство угнетало не хуже средневековой пытки.
Он бы брел так дальше, продолжая таращиться в стекло и думать о своем, если бы не странная реплика Шарлотты, которая с первых секунд заставила его задуматься над второстепенным смыслом:
-Захария... Что вы знаете о ночных улицах этого города?
Ночные улицы Города Легенд. В одной из таких ночных улиц он встретил Ориаса. А мог бы и встретить свою смерть. Вполне себе мог, надо сказать.
- Я живу в этом городе совсем немного времени, - Зах старался говорить тихо и на самом правильном английском, на который только был способен, - Моя родина - Германия. Но, знаете..переселившись сюда год назад и прожив здесь все это время, я нисколько не жалею. Хотя.. - он немного помолчал, выдерживая драматическую паузу, - В этом городе есть чего опасаться. Я бы сказал, этого "чего-то" здесь слишком много. Будьте осторожны.
После этих слов ему почему-то захотелось протянуть руку новой знакомой - то ли для того, чтобы защитить ее от чего-то неизвестного, или же для того, чтобы самому не было так страшно - по лицу не понять.
Они продолжали брести сквозь ночь, прерываясь лишь на короткие фразы, идущие как аперитив к основному блюду. И Зах уже представлял себе, на сколько вопросов ему предстоит ответить, как только им удастся разместиться в баре с должным комфортом. Возможно, это будут очень каверзные вопросы. С какой-то стороны даже сокровенно-личные. Именно поэтому художник на ходу затягивает шарф на шее еще сильнее - нельзя, чтобы в череду этих мерных вопросов вписался интерес, касающийся укуса у него на шее.
Когда они достигают входа в бар, Зах сразу обращает внимание на освещение – ядерно-алое, местами даже лиловое, оно, ложась на бумагу, сделает ее очень тяжелой для восприятия глазу. А что до штрихов карандашом – то тут дело обстояло еще хуже. Вряд ли в таком свете будет заметно хоть что-то.
- Мне кажется, нам придется поискать место с другим освещением, - Захария морщится, одновременно стараясь не глотать клубы сигаретного дыма, которые пахнули на них, едва им довелось переступить порог «Осколков». – Я здесь вообще ничего не увижу.
Но едва эти слова срываются с его губ, как девушка выхватывает инициативу в свои руки. Оказавшись более контактной, нежели непривыкший к людскому обществу Зах, она быстро обращается к бармену, интересуясь у него возможностью пройти в зал для некурящих.
Зал для некурящих? Здесь?
Видя, как ухмыляется бармен, индиго и самому хочется усмехнуться. Места, где традиционно кучкуются личности с непреодолимой тягой к алкоголю, крайне редко имеют подобные отделения. Ну, или почти никогда. Но бармен все-таки что-то отвечает.
Вип-комнаты.
Господи, не хватало только этого. Оставаться один на один пусть с прелестной, но все же задающей странные вопросы дамой Заху было..немного боязно? Не хватало еще, чтобы она сама оказалась кем-нибудь из тех созданий, какими детей в этом городе пугают за плохое поведение. Вампиром, например. Замечательная перспектива для нового знакомства.
Но Зах не успевает толком испугаться. Тонкие ладошки девушки обхватывают его руку и с силой тянут в противоположном направлении вглубь зала – туда, откуда наверняка есть узкий, слабоосвещенный коридор в места, где обычно уединяются любовники. А еще в таких местах очень часто происходят убийства.

Отредактировано Zachary Bosch (2012-06-21 07:13:47)

0

657

Еще по дороге в бар, на какое-то мгновение, Шарлотте показалось, будто Захарию начали одолевать сомнения. Как будто ее вопрос расшевелил неприятные мысли.
Воспоминания?
Шарлотта не была таким искусным психологом, чтобы вести разговор на ассоциациях, с постоянным двойным контекстом и вытягивать из собеседника нужную информацию. Она, скорее, спросила бы в лоб, возможно, с применением грубой наступательной силы, но не ходила бы вокруг да около. Но сейчас этот парень первый заговорил о тварях. И ее вопрос, как естественная реакция на подобные заявления, ни за что не вызвал бы тех опасений, что зашевелились в парне, не знай он того, что сокрыто от глаз обычных обитателей города.
И это нервное закутывание в шарф... Как если бы он мог его защитить. Почему-то вспомнилось, как еще маленькой, Лотти постоянно пыталась спрятаться под одеялом как можно больше. Иногда, в особо темные и тихие ночи, она даже залезала под него с головой, пока не становилось совсем душно, и страх не отступал перед естественным желанием глотнуть свежего воздуха...
Но сейчас, когда она тащила Босха за собой в уединенные комнаты... Уж не страх ли промелькнул в его глазах?
Женщина едва заметно усмехнулась.
Что же, твое благоразумие, похоже, начало возвращаться. Но не стыдно, когда страшно. Стыдно, когда не страшно потому, что дурак.
Впрочем, Захария дураком не казался. Скорее мечтателем. А человек с хорошим воображением не может не испытывать страха.
Зайдя в коридор, Шарлотте было приятно обнаружить, что в нем уже отсутствует то тяжелое для глаз освещение. Он был залит приятным теплым полумраком, который разгоняли лишь настенные светильники, образовывая островки света.
Чарли вела парня все дальше. Они уже миновали несколько ответвлений в пресловутые комнаты. Большинство из них пустовали, хотя несколько дверей были плотно закрыты, отгораживая посетителей от посторонних глаз.
Если так подумать, Шарлотта начинала понимать, почему ее юный спутник немного напрягся. Уж в его воображении она не сомневалась. Но эта ситуация забавляла ее все больше, унося от насущных проблем, а, потому, женщина решила не отпускать пока Босха.
Комната, которую выбрала Шарлотта, предназначалась скорее для отдыха, нежели для трапезы. Несколько кожаных мягких кресел располагались вокруг невысокого прямоугольного столика. Со стороны, противоположной входу в комнату, стоял диванчик с подушками. Вся мебель была выполнена в красно-черных цветах. В комнате, помимо основного освещения, было еще несколько напольных светильников на высоких ножках, от которых исходил желтоватый свет. Но, больше всего Рейвенскрофт порадовалась довольно неплохой звукоизоляции и хорошей вытяжке.
Зайдя в комнату, она, наконец, отпустила Захарию и плюхнулась на край дивана, предоставляя парню самому выбрать, где расположиться.
Нажав на кнопку вызова официанта, что  находилась на столике, девушка стащила с себя пальто и бросила его рядом на диван, не утруждая себя пройти несколько шагов к вешалке.
Через несколько минут явился юноша неприметной внешности, поприветствовал их и выдал каждому меню. При этом, не отрывая взгляд от груди Шарлотты.
Какое-то время Чарли игнорировала столь ярко выраженный интерес официанта, но, в конце концов, оказавшись на пороге своего терпения, она бросила на него вопросительный взгляд, чуть приподняв брови.
-Простите, - парень сконфузился и поспешно отвел глаза. – Просто вы… кажется, испачкались…
Чарли несколько мгновений недоумевающе смотрела на официанта. Ей было непонятно, из-за чего он так разнервничался, и просто не сказал ей об этом сразу.
-Ах, вот оно что… спасибо, - она потянулась к сумочке, и, выудив небольшое зеркальце, взглянула на отражение. И она была готова увидеть что угодно, но только не чужую кровь на коже. Внутренне содрогнувшись и переборов врожденную брезгливость, Чарли посетовала на свою неаккуратность на месте преступления и заставила себя выдать извиняющуюся улыбку.
-Наверное, соусом перепачкалась, - да, более идиотское оправдание надо еще придумать, но, то детское и невинное очарование, с которым были произнесены эти слова, должно быть, сыграло свое. Парень только кивнул в ответ и застенчиво улыбнулся.
-Пока ваш… спутник выбирает, я могу показать вам, где находится уборная.
-Спасибо. Была бы вам весьма признательна.
Стараясь не думать о том, как эта сцена выглядела в глазах Захарии, Чарли поднялась с диванчика и направилась к выходу вслед за официантом. Остановившись у дверей, женщина обернулась к парню с улыбкой, в которой едва заметно скользило сожаление.
-Надеюсь, ты не сбежишь, пока меня не будет, - Лотти подмигнула ему, а затем кивнула в сторону меню. – Не стесняйся. Я сегодня буду в роли доброй феи. А ты, взамен, расскажешь мне свою историю. В рисунках… - с этими словами женщина покинула комнату, плотно прикрыв за собой дверь.

Отредактировано Charlotte (2012-06-21 19:43:44)

+1

658

Захария - мастер попадать в ситуации. Его жизнь была похожа на сценарий, написанный для героя черной комедии - что ни день, то новая проблема, найденная совершенно случайно - на дороге, в магазине, даже в собственном рюкзаке - но, тем не менее, эта проблема требовала к себе самого, что ни на есть, тщательного внимания. Сегодня он вновь нашел себе приключение по пути домой - познакомился с девушкой из самых благородных побуждений, не рассчитывая на то, каким боком невинное знакомство вылезет ему на этот раз.
И теперь эта девушка очень упорно тащила его за собой. За руку, не спрашивая, позволяет ли Зах коснуться себя, или нет. Для Захарии, привыкшего ограждать свое личное пространство от вторжений малознакомых личностей, такое поведение спутницы было сродни некоему стрессу, который усилился в несколько раз, едва из многолюдного зала они угодили в пустующий полутемный коридор.
- Шикарно, Босх. Кажется, ты влип. Главное, чтобы она не решила прокусить тебе шею и выпить всю оставшуюся кровь.
Оставшуюся - потому что буквально недавно Зах оправился от укуса Ориаса, и только сегодня почувствовал себя достаточно сильным, чтобы стоять на ногах. Но если эта девушка действительно сородич его маэстро, то где гарантии, что она просто не убьет его парой глотков крови, как могли делать все высшие вампиры, о которых ему доводилось слышать?
Когда они, наконец, попали в помещение, миновав по пути темный коридор, Заху удалось немного расслабиться. Нет, он, разумеется, не ожидал увидеть в этой маленькой комнатке орудий пыток или чего-то в этом роде, но наличие успокаивающего мягкого света и двух низких диванов друг напротив друга располагало скорее к дружеской беседе, чем к короткому убийственному ужину.
Оглядевшись вокруг себя, индиго тут же облюбовал подлокотник одного из диванов, куда тут же водрузил этюдник, а позже и пристроился сам.
Однако шестое чувство вновь неумолимо засигналило об опасности…
На этот раз причиной этому послужил резкий плюх его спутницы на один из диванов рядом с ней. Не слишком восприимчивый к движущимся объектам Зах едва не принял ее за неожиданно восставшее из-под земли привидение в красном платье, и только чудом удержался от того, чтобы шарахнуться. Отделался, правда, довольно неуместной гримасой, больше похожей на извинение. Но в этот момент в комнатку заглянул официант, чей приход на время отсрочил неизбежные вопросы по резкой смене выражения лица:
- Простите..Просто вы… кажется, испачкались…
Зах не совсем понимал, с чего это вдруг парню понадобилось делать Шарлотте замечание о внешности, но тоже взглянул туда, куда был устремлен его взгляд. А именно на грудь, так сильно затянутую корсажем.
На бледной коже мерцало что-то алое..
- А вот теперь, прелесть моя, пора искать пятый угол, и желательно сделать это как можно быстрее.
Знаете, кровь на шее у людей бывает неспроста. Вариантов ее появления не так уж и много – собственная, пролитая кем-то по грубой случайности, или же чужая, пролитая не менее неаккуратно. Всего два. А уж развития событий, по которым эта кровь оказалась именно на шее этой милой девушки куда больше…
Возможно, она и не вампир. Но это не отметает версии о том, что внутри нее не сидит существо пострашнее. Куда страшнее, чем деструктивная Кир, резко, но с пониманием сменившая гнев на милость. В этот раз ему может и не повезти..
Впрочем, официант довольно быстро заканчивает беседу с его новой знакомой. Проговорив что-то про уборную, они вместе исчезают за дверью, оставляя Заха один на один с собой в узкой комнатке три на три метра. А все так хорошо начиналось..
Благодаря всплеску страха, неожиданно возросшему в душе у парня, он умудрился даже не расслышать последние слова, которые бросила ему Лотти, переступая порог. Но она точно говорила что-то про рисунки..
Рисунки так рисунки, делать нечего. Ведь на метаморфа, способного размозжить ему голову одним ударом, его графика тоже подействовала. Что, если и в случае с Шарлоттой будет также?
Попытка – не пытка. Ведь раскладка этюдника занимает всего пару минут.

+2

659

Мерное шипение воды, что под напором вырывалась с крана, постепенно приводило мысли в порядок. Смыв пятна, Шарлотта еще раз внимательно окинула критическим взглядом свое отражение и слегка кивнула, оставшись удовлетворенной увиденным. Она до сих пор не могла понять, как же ей удалось так испачкаться. Ведь, обычно, мисс Рейвенскрофт весьма щепетильна в вопросах личной гигиены. Да и просто немного брезглива…
Отмахнувшись от неприятных мыслей, женщина чуть передернула плечами и примеряла сконфуженную, извиняющуюся улыбку, оценивая ее в зеркале. Затем сменила ее на немного грустную. Затем на слегка загадочную. Затем подумала, что занимается ерундой и направилась обратно к ВИП-комнатам.
Официант с нерешительным видом мялся у двери, которая так и осталась плотно прикрытой. Чарли устремила на него вопросительный взгляд.
-Мой спутник… Он уже сделал заказ?
-Нет. Вызова из комнаты не поступало.
-Ясно… Тогда, принесите пока вина, красного сухого. Какого именно - на ваше усмотрение. Главное, чтобы было хорошее, - немного подумав, Лотти добавила к заказу еще крепкий чай и черный шоколад. Она понятия не имела о предпочтениях Захарии, но не была уверена, что тот поддержит ее в алкогольных начинаниях. А шоколад… это просто было ее обычное спасение.
Открывая дверь в комнату, Чарли была готова к тому, что никого не увидит. Если официант из вежливости и сделал вид, что поверил в ее глупую отмазку, то Босха к этому профессиональная этика не принуждала. Поняв все совершенно превратно, парень мог запросто уйти, не дожидаясь ее возвращения. И их короткое знакомство закончилось бы быстрее, чем успело начаться. Такое случается. Мы каждый день проходим по улицам мимо десятков, сотен людей, где каждый мог бы стать новым другом, подругой, спутником жизни… Любой прошедший мимо человек может оказаться навсегда утерянным шансом. Вот и у Захарии было достаточно времени, чтобы потеряться.
Но, войдя в комнату, Лотти обнаружила, что молодой человек им не воспользовался. Незаметно даже для себя, она с облегчением вздохнула. Все же, какой женщине захочется осознавать, что от нее сбежали? Пусть даже по такому глупому недоразумению…
С другой стороны, а почему Захария остался? Чарли задумчиво посмотрела на парня, аккуратно раскладывающего свой этюдник. Что бы Босх ни вообразил на ее счет, он все-таки остался. Это приятно удивило Шарлотту, хотя и породило новые вопросы.
В конце концов, ей с самого начала показалось, что парень совсем не так прост, как может показаться. Кто знает, вполне вероятно, что он прекрасно может о себе позаботиться, кем бы ни оказалась его новая знакомая.
Чарли села на свое прежнее место и какое-то время молча наблюдала за манипуляциями парня. Вскоре появился официант с заказом.
-Что-то еще?
-Пока нет. Я вас позову, спасибо.
Когда парень удалился, Шарлотта обратилась к своему спутнику.
-Захария, ты не голоден? Даже в этом теплом свете ты выглядишь немного… бледным, - и уставшим. Шарлотта не раз видела  людей в подобном виде. И далеко не всегда их бледность была вызвана обычными недосыпаниями или же избытком работы.
Женщина пригубила вино, не отрывая взгляда от Босха. Напиток оказался прохладным, немного терпким, и совсем не так плох, как боялась Чарли. Сейчас, даже в таком заурядном месте, как этот бар, ока казалась истинной английской леди. Впрочем, от леди у нее осталось немного, просто о манерах, которые в ней взращивали с детства, не так-то просто забыть. На самом же деле Чарли росла довольно взбалмошной девчонкой, которая не знала меру в своем любопытстве и ради достижения цели могла перешагнуть многие рамки. Вот и сейчас в ней зажегся тот нехороший огонек интереса, что толкал ее начать забавную игру с Захарией. В конце концов, все, что от нее требуется – просто не разрушать тот мрачноватый образ опасной женщины, повстречавшейся ему темной ночью, который парень создал в своем воображении.
-Итак, я жду твоих историй, - Шарлотта непринужденно улыбнулась юноше, устраиваясь поудобнее на диванчике. – В картинках, конечно же.

Отредактировано Charlotte (2012-06-30 15:15:00)

+1

660

Небольшая комната с низким столиком, выполненная в стиле ампир. Несомненно, попади сюда Ориас, он бы, пожалуй, даже испытал чувство некоего эстетического удовлетворения. Там, где простота сочетается с роскошью, всегда есть, за что зацепиться взглядом. Но Зах, в отличие от своего маэстро, об интерьере думать был попросту не в силах. И причиной тому было не банальное чувство прекрасного, а необычайно сильное напряжение, накрывшее его с головой. Шестое чувство парня подсознательно заставляло его настроиться на худшее..
Он раскладывал этюдник для того, чтобы занять руки хоть чем-то. Затем взялся крутить карандаш, временами одергивая себя, дабы не начать его ломать. И все это время кидал недвусмысленные взгляды на дверь, ведущую прочь. На ту самую дверь, куда пару минут назад вышла его недавняя знакомая.
- Не бойся. Если она решит тебя убить, то точно не станет делать этого прямо здесь - как-никак, спрятать труп здесь можно разве что под диван. - вечно "позитивное" альтерэго соскучиться не давало никогда. И отчаиваться, главное, тоже. Впрочем, сейчас от него все равно было мало проку.
- А не дать ли тебе деру, друг? Хватай свой этюдник, пока можно, и беги, беги со всех ног! - внутренний голос, вечно подстегивающий на разного рода сумбурные решения, не стремился замолкать даже тогда, когда Захария силой мысли попытался отгородиться от его навязчивого шепота. Как-никак, а убегать будет невежливо..
- А умирать, значит, будет офигеть как вежливо. Ну просто верх такта и обходительности!
Он мог часами спорить со своим внутренним голосом, взвешивая все «за» и «против», которые сам же себе и предлагал. Все же, годы заключения в одиночной палате ни для кого не проходят даром. А те восемь лет, что провел в одиночестве он, научили его общаться даже с завсегдатаями психушки – тараканами.
Если заключенные в тюрьмах спокойно заводили себе ручных мышей, то для пациентов подобных заведений домашние питомцы ограничивались одними насекомыми, обильно снующими по вытоптанной траектории из палат в столовую. В этом не было ничего зазорного – иногда дети из общих палат даже строили для тараканов целые города с ярмарками и цирком . Но тогда в дело вмешивались грубые поварихи и уборщицы, отнимающие у детей их последнюю возможность пообщаться с фауной – безжалостно травили и морили братьев наших меньших.
У Заха, к его счастью или сожалению, ручных тараканов не было. Зато была сплошь изрисованная стена с картой выдуманного королевства – большая, из шести материков, соединяющихся друг с другом тонкими артериями-морями. В воображении Заха все эти острова были плавучими – попросту дрейфовали в воздухе, меняясь местами вместе с временем года. И караванные перевозки по ним производились на больших дирижаблях с винтокрылыми лопастями – они дребезжали и пыхтели, дабы весь народ видел, куда направился караван.
Несомненно, в этом королевстве были и жители. Все как один уникальные, с неповторимыми чертами лица и разным числом конечностей. И Зах может подтвердить, что знает каждого из них лично. В конце концов, именно они не дают ему спать вот уже двадцать лет, принося с собой кошмарные видения в его голову.
Он забывается в своих воспоминаниях, утыкаясь в планшет этюдника и инстинктивно нанося на бумагу штрих за штрихом. Из-под его руки выглядывают контуры глаза. Радужка – блестящая и светлая, с мастерски положенным бликом и темной тенью под веком. Вероятно, у прототипа этого изображения очень красивые глаза, цвет которых постепенно уходит в глубину. Он рисует инстинктивно, по наитию, чередуя штриховку и четкие ровные линии контура, дающие понять, что перед зрителем не картина, а часть живого существа, изображенная на бумаге с мастерством черно-белого снимка. Вот уже год Зах начинает свои портреты с глаз.
Любимое дело позволяет снять стресс. Так, во всяком случае, говорят все медицинские псевдо-светила, чередующие лечение травами с байками про пользу йоги вниз головой. Но сейчас рисование действительно позволяет индиго успокоиться. Он настолько сильно погружается в процесс выведения линий на бумаге, что не замечает, как его одиночество в этой комнате разбавляет появившаяся женская фигурка. У фигурки приятный голос и волосы цвета фиалок, и Заху кажется, что она – всего лишь его видение, пока ее слова не проносятся в воздухе:
- Итак, я жду твоих историй. В картинках, конечно же.
Захария теряется, подскакивая  от неожиданности, и с грохотом роняет деревянный этюдник на мягкое ковровое покрытие пола. Твердая бумага с готовыми и незаконченными работами рассыпается под перевернутой декой – черно-белые, свежие и затертые до карандашных пятен. Карандаши, на его счастье, остаются лежащими на коленях – металлический футляр с целым набором разной твердости.
Все бы хорошо, если бы не портрет Ориаса, так дерзко представленный на чужое обозрение. Он лежал поверх других рассыпавшихся рисунков, на первый взгляд, поражая своим исполнением. На этой полузаконченной работе потрет молодого мужчины с длинными темными волосами, бликующими при жидком свете ламп.  Лицо – что тонкая работа мастера-кукольника, изумляющего своими фарфоровыми воплощениями: нежное, но с налетом некоей древней таинственности – словно чародей пожелал оставить портрет для своих потомков. Без малейшего изъяна, с совершенством  черт – таким, какой попросту не бывает у людей.
Зах бросает взгляд на свою спутницу, словно извиняясь за содеянное, и тут же склоняется, дабы начать собирать упавшие рисунки и поскорее скрыть от любопытных глаз так некстати выпавший рисунок своего бессмертного маэстро.

+2


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC