Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Побережье » "Новый Ёсивара" некогда "От заката до рассвета"


"Новый Ёсивара" некогда "От заката до рассвета"

Сообщений 31 страница 60 из 138

1

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/051/i51755nf.png
Современный формат Нового Ёсивары. После того, как была выкуплена часть припортовой терртории и присоединена к клубу, площадь Нового Ёсивары расширилась в несколько раз. Некогда одно заведение, Ёсивара превратился в целый квартал разлечений.
В ходе реконструкции, была воссоздана атмосфера старинных кварталов терпимости, так популярных в Японии до второй мировой войны. Ёсивара в новом формате рассчитан на туристов, стремящихся прочувствовать самобытность японской культуры. Он выгодно расположен на пути от порта к центру, прибыв в город морем и направляясь в центр, невозможно по пути миновать Ёсивару.
В этом квартале есть заведения на любой вкус, только нужно помнить, что как бы непрезентабельно некоторые из них не выглядели - все это не более, чем декорация, воссоздающая аутентичность старинной японской улицы развлечений и отдых тут совсем не дешевое удовольствие. Кроме возможности заняться сексом заплату, в Новом Ёсиваре можно провести время за чашками саке, слушая музыку, танцуя и веселясь.
Кроме, собственно, гейш, юдзе, в Ёсиваре можно заказать ойран на дом. Несколько десятков секьюрити, следящих за порядком в Ёсиваре, так же одеты в традиционну одежду и их можно спутать с хокэн, развлекающих посетителей.

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/051/i51781ip.png

Интерьеры. Множество крошечных домиков на любой вкус. Есть и традиционно Японские интерьеры, есть и дома, рассчитанные на ролевые игры, пара антуражных подвалов для игр в стиле БДСМ, и чисто деловых, европейского вида, заведений. Самыми красивыми считаются чайный домик, стоящий на воде и банный домик, в котором можно понежиться в бане в компании красивых девушек.

Экстерьеры. Новый Ёсивара занимает собой целый квартал, в котором воссозданы антураж и атмосфера позапрошлого столетия. Начинающаяся огромными старинными воротами, увешаннами бумажными фонарями, узкая центральная улочка  засажена сакурой, ивой и тростником. Она извилисто струится между разноформатными домами и создается впечатление, что улочка эта гораздо длинней, нежели есть на самом деле.
Попасть в Ёсивару и выбраться из нее можно только через центральные ворота, открытые с полудня и до рассвета. Ворота эти отнюдь не декоративны, выполненные из двенадцатисантиметрового массива дерева, украшенные кованными нашлепками, они и сами напоминают традиционную японскую скульптуру.
По левую руку от входа, Ёсивара огорожен рекой и часть заведений, имеющая к ней выход, будто стоит на воде. Очень красиво смотрится Новый Ёсивара ночью, когда над водой на деревянных пристанях зажигаютя огни. Тупик улочки, расположенный напротив центральных ворот в Ёсивару, упирается в строения порта - эта стена глухая, украшена фальшивыми декоративными вставками, визуально удлинняющими улочку.
По левую руку от входа, все заведения имеют глухую задню стену, без окон - эта стена Ёсивары упирается в шумную автостраду, соединяющую основную самть города с портом, но благодаря глухой масивной стене, не имеющей не запасных выходов не окон, шум с автострады практически не доносится до Ёсивары.

до реконструкции

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/051/i51752mr.png

Изначально называвшееся "от заката до рассвета", это заведение было старейшим борделем европейского типа в городе. Сразу после открытия, "от заката до рассвета" был очень популярен, но, с течением времени, он потерял актуальность, уступив место другим, открытым позже, клубам. Одно время заведение было закрыто, но, после того, как бордель был выкуплен Вольфгером Боденом, он был отреставрирован и открыт заново. Ненадолго.
Темная история с поджогом, случившимся в конце 2010 года, практически сразу после открытия (поговаривали, что отвественны за это то ли конкуренты, то ли одна из многочисленных обиженных пассий Бодена) привела к тому, что Вольфгер Боден забросил купленное им заведение и оно скатилось к уровню дешевых портовых притонов.
Не понятно, что послужило мотивом, но, после полутора лет забытья, Вольфгер Боден вспомнил о том, что владеет этим заведением и вновь потратился на реконструкцию, полностью изменив интерьер, формат и даже название заведения.

http://www.jpeghost.ru/i/1286131488_9555_c4w/03_0h5.png

"От Заката До Рассвета" - дешевая забегаловка, тщащаяся называть себя престижным местом, но мы-то знаем, в чем дело, да? Случайного посетителя встречает все то же самое, что и везде -  на подходе к клубу ковровая дорожка, бархатные канаты, секьюрити - мордовороты.  За исключением того, что вы районом ошились - "От Заката До Рассвета" это вовсе не фешенебельный клуб, каких полно в центре.
Шлюхи тут так же доступны, как и в "Инфинити" и обслужат вас  абсолютно так же. Вот только цена вопроса - за плату,  которую с вас возьмет блядь из "VIP" за час - тут вы сможете купить тринадцатилетнюю девственницу на неделю в свое безраздельное пользование. Это место было бы рядовой дешевой портовой забегаловкой, если бы не одно "но". Раз в неделю тут, конечно же "подпольно" - но мы то знаем в чем дело, да? - раз в неделю в подвале борделя заседает бойцовский клуб. Вход строго по приглашениям. Для своих.

Если вам нужен корабль травы - вам сюда.
Если вам нужен мешок травы и пакетик кокса - вам тоже сюда.
Если вам нужна героиновая ванная и пара трансвеститов с консумацией - вам, как не странно, опять же, сюда.
Если вам нужно пересидеть облаву - то это обойдется дороже, чем девственница, а так - вам снова сюда.

Номер №333 "Fleur du Mal"-  частная территория Taisen Kazeki, упрявляющего
Его называют "черный номер" или "личные покои". Тут обитает управляющий. Здесь он живет и здесь он ... принимает гостей. Нет, не в том смысле... хотя, кто знает, может и в том тоже. Оказывающиеся в этой черной постели личности никогда не знают, чем придется платить за удовольствие, которое дарит им Кот. Душой? Жизнью? Или просто деньгами...
Кошачьи непостоянны и не способны на вечную любовь.

0

31

Я внимательно осматривала помещение по периметру, в поисках банкомата, не обращая внимания на лица. Наконец, возле бара, в углу я его увидела и облегченно вздохнув, направилась в ту сторону.
А на лица я зря не смотрела, так как были те, кто смотрел на нас, перекидываясь фразами и хохоча. Не успели мы сделать и пары шагов, как какой-то укурыш схватил Лоин и потащил к выходу, а ещё 3 окружили меня. Перебрасываясь невнятными и не цензурными выражениями, один из них, стоящий сзади, схватил меня за руку, а два его дружка перекрыли дорогу.
Зря, ой зря ребятушки! Настроение у меня как раз было подходящее, что бы на кого-нибудь сорваться. Моментально подняв температуру тела в том месте, где находилась грязная лапа мужика, до максимально возможных 80 градусов, во второй руке я создала небольшой фаербол и буквально воткнула его в грудь стоящего непосредственно прямо передо мной.
Гнев завладел моим сознанием хоть и не на долго, зато безраздельно.
У негодяя широко распахнулись глаза, после чего покачнувшись, он упал, вереща, будто попала ему существенно ниже, чем в грудь. Хотя это имело смысл осуществить – тогда любое желание приставать к девушкам у него отпало бы навеки.
Третий, потеряв последнее здравомыслие, выхватил нож и кинулся на меня. Поставив блок рукой, ткнула ему в живот очередным фаерболом.
Он меня поцарапал!
- Ах, ты-ы … - прошипев, я пнула уже упавшего и корчившегося от боли поцарапавшего меня урода. Ну да, я оплавила кожу на пузе, но ведь не глубже кожи, а он мне тыльную поверхность запястья оцарапал!
Все эти действия произошли буквально за несколько секунд.
Резко обернувшись к Лоин, я почувствовала, что огонь всё ещё пляшет в моих глазах и приготовилась положить четвертого.

0

32

Страх. Он буквально преследовал её последнее время. Никогда за всю предыдущую жизнь она столького не боялась, как сейчас. Хотя, о своей человеческой жизни она ничего толком сказать не могла - она осталась далеко позади, покрытая полупрозрачной дымкой, мешающей рассмотреть детали. Иногда она могла что-то вспомнить: обрывки лиц, отголоски важных событий, не привязанные к конкретным личностям имена. Ангелам не нужна человеческая память, это лишнее. Но иногда воспоминания возвращались сном, в ночи, проведённые на земле, и далеко не все были приятными.
Один сон давно не давал ей покоя. Он приходил регулярно, заставляя просыпаться в холодном поту и долго лежать, успокаивая дыхание. Лоин не могла понять, было ли это на самом деле, или это лишь эхо чего-то другого, потрясшего маленькую девочку, жившую две сотни лет назад. 
Всё начиналось одинаково, и развитие событий всегда шло по накатанной колее, будто в пьесе с раз и навсегда прописанным сюжетом. Она - ребёнок лет 10-12. Их небольшая семья - мать с отцом, два брата и она - собралась за ужином. Вечер накинул синее покрывало на маленькую деревню, где-то лают собаки, всё тихо и мирно. Отец рассказывает про белого волка ужасных размеров и свирепости, объявившегося недавно в окрестных лесах. Страшный зверь не раз утаскивал скот из-под носа ошеломлённых пастухов, иногда пропадали и люди. Детям жутко и интересно, они воспринимают всё как сказку - ведь в детстве очень трудно принять существование смерти.
Следующий кадр. Она замерла в кустах, боясь пошевелиться или вздохнуть. Впереди - весело переливающийся по камням лесной ручеёк, ветер шуршит по высокой траве и кронах сосен. Опустив лохматую голову к воде, стоит белая собака. Огромная белая собака. А может... Девочка никогда раньше не видела волков, но шестое чувство буквально вопит об опасности. Она собирала ягоды, когда вдруг заметила зверя, по воле случая не обратившего на неё внимания. И тут с животным начинает происходить странная метаморфоза: по всему телу пробегает дрожь, будто рябь по воде, и вот уже на камнях сидит и смотрит на своё отражение парень с длинными, абсолютно белыми волосами. Одежды на нём нет. Кажется, пугаться больше уже некуда. Но девочка тихонько ойкает и отступает на шаг. Человек оборачивается и смотрит на неё в упор серо-стальными, холодными глазами. Сердце пропускает удар, душа трепещет где-то в районе пяток, девочка разворачивается и даёт дёру по густому подлеску, не разбирая дороги. Чудится, что за спиной кто-то ломится сквозь кустарник, но это ветер, всего лишь ветер...
А вот и развязка. Она сидит в углу детской, крепко прижимая к себе обоих братьев. Ночь, сверкают белые молнии, озаряя комнату вспышками, но грома не слышно. Всё перекрывает истошный женский крик из соседнего помещения. Дети замирают в ужасе, понимая, что пришёл конец. Крик обрывается. Дверь распахивается, и на пороге появляется волк. Окровавленная морда скалится кинжально-острыми клыками, светло-серые глаза горят неестественным огнём, в них плещется безумие и жажда крови. Тяжёлые лапы мягко ступают по половицам, оставляя красные следы. Ближе, ближе. Мёртвую тишину нарушает только хриплое дыхание зверя. Собрав остатки сил, девочка бросается вперёд, останавливаясь в полуметре от распахнутой пасти. “Я никому ничего не рассказала. Убей меня, но оставь им жизнь, прошу тебя...” - умоляющий взгляд в такие человеческие, и такие жестокие глаза зверя. Сейчас на неё смотрит сама Смерть, и это заставляет душу корчиться от невыносимого страха, но не отводить глаз. Секунды растягиваются, закручиваясь петлёй на шее, заставляя задыхаться от страха. В момент, когда ожидание становится невыносимым, волк молча разворачивается и уходит, чтобы навсегда исчезнуть из тихой деревушки. А маленькая девочка, обессиленная, сидит на полу своей родной комнате и ощущает жуткую, обречённую пустоту в груди.

Потом она просыпается и лежит без сна до рассвета. Зная, что младший брат вскоре умер от горячки, а средний с тех пор не произнёс ни единого слова. Заботу об осиротевших детях взяла на себя сестра матери, но как им жилось дальше, Лоин не имеет представления. Что это - сон, воспоминание или просто услышанная и врезавшаяся в память страшная история? Кто знает...

То ли от бесцеремонного обращения, то ли от заинтересованно-ожидающего взгляда охранника, но зелёный удушливый страх в сознании сменяется на огненно-красную, обжигающую ненависть. Она распускается причудливым ярким цветком, окрашивая ауру девушки в цвет закатного солнца. Бездна внутри довольно щурится миллионами глаз - она получила пищу, много вкусной, горячей пищи, а ангел на пару шагов приблизился к пропасти. Но ей плевать. Грязный ублюдок посмел коснуться её! Позарился на самое светлое и чистое создание в этой мерзкой дыре и думает, что она пойдёт за ним, как послушная овечка. Разбежался!
- Отвали от меня!
Сзади бальзамом по ушам расцветают крики несчастных недолюдей, рискнувших поднять руку на демона огня. Лоин изворачивается и метко пинает “своего” отморозка по ноге, попадая тяжёлым ботинком в весьма чувствительное место. Нога у того подкашивается от неожиданности, не понеся, впрочем, особого ущерба. Всё-таки драться она не умела никогда. Он рычит что-то нецензурное, оборачиваясь к наглой девице, посмевшей оказать сопротивление. Выражение пьяной небритой морды не обещает ничего хорошего. Но тут натыкается взглядом на оставшихся позади товарищей, и морда становится обалдело-испуганной. Ещё бы! Нападая втроём на беззащитную с виду девушку, меньше всего рассчитываешь, что вас положат за полминуты. Несостоявшаяся жертва насилия тоже оглядывается и понимает, что ей лучше убраться с траектории полёта фаербола, недвусмысленно переливающегося в руке подруги.

Отпрыгнув к стеночке, Лоин окинула взглядом поле сражения. Минус три: посягнувшие на  лёгкую добычу придурки корчились на полу, держась за обожжёные части тела и подвывая от боли. Ещё один, видимо, легко отделавшийся, вытащил откуда-то пистолет и трясущимися руками наставил его на Флэр. А вот это плохо!
- Обернись! - она не успевала, никак. Глаза человека, ставшего свидетелем скорой расправы над своими менее удачливыми друзьями, горели страхом, ненавистью и желанием отомстить чёртовой ведьме...

Отредактировано Лоин (2010-10-30 21:10:30)

0

33

Дымка красных букв, ореолом летавших под потолком и строивших узоры слов на непонятном даже мне языке, сливается в самый что ни на есть фаербол.  Красиво, мать его за ногу. Я созерцаю. Фаербол же, плавно фокусируется в начинающуюся драку - та происходит едва ли не под моим носом, она меня злит.
Вздернутые брови.
Не больше не меньше нужно мне - мать его так, законному господину всего и всея, владельцу притона! - для того, чтоб охранники, до того замершие истуканами и наблюдавшие за сценой в фойе, начали действовать. А я созерцаю.  Ленивое мое ничегонеделание, сопровождаемое энергичными хлесткими скупыми движениями Старшего и Младшего Близнеца Мордовората секьюрити -  приводят Юрких Ублюдков, как я их давно уже для себя окрестил, в вертикально скрученное неподвижное положение. Маладца, красиво плывут к выходу, твари, - плевать мне в сущности на вышвыриваемых из заведения "мачо", но я знаю что с ними будет. Двое охранников  оттащат Юрких ровно на сто пятьдесят метров, выгрузят в подворотне, отаварят по печени и, макнув лицом в грязь - беззлобно, работа такая! - отпустят на все ..три стороны.
Смешно.
Весело.
Именно весело и занимательно наблюдать за ободранными куколками, из-за которых весь сыр-бор случился. Их тоже под локотки берет похожий как две капли на первого Младшего, другой Младший Мордоворот, ведет следом за Юркими к выходу..
- Ста-яяать!
Голос прорезался. Это я, наблюдая со стороны за собой, командующим Младшему Близнецу  - нет, он не моложе Старшего, он просто в полтора раза нешкафанеристей самого огромного из громил, рядом с которыми я шнурком тощим кажусь - притормозить с выведением дам из оцепления: таки озвучиваю мысль, витающую в голове уже давно. Одну из дам я знаю. Я ее где-то видел, и ничего отрицательного, по моим смутным внутренним ощущением, за ней не числится.
- Девочек - в мой кабинет. Налейте им там чего-нибудь, пусть подождут. И  - со стриптизерш что ли снимите им что-то, ну я не знаю -  прикрыться.. - Младший понимает все совершенно правильно, и аккуратно-вежливо, но от этого не менее добросовестно, конвоирует  - точно, вспомнил! - Мисс  Разрушительницу всего и вся и ее совершенно страшную, мокрую облезлую  - светлую, мать ее так! - подружку в мою одиночку VIP зоны.
Наблюдаю сзади  - красиво плывут, стервы!  - ужасаюсь, выхватывая из ядовитой суки, моей памяти, картины недавней ночи в компании Мисс Разрушительницы. Медленно и плавно до меня доходит, что не будь сейчас тут меня, заведение к херам бы разнесла не контролирующая своей силы, пресловутая Мисс. Это злит. Это заставляет мутным взором отлавливая Очередного Младшего Близнеца, на полдороге ко входу, тыкать ему бычком косяка куда-то в район солнечного сплетения и шипеть ядовито:
- Всех выпорю! Будете мне за еду и подзатыльники полгода работать! Смотри, животное, кого в клуб пускаешь - вы для кого тут стоите?! Фейсконтроль "Бархатные канаты" хренов.
На этом патетическом моменте длиннейшего монолога, заряд злости во мне кончается, взамен него захлестывает настроение благости, и, похлопав рукой по плечу Младшенького Близнеца, я добродушно продолжаю - Пиздуй, работай! - а сам разворачиваюсь к своей ложе.

0

34

Запал ярости ещё не растаял, когда ко мне откуда-то сбоку подошел амбал-охранник и заломил мне руку.  Вот и доказывай теперь, что мы безвинные жертвы, желающие лишь снять денег с карточки и освободить данное помещение.  Мысль оказать сопротивление охране и вообще разнести весь этот притон казалась заманчивой, но я же благовоспитанная девушка!
В голове крутилось множество идей, от - как извиниться и попросить разрешения тупо снять денег с карты и убраться, до – как быстрей и проще разнести тут всё не оставив камня на камне.
Голос, который я услышала, заставил вздрогнуть. Не знаю, обрадовалась ли я или расстроилась – чувства были настолько смешанные, да ещё и подстегиваемые бурлящим в крови адреналином, что разобраться не представлялось возможности.
- В-вольфгер! – в изумлении прошептала я и попыталась обернуться. Нервные окончания болью напомнили, что моя рука всё ещё в крепком захвате. И это внесло ещё больший раздрай в мои чувства. Охранник отпустил мою руку, и как ни в чём не бывало, предложил пройти куда-то вглубь заведения.
Ощущение было, что я попала в какое-то желе – звуки стали медленнее и более гулкими, люди вокруг проплывали как в замедленной съемке.
Нас препроводили до большого дивана у стола и спросили, не хотим ли мы чего-нибудь заказать.
- Две Мартини бьянко со швепсом и 2 плитки горького шоколада – сказала, посмотрев на Лоин, которая явно тоже была не против выпить. Тут я заметила, что что-то в ней изменилось. Неуловимо, не передаваемо словами, но изменения явно произошли.
- С тобой всё в порядке? Ты не пострадала?

В этот момент принесли одежду.  Не знаю уж кого они раздели, но это явно была не одна девушка и частично видимо из личного гардероба стриптизерш.
Чего тут только не было и прозрачные розовые стринги с бусинками, и непонятные шаровары, и даже демисезонная куртка.
Надо отметить, что некоторые вещи были очень даже приличные, например, кофточка от Кевина Кляйна – черная, атласная рубашка с запахом. Моя не выдерживала конкуренции по сравнению с ней. Прикинув все плюсы и минусы, я быстро переодела кофту. Больше мне ничего не понравилось.

Отредактировано Флэр (2010-10-28 19:39:31)

+1

35

А ведь скажи кому, что начиналось всё с бездомной кошки - не поверит. Если б ей самой рассказали, что подобранное случайно животное через полдня приведёт к драке с пьяными мужиками в публичном доме, она бы посмеялась над неудачной шуткой. Ангел и демон зашли снять денег с карточки и попали в бордель. Ну не бывает так в жизни! Только в дурацких книжках, читаемых исключительно забавы ради, несмешных анекдотах и немецких фильмах строго определённой тематики.
Охранники наконец вспомнили о своих обязанностях и кинулись добросовестно их выполнять. Лоин даже не стала дёргаться, когда её решительно взяли за руку с твёрдым намерением показать, в какой стороне тут двери. Скорей отсюда, на воздух! И подальше, пусть пешком - да хоть ползком, главное остаться целой и плевать, что подобное не слишком вежливое обращение ей не нравится.
Стоп. Знакомый голос, однако. Она закрутила головой, пытаясь увидеть, кто же это раскомандовался, где и как им проводить своё время. Но их уже резко развернули в обратном направлении и повели куда-то вглубь заведения. Более вежливо, но невзирая на протесты (куда вы нас тащите? пустите, мне здесь не нравится! Флэр, Флээээр, чего им от нас надо??) и робкие попытки  вернуть контроль над перемещением.
По залу Лоин шла с широко закрытыми глазами. Информация об увиденном, услышанном и унюханном доходила до мозга, но обрабатывать полученные данные он отказался наотрез. Её мутило от музыки, дыма и запаха человеческих тел, а от посетителей она бы шарахалась в сторону, если б не рука охранника на своём локте. И если б в наполненном народом зале было куда отшатнуться...
Всё повторялось, как месяц назад. Клуб, уединённый уголок, незнакомый мужчина, распоряжающийся культурной программой - и никого не волнует, что думает о происходящем она сама. Ты сама в это вляпалась, дорогуша. Зачем было подбирать безхозную кошку? Доброта в этом мире наказуема.

Конец маршрута. Два диванчика, столик, занавеска на входе создаёт иллюзию интимности обстановки. Конвоир испаряется. Лоин падает на диван, вытягивает гудящие ноги и отчётливо понимает, что всё это уже было. И закончилось очень-очень плохо для одного маленького глупого ангела. Но она ведь не хочет, чтобы было как в прошлый раз? Значит, нужно постараться быть умной девочкой и не злить очередного нехорошего дядю, неожиданно возжелавшего приятной беседы. Не провоцировать, не задавать неудобные вопросы, не кидаться с оружием...
Лоин истерически захихикала.
- Нет, не в порядке. Это место мне напоминает кое-что... неприятное. - И затем, совсем другим тоном, жалобно и испуганно глядя на подругу, - зачем он нас сюда приволок? Кто это вообще такой? Ты его знаешь? Голос мне кажется знакомым, но вспомнить не могу.
Через несколько минут пришли с ворохом чужой одежды. Девушка молча и без всякого интереса наблюдала, как Флэр роется в разноцветных шмотках, не желая надевать на себя то, что когда-то принадлежало продажным женщинам. Пить и есть за счёт таинственного незнакомца тоже не хотелось. Кто бы он ни был, она чувствовала - никакого удовольствия от общения с ним ангел не получит.

0

36

Давно уже разбрелись по своим рабочим местам и охранники, и гурии, любопытно пялившиеся на инцидент, а я все стою. Раздумываю, поглядывая на плавно опадающий полог моего кабинета и выныривающего на свое рабочее место Младшенького Мордоворота. Простая, из разряда тех, что загадывают дети в начальных классах,  загадка - зачем мне, в который раз, строить из себя кабальеро? Ну и выкинут кукол  на улицу, объяснят, что в клубе место приличным посетителям, а не замухрышкам - и что? В порядке вещей. Ага, - кажется, поймана мысль! - даже доза не может объяснить, почему я изображаю из себя дон Кихота перед "Miss Destroyer of October 2010", спасая ее от унижения быть вышвырнутой на улицу.  Вперившись в огонек сигареты, проваливаюсь в небытие, машинально передвигая конечности туда, куда минутами несколькими назад секьюрити сопроводил моих "гостий".
Ковровая ступенька, полог, кожа дивана,  выхваченная из общего колорита нечаянная страза  с купальника моей недавней наездницы - мне плевать на твою подружку, я вижу только тебя! - мутный взор в твою сторону. Не хочу, сопротивляюсь, цепляюсь за обрывки ясного сознания, но меня, кажется, накрывает.

Привокзальная площадь. Вечер. Где-то в отдалении тарабанят перезвоном куранты на часовой башенке, возвещая рафинированную общественность о том, что "спокойной ночи малыши" на финальной стадии, и сейчас страна, настроенная на первый канал,  будет снимать с ушей свежую порцию макаронных изделий. Людный перекресток. Хорошее настроение, то самое "и хорошее настроение не покинет больше ваааас...", бывающее когда красивая молоденькая девчонка улыбнется тебе в ответ на доброжелательную гримасу, которой ты демонстрируешь ей, плывущей чуть слева и наискось, что выглядит она просто отменно. И ты вышагиваешь, не глядя по сторонам, и ориентиром твоим горит короткая юбка - еще немного, и ты, свернув с намеченной траектории, заступишь дорогу даме и станешь знакомиться.
- Милок, переведи на ту сторону, у самой глаза уже слепнут, не вижу зеленый горит или красный! - и самое отввратительное, что ведь и девчонка тоже на тебя смотрит. И обе они, старая и молодая, человеческие самочки, ждут от тебя определенных действий. Послать, рассмеяться, нахамить в лицо, отправив прародительницу макаки на противоположную сторону улицы своим ходом? - уже собрался было, но что-то тебя останавливает. И ты берешь под локоток, ты глядишь на сигнал светофора, ты едва движешься рядом с семенящей бабулей. Переползаешь зебру, и останавливаешься, а она ласково так... отвратительно, вкрадчиво и.. с благодарностью, что ли?
- Спасибо милок. Дай тебе Бог здоровья.
Ты вздрагиваешь - ведь никто и никогда не до и не после не желал тебе чего-то хорошего от всей души. Ты в смятении. И шикарный момент, момент похотливой радости  предвкушения - безнадежно испорчен! Твою мать, потом - холодным, липким, вязким, стыдным, отвратительным - хочется удавиться! - прошибает тебя от этого воспоминания. Это и есть оно, то самое - самое ужасное  в твоей жизни?..

Снова в дымной атмосфере разврата. Сижу. Мутным взором ощупываю девчонок, а в душе  - не паскудно, нет, скорей как-то странно. Непонятно. Пустую - хоть язычок внутрь вешай и на звонницу отправляй - черепушку сверлит преступная в своем содержании мысль. Я только что - во второй раз! - вытащил тебя,  Мисс Разрушение, из переделки.
Сдавленным клекотом откуда-то изнутри, хрипит мой собственный голос:
- Зачем ты тут? - перед собой я вижу только тебя.

+1

37

- О чём оно тебе напоминает? – спросила я заинтересованно. Зашла девушка с подносом, на котором стояло два бокала с коктейлем, початые бутылки мартини и швепса, и две поломанные плитки шоколада на тарелке. Выставив всё это перед нами, девушка удалилась.
Пододвинув один бокал ангелу, продолжила:
- Это… Вольфгер – я почувствовала, как лицо заливается краской и приопустила голову, пряча его в волосах. – Первый человек, с которым я познакомилась в Токио. Он странный, обладает какой-то магией… не знаю какой… но он хороший, хоть и грубый.
- Пей, не стесняйся, нам сейчас необходимо снять стресс – и, не дожидаясь пока Лоин возьмёт свой бокал в руки, прикоснулась своим бокалом к её. – За то чтобы выходить сухими из воды!
Я улыбнулась ангелу самой своей беззаботной улыбкой, пытаясь показать, что всё самое страшное позади, хотя у самой на сердце скребли кошки. Ну почему всё так коряво в моей жизни последнее время? Сказать, что я была не рада встрече с Вольфгером – это нагло соврать. Но в таком виде?! Босиком! После освежающего заплыва в мутной взвеси побережья! В борделе?! Хотелось смеяться и рыдать одновременно. Именно поэтому я решила разбавить чувства алкоголем.
Воплотить желаемое в действительное я не успела, сделав только один глоток, который тут же закусила несколькими дольками шоколада.
Его вопрос «Зачем ты тут?» застиг меня врасплох, окунув в ещё большее смятение. Действительно, зачем? Рассказать о том, что светловолосая девушка, встретившая меня в парке, впарившая мне кошку, не отказалась выпить со мной этим вечером. Потом выяснилось, что демон и ангел сошлись за одним столом, и им не хватило мартини. Пошли за добавкой, оказались на пляже, где я произошло маленькое ЧП по вине… по воле случая. Деньги промокли, обувь развалилась, и мы решили, сняв деньги с карточки поймать такси и вернуться домой. Полный бред!
- Случайно наткнулись на это заведение, решили зайти – немного помедлив, добавила – выпить. А ты тут как оказался?

0

38

- Ни о чём хорошем, - туманно ответила Лоин.
De javu. Только на этот раз всё ярче, грязнее и... честнее, что ли. Сама атмосфера заведения не давала ошибиться в том, чего можно ожидать от человека, имеющего право здесь распоряжаться. Хорошо, если им удастся выйти отсюда. Вдвойне хорошо, если они выйдут в том же виде, в котором зашли. Интуиция и инстинкт самосохранения спелись и в два голова орали, что стоит слинять, пока не стало поздно. Но кто и когда прислушивается ко внутренним голосам, особенно когда они говорят разумные вещи?
Вольфгер. Имя не несло никаких ассоциаций, но голос определённо отпечатался в памяти. Кто? И когда?
Флэр улыбалась легко и ненапряжно, как будто всё хорошо. Ну да, может для неё это в порядке вещей... А тебя никто не спросит. Лоин попыталась вернуть улыбку - вышло жалко и неправдоподобно. Злясь сама на себя, она схватила таки бокал и сделала пару глотков. Слова застряли в горле, упираясь и не желая идти наружу. Сейчас ей было по-настоящему страшно. Хуже всего были неизвестность и ожидание: заставь жертву томиться в подвешенном состоянии, и скоро она сама начнёт умолять о развязке. Когда сопротивление бесполезно - расслабься и получай удовольствие.
Впрочем, их собеседник не заставил себя ждать. Обернувшись на шевеление занавески, обозначавшей тонкую грань между относительным спокойствием и бурлением страстей человеческих, Лоин наконец смогла его разглядеть. И замерла, вжавшись в угол дивана. Так не бывает! Это уже слишком… Но она не могла ошибиться: этот гордый, красивый профиль она запомнила навсегда и узнала бы его где угодно и в каком угодно состоянии. И реакция на появление этого субъекта могла быть только одна…
Перед ангелом сидел враг. И не просто исчадие тьмы, извечный противник рода человеческого – а значит и её – а враг личный. Тщательно пронесённая через время и перипетии земной жизни ненависть вспыхнула с новой силой, разгорелась костром на ветру. Эта ненависть была не чета той, взыгравшей в девушке 10 минут назад, при встрече с пьяными отморозками. Нет, на этот раз ненависть была святой – глубинная неприязнь, испытываемая слугами Бога к своим противоположностям, пожирала все остатки самообладания. Человеческая часть Лоин как могла сопротивлялась огню и боялась этого страшного существа – а ангелу было плевать на смерть, он не мог умереть по-настоящему. Из помещения должен был выйти только один из них, и по-другому быть не могло.
…Из Лоин получился бы неплохой каратель, останься она на Небесах. Правда, человеческая душа на такой работе сгорела бы, как спичка, но пользу Святому престолу она бы успела принести.
Будь у неё сейчас меч, она бы без колебаний пустила его в дело. Но позаимствованное орудие убийства нечисти лежало далеко, и это её спасло.
Уймись, глупая!! Ты что, его убить задумала?? Да он тебя прибьёт десятком способов, прежде чем ты первый такт заклинания закончишь!
Это неожиданно отрезвило. Вдох-выдох. Закрываем глаза. Вдох. Улыбаемся и машем. Твоих жалких сил не хватило даже чтобы поцарапать некроманта, куда тебе против вампиров. Сиди и не рыпайся, дура.
А визави не обращал на неё никакого внимания, как на пустое место. Ну и чёрт с тобой, золотая рыбка. Нам же лучше. Контроль над сознанием в этот момент принадлежал ангелу - и вступать в переговоры с нечистью он не собирался. Вампир был занят диалогом с демонессой - а Лоин изо всех сил старалась не дать себе раскрыть рот и ляпнуть что-нибудь типа "Умри, скотина!". Потому что это вполне могло стать её последними словами, что не входило в её планы. Ей нужно было узнать хотя бы что-нибудь о своём враге. А уж потом она найдёт его, и уничтожит, чего бы ей это ни стоило...

0

39

Случайно? На такие заведения, в отличие от муниципальных кладбищ, не наталкиваются случайно. Более идиотской глупости, чем ты сморозила, мое замутненное сознание и выдумать бы не смогло. Зачем я тут оказался. Действительно, зачем?  - глупая ухмылка, которая покажет  тебе, девочка, всю неуместность вопроса. Я бы проигнорировал его, но ты сама поставила себя в унизительное положение, ведь предупреждал же  - не задавай идиотских вопросов. Отчего-то, своим ответом мне хочется исхлестать тебя по щекам. Реабилитироваться что-ли в своих глазах - за безрассудно-благородный поступок, спасения твоей апетитной задницы из лап секьюрити - хочется?
И я скалюсь. В лицо.
- А зачем мужики в бордель ходят? Тебе объяснить, девочка? Потрахаться, конечно! - а ты здесь зачем?!  - вопрос с подвохом. Двусмысленный вопрос. И вот эта гадская совершенно улыбка, которая объяснит тебе, кого именно я представляю перед собой, глядя на любую девчонку в борделе.  Вижу я прекрасно, что ты в этом месте такой же инородный предмет как осиновый кол в моей черепушке, но - не нахамить в лицо? Не изгадить кому-то жизнь? Увольте. Почти без паузы, кардинально меняя тему, но не меняя тембра.  - Сядь.
И красноречиво, в довесок,  шлепнуть ладошкой по коже дивана между собой и стеной.
Взгляд в упор - наслаждаюсь эффектом. Ты думаешь, приставать к тебе буду? - тут полно шлюх, которые только и мечтают о том, чтоб их заметили, приласкали, на колени усадили, пару коктейлей заказали, консумацию оплатили. Нет, приказывая тебе сесть рядом, я не продолжить как со шлюхой с тобой хочу. Мне интересно поглядеть на твои затравленые глаза, пока ты будешь принимать решение -  решиться и сесть или, разревевшись, вылететь из кабинета, и помчаться к выходу  не разбирая дороги, на перегонки с возвращающими тебя секьюрити, краснея от унижения и мечтая мне морду вкровь расцарапать.
И, давая тебе прийти в себя, я на подружку уставился. Кто тебе сказал, что я страшный? Кто выдумал, что почуяв светлую магию,  которой так и разит от стеснительной девочки, жмущейся в уголок, я тут же в бешенство приду? Никто. так и хочется протянуть "расслабься, тебя никто пытать тут не будет" потому что плевать мне на тебя, вместе с твоими белыми крыльями и вкупе со святостью. Живешь себе, и живи. Смотрю. Изучаю твои едва видные призрачные за спиной кылья, каждое перышко трепещет отдельно одно от другого - а я наблюдаю. Долго. Неприлично долго. А потом, вдруг.
Оскал.
Холодная, хищная улыбка, такой сытый кот встречает заблудившуюся и попавшуюся на глаза мышь.
- Авв-фф!
И зубами призывно "щелк".

0

40

В шоке я сделала глоток мартини и посмотрела на Вольфгера широко распахнутыми в удивлении глазами. Не поняла, он что, решил, что я испугаюсь?! Да не дождется! К тому же на днях он мне снился…
Закатив чуть-чуть глаза, я слегка покраснела. Ну, что ж, ты сам напросился!
Залпом допив остатки мартини в бокале, я, как послушная девочка, села рядом, обхватив его шею руками, так что в глубоком декольте атласной рубашки хорошо проглядывался красный, полупрозрачный бюстгальтер и прошептала на ухо:
- А я здесь по воле случая … – и игриво прикусила его за мочку. В организме забурлили гормоны, дыхание стало частым и разогрелось до 45 градусов.  В прочем, разогрелось не только дыхание, а и я сама.
Правая рука скользнула вниз по рубашке и  расстегнула нижнюю пуговицу на животе.  Меня переклинило, и я забыла, что рядом находится кто-то ещё, тем более ангел, не привыкший к подобным зрелищам.
Уже потянувшись своими губами к его, моё альтерэго заверещало, что это перебор.
Мгновенно вернувшись в реальность, я продолжила шептать ему в ухо с жарким придыханием:
- Не пугай светлую девочку! Лучше налей ещё мартини.

0

41

Ну чего ты на меня смотришь? На мне что, узоры появились или цветы выросли?
Тут Лоин наконец заметила, что от переизбытка чувств у неё почти материализовались крылья, и поспешила их спрятать. В душном полумраке кабинета от девушки струилось мягкое сияние. Она сидела очень прямо, сложив руки на коленях, как примерная школьница, и в упор смотрела на убийцу своей последней подопечной. Страха больше не было, он вместе с человеком был изгнан в дальний угол сознания и заперт на три замка, осталась одна ненависть - яркая, чистая, всепоглощающая. Спокойное и бесстрастное лицо ангела напоминало маску. В ответ на демонстрацию противником своих клыков она лишь слегка изогнула бровь.
Напугать меня решил? Ну ну, давай. Только для этого тебе понадобится нечто большее, чем щёлканье зубами.
Эти клыки когда-то впивались в нежную шею Харуко. Горло жадно глотало чистую молодую кровь, а глаза закрывались от наслаждения. Ты убил мою девочку, а я убью тебя. Развею по ветру прах. Месть не вернёт былую белизну моих крыльев и не принесёт душе мир, но я хотя бы буду знать, что ты больше не отнимешь ничью жизнь. Ты, конечно, понятия не имеешь, кто я. А я не скажу, пока не придёт время. Пока я не стану достаточно сильной, чтобы встретиться с тобой в открытом бою и победить.
- Ты ведь не просто перепихнуться сюда пришёл, не так ли? Охрана не бросается со всех ног выполнять приказы обычных посетителей.
Лоин всё так же изучающе смотрит на вампира, а в голове выстраиваются логические связи. Раньше у неё было только лицо и голос. Теперь у неё есть имя и место. Он далеко не последний человек в этой обители плотских утех, значит, часто здесь бывает. Значит, его можно будет легко найти. И если с заведением что-нибудь случится, например, пожар, он наверняка быстро примчится сюда. Пожар. Неплохая идея. Губы ангела раздвинулись в улыбке, больше напоминающей оскал, когда она представила гнездо разврата, объятое жарким пламенем. Даже если хозяин не прибудет лично, она сможет просто насладиться зрелищем. О да, это будет великолепно.
Флэр тем временем решила не ходить вокруг да около и принять предложение мужчины своей мечты. Огненный демон, что с неё возьмёшь. Они такие порывистые и горячие, совершенно не умеют скрывать свои чувства, когда дело доходит до любви. Она не осуждала подругу, но объект влечения был выбран не совсем удачно. Дорогая, а ты в курсе, что в порыве страсти он запросто может разорвать тебе горло? Не знаешь, да? Так я тебе расскажу...
- Может, мне выйти? Пока вы здесь удовлетворяете свои животные инстинкты.
Она всё так же улыбается и не сводит глаз с пары лучшая подруга/лучший враг. Лоин прекрасно знает, какого ответа можно ожидать от этого мужчины: третий не лишний, третий запасной. Извините, ребятки, в другой раз.

0

42

Отвратительно.
Омерзительно.
Так откровенно напрашиваться в кровать могут только шлюхи, и морщусь я сейчас не потому, что мне не нравится то, что ты, девочка, со мной  делаешь. Нет. Тут другое - я ведь тебя, маленькая моя, за приличную женщину принял. Ошибся, и это заставляет гадливо кривить губу, и, пусть и пьяно, но глядеть на тебя свысока. Вспоминая охранников из фойе, теперь я уже не удивляюсь тому, что к вам никто на защиту не встал. Дама, попавшая в бордель случайно и залетная, неприкормленая путана  - это разные вещи. А подружка такая же, да? - было бы здорово. Ангельское личико, глаза затравленого кролика.. и древнейшая на свете профессия. Как низко летают нынче ангелы, qua mundi tendat. Теперь сколько угодно, можете доказывать, девочки, что вы сами невинности, сюда попавшие по ошибке. Не верю.
Хочу тебя и подружку.
Тут же.
А, знаешь,  мне ведь плевать, как и почему ты здесь, плевать - ты "пушистая и по ошибке" или просто не слишком холеная в грязной одежде и мокрая,  портовая блядь - главное что ты рядом. И тело твое манит не чуть не хуже, чем если бы ты была тощей вылизано-анорексичной фотомоделью, с обложки свежего  Vogue. Проклятая физиология - себя могу обманывать сколько хочу, но тебя не обманешь, ты ведь чувствуешь, да?  Ниже! Ниже, девочка, и я подамся вперед. Перехвачу за запястье твою руку. Прижму сам. С силой надавливая, доведем начатое тобой до конца - вдвоем.
Пить? Мартини? Нашла момент  - ногу! Поймать твое бедро  и перекинуть его через себя, удобно и развратно тебя сверху усадив. И плевать, что подружку ты теперь видеть не можешь. Зато мне нравится, а ты - ты ведь не против? Обхватить шею рукой, направляя твой рот к своему. Губами в губы - ты ведь этого хочешь? Почти касаюсь. Пьяно фокусирую взгляд на тебе, был бы монокль, к глазу бы приставил.  В глаза, я сказал в глаза, не смей отводить взгляд, девочка!  Ты знаешь, что шлюх не целуют, ведь так? Потому ты остановилась, когда тянулась губами ко мне? - я ведь заметил твой жест. Гадливо. Ночное приключение было со шлюхой.
С яростью отстраняюсь, держу за патлы, и мутно всматриваюсь. Ищу ответ. Плевать тебе на меня, так, очередной клиент,  или именно меня, Вольфгера Бодена, ты так пошло и однозначно соблазняешь? Я вру, видишь? Шлюхе бы я ни за что не разрешил коснуться моих губ, но мне плевать - я, наконец, так и не поняв ничерта, впиваюсь в твои губы. Приятно.  Нравится? Ярость внутрення, злость на себя, не раскусившего девчонку, находит выход наружу в том как я вгрызаюсь в тебя - прикусывая губу и оттягивая за волосы. Дразня, подпуская и отдаляя, не целуя, а скорей кусая. Нравится, сучка, тебе мой поцелуй или это работа такая?
Нас прерывают? Кто здесь?! Ах да, подружка..
- Кстати да, дорогуша,  будешь возвращаться через полчасика или лучше через час, захвати в баре нам выпить чего-нибудь. - быстрый взгляд  на стол - Мартини. - и удовлетворенное, немного едкое, призывное - Или все же - присоединишься?
И недвусмысленно так, акцентированно веду рукой по женскому телу перед собой,  пьяной расплывшейся рожей тебя ловя в прицел взгляда. Впрочем, плевать мне останешься или нет, у меня уже есть девчонка.

0

43

События, как собака сорвавшаяся с цепи, понеслись с огромной скоростью, и вот я уже сижу верхом на его коленях, совершенно забыв об ангеле. В следующее мгновение он то ли передумав меня целовать, то ли что ещё, смотрит мне в глаза. Это что, гипноз? - приходит мне на ум дурацкая мысль.
Ещё 2 удара моего сердца и он чуть отклоняет мою голову, держа за волосы. Опять, он схватил меня за волосы! Только я собираюсь открыть рот для гневной тирады, что никто не смеет прикасаться своими грязными руками к мои роскошным волосам, да ещё и портить при этом укладку, как мои губы оказываются занятыми намного более приятными вещами. Я растворяюсь в поцелуе, таком необычном и таком желанном. Нет, это далеко не первый мой поцелуй, но этот самый не обычный. Складывается впечатление, что Вольфгер  любит садистские игры.
И всё таки это было прекрасно, но как и всё прекрасное быстро кончилось, мгновенно вернув меня в реальность, ударив обухом по голове. Обухом явился чудесный, мелодичный голос ангела, которая - вот кошмар! - находилось все это время здесь.
Мне стало ужасно стыдно за свое некрасивое поведение.
Моментально соскочив с коленок Вольфгера я села поближе к Лоин.
- Нет-нет, пожалуйста останься - извиняющимся тоном проговорила я, потупив взгляд и немного покраснев. - Прости, не хотела тебя смущать.
Мой бокал был пуст, но при условии, что рядом находился мужчина, налить себе самостоятельно было бы оскорблением. Тронув свой пустой бокал, я выразительно посмотрела на Вольфгера.
Чувствовала при этом себя крайне неудобно, стыд перемешивался со злостью, но понимание, что надо разрядить обстановку, билось в сознании.
- Мы сюда действительно зашли случайно, в надежде снять денег с карточки. Пока гуляли по пляжу, я упала в воду, и у нас промокли все деньги, которые были с собой да еще и обувь развалилась - расстроенно рассказала я Вольфгеру. - Чтобы добраться до дома на такси, я предложила Лоин зайти куда-нибудь. Так мы оказались здесь.

0

44

Какой же он предсказуемый... Ангел со смесью отвращения и жалости глядел на разворачивающуюся перед ним эпическую битву похоти со здравым смыслом. Как животные, честное слово. Но звери хотя бы не несут гордое звание “разумных существ”, а двуногие твари величают себя венцом творения, однако стоит им только увидеть в пределах досягаемости симпатичного партнёра для размножения, весь вековой налёт цивилизованности слетает, начинается обильное слюноотделение и уже плевать, кто там сидит рядом. Противно. Бесстрастная маска лица при этом не дрогнула, лишь губы слегка искривились в презрительной усмешке. 
Да занимайтесь вы здесь чем угодно, только меня избавьте от подобных зрелищ. Всю жизнь мечтала читать проповеди на тему нравственности упырю и демонице, ага.
- Думаешь, я захочу сюда вернуться? - холодностью голос Лоин мог поспорить с арктическим айсбергом. - Оно мне надо? Развлекайтесь, не буду вам мешать. Дорогу до выхода сама найду.
Ехидный тон предложения присоединиться она проигнорировала. Её счёт к этому типу уже вырос до такого значения, что плюс-минус оскорбление существенной роли не играло. Девушка привстала, чтобы оставить парочку наедине, но тут у Флэр в голове прояснилось настолько, что она смогла взять себя в руки.
- Понимаю. Ничего страшного, бывает, - легко согласилась Лоин. Она по-прежнему не осуждала подругу, ведь та находилась под властью своей природы и мало что могла с этим поделать. Мы не выбираем, кем родиться. Но и наблюдать за любовными игрищами желанием не горела.
Её абсолютно не волновало то, что она, крылатая посланница Небес, сидит сейчас в грязном борделе в обществе двух созданий тьмы - опускаться до их уровня она не собиралась, а мнение кровососа о своей персоне ей было до лампочки. Пусть думает, что хочет, и говорит тоже - главное, чтобы лапы свои не тянул. Иначе она точно не удержится.
- Флэр, зачем ты перед ним оправдываешься? - Лоин с некоторым удивлением смотрела на подругу. - Ты вообще знаешь, кто он? Вампир. Создание ночи и жестокий убийца. На его руках крови больше, чем у самого страшного серийного маньяка. И ты всё ещё собираешься с ним обниматься?
А ведь она может. Кровь демонов несъедобна, как и ангельская, как мужчина он её привлекает - почему бы и нет? Правда, в таком случае дружба между нами станет невозможна, но кто выбирает дружбу, когда на другой чаше весов пылает любовь?

0

45

Меня захлестывает ощущение нереальности, книжной картинности и наигранности происходящего. Ну, вот скажите на милость, почему я спокойно сидел бы иначе и смотрел бы, как некая мисс, только что бодро лезшая мне в штаны, и добившаяся-таки желаемого эффекта,  спрыгнула бы с меня и спокойно пересела бы на диван напротив, да еще и навешивая мне при этом килограмм лапши на уши. Я не такая, я жду трамвая, а моя рука, расстегивающая нижнюю пуговицу на вашей рубашке и демонстрируемое вам мое нижнее белье, это  "ах, трамваем ошиблась!"
Я собственник и понятие "мое-не мое" развито у меня гипертрофированно. И вот теперь, поманив меня конфетой, дама преспокойно эту конфету отбирает, а я смотрю? Меня что, связали и кляп в рот засунули? Накрывает. Океаном спокойствия, сосредоточенности и отрешенности. Страшное ощущение на самом деле - я впадаю в режим боя. Наблюдаю за этой женщиной, и констатирую факты.
Мое оружие это мои руки - даже еще не начав тактильный контакт, чувствую свои мышцы, играю ими, разминаюсь. Равновесие - это моя боевая стойка. Сидя, удобно пошире расставляю ноги, переношу вес тела на них играя с одной на другую ногу так, что даже подбив ногу и оставив меня опираться на вторую - я не поплыву, корпусом опираюсь на сиденье дивана постольку-постольку. Стойка мобилизации, обороны или ожидания. Слух - не единственный орган познания мира, и отнюдь не важнейший - отключаю слух, чтоб не воспринимать бред из красивого ротика.  Зрение всегда было гораздо более полным добытчиком информации. Обоняние, подключаю его, чтоб проследить, чувствует ли противник страх? Противник, это женщина, покинувшая мои объятья.
Замкнуться.
Я уже почти готов съездить по роже. Этой глупой красивой кукольной морде, хлопающей глазами, оглядывающейся на реакцию подружки и  звонко барабанящую заготовленное оправдание. Старшеклассница, не выучившая урок, не иначе. Хочется и колется, девочка, да мама не велит? Бесит. Она думает, что мне нужны чьи-то неумелые ласки?
Тьма и Бесы, да я себя едва ли не шлюхой чувствую, разрешая посетительнице борделя без моей на то указки, себе в штаны лезть. Ах не лезла? Поцелуйчики под луной, охи-вздохи и несмелые прикосновения? Сейчас не май, романтика кончилась.
Бесит.
Я в зазеркалье, не иначе, и по законам жанра меня сейчас стошнит, потому что как иначе объяснить тот простой факт, что с моих коленей дама успела встать, отсесть через стол, выложить свою подноготную, а я не отреагировал.  Почему не станцевать стриптиз, в таком случае? Ах да, она же приличная женщина - а я в это время покойно сижу, и разрешаю ей  делать все, что вздумается. На моей территории! Бессловесной девчонке?
Налить, говоришь?
Нет, я конечно могу налить, и за шиворот отправить вместе с бокалом, но.. Наблюдая за своими движениями, сосредоточившись на них, я тянусь за куском стекла, сжимаю его и давлю в руке. Отшвыриваю на пол осколки. Поднимаю глаза.
- Не зли меня. -  Смотрю чуть расфокусировавшись и поверх голов. Шлепаю по тому месту, которое я уже и раньше указывал  для леди. Звук выходит каким-то очень уж звонким, коротким  и хлестким. - Сиди тихо. Ты знала, на что шла.
А желание взять ее - пропало. Я хочу, чтоб эта девочка сидела рядом, там, где ей было указано, но брать ее прямо тут я не намерен. Вампир? Кому-то это не нравится? Кто-то имеет что-то против вампиров?
- А ты - нет, не пальцем, даже не взглядом, все еще смотрящим куда-то поверх голов залетных девочек - ничем не выказать того, что обращаюсь к подружке, но я думаю она и сама поймет - кто такая?
И яростное желание получить внешний импульс к атаке.
Я - замершая перед атакой кобра. Неподвижно зависшая в положении напряжения перед прыжком и только лишь колеблемая своей физической амплитудой. Я гляжу неподвижно в поверх глаз жертв, следя за их движениями, наливаюсь кровью и лелею смерть. Отпускаю чувства - мои движения в момент атаки будут выверены до миллиметра, и все члены сработают как отлаженный инструмент. Я реагирую на запах, плыву за ним следом и выброс адреналина, сопровождающий любую агрессию, будет сигналом к атаке - мои жертвы, молитесь, чтоб сейчас у меня отшибло нюх.
Я - пистолет, со взведенным курком. Снят с предохранителя и покоящийся в сильной и властной руке - еще мгновение, удачная позиция, жертва в прицеле - и я сработаю. Осечки не будет, она невозможна, когда ты смазан, ухожен, в надежных руках профессионала. Когда ты  - идеальное оружие, цель и смысл существования которого убивать. Звук со стороны будет сигналом. Инстинктивным сокращением мышц, реакцией, которая выпустит смерть из моего дула. Хочешь жить - не ори!
Я - пес. Вожак стаи, сейчас загнавший добычу, и стоящий над ней, неподвижно замершей в ужасе. Нависающий, властный, сильный, уверенный в своих силах. Я реагирую на движение - сейчас нельзя шевелиться, нельзя издавать флюидов страха - они будут сигналом к атаке. Позади меня самки, младшие самцы и щенки - они смотрят, следят за малейшими моими движениями  и это мобилизует - я не смогу облажаться, от этого зависит моя жизнь, ни один допустивший ошибку на глазах всей стаи самец еще не пережил своего поражения!
Мои чувства остыли, голова пуста, в ней нет мыслей. Я оружие, проводник смерти. Я буду убивать, готов убивать. Только намек на не запрограммированное движение, лишний звук, яркая не вовремя вспышка света, позыв страха со стороны - любой отвлекающий фактор может послужить сигналом, не делайте этого сигнала, женщины. Прочитайте по глазам пелену холодной решимости и..  без суеты исполняйте мои приказы, давая мне время переключиться с режима мгновенного убийства, хотя бы на режим боя не насмерть. А еще лучше - растворитесь сейчас пыльной дымкой, покоритесь.

+1

46

Так странно, мир как будто разделился на двое - в одном было шумно, люди пили, курили, лапали стриптезерш, веселились, т.е. жили свой обычной, праздной в данной момент, жизнью. А в другом, повисла мёртвая, тяжелая тишина, готовая взорваться в любую долю секунды. Да и сидели тут ангел, демон и вампир. При этом ангел с демоном определенно ходили по “лезвию бритвы”. И самое смешное, что два этих мира разделяла небольшая, тонкая, тряпичная шторочка.
Он кто?! Вампир?! Тут же появилась такая тьма вопросов, ответ на которые мне был необходим. В книгах их всё время описывают на столько по разному, что я была уверена в выдуманности этих существ.
Полными удивления глазами, я посмотрела на него с новой стороны, с кровавой, ужасной, темной стороны, которая приказывая ждала исключительно подчинения.
Мой инстинкт вяло подсказывал, что сейчас мне должно быть страшно, до липкого пота, до бегающих по спине мурашек, до отчаянных воплей, до взятия всех наград по спринтерскому бегу с препятствиями.
Так странно понимать, что тебе надо бояться, а не страшно. Злость, клокочущая внутри: да какое право ты имеешь мне приказывать что-либо делать?! Интерес: это же самая большая мистическая загадка! Влюбленность: да какая разница, что он вампир, зато с ним рядом я могу быть демонессой!
Инстинкт самосохранения уже тихонько повизгивал, бившись в конвульсиях.
Что мне сделать? Подчиниться? В мои глазах мгновенно вспыхнул огонь злобы помноженный на обиду. Это не Европа, здесь тебя никто не спасет и надо нести ответственность за свои действия. А если ещё и дожить до завтра хочется, то стоит воспользоваться мозгами.
Сделав практически не заметный вдох-выдох успокоения, я покорно встала, спокойно подошла к Вольфгеру и села, куда было указано. Холодно, подчеркнуто спокойно, как ученик, попавшийся на шалости, которому пригрозили вызовом отца в школу. Вдох-выдох. Я само спокойствие, довела - сиди с виноватым видом и не рыпайся. Огонь в глазах потух, потухли все эмоции, которые могли бы быть отражены на лице, в позе, даже в мыслях.

Отредактировано Флэр (2010-11-01 19:58:43)

-1

47

Напряжение в душной тесной каморке стремительно нарастает. Кажется, воздух сейчас начнёт искриться и трещать, проводя электрические разряды между замершими в полусвете не-людьми. Лоин знает, что сейчас они с Флэр - дети, играющие даже не со спичками - с огнемётом. Заденут не ту кнопочку - и их мгновенно поглотит безжалостное пламя чужих гнева и ярости.
Страшно? Ангелу - ничуть. Это человеческая душе сейчас мечется птичкой в клетке где-то в невозможной дали, запертая, лишённая права голоса, недоумевающая, почему её предали. Почему их вдруг стало двое, когда она всегда была единым целым - и почему вторая половина вдруг уверенно и властно взяла контроль над телом и разумом. Страх надёжно заперт вместе с душой человека, наружу не просочится даже самая ничтожная капелька, не выступит холодным потом и не заставит звенящий голос дрогнуть, выплёвывая презрительные слова в лицо вампиру:
- Ты пять минут разглядывал мои крылья - неужели не понял, что я ангел? Или ты имел в виду нечто другое?
Страха нет - только ненависть. Дикая, яркая, жаждущая крови. Мёртвой крови того, кто разрушил её жизнь. Из-за кого она почти стала падшей, отвергнутой Небесами и самой собой. Ненависть святая, чистая, как горный поток и столь же необузданная, она вымывает из сознания все разумные мысли и доводы, оставляя одно желание - убить. Испепелить врага подвластной ей силой Святой магии. И не важно, что она - лишь юный по меркам бессмертных, неопытный хранитель - сейчас Лоин кажется, что кипящего в ней чувства хватит, чтобы рассыпать прахом, распылить на атомы ненавистную вампирскую сущность.
Противник собран и готов к бою - она смотрит только на него и отчётливо видит его готовность броситься в атаку.
Ну что ж, давай.
На столе перед девушкой стоит почти нетронутый бокал с алкоголем. Несколько тихих слов на языке ангелов, поглощённых шумом зала, и в бокале будет находиться своеобразный коктейль Молотова для нежити: святая вода плюс мартини. Светлые глаза цепко следят за вампиром, улавливая малейшее движение.
Только попробуй кинуться на меня - получишь заряд святой воды в морду. Несмертельно, но кожа облезет точно.
Флэр решила не злить своего любимого лишний раз и подчиниться. Лоин же колебалась, искала компромисс между жгучим желанием принять вызов и здравым смыслом.
Спокойно, ты ещё не готова. Он размажет тебя по стенке и не поморщится. А Флэр может пострадать. Так что сидим и не нарываемся.

Ангел и демон балансируют на грани. “Канатоходцы едят мясо кошек, чтобы не переломать себе кости.” А ты что ела перед судьбоносной прогулкой, дорогая? Ваша кошатина спокойно дрыхнет у маленьком стеклянном домике, окружённом тропической зеленью, а вы попали в самую опасную переделку в вашей жизни.

Отредактировано Лоин (2010-11-01 20:00:34)

0

48

Приятное приключение. Рядовое посещение забегаловки, нудное в своей сути, выливаясь во что-то, не забываемое уже через час - заставляет  улыбаться. Приятные девочки, приятная компания. Легонько и приторно почти сладко, щекочет восприятие слабое сожаление. Драки не будет. Даже не обида на леди, которые драконят мужиков, чтоб потом, поджав хвосты, отправиться на место, а... тут что-то другое. Презрение.  Слежу за девчонкой, протискивающейся мимо меня на диванчик и краем меня цепляет холодное удовлетворение.
Жест бессилия эта рокировка. Сам бы я ни за что не допустил бы, чтоб  мной так помыкали - не довести ситуацию до унижения, до того что тебя носом ткнули в твою слабость, вот что я ценю. Не можешь устанавливать свои собственные правила, просто ретируйся раньше - до! -  чтоб не танцевать под указку. Как можно пытатся диктовать условия, не имея козырей в рукаве? На что она вообще расчитывала, оставляя мои колени? Глупые вопросы,  искать на них ответ прямо сейчас, верх безумства.
Переключаюсь на не понимающую простых слов о том, что дергаться не нужно, делая себе только хуже, подружку. Но и там нет никаких позывов к противлению моей воле. Пусто, безэмоционально.
Обидно немного.
Дамы сломлены, дальше техника. Можно заставить их стоять на коленях, раскрошив предварительно по полу разбитый бокал. Можно нагло скалиться прямиком в красивые личики, таская по комнате за волосы. Можно наблюдать, как невинные ротики делают минеты охране. Нудно и недостойно.
Поцелуй.
Жестокий, с прокушенной нижней губой, с оттянутыми назад  почти до  боли, волосами. С впившейся в спину пятерней, прижимающей  к себе так тесно, что ты бы обязательно задохнулась, если бы я не отпускал тебя иногда, давая спасительный глоток воздуха. До головокружения страстный, сметающий преграды в своем напоре - на такой поцелуй тебе не обязательно отвечать. Такой поцелуй на прощанье много может сказать тебе, если будешь читать между строк.
Шлюх не целуют в губы, девочка..

===> городской пляж

0

49

----------- Подводная пещера
октябрь 2010, ночь
На улице сыро

        Его запах был здесь. Дамон  шла, едва ли не падая от истощения. Свалилась и впала бы в летаргию уже давно, если бы не оглушающая мысль: его запах здесь.  Невыносимо жгло горло, а внутренности словно взлетели, и  мучили тело ощущением невесомости.  В  сознании сумбурно бились сонмы сомнений, вопросов, страхов. Их невозможно было остановить, и из-за этого дико болела голова. 
     Дамон остановилась у портового борделя. Пахло женщинами. О да, здесь были мужчины. Толпы. Надушенные и гладкие, потные и пропитые, неряшливые и безвкусные. Любые. Но пахло женщинами. Грей нисколько не удивилась.  Легкое чувство радости заставило ее глупо оскалиться самой себе.  Он нисколько не изменился. От женщин, от борделя, и даже от мужчин просто воняло его духом!
      Где-то здесь. Истощенная, болезненная женщина, укутанная в плащ, брела среди этой воняющей толпы,  разводя ее, как если бы плыла в ночной реке. Бесцветные глаза полыхали  странной завороженностью.  Грей готова была сорваться в любой момент. Жажда раздирала горло, а витающий дух ее жреца и вовсе сводил с ума. Дамон остановилась. Волна некротической энергии заполнила все пространство, ощупывая каждый закоулок, облизывая вязкими, живыми тенями стены, обволакивая каждую персону. Воланд трясло.
     Мимо прошла молоденькая куртизанка, обдав вампиршу волной запаха, окончательно добившей ее. Женщина схватила нежную девушку за запястье и с силой притянула к себе. Хрупкое создание в ее объятьях видимо решило, что странная особа – очередная клиентка.  Прозвучали слова об оплате, о нечастых посетителях с подобной ориентацией, но Дамон ее не слышала.
  - На тебе его запах, - выдохнула она, сжимая фигурку сильнее. Она чувствовала его запах на этой девочке ярко, дико, умопомрачительно. Грей провела носом куртизанке по щеке,  сжимала бледными, иссохшими руками ее предплечья, дурманила вампирским некротическим обаянием. Что могла противопоставить ей человеческая душа?  Дамон клочками срезала с нее одежду длинными когтями, впивалась в мягкие податливые губы так, словно встретила желанную любовницу. Собирала его запах с теплых, подрагивающих ладошек.  Когти легко скользнули по бедрам  девочки, оставляя ровные багровые борозды и наполняя пространство тонким ароматом юной крови.  Грей искусала ей все губы, гоняя в поцелуе солоноватый привкус. Прежде чем куртизаночка успела  отойти от дурмана, Дамон впилась ей в шею. Иссушенное жаждой тело задрожало от эйфории. Вместе с кровью Воланд впитывала воспоминания.  Она видела его лицо. Слышала знакомый голос.  Страх. Его фигура вместе с двумя особами скрывается за пологом  кабинета. Поток воспоминаний. Последний раз жертва видела его на выходе.
  Мертвая девочка упала к ногам опьяненной вампирши. Никто не обратил внимания на досадную смерть. По крайней мере люди. Никому не было до этого дела. Женщина обвела бордель сверкающим, бесцветным взором.   Он был здесь только что.
   - Вольфгер, - беззвучно в воздух. Марево некротической энергии взметнулось.  Отсчет в  почти три сотни лет постепенно приближается к зеро. Он убьет ее? Грей улыбнулась ярко, почти нежно. Его запах всюду. Она вернулась. Вернулась. Он ее услышит.
   Женщина спешно выскользнула из борделя.
---------> Городской пляж

Отредактировано Damon Grey (2010-11-02 00:22:12)

+1

50

Не понимаю! Не понимаю что ему нужно! Я не по-ни-ма-ю этого человека, т.е. вампира, но сути это не меняет. Ну что? Мои чувства смешались в такую дикую смесь, что мой мозг грозил взорваться...ну или взорвать что-нибудь по близости.
Я схватила бутылку со стола и сделала большой глоток прямо из горлышка, сразу заев шоколадкой
- Так меня ещё никогда не унижали - прошипела я. Во рту был солоноватый, отдающий железом привкус крови. Ах да, он же прокусил мне губу! Ненавижу привкус и запах крови. Пусть многие говорят, что она не пахнет - я с ними не согласна, ведь я его чувствую.
- Ненавижу!
Нет, сказать, что меня переполняли только злость, обида и прочие вопли уязвленного самолюбия, было бы не точно описать всё разнообразие своего внутреннего мира в данную секунду. Также, хоть и слегка придушенные, были какие-то непонятные, невнятные восторги. И для полноты букета - облегчение, когда над шеей уже висел топор, но в последний момент был убран с дарованием свободы. Всё это вместе давало необычайную легкость и окрыляло, требуя немедленного движения.
- Предлагаю таки снять денег с карточки, поймать такси, купить по дороге чего-нибудь поесть-попить и поехать домой! - Как бы невзначай подошла к ангелу и практически на ухо, как в детстве брату, замышляя шалость, прошептала - мимоходом подпалив это гнездо разврата
После чего сделала ещё один глоток мартини - гадость, но привкус крови притупился

0

51

Глядя на самодовольную улыбку самца, добившегося своего и откровенно смакующего маленькую победу, Лоин едва не потеряла контроль над собой окончательно. Лишь чудовищным усилием воли удалось заставить себя сидеть на месте, не шелохнувшись, не дрогнув лицом. Не давая повода для кровопролития.
Рано! Ещё слишком рано.
А бешенство заливает голову по самые уши, туманя взор и хуже того - разум. Пальцы впиваются в мягкую плоть дивана, словно вместо ни в чём не повинной мебели они терзают горло злобной скотины. Мечты, мечты...
Поцелуй, больше похожий на пытку, стал бы последней каплей - если бы она не боялась повредить подруге, находящейся сейчас полностью во власти этого извращенца. Святая магия одинаково губительна как для вампиров, так и для демонов - и хорошо, что Лоин помнила этот факт. Но мучитель и жертва находились слишком близко... Оставалось сидеть и наблюдать, кусая губы. Она слишком редко попадала в экстремальные ситуации и сейчас просто растерялась, как теряется человек при виде несущегося на него поезда. Надо что-то сделать, но ты впадаешь в ступор и теряешь драгоценные секунды на пустые колебания, когда нужно действовать без промедления.
Вампир, однако, сам решил поставившую ангела в тупик дилемму, неожиданно покинув помещение. Лоин позволила себе перевести дух и немного расслабиться.
Куда это он? Неужели наскучило играться? Быстро же... Наверное, покорные и бессловесные жертвы его не устраивают. Ну, тем удачнее для нас.
Флэр сейчас можно было только посочувствовать. Всецело разделяя её чувства по отношению к их собеседнику, девушка кивнула:
- Согласна. Вот козёл! - более экспрессивными выражениями она не владела. Но чтобы удостоиться даже такой характеристики от светлого ангела - это надо постараться... - Вёл себя как последний мерзавец!
Внутри всё ещё бушевала ненависть, но ярость потихоньку отпускала. В отсутствие раздражителя Лоин начала возвращаться в своё обычное состояние, не делясь больше на составляющие. Желание убраться из грязного места, и побыстрее, сейчас доминировало. На улице здравого смысла явно перевернулся грузовик с пряниками.
- Х-хорошо, - её уже начинало трясти от пережитого напряжения. - Я тоже не хочу здесь больше оставаться. Только... выпустит ли нас охрана? Он же не сказал, вернётся ли.
Лучше б не возвращался... Когда надо будет, я его сама отыщу.
Предложение демонессы устроить маленький очистительный пожар вдохновило и слегка подняло настроение.
- Я не против, - Лоин хищно улыбнулась, глядя на Флэр. - Пусть знает, чем грозит оставлять без присмотра разозлённого и обиженного огненного демона, да ещё и женского пола! Но сначала я выйду отсюда, а потом - зажигай!
В этот момент она совершенно не думала, что в огне могут погибнуть люди. Лес рубят - щепки летят. Невинными жертвами их назвать точно будет нельзя.

0

52

А Лоин оказывается тоже была на взводе, утонув в собственном сознании, я эгоистично пропустила сей факт.
- Выпустят, скоро им вообще будет не до нас. Только снимать денег с карты придется тебе, но это легко. – Объяснив буквально пошагово ангелу как пользоваться банкоматом, добавила:
- Как снимешь – сразу выходи и стой чуть сбоку, чтоб тебя людской волной не смыло. И ещё, возьми мои вещи, пожалуйста.
Сняв джинсы и кофту, отдала их Лоин вместе с кардиганом и второй кофточкой.
- Сумку мою не забудь.
Дождавшись, когда девушка выйдет, я подошла к той кучке одежды, которую нам принесли. Улов получился скромным: плотные брюки, майка, кофта, плащик и маска. Разложив всё аккуратно на диванчике, я облила всё, кроме маски мартини. Надевать чужие, мокрые, пахнущие алкоголем тряпки было противно, но это только подстегивало мою жажду мщения.
Надеясь, что пока я занималась подготовкой, ангел успела снять деньги и выгрестись из зала, облила уже на себе одежду. С сожалением посмотрев на пустую бутылку, я отшвырнула её в угол – пора. Зажегши диван, а заодно и свою одежду, я вышагнула из VIP-зоны.
Со стороны это должно было выглядеть просто великолепно.
Вспыхивает занавеска, отделяющая основной зал и комнату, в которой были мы, и из-за неё выхожу я, объятая пламенем, в маске, с хищной улыбкой и развевающимися волосами. Делаю несколько шагов, попутно поджигая свободные стулья, останавливаюсь и запускаю самые мощные, на которые вообще способна, два фаербола в барную стойку. Стоявшие в баре бутылки лопаются на мелкие части, а их содержимое выливаясь вспыхивает, создавая циклическую реакцию. Раз, два, три бар – гори! Моё настроение росло прямо пропорционально безумству огня. Вспоминая своё унижение, его хамское, злое, временами ядовитое, как укус тысячи кобр отношение ко мне, поджигать становилось всё проще и проще, казалось это место только и ждало, чтобы к нему поднесли спичку.
Среди посетителей и персонала возникла паника, а по моему сердцу разливалось блаженство. Я была счастлива, как никогда.
Охраны на выходе не было, да и когда я наконец до него дошла, на меня уже никто не обращал внимания. Стоял жуткий шум – крики, визги, маты… так что я спокойно вышла из борделя. Моя одежда уже практически прогорела. На ходу снимая остатки плащика, я завернула за угол, где должна была стоять ангел.
----------->Стеклянный дом (Флэр)

Отредактировано Флэр (2010-11-04 17:16:48)

0

53

Гори, гори ясно – чтобы не погасло. Чтобы пламя лизало небо оранжево-красным языком. Чтобы торгующие своими телами и покупающие доступный товар уже сейчас в полной мере прочувствовали, что их ждёт после смерти. Думаете, Ад это всего лишь выдумки набожных святош? Как бы не так. Люди – не стадо баранов. Им всегда даётся выбор, и каждый понесёт ответственность за совершённое. Некоторым, однако, спокойнее думать, что после смерти их поглотит блаженное ничто – тем неприятнее будет сюрприз, ожидающий за последним вздохом.
Ангел легко лавировал между потными нечистыми телами. Инородный элемент. Жемчужина в мусорной куче. На красивом лице застыло выражение брезгливости и презрения. На неё оглядывались, но остановить или схватить за руку не посмел никто. Буквально полчаса назад по этому залу вели испуганного зверька, сейчас, с гордо поднятой головой, по тому же маршруту дефилировала королева, по извращённому капризу судьбы оказавшаяся в портовом борделе.   

Грязные тупые животные. Напиться, совокупиться, отрубиться – и больше им в жизни ничего не надо. Неужели я когда-то доказывала некроманту, что в этом городе есть хоть кто-то, достойный спасения? Явно не здесь. Пускай они горят, на земле чище станет.

Откуда такие мысли в её хорошенькой светлой головке? Лоин не знала. Но они не казались чужеродными – наоборот, весьма органично встраивались в мироощущение. Попробуй кто встать у неё на пути – мигом бы постиг смысл выражения «кара небесная», огребя разрядом Святой магии промеж рогов. Прошествовав к банкомату, девушка несколько минут провозилась с непокорной автоматикой, получила заветные бумажки и, не торопясь, покинула наконец поганое заведение. Свежий воздух, пропитанный запахом моря, показался ей лучшим напитком на свете. Она жадно глотала его, задыхаясь от удовольствия, проветривая голову от неприятных воспоминаний, пока сзади не раздались первые крики. Тогда девушка отошла в ближайший переулок и приготовилась наслаждаться зрелищем.
Панические вопли перепуганных двуногих ласкали слух, смешиваясь с глухими взрывами и ударами, изысканной музыкой плыли над притихшей улицей. Праздношатающиеся приостанавливались, пытаясь осознать своими уже изрядно затуманенными мозгами, что же происходит. Кто-то быстро сориентировался и начал запечатлевать на камеры полуодетых женщин и потерявших от страха голову мужчин, разбегающихся из чёрной пасти входа, как тараканы от резко включенного в кухне света.
Лоин счастливо улыбалась. Наверное, большее удовольствие она бы получила, только если бы собственноручно разлила там пару десятков канистр с бензином и кинула горящую спичку. Но и тот разнос, который устроила Флэр, её вполне устраивал. А вот и она сама, кстати. Девушка отдала подруге сумочку и одежду и поздравила с отлично выполненной работой. Отойдя подальше в переулок, можно было спокойно переодеться – сейчас всё внимание случайных прохожих было занято начинающимся пожаром. Так что им ничто не помешало ещё немного поглазеть на причинённые разрушения и удалиться ловить такси.

------------>Стеклянный дом (Флэр)

Отредактировано Лоин (2010-11-04 17:14:06)

+1

54

Церковь ===>
Ноябрь 2010, утро.
Тепло, сухо, ветренно. Абсолютно безоблачно. За бортом + 3

Перед возвращением домой нужно выпустить пар. В смысле, не перекусить, как можно подумать, глядя на то, что я свернул с намеченного маршрута - "порт-катер-ворота резиденции", а проломить кому-нибудь череп, таким нехитрым чисто Боденовским образом сбросив излишнее, присутствующее во мне напряжение. Хочется отожраться чьим-то страхом и чьей-то ненавистью, чтоб попустило на следующие пятьдесят лет - об этом я и думаю, когда торможу у сомнительного вида забегаловки. Бар. Утро. Пустые столики. Занимаю стратегическое место в углу, лицом к залу.
После встречи с Йоите знобит, хорошо, хоть не качает. Но, черт с ним, с этим самочувствием, адреналин в крови зашкаливает и все-все чувства забивает шумной пульсацией крови в висках. Как хорошо, что до меня тут никому нет дела.  Сижу с утра пораньше в плешивом барчике - дешевая забегаловка портового района самое то, чтоб найти кого-то, с утра запрокидывающегося дозой.
Кого-то опустившегося, кого искать не будут.
Лихорадочно глазами ищу куклу, мишень, спарринг-партнера для моих кулаков. Вспоминая недавнее начало нового дня, прокручиваю в голове разговор с Акирой Эстес - лениво думая о том, что уж она-то поймет, насколько мне тяжело далось сказать ей "спасибо" и спишет в расход несчастного клона, которого я ей разворотил об алтарь. Отвратительно - хочется сточить об кого-то костяшки пальцев. Выискиваю глазами кого-нибудь погабаритистей. Я хищник. Не просто поджидаю жертву, а едва ли не тороплю ее приход, так хочется поскорей выпустить пар.  А время, ссука,  бежит так медленно - будто издевается, сволочь.
Руки чешутся.
А вот и он - мой клиент. Такого узнаешь сразу по мелко вибрирующим рукам, нетвердой извиняющейся походке, тихому голосу с истеричными интонациями, о чем-то несмело торгующимся с барменом. Пол пластикового стакана прозрачной жидкости, хлопок по рукам потянувшимся к блюдцу с лимоном и красиво веером распустившейся пачке салфеток. Пойло, исчезающее в луженой глотке в один глоток, и прибавившие уверенности шаги к выходу. Иду следом.
Переулок, узкое место, сумерки не развеваемые даже ярким полднем. Тут так воняет дерьмом, что даже сворачивать за тобой не хочется. Жаль. И дорога во все стороны от бара - пустынная, переулочная, лучше некуда. А я люблю сложности. Но это ничего - мне ведь еще предстоит "главное сладкое".  Двое - ты и я. А в голове играет музыка. Бранденбургские концерты. Я даже дирижера вижу - вот же он, машет своей гребаной палочкой. Ох, интересно-то как! Ты - плотный чуть ниже меня ростом, обрюзгший и несколько опустившийся мужик, раньше, видимо, вкалывающий тут неподалеку грузчиком и кулачищи у тебя будь здоров. И я  - глиста с виду не старше двадцати пяти, по сравнению с тобой балерину вполне напомнить могу.
Банален - просто заговариваю, спрашивая, не найдется ли огоньку. А ведь даже не курю. Впервые в жизни спрашиваю - голос дрожит немного. Смотришь на меня странно, но ничуть не испуганно - чего тебе, портовому быку, меня, рафинированной глисты, бояться? Только вот я не дожидаюсь, пока ты находишь таки зажигалку и, смачно сплюнув на землю, спрашиваю:
- Ты умеешь говорить "спасибо"?
В растерянности? Смотришь на меня внимательно и моргаешь? - часто так моргаешь. Испугался, что-ли, моего безумного взгляда? Растерялся? А мне хорошо. У меня в голове уже вторая часть Аллегро играет.  Знаешь, мужик, бить нужно снизу. Снизу - всегда быстро, всегда неожиданно, всегда тяжело отразить удар. Только вот, если бьешь здорового быка, сам являясь обладателем вдвое меньшего, чем его, веса - всегда есть шанс, что он и не охнет, а, придя в себя и осознав что ему только что подача поддых прилетела - наваляет тебе по первое число. Но, ты-то не такой, ведь правда?  Не наваляешь, ведь ты только с виду такой здоровый, а внутри уже себя едва ли не дедом чувствуешь, глядя залитыми с утра глазами на меня, подарившего тебе за здорово живешь подачу в грудину.
От моего кулака, обрюзгшая полуторацентнерная туша влетает хребтом в стену. Не ожидал? А я, ссука, скалюсь. Один удар в солнечное сплетение, второй - туда же, третий - в шею, четвертый - в челюсть, ты ведь теперь ослаб и коленки подгибаются, дыхания тебе не хватает. Ничего, друг, потерпи - сейчас станет хватать его еще меньше.
- Ты знаешь, ссука, почему у меня такое херовое настроение? - более чем серьезно спрашиваю, оказавшись сзади и, наступая на твою шею. - Ты когда-нибудь, говорил чистосердечно "спасибо" тому, кто самолично похоронил твою женщину? - плюю слова в полное ужаса, оплывающее лицо, методично работаю в печень ногами -  Отвечай, оставлю в живых! - уже воплю я, будто окончательно поверив в то, что никто не слышит ни моих воплей, ни хрипов этого животного. - У тебя есть любимая? - это подло, да? Я ведь спрашиваю у тебя всякую хренотень - ты хрипишь "не знааааю", "отпусти, маньяк...", а я продолжаю вопить и допытываться. 
Понимаешь, мне просто нужно выпустить пар - ничего личного. Вырывайся, черт возьми - и я уже почти готов тебя отпустить! Давай же - поднимайся и беги, догонять не буду, я уже выкричал тебе в лицо все, что меня терзало последний час. Не хрипи, мать его - оказывай хоть слабое и ничтожное, но сопротивление - будешь жить!  Не обмякай в моих руках плюшевым мишкой, музыка еще не утихла.. А, ччерт, ты уже мертв. Опять, я, кажется, переборщил. В который раз, ссука, в который раз меня подводит чертово отсутствие чувства меры.
Все еще, ссука, знобит, но это ничего - адреналин лечит. Ищу, чем бы обтереть заляпанную кровью морду, куртку я посеял еще в соборе, рубашку и без того от крови хоть выжимай, а стаскивать с себя еще и джинсы?
"Они не поймут вас, скоты!" - мясо привыкло с наступлением холодов кутаться в рванье, прикрывающее свой срам. Как назло - переулок заляпан дерьмищем, но нет ничего похожего на ветошь в радиусе ближайшей видимости.
Нахожу глазами обрывок газеты.
"...оследнее событие, но не менее значимое и фееричное случилось так же в районе набережной. Не смотря, на запрет мера города бурно отмечать праздник дня всех Святых, случился пожар в заведении "от заката до рассвета".  Жертв, благодаря операти....." 
Хуясе! Тяну носом воздух, ловлю запах гари - до борделя не больше полутора километров, разворачиваюсь, бегу. На ходу ловлю за шкирку какого-то доходягу, стягиваю с него ветровку, ее внутренностями утираю морду и руки, одеваю на голое тело.
Остов борделя. Гляжу на остатки собственности, в которую не далее, чем пару дней назад вложил кучу денег, а в голове, мать его, продолжает  играть аллегро!! Запах гари, суетящиеся пожарники, какие-то эксперты, какие-то младшие чины из полиции, какие-то зеваки, какие-то репортеры, залезшие прямо на обломки и оттуда ведущие свои репортажи. Брать кого-то за грудки и выспрашивать подробности, глупо - вновь тяну носом, вдыхая знакомый девчоночий запах, пропитанный гневом, обидой и зарождающейся ненавистью. Всматриваюсь в невидимые человеческому глазу, но различимые абсолютно любой твари, владеющей магией, остатки огненной магии. Не вовремя ты, девочка, это сделала - ой как не вовремя, у меня кулаки еще от недавней крови не вымыты, и в памяти прочно связывается твой запах с привкусом адреналина и кровавых костяшек.
Ко мне уже бежит на ходу вереща в микрофон, миловидная девочка в опрятной блузке, с идеальными прической и маникюром, и почему-то в грязных кроссовках. Не удается увернуться от ее назойливого внимания - полминуты и мне  велено смотреть "вооон в то окошко или чуть поверх него, быть абсолютно естественным, и не волноваться о потеках крови на лице, которые будут подчищены перед эфиром". Странно, почему она не удивлена, что я весь в кровище?  - она что же думает,  я тут с пожарниками сам завалы разгребал трое суток? Довершением сюрреалистичной картины данного утра, является дуло микрофона, сунутое мне под нос и тупейший вопрос из красивого ротика:
- Мистер Боден, как вы считаете, что явилось причиной пожара? Происки конкурентов или, как гласит официальная версия, "неисправность проводки, в разгар вечеринки не выдержавшая нагрузки сети..."
Ответом на нелепый вопрос служит мой смех - сложившись чуть ли не пополам, брызгая слюной из раскрытой пасти, кривя в гримасе отвращения лицо, хохочу едва ли не полминуты. И финальное, уже после того, как отдышался и вздернул голову, мое, непонятно к кому обращенное, брошенное в камеру - однозначное:
- Сучка, вешайся!
И счастливая улыбка бешеного Базилио на пол лица.

+3

55

Дом Изаи >>>>>>>>>>>>>>>
Ноябрь 2010, утро.
Изая уже не понимая, куда же делся тот некромант? куда ушел, какой то внутренний голос говорил что его там нет, он там, будто стрелка из груди вырывалась в сторону того человека, если конечно он человек. Что оставалось призраку делать? времени мало, надо поскорей вернуть свое тело, метаморфоза будет долго длиться, так что, еще ждать свой вид, это долгое занятие, но это того стоит, можно морщинки подтянуть.
Изая уже побегал к одному месту, которое будто изливалось особой энергией, это такое чувство, когда он превратил душу в призрака, такое же чувство, точь в точь. Он здесь! это точно! Изая ворвался в это место и резко же ищущим взглядом стал осматривать каждого в этом помещении, хотелось по скорее найти того, к кому Изая так стремился, а точнее, стремился он к телу, тем более плата такая мелкая, что и думать не стоит на счет цены, он все равно не откажет, Изая был уверен в этом.
Достав тот артефакт, Изая посмотрел на него. Не ужели вот это вот вещь может воскресить меня? странно, вроде бы простой одноразовый артефакт, а пользоваться им можно всегда по разному... а что если есть другие, более интересные... Божественные артефакты? артефакты давних легендарных героев? сказки? мифы? там ведь описывали особенные вещи которые спасали тех героев... хочу их! хочу! да, хочу собрать все... сделать идеальный артефакт? попасть туда, куда другие попасть не смогут, хочу в рай...сделанный мною... и вот, взгляд призрака попался тот самый мужик и Изая сразу же на сквозь всех проник к нему и встав возле нагло улыбнулся и сказал ему.
-Готово! тебе это понравиться... давай, теперь твоя очередь!
В руке парня была небольшая снежинка, которая должна была принадлежать уже ему, в замен на тело, точнее на жизнь, после смерти, хотя, однажды Изая прочитал где то: "Бессмертие начинается только после смерти" но хотелось получить его не умерев.

0

56

Я как раз, продумывая одновременно пути отступления от армии прессы, отвечал на седьмой или восьмой, поставленный мне молоденькой репортершей, вопрос, при чем начинало казаться, что каждый следующий был тупей прежнего. Мысленно раздевая-одевая мисс интервьюера, прокручивал в голове порнографические картинки с ней в главной роли - скорее от скуки, чем с целью воплотить в жизнь свои сиюминутные фантазии, когда случилось нечто эпохальное, отодвинувшее даже соблазнительные сцены бондажа на второй план.
Трупик пожаловал? Охуеть, какой он нынче развый! Отмечаю про себя, что призраки  с течением времени не меняются, ничему не учатся, тупеют на глазах - уже второй такой субъект попадается за последний год, это наверное, к ядерной зиме, да? На журналистку, терпеливо держащую у моего лица микрофон - смотрю в упор. Долго, с выражением. Точнее с полным отсутствием всякого выражения на лице. Секунд сорок, наверное - пока до дамы не доходит, что интервью окончено, и она может быть свободна. Понятливая девочка. Извинительное что-то пискнув, сунув визитку чуть ли не насильно мне в руки и торопливо отбарабанив, что перед эфиром, а это значит через часика два-три, со мной свяжутся обязательно, что лицо подчистит монтажер, и что-то еще суетливо втирая, девочка испарилась.
Проводив взглядом ее форватер еще метров с десять, поворачиваю лицо к призраку. Все с тем же выражением полного охуевания от капризов предметов мебели, смотрю на кусок астрального фона, думая что мне послышалось. Нет-таки я все услышал верно - этот индивидуум действительно обратился ко мне, Вольфгеру Бодену, без пиетета, при этом имея наглость что-то от меня требовать.
Не люблю наглости. Вот есть у меня такая блажь - всякое расположение, тем более только зародившееся слабо положительное отношение к поднятому мной куску воняющей дерьмом застарелой дохлой плоти, может тут же исчезнуть, едва замечу в отношении своей персоны не достаточно трепетное отношение. А уж если хамством отличается подневольный моему настроению, не далее как несколько часов назад поднятый, обыкновенный призрак -  это клиника. Уверенно говорю, его не спасут даже пероральные пилюли. Даже прописанные пять раз в день.
Да, вот еще - тебе сделали ласку, подняли, дали месяц сроку, и даже отпустили милостиво на все четыре, а в данном конкретном случае, аж на шесть сторон. Обладая хоть зачатками интеллекта, я бы въябывал со всех ног, а попавшись на глаза вновь -  не спешил хамить с порога.
А то ведь разные бывают случаи.
Бывает, например, у Вольфгера Бодена отвратное настроение - что не трудно заметить, прочитав его эмоциональную ауру или отследив его последние перемещения, на худой конец - разглядев кровь свежего трупика на костяшках и брызжущий во все стороны сумасшедший смех. Бывают дни - как сегодня, например,  -  когда ты узнаешь, что твою новую игрушку сломали. И ты стоишь посреди руин твоего, еще недавно личного, мать его, клуба, даешь тупейшее в мире интервью, глазами выискивая, на ком бы поиздеваться. И -  вот оно, на тебе, здравствуйте.
Молча, в три кивка прощаюсь с администратором, обещающим  прислать архитектора для согласования проведения восстановительных работ в самое ближайшее время, избавить от беспокойства прессы.. ну и дальше по списку.  Пинаю носком ботинка небольшую головешку, бросаю в пространство:
- Что моя очередь? - и, развернувшись к тротуару, набирая скорость, иду к брошенной чуть больше чем в километре отсюда, своей машине.

0

57

Изая с наглой улыбкой наблюдал за этим вампиром, было ясно по его поведению, добрых вампиров еще не встречал мир сей. Изая с такой же наглостью был полон надежды что бы поскорей вернуться в свое тело, где дальше уже сможет спокойно бегать по миру на своих двоих, хотя бы в чужом теле.
Очередь? уговор был таков...
Если я принесу тебе что то ценное, что тебе пригодиться, в замен ты поднимешь меня из мертвых, не так ли? Ценное здесь, теперь ты, воскреси, и тогда это ценное будет принадлежать тебе.

Сказав это призрак легким шагом направился за Вампиром, следуя за ним, как обычно делают хвосты или те, кто следит за людьми. Интересное было дело, все шло как по маслу, если не считать что этот вампир не в настроение, но влияет ли это настроение на договор? жаль что он не письменный, хотя, если он вампир... да... интересно, где он живет? довести такого человека самое не то, но вот если он откажет? что будет? Запасного плана не было, но все надежды пали именно на него.
Ну же, считаешь что я просто должен был убежать? в этом то теле? летать как призрак? думаешь я дурак что приперся так быстро? месяц? знаешь как это долго? для меня сейчас нету времени, оно идет так, как в промежутке между этим миром и миром богов, то есть, остановлено, я ни старею, ни расту, ни развиваюсь, а для меня сейчас самое главное развитие. Да и ты Вампир, не отказался бы от вознаграждения, а все го лишь надо поднять меня из мертвых, это не долго, это не трудно, но цена этому будет нечто ценное. Оно так же одноразовая как и моя жизнь. Нечестно? какой то артефакт за жизнь? а разве ты так же не можешь забрать ее? так же как и с артефактом, один раз и больше не будет ничего интересного.
Призрак продолжал следовать за вампиром к его машине слегка расслабляя сжатую руку с артефактом, готовясь отдать его ему, все таки этот артефакт достался Изаи не таким уж и тяжелым путем, просто слетать домой и все, и все шикарно, хорошо что Сахары Изаи хоть как то смогли помочь, а не просто исчезли.

+1

58

А призрак-то не местный. В предлогах запутывается, падежей не признает, тараторит без умолку какой-то полнейший тупой сивый бред - отмечаю машинально. И не отстает, главное. Нет, то что я сказал "подниму", это конечно да. Подниму. Но, если платой будет что-то достойное внимания, и при этом меня не будут доставать хамским отношением к моей трепетной персоне. Похоже, некоторые совершенно не понимают что такое страх.
А ведь добрый-добрый дядя Боль может и развеять его по ветру за здорово висишь. И все равно не боится - идиотом, что ли при жизни был? К злости на чудо иностранной природы - в ритм шагов стало примешиваться что-то похожее на недовольство и, черт возьми, уважение к тому, как стойко некоторые идут на смерть.
"..приветствуют тебя!" - ага именно о настырном призраке и было сказано. Впрочем, нельзя скаазать, что безделушка, которую недооживленец тыкал впереди себя, аки флаг, меня не заинтересовала. Ведь, ничто не мешало мне, шагая по тротуару, паралельно изучать свойства безделицы. Определенно, магия, имеющая странную природу.
- И ты думаешь, это этого достаточно, чтоб я сделал тебе новое тело? - резкая остановка и взгляд в упор. Парочка суетливых мамаш, как раз с одной на двоих коляской переходившие на нашу сторону дороги, синхронно вздрогнули. Развернулись обратно. Разглядывая облако навязчивого марева, я машинально увидел их на фоне призрака. Ха! Им-то не видно, что я не сумасшедший, хватающий рукой воздух и с выражением обращающийся к пространству, у меня собеседник есть.
Да и не воздух я хватал, а снежинку из цепких призрачных ручонок отбирал - словно у дитяти конфетку. Но, впрочем, безделицу, при ближайшем рассмотрении оказавшуюся обыкновенной стеклянной снежинкой, аккумулировавшую в себе энергии ровно на одно простенькое заклинанице, я разглядывал с интересвом.
- И что, много таких штук можешь мне принести? А, впрочем, поступим проще. Принесешь мне таких еще три, как миленький. Это не обсуждается.
После этих слов, сунул снежинку в карман. Поманив призрака в ближайшую подворотню, ткнул пальцем в проулок и рявкнул:
- Сиди тихо!
Показал глазами на маячившего вдали страшного подростка из серии "эмо-боев" о котором то, что он-таки бой, я догадался исключительно по запаху. Человеческие самочки, знаете ли, пахнут иначе.
- Будешь у меня пуделем в новой реинкарнации.
Присмотреный мальчишка, действительно, был похож на пуделя своей гривой, если, конечно, пудели бывают черноволосыми. Оставив призрака наслаждаться красотами подворотни, я сам прогулялся к юному дарованию, намеченному для ритуала. Распустив обаяние и обратившись к нему с каким-то нелепым вопросом, завлек его все туда же, в намеченную для ритуала точку пространства. Удар в темя, аккуратно разложеная на земле тушка, несколько пассов, и "здравствуйте, мамо". Опять же, в данном конкретном случае  - папа Вольфгер. Пока призрачный хам не оклемался, я отхватил прядь волос с черной гривы, а лежащему на земле тельцу изрек:
- Видишь эту прядку? Обьясняю доходчиво, при помощи нее я в любой момент могу сделать тебе от "просто плохо", до "очень плохо с летальным исходом". Пока не принесешь мне еще три таких замечательных штучки, как та, что сейчас у меня в кармане покоится, волосики побудут у меня.  Потом обменяемся. И в твоих же интересах сделать все быстро, ибо если у меня будет плохое настроение, не с той ноги встану или особо злая муха укусит, могу тебя в два счета развоплотить. И если не будет поблизости другого некроманта, так и будешь куском дохлой астральной энергии маячить между мирами. Но и это вряд ли. Обычно тех, кого развоплотил, я припечатываю на всякий случай. Так, чтоб наверняка.
Сроку тебе даю.... мм... три месяца. За это время или три снежинки в моих руках, или "здравствуй, вечное забвение, покатайте меня в лодке на Лете!"

Отправив прядь волос в карман, вслед за снежинкой, я развернулся и припустил трусцой к пирсу. Оставаться мне тут было аж никак не интересно.

===> Главная резиденция Братства Крови » Покои Вольфгера Бодена

+1

59

Изая радостно улыбнулся, ощутив себя в теле, то есть живым, что теперь способен снова сдвинуть горы да море перейти.
Да да да!!! ха ха! Я жив!
Изая радостно чуть ли не прыгая до неба стал кричать, убивая любое время, что бы нормально отправиться домой. Но вдруг, мысли сбились, они будто каша перемешались и стали на ровное место. стоп, еще три таких же вещи? что это значит? три?! а не по... правильно он поступает! черт!!! где я должен их искать?! мне что совсем делать нечего? Изая задал этот глупый вопрос самому себе и вдруг, только хотел направиться со всей пары к себе домой, как острая боль проткнула его тело. что за? мои силы? исчезли? куда?! аррр! некромааааант!!!!
Изая злобно кинул взгляд в сторону, куда уехал тот вампир и с оскалом прищурил глаза. еще один, блин, вот что значит "верь на слова мертвому... умрешь сам"
Изая развернулся и резко шагнул в перед, шагая по тротуару, Изая вдруг заметил на стекле одного из зданий странное отражение и руками стал соприкасаться с своим новым лицом.
что это? я? с таким лицом? что это значит?! мое лицо! прекрасное личико?! куда ты???А!
Изая вскрикнул и резко забежал за угол, бродя по по щелям между зданиях. что теперь делать? черт... Изая бросил взгляд в небо, но небо не было, его закрыла какая то крыша одного из зданий, это плохо! Выйдя на маленькую улочку, где небо было видно, Изая поднял голову и посмотрел на красивую луну, которая так прекрасно светила. Mai... Mizuki... Изая еле прошептал это. От такого вряд ли кто не заплакал, стал сходить сума или просто в пал в истерику, почему? не ужели их не устраивает такое тело? Что за?! Изая чуть ли не проронил слезы, но этого никто и никогда не увидит и в место этого он просто нагло улыбнулся луне.
Ты меня не узнаешь?
Добавил Изая смотря как тучки скрывают луну, будто наоборот, Луна не хочет смотреть на Изаю, вот такого... Опустив голову, так что бы челка спустилась на глаза, закрыв их, и быстро направился домой.
>>>>>>>>Дом, милый дом

0

60

<<<<< Гостиница "Celestin" - Номер 308

Февраль. 2011 год.
вечер: Снегопад продолжается, из-за него на дорогах образовались пробки. Небо затянуло тучами, ветер немного поднялся.
Температура воздуха: - 8

Из-за чертова снегопада машины двигались по дорогам как улитки по сухой дорожке, оставляя за собой вязкую кашу из-под колес. Торчать в кабине такси было влом, так что, заприметив какие-то подходящие огни вывески, демон попросил его тут высадить и направился к заведению. Портовая жизнь по причине позднего вечера и снегопада совсем уже сошла на нет, было тихо и безлюдно. Отличная погодка.
С первого взгляда все стало ясно. Такой сладкий и такой явственный запах порока и слабости, страсти и обмана, безумия и отчаяния. Официантки – воплощение разврата, бармен – раздающий по приемлемой цене белую смерть и охрана – чтобы замести любые следы. Как много милых мест в этом городе.
Принесли меню, девчонка завлекательно махнула бедрами в короткой юбченке, подарив обнадеживающую улыбку. Впору расслабиться и приглядеться поближе.
Как ни странно, в таких местах, бывало, пороки и грехи смотрелись куда как менее тяжелыми, чем спрятанные за толстой вуалью показной добродетели. Не раз случалось, что души, погрязшие в грехе физическом, в итоге избегали кругов с их прелестями наказания. Потому что огонь, горящий в них не давал утащить их ниже Чистилища. Демон как никто другой хорошо знал, что грехи очень по-разному пятнают души. На каких-то оставляя лишь следы, на каких-то безобразные шрамы, только делающие их тверже, а какие-то медленно и верно разъедающие до основания, так, что даже их владелец не сразу это примечал. Впрочем, в этом месте грехом благоухало слишком открыто и откровенно. Вряд ли здесь можно найти сокрытый свет.
Какой-то въюнош за соседним столом лет едва двадцати отроду бессмысленно смеялся, лапая настолько же укуреную девчонку. У этих нет будущего. Он практически видел, как они закончат свои жизни сегодня, замерзшие в мутно-грязном водянистом сугробе, не дойдя до дома. Или это случится завтра. К ним уже тянулись темные ниточки. Кто-то из низших пас эти души. Добыча в чью-то копилочку заслуг.
Подумал и заказал вместе с пивом дозу героина «с собой». При случае можно подбросить кому-нибудь в нужном месте в нужное время. Так, мелкая шалость. Ну и что, что крутой, ну и что, что высший. Что, и по-мелкому уже пошалить нельзя? Сунул дозу во внутренний карман. И принялся заливаться пивом, приглядываясь к девочкам. Чего теряться-то, раз попал в такое удачное местечко. Ну а то, что это дешевая забегаловка, так и кого это волнует? Королевы в этом отношении от прачек ничем не отличаются. Старая как мир истина.
«А вот эта, рыженькая вроде бы даже ничего будет.»
Демон отвел бокал от глаза и девочка оказалась не рыженькой, а высветленной. Ну, тоже ничего. Поманил девчушку:
- Тут комнатки наверху свободные есть?
Она разулыбалась, обнажая все тридцать и три зуба.
- Конечно. Вам сейчас нужно?
- Нет, чуток погодя, пожалуй.
Она немного разочарованно надула губки, но мило вихняя задиком удалилась, оставив на салфетке помадой свое тутошнее имя. «Кэт». Скорее всего, это должно было значить «кошечка». Как глупо и банально. По-женски.

+1


Вы здесь » Town of Legend » Побережье » "Новый Ёсивара" некогда "От заката до рассвета"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC