Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Бар "Осколки"

Сообщений 61 страница 90 из 730

1

http://savepic.su/1920954.png

Лучшее спиртное, и все для вас!
Приходите в бар, засранцы, ждут вас музыка и танцы! Вход в бар освещает неоновая вывеска, чья расцветка резкими миганиями сменяется с темно синего на темно-красный и обратно: гласит она, разумеется, известную всем кутящим этого города истину. Здесь находится бар "Осколки", что манит своим вполне оправдывавшимся не раз названием из-за закрытой железной двери черного цвета. Около нее регулярно дежурит кто-нибудь из вышибал - огромные, сильные амбалы.
При входе помещения не трудно сразу же вляпаться в настоящую дымовую завесу - здесь курят, разумеется, практически все и жалобы не курящих пропускаются обычно мимо ушей. Вид открывается на ряды круглых деревянных столов с придвинутыми к ним стульями, и длинную барную стойку со внушительным количеством алкогольной продукции за ней. Вы уже догадались, почему бар назван именно "Осколки"? Посуда бьется здесь даже чаще, чем произносятся тосты.
Темные стены теряются, потолок уходит в далекую неизвестность - света в помещении мало, да и то большая его часть расположена над барной стойкой и танцевальной площадкой, что и освещает разноцветьем огоньков.
Стойка представляет собой широкую, из толстого слоя дерева, пластину стола, что протянулась на несколько метров, отгораживая барный "арсенал". В ее массиве, засело множество пуль, виднеются отверстия от ножей и даже одного меча, царапины, вмятины, но бармен все равно умудряется пускать по ней кружки с пивом так, что те не спотыкаются, не расплескивают содержимое на пол-пути к посетителю: многие предпочитают садиться сразу за стойку, на высокий стул, но не всем хватает места.
Танцпол представляет собой не слишком большую площадку, на которой чаще всего отплясывают уже совершенно пьяными - играет тяжелая, громкая музыка, среди которой почти не разобрать слов песен. Да это, по сути, и не нужно никому.
Форма работников питейного заведения отличается демократичностью - разве что, начальство объявило забастовку и потребовало разделение цветов. Теперь девушки-официантки носят не только короткие юбки, но все-таки еще и белые рубашки с надписью "Осколки" во всю спину. У бармена наряд примерно в том же ключе, разве что вместо юбки ему выданы брюки. Слева от барной стойки находится вход в подсобные помещения и длинный коридор, который в конечном итоге приведет к ответвлениям в ВИП-комнаты, а потом - прямиком в кабинет управляющего заведением. Где-то дальше расположен черный вход.
В остальном можно заметить так же то, что в баре часты перестрелки, разборки на кулаках, ножах, стульях, бутылках и практически всегда вышибалам все равно на все это, как все равно и посетителям.

0

61

Бесит, - скрипнула зубами рыжая индиго, уперев ладони в талию и глядя на этого расслабленного и пофигистичного  темноволосого сверху вниз.
-Я ещё посижу здесь.
Интересно, он хоть когда-нибудь согласиться со мной? Послушает мое мнение? Просто молча, без лишних слов.  Послушает и примет. Ха, да что я себе выдумываю?..Пафосный зануда в перьях!
«Посидит» он! А если мне  тут надоело? А если хочется домой, а? А?! Эгоист!
Ну, хотя бы в этом они с ним похожи. Два эгоиста. Только одна, так сказать «капризный» эгоист, а другой «расчетливый и холодный». Но ведь эгоисты же!
Ах, как же хотелось куснуть сейчас этого типа за ухо. Ммм…
Лейси даже прищурилась, сфокусировав взгляд на мочке его уха, но следующая фраза искромсала, истоптала и измяла весь боевой настрой.
-Прости, но к такому поведению я не привычен. Если ты хочешь...можешь идти.
- И пойду! - заведенная с пол оборота, она естественно должна была с жаром бросить ему нечто подобное. Развернуться на каблуках чужих ботинок, спрятать руки в карманы, взъерошиться подобно воробью. Рыжему такому воробью…с голубиным сердцем. А этот…ворон. Ну да, ворон. Гордые, черные птицы…Что с них взять.
- И пойду, - чуть тише повторила она, замедляя свой недавно уверенный шаг по направлению к выходу, пока вовсе не остановилась, крепко закусив губу.
Ну вот какого, а?..
Резкий разворот обратно, быстрые шаги, возвращающие ее к столику, где все так же попивал виски ее маэстро, отобранная у какого-то делового, подвыпившего дяденьки ручка и разглаженная по поверхности стола белая салфетка, на которой со скоростью света появлялись цифры номера телефона и буквы с адресом работы.
- Вот! – молниеносный жест, не терпящий отказа, протянутый, мягкий квадратик, - И только попробуй не позвонить, патлатый.
Козырнула на прощание и поукромнее застегнула куртку.  Возвращаться к выходу уже было не интересно, поэтому она просто  прошла сквозь стеночку, как всегда предварительно зажмурив глаза.  Мгновение, и кожу  кольнул утренний холодок, губ коснулись снежинки, заставив их улыбнуться и с жадностью поймать свежий воздух, даже не вспомнив о том, что мобильным телефоном, номер которого она оставила, скорее всего,  уже балуются мелкие вредители. Те самые, у которых осталось ее платье.
Возможно патлатый и сказал что-то еще ей в след, но, как говорится, позняк метаться. И вот уже рыжая девчонка в нелепой пацанской одежде, шагает по преобразившейся за ночь улице, закинув руки за голову и устремив глаза вверх…в небо.

----------------------> Сеть улиц

Отредактировано Layse H. (2009-11-28 23:15:30)

0

62

--сам бар о.о xD

Усталый взмах руки привел матовую ладонь на полотно входной двери.Легкий толчок или даже скорее плавный удар тела открыл проход в бар.Почти шоколадный цвет глаз довольно утомленно,но все же с легким поигрыванием света в зрачке подсвечивал острые иглы темных волос,неспешным взглядом изучая помещение с приглушенным светом и тихой мелодией навевающей осколки далеких воспоминаний.Лицо притягательное,но в этой 'грязной' ухмылке такое отчужденное приподнялось к свету,а пальцы притягивая и ладонь легли на теплую и вздымающуюся при глотках воздуха грудь оправляя мелкие складки ткани <<а тут ничего..мартини надеюсь тоже подадут..>>
Тяжелый шаг казалось звучно ударит в пол,но казалось тело просто парило в миллимитраже над гладью пола.Осанка была столь ровной,что высказывание [Да он лопату проглотил] было самым уместным.Оценивающий взгляд эдакого нахального Бога с Рублевского шоссе из самого божественного светилища,откуда благополучно изгнали и Адама и глупую Еву любящую распускать ручонки.Ладони самовольно проскользнув по бедрам как-то по змейски заползли в карманы джинс.Глаза полуприкрылись тонкой завесой век сменив цвет на каре-золотистый и губы приоткрывшись и слегка обнажив белоснежные рядки зубо-клычков.Еще пара-тройка шагов и совсем легкое тело пристроило свою пятую точку на высокий стул барной стойки по виду выделанной дубом.От мелькания бутылок,стаканов и манящих терпкими запахами напитков из барьера мягких губ надкусываемых острыми кромками белоснежных пилок-зубов.А решительно-придирчивый взгляд искал бармена..

0

63

Кей немного отвлёкся на свои мысли, потому почти не обратил внимания на показательную обиду и концерт который устроила Лэйси. Этот её уход и возвращение, как ни жаль прошли мимо Ворон, он  в это время вертел в руке стакан смотря в отражение стекла на ново пришедших...
- Вот! – молниеносный жест, не терпящий отказа, протянутый, мягкий квадратик, - И только попробуй не позвонить, патлатый.
Кей даже немного испугался от столь резкого хлопка по столу и громкого звонкого голоса, не понимающе глянув на девушку, потом на листок, потом снова на девушку, которая уже устремилась к выходу.
-Омг - вот и всё что сумел пробормотать Кей в ответ на пламенную тираду.
Первый желанием было: смять листок и демонстрирую свою невероятную точность запулить в урну. Он даже начал это делать, смял, но потом, что-то его заставило, что-то, пока не будем выяснять что, не торопим события, сунуть листок в карман.
И только попробуй не позвонить
Снова прозвенели е последние слова. "Хорошо позвоню...только не пожалей"

0

64

Анникара протянула руку к бокалу и медленно поднесла его к губам. Сделав небольшой чуть заметный глаток, она развернулась спиной к стоике и стала меделенно оглядывать бар в поисках новой жертвы.
- Столько запахов. Никак не могу выбрать... Может быть тот демон. Он даже не взглянул на меня. обидно. Хотя я всегда любила таких. Амебы меня не интересуют, как и рабы... а он... просто прекрасно. Интересно кто он? Инкуб? Нет не думаю... ммм... кукловод? Вряд ли... Кто же ты?
Она сколзнула взглядом по подошедшему парню и тут же устремила изумрудные, жаждущие глаза на свою жертву.
Она откинула волосы назад  обворожительно улыбнулась. Только вот кому? Кто знает...
- Нелохой день...- тихо прговорила она, скорее для себя чем для кого-то. Она досьтала из сумки сигаретыи небрежным движением вытащила одну. Прикуривать она не спешила, зная что найдеться уйма желающих сделать это для нее.
- Посмотри на меня... ну же. Ненарвяться вампиры? Но я видела твой взгляд, до того как ты определил кто я такая. Он был таким же как и у прочих. Взгляни на меня. Ты наверное очень вкусный. Подойди и прикури мне сигарету.- думала она, буквально пожирая демона взглядом.
Она не курила, у нее не было пристрастий к тобаку или же к алкоголю. Все это была лишь мишура, часть спектакя, предназначеного для парня, который демонстративно необращал на нее внимания

0

65

Руки легли на гладкое полотно барной стойки и взгляд невольно скосился к вампирше сидевшей неподалеку.Зрачки сузились и наполнились приятным светом закатного солнца.Не интереса не азарта не промелькнуло в бешеном стаде мыслей и ладонь неспешно легла на голову приминая пряди 'острых' волос,броско шевеля и перебирая их.Легкий оскал уже попахивал дерзостью и острые кромки подсвечивали из притемненного угла причудливого строения стойки.При виде сигареты и вовсе лицо исказилось в протест мерзости и крепкий,пьянящий с одного взгляда 'коньяк' карих глаз упал на тонкие ладони принявшись рассматривать кельтские узоры выбитые на кожаных ремешках небрежно охватывающих запястья.Ожидание мартини со льдом и вишневым соком заставило покусывать и без того алые губы,сразу же наливающиеся кровью.Пристальный взгляд девушки понемногу выращивал внутри смущение и дискомфорт.Пряди вновь прикрыли взгляд и смешок самовольно,без спроса,так дерзко,но невинно сорвался с губ.Струны холодного,уже зимнего воздуха прекратили движение по телу и лицо решительно приоткрылось имбирем глаз скользя по лицу молодой особы. 
-Добрый вечер юная леди..А день действительно неплох.
В воздухе тянуло новым знакомством и Ал решил,что ему не помешает хоть с кем-то ознакомится для того,чтобы скрасить одиночество,ни смотря на то,что и оно было дивным.

0

66

Сидеть в баре уже порядком наскучила, девчонка что веселила его уже давным давно ушла и даже ей след в эфирных слоях остыл...заносит....Пора было и самому сваливать, да только вставал вопрос куда? Домой не хотелось, просто Кей не был уверен что две особи женского пола уже покинули его чисто холостяцкое жильё, а идти к ним, совсем не хотелось. Потому и вставал вопрос куда приткнутся. Оставив деньги на столике, не забыв и про чаевые, Кей покинул сие заведение, пока не имея ещё впереди определённой точки назначения, но цель была выполнена, из бара он ушёл. А дальше не важно, немного по плутать по улочкам, пройтись по одному из главных шоссе, по заглядывать в витрины, зайти в магазинчик купить сигарет, можно было поймать маршрутка и поездить по городу, можно было взять такси и сказать -езжай куда глаза глядят- В этом мире много занятий для праздно гуляющих, и никогда не нужно над этим особо думать, можно просто идти вперёд...
Мда, вариантов много, а Кей пошёл на работу...
-----ресторан "Маска"

0

67

Добрый вечер юная леди..А день действительно неплох.
Она повернула голову и с еще большим интересом глянула на парня. Судя по его реакции на вытащенную, сигарету он не слишком любил курящих. И вампиров тое не любил. Но разве можно было отказать Анникаре? Ей мало кто отказывал. Наделенная редкой, древней красотой в сочетании с таинственностью и притягательностью вампиров, Анна считалась одной из самых красивых девушек. Идеал и само совершенство.
"Жертва" ей попалась тоже необычная. Парень был красив, пожалуй даже слишком красив, что бы быть обычным. Она это поняла сразу, как только увидела его.
- Ну что же приступим...- мелькнула мысль.
Другой же молодой человек, Ворон, встал и ушел, Анникара хотела включить его в свой небольшой план,о как видимо не судьба.
- Приветствую.- проговорила она вкрадчивым голосом. Чуть подавшись вперед, девушка развернулась на стуле и теперь могла полностью разглядеть собеседника.
- Вы решили развеять бесконечную скуку дамы?- спросила вампирша, улыбнувшись краешком рта.

0

68

Салон "Искусство красоты"

Ехали они не долго. Теплое чрево машины убаюкивало. Ви не хотела разговаривать, еще успеют. Она просто наблюдала за девушкой, и вспоминала. Себя. "Как же это было давно... очень давно... я была такой же. Потом встретила его. Мой миленький Кей... как же я хочу тебя увидеть. Обсудить и больше не возвращаться к той теме, но у нас же не получится. Верно?.. А с тобой мне что делать? Нужно научить тебя быть такой, как я, что ли. Нет, не такой... подобной."
Блуждающая улыбка, рассеянный взгляд. Тихо и спокойно.
- Ты не боишься моей компании? Задумчиво спросила Ви, но ответ она не успела услышать.
Машина остановилась, и водитель сообщил, что они прибыли. Фейри выглянула в окно - бар "Осколки".
- Ну? Пойдем? И, улыбнувшись, открыла дверь и вышла.
Снег уже закончился, вся улица была в белом одеяле. Красиво... по настоящему красиво. Темно, лишь некоторые фонари освещают улицу.
Вывеска бара доброжелательно мелькала, зазывая внутрь посетителей.
- Нам туда. Указала на железную дверь Вилетта.

0

69

Салон "Искусство красоты" >

Как же хорошо, что можно забраться в теплый и удобный салон машины и с комфортом доехать до нужного места. Не месить ногами снег, не сгибаться от пробирающего до костей ветра, не натыкаться на плечи встречных прохожих… Просто ехать, под тихую музыку на мягких сиденьях… Белле понравился такой способ передвижения, но привыкать не стоило, это не её.
Уставившись на кружащие за стеклом снежинки, девушка думала… Лениво так, неторопливо. Мерное урчание двигателя убаюкивало, и от царства сна, спасало лишь холодное стекло, к которому она прислонилась лбом. Вилетта молчала, Белла тоже, не решаясь нарушить дружелюбную тишину салона. Способность чувствовать чужие эмоции никуда не делась, и Бель ощущала интерес Ви. «Чем же я могла заинтересовать тебя?» Этот вопрос не давал девушке покоя, как и личность Вилетты. Было в ней что эдакое… Загадка, которую хотелось разгадать. Белла могла поспорить, что именно эта неразгаданность и тайна, притягивали к Ви мужчин больше, чем её потрясающая внешность. А в том, что у стройных ног этой девушки валяется ни одна сотня мужчин, Изабелла была уверена на сто пятьдесят процентов. Ви первая нарушила молчание. При чем таким неожиданным вопросом, что Белл не нашлась, что ответить. «Боюсь? В каком смысле? Ээээ…  А с чего она так решила?» Машина остановилась, при чем не ожидавшая этого Белла, немного качнулась вперёд по инерции. «уже приехали? Так быстро? Точно… Приехали…» - её мысленные трепыхания, снова прервал мелодичный голос спутницы. «Да, да, я сейчас выхожу»
Девушка вылезла из машины и тут же утопла по щиколотку, в чем-то белом и пушистом. Мир надел маску белизны и непорочности, прикрывшись снегом. В свете фонарей… «Их уже успели включить? Ах да… Теперь же темнеет раньше…»… всё сверкало крошечными алмазиками, словно некий ювелир, решил сделать мир лучше и украсить его алмазной пылью.
Немного полюбовавшись белым великолепием, девушка запрокинула голову и уставилась на неоновую вывеску, стоящего напротив здания. « Бар «осколки»» - прочитала она. Тут же пришла в голову фраза «Бей посуду – я плачу» - неизвестно как, всплывшая из глубин памяти. Обернувшись на Вилетту, словно спрашивая одобрения, Изабелла первая сделала шаг к двери и первая коснулась холодного железа ручки. Распахнула дверь и прошла в полумрак бара, время от времени оглядываясь на спутницу. К слову, в баре Белла не была ни разу.
- А что дальше? Боже, какой наивный вопрос… Девушка стояла и ждала Вилетту, робко оглядываясь по сторонам.

0

70

<-- Квартира Такуми Сайо.

Рабочий день начинался здорово - с заметным опозданием. Щелкнуть зажигалкой, прикурить, затянуться, это ведь вторая сигарета за последние пятнадцать минут. Горло начинает привычно першить, слегка кружится голове - у него с сигаретами всегда так, они будто затягивает мозги вязким маревом, окутывает дымкой не только снаружи, вылетая облачком дыма, но и изнутри, дотягиваясь до всего возможного. Потом отпускает. Через минуту, две. Но отпускает и снова становится хорошо на полную. Успевший расслабится в уютной квартире, на мягком кресле, с хорошей компанией организм снова настраивает избитый механизм, смазывает шестеренки, подталкивает к жизни с каждым днем. В технике это, кажется, называется калибровкой. В глазах слегка мутнеет и земля странно покачивается, но все это длится только первые мгновения, пока действительность не смириться с новым течением часов. Улицы не так оживлены, как были утром, тени приближающейся ночи сгущаются, они живут, ползут, захватывая все новые территории, опутывая, словно спрут, все новые здания, но так робко, боязливо огибая очажки света от фонарей. Поэтому он идет вдоль фонарей, чтобы не быть поглощенным тенями, идет быстро, зная не по наслышке, чем обернется вторичное опоздание. Поворот за поворотом, а потом - в узкий проулок, где находится черный вход в бар, быстро пробежаться мимо мусорных баков и забежать в предбанник для служащих. Город помоек, блин. Хайне несколько минут стоял, привалившись спиной к шершавой стене и растирая закоченевшие руки, потом, два раза получив нагоняй от ведьмы-уборщицы, пошел переодеваться.
Хайне выбрасывает сигарету и толкает массивную дверь вперед, вваливаясь в еще не задымленный, а только слегка поддернутый дымкой сигарет, основной зал бара. Посетителей еще мало, в дверь только-только входит пара, состоящая только лишь из девушек, однако кто-то, успев надраться в его отсутствие, уже храпит за стойкой, обняв бутылку. Покачав головой, горе-бармен здраво рассудил, что украсть со стеллажа такое дрянное спиртное невозможно хотя бы потому, что его здесь нет, а значит мужик напился своим, с собою принесенным. Хмыкнул и выдохнул сизый дым, который быстро растворился в прогретом воздухе, не успев даже показать своего стремления подняться к ярким неоновым огонькам, протянувшимся по потолку над стойкой - оборотень щелкнул выключателем и в его скромных владениях за деревянным широким ограждением-столом стало заметно светлее и живее. Привычными, механическими движениями он берет в полки массивный стакан и вытягивает из-под стойки влажное махровое полотенце, опирается о стойку локтем и начинает, заезженно, как старый автомат для сборки автомобилей, полировать стеклянный сосуд. Нет упорства и желания протереть в нем дырку, нет разнузданности, нет музыки. В баре сейчас вообще непривычно тихо. Через некоторое время он отставил стакан, увлеченный более интересным: надо же, в его! стойке виднеется три глубоко вошедших пули. Видимо накануне, во время его шикарнейшего прогула, кто-то здорово повеселился. Поковыряв пальцем один из впившихся в темное дерево снарядов, он вновь вернулся к своим баранам. То есть, стаканам, под аккомпанемент тихого сопения выпивохи.

0

71

Ви шла следом. Тупо уставившись перед собой взглядом. В этом баре девушка еще не разу не была, но все когда-нибудь случается впервые. Не особенно пристально разглядывая интерьер, фейри решила, что сгодится для непринужденной беседы.
- Что дальше? Тихо повторила. А ничего. Выпивка, и больше ничего. В помещении было накурено и не так шумно, как обычно бывает в подобных заведениях. - Бель, занимай воон тот столик, указала на свободный стол у окна, Вилетта. - А я сейчас... догоню тебя.
У "работницы" вряд ли были деньги, поэтому все затраты ложились на плечики фейри. "Интересно, этой ночью она будет моей, или я слишком размечталась?" Думала Ви, провожая взглядом Изабеллу. Улыбка, которая застыла на лице, походило на что-то уж слишком развратное. Будто в мыслях она уже представляла, как будет выглядеть эта девчонка на ее шелке простыней. Сама же, наконец, оторвав взгляд от своей жертвы, пошла в сторону бара.
За стойкой спал изрядно подвыпивший клиент и монотонно-медленно протирал бокалы бармен. Не людно - еще парочка мило ворковала за столиком. "Затишье перед бурей" Почему-то вспомнилось Вилетте.
- Добрый вечер. Легкая улыбка озарила уста, а в глазах лишь легкий интерес. Так, я бы хотела именно Вас... Ви закусила нижнюю губу, будто не решаясь продолжить - позаимствовать на какое-то время. Улыбнулась такой-же . Это тело никуда не денется, за время приготовление коктейльчиков, или я не права?
Мужичок что-то невнятно пробормотал, слегка подняв морду лица, и опять улегся досматривать грезы пьяного сна.
- Мы там, указала на Изабеллу и столик - мне сначала хиросиму, а потом что-нибудь не ниже по градусу, а девушке... что-нибудь красивое, желательное разноцветное, и не сильно крепкое. Не пьет малышка. Вилетта понимала, что это бармен, и он не будет выполнять работу официантов - разносить заказы, но так же, она знала, что хирасима горит, и ее нужно пить сразу, поэтому легче заказать, у него, а не ждать официанта... слишком много формальностей.
- Только Вы поскорее, ладно? Улыбка, и каблучки застучали к столику.
"Нужно запомнить этот бар, здесь весьма миловидный персонал"
- Не успела соскучиться? Сейчас принесут заказ, надеюсь, тебе понравится. Сняла пальто и села напротив собеседницы. Ты мне лучше расскажи, как ты докатилась до такой жизни? С твоими-то данными и не иметь богатенького спонсора-маэстро, ну или хотя бы влюбленного-охотника немыслимо. Да... вот раньше, а сейчас... эх, что с вас возьмешь... молодежь. Вилетта будто и забыла, что выглядит всего-то лет на двадцать.
Внезапно захотелось просто напиться. Взять и напиться в хлам, а потом погрузить свое тело в машину забыть обо всем. Слишком многое случилось… а сколько еще ожидалось впереди.

0

72

«Выыыыпивка?» - Беллу слегка передёрнуло. Её подруга Эл когда-то пыталась «скормить» ей водку. Мать моя женщина, роди меня ещё раз, после этого её состояние называлось на букву "Х", и те кто думают что "Х" – это начальная буква слова «хорошо», или полные имбицилы, или никогда не пили. Вернувшись от воспоминаний «счастливого отрочества» в прокуренное и полутёмное помещение бара, девушка на автомате проследила, куда указывает изящная женская ручка и всё на том же тормозе, то есть ручном управлении, пошла занимать столик. Хм, круглый и деревянный, с пепельницей, салфетницей и сахаром-солью по средине, такой себе обычный столик, отличался он лишь парой крошек, которые не смели с него нерадивые официанты. Скинув с себя плащ, девушка повесила его на рядом стоящую вешалку и умостила свою пятую точку, на стуле. Глазки забегали по помещению, выискивая Ви. В дымном мареве, Вилетта не обнаружилась, по этому Бель занялась творчеством. Салфетница была безжалостно выпотрошена, а ловкие пальчики, делали из белоснежных салфеток,  небольшие кораблики. К тому моменту, когда к столику подошла Ви, перед Изабеллой красовалась целая армада корабликов, а салфетницы с ближайших столов были тоже пущены в дело. Бросив быстрый взгляд на мечту Микельанджело, которая снизошла до пребывания на земле, девушка вернулась к бумажной флотилии. Её отношение к Вилетте, можно было описать, как клубок ниток, с которым поигрались десять котят. Но сейчас ей почему-то не хотелось с этим разбираться. Может передалось обезбашенное настроение Вилетты, а может где-то глубоко проснулась страсть к кутежам и дебошам(что врядли) но, одно можно было сказать уверенно и твёрдо. Бель жаждала хлеба и зрелищ, ну или коктейлей и веселья. Отслеживая из-под ресниц действия Ви, Бель выстраивала кораблики в «клин», очевидно где-то глубоко в девушке, заиграло детство. «Эм? Докатилась?» Бель недоуменно вскинула глаза на собеседницу. «Данные… Спонсоры…» Слова складывались в некие картинки, от которых становилось неуютно. «Она имеет ввиду, содержанток? Любовниц?  А что ещё, за Охотники-маэстро?» Щёчки поспешили окраситься в привычный розовый цвет, а в глазах девушки поселилось смятение на пару со смущением, а вместе с тем… Любопытство. Бел, была уверена, что Ви это всё не просто так говорила, это всё имело непосредственное к ней отношение. « Она ведь о себе говорит… Это то, чем она занимается… Молодёжь… Ой мамочка, а чему ты меня учить собралась, Ви? Всё Бель, ты пошла по наклонной. В начале бары, а потом пошло по ехало…» Внезапный перепад настроения её… Работодательницы? Наставницы? Подруги? Короче говоря, сидящей напротив девушки, резко ударил по эээ… ощущениям Беллы. «Только не так Ви, не надо, давай лучше веселиться!» Девушка протянула руку через стол и коснулась руки Вилетты.
- Я не умею… И… Стесняюсь… На губах девушки расцвела неуверенная улыбка. – Всё будет хорошо Вилетта, я узнавала. Давай повеселимся сегодня? Сияющие глаза, словно передавали весь оптимизм и внутренний свет девушки, которыми она делилась "не глядя", без остатка.
- Кстати! Девушке не терпелось задать мучающие её вопросы – А кто такие маэстро? И охотники… Ты употребляла их в каком-то особом смысле?

Отредактировано Изабелла (2009-12-06 02:30:54)

0

73

- Добрый вечер.
Свинцовым грузом лень легла на плечи, придавила, потянула домой, на гладкие скамьи церкви, в компанию призраков своего прошлого. Память всколыхнули агатовые глаза посетительницы, чей взгляд, однако, был прикован совершенно к стороннему. Ах, да, к ее спутнице, что скромной, практически незримой тенью прошла к столику. Совсем как те тени на улице, чьи тела разрывали непреклонные пушистые снежинки, мягко опускающиеся на промозглую землю. "Хотела бы именно меня. Как будто тут еще можно кого-то хотеть" - кисло и вязко ворочались мысли, пока тело послушно кивало головой, подтверждая заказ. Да мол, все принял к сведению, и только взгляд скучающе блуждает по скудному запасу персонала, что находился сейчас в баре - две молоденькие официантки, одну из которых, Хайне точно знал, взяли только вчера, уборщица, что сейчас не находилась в зале, а мирно спала у себя в подсобке и, разумеется, певичка, зашедшая сюда скорее на огонек, нежели по прямому месту работы. Она, такая худая, практически до нелепости, сидит сейчас за одним из дальних столиков и лениво водит пальчиком по краю своего белого крыла - второе, в поддержку сценического образа, выкрашено в красный цвет. Официантки, безответственно пропустившие пришедших клиентов, щебечут о чем-то своем, обняв подносики и помахивая, взволнованно, лисьими хвостиками.
- Бабский коллектив, - раздраженно прошипел оборотень, набирая три стакана - два побольше и один поменьше. Выбрал с полки апельсиновый сок, тоник, мятный ликер и джин: именно с этого коктейля он начинал когда-то сам. Градусов в нем было достаточно, однако весь привкус алкоголя глушил тоник и мята. Хотя бы один джин, занимающий половину бокала, имел в себе 47 градусов - получалось красиво, вкусно, и не ниже по градусу легендарной "хиросимы". Хотя и не в пример дешевле. Любой бармен знает, что коктейль должен быть не только вкусным, но и красивым. Поэтому на край бокала - три листика мяты, долька лимона, сахарная присыпка по краю. И на традиционно круглый, черный поднос. Два раза подкинув в руке следующий бока, Хайне задумался, что можно найти в такой творческий кризис "красивое, разноцветное и не шибко крепкое". Выбор пал на незабываемое цветовое решение ликера Curacao, и, разумеется, крепости, которую придает граппа. Радостно залив все компоненты в шейкер, Хайне от души добавил льда и тщательно перемешал, два раза глянув на светящиеся ультрамарином часы. Уложился в семь с половиной минут. Практически рекордное время и, несомненно, он мог позволить себе самодовольную ухмылку. Перелив содержимое шейкера в коктейльный бокал, он украсил напиток физалисом и тоже поставил на поднос. Дело за малом и ни градуса выдумки - самбука, абсент, ликер Бэйлис и 10-15 капель гранатового сиропа, который с трудом был найден на верхней полке в запылившейся бутылке. Сначала сироп, а сверху слоями скрыть его под алкогольными преградами. Последний коктейль на место и вот, бармен легко перепрыгивает через барную стойку, подхватывает поднос и направляется к обозначенному ранее столику. Быстро. 2В такие моменты начинаешь любить свою работу. Хоть какое-то разнообразие. Но как же спать хочется..."
- Прошу, милые. дамы. Надеюсь, не заставил вас долго ждать, - все три бокала с гулким стуком опускаются на деревянную столешницу, к ним - блюдце с засахаренными лимонными дольками и какое-то порезанное кубиками пирожное в качестве закуски за счет питейного заведения, - еще что-нибудь?
А по деревянной крышке стола плавали бумажные кораблики, белыми пятнышками на черной глади. Хотя, черт подери, какой же глади, если каждый из этих столов был изрезан, избит, исколот, а два так вообще сломаны пополам - Хайне прекрасно помнит, как долго чинил их из нежелания выплачивать штраф. Почему-то все проблемные ситуации возникали именно в те вечера, когда заведение находилось под его полным надзором. Теперь проблема не была проблемой, только являлась поводом отчитать официанток, что не следят за количеством салфеток на столах, не убрали после банкета перечницы, не помыли весь бар от пола до потолка, не... Оборотень выпрямился, сунул поднос подмышку, всем своим видом показывая полнейшее безразличие к диалогу девушке. "Повеселимся сегодня" - настораживало, но одновременно обнадеживало на большую выручку, "маэстро" и "охотники" больно резало по ушам одой только простотой произношения. "Из какой же Тьмутаракани она, если не хлебнула от этих добрейших людей полным половником? Или просто недавно в городе..."

Отредактировано Haine (2009-12-06 02:48:00)

0

74

Бармен вынырнул словно из воздуха. Вот не было его и тут раз - появился. "Была бы я здесь одна... а впрочем, ты меня запомнишь. Только не сейчас. Позже..." Улыбка в 32 зуба.
- Спасибо дорогой, теперь можешь быть свободен. Понадобишься - позову. Привычка. Не то что бы смотреть свысока, просто уже не на равных. Ведь теперь ей осталось лишь еще раз влюбиться и никак иначе. В него? Нет. В жизнь. Научится ценить людей заново, точнее вспомнить, как это было раньше. Сатору... теперешний Ассар, изменился, но стал лишь роднее. Кто еще? Кеи, который тоже исчез, точнее, стал иным... он, наверное, больше не позвонит. Да и она - не ответит. Все слишком спуталось. ДРУГ?!? Уже нет, что-то иное, и такое... не думать. Коттен, как давно она не видела этого ангелочка. Она подарила крылья. Научила летать... поддерживала.
Сейчас рядом сидело совершенно незнакомое существо, которое ловило каждое движение, любой жест, слово... и это была новая игрушка. Хрупкая и нежная. Неземная?.. вот так и всю жизнь - то, что важно исчезает, изменяется, а на смену приходит что-то новое...
- Повеселимся? Да, конечно. Неуверенная и отрешенная улыбка, а на бармена ноль эмоций. Выпила хиросиму, и пододвинула ближе к Бель коктейль, а свой поставила рядом с собой.
Все, что нужно сказано. Пусть идет, у него масса работы.
В бар ввалилось несколько рабочих. Суровых мужланов, после тяжелой и утомительной работы. Они уселись за барную стойку и начали горланить, требуя пива.
Вилетта лишь слегка скривилась и отвела взгляд. Не любила она ТАКИХ мужчин - грубых и неотесанных.
- Ты не знаешь? Немного удивившись, сказала Ви. Ну, тогда слушай. Маэстро, это такая группа населения, которая имеет определенный статус в обществе. Они, скорее дипломаты, чем завоеватели. Они уговаривают, подкупают, получают хитростью... как я, например... все, что захотят. А охотники - коллекционеры, берут силой то, что хотят. Они не смотрят ни на что. С охотниками почти невозможно договорится... если честно, то даже у меня есть покровитель-охотник. Мой падший ангелок - Сатору. Когда, мы познакомились, он был никем - забитым сахарком, а сейчас у него свое казино… но в нем чувствовалась сила... девушка замолчала. Да что ж она рассказывает совершенно незнакомому человеку о себе это все? Короче говоря, в этом городе нужен защитник. Особенно тебе – ты слишком слабая для этого города, а еще ты наивная. Тебе нужно меняться. Поверь моему опыту, в этом городе долго не продержишься, если будешь как ты – одна, без денег и защиты. Ясно?... ты пей, и спрашивай, что интересует. Сегодня я добрая, поэтому пользуйся ситуацией! Вилетта улыбнулась.
К мужикам подвалило еще несколько друзей, которые не менее громко себя вели. В баре стало шумно. Кто-то из ни потребовал у бармена включить футбол, они же клиенты, как-никак.
- Ты не против, если я закурю? Из сумочки был извлечен серебряный портсигар, и тонкая сигаретка ловко оказалась в ручке у фейри. Мгновение – серебряная зажигалка полыхнула огоньком, и сигарета зажглась, испуская легкий шоколадный аромат.

0

75

Лёгкое самодовольство, скука и сонливость… Белл повернула голову в ту сторону, откуда чувствовались эмоции. «Ух ты! Альбинос!» Взгляд девушки переместился на поднос с коктейлями, тут же последовал вполне логичный вывод, что это официант. Да только одет не по форме, да и не его ли высокую фигуру, она видела за барной стойкой? «Странно, а почему у них бармены коктейли разносят? Или я чего-то не знаю?» Спокойный и уверенный голос Вилетты, что сопровождал стук бокалов о стол, всё расставил по местам. Белл только восхитилась тому изяществу, с которым Ви отправила бармена обратно. «Ндааа… У неё и профессор математики, побежит пылесосить…» Бель такими талантами не обладала и вообще отличалась исключительной вежливостью, по этому улыбнулась парню и пролепетала, что-то вроде «большое спасибо» Но сказано это было так тихо, что нужно обладать не человеческим слухом, дабы услышать во всеобщем гуле это лепетание. Сообразив, что смотрит на парня, достаточно долго, для того что бы это могло быть истолковано в определённом смысле, Бель поспешила покраснеть и заняться изучением коктейлей. Тут было на что посмотреть. Произведение искусства в свом роде. Особенно девушке приглянулось нечто разноцветное, в маленьком бокале. К её удовольствию, сие разноцветное чудо, предназначалось именно ей. Ви улыбнулась, какой-то далёкой улыбкой, наверно именно так звёзды улыбаются астрономам, если они вообще умеют улыбаться… «Что-то случилось с тобой… Где кураж, где обезбашенность с которой ты ехала сюда? Осень… Настоящая осень, с её загадочностью и переменчивой погодой.» Бель молча следила, как тонкая ручка обхватывает бокал, как красные губы, касаются стекла… «Ну наконец-то бля, рабочий день закончился. Начальник сцука… Настоящий …, …, …!!!» Девушка замерла на стуле, окаменев. С пылающими щеками, она спешно экранировалась от чужих мыслей. Ибо один из рабочих, что недавно ввалились в бар и чьи мысли Белла имела несчастье прочитать, как раз заметил одну из официанток… Малой части его эротических фантазий, невольно «подслушанных» Беллой, хватило бы на полк изголодавшихся по женщинам солдат. Смущенная до нельзя, девушка потянулась к бокалу, и осторожно попробовала содержимое, что бы хоть как-то скрыть смущение. А тем временем началась лекция на тему : « Охотники и Маэстро. Что это, кто это и с чем их едят» Пока девушка потягивала коктейль, который к слову был очень вкусный, Ви хорошо поставленным голосом, разъясняла ей что к чему, по чем и как. « Угу, значит с маэстро ещё можно договорится, а если попадётся охотник – всё, делаем ноги и желательно длинные.» С широко раскрытыми глазами, она внимала, откровениям Вилетты и ощутила лёгкое разочарование, когда та закончила говорить о себе и перешла на Беллу. Девушке почему-то казалось, что вся жизнь Вилетты это захватывающая сказка, ну или любовно-приключенческий роман, так что она была бы не против слушать часами, о жизни Ви. Но и советы, стоило учесть. Бель вполне отдавала себе отчет, что она сейчас – цыплёнок,  ничего о жизни не смыслящий и вполне способный влипнуть в крупные неприятности. Такой себе, цыплёнок жареный, цыплёнок вареный, который тоже хочет жить… Совсем как в детской песенке… Вот только Бель не хочет, что бы пожарили или сварили. «Определённо стоит найти себе маэстро… Но если я правильно поняла Ви, то за покровительство, надо расплачиваться собственным телом?» Вот это было неприятно, более того, для начитавшееся любовных романов Изабеллы, такие мысли были кощунственными. А как же, раз и на всё жизнь? По любви и всё такое? Нда… Быть или не быть? Дилемма…
Рассказ закончился вместе с содержимым бокала. Коктейль оказался коварным. Пока Изабелла пила, алкоголь не ощущался, но теперь… «Мммм… Тааак тепло! Ой… А это голова кружится или со стенами что-то не то? Ммм… А я хочу ещё…Чего-то…» Предложение Ви – воспользоваться ситуацией, Бель проигнорировала, ибо мысли собирались в кучки не надолго, с тем что бы тут же разбежаться, а то и вовсе начинали кружиться в каком-то диком хороводе, по этому сформулировать хоть какой-то важный вопрос – оказалось задачей жуткой сложности. За то вопрос о курении, девушка прокомментировала:
- Минздрав предупреждает… Но толку его слушать? После чего, заворожено уставилась на сизый дымок взмывающий к потолку и разносящий запах шоколада…. Помедитировав на красный огонёк сигареты, девушка вскинула глаза на Вилетту.
- А ты не хочешь танцевать? Изабелле нужно было срочно проверить, а держат ли её ноги? Или они действительно стали ватными, как ей кажется? « Хммм… А я не напилась? Неееее, от одного коктейля не могла… Вот только глазки сфокусирую сейчас…»

+2

76

Крышка стола, почти совсем еще гладкая, девственная, салфетки, сложенные в незамысловатые фигурки, солонка и перечница во главе островка спокойствия и две милые дамы, выбравшие именно этот столик. Настолько неправдоподобно, что возникает желание заглянуть под стол и убедиться, что к нему действительно не прикреплена взрывчатка. Здесь редко бывает тихо. Здесь редко бывают женщины - и то, если приходили, то резко разделялись на две скупые категории. Женщины-вамп, неприступные, доминантные, и девушки-бабочки, своим фривольным поведением только доказывающие свою общедоступность. Сегодняшняя гостья нашла себя мальчика на побегушках и смотрит свысока, со значением - о, так поступали многие дамы, что заходили в этот бар, но быстро, крайне быстро спивались крепкими напитками и танцевали на столах, теряя весь свой лоск и всю свою значимость. Взгляд алых глаз плавно сместился в сторону, на тихую спутницу...фаэри. Фаэри и индиго. Не часто увидишь последних, но еще реже будешь наблюдать картину, чтобы представители одной из самых древних рас, так запросто общались с кем-то столько "молодым". Хайне беззвучно хмыкнул, отмечая про себя всю терпкость ощущений, вызываемых близостью этих самых фаэри - просто как в эльфятник попал. "Можешь быть свободен. Черта с два, те, кто совсем свободны, грустно смотрят из окон психбольниц".
- Надеюсь, вам понравится.
Легкий поклон, скрывающий на мгновение проскользнувшую ядовитую ухмылку и оборотень, не сводя взгляда с девушки-индиго, поставил на стол нечто зеленое, округлое. Ровно через пять минут "зеленое и округлое" раскроет свои лепестки, расцветет в своей естественной подложке. Цветок, что похож на произрастающий в Индии, цветок сине-фиолетового цвета, цветок - от названия которого и пошло определение "индиго". Наверное, ей действительно идет этот цвет. А цветок этот... обычная мутационная форма вроде знаменитой розы, отзывчивая и добрая, как котенок, разве что не умеющая говорить. Зато передвигается это существо довольно быстро.
- Презент милой фроляйн.
Через секунд Хайне с совершенно убитым видом оборачивается к стойке, попутно засучивая левый рукав рубашки. Ведь только этого ему не хватало для полной радости! Тихий, мирный вечерок на рабочем месте накрылся в единое мгновение медным тазом, а нерадивых официанток, которые могли увлечь подвалившую сюда толпу, как ветром сдуло. "Как бы это без мата выразиться?.." Практически бегом бармен покинул пространство, занимаемое столиком двух мило беседующих девушек, и даже был готов спешно изучить искусство мерцания, чтобы поскорее оказаться за стойкой. Вернись в реальность. Все-таки это бар, подразумевающий пьяные драки, а не летнее кафе около гостиничного строения. В руке бармена тусклым светом сверкнул пистолет.
- Сегодня в баре "Осколки" скидки всем, на все и за все! - без особого труда вытягивая из себя самую наглую из всех возможных ухмылок, он два раза подряд нажал на курок, пуская пули в потолок. О, на него обратили внимание все - большинство даже не по тому, что он совершеннейше самоуверенно соврал в плане наличия скидок в акциях сего питейного заведения, сколько на громыхнувшие выстрелы. Оно понятно, как же иначе собрать в единое стадо разбушевавшихся посетителей, - ну-ка, ближе вы, засранцы, ждут вас музыка и танцы!
Одновременно вспыхнул телевизор на таком любимом посетителями канале и проехались по столе семь больших кружек с пивом, переливающимся за стеклянные края. Громыхнула музыка, нечто альтернативное, быстро сошедшее на фоновые звуки. Раздался звонкий девичий смех. Нет, Хайне не был древним индийским многоруким божеством Шивой, но имел громкий голос и огромную практику в вызывании смешливых лисичек-официанток из подсобки. Девицы явились в самом подходящем для ситуации виде - кожаные топики и шорты напоминали скорее полоски цензуры на центральном телевизионном канале, а на пышных бюстах лежали концы шарфов истинных фанаток: не какой-то определенной группы, а всего футбола сразу взятого. Глазки подведены, губки напомажены, лисьи хвосты так и задраны к верху, просто любо-дорого смотреть. Хайне едва не отвернулся от омерзения, но нашел в себе силы просто покачать головой и не слишком поспешно отвести взгляд. Бумс! На тишину вечера упал с размаху второй таз. В такие бурные ночи только пиво да деньги лились рекой, но уж никак не благоговейная тишина в сосновом бору. Нужно улыбаться. Нужно орать и пить со всеми, если не громче и больше всех. И сохранять при этом абсолютную ясность рассудка. "Где мой хмель в бокале? Я сегодня вечер. Главное не шмальнуть в того пропойцу бутылкой..." Полная власть у некомпетентных, в сторону шаг, как попытка бежать и снова кружки скользят по поверхности стойки, снова подброшены в воздух бутылки с пивом и водкой, и руки привычно смешивают жесткий коктейль-ёрш, и организм отказывается воспринимать алкогольные пары. Только смех, дым, и музыка вокруг стойки, и все дальше, дальше расползается феерия, захватывая новые площади. Жизнь взыграла даже в худосочном теле певички, которая через пять минут уже стояла на стойке, растопырив разноцветные крылья, поила кого-то из фанатов пивом, что текло из бутылке по стройной ножке, пела в свой любимый золотистый микрофон любимые песни, невероятным образом попадая в такт раскатам музыки. В такие моменты почти все всегда забывали о футболе и только двое приваливших самыми первыми мужиков теперь сидели, завороженно уставившись в телевизор. Иные же нашли более интересное зрелище.

+1

77

Бармен оказался весьма своеобразной личностью. Что-то оставил на столе, Ви не обратила особого внимания на "это". Потом он покинул девушек.
Выстрелы в потолок - какой пафос.
"Танцевать? Здесь??? Она что издевалась??? нееет!!!" Второй коктейль подошел к концу. Но вопреки нашим желаниям случаются неожиданности, которые не подвластны нам. Один из мужиков подошел к столику и, сцапав Бель за руку, потащил на танц-пол. "Что сделать? Нужно искать выход, быстро..." Ви достала телефон и набрала номер Ассара. Длинные гудки, а потом приятный женский голос сообщил о том, что можно оставить сообщение, что Ви и сделала:

"Милый, у меня, кажется, неприятности - я в баре Осколки, приезжай, как только услышишь сообщение."

Отключилась и тут же другой мужлан сцапал ее.
Вытащил девушку на середину и решил, что "медляк" это очень романтичный способ знакомится.
- Петр… приятно – дыхнул перегаром на Ви мужик.
- Извините, но я не танцую... попыталась возразить девушка.
- Куда??? Неет, танцуешь, я сказал. И сдавил немного руку.
Ви решила не спорить, смысл? Она еще помнит, как раньше - лучше не сопротивляться. Скосила глаза на Беллу, та была пьяна, но тоже не в восторге от "плена" мужски рук.
"Накину-ка я на них иллюзию." В миг мужчины увидели, что танцуют не с симпатичными девушками, а с каким-то желейным существом. Серая жижа растекалась по их рукам, капала на пол… Что один, что другой с омерзением отпустили девушек и начали переглядываться. Не теряя ни секунды, Ви схватила Изабеллу и шепнула, что бы та направилась к выходу. Сама же отправилась к столику, собрала вещи. "Нужно заплатить?.." Не было времени искать деньги, решила вернуться позже. Быстро вышмыгнула из бара, по пути набрасывая на плечи пальто.
Мужики наконец-то пришли в себя и направились к столику, но там уже никого не было.

Городские улицы

0

78

Глазки фокусироваться отказывались. Они были прямо таки, категорически против. Но оказывается даже в шатающемся мире, можно что-то рассмотреть. Например цветок на столе. «Цветооок? Какой милый! А какой цвет… Солнце, ты откуда тут взялся? Ах да… Ты меня не поймёшь… Ну это ничего, наверно… Хотя, кто собственно сказал, что цветы не разговаривают? Эй, фиолетовенький, может докажем обратное? Ммм… А ведь я МЫСЛЕННО говорю с цветком…» БАХ!!!! «Аааааа! Наших бъют!» - неизвестно с чего мысленно возопила Изабелла. Но позвольте, кого это наших? И не бьют – а стреляют. И вообще, пострадал только потолок… «Ну и стреляйтесь на здоровье… А у меня тут цветочек…»Белла потянулась к живому чуду, неизвестно как появившемуся на мёртвом дереве стола. Взяла в руки и… «Тепло большого. Ладонь. Стол. Надо расти. Тёплые руки. Маленькие.» Что это? Мысли? Нет, всего лишь мыслеобразы… Но разве растения… « Мама, папа и другие мои неизвестные родственники! Научно же доказано… У цветов не так… ааааа! Мутант!!!» Белла с совершенно с диким видом уставилась на цветок в своих ладонях. Его цвет… «Индиго? Хм, да мы чем-то похожи, верно, малышь?» Цветок не мог говорить, он и мыслить-то не мог, это же цветок, что вы от бедного хотите? Одни инстинкты, но! Он мог передать телепату чувства, ощущения, чем и занимался. Если перевести с цветочного – на человеческий то получалась забавная ситуация. Во-первых, цветок подарил Белле бармен. Возникал вопрос, откуда у бармена такие цветы с собой, но дареному коню в зубы не смотрят, тем более, что Белла было фиолетово на барменов с цветами-мутантами в кармане. Она была вполне готова поверить в существование зелёной феи, так что не будем мелочиться. Весь юмор ситуации был в другом… Судя по «мыслям» цветочка, бармена – оно считало папой, а Беллу – мамой. Как только до Беллы дошел весь комизм ситуации, она весьма глупо захихикала. Ещё бы… Жили-жили, а тут здравствуйте, вы моя мама… А впрочем, после того как, новая информация успешно переварилась, Бел поняла, что ей очень нравится цветочек, он испускал волны любви, тепла… А запах-то какой! Или это пахнут духи Вилетты? Ах, не суть! Пахнет-то здорово! Мысленно приободрив цветочек и продемонстрировав, что мама его тоже любит, Белл засунула его в волосы, на цыганский манер и строго-настрого «приказала» никуда, от туда не деваться. Пока девушка осваивалась со свалившемся на неё материнством, её кто-то схватил за руку. Грубо схватил. «Синяки останутся» - машинально отметила Изабелла, потом медлееенно перевела взгляд на «Схватившего». Носик сморщился. «А теперь НЕприятно пахнет!»  Девушка недовольно посмотрела на помятую и небритую мужскую физиономию.
В обычном своём состоянии, Изабелла бы с писком забилась под стул, или же бледнея и краснея, попросила оставить её в покое. Есть ещё вариант с потерей сознания, но! Вы не видели пьяную Изабеллу в деле. Пробормотав:
- А хрен-ли нам бояться? Девушка резко встала со стула. Слишком резко… Мир кувыркнулся пару раз, и покачиваясь, встал на место. Изабелла была вынуждена уцепиться за своего «кавалера» Но он тоже оказался каким-то неустойчивым. По этому пришлось ухватиться за стол. Стол был самым незыблемым в этом хлипком и туманном мире, но возле него было скучно. По этому Изабелла позволила увлечь себя на танцевальную площадку. Предварительно, бодро улыбнувшись, почему-то занервничавшей Ви.
Проходя мимо барной стойки, она метнула в бармена мыль с горячей благодарностью. По идее, такое её действие, должно было вылиться в огромный заряд позитива, для парня. Но Белл уже было не до того, её кавалер увлеченно оттаптывал ей ноги, норовя прижать к себе покрепче. «Нет, ну какой хам. Что ты там хочешь? ЧТО? А каблуком туда, ты не хочешь???» Искренне возмутившись, при чем цветок вторил своей хозяйке гневным попискиванием (он ещё и пищать умеет?) Белла уперлась кулачками в грудь наглого мужлана  и попыталась оттолкнуть это «тело» Тело отталкиваться не желало, оно что-то утробно мычало и роняло слюни на любимый белый свитер. Однако последние «светлые фантазии» кавалера, довели девушку окончательно.
- Да веселитесь сами, в четвером-то небось не заскучаете! – вспылила девушка.
И тут случилось нечто странное, но несомненно позитивное. Мужчина отскочил от неё с таким отвращением во взгляде… Неужели  её предложение, так ему не понравилось? А что… Четыре друга… Найдут, чем себя развлечь-то… Тем более, когда один такой фантазёр…
Дальше события развивались стремительно. К ней откуда не возьмись пробилась Вилетта и утащила с танц-площадки, попросив двигаться к выходу. «Да ради Бога… Куда угодно, только подальше от этой толпы похотливых самцов и развратных женщин» На мягких ногах, в которых словно расплавили кости, Белла начала продираться к выходу.

Городские улицы

0

79

В баре творился форменный кавардак, полный дыма, алкогольных паров, смеха и разнузданного веселья, грозившего перелиться за край. Кто-то танцевал, не заботясь о попадании в такт музыки, кто-то методично медленно бил кому-то морду (картина маслом: добро лениво мутузит зло, но последнее неспешно сопротивляется), кто-то сосредоточенно перебирал ногами к выходу, кто-то...всем было, чем заняться. И, кажется, только один человек в баре был трезвый до зубного скрежета. Хайне радовался забитому голу (после трех бутылок всем стало уже не важно, в какие ворота залетел мяч), пил из горла одной бутылки, запивал из другой, сохраняя полную ясность рассудка. Никакой магии, просто обычный трюк любого, кто по семь раз на неделе дает подобные "представления": вторая бутылка была пустой и он не запивал из нее, а наоборот, незаметно выплевывая спиртное. Спиртное, потому что непонятно было уже, кто и из какой тары лакает. Главное, что всем было хорошо, приятно, вкусно. Внимание привлек гневный писк отошедшего в чужие руки цветка - оборотень тут же развернулся в ту сторону, ковбойским фирменным жестом вскидывая пистолет. О, стало быть они понравились друг дружке...уже радует. Даже успокаивает. Фуф-уф, я-то думал, что она испугается. Или его доведет до нервного отращивания колючек." Милое мутировавшее растение, выращиванием которых так сильно увлекался оборотень, еще подрастет, пока не превратится в нечто сиреневое, похожее формой на лилию, с приятным терпким запахом и умением выпускать колючки, когда его "мамке" кто-то угрожает. О, даже лучше собаки. Не успела завершиться эта самодовольная мысль, как две гостьи, что удивительно те самые гостьи! бара, решили, что танцевать с не самыми страшными выпивохами их не прельщает, и спешно направились к выходу. "А мои деньги?" Хайне чуть вопросительно покосился на выбирающуюся из бара фаэри. Конечно, в суматохе так просто забыть, что должен заплатить за выпивку, а потом, когда протрезвеешь наконец, еще больше шансов забыть вернуться. Он покрутил пистолет в руке, прикинул так и эдак - бросаться догонять милых дам или плюнуть на собственную зарплату, но отмел оба варианта в ходе постановки логической цепочки. Если девушка цвета индиго взяла его маленький презент, то найти ее не составит большого труда: а не взять такое очарование с бархатными лепестками было просто непростительным отсутствием всякого вкуса к красоте. Следовательно, если завтра в кассе не появится знаменательной суммы, придется выискивать свою растительность и ее новую хозяйку. Никаких проблем. Многие веселящиеся надирались с подозрительной быстротой и только в радость бармену было смотреть на то, как одно за другим бесчувственные тела с блаженными улыбками на расплывшихся лицах, сползают под столики, укладываются штабелями вдоль стойки, мирно сопят в объятиях официанток или из последних сил пытаются что-то горланить в такт ангелку-певичке. Просто красота. Потом, когда большинство неотесанных мужланов слегло видеть сладкие сны, официантки, ловко, как не умеет ни один шулер в карты, вытянут из их карманов кошельки, из кошельков - сумму за выпитое. Ни монетой больше, как говорил прежний владелец заведения: "Таки мы есть честные люди, за что и ви и ваши деньги не будут пропиты зазря". В любом бизнесе некоторые еврейские замашки бывают полезны. Через пять минут миловидные кицунэ уже собрали с выпивох необходимую сумму, некоторых растащили по углам, некоторых, судя по всему самых толстых, оставили валяться прямо так, лишь бы не особо мешая проходу. Хайне облокотился о барную стойку, подперев голову ладонями и скучающим взглядом обвел зал. Ничего особенного, впрочем, не обнаружил - разве что еще какой-то худосочный эльф горланил национальную песню в обнимку с тоже не вполне трезвой певицей-ангелицей. Пусть себе орут бессмертную сагу. Ничего не изменится. Разве что на душе в бармена отчего-то стало теплее, светлее и радостнее, но, не умудренный знаниями о телепатах и эмпатах, он списал все это на лишний глоток ядреного рома.

Отредактировано Haine (2009-12-08 21:33:31)

0

80

Это все больше походило на дещевую попойку. Народа в баре все прибавлялось и никто из них даже не думал о какой-либо сдержанности. Все пили, танцевали, дрались, шутили, пели, орали, пили... в общем праздник жизни был в самом разгаре. Анникаре было не по вкусу такое развлечение. Как и полагаеться древней вампирши, девушка любила тихую классическую музыку и разговоры на отвлеченные темы при свечах с бокалорм дорого вина. Вот это было ей по вкусу. Слишком пафосно и наигрпанно скажите вы? Вовсе нет. Просто что еще могло любить существо ходившиее по этой земле, когда еще был жив Ийсус? Только покойствие и тихую жизнь, изрекдка разбавленную сажанием на кол и другими пытками невинных. Хотя притив боя она оже не была против. С достоиным соперником и с применением всего своего коварства и хитрости. Хотя такое уже было, когда создатель, существо сделавшее ее немертвой, не хотел даровать ей свободу. Тогда вампирше пришлось очень постораться, что бы сплести сеть и избавиться от него... как выяснилось на время. И сейчас он вернулся, и ищет ее, а ведь она планировала служение и в будущем подставление спины своего хозяина и очередной побег.... но это в будущем. А сейчас ей вновь овладела скука и какое-то отвращение к происходящему. Слишком много суеты и так мало спокойствия. А именно оно и требовалось неупокоенной. Спокойствие. Она представила себе чистый горный склон, где нет ни души. Тишина и вечная красота камня...
- Это как раз то, что мне нужно.- подумала она.
- Прошу простить меня.- она чуть покланилась собеседнику.- Но к сожалению меня ждут нетложные дела. Жаль, что нам не удалось побеседовать, но я все же надеюсь на нашу скорую встречу. Всего хорошего.- вампир встала из-за стола и надев полушубок, двинулась к выходу.
---) Горы.

0

81

--> Казино «Блеф»

- Свободен. – Ассар чуть повернул голову к водителю, который с вопросом высунулся из приоткрытого окна машины. Трястись в этой железной коробке, вместо того, чтобы просто пройти вместе с Ви через зеркала, совершенно не хотелось. – Возвращайся обратно.
Сделав первые несколько шагов к гостеприимным дверям, ведущим в некое сомнительное заведение под названием бар «Осколки», падший десять раз спросил себя, что здесь могла забыть аккуратная фэйри, всегда отличавшаяся завидным вкусом… как бы то ни было, он, не моргнув глазом, собирался поставить эту пивнушку на уши, чтобы выяснить, кто посмел непочтительно прикоснуться к его собственности.

…Внутри было накурено и полутемно, жидкий электрический свет пробивался через сигаретный дым как солнце сквозь сизые слои тумана, по утру окутывающего пастбища, с той только разницей, что такой пасторальный пейзаж категорически не приемлет густого – хоть ножом режь, запаха солода, дешевого спиртного, табака и пота, что царил в этом убогом месте. Пьяные песни, смех, крики, голоса, невнятные от выпитого, простецкая музыка, полуголые официантки, темнота и зашарканный усеянный плевками пол… атмосфера в самый раз для надирающегося здесь быдла. Сжав зубы и отвернувшись от вознамерившейся поприветствовать его разукрашенной обезьяны, что уже не имела никакого морального права именоваться женщиной, падший окинул зал взглядом, тщась обнаружить свою пропажу и одновременно до одури боясь учуять в этом амбре знакомый запах ее духов. Нелепая шутка, всего лишь нелепая дурацкая шутка… с нее станется. Вилетте просто нечего было здесь делать. Она просто не могла…
Поняв, наконец, что он стоит, как идиот посреди всей этой пьяной толпы вот уже с десяток минут, Ассар прошел мимо узкого пятачка сцены к барной стойке – суетящийся там паренек, казалось, вполне еще способен был ответить на его вопросы. Устроившись на одном из высоких табуретов, который для него торопливо освободил какой-то медведеобразный амбал, падший чуть склонил голову, прислонившись локтем к стойке и с глухим раздражением во взгляде уставился на бармена. Наверное, это было неприятно… как ползущее по щеке насекомое или что похуже, потому что обернулся тот почти сразу, как только отправил страждущим очередную парию стеклянной тары с плещущим через край пенным пойлом.
Хидеёши? Какого…
Несколько секунд он, не позволяя дрогнуть ни единому мускулу, смотрел на этого мальчишку как на призрака, пока не понял, что это всего лишь какая-то дурацкая игра случая. Белые волосы, торчащие, как неопрятные иглы какого-то безумного дикобраза, заметные клыки, с головой выдающие оборотня, чем-то схожие черты лица… а может, просто показалось, может, в голову ударил здешний воздух, несомненно, обладающий градусом ничуть не меньшим, что и местное разбавленное пиво.
Обознался… у волка, выигравшего сегодня у самой смерти, конечно, не было таких странных ярко-красных глаз, какие сейчас уставились на самого падшего.
- Здесь была фэйри. – Наконец, заговорил Ассар, ровно и сухо, не допуская в голос ни тревоги за Вилетту, ни отвращения к этому месту вкупе со всеми его обитателями, - Темные волосы, темные глаза… прилично одета. Где она теперь?

0

82

Прихоть - капризное, вздорное решение идти на поводу у своих мимолетных желаний.  Исполнять любую блажь, словно уверяясь в собственной всесильности и, тем самым загоняя себя же в ловушку. В капкан несдержанности, столь часто вредящей планам, четко спроектированным на будущее. Оглядываясь назад, на все те яркие моменты жизни, которые происходили с Хайне последние несколько лет, можно было смело утверждать, что все они начинались именно с прихоти. Ошибается тот, кто воспринимает чужие причуды как опасность для окружающих, напротив, любая надуманная потребность вредит, прежде всего, ее носителю. Красным маркером он вычеркнул несколько наименований из привинченной к стене пластиковой таблички. Щелкнул выключателем - по потолку бара, продырявленному не по одному разу, пробежали мелкие бледно-красные и синие лампочки. Вдоль стойки таких, но более ярких, с желтым свечением, протянулась целая цепочка, выделяя на темном фоне тела пропойц, что расположились на высоких стульях или сползли на пол, где страстно обнимались со стеклянными тарами: кто-то предпочитал жесткие коктейли, смешанные прямо в бутылках.  Бар заканчивал свою работу глубокой ночью и обычно поток любителей отдохнуть по не совсем культурному не иссякал до той поры. Покачав тяжелый пистолет в руке, бармен убрал его обратно под стойку, лениво развернулся к залу. Особо догадливые клиенты, не дождавшись официантов, обращались сразу к бару, где могли, по всем правилам самообслуживания, сразу же забрать свой заказ. Не смотря на поредевшие ряды несколько часов назад привалившей буйной компании, грохочущую на радость тем, кто в состоянии был танцевать, музыку Хайне не стал делать тише, даже наоборот - прибавил громкости. Места у стойки «горели». Люди сменяли эльфов, инкубы оборотней, монстры - монстров, но все, кому было скверно на душе, кто хотел спрятаться от мира или отпраздновать знаменательное, тянулись сюда, что навевало на мысли о хоть какой-то значимости. Кто-то снова пришел на освободившееся место. Кто-то, чей взгляд заставил резко обернуться. Кажется, он даже знал об этом прикосновении чуть царапающих кожу сухих лапок. Настороженность, замершая перетянутой струной и ухмылка, как способ перебороть закравшееся волнение. В призрачной клетке рассеянного дымом света - словно творение предвоенных времен, покуда мир оставался чистым, неискушенным жаждой и голодом плоти, покуда человечество смятенно страдало в поисках смыслов, прежде чем обезуметь от внутренней боли и начать вымещать ее на себе, перед тем как Век Безвременья поглотил остатки воли и лишил мир гениев, перед тем, как рухнула Последняя Цивилизация, и вновь человечество вынуждено было начинать жизнь с нуля, уходить под землю, прячась в невежестве и грязи, творение и результат прокатившейся катастрофы, начало и завершение. Серое. Как переплетение стали и неба, как разрушение чего-то великого, некогда вознесенного до свинцовых небес. Серое и роскошное. Оборотень вертит в руках бутылку, долгое время не находя в себе сил отвести взгляд. И запах, слишком дорогой для этого места, для этого фрагмента города, для этой - окружающей низы - жизни.
- Была, - бутылка катится по стойке, чьи-то руки, с трудом оторванные от горизонтальной поверхности, ловят ее за стеклянные бока не слушающимися пальцами, - она была с подругой. Сидели за тем столиком.
Кивок вглубь зала. В кодексе чести любой подворотни нет места такому моменту, как неразглашение тайн присутствия и этот бар не был исключением. Сейчас люди беспомощны, хрупки, жестоки. И это накладывает свои законы и рамки в местах беззакония и лихого раздолья.
- К ним пристали местные, затащили на танцпол, но милые фроляйн отбились своими силами, оставив мое нестройное стадо ни с чем, – «мое», «стадо». Стадо баранов, что радостно прыгнут за бутылкой в любую пропасть. Ведь это последнее, что осталось в их жалкой гнилой жизни, - потом они ушли. И фэйри и миловидная индиго вместе с ней.
Он говорит все это, не глядя на незнакомца, алые глаза рыскают по помещению, в поисках чего-то яркого в хреновом освещении. Одна из официанток подплыла к стойке, игриво размахивая лисьим хвостом из стороны в сторону, облокотилась о испещренное царапинами дерево. Обернулась на "дядьку с деньгами", но быстро смекнула, что не настолько красивыми глазами обладает, чтобы слупить с Серого Монолита что-нибудь, кроме гневного взгляда. Она встала за стойку к Хайне, забирая из его рук пустую кружку для пива. Значит, готова принять эстафету, разливать пиво. Коктейли, что висят сейчас на оборотне, в такое время никто не закажет.
- Примерно час назад. Уверенно ушли и по своей воле.

Отредактировано Haine (2009-12-12 06:10:28)

0

83

С подругой, значит… с очередной своей девочкой.
Снова пришло это ставшее привычным чувство – тоскливый коктейль из облегчения, усталости и ревности, приправленный легкой обидой за эту нелепую то ли шутку, то ли просто случайность. Такова его фэйри, и нечего надеяться на просветление и становление на пресловутый путь истинный… У нее никого нет? Да черта с два, некая Огасавара Сашико, которую видели в компании его женщины немного чаще, чем пару раз, демон воздуха и ничейный сахарок, сие нагло опровергала одним своим существованием. И до него у Вилетты тоже была какая-то Жанетт. А теперь еще одна… подруга. Миловидная индиго, человечек - значит, захотелось чего-то свеженького, не все же пробавляться нечистью.
Что?.. Исправить? Исправить такой характер невозможно, своевольное дитя древнего народа упирается и стоит на своем похуже матерого носорога, а падшему остается снова и снова терпеть ее невинные увлечения, буде их таковыми можно назвать. Снова и снова… и вот сегодня опять. Странно, что она вообще позвонила, ведь прекрасно знает, как он относится к подобным местам… или собиралась продемонстрировать ему свое очередное приобретение? Да вообще-то с него станется в отместку соблазнить ее девочку прямо у нее на глазах.
Но все же, и что теперь? Они ушли, и он прекрасно знал куда – или к фэйри домой, или Ви снимет на ночь номер в гостинице, если захочет сменить обстановку, беспокоиться не о чем. Примерно час назад. Вероятно, в этот момент Вилетта уверенно лишает свою подружку последних деталей туалета. Если бы еще знать, чего ей только еще не хватало, чего еще она искала в объятьях этих девчонок, что не мог дать ей он… Падший отвел взгляд от изглоданной годами и истерзанной многочисленными посетителями барной стойки и уставился сквозь мальчишку-оборотня на полки с рядами тускло поблескивающих бутылок; с досадой вспомнил, что отпустил водителя, что на улице хреновейшая погода, и что в кабинете его напрасно дожидается зеленая красавица, причем, несмотря на близящийся праздник, отнюдь не хвойная…
- Они пили? – Зачем-то спросил еще и это… а что можно делать в подобном месте? Только пить, да отбиваться от грязных лап здешних посетителей, что само по себе неплохое развлечение. – Налей и мне… чего-нибудь.
Глаза у парнишки, хотя и странного красного цвета, но умные – догадается уж как-нибудь, какого градуса сейчас так не хватает падшему. А для полного приобщения к этой теплой компании пропойц не хватало ему всего ничего – только надраться до скотского состояния и набить кому-нибудь морду. Спустя мгновение он понял, что смеется над этой идиотской мыслью, спустя еще одно понял, что смеется беззвучно, про себя. Не понимал и не желал понимать смысл слова «драка». Он бился с врагом и убивал, или получал сам. Мучительно возрождался, чтобы снова без гнева и пристрастия поднять клинок… как давно это было… а сейчас хочется только налакаться и забыться. Лучше, конечно, было бы что-нибудь себе вколоть и выпасть из реальности на сутки, но для этого нужно вставать, куда-то идти, куда-то ехать, кому-то звонить… Нахрена, если  даже Ви не побрезговала этим заведением, то ему, экс-Ацуми Сатору, ни к чему крутить носом. Поздно кривиться на запах, сли сам уже в дерьме по уши.

Отредактировано Assar (2009-12-12 10:51:46)

0

84

==Квартира Эдельвейс==
Девушка задумчиво подошла к бару. Заглянув в окно, она увидела помещение в очень тёмных тонах, почти чёрных. Руки уже оледенели и потеряли чувствительность, так как всю дорогу прижимали к себе блокнот. Этими руками девушка открыла тяжелую, как ей показалось, дверь. Внутри было довольно таки тепло. Оглядев помещение, девушка нашла один укромный уголок, откуда бы её никто не заметил. Эд туда и устремилась. Удобно расположившись, девушка открыла блокнот, предварительно вывалив на него свою груду карандашей. Она долго рассматривала их, думая, какой же подойдёт лучше. Сначала она взяла самый маленький. Он с трудом держался в руке, так как был всего 6-7 сантиметров в длину. Сделав маленький штришок в углу листа, Эдди положила карандаш на место и взяла другой, больше. Он был в самый раз, и по заточенности и по жесткости. Эд начала медленно рисовать. На секунду ей подумалось.
-Наверно стоило бы что-нибудь заказать. Нехорошо, что я вот так пришла, уселась и занимаюсь своими делами. Девушка продолжала делать эскиз, понятный только ей одной.
-Но нельзя же так много пить. Мы с Ари уже притрагивались к вину сегодня. Хотя мне далеко ещё до неё. С усмешкой подумала Эдельвейс. Мысли снова уносили её неизвестно куда. Туда, где не было ни времени, ни здравого смысла.

Отредактировано Edel (2009-12-12 16:26:54)

0

85

уютное, теплое заведение, просторное помещение, официантка, чай...а у нас такого нет. вапсче.

"Они пили. А вы пили? Нет? А где же тогда, разрешите спросить, ваше логическое мышление?" С сомнением покосившись на странного клиента, Хайне развернулся к нему спиной, чтобы выбрать из обширного ассортимента алкогольной продукции то самое, из чего получаются не самые дрянные коктейли. Хотя ведь, по сути, спиртное нужно принимать таким, какое оно есть, не обращая внимания на всю мерзость вкуса, цвета или запаха. Только попадались эстеты. Как этот. Этот эстет, уникальный образчик не разочаровавшегося в жизни падшего ангела, шатается по левым сомнительным заведениям в поисках своей фэйри. Или разочаровавшийся и совершенно не своей.
- Хотите надраться, как эти, и пойти по местным шлюхам, - без вопросительных интонаций. С тихим стуком он ставит шток на стойку, снимает с полок ликеры, расставляя их полукругом. Калуа, Бейлис и интересной формы красная бутылка с золотистой надписью "Grand Marnier". Когда он делал этой коктейль первые три раза, то ничего толком не получалось: слои ликеров не были видны, руки дрожали, и ничего не поджигалось. Только потом, через месяцы практики, зажигательная смесь начала приобретать в его штоках необходимый вид и степень горения. Теперь три четких слоя. Три ступеньки к блаженному забытью. Три ступеньки, к которым сам Хайне никогда не притронется. Сначала в ликерную рюмку наливается двадцать миллилитров Калуа, после, аккуратно и медленно, по ложке, Байлиз. И еще аккуратней - третий, завершающий слой, - потерять себя. Как вы там говорите...из реальности выпасть. Прошу. Это порой даже лучше наркотиков.
Альбинос вытащил из кармана зажигалку, поднес ее, зажженную, к штоку, верхний слой в котором вспыхнул голубоватым пламенем. Рядом со сдержанным разноцветием коктейля на стойку легла традиционно-черная пластиковая трубочка. По другую сторону - второй шток, но вместо алкоголя в нем доза черного, как ночь, и горячего, как грехи дьявола, кофе. Прекрасное дополнение, чтобы вывести посетителя из колеи. Перебить большой градус его отсутствием.
- Это пьют быстро.
Хайне всегда думал, что знал природу таких людей: чаще всего эгоистичные, нахальные себялюбивцы, казалось бы состоящие из впечатляющего букета отрицательных качеств. Но в тоже время что-то заставляет окружающих тянуться к ним, обманываться ими, обожать до самозабвения...и каждый раз обжигаться. Так ли это? Да и что ему дела до человека напротив - он может быть бизнесменом или обычным карманным вором, просто одевшимся ради случая получше. "Черта с два." Зверь в душе глухо заворчал, поднимая голову. Белая шерсть вздыбилась на загривке. Там, в душе, в незримой и, быть может, даже не существовашей никогда, комнате, жил его домашний Зверь, жила его суть и суть эта, в тихий, пропитавшийся прогорклым воздухом, не могла смириться с мыслью. Появление таких, как падшие, всегда сулит неприятности. Оборотень быстро моргнул и отвернулся, вдруг изумленно осознавая, что его основательно заклинило на необычном госте. Мгновение, другое - тонкий, изящный юноша подлетел к барной стойке и заказал себе итальянской граппы, подтвердив свой заказ легким взмахом узкой ладони. Он чуть склонил голову на бок,- в полумраке бара волосы цвета мальвы отливали почти глубоким сливовым. Крупные кольца более темных локонов обрамляли одухотворенное лицо. Бледные пальчики схватили стакан, полилась по холеной ручке пена легчайшего кружева рубашки. Взгляд серых глаз в мареве пушистых ресниц скользнул по мужчине, сидевшему рядом, остановился на серебристых прядях, поднялся выше и расцвел счастливым фиалковым блеском. Юноша вскочил, чуть не опрокидывая свой заказ, и ринулся яркой стрелой в сторону входа, неловко задевая сидящего рядом падшего за левое плечо. Взгляд бармена метнулся учуявшей дичь собакой вслед за грациозным котенком, но нет, не было той причины, чтобы уходить с рабочего места.
- Надумаете дебоширить - подальше от меня, - голос прозвучал отстранено-тихо. Но снова и снова внимание перескакивало на незнакомого мужчину с длинными, платинового цвета волосами, который пришел за не менее шикарной и эффектной девушкой - или, женщиной даже - но, не найдя ее, решил задержаться. Невероятно глупо. Невообразимо глупо. - пойдете по девочкам - налево, по мальчикам - на право и прямо по коридору.
Ко времени этих слов был готов второй коктейль, чуть менее красивый, нежели подожженный, но едва ли не перебивающий его градусом. Бледно-зеленый из-за мяты, полный джина и лимонно-мятного ликера, он имел весьма необычный вкус. Вкус и запах. Вдохнув густой, мутный воздух бара, никто иной не почувствовал бы всей необычности напитка, как не почувствует ничего, встретив на улице не человека. Но все имеет свой запах, для него - определенно все. И это мешает добровольно находиться в опасной близости от завуалированного речами и жестами, бдительного охотника. По правде сказать, Хайне уже серьезно сомневался, что потеряет посетителя всего с трех ликеров. Вот с пяти...

0

86

Напрасно стараешься, белый… Ассар вполглаза наблюдал за быстрыми движениями рук, за мельканием стекла и сменой ингредиентов. Напрасно. Ему хватило бы и пары хороших порций ледяной водки,  да только смертные слабо обращают внимание на одну простую мелочь и совершенно не умеют делать выводы. А падший почти не чувствует вкуса. Не умеет. Не знает, что это. Потому что не человек и не был им никогда, грань эта нестерпимо остра и порой режет по живому – он настолько не-человек, что иногда осознание сего факта вызывает страх у тех, кто понял, кто до конца прочел это в его глазах. В лживых глазах существа, сотворенного отнюдь не по образу и подобию, а во имя чистой хрустальной функциональности.
Господи, которого больше нет в этом мире, да это настолько нелепо, что почти забавно – веками, точно голодное дитя из-за стальной решетки наблюдать, как живут другие, а теперь самого себя обнаружить среди этих других, понять, что нет уже никаких внешних различий… только, словно незаполняемая пустота внутри, эта инаковость. Хотя что оборотень-однодневка может знать о том, как чувствует ангел? Глупо ждать от него понимания, в конце концов, он работает, а не философствует. Возможно, он даже не понял, что перед ним бессмертный. Да… да, эта решетка бесповоротно осталась позади и он безжизненной угольно-черной крылатой тенью самовольно блуждает среди смертных огоньков. Таких ярких, таких доверчивых… таких наивных, что вызывают снисходительную улыбку. И он все наблюдал и наблюдал за мальчишкой, все четче с обреченностью осознавая, что проклятая граница таки никуда не делась, просто это он не захотел больше ее видеть. Стал чужим, стал опасным безумцем для своих, но ни на шаг не приблизился к этому – настоящему и живому. Интересно, а как ощущает фэйри? До сих пор так и не удосужился спросить.
- Хотите надраться, как эти, и пойти по местным шлюхам… потерять себя. Как вы там говорите...из реальности выпасть. Прошу. Это порой даже лучше наркотиков. – Голос бармена пробился сквозь окружающий его шум – паршивую смесь музыки и галдежа и достиг адресата.
- Хочу надраться. Вот как? – Ассар окатил его презрительным взглядом, после которого полагалось во смущении признать все свое ничтожество и глупость, после чего отбыть сквозь пол в ближайшую преисподнюю, но последовавшее утверждение вызвало усмешку – почти понимающую и свидетельствующую о том, что пробовали они совершенно разные наркотики… буде оборотень вообще когда-либо решался на подобное, но не разводить же дискуссии с прислугой. С прислугой… безликой и неприметной, так редко смеющей говорить с хозяевами, что ее почти перестаешь замечать вместе со всеми этими лишенными смысла словами и ничего не значащим мнением. Этот мальчик-оборотень, похоже, претендовал на нечто большее, на некую незаурядность, да вот только Ассар сегодня был совершенно не настроен на подобное обращать внимание. Насмотрелся на психа Хидеёши, хватит.
Но вот первая порция сегодняшнего забытья готова и мысли, недовольно ворча, откатываются куда-то в небытие.
- Это пьют быстро.
Быстро? Да как угодно…
С первого же глотка последовательность движений отошла куда-то на задний план и остался только сосуд пламени, которое неотвратимо покатилось вниз по горлу – самое то. Ассар дошел до дна рюмки и понял, что, в общем-то, для него не настолько уж все потеряно в плане ощущений. Обжигаясь, принялся за кофе, растворяясь и почти теряя себя в этом диком контрасте.
Внезапно медленное смакование того, что происходило внутри, прервалось – слишком близко, слишком манерно, слишком резко… Невольно наблюдая за появившимся в поле зрения юношей, падший понял, что не просто смотрит, а оценивающе пялится. Неплохо. Изящные, словно из мрамора выточенные кисти ласкали глаз и, он готов был ставить горсть алмазов против дохлого горностая на то, что эти руки умели ласкать не только взгляд. Совсем неплохо, вот только не во вкусе падшего. Слишком хорошо, слишком тонко… только, вместе с тем, и слишком жалкая замена коварному очарованию Вилетты. Мотылек несколько неловко отбыл, задев его плечом, но Ассар так и не успел определить для себя, как расценивать этот его неловкий прощальный жест, когда донесся отчего-то тихий голос бармена:
- Надумаете дебоширить - подальше от меня. Пойдете по девочкам - налево, по мальчикам - направо и прямо по коридору.
Это уже тянуло на наглость. Падший повернулся к оборотню… альбиносу, только сейчас до конца понял, вернее, изволил обратить внимание на странность внешности.
- Ты, что ли, боишься меня? – С неприкрытой издевкой поинтересовался Ассар, тяжело глянув в эти бесстыжие красные глаза. – Так я не «твое стадо», чтобы ужравшись, крушить все подряд.
Второй коктейль еще так и остался нетронутым, когда падший, в улыбке чуть показав кончики клыков, негромко произнес:
- Не нужно этого страха, щенок. Тебе меня бояться не стоит. Я не обижаю животных.

Отредактировано Assar (2009-12-13 03:39:44)

+3

87

Редко пьет? Отодвинул зеленоватый коктейль на край стойки, чтобы не путался по руками, окинул взглядом зал, выискивая точеную фигурку. Милое создание, что привлекло недавно внимание всех - кто мог еще оторвать голову от стола - прошло в дальний конец зала. Хайне невольно залюбовался легкой, исполненной собственного достоинства и лишенной жеманства, походкой. Юноша не просто шел, лаврируя меж столиками, ловко уворачиваясь от щипков пьяной компании, он плыл по вычурному залу, олицетворяя собой настоящую природную грацию. Тьфу, пакость. Пришлось резко помотать головой, чтобы взбаламученные мысли разлетелись в разные стороны, безобразно вереща. Противные мыслишки. Что бы прогнать их, вежливо подсказывал организм, нужно потянуться, достать из кармана сигареты. Щелкнуть зажигалкой, прикурить, затянуться - все, как час, день, год назад. Чтобы горло начало першить, дыхание потерялось в горьком мареве, в окутывающей плотным покрывалом дымке, выдохнуть, ловя себя на том, что чертовски приятно, что сладко кружится голова, и хочется остаться далеко от этого мира с одной только ей - до боли надоевшей сигаретой, скрученной из плохой бумаги и гадкого табака, с сильной мятной отдушкой и практическим отсутствием фильтра. Знать, как пожираются клетка за клеткой, легкие. Чувствовать, как сама по себе запускается слабая, но уверенная регенерация. Если травить себя медленно, то был шанс не умереть быстро. Потом чувство эйфории отпускает. Через минуту, может быть, две, но отпускает, не имея такой долгой игры, как наркотики более сильного порядка. Ничего не меняется, все остается таким же, как было раньше, пока не стукнется вдруг, пока не припилит поменять в своей жизни резко, необдуманно. Но в складывающейся ситуации постоянной беготни от некоторых ненормальных типов, подобные перемены были бы столь ненормальными, как перегнись он сейчас через стойку и двинь подносом по лицу этой серой, неразговорчивой личности, которая пришла сюда "...надраться. Вот так". Ну, может быть и редко, тебе-то какое дело? Порядок наведи. Неудача. Досадная мысль проскользнула в голове Хайне, но утешилась сознанием, что, быть может, градус ударит не сразу? О, с каким был удовольствием он пронаблюдал картину сползающего под стойку эстета! Но, мечты, мечты, а руки уже берут полотенце, протирая лаковую деревянную поверхность. Существование в этом мире. Бег от этих людей. Работа в задрипанном баре. Это похоже на кайф после косяка. И на лице при этой мысли расплывается какое-то мучительное удовольствие, бледными отголосками, но еще заметно, понятно, помнится. Это похоже на отходняк после дозы. Из мира радужных ебанутых эльфов всякий раз возвращаться в грязный серый мирок, где нет звуков и нет слов, где есть только снег и тишина. Это похоже на медленное убийство. И день за днем прожигая жизнь в безумном ритме, иногда он оглядывается назад, смотрит по сторонам, испуганно, затравленно - потому что наступит день и бежать будет уже некуда, дорожка кончится. Это похоже...
- Ты, что ли, боишься меня?
Он вскинул голову, убрал с лица белые пряди, выпрямляясь. Взгляд, полный вызова и непоколебимой уверенности в том, что тут он прав, что на этой территории, ограниченной старыми заборами и кружевами колючей проволоки, он есть, он существует. И опрометчивым жестом животное подается вперед, скалится. Ведь оборотень практически уверен в том, что перед ним - изнеженный представитель "сливок общества" и ничего, кроме того чтобы методично забивать в него гвозди взглядом и словами, сделать не сможет.
- С чего ты решил, что я должен бояться кого-то, пришедшего на "низшие" уровни с пропитавшихся лоском и блестками "высших"? - может быть, он намеренно показывал, что ни в грош не ставит падшего. Может быть, просто нашел прекрасный повод и, как следствие, способ красиво и со стопроцентной гарантией покончить жизнь самоубийством. Все может быть. Так бывают. Встречаются такие люди - серые, с глазами цвета закаленной стали, но темнее и в разы тяжелее взглядом, люди с лицами, выражающими только скупые эмоции вместо живых и ярких чувств, люди, которые не имеют с человечностью ничего общего. В иное время они просто раздражают. Но не когда за два недолгих дня встречаются в третий раз и со своими заскоками, - ты слишком высокого мнения о себе, дядя.
Не рычит, но хочет выпустить когти. Это...глупо. Это всегда кажется глупым. Ему не раз указывали на эту ошибку такие же, как падший напротив. Но все равно Хайне говорит громко, так, что оборачиваются посетители с ближайших столиков, так, что отходит подальше не желающая вмешиваться в проблемы вольная официантка, так, что самому противно - со звякнувшей дешевой монетой ухмылкой в голосе. Схватить бутылку и разбить ее. Известно даже обо что разбить, все просто, проблем нет. Но вместо этого он, чертов придурок, стоит и зло смотрит на падшего ангела. Приехали.

Отредактировано Haine (2009-12-12 21:06:05)

+1

88

- С чего ты решил, что я должен бояться кого-то, пришедшего на "низшие" уровни с пропитавшихся лоском и блестками "высших"? Ты слишком высокого мнения о себе, дядя. – В голосе мальчишки прозвучал неприкрытый вызов и его, вызов этот, услышали многие, кто в тот момент находился рядом, потому как ближайшие окрестности вокруг падшего стали несколько свободней от почуявших неладное толкущихся тел. Конечно… кто знает, на что способен первый встречный незнакомец и кому охота собирать потом свои кишки с залитого дерьмом и кровью пола? Мало любителей, чертовски мало. Всего один. Ощетинившийся волчонок за барной стойкой.
Все предельно понятно и предельно просто – к чему пускаться в пространные размышления относительно тяжкой судьбы расслоившегося общества, когда Ассар банально находится сейчас на территории волка, который, будучи ведомым не какими-то человечьими соображениями, но древними как сам мир инстинктами, рвется эту территорию защищать? Просто до пошлости… а чего еще ждать от зверя, от белой псины, возомнившей себя равной хозяевам этого города только потому, что стоит в самом средоточии своей изученной и помеченной земли? Действительно, ничего. Раздражает только, нестерпимо раздражает и болезненно царапает гордость этот тон, слова, за которые нужно призывать к ответу, иначе никак. Иначе… а ангел даже и не задумывался, что может быть как-то по-другому. По-другому было только когда враг стоял над его временно бездыханным телом, в луже горячего золота… а это слишком редкое зрелище. Редкое и абсолютно недоступное для бармена в задрипанной пивнушке.
Лоск и блестки… какой идиотский пафос. Скорее всего, мальчишка-альбинос эти самые блестки и этот самый лоск видел не иначе, как только по телевизору, как какую-то недосягаемую сказку, которую на ночь рассказывают ему с экрана добрые и богатые люди… книжку с картинками, повествующую о волшебном королевстве, которого и не было-то никогда… Наивность, наивность и упрямая жажда соперничества. Оскаленные молочные зубки, воинственно встопорщенная свалявшаяся шерстка на худом загривке. Вот только смягчающих обстоятельств это не добавит. За дерзость наказывают и взрослых, и детей, и волчат.
- Думаю, дело не в том, с каких небес спустился я и из какой дыры вылез ты, - Все так же спокойно проговорил Ассар, одарив оборотня еще одним уничижающим взглядом, - Думаю, загвоздка только в том, что я по праву сильного претендую на более вежливое обращение. Прискорбно, что мне придется это доказывать всякой грязи, но, пожалуй, я сам напросился. Стоило помнить, что в таком свинарнике, как этот, не учат манерам.
Желания… желаний было много и они сейчас толпились у выхода, упрямо не желая выстраиваться в очередь и ждать своего часа, а воевать со своими причудами падший уже давным-давно отвык. Отодвинуть бы только в сторонку жажду крови и без единой царапины унизить эту мелкую белую шавку… Хотя нет. Не просто унизить. Уничтожить.
Снова ловить взгляд совершенно не обязательно, но падший не собирался пропускать ни капли наслаждения, ничего из того, что проскользнет в этих красных глазах, когда он начнет по-настоящему давить.
…Сначала это будет походить на странное, невесть откуда взявшееся сомнение.. Тонкая как волос трещинка – она назреет, расширится – и вот уже сознание расщепляется, разделяется на ведомое голосом рассудка упрямое существо и на то, что сейчас слепо прет за этим самым отчего-то свихнувшимся рассудком, на то, что заполнит и вытеснит всю личность и вот уже, охваченный мучительным раскаянием вкупе с желанием ползти на брюхе и с жалобным воем умолять о прощении, оборотень превратится в мягкое трясущееся желе у ног падшего. Это будет очень больно, а, если конфликт слишком силен, а воздействие – слишком продолжительно, то и фатально. После мощного внушения особо впечатлительным требовался длительный отдых в психушке, но альбинос, скорее всего, обладал достаточно гибким характером, чтобы выдержать. А унижение… таким, как он, полезно. Кто-то иной взялся бы не за ментальное внушение, а за что-то более материальное и острое, так что Ассар в своем роде совершает акт милосердия. Бесплатный урок выживания, чтобы в следующий раз неповадно было.
- Думаю, ты не прав и тебе следует извиниться. – Так же громко, на публику, произнес падший, начав свое представление.
Легкий удар – и первая трещина змеится по девственной белизне.

0

89

Начало истории.

Нана мечтала увидеть северное сияние. Красивые, расплывчатые оттенки бирюзовых сияний на тёмном небе завораживали. Девушка только читала про них, но и в её богатой фантазии она представляла это явление. Вот и сейчас, уже в который раз она стояла и пялилась на небо в ожидании чуда. Но её разум прекрасно понимал, что этого не может произойти кроме как на севере их загадочного мира.
Её мечты уже давно перестали существовать, после всех событий в жизни. Со стороны можно было бы подумать, что все её чувства внутри усмирили, и она относится ко всему с безразличием, отвечая монотонно и без эмоций. Но это было не так. Нан устала от постоянных переворотов в её жизни и устала от одиночества, ей хотелось чувствовать себя счастливой женщиной. Засыпать вместе с любимым человеком в одной постели, просыпаться, делать важные шаги и принимать серьёзные решения. Она, конечно была самостоятельной, поэтому не отчаивалась после каждого «провала» в своей миссии. Вечные мимолётные любовники уже стали надоедать – практически каждый вечер одно и то же, и точно такое же утро. Пришла, сделала своё дело, встала с утра пораньше и слиняла, что бы забыться и потеряться для нового «Валентина».
- Ооо, дама, вы что-то задержались тут! – посмотрев на свою руку, где красовались часики, девушка приподняла одну бровь от удивления – Пол часа стоять на одном месте… Шизофреничка!... и опять говорю сама с собой…
Нахмурив бровки, она зашла в бар, который показался ей весьма привлекательным, тёплым и уютным. Расстегнув кожаную куртку с мехом, девушка обратила внимание на свободное место за барной стойкой. Рванувшись туда, она легко присела и элегантно закинула ногу на ногу. Кожаный ошейник немного душил, но Нана не обращала на это внимание, и с широкой улыбкой, во всё горло крикнула бармену – Двойной ликёр с лаймом!
После этого она немного усмирила свой позитив, ведь в душе она думала, что становится алкоголичкой – вот уже сколько времени она употребляет спиртные напитки одна, из-за этого у неё началась шиза и лёгкая депрессия.
Достав из внутреннего кармана пачку сигарет, девушка быстро начала утолять жажду никотина и яркая улыбка вновь показалась на её бледном лице. Почему-то на тот момент у неё на душе было счастье малого ребёнка, которому купили игрушку, о которой он мечтал всё время. Припадки радости? Возможно это был один из них. Оглядываясь по сторонам, она ловко рассматривала каждого, кто находился в баре и пыталась подобрать себе жертву, за которую стоит побороться сегодня вечером, что –бы поиграть ночью.

0

90

Официантка, вертевшаяся все время рядом, юркнула, лишь услышав - нет, почувствовав - напряжение, куда-то в сторону, и тут же послышались крики, маты, хрипы, но вернулась быстро, вновь заняв свое место за стойкой. В хрупких руках не блестел, только тускло поблескивал черным покрытием, его любимый, но оставленный в подсобке, нож. Это отвлекло, побуждая к прекрасному желанию поблагодарить. @Но как в старом, изъеденном временем кино, с серой, дергающейся картинкой, заточенный кусок стали послушно входил в стойку между ним и этим...клиентом, который только фактом своего присутствия испортил все. Всю норму рабочего времени суток, всю систему, отлаженную, наверное, уже годами. Но запоздалое понимание того, что не стоило связываться с такими людьми, пришла только с гулким стуком воткнувшегося в дерево оружия. Очередная жертва в честь глумливой гребаной госпожи «Судьбы» или же «Жизни» в одном лице. Мы сами строим свою судьбу? Чушь, Судьба и Жизнь - это одно и то же, капризная истеричка, не лишенная садизма. Проще говоря – сука, какую еще поискать. А ведь как все хорошо начиналось…
- По праву сильного? Да в чем же твоя сила, раз ты возводишь ее в ранг права? - это легко, легко выдерживать чужой взгляд, способный уничтожить на месте пару-тройку мелких форм жизни. Это не сложно, ничуть, привыкнуть к тому, что тебя ненавидит каждый второй. Это - похоже на попытки перепрыгнуть через стену, по которой пущен ток. На слепое стремление раз за разом биться, напарываться, падать, но снова, с завидным упорством, пробираться туда, не зная, не догадываясь даже, что впереди, за одним барьером, только стоит и ждет другой, более высокий, более сложный, более опасный. Сегодня он успел еще понять свою ошибку, когда в душу, царапаясь, обдирая лоскут за лоскутом, как котята обои в хозяйской квартире, закрались первые сомнения в своих действиях. Потому что был уверен, что никогда не отступится от своих слов, пусть даже они буду граничить с убийственной простотой, к примеру, валенка. Если не появится чего-то. Чего-то похожего.
- Хватит! - конечно, Хайне успел это выкрикнуть. Еще бы не успеть. Но в голосе отчетливо слышался страх и та отчаянная попытка задавить его бетонной плитой злости, что придала громкости и резкости интонациям. Он даже успел, отвернуться и выйти из-за стойки, не считая зазорным свалить с места неприятной словесной баталии. Но только это. Даже не потянулся к ножу, что было бы вполне логичным поведением, имяя в виду такую близость холодного оружия и заманчивую возможность решить все вопросы одним опрометчивым движением. Не бармен больше, за стойкой вместо Хайне осталась только лиса-официантка, понимающе усмехнувшаяся и развернувшаяся к посетительнице с наигранной готовностью смешать ей любой из всех возможных коктейлей. Ликер с лаймом? Через минуту стакан, чуть превышающий высотой обычный шток, был поставлен перед позитивно настроенной посетительницей.
- Извиниться... - в висках стучит, а в сознании, жарко, воспаленно, завивается узлами нечто непонятное, не привычное, не свойственное в конце концов. И действительно появляется желание упасть на колени перед падшим, низко-низко опустить голову и долго, взахлеб, вымаливать прощение своим поступкам, но, вопреки этому желанию, скачут коваными сапогами по коре головного мозга мысли. Что эти желание не его. И внутри какое-то смятение, что-то скомканное, невыразимое и незнакомое. Нож честнее и проще. Проще, когда жизнь сменяется смертью, и нет ничего, что заставляло бы чувствовать и то и другое одновременно. И в этом главное противоречие – он ненавидит игры и иллюзии, но сейчас чужие, подлые желания ядом текут по венам, самым сильным ядом, который не вытравить никакой кислотой. Понимая это, он не падает на колени, а пытается сопротивляться, держась дрожащей рукой за край стойки. Сопротивляться? Кому, чему? Зачем сопротивляться себе? Что за глупости, разве могут быть эти желания не его, а чьими-то чужими, извне? Наверняка не могут. Но с пониманием ничтожности, который обладают низменный страх и безоговорочное признание силы, правоты и власти, появляется боль. Невероятная, опутывающая липким коконом - боль и безумие, пораждаемое не возможным бессилием, - нет...

+1


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Бар "Осколки"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC