Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Побережье » "Новый Ёсивара" некогда "От заката до рассвета"


"Новый Ёсивара" некогда "От заката до рассвета"

Сообщений 61 страница 90 из 138

1

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/051/i51755nf.png
Современный формат Нового Ёсивары. После того, как была выкуплена часть припортовой терртории и присоединена к клубу, площадь Нового Ёсивары расширилась в несколько раз. Некогда одно заведение, Ёсивара превратился в целый квартал разлечений.
В ходе реконструкции, была воссоздана атмосфера старинных кварталов терпимости, так популярных в Японии до второй мировой войны. Ёсивара в новом формате рассчитан на туристов, стремящихся прочувствовать самобытность японской культуры. Он выгодно расположен на пути от порта к центру, прибыв в город морем и направляясь в центр, невозможно по пути миновать Ёсивару.
В этом квартале есть заведения на любой вкус, только нужно помнить, что как бы непрезентабельно некоторые из них не выглядели - все это не более, чем декорация, воссоздающая аутентичность старинной японской улицы развлечений и отдых тут совсем не дешевое удовольствие. Кроме возможности заняться сексом заплату, в Новом Ёсиваре можно провести время за чашками саке, слушая музыку, танцуя и веселясь.
Кроме, собственно, гейш, юдзе, в Ёсиваре можно заказать ойран на дом. Несколько десятков секьюрити, следящих за порядком в Ёсиваре, так же одеты в традиционну одежду и их можно спутать с хокэн, развлекающих посетителей.

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/051/i51781ip.png

Интерьеры. Множество крошечных домиков на любой вкус. Есть и традиционно Японские интерьеры, есть и дома, рассчитанные на ролевые игры, пара антуражных подвалов для игр в стиле БДСМ, и чисто деловых, европейского вида, заведений. Самыми красивыми считаются чайный домик, стоящий на воде и банный домик, в котором можно понежиться в бане в компании красивых девушек.

Экстерьеры. Новый Ёсивара занимает собой целый квартал, в котором воссозданы антураж и атмосфера позапрошлого столетия. Начинающаяся огромными старинными воротами, увешаннами бумажными фонарями, узкая центральная улочка  засажена сакурой, ивой и тростником. Она извилисто струится между разноформатными домами и создается впечатление, что улочка эта гораздо длинней, нежели есть на самом деле.
Попасть в Ёсивару и выбраться из нее можно только через центральные ворота, открытые с полудня и до рассвета. Ворота эти отнюдь не декоративны, выполненные из двенадцатисантиметрового массива дерева, украшенные кованными нашлепками, они и сами напоминают традиционную японскую скульптуру.
По левую руку от входа, Ёсивара огорожен рекой и часть заведений, имеющая к ней выход, будто стоит на воде. Очень красиво смотрится Новый Ёсивара ночью, когда над водой на деревянных пристанях зажигаютя огни. Тупик улочки, расположенный напротив центральных ворот в Ёсивару, упирается в строения порта - эта стена глухая, украшена фальшивыми декоративными вставками, визуально удлинняющими улочку.
По левую руку от входа, все заведения имеют глухую задню стену, без окон - эта стена Ёсивары упирается в шумную автостраду, соединяющую основную самть города с портом, но благодаря глухой масивной стене, не имеющей не запасных выходов не окон, шум с автострады практически не доносится до Ёсивары.

до реконструкции

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/051/i51752mr.png

Изначально называвшееся "от заката до рассвета", это заведение было старейшим борделем европейского типа в городе. Сразу после открытия, "от заката до рассвета" был очень популярен, но, с течением времени, он потерял актуальность, уступив место другим, открытым позже, клубам. Одно время заведение было закрыто, но, после того, как бордель был выкуплен Вольфгером Боденом, он был отреставрирован и открыт заново. Ненадолго.
Темная история с поджогом, случившимся в конце 2010 года, практически сразу после открытия (поговаривали, что отвественны за это то ли конкуренты, то ли одна из многочисленных обиженных пассий Бодена) привела к тому, что Вольфгер Боден забросил купленное им заведение и оно скатилось к уровню дешевых портовых притонов.
Не понятно, что послужило мотивом, но, после полутора лет забытья, Вольфгер Боден вспомнил о том, что владеет этим заведением и вновь потратился на реконструкцию, полностью изменив интерьер, формат и даже название заведения.

http://www.jpeghost.ru/i/1286131488_9555_c4w/03_0h5.png

"От Заката До Рассвета" - дешевая забегаловка, тщащаяся называть себя престижным местом, но мы-то знаем, в чем дело, да? Случайного посетителя встречает все то же самое, что и везде -  на подходе к клубу ковровая дорожка, бархатные канаты, секьюрити - мордовороты.  За исключением того, что вы районом ошились - "От Заката До Рассвета" это вовсе не фешенебельный клуб, каких полно в центре.
Шлюхи тут так же доступны, как и в "Инфинити" и обслужат вас  абсолютно так же. Вот только цена вопроса - за плату,  которую с вас возьмет блядь из "VIP" за час - тут вы сможете купить тринадцатилетнюю девственницу на неделю в свое безраздельное пользование. Это место было бы рядовой дешевой портовой забегаловкой, если бы не одно "но". Раз в неделю тут, конечно же "подпольно" - но мы то знаем в чем дело, да? - раз в неделю в подвале борделя заседает бойцовский клуб. Вход строго по приглашениям. Для своих.

Если вам нужен корабль травы - вам сюда.
Если вам нужен мешок травы и пакетик кокса - вам тоже сюда.
Если вам нужна героиновая ванная и пара трансвеститов с консумацией - вам, как не странно, опять же, сюда.
Если вам нужно пересидеть облаву - то это обойдется дороже, чем девственница, а так - вам снова сюда.

Номер №333 "Fleur du Mal"-  частная территория Taisen Kazeki, упрявляющего
Его называют "черный номер" или "личные покои". Тут обитает управляющий. Здесь он живет и здесь он ... принимает гостей. Нет, не в том смысле... хотя, кто знает, может и в том тоже. Оказывающиеся в этой черной постели личности никогда не знают, чем придется платить за удовольствие, которое дарит им Кот. Душой? Жизнью? Или просто деньгами...
Кошачьи непостоянны и не способны на вечную любовь.

0

61

----------->Начало охоты

Февраль. 2011 год.
вечер: Снегопад продолжается, из-за него на дорогах образовались пробки. Небо затянуло тучами, ветер немного поднялся.
Температура воздуха: - 8

- Let me take you far away
You’d like a holiday

Снег. Падает с неба, кружится крупными белыми хлопьями. Спокойствие и умиротворение вечера настраивало на лирический лад. Хотелось любви, романтики и чего-то тёплого под боком. Потому Хэлл направлялся в широко известный в городе приют для одиноких сердец. Едва ли портовый бордель достоин столь возвышенного наименования, но у юноши сегодня было странное настроение. У фаэри это бывает. Пусть ты трижды эгоистичная сволочь и себялюбивый засранец, всё равно иногда сквозь пыльную пустоту изъеденной пороком души пробивается что-то светлое. Из глубины волшебного леса, никогда не виденной родины, не иначе. Генетическая память предков.
- Exchange the cold days for the sun
A good time and fun

Незамысловатая песня немецких рокеров как нельзя лучше подходила его намерениям. Пусть он пока что понятия не имел, кому сегодня устроит праздник с обменом неприятностей на любовь, но точно был уверен, что кого-нибудь да найдёт. Нарочно не станет спрашивать имя. И не скажет своё. Зачем открывать себя игрушке на одну ночь? Ни одной особи женского пола не светит попасть в его холодное, неприступное сердце.
Он уже почти видел её облик сквозь седые завитки дыма: невысокая, с точёной фигуркой, прямыми волосами и небольшими аккуратными губами. Она будет мало болтать и много улыбаться. Загадочно и таинственно, скрываясь в тумане недосказанности, словно остров, скрывающий в себе несметное сокровище.
- Longing for the sun you will come
To the island without name

Вокруг пусто. Никто не спешил стать счастливым слушателем прекрасного исполнения классики рока. Ну и чёрт с вами, глупые человеки! Он поёт для себя, не для вас. Тем более, что манящие огни обители падших ангелов и развратных обольстительниц уже близко. Сложив руки в карманы чёрной дутой курки, Хэллес с гордым и независимым видом прошествовал мимо неподвижных мордоворотов на входе, окунаясь в сладко-приторную атмосферу вседозволенности.
Взгляд цепко ощупывал помещение, задерживаясь на присутствующих “дамах” (“не дам” в публичном доме встретить практически нереально), пока тело ловко скользило между столиков и других тел. Не то, не та, не она, и не эта... Да что ж такое, неужели в этом мире перевелись светловолосые шлюхи с хорошей фигурой??
И тут в глазах парня, до этого лениво прищуренных, вспыхнул огонёк. Вот, вот она! Та, что подарит ему сегодня свою ночь. Сидит, скучает, медленно цедит сигаретный дым сквозь ярко накрашенные губки. Фаэри терпеть не мог курящих. Было в них что-то отталкивающее. Поэтому, присев за столик, он первым делом плавно отвёл руку девушки к пепельнице и заставил затушить окурок. При этом он смотрел ей прямо в глаза и обворожительно улыбался.
- Не стоит портить свои лёгкие отвратительным дымом.
Мысли слегка будоражил интерес - что она сделает теперь? Улыбнётся в ответ, нагрубит, пошлёт, встанет и уйдёт? Он почти не сомневался, что природное очарование не даст ей поддаться негодованию, но вдруг экземпляр попался более любопытным, чем обычно?

0

62

Напиваться в одиночестве, что может лучше способствовать восприятию окружающей действительности. Некоторое время.
Краем глаза поглядывал за милашкой Кэт. Та скучала, мелкая шушера к ней не лезла, видать девочка была не из самых дешевых. Что не могло не радовать. Если уж шлюха, так хоть пусть чистая будет. В конце-концов он сюда сегодня пришел не напиваться. Не только напиваться.
Он уже поднялся, чтобы помешать девушке скучать и разрешить составить себе компанию, как к ней подвалил какой-то хмырь. Красивый, наглый, с физиономией благородного и глазами завзятого нахлебника. Ловец удачи, несколько бесцельно, зато в собственное удовольствие прожигающий жизнь. Таким тут самое место. И… можно было разнообразить планы на сегодняшний вечер.
Вот так и получилось, что демон решил сегодня выбрать в жертву существо не богатое, зато высокопородное. Разве же можно спутать с чем-нибудь эту рыжую пшеницу на голове в виде охапки волос. Ну или пшеничную рыжесть. Как ни назови, а туманным Альбионом тянет за версту. Или предками оттуда. Волшебный народец по-любому. Пусть даже и дылда.
Это было даже занимательно, каждый раз выбирать жертву. Не спонтанно по воле гнева, а вот так, вдумчиво и с фантазией. Когда-то он так делал, но в последние столетия благонравность общества толкала на более резкие поступки. Сейчас же от былой благонравности и эстетизма и следа не осталось. Можно было и повыпендриваться. Надо сказать, он никогда не любил делать как все.
Парень перешел в наступление едва присел. В глазах Кэт мелькнуло удивление и некоторая обескураженность, но настолько ненадолго, что впору было аплодировать. Возможно, путана начинала ему нравится. Ну или же он просто перестал ее рассматривать в качестве безвременно пошедшей к нему на пропитание.
Демон плюхнулся за столик с другой стороны от шлюхи, более чем дружелюбно улыбаясь.
- Дружище, а у нас с тобой верно, одинаковые вкусы.
«Бедная девочка. Какая досада, два клиента на тебя одну. Ну да кто ж тебя спрашивает. В конце все равно останусь только я. А попробуешь сегодня еще к кому-нибудь привязаться, и его убъю.»
И пока парень соображал, что же на такую предъяву ответить, демон не дал ему времени чего-то решить.
- Вряд ли нам с тобой захочется делиться, но ведь это шикарное местечко, чтобы расслабиться. Предлагаю сыграть. Что-нибудь в стиле джентльменов удачи. Что предпочитаешь? Кости, карты? Рад знакомству, кстати, - он протянул рыжему руку, широко улыбаясь во все тридцать два зуба. Этакий рубаха парень, душа компании, с которым будет неплохо расслабиться в увеселительном заведении. – А поиграть можно и на прекрасную леди. Кому она достанется, - он подмигнул, - благородному принцу или наглому злодею?
Улыбнулся ничего не понимающей Кэт:
- А ты пока не принесешь ли нам чего-нибудь согревающего душу и тело?
- Я угощаю,
- это уже рыжему.

Отредактировано Alkanar (2011-02-24 19:54:58)

0

63

Она не ушла. Не ударилась в крик и перечисление половых заслуг его предков до восьмого колена. Не начала кокетничать и строить глазки, как сделала бы любая представительница древнейшей профессии на её месте. Нет, она, скорее, задумалась, выбирая между вариантами “наглый клиент, воспринимающий меня как куклу, которой можно вертеть как угодно” и “симпатичный парень, которому я с какого-то перепугу понравилась настолько, что он озаботился моим здоровьем”. Хэлл пользовался моментом, откровенно разглядывая свой трофей. Мягкие светлые волосы чуть ниже плеч. Естественно (точнее, искусственно), осветлённые при помощи всемогущей Н2О2, что не мешало им блестеть старым золотом в интимном полумраке зала. Усталое лицо погребено под тонами косметики в жалкой попытке скрыть круги под глазами цвета зимних сумерек. Глубокие тёмные омуты глаз таят в себе что-то нездешнее, не от мира похотливых самцов и доступных самок. Худые длинные пальцы, так и не выпустившие безжизненное тельце сигареты. Слабое отражение его улыбки на тонких, чуть приоткрытых губах. Эта девушка определённо не принадлежала к семейству ночных бабочек. Тогда что она здесь забыла, зачем обернула гибкое тело вызывающе короткой одеждой, зачем обезобразила себя призывно яркой помадой? В это короткое мгновенье между его повелительным жестом и её ответом уместилась маленькая вечность, в течение которой юноша разглядел в женской особи рядом с собой что-то цепляющее. В сущности, ему было плевать совершенно и абсолютно, что довело её до жизни такой, что заставило искать средств к существованию в этой дыре путём продажи своих прелестей. Он не испытывал ни жалости, ни сочувствия, ни желания помочь. Однако эта путана была не такой, как все - и это привлекало. Необычно. Как бутылка коллекционного вина, невесть каким образом затесавшаяся на полку среди менее благородных товарок с подкрашенным спиртом, разлитым народными умельцами в соседнем подвальчике.
Улыбка на лице девушки дрожала кругами на воде от брошенного в пруд камня. Хэллес решил закрепить успех импровизацией. С языка сами собой сорвались изящно рифмованные фразы:
- И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.
И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

Даже русские поэты не гнушались читать стихи проституткам, чем он хуже? Фаэри обожают прекрасные моменты, трепещущие в ладонях, точно хрупкая бабочка с перламутровыми крыльями. А этот момент был завораживающе прекрасен, несмотря на всю свою неоднозначность.
К сожалению, жизнь неидеальна. Всегда найдётся мерзавец, с треском ломающий тебе малину. В данном случае мерзавцем оказался роковой красавец, не испорченный наличием совести или хотя бы тактичностью.
Где ты нашёл “дружище”, упырь? - взвилось внутри. Оскорблённый в лучших чувствах, прерванный на полуслове, Хэлл жаждал, чтобы нарушитель их уединения провалился как можно глубже и желательно с оперативностью, близкой к скорости света. Это выражали и его взгляд, и поза, мигом ставшая из расслабленно-непринуждённой напряжённой и собранной. Но поскольку в юношу была вложена изрядная доля хороших манер, он не стал подробно рассказывать конкуренту, по какому адресу ему следует отправиться.
- Играть в азартные игры на девушку? - левая бровь Хэлла поползла вверх. - Мистер, вы большой оригинал. - И тебе повезло, что девица попалась нетяжёлого поведения и не съездит по морде за подобное предложение. - А наглый злодей, надо понимать, здесь вы? Я ведь первый подошёл к этой... леди, а значит, имею полное право послать вас ко всем чертям и не делить приглянувшуюся даму с кем попало.
Тон сказанного имел минусовую температуру. Взгляд, раздражённо-презрительный, ощупывал нахала, посмевшего приставать с непристойными предложениями. Он что, всерьёз полагает, что Хэллес Фьёрг будет играть с ним в карты? С какой это радости, интересно?
Яблоко раздора между тем уже поспешно катилось выполнять заказ кудрявого. Фаэри проводил девчонку разочарованным взором и вздохнул про себя. Ну вот, птичка упорхнула. Вернётся, конечно, куда денется, только вечер испоганен решительно и бесповоротно. Какая может быть романтика, когда тебе предлагают сыграть в кости на девку, словно в захудалом портовом борделе!
Хэлл, ты и так в борделе...
Действительно, совсем забыл. Ну и контингент здесь соответствующий...
- Я не играю в карты. Я не играю в кости. Я вообще не собираюсь иметь с вами дело. - И я не говорю тебе “отвали” только потому, что слишком хорошо воспитан. Цени это. - Мне понравилась эта девушка, значит, сегодня она будет моей. А вам придётся поискать себе другую компанию на вечер.
С этими словами он прекратил сверлить в сопернике дырку взглядом и зашарил глазами в поисках своей ненаглядной.

0

64

- Ну раз вы первым подошли к этой… леди, то вы, наверняка, должны знать ее имя. Мне вот она его уже успела сообщить. А вам? – улыбка от уха до уха.
Ведь въюношу никто не тянул за язык говорить о том, кто первый, не так ли? А салфеточка с красной помадой была у демона, а не у него. Росчерк букв, что поцелуй. И пойди докажи, что это не так. И на самом деле пофиг на проститутку, главное, чтобы вот этот субъект разошелся. Больше чувств – больше удовольствия.
«Приятного аппетита»
Провожал взглядом девушку, которая не слишком торопилась с заказом, давая клиентам самим разойтись.
«Ишь, какая умная и осторожная… Или многоопытная.»
Наверняка она сейчас думает, как бы избавиться от обоих. Лишние проблемы они ведь ни к чему ей, не так ли. Ничего, милая… проблемы не будет. Почему бы не сделать доброе дело. Не избавить девушку от тяжкого выбора. «Доброе», конечно малоподходящее слово. Но главное, назвать в правильный момент. Тогда и такое может стать добрым. Как красивая упаковка на коробочке со стрихнином. Но ведь и стрихнин в очень малых дозах и в нужный момент может стать благом, разве нет?
«Я извращенец?»
О да. И даже сомневаться не приходится. Какое из тысяч бесконечностей отражений выбрать - на то всегда есть случай. Многомерность в строгозаданном пространстве. И это он сам. Много умных мыслей из ничего, пока парень таращится, соображая что ответить. Пока не сообразил, надо развить тему.
- Но я сегодня в очень благодушном настроении. Я же вижу, понравилась парню девка. Почему бы не дать ему шанс. Ну раз в кости не играешь и карты презираешь, может тут шахматы найдутся. Хотя девки они вроде не умных, а красивых любят, - лыбочка пошире, - или везучих.
«Нет, не думай, что я просто наглый. Думай, что я наглый и смазливый простак, душа-парень, который пришел сюда выпить и переспать. Ведь это почти во всем правда. Кроме того, что сейчас я больше всего хочу тебя.»
- Да ладно тебе, не хмурься. Ты ведь только зашел. Немного разнообразия в веселье никому еще не мешало. Как в старые добрые времена. Вон и выпивка наша идет. Не сама, конечно, а парит в двух прелестных ручках. Выпьем, сыграем, вечер только начался, дружище!
Ну и главное…
- Не хочешь на красотку, давай на что-нибудь менее ценное. На душу, например. Как тебе такое? Нервы пощекотать, - демон изобразил страшную физиономию. Смотрелось смешно, ей богу. – А что, самое место. Портовый кабак, сомнительная компания. Ты же романтик, парень, я же чувствую родную душу.

0

65

Вот прицепился, как банный лист к заднице.
Досада росла. Внутренние датчики зашкаливали и возмущённо пищали. Бывают женщины, с которыми проще переспать, чем объяснить, почему ты не хочешь этого делать. Видимо, этот му...жчина напротив из той же породы.
- Не имею обыкновения узнавать название одноразового изделия, которым собираюсь пользоваться одну ночь, - тихо, но очень злобно процедил Хэлл. Грубо, но т.к. дамы поблизости не наблюдалось, можно позволить откровенность. До определённых пределов. Фальшивая маска из звуков, которой прикрывается любая из работниц подобных заведений, его нисколько не интересовала. Неужели этот дурак думает, что знает её настоящее имя?
Фаэри рассматривал лицо собеседника с каким-то болезненным брезгливым любопытством. Так смотрят на уродливое насекомое, гадкое, но занятное. Отвращение к субъекту взметнулось жаркой волной. Совершенно непонятно, отчего. Парень изо всех сил старался быть милым, почему же это настолько отталкивало?
Да, а шахматная доска мне бы действительно пригодилась. Съездить тебе по морде. По наглой, смазливой морде.
Конечно, мечты так и останутся тем, чем им положено быть: собой. Хэллес не станет распускать руки. Ему совсем не улыбается пропахать собой снег, будучи вышвырнутым из борделя за беспорядки.
- Местные девки любят всех подряд, лишь бы были платежеспособными.
Настроение стремительно падало ниже плинтуса, и дальше - в отрицательную систему координат. Тип явно вознамерился добиться своего - не мытьём, так катаньем. Печально. Видимо, придётся удовлетворить мистера парой партий, чтоб отстал. Тем более что выпивка будет за его счёт.
- Ладно, - медленно проговорил Хэлл, всем своим видом демонстрируя, какое одолжение он делает, снисходя до низменных развлечений типа карт. - Сыграем. На даму. Покер? Преферанс?
Бурная молодость. Полутёмные прокуренные комнаты, дым, женские визги, мат, дешёвый виски рекой, потрёпанные цветные картонки, лихо выпрыгивающие на изрезанную столешницу... Романтика студенческой жизни. Забытая, полустёршаяся. Остались лишь смазанные образы да калейдоскоп ярких ощущений. И тающий привкус свободы на губах. Вспомнить бы... Шутница-память услужливо меняет декорации, и вот уже в душу осторожно крадётся азарт, нашёптывая, что ценность сокровища измеряется в литрах пота, который проливается при его добыче. Почему бы не устроить битву за прекрасную принцессу? Пусть она будет безвкусной стилизацией, а потасканная шлюха далека от дворцовой недотроги - это лучше, чем банальный перетрах на продавленной кровати тесного номера.   
Фаэри встряхнул головой. Что он несёт? Какая душа? На девку ж договаривались!
- А, ладно. Чёрт с тобой, мистер. Душа, девка - один хрен. - Он повернулся к подплывшей с подносом безымянной девушке и подмигнул, - в вашем заведении должны водиться карты. Пару партий, не больше, - это уже парню. - Я сюда не играть пришёл.
Он чувствовал себя идиотом, соглашающимся на какую-то безумную авантюру. И в этом было что-то завораживающе-притягательное.

0

66

Весь романтизм и утонченность слетели с парня в одно мгновение, слоило ему чуток разозлиться.
«Ишь ты.. одноразовое изделие…»
Милейший подход к жизни. Демон мог бы и поаплодировать такому деловому отошению, но к чему лишние эмоции, если это тело уверенно движется в нужном ему направлении. Смертный перестал быть благодушно-припудренным, самое мерзкое всколыхнулось в нем в ответ на слова и действия демона. Вы думаете, демон обиделся и разозлился? Ну что вы. Иначе было бы неправильно и скучно.
- Вот и отлично! Приятно найти понимающего собеседника. Пара партий? Отлично! Я ведь тоже не только играть сюда пришел, - подмигнул, словно бы они прекрасно понимали друг друга.
Кэт немного расслабилась, видя, что клиенты вроде разрулили и драться не собираются. Поставила выпивку на столик и вторично ретировалась, теперь уже по распоряжению второго, за картами.
Демон меж тем щедро плеснул в бокалы, все с той же идиотско-простоватой улыбкой. Ну просто не смог удержаться, чтобы еще больше не раззадорить смертного. Его лицо, искаженное брезгливостью и раздражением было приправой к сегодняшнему блюду. И смотрелось отличным дополнением в общей картине всеобщего веселья и греха. Тем более, что само по себе было не менее смазливым, чем у демона. Впрочем, эта смазливость, как ни странно, не вызывала желания повеселиться с ним подольше. Ибо не стоит даже в порыве раздражения бросать на карточный стол такую вещь как собственную душу.
- Две партии, две, - для иллюстрации своих слов он выставил перед носом парня два пальца. Ухватил стакан и глотнул обжигающей жидкости. Наверное, дрянь, главное, что крепкая. – Первая на душу, для разогрева. Ну ведь смешная ставка, ей богу. А вторая на девку. Ну чтобы потом сразу и уйти, от соблазна еще сыграть. По рукам! – он протянул безымянному парню ладонь, с вызовом в глазах, в ответ на азарт, уже застилающий разум того.
«Первую партию я выиграю, вторую проиграю… Ну же, давай, подтверди договор, не будь букой…»
Почему он был так уверен? Потому что азартные игры – грех. А в грехе у него большое преимущество. К тому же он будет мухлевать.
«Никогда на свете, с демонами, дети, ни за что на свете, не играйте дети…»
- Техасский покер устроит? – вспомнилось вдруг, что он вроде как американец. – Преферанс слишком сложно под выпивку-то. И долго. Так что за тех, кто придумал азартные игры!
Вторая порция выпивки перекочевала из бутылки в бокалы.
- Милая, пожелай мне удачи, - ухмыльнулся он принесшей карты проститутке.

0

67

Бордель медленно, но верно превращался в провинциальный театр абсурда. Только сегодня! Спешите видеть! На арене без страховки, представитель густозелёных англиканских лесов против назойливости и панибратства! Вторые пока побеждают, но их двое, а двое на одного - нечестно. 
Приятно... Тебе приятно, а мне на твою довольную рожу смотреть тошно.
Хэлл только резко кивнул в ответ на реплику парня. Если он сейчас раскроет рот, ничего хорошего оттуда не вылетит. Так что улыбаемся и машем. То есть морду кирпичом и делаем вид, что мы - цельная непрошибаемая глыба спокойствия. Ему определённо надо выпить. Может, тогда полегчает, и жизнь не будет казаться настолько мерзкой. Вот ведь попал - шёл, надеясь развлечься, повеселиться, а получилось с точностью до наоборот. Напрягся и возненавидел окружающую действительность за то, что допускает рождение подобных улыбчивых идиотов.
Мутно-коричневая жидкость наполнила низкие бокалы. Закуски не предвидится, и отлично. Быстрее опьянеет. Фаэри давно перестал верить в то, что алкоголь улучшает мир. Однако он притупляет чувства и заставляет относиться к вещам проще, что сейчас было крайне необходимо. Так что он расправился с первой порцией в несколько больших глотков. В мире резко стало ощутимо теплее, ярче и веселее. Собеседник по-прежнему раздражал, но с этим уже можно было как-то мириться.
- Две, да, - считать ты умеешь, браво.  Я, естественно, оба раза выигрываю, и больше не наблюдаю тебя рядом с собой. Зато мы прекрасно проводим оставшийся вечер с обесцвеченной красотулей. Наедине. Вдвоём. Хэллес усмехнулся и протянул руку в ответном жесте. - На душу, и на девчонку.
Когда ты проиграешь, я, так и быть, оставлю твою душонку тебе. Мне товар с душком точно ни к чему.
Руки на миг соединились. Чужая ладонь была сухой и тёплой, и всё равно с прикосновением родилось неприятное ощущение. По спине пробежала стайка мурашек, а внутри как будто повеяло трескучим морозом. Он мотнул головой, пшеничная шевелюра разметалась по плечам. Что за чушь лезет из мозгов? В душном прокуренном помещении вдруг стало очень неуютно. Нестерпимо захотелось выбежать наружу, глотнуть свежего воздуха, стряхнуть с себя липкую серую заразу, осевшую на душе после разговора с этой странной личностью. Но жизнь летела вперёд, не останавливаясь ни на мгновение.
- Устроит, - буркнул Хэлл, непроизвольно косясь на чёрную дыру выхода. Нет, он ведь не может уйти сейчас. Это просто глупо - срываться куда-то из-за дурацких иллюзий. Узоров, выписанных инеем на стекле интуиции. Лучше достать из памяти изрядно позабытые правила, чтобы не ударить лицом в грязь перед противником. И не сидеть с кислой миной, иначе к моменту воссоединения с дамой у него останется одно желание - кого-нибудь прибить.
- За азартные игры, выпивку и женщин! - Вторая порция начала своё путешествие в желудок. По правде сказать, ему было совсем не весело, но он знал, что через десяток минут алкоголь возьмёт своё. А Хэлл возьмёт стопку новых глянцевых картонок из рук блондинки, невзначай задержав свои пальцы в её, и примется раздавать.
Беззаботные плоские птахи полетели на стол. В стакане дрожал круг матовой лампы, сигаретный дым путался в ноздрях. Ставка сделана, сумасбродная партия начинается.

0

68

- Хороший тост. За выпивку и женщин, - демон поднял бокал, но пить до дна не стал. Вместо того сделал вид, что снова наполняет бокал. И беспечному смертничку подлил, едва пустой стакан того оказался на столе.
- Минимальная ставка доллар, - демон кинул на стол зелененькую бумажку. – Мы ведь не на деньги играем. Согласен?
Дождался положительного ответа и взял свои две карты. Глянул и ухмыльнулся. Собственно, неважно, что это были бы за карты, он бы все равно ухмылялся. Надо же понервировать противника. Но тут даже был повод поухмыляться. Впрочем, все еще впереди. Парень тоже взял свои и кинул на стол помятую бумажку из кармана. Префлоп закончился. Сбрасывать никто не собирался.
За столом воцарилась привычная и такая притягательная атмосфера азарта, разбавленная алкогольными парами. Доведенный до раздражения парень старался залить его виски. Впрочем, в этой игре было важно везение, а не интеллект. Но свое везение парень потерял, когда попался на глаза демону. Но… удача дама своевольная. Так что терять ее из вида не стоило.
У Кэт на лице даже появилась какая-то заинтересованность. Пока играли не на нее, но тем было лучше. За столом особым весельем не пахло, скорее ожесточенным противостоянием. Все в демоне не нравилось парню и он даже этого не скрывал. А демон словно того не замечал и подливал. Себе до края на один глоток, парню, все, что тот выпил. И, казалось, пьют они на равных.
Постепенно парень вроде расслаблялся. В глазах азарт не пропадал. Похоже, когда-то он играл и играл немало. Но это были всего лишь предположения. Впрочем, заядлым игроком он тоже не выглядел, вспоминая, как тяжело было его раскрутить на партию.
- Подаришь поцелуй победителю? – подарил он проститутке сальный взгляд. – Ведь в следующей игре он может оказаться побежденным и упустить тебя.
- Хорошо, - она облокотилась на его плечо, заглядывая в карты и дыхнув в ухо.
Щекотно и очень мило с ее стороны. Вдвойне мило, что могло снова дернуть парня. А девочка непрочь тоже повеселиться. Ну да в ее профессии нельзя упускать случай отыграться на клиентах. Незаметно так и с обольстительной улыбкой на губах. Но внутри еще стало лучше, чем от виски.
Атмосфера соответствовала и демону припомнился еще один подарочек с поцелуйчиками. Началось все тоже невинно. С разговора о суккубах. Если таковой разговор вообще можно назвать невинным. Студиозус-философ, столь неосторожно интересовавшийся запретным, пока строгие преподаватели не видели. Таким сладким и притягательным. На то же они тогда спорили… ах да… на желание. И играли попроще. Кости катились по столу, звонко отбивая дробь на видавшем виды дереве. А в глазах без двух секунд падшего грешника светилась несбыточная надежда. Людям ведь не запрещено мечтать, вот он и мечтал. А мечтать надо осторожнее. Кости легли двумя шестерками. Надежда в глазах смертного сменилась на торжество, а потом на разочарование.
- Ладно, мечты прекрасны, но я предпочту звон монет. Заплатишь за ужин?
- Но ведь ты хотел суккубу на сеновал.
- Смеешься?
- Нет.
- Ну тогда раз проиграл то и тащи суккубу. Даже двух. Слабо? Ну тогда с тебя два ужина, - постарался ухватить удачу студиозус.
- Будут тебе суккубы. Подарок от меня на одну ночь.
А больше ему и не потребовалось. Поутру его нашли на сеновале. Изможденное тело, запавшие глаза и счастливейшая улыбка на мертвых губах. Священник долго крестился, поминая чертовщину.
А хороший был подарочек. Задорный.
На стол легли три карты. Игра продолжалась.

0

69

Доллар? Какая мелочь. Для какого-нибудь толстосума из завсегдатаев ресторанов и фешенебельных казино. Знаем мы одну высотку в центре, куда нас даже на порог не пустят, попялиться на высокую публику. А у нас в кошельке паскудно воет ветер растрат, унося зелёную хрустящую метель к кому-то другому. Но не показывать же этому прохвосту, что несколько десяток - единственные его сбережения? К тому же, госпожа Удача обычно благоволила к симпатичному фаэри, улыбаясь чуть надменно, зато тёпло и искренне. Есть шанс, что заведение он покинет не только удовлетворённый, но и слегка обогатившийся. Мухлевать мы тоже умеем, студенческая жизнь - хорошая учительница, хоть и строгая.
- Согласен, - мятый бакс покидает уютное нутро кармана и присоединяется к своему собрату. Карусель азарта и борьбы начинает своё головокружительное путешествие в бездну, подёрнутую белёсой дымкой обмана.   
Воздух, кроме всего прочего, насыщается феромонами - каждый из соперников мечтает привлечь к себе капризную госпожу Фортуну. Где же ты? С кем проводишь эту душную, пропахшую спиртным и сигаретным духом ночь? Неужели со скользким типом напротив, предпочтя его бесстыдную морду благородному и несчастному юноше? Хэлл не хочет верить в несправедливость жизни. Только не сейчас. Масть не идёт, он начинает проигрывать, и старается залить досаду на неумолимо приближающееся поражение дешёвым виски. Карты цветными птицами порхают над столом, приземляются в руки, хлопают крыльями-рубашками о деревянную грязноватую поверхность. В крови плещется умопомрачительная смесь алкоголя, адреналина и азарта. Коктейль Молотова - поднеси спичку, кидай и беги. Но нет, сегодня - никаких драк, хоть и трудно найти более подходящее место для пьяной потасовки, чем бордель в порту. Классика, можно сказать. Мы будем пить и играть. Играть и пить. И ещё раз пить. И снова - пока затуманенный мозг ещё отличает туза от валета (но шестёрку от восьмёрки - уже с огромным трудом). Соперник гнусно ухмыляется, скалясь ровными белоснежными зубами. Ничего, мы ещё посмотрим, кто кого сделает.
Дама, похоже, сделала свой выбор, и, как назло, не в его пользу. Хэллес старательно напускает во взгляд ледяного равнодушия, когда его глаза пересекаются с чарующими тёмными омутами, окружёнными густо накрашенными длинными ресницами. Ты ошиблась, девочка. Зря выказала предпочтение к одному из претендентов - а ну как второй окажется удачливей? И тогда тебя ждёт не самая приятная ночь, поверь. А Фьёрг сделает всё, чтобы не упустить тебя. Даже если для этого придётся играть не слишком честно. Не будет тратить туза в рукаве ради смешной ставки на душу, но вот девка - девка будет его.   

… Победа даже не думала подплывать к его рукам. Насмешливо виляя скользким хвостом, маячила где-то в отдалении, с каждым раундом всё больше удаляясь. В конце концов Хэлл, досадливо морщась, бросил карты на стол. Не самое худшее, что могло быть, но он нюхом чуял (или какой другой частью тела), что в этой партии повезло не ему.
- Флэш, - он выжидательно смотрел на противника, запоздало думая, что даже не удосужился узнать его имя. Да и к чему? Одноразовое знакомство, как всё в этом одноразовом мире. Встретились, не поделили добычу, выяснили отношения, разошлись. Не зная ни имени друг друга, ни прошлого, ни координат - ничего. Именно то, что нужно было странному по человеческим меркам юноше.

0

70

Вход в игру.
Май 2011.
вечер: в смену спокойному дню пришел такой же спокойный вечер,
не предвещающий смены погоды. Температура немного упала,
но всё ещё достаточно тепло.
Температура воздуха: + 15

Быстрее... быстрее!
Сердце стучит в висках бешеным барабанным ритмом тяжёлого металла. Крылья за спиной стремительно опадают - ты уже чувствуешь вес своего тела, и с каждым шагом он всё неподъёмнее.
Скат моста, поребрик, длинный провал открытого пространства, поворот, прыжок мимо ступенек, болью отдающийся в ногах, рывок вперёд, в арку, стряхивая об одежду серую пыль с саженной ладони. Бег гулким грохотом отдаётся в колодце меж зданиями, пока ты несёшься вспугнутой дичью, петляя меж подворотен. Грохоту вторит эхо, поднятое преследователями.
Воздух с хрипом врывается в горящее саднящее горло.
Между прочим, они всё ближе и это всё опаснее. 
Четвёртое дыхание даёт силы на ещё одну попытку уйти в отрыв. К сожалению, этот район знаком ему чуть менее, чем никак.
Кой чёрт его дёрнул сыграть, не придумав пути отхода? Это же не Рио, где не стены, а сплошные дырки.
Да и ещё обыграть всех десятерых...
Пить надо меньше. Меньше надо пить.
Взлёт вверх по щиту, перекрывающему дорогу, крошёный щебень разъезжается под ногами, и Яго активно теряет скорость и силы, и конца края этому ремонтному полотну не видно., а щит уже гудит под чьими-то ногами.
Недолго раздумывая, бразилец сворачивает в первую же подворотню, и если бы хватило дыхание - она огласилась бы его матом.
Опаснее? Он подумал - опаснее?!
Вот теперь действительно стало куда опаснее! Проулок заканчивался тупиком.
Хо-хо! Яго, БЕЗ ПАНИКИ!
Оборотень лихорадочнулся метнулся вдоль стен, толкая все подряд двери и бегло оглядывая замки.
Заперто, заперто, очень хорошо заперто, чертовски хорошо заперто, чёрт, что за амбарные гири, это издева...
Открыто?..
Он вломился в дверь, захлопывая её за собой, защёлкивая обнаруженную задвижку.
Прислушался - с улицы ничего не доносилось, кажется, преследователи не видели, в какую именно дверь он юркнул.
Но это только полдела. Рано расслабляться, рано!
Глубоко вздохнув, Яго тихо подобрался к полуоткрытой двери в помещения... то ли ресторана, то ли клуба, то ли... кто знает... и осторожно заглянул в щель.
Ладно, это был коридор с несколькими дверьми, а один просвет явно вёл на лестницу.
Слух его улавливал приглушённый шум - люди переговаривались, что-то передвигали, смеялись, где-то играла тихая музыка, где-то гудела какая-то техника - нормальный шумовой фон.
Он подождал несколько минут для верности. Люди входили и выходили, перемещаясь, и каждый скрип двери бил по оголённым нервам.
Аниото замер в нерешительности. Оставаться дольше здесь, рискуя быть обнаруженным, не следовало, но и что делать дальше - наития не было.
К тому же существовала вероятность того, что в ближайшее время все здания, выходящие в тупичок, начнут обшаривать. И надо бы побыстрее делать ноги.
Была-не была!
Оборотень бесшумной молнией метнулся к проёму, где угадывалась лестница, буквально взлетел по ступенькам на следующий пролёт, перегнулся через перила, глянул вверх, никого не углядел и, выпрямившись и чуть присев, прислонился к прохладной стенке, прислушиваясь.
Что ж, его марш-бросок прошёл незамеченным.
Дыхание постепенно выравнивалось, и он перестал его сдерживать.
Велико было желание свесить язык через плечо - разгорячённое тело пылало, а горло превратилось в филиал Сахары.
Полцарства за стакан. И закурить.
Итак, ему следовало двигаться выше, найти окно, а для этого, возможно взломать дверь, и план  не казался слишком неосуществимым...
Пока снизу не раздался истошный женский визг.
От неожиданности Яго дёрнулся, вскакивая, промахиваясь ногой мимо ступеньки и хорошенько прикладываясь локтём. От током пронзившей боли аниото зашипел сквозь зубы ругательство, поспешно поднимаясь и массируя онемевшую от удара конечность.
Попятившись от  лестницы вниз, где как-то больно резко увеличился уровень шума, аниото лихорадочно размышлял, стоит ли ему попытаться пересидеть здесь в надежде, что вышел из поля обзора для "коридорных", или взобраться как можно выше?
Если он правильно понимал подобную планировку, верхний пролёт был пустым, без дверей, кроме чердачной, а если она ещё и плохо закрыта...
Ведомый это идеей, он решительно развернулся к лестнице.

Отредактировано Лиэ Тьёрвард (2011-05-06 13:42:38)

0

71

===> Вишневый сад

Май. 2011 год.
вечер: в смену спокойному дню пришел такой же спокойный вечер, не предвещающий смены погоды. Температура немного упала, но всё ещё достаточно тепло.
Температура воздуха: + 15

Припустив, как заяц, по извилистым улочкам, Марек уверенно и очень быстро продвигался к одному заведению с определенной репутацией. Не парадный вход, совсем нет, нужен был служебный... или как он там назывался. Стараясь отдышаться, Марек оглянулся по сторонам. Пока погони не видно, это хорошо. Часа на два-три затаиться, больше и не нужно, тогда можно будет вздохнуть спокойно. Ну, или на четыре, для верности. Рыжий выглянул из-за угла. Главное препятствие - это секьюрити, суровый, непреклонный и шкафоподобный, что стоял возле двери. Вот и повод проверить Шинсо. Надеюсь, не обманула. Марека тут же ощутимо цапнули за ухо, пришлось срочно извиняться. Ладно. Поехали. Полторы минуты, да? Вздохнув, Марек быстро подбежал к двери, приоткрыл ее, и шмыгнул внутрь, пока охранник удивленно уставился на внезапно ожившую дверцу. Куда бежать дальше, рыжий знал, в коридоре невидимость Шинсо была снята, и вскоре Марек стучал в дверь одной из комнат.
- И во что ты вляпался на этот раз? - поинтересовалась труженица борделя, как только они с рыжим зашли в ее комнату и рабочий кабинет по совместительству. Девушка закурила и закрыла дверь на замок.
- Аико, правда, я ничего не делал! Просто гулял, никого не трогал! - Марек состроил честные глаза и посмотрел на хозяйку комнаты. Потом вздохнул: - Ну, выиграл в карты у одних... Они теперь желают разобраться, и меня ищут. Спрячь меня, Аикочка, пожалуйста! На тебя вся надежда! Мне недолго, часика три-четыре, и я отсюда исчезну! Готов даже в кладовке сидеть!
- Ага, главное, чтобы там еда хранилась? - рассмеялась Аико, небрежно стряхивая пепел в пепельницу. - Ладно уж, сиди тут. Мне все равно на заказ идти в другую комнату, мы я паре работаем сегодня... Только...
Она внимательно осмотрела рыжего.
- Переодеть бы тебя. А то мало ли что, раз тебя ищут, могут и заглянуть.
- А что не так? - Марек подозрительно зыркнул на Аико и насупился. Надо сказать, что воображение у девушки было весьма оригинальным, так что стоило начинать волноваться.
- Все так. Я к тому, Марек, что ищут они мальчика. А если ты станешь девочкой...
- Чего?! - взвился рыжий.
- Ну а что, получится такая милая и красивая девочка, - Аико насмешливо сощурила черные глаза. Опустим последовавший за этим спор, тем более что итог его был вполне предсказуемым. Из шкафа была вывалена куча одежды, Марека раздели до трусов, и теперь воодушевившаяся Аико бегала по комнате, решая задачу простого превращения.
- Так... Грудь, тебе надо сделать красивую грудь!
- Вата? Бумага? - Марек придирчиво осмотрел себя в зеркало. Ну, если уж он согласился на это безумие, то нужно постараться и не ударить в грязь лицом!
- Нет-нет, они на ощупь не то... О, знаю! - ночная бабочка метнулась к букету цветов, украшенному тремя воздушными шариками, и сунула рыжему в руки два: - Держи! Развязывай их, только аккуратно, и выпусти воздух! А я сейчас!
Рыжий покивал и принялся сосредоточенно возиться с шариками. Идею он уловил, но стало интересно, чем же Аико собирается их наполнить. Неужели водой? Но все оказалось гораздо интереснее: работница притащила пакет муки. Откуда Аико ее достала, Марек решил не спрашивать.
- Наполним шарики мукой и получится то, что надо. Закрепить придется скотчем, ну и лифчиком, - Аико хихикнула. - Я тебе белье покрасивее подберу, не переживай! Хорошо, что ты мелкий, проще с одеждой. И давай в темпе, у меня времени мало осталось.
Но что бы там Аико про время не говорило, его хватило на то, чтобы поспорить про одежду (красное Марек одевать отказался категорически), перемерить кучу обуви, в результате чего рыжий чуть было не навернулся с каблуков, после чего ему милостиво разрешили оставить кроссовки, а еще девушка вооружилась косметикой и нанесла на лицо парня боевую раскраску. Подумав, она же поколдовала и над волосами Марека, превратив хаос на его голове в творческий беспорядок.
- Ну? Как тебе? - Аико отступила и с довольной улыбкой осмотрела дело рук своих.
- В куклы тебе надо почаще играть! - фыркнул Марек, уставившись на себя в зеркало. Оттуда на него смотрела девица с копной рыжих волос, в коротенькой желтой футболочке со стразиками, которая весьма красноречиво подчеркивала высокую грудь. Крепление последней Марек еще разок проверил - держалось надежно. Дальше следовал широкий белый пояс с большой пряжкой-бабочкой, пышная юбочка повыше середины бедра, черные колготки (Марек пришел к выводу, что ножки у него получились очень даже классные), и... кроссовки. Ах да, на шее был повязан светлый шарфик, глаза за счет ярких теней, обводки и туши казались еще больше, а красная помада четко обозначила губы. - Ух ты, а я красотка!
Марек покрутился перед зеркалом, взмахнул ресницами и послал воздушный поцелуй Аико. Та довольно закивала:
- А я что говорила! Будешь местной звездой! Ой, мне же надо бежать!
- Уж обойдусь без этого, - немного нервно улыбнулся Марек. - Эй! Стой! Сюда точно никто не войдет?
- Да успокойся! Это моя комната сегодня, а я уже занята, так что никто сюда не сунется! Чао!
Работница борделя поспешила заступить на свою трудовую вахту, а Марек приготовился поскучать. Подремать, что ли? Хотя нет, пожалуй, не стоит... Марек обошел вокруг кровати (та стояла в центре комнаты), еще попялился на себя в зеркало, безуспешно пытаясь привыкнуть к новому образу, поразглядывал кучу косметики в ящичке... А потом взгляд рыжего упал на кусочек книжки, робко выглядывающей из глубины ящика. Недолго думая, Марек ее достал. Судя по названию, "Так говорил Заратустра", это было что-то про Индию, ну да рыжему все равно надо время скоротать. Вот и почитает.
Уже после первого абзаца Марек понял, что тут что-то не так. А дальше было еще хлеще, вроде бы идиотом Марек не был, голова варила, читать умел, да и слова были знакомые. По отдельности. Но вот вместе!..
- Тааак...  - Марек уселся на пол по-турецки и сосредоточенно уткнулся в книгу, перечитывая предложения по нескольку раз. Иногда не понимал все равно, иногда казалось, что смутный образ смысла почти пойман,  а иногда (но значительно реже) рыжий вдруг понимал, о чем речь. Ну или думал, что понимал. Одно было совершенно точно: мозги эта книжка загружала капитально и полностью, так что когда дверь внезапно распахнулась и на пороге появился здоровый лысый мужик, Марек устремил на него затуманенный взгляд и поинтересовался:
- Получается, когда Заратустра говорит о "гибели человека", это означает не физическую смерть, а духовное перерождение в Сверхчеловека? И я упорно не могу понять, что есть Сверхчеловек...

Свернутый текст

Господа играющие, надеюсь, не будете возражать... мы тихо-мирно поиграем, в ваш отыгрыш ни в коем случае не вмешиваемся. Если что, пишите ЛС

Отредактировано Марек Йоль (2011-05-08 17:51:18)

+1

72

===> Игровые залы казино

Май. 2011 год. Вечер, + 15
В смену спокойному дню пришел такой же спокойный вечер, не предвещающий смены погоды.
Температура немного упала, но всё ещё достаточно тепло.

Знаете, что самое нелепое во всей истории? В казино-то я поперся выиграть немного вечнозеленых для того, чтоб спустить их на телок. И не выиграл. А стойкое, неискоренимое желания попасть в бордель и оттянуться, размазывая косметику, слюни и сопли по лицу профессионалок - никуда не пропало. Вот так и оказалось, что посреди ночи я, как ебаный школьник выпускного класса к своей возлюбленной на балкон, чтоб проорать мартовским котом серенаду, пру по водосточной трубе на балкон.
Как хорошо, что сейчас не март, да? Месяц май на дворе - сопли и розовые лепестки должны прилагаться. И они прилагаются в виде совсем уж захудалой, нах*я-то в рот засунутой розочки. Отобрал в метро у одинокого инфантильного вьюноша, упаси Бесы вас подумать, что я цветок за свои кровные да еще и для шлюхи купил.  Зачем это мне? Не спрашивайте, я все равно не отвечу. Так вот - на улице май. Константа. В зубах цветок, на теле костюм, а я на водосточной трубе. Картина маслом.
Дальше -  хуже. Забравшись на балкон и убедившись, что защелка изнутри и естественно - а как вы хотели! - опущена, я минут двадцать проторчал на свежем воздухе. Курил. Вдоволь пропитав себя запахом дешевых папирос, сплюнув смачно куда-то вниз, в сторону улицы, я легонько тюкнул по стеклу и просунув руку, открыл замок.
К чему такие подробности? Да к тому, что, открывая, я порезал руку. Царапина, не более, но крови получилось прилично. Манжет белоснежной рубашки был испорчен, пиджаку повезло гораздо больше, он черный и на нем не видно, а сам я по коридору иду, размахиваю цветком и, облизывая кровоточащую руку, разглядываю номерки комнат.
Три, два, вот эта. Чем мне дверь приглянулась, неизвестно, но открыв ее, я понял, что не  прогадал. Телка меня встречала - правда на полу, но может,  она меди тировала, кто знает? -  что надо. Сходу она мне объявила что-то про Сверхчеловека. Никуя, правда, не понял смысла, но сразу раскусил, что она очень умная. Еще бы -  такой слой косметики, так вульгарно одета..
"девушка, у вас, наверное огромная добрая душа?"
"с чего вы так решили?"
"ну, вы такая уродина, должна же была сработать компенсаторика?"

Что за зверь компенсаторика, я не знал, оскорблять телку сходу, рассказывая неприличный анекдот про нее же -  не хотелось, потому в ответ на приветствие я промолчал. Кстати, деньги.. Денег с собой не было ни копейки, потому что все, до последнего, спустил в казино. В отношениях с девушкой, в данный момент рассчитывать приходилось, только на свое "обаяние". Ну и на силу целительных пиздюлей, конечно же.
Захлопнул дверь за спиной, в два шага пересек комнату, и успев, кстати раньше, чем она поднимется, протянул к даме руку. Одновременно сунул даме закладкой в книгу цветок, саму книгу захлопнул и отбросил куда-то в сторону.
За волосы. Запустив пятерню в шикарную огненно-красную гриву, приподнял телочку и, заглянув в глаза, как мне казалось, проникновенно, "с чувством" поздоровался с барышней:
- Здравствуй, крошка. Сегодня я твой самый любимый клиент!


Внешний вид. Немного узковат в плечах и на лацканах имеет непонятного происхождения несколько маленьких ржавых капелек - пиджак. Манжет левого рукава испачкан вполне заметным ржавым пятном свежей крови, впрочем мало различимым в полумраке, на общем черном фоне костюма. Довольно мятые, но все равно стоящие целое состояние, брюки. Костюм тройка, но жилетки не хватает. Рубашка белая, не идеальная. Левый манжет, однозначно, в крови. Поверх всего этого великолепия, галстук-бабочка, впрочем, смотрится он нелепо. Толстая цепочка серебряного цвета на шее - но ее не видно.
Загорелый не по сезону. Свежий с рубцом диагональный шрам на лице через глаз. Свежий с рубцом горизонтальный шрам на шее. Торс в мелких, практически не видных порезах и ожогах, на ощупь почти не заметны. Растительности на торсе нет, на лице нет, на голове нет. Брови практически отсутствуют. Зубы, как ни странно, все на месте.
В целом, впечатление охуевающее донельзя

+2

73

Cабнак

Ах ты ж... Дальнейшие красочные мысли прописывать не будем, обычно на такое ставится "вырезано цензурой". Наваждение от загруженности мозговой деятельности книжкой слетело моментом, одновременно с мыслями про неестественные взаимоотношения Аико, лысого мужика, их родственников, цветов, некоторых предметов, животных и частей тела. Марек натянуто улыбнулся, подавив желание шарахнуться в сторону, скальп терять как-то не хотелось.
- Эм...
Рыжий аккуратно принялся высвобождать собственные волосы из хватки мужика со шрамами. Повезло, елки... тип еще и буйный!
- Не думаю, что вы... эээ... что я вам подойду.
Вообще-то таким типам лучше не перечить, мало ли кто является источником бурых следов на одежде. Но ведь мужик и не кофе себе притаранить просит! Мысли заметались как сумасшедшие в попытках найти выход, придумать подходящую историю, объясняющую, почему его, Марека, нельзя использовать по тому назначению, которое требует лысый. Сказать, что рабочий день закончился? Или что новенький, то есть новенькая, пришла устраиваться на работу и ждет собеседования? Представитель профсоюза с комиссией по проверке трудовых условий и нормативов? Продает косметику? местная уборщица? Разносит напитки? Ждет трамвай?
- Вы наверное, дверью ошиблись, - ксо, а Аико говорила, что никто не зайдет! И почему рыжий стормозил и не закрыл замок?! Еще одна натянутая улыбка, в глазах - смесь паники  и "что делать?!" Хорошо, хоть волосы удалось высвободить, так что Марек быстро шмыгнул подальше от мужика, так, чтобы между ними оказалась кровать. Препятствие, ага. И хорошо, что у рыжего не туфли с каблуками...
- Понимаете, я тут совсем не работаю, - решено, надо говорить правду и только правду! - Мне сказали ждать тут, и что выбранная мной девушка сюда придет, - Марек закивал в знак подтверждения своих слов, лучше уж признаться в неклассической ориентации, нежели в том, что он тут маскарад устроил. - Так что я, скорее уж, отношусь к клиентам. Вы на нужную мне девушку явно не похожи, - доверительно добавил Марек, прикидывая расстояние до двери. Задействовать Шинсо, выскочить в коридор... и пусть лысый станет любимым клиентом кого-нибудь еще, рыжий не жадный и не обидится.

+3

74

Фух.
Аж от души отлегло - кстати, херовое выражение, как от нее может отлечь? Тем не менее, при словах о том, что передо мной тоже клиентка, такая же как тут я, посетительница, таки полегчало - не перевелся еще в отечестве вкус на девочек. Осознав, сей факт, прикинув "два плюс два равно пять", я оскалился. Ну и какая мне хер разница, клиент, не клиент? Деньги я платить все равно не собирался, а для удовлетворения того самого, плотского, что требовало тело моего донора, мне похую какие у умной и не слишком холеной дамы, лицо и ориентация.
- Всех вылечим.
Кровать, до того разделявшая меня и нервную телочку, резко, в один молниеносный рывок,  задвигается мной вперед. Дама прижимается плотно к стене. Впрочем, нас она как разделяла, так и разделяет, но маневра даме поубавит.
- И тебя вылечим.
Запрыгиваю на без пяти минут место сексуальных игрищ и улыбаюсь. Обожаю, когда дамы брыкаются, так что тут уважила ты меня, девочка. Профессионалка так за свою "честь" сражаться не будет. За руку и на себя. Резко. Перекат. Наваливаюсь сверху и, скалясь во всю мою голливудскую челюсть, пятерней удобно устраиваюсь на дамской груди, второй рукой рывком срываю с себя галстук-бабочку, обнажая поверх ожогов на груди смачный, поперек шеи, шрам.
- И мне тоже неплохо будет.
- Да, куколка?

И вот это последнее, как вы понимаете, не вопрос. Это утверждение, и чтоб до тебя его подробненько донести, я тянусь к дамскому ушку и качественно его зубами хватаю. Не больно так, но цепко - не дернешься, чтоб мочки не лишиться.

+2

75

Cабнак

Черт, не сработало... Причем совсем и капитально не сработало. Нет, конечно, Марек не ожидал, что лысый рассыплется в извинениях, мол," простите великодушно, что побеспокоил и помешал культурному отдыху, виноват, исправлюсь, удаляюсь, чтобы не мешать и не смущать своим присутствием" и так далее, и тому подобное, но то, что типок свалит, рыжий все-таки надеялся. Ан нет. Эпик фейл, сценарий пошел развиваться по нехорошему пути... Вот ведь озабоченный! Ведь не сложно было лысому пару-тройку минут потерпеть, чтобы устроить рандеву с местной работницей, так нет!
Благо, кисейной барышней, что падает в обморок при виде голых мужиков, Марек не был, воспитание немного другое, знаете ли. Так что когда его так неаккуратно и без должной нежности кинули на кровать, рыжий не запаниковал и не забился в припадке, пытаясь отстоять свою честь. Ведь ежу ясно, что лысый сильнее, а значит, Мареку придется быть умнее. Ну, вроде как у таких шкафов извилин должно быть всего несколько... наверное. Во всяком случае, у лысого мыслительный процесс сейчас точно в определенном направлении работает, том, что касается горизонтальной плоскости.
- Не очень-то ты похож на доктора, - негромко прошипел Марек, соображая, что тут можно сделать. Ну, как вариант, это сообщить лысику о еще одном сюрпризе, но фиг его знает, как тот отреагирует. Может, ему глубоко пофиг, мальчик тут или девочка, а может, рыжего тут же и прикопают. Шинсо... Лиса мысленно тяфкнула, соглашаясь с приказом и незаметно скользнула вниз, чтобы спутать шнурки на ботинках лысого. Спринт теперь тому бежать будет проблематично, осталась мелочь - самому Мареку на ноги встать.
И вообще... Этот урод его за грудь лапает?! Ну вообще, беспредел! Марек даже возмутился, в грудь столько труда и времени вложено! Создать, закрепить! Она предназначена для визуального любования, и уж совсем не для того, чтобы всякие лысые тут хваталки распускали! А вдруг оторвет?! Этот вопрос начал волновать рыжего почти так же сильно, как и судьба собственного уха, его запчасти слишком ценные, чтобы ими разбрасываться!
- Ухо-то отпусти, будет еще лучше, - сообщил рыжий, решив не уточнять, кому именно будет "лучше" и в каком смысле.

+2

76

ээ? Э? Эт-тоо мне?
Ййоптвайюууумать, девушка-то из несговорчивых, оказывается!
Как прикажете на даму, зажатую в руках и активно возмущающуюся своим положением, реагировать нормальному, половозрелому самцу, настроенному на спаривание? Правильно, огреть тело по куполу и отоварить пока теплое. Но это вариант для совсем уж не уважающих себя дохляков, к каковым свою божественную задницу я не причислял, потому молча проигнорировал выпад маленькой сучки. Разве что, не отпуская мочку и прикусывая в такт словам, промычал:
- И ка-му лусч-чше тса бу-бет, а?
Я бы промычал, что мне и так хорошо, но, боюсь, я и сам мало понял из первой фразы, и на нечто более сложное фонетически меня в такой, прямо скажем, интимный момент, может не хватит. А что может быть смешней, нежели забывающий слова индивидуум? Потому, молча сопя, отправился руками дальше, "на покорение дамы".
Кстати,  уважать после наглых слов, приказывающих отпустить,  я тебя стал несоизмеримо больше, чем просто густо раскрашенную барышню - несомненно. Кто решится перечить мне в том святом и священном, что касается женщин? Правильно, только отъявленно не жалеющий себя храбрец. А бесстрашные мне нравятся. От них можно ожидать всего, чего угодно. И сейчас именно тем, что еще можно ожидать от девочки с ооочень большой широкой душой, я и собирался узнать самым банальным, чисто мужским способом.
Так увлекся процессом - нет, вы ни за что не поверите, но у дамы были явно волосатые ноги! Я серьезно! Кто ходит снимать телок с мохнатыми коленками? Для чести моей избранницы, уточним, что не "мохнатыми" а слегка заросшими, но ведь сути дела это не меняет, ведь так? Впрочем, кто их, лесбиянок, разберет. Меня же интересовало другое и мохнатыми коленками можно было пренебречь.
Молча сопя, чтоб поскорей разделаться, принялся с себя стягивать штаны. Если вы думаете, что это простое занятие, при наличии всего одной свободной руки и брыкающейся барышни - попробуйте сами! Но я почти преуспел - мешали ботинки, и где-то там, ниже коленей, я их и оставил.
Мочку, кстати, таки пришлось отпустить. Развернув даму, покрепче в круп обоими руками вцепился - знаю я, как некоторые, несогласные с диктаторской политикой партии, дамы, любят брыкаться - момент личной свободы для барышни, заранее устранил. Зажал ноги между коленей и рукой хребет придавил к кровати. Рука так и таяла, намереваясь спуститься ниже, поднырнуть под футболку и вернуться обратно, но уже не между лопаток, а между кроватью и дамой, сжимая в горсти выступающие округлости...
Но тут меня отвлек звук басовитых, переговаривающихся о каких-то деньгах и сбежавших жуликах, трех мужских голосов.
Голову вверх я поднял ровно за секунду до того, как открылась входная дверь.

+2

77

Cабнак
Вот честное слово, Марек этого действия совершенно искренне пытался избежать. И не то, что ему лысого было жалко, совсем нет, все-таки мужик сам нарвался, все дело было в Шинсо. Наверняка этот озабоченный невкусный, а вдруг он еще и какой заразный?! Вряд ли, конечно, Лисе это страшно, но как знать! Марек же к своей животинке привязался, переживал за нее, хотя Шинсо и оказалась не совсем зверьком... Но все-таки. Опять же, выход не совсем эстетичный, но рыжего вынудили, весьма красноречиво ткнув лицом в подушку. Вот кто так девушек соблазняет, а? Так что лысый сам нарвался и понесет за это справедливую кару! Неделю сидеть не сможет! Шинсо, ты уж цапни его хорошенько! Чтобы запомнил! И Лиса уже ехидно ухмыльнулась, прицеливаясь и готовясь продемонстрировать остроту своих зубов на наглядном материале пятой точки лысого, когда дверь распахнулась.
Можно сказать, мужику повезло.
И Мареку тоже, ибо, стоило только захвату ослабнуть, как рыжий ужом вывернулся, скатившись с кровати, взъерошенный, как мокрый воробей. Вот такие зоологические сравнения. Пока мужики пялились друг на друга, видимо, подыскивая слова покультурнее, рыжий поднялся на ноги и обвиняюще ткнул пальцем в лысого на кровати:
- А говорил, что один! Мы на еще троих твоих дружков не договаривались!
- %%%... - кажется, один из застывших в двери все-таки отмер. А Марек гордо оправил футболочку, одернул юбку и с видом оскорбленной прынцессы направился к своей сумке с вещичками. Ну да, следовало все предусмотрительно собрать, вдруг пришлось бы очень-очень скоренько линять из комнаты.
- Вот развлекайтесь дальше сами, без меня, - рыжий фыркнул и небрежно закинул сумку на плечо, - Вас тут как раз достаточно, чтобы не скучать.
Дальше следовало по сценарию надменно продефилировать мимо мужиков в коридор, косясь при этом на лысого, и свалить отсюда подальше и побыстрее. Заявлять этим нежданным зрителям-спасителям о том, что его, Марека, тут собираются изнасиловать, было бы смешно, здесь же публичный дом, а не королевский дворец, вот и оставалось разыграть какой-нибудь спектакль. Наверное, все бы даже получилось, но вот один из троицы оказался каким-то нервным. То ли слишком обиделся на то, что их девушка покидает, то ли задела его за живое мысль рыжего про развлечения в мужской компании, то ли день у него не задался с утра, кто его знает, но мужик внезапно зажегся идеей физической расправы с рыжим. Марек едва  успел увернуться от кулака, сдобренного непечатным словом

+2

78

--------------------------> Бар "Осколки"
ночь: ветер поднялся, начался ливень и где-то вдалеке слышны раскаты грома. Ночная прохлада окутала город.
Температура воздуха: + 21

Фелицио сидел, развалившись в кресле, и поигрывал браслетом, в форме змеи пожирающей свой хвост. Людей было не так уж и много – оно и понятно, не каждому приличному человеку захочется посещать такое место как это, не в смысле борделя, а в смысле района, где могут, не только избит и отнять всё, что есть с собой, но и прирезать в какой-нибудь подворотне. Всякого сброда хватает везде, но здесь его больше, чем в каком-нибудь не менее приличном ресторане или казино. Вампиру нравилось тут сидеть – тут было тихо, и его не беспокоили, да и зачем он кому-то, женщины редко обращаются к людям с такой профессией, как его. Часы нудно тикали, отсчитывая секунды и минуты. «Славно было в баре» - подумал он, роясь в воспоминаниях недавних дней. Глупая и безумная была ночь, но Фелицио хоть немного развлёкся, а то сидя постоянно в кресле, зад вскоре примет форму вышеупомянутого кресла. В общем, атмосфера в борделе, была более-менее расслабляющая и ненавязчивая. Шаги глухо звучали, рассасывая ощущение склепа с мертвецами. Мимо прошелестела стайка девушек, внешне ничем не отличающаяся от посетителей, но на самом деле работающих здесь. Хотя бы внешнее приличие соблюдаться должно везде, а то, что за деньги здесь можно найти всё что угодно душе, так это напоказ не выставляется, кому надо – тот и так знает, что здесь можно. Браслет, который Фелицио теребил, он создал только что из ложки, взятой со стола. Ему всегда нравилось баловаться с трансмутацией, когда внешность начинает перетекать из одной в другую. Если присмотреться к браслету, можно увидеть, что он был сделан с величайшей точностью: слегка шершавая чешуя, глаза, которые как будто из серебра, голова, зубы. Секрет браслета был в том, что раз одев, его можно было снять, только сломав – хвост засовывался в рот, а механизм  при этом, закрывал рот и змея, словно впивалась в свой хвост. Механизм был прост как колесо, и поэтому вытащить хвост было невозможно. Фелицио поигрывал этим браслетом, покручивая его на пальце, и не спешил его одевать. На руке пока было пять из шести браслетов – прошлый его браслет остался лежать на полу в баре. К слову сказать, все его браслеты были в виде животных: лиса, варан, кошка, игуана, и скорпион. Его прошлый браслет тоже был змеёй, только она просто обвивалась вокруг руки, и снять её было не проблемой, а мысль о такой форме браслета, посетила вампира минут десять назад, и теперь он был счастливым обладателем новой побрякушки. Фелицио всегда радовался новым интересным штучкам, словно ребёнок.
Положив браслет пока на столик, вампир вынул сигарету и закурил, благо тут это не возбранялось. Зачем вампиру курить, он и сам не знал, но, тем не менее, частенько ловил себя на том, что лезет в карман за пачкой – в сущности, такой человеческий жест. Привычки, вот что есть каждый. Набор привычек, эмоций и мыслей (работу органов тут не берём). «Мы отличаемся все лишь некоторыми привычками» - думал Фелицио, стряхивая пепел на пол – «но мы слишком сильно отличаемся этими привычками, так что же нас сближает? Мысли? Иногда. Действия? Тоже не так часто. Эмоции? Тоже не только лишь они. Получается всё по чуть-чуть вместе.»  Ему нравилось вновь обдумывать то, над чем голова работала уже далеко не в первый раз, и тем не менее никогда ответы на такие вопросы он не находил точно. Но на них и нельзя было точно ответить, и это всегда оставляло свободу для нового размышления.
До рассвета оставалось уже не так много времени. Можно было сходить пройтись, или посидеть на берегу, но не хотелось никуда идти. Лень, лень и ещё раз лень. Хотелось действия, какого-нибудь развлечения, но «От заката до рассвета», был сегодня пуст. Охрана на входе как всегда с каминными лицами. Посетители – либо затравлено оглядывающиеся, либо разжиревшие и успешные ублюдки, в общем как обычно. Фелицио помахал девушкам рукой, отчего те демонстративно отвернулись. «Хм, я успел и им уже насолить» - промелькнула в голове мысль. Не заморачиваясь по этому поводу, он вновь уставился куда-то в сторону стены. Слепо нашарив браслет, он вновь принялся крутить его на пальце. Делать было катастрофически нечего, и это его убивало сильнее, чем когда дела наваливались на плечи горой. Сигарета стлела, а он успел затянуться лишь раз, впрочем, как часто и бывало. Безучастно посмотрев на окурок в своих руках, он машинально затушил его о подлокотник кресла и бросил на пол рядом с собой.

Отредактировано Аваддон (2011-08-08 08:29:13)

0

79

---)
Август. 2011 год.
ночь: ветер поднялся, начался ливень и где-то вдалеке слышны раскаты грома. Ночная прохлада окутала город.
Температура воздуха: + 21

Руна сама не понимала, куда и зачем идет. Просто машинально перебирала ногами, не особо заглядываясь на пейзажи вокруг, хотя и было на что поглядеть. Она так и не успела переодеться из  металлического цвета коротенького платья с корсетом и воланами, выйдя из квартирки рыжей лисы, с которой планировала еще разок повидаться  Именно она вдохновила потускневший разум на что-то новенькое, необычное, веселое. Любопытство взяло верх над здравыми доводами, которых Киотсу всегда не хватало, а потому девушка несколько удивилась, когда вышла почти впритык к морю. Это был порт, ночной и, тем не менее, не спящий. Небо было, как ни странно, черным, но что-то в нем было не так. Хотелось снова стать пантерой и побегать, но для этого следовало бы снять всю одежду, запрятать её где-нибудь, а потом еще и возвращаться. Кто знает, может у здешних людей отличный нюх на женские обновки. Вывод напрашивался сам собой - шествовать дальше пришлось на своих двоих.
Люди копошились, словно муравьи, даже не понятно, почему. Возможно, вскоре планировалось отбытие корабля, ей-то, собственно, какое дело? Её здесь никто не замечал. Ночная тьма приятно укутывала, утаскивала в свою обитель, в царство теней и, возможно, Морфея, если бы не разгоревшийся энтузиазм аниото. Никому не нужная, она неожиданно для себя попала под раздачу природы - порывистый ветер раздувал её волосы, звёзды скрылись за тучами, которые разрастались, набухали, готовые вот-вот излить слезы неба. Девушка заспешила, но было поздно. Грянул гром, впереди, освещая путь и внушая суеверное благоговение, ударила молния. Мгновенно пошел ливень, освежая землю после душного дня, смывая пыль с дорог и заставляя Руну дрожать от холода. Она любила дождь, если бы не ветер.
- Так и простудиться можно... - рванув с места и едва не поскальзываясь на мокрой дороге, девушка влетела в дверь какого-то заведения и только тогда облегченно выдохнула. Мокрые пряди прилипли ко лбу и оставляли после себя дорожку капель на полу.
Девушка осмотрелась. Куда же ей выпала честь попасть? Любопытство снова вспыхнуло где-то внутри, побуждая идти вперед, не обращая внимания на свой несколько жалкий вид. Мимо порхали девушки, поглядывающие на неё то ли с насмешкой, то ли с интересом. Недовольно шикнув на них, Руна с гордым видом прошла вперед и замерла. Неожиданно, она поняла, куда попала. Охранники пропустили её потому, что выглядела она не бедно, да и не так плохо, но кто бы мог подумать, что кто-то поставит охрану в дешевый портовый бордель! Фыркнув почти недовольно и вспомнив своё место работы, а именно клуб "Инфинити", пантера уже хотела было развернуться и выйти, но остановил её ливень на улице. В голове зазвучал шепот её сознания:
- Ну что же ты? Хотела развлечься ведь! Как раз то, что нужно! Купи дешевую шлюху, покувыркайся малость, а потом забудь о нем, словно о приятном сне. Ну, что скажешь? - кивнув самой себе, брюнетка стала искать глазами того, кто мог бы ей помочь.

0

80

Ветер задувал в приоткрытую дверь, врываясь внутрь и разбавляя запах сигаретного дыма и человеческого пота, морской свежестью. Где-то вдалеке, на краю слышимости, пронзительно кричала чайка, носясь над причалом. Волны с шумом разбивались о берег. Фелицио не мог всего этого видеть, но прикрыв глаза, для него всё это было как наяву. Не многочисленные посетители разгорячённые алкоголем и адреналином, бурлящим в крови, сходили с ума, каждый по-своему. Впрочем, это было не внове для этого «замечательного» места. Людей как будто стало больше внутри, хотя никто не входил. Как же я устал от всего этого однообразия - прошептал про себя вампир. В его руках по-прежнему покоился браслет, так и не одетый на руку. Неподалёку, точно так же стояла стайка девочек и, перешёптываясь, многозначительно кивали в сторону Фелицио. Он знал о чем он говорят – он не умел читать мысли, отнюдь, но для того чтобы понять о чём они там шепчутся, не нужно быть телепатом. В них жил глубинный, животный страх перед племенем вампиров, хотя они и сами не знали название этому страху, но это не умоляет того что страх этот есть, а они, всего лишь облекли его в форму неприязни. Фелицио устало потёр переносицу.
На улице по мостовой, по крыше, по козырьку забарабанили первые, пока ещё робкие капли дождя. Волны забеспокоились сильнее. Хотелось неистовства погоды. Хотелось бури, но вряд ли  этому было суждено случится. В воздухе явственно запахло озоном – предвестником грозы, но грозы всё же, пока не было. Атмосфера вокруг, наполнилась упоительной свежестью и к запаху озона примешивалась тонкая нотка запаха влаги. Всё было чудесно и упоительно. Вампир даже прикрыл глаза, чтобы насладиться моментом. Сейчас его лицо со стороны напоминало лицо сытого кота, который лениво прикрывает глаза после плотного обеда.
В помещение кто-то вошёл. Фелицио не увидел этого, а скорее почувствовал каким-то внутренним чутьём. Наконец-то третий глаз открылся - подумал он, улыбнувшись своим мыслям. Глаза было решительно лень открывать, но момент был безнадёжно испорчен. Он нехотя открыл сначала один глаз, затем второй, при этом лицо он скривил так, будто съел до этого килограмм лимонов, а лимоны он ой как не любил. Наверно странно было видеть со стороны череду его мимических упражнений, но как было видно со стороны, Фелицио не очень-то и заботило.
Вошедшей оказалась девушка. Видно её успело как следует намочить, потому что вокруг неё уже образовалась совсем не большая лужица. Волосы прилипли ко лбу, а грудь, вздымалась, похоже, от рывка с улица в помещенье. Странно было то, что охрана пропустила её столь спокойно, обычно они мало кого столь просто пускали внутрь. Ну может быть, к такого рода девушкам, они более снисходительны - бесстрастно подумал он. Работницы, прошелестевшие мимо посетительницы, бросили на неё заинтересованный взгляд, за что девушка шикнула на них. Видно она знала, как с таким контингентом надо общаться.
Фелицио поднялся из своего кресла и беззвучно подошёл к девушке сбоку.
- Вас интересует что-либо конкретное? – спросил Фел у неё – Или вы пока не знаете что хотите? Если это так, я могу быть вашим гидом на сегодня. Так вас всё же что-то интересует?
Он смотрел её в глаза и мило улыбался, правда не демонстрируя 32 норму, и ждал ответа.

Отредактировано Аваддон (2011-08-12 22:58:53)

0

81

Глаза цепко выхватывали образы и детали окружающего её продажного мирка. Личности совсем неприметные, интерьер дешевый, но не пошлый, как это обычно бывает. Она уже морально подготовилась к шестам, к которым были бы прикованы обнаженные девицы с ошейниками и цепями, а тут даже цивильно. Ну чтож, оставалось только надеяться, что комнаты будут убраны, чисты, простыни будут сверкать белизной и отдавать свежестью. Хмыкнув своим мыслям и прикинув, что пора бы прикупить губозакаточную машинку, Руна сделала несколько шагов вперед. Правда, тут же замерла, почувствовав сбоку человека. И тут же ощетинилась, почувствовав его резкий запах, в котором можно было различить примесь крови.
- Ну что ж мне так на вампиров-то везет? Сперва эта, в клубе, теперь тут... - и все как на подбор чертовски красивы! Ладно девушка, полюбовалась её холодной грациозностью и величием и хватит, а тут же парень. Молодой, красивый и так близко...
- Вас интересует что-либо конкретное?  Или вы пока не знаете что хотите? Если это так, я могу быть вашим гидом на сегодня. Так вас всё же что-то интересует? - вежливая сдержанная улыбка, таинственный взгляд. И хоть в его глазах не было ни намека, ни неприязни, Киотсу ощущала прилив адреналина. Пантера внутри царапалась и готова была вырваться сию же секунду, защищать свою хозяйку от кровопийцы, который, впрочем, не выражал никакой угрозы. Пока...
Обворожительно улыбнувшись, Руна поправила мокрые волосы и состроила глазки.
- Ох, простите, ничего конкретного. Только одно... - прижавшись к нему вплотную и заглядывая юноше в глаза, она прикусила нижнюю губу и начала вести себя как всегда в таких ситуациях - соблазняюще-уверенно. - ...Повеселиться.
Тут же лицо её приобрело то ли обиженное выражение, то ли по детски-наивное, граничащее с невинностью. Похлопав пушистыми ресницами, брюнетка вздохнула.
- Надеюсь, вы сможете мне помочь... - коротенькое платье и капли дождя были как нельзя кстати. Кожа её блестела, словно призывая прикоснуться к ней, а платье весьма выгодно для девушки облегало её тело, подчеркивая неплохие формы.

офф: извиняюсь за короткий пост, в следующий раз отработаю х)

0

82

Фел не  ждал ответа – наглость второе счастье, но наглых не любят. Он ожидал того, что его культурно, а может и не очень, пошлют собирать помидоры на юг Италии. Для вампира стало небольшой неожиданностью, что ему ответили, да ещё как ответили.
- Ох, простите, ничего конкретного. Только одно... – при этом прозвучала довольно коварная пауза - ...Повеселиться.
- Надеюсь, вы сможете мне помочь...
Это прозвучало довольно-таки многообещающе, да ещё при этом то, что девушка прижалась к нему, для вампира явилось полной неожиданностью. Обычно так, мягко говоря, поступают редко, да ещё и мокрая одежда прилипала к телу девушки, вырисовывая довольно-таки аппетитный силуэт. «Эх, жаль не блондинка» - подумал вампир с сожалением, при этом на его лице не дрогнул ни один мускул. Лицо оставалось доброжелательным и улыбчивым. Конечно, бывали случаи, что женщины вели себя рядом немного развязано, но такого эффекта вампир никак не ожидал. «У молодости есть недостаток, у кого-то она никогда не заканчивается» - кажется, так кто-то сказал  - промелькнуло в голове у Фелицио. Неожиданности неожиданностями, но в его голове крутилась мысль, что разговор всё же, следует начать несколько иначе. Он слегка отстранился, при этом продолжая касаться руки девушки.
- Думаю, мне следует представиться – сказал он, заглядывая ей в лицо – Я Фелицио, или Фел, как вам будет угодно. А помочь я вам могу с чем угодно, только я буду вынужден вас немного огорчить, мои услуги гида, стоят несколько дороговато, но если вас устроит это, то мы можем поговорить о ваших желаниях… - закончил он, демонстрируя миру широкую улыбку.
Это прозвучало несколько грубовато, но вампир чувствовал, что лучше сказать это не откладывая в долгий ящик. По его руки стекало несколько капель, видно оставленных волосами девушки. Фелицио затылком чувствовал, как на него смотрят работницы данного заведения. Он недовольно повернул к ним голову, и взгляд его видно показал, что он с ними сделает, если он не займутся своей работой. Они поспешно повернулись к бару. Он не любил, когда на него так глазеют, словно презирают, хотя занимаются в сущности тем же.
- Всё же, я могу предложить вам кофе, и совершенно бесплатно – сказал вампир, снова поворачиваясь к собеседнице, - а то виду себя не лучшим образом, так что, надеюсь, кофе сгладит мои упущения. Заведение выглядит не самым шикарным, но могу сказать с уверенностью, кофе здесь на много лучше, чем вид помещения.
С этими словами, он мягко повёл девушку к своему столику, расположенному в дальнем углу зала. Рядом со столиком стояли два удобных кресла с резными ручками, они были незаметны в углу, если не всматриваться, а это делали очень не многие. На столике уже стояли две дымящиеся чашки. Надо потом будет спасибо бармену сказать, хотя это его работа, но… Подумал Фелицио, всё ещё мягко держа девушку за руку, и пытаясь увести её в глубину зала, к вожделенному углу.
офф: тоже прошу прощения за не слишком большой пост, ибо очень спать хочу

0

83

Руна внимательно изучала его взглядом, хотя кто-то мог бы сказать, что она пожирала его глазами. Но нет, в первую очередь она пыталась найти какие-либо закономерности во внешности у вампиров, что бы занести полученные выводы в свою копилку с ярлычком "кровопийцы". Не самый высокий, хотя, учитывая её собственный рост, он всё равно был выше её на пол головы. Несколько худощав, что определенно ему шло. Длинные, хоть и не такие, как у самой, светлые волосы, кожа пепельного оттенка, холодный взгляд, несмотря на то, что губами он улыбался. Ну да, отчужденность, холодность и светлые тона, кажется, совпадают у всех. Вряд ли ей светит дождаться от него тех же слов, что от Нифертари, потому следует слушать крайне внимательно. Кто знает, может в качестве развлечения он предложит поиграть в больничку и сделает две дырочки в шее для обмена крови.
- Думаю, мне следует представиться – сказал он, слега отстраняясь и заглядывая ей в лицо – Я Фелицио, или Фел, как вам будет угодно. А помочь я вам могу с чем угодно, только я буду вынужден вас немного огорчить, мои услуги гида, стоят несколько дороговато, но если вас устроит это, то мы можем поговорить о ваших желаниях… - Руна слегка склонила голову и хмыкнула. Она бы сейчас сказала, но это будет звучать слишком уж грубо, так что лучше будет промолчать и терпеливо слушать его предложения. За ними уже наблюдала шайка зевак, которые, вообще-то, должны были бы работать. Видя, как легко, одним взглядом, он избавился от их назойливого присутствия, Киотсу прикинула, что этот вампир занимает здесь совсем неплохую должность, а потому довольно ухмыльнулась.
- Всё же, я могу предложить вам кофе, и совершенно бесплатно,  а то виду себя не лучшим образом, так что, надеюсь, кофе сгладит мои упущения. Заведение выглядит не самым шикарным, но могу сказать с уверенностью, кофе здесь на много лучше, чем вид помещения. - брюнетка позволила увести себя в угол зала, где её цепкий взгляд уже выхватил дымящуюся чашку на столе, и довольно облизнулась. Кресла тоже порадовали взгляд, так что мнение об этом Богом забытом месте неожиданно начало расти. Удобно устроившись в нем и сделав глоток согревающего напитка, на её лице отобразилось блаженное удовлетворение.
- Кофе поистине замечательный... - слегка прикрыв глаза, сказала она, а затем поправила сползающие чулки. - Но, пожалуй, вернемся к делу. Деньги у меня имеются, поверьте...И так, что именно вы могли бы мне предложить. Как я уже говорила ранее, конкретных пожеланий не имею, так что буду ориентироваться из предложенного вами выбора. И, прошу вас, не экономьте мои деньги... - последнее было сказано с обаятельной и слегка лукавой улыбкой. Девушка пальцами постукивала по столу, слегка покачивая ногой в высоких кедах. Пантера, казалось, слегка успокоилась, хотя и оставалась бдительной, но Руна уже решила, что бы не случилось, оставаться человеком. слишком всё это интересно, а пантера могла выйти из контроля в своей слепой ярости и всё испортить.
Всё таки интересная штука, эта жизнь. Занесла её в дешевый портовый бордель...Неужели она действительно сейчас снимет себе какую-нибудь шлюху, использует как куколку и уйдет с чувством полной удовлетворенности? Да, портит её город, портит. Раньше она никогда бы себе такого не позволила. Но, ей Богу, сколько можно быть такой правильной, когда в этом мире всё продается и покупается! Идеалы и морали лишь портят все условия и ухудшают способность выживать. Всё это - игра, а игры Руна ох как любила. Не стоит подключать совесть к своим расчетам. Такая же бесполезная вещь, как и чувства и эмоции. Потому она решила подойти к вопросу с деловым расчетом и, что бы убедить вампира в собственном благосостоянии, вытянула небольшую пачку денег. В принципе, это была одна треть всего, что она имела, но он то этого не знал! И того, что собственного дома она не имела - тоже. Поправив прядь волос, она томно вздохнула и решила таки представиться, хоть и с небольшим запозданием.
- Руна.

Отредактировано Руна Киотсу (2011-08-15 17:26:34)

0

84

Собеседница, наконец, позволила увести себя к столику с кофе, и Фелицио, расслабившись, сел. Он ощущал себя тут, как паук в своей паутине: тут было, как бы это сказать – как дома, тихо, уютно и спокойно. Ну, относительно тихо, к несчастью от шума людской массы было невозможно скрыться, если не уйти в отдельную комнату. Фелицио беззвучно сидел и пил обжигающе горячий кофе. Он пил его не чувствую ни вкуса, ни крепости, ни даже чувства радости, от чёрной жидкости. Вкусы обычной пищи, были для него однотипны. Но всё же запах он чувствовать мог и наслаждался им. «Наслаждайся тем что имеешь» - говорил себе вампир, в таких случаях. Фел сидел, всматриваясь, в такое живое и подвижное лицо собеседницы. Она излучала бурную, необузданную энергию и чем-то располагала к себе. Но вампир привык не обольщаться, ни на чей счёт – это часто выходило себе дороже. Привязанности, дружба, вражда, любовь, ненависть – в сущности, не такие уж плохие взаимоотношения, но у них, как у горной реки, имелись свои подводные камни, о которые можно было стесать ноги, а на такой работе как у него, личное привязанности, были бы вообще, лишь большой помехой. По этому, он был вынужден быть и доброжелательным, и отстранённым одновременно. Смешная, и серьёзная эта вещь – жизнь - думал Фелицио, не отводя взгляда от девушки. Хоть его взгляд и был прикован к собеседнице – мыслями он был далеко отсюда. Любая история, происходящая сейчас, имела свой аналог в прошлом, меняются лишь люди и их взгляды, суть всегда остаётся той же – мы ищем развлечения в других. Есть тысячи примеров: Цезарь, устраивающий смерти людей в кольце Колизея, на потеху жадно  орущей толпе. Орды проституток, чей цвет ярко представлен в этом месте. Шоу уродов, практиковавшихся в старых цирках шапито. Мимы на улицах Парижа. Мы все – гемофаги и стервятники. - думал он, всё больше погружаясь в себя, и забывая где он.
- Кофе поистине замечательный... – прозвучало, казалось бы, в тишине, вытаскивая вампира из собственных мыслей. - Но, пожалуй, вернемся к делу. Деньги у меня имеются, поверьте...И так, что именно вы могли бы мне предложить. Как я уже говорила ранее, конкретных пожеланий не имею, так что буду ориентироваться из предложенного вами выбора. И, прошу вас, не экономьте мои деньги... – это звучало так, будто, он должен был подозревать девушку в том, что у той не было денег. Фелицио и не думал, есть или нет у неё деньги по одной простой причине – её пустили охранники. Вряд ли ей удалось бы войти сюда, не имей та денег. Иногда казалось, что у охраны вместо глаз стоят два рентгена, которые по совместительству ещё и калькуляторы. Возможно, так и было, Фел не знал и не горел желанием спрашивать. Они не трогали и не задавали вопросов ему, он не лез со своими глупыми вопросами к ним – и всех всё устраивало. Иногда вампир ловил себя на мысли, что думает об охране, как о лучших из людей, присутствующих тут. Да и вообще лучше многих людей.
Девушка, видимо для создания общего эффекта вынула из небытия пачку купюр. Где же она их прятала - подумал вампир, растягивая лицо в улыбке – на этот раз совершенно искренней, а не поддельно-профессиональной. Он и не думал, что слова о «довольно дорогой услуге гида», произведут настолько яркое впечатление. Но что поделать – каждый человек понимает одинаковые слова по-своему. Девушка расслабилась – как будто демонстрация бумаги, должна была произвести впечатление. Все тут знали, что было бы как минимум странно прейти в бордель без денег. Но как бы то ни было, девушка расслабилась – и это было уже хорошо. Значит, он принимала правила игры.
- Руна. – назвала, наконец, девушка своё имя. «Мммм, я уж думал, она скажет называть её госпожой, а не по имени» - с сарказмом подумал Фелицио.
Не хотелось переходить к делу, в голове крутилась мысль послать всё к чёртовой бабушке, и уйти куда-нибудь далеко-далеко. Но, увы, позволить себе этого он пока не мог, и вряд ли сможет в ближайшем будущем. А следовательно хочешь не хочешь, говорить о деле придётся, и лучше расставить все точки над и как можно быстрее – глядишь его услуги и не пригодятся, и можно будет вернуться к блаженному ничегонеделанью. Хотя другая его сторона жаждала развлечений и драйва, ну и конечно, его сильно привлекала возможность заработать – тогда «блаженное ничегонеделанье», можно будет значительно продлить. Он достал сигарету из пачки закурил. Несколько раз затянувшись табачным дымом, он стряхнул пепел в пустую чашку из под кофе. Морально воодушевившись, Фел решил-таки перейти к делу.
- Начать, пожалуй, следует, с того, что я вам ничего конкретного предложить не могу, я смогу лишь выполнить то, что хотите вы и, кстати, не только в разумных пределах. Я предлагаю конкретно себя, как бы это не звучало. Я как бы сказать и проститутка и нет – всё это зависит от вашего желания. А ваши деньги и не думал экономить, хотя если мы договоримся с вами об этом заранее, за определённую сумму, могу и по экономить ваши деньги, а так за их целостность и сохранность пока отвечаете вы. Извините, повторюсь, предложить я могу лишь исполнить ваши желания, но никак не свои, хотя опять же, если такого будет ваше желание – то, пожалуйста. Как говориться любой каприз за ваши деньги.
Закончив свою "проникновенную" речь, он с удовольствием в очередной раз вдохнул терпкий табачный дым, выпустив замысловатое кольцо. Фактически с главным делом было покончено – рассказать о своих услугах, а остальное было во власти гостьи заведения. Она могла встать и уйти, а могла озвучить своё желание. В такие моменты Фелицио ощущал себя неким подобием джина, из восточных легенд, только исполнение желание клиента не ограничивалось числом три, а ограничивалось количеством наличествующих у того денег, и выполнить то что ему не по силам он не мог, а в остальном – сходство явно присутствовало.

Отредактировано Аваддон (2011-08-16 05:33:46)

+1

85

Руна сидела в удобном кресле и пила горячий, почти обжигающий кофе, чувствуя его терпкий, горьковатый вкус. Приготовлен он был на славу! Правда, она лично предпочитала со сливками, или с молоком, или с мороженым и, скажем, с капелькой бальзама для вкуса. Но приходилось довольствоваться тем, что есть, тем более, что это не худший вариант. Сказать что-то конкретное она сейчас не могла - мысли спутывались, совершенно игнорируя пожелания своей хозяйки. Просто создавали себе отдельный мирок и радовались в нем жизни, словно обкурившиеся тараканы.
Покосившись в сторону Фела, Руна с трудом сдержала рвущийся наружу вздох. ну почему ж ей так везет на вампиров?Почему не какой-нибудь милый оборотень или, например, индиго? Покатил бы даже демон, но не-ет, закон подлости самый исполняемый из всех писанных и неписанных законов, а потому действует в любое время суток, даже не интересуясь пожеланиями людей. Лишь наглецы, эгоисты и пофигисты достигают в этой жизни примечательных высот. Каков же итог, когда всё это смешано в одну кашу, под названием Колесо Фортуны!
- Начать, пожалуй, следует, с того, что я вам ничего конкретного предложить не могу, я смогу лишь выполнить то, что хотите вы и, кстати, не только в разумных пределах. Я предлагаю конкретно себя, как бы это не звучало. Я как бы сказать и проститутка и нет – всё это зависит от вашего желания. А ваши деньги и не думал экономить, хотя если мы договоримся с вами об этом заранее, за определённую сумму, могу и по экономить ваши деньги, а так за их целостность и сохранность пока отвечаете вы. Извините, повторюсь, предложить я могу лишь исполнить ваши желания, но никак не свои, хотя опять же, если такого будет ваше желание – то, пожалуйста. Как говориться любой каприз за ваши деньги. - как же ей сейчас хотелось застонать. Такой симпатичный и такой опасный! Это могло бы стать вполне роковым свиданием и, может быть, фатальным. Но это же не дешевый паб или бар, а всего навсего дешевый публичный дом. Разница не огромная, но вполне существенная. Наверняка, она не первый оборотень, появлявшийся в этом месте.
Еще раз окинув его оценивающим взглядом и подмечая теперь уже и все мелкие детали его внешности, Руна несколько раз цокнула языком. Сложно было сказать, то ли тем самым она выражала одобрение, то ли наоборот недовольство. Кокетливо улыбнувшись и несколько раз моргнув, она, возможно даже излишне скромно, ответила:
- Что же, вы мне подходите. Думаю, первое мое желание совсем невинно - я бы хотела перебраться в комнату, более уединенную. - она мило улыбнулась, прикинув, что надо начинать с малого, постепенно повышая градус. Тем более, если у неё такая интересная шлюха. Звучит грубо, но вполне себе реалистично. В таком месте её за это никто не осудит. - И интимную... - добавила она, намекая на полумрак, свечи и прочую чепуху, которая нужна была чисто для вида.

+1

86

Сердце мерно стучало в груди, отсчитывая удары один за другим. Бум, бум, бум. Это было странно, ведь вампир и мертв и не мёртв, а сердце всё так же стучит, не зная усталости. Вечный двигатель – восклицают учёные, да это мог быть и вечный двигатель, но не стоит задумываться об этом. Оно есть в груди, оно стучит, оно даёт жизнь, о большем и не стоит мечтать. Да, как бы то ни было, а Фелицио  чертовски рад был быть живым. И ни что не могло сравниться с радостью жизни. Этот прохладный ветер, врывающийся в приоткрытую дверь, этот раздражающий шум людей, сидящих тут, это кресло, этот стол и кофе, чей вкус ему не суждено почувствовать, эта девушка – Руна, сидящая напротив. Разве могло бы это быть, если бы он был уже мёртв? Не знаю, может и могло, но не так, не здесь и не сейчас. Возможно всё, но не всё стоит проверять. Фелицио был пока жив, и не собирался изменять этой привычке. Пусть глупые люди утверждают, что спустя много лет, жизнь начинает надоедать – пусть утверждают. Можете поверить им, ведь людям тоже страшно умирать (было бы странно не будь им страшно), эта вера немного успокаивает, и людям так легче расстаться с жизнью. Пусть на чуть-чуть, пусть на самую капельку, но она тоже придаёт спокойствие. Так же как и вера, так же как смирение. Верьте им. Обманите себя. Но Фелицио не верил и не собирался верить. Жизнь его отсчитала уже четыреста двенадцать лет, и жажда жизни ещё ни разу не покидала его сердце. Четыреста с лишним лет уже хватит, чтобы жить надоело? - подумал он с промелькнувшей улыбкой, отразившейся лишь в его глазах – или всё же стоит ещё подождать, а ну как меня настигнет-таки это самое разочарование и скука. Нет, нет и ещё раз нет, жить стоит, и как можно дольше, а потом ещё чуть-чуть.
В его голову, как всегда на любой работе, лезли самые разные мысли. Они были как пьяные деды морозы в новогоднюю ночь – ровно стоять не могли, и норовили куда-нибудь свалиться. И как и пьяных дедов морозов, его часто тянуло на философствования, правда только с самим собой, да и кому было интересно слушать его бредни. А Фелу нравились его бредни, и остальным нравилось то, что он держал их при себе – таким образом, всех всё полностью устраивало.
- Что же, вы мне подходите. Думаю, первое мое желание совсем невинно - я бы хотела перебраться в комнату, более уединенную. – сказала девушка, назвавшаяся Руной, правда это или нет его совсем не касалось, да и не хотелось выяснять. -  И интимную...- Закончила Руна. Ну что ж, она согласилась, что как проститутка, Фелицио ей подходит. Можно было конечно обидеться, но зачем – он на работе и, что самое главное, его работа как раз и была работой проститутки. Так что любая обида, была бы изначально глупой. Да и к тому же это «Интимную…», можно было трактовать по разному. Может девушке хотелось попить чая при свечах, в уединённом месте, за душевной беседой о жизни. Да этот вариант был слишком маловероятен, но всё же имел право существовать. Ну а можно трактовать, как интим… Фелицио не особо интересовало, что Руна на самом деле имела в виду – он был простым исполнителем. Хотя не так, его, конечно, волновало это, его не могло это не волновать, но выбора-то особого тоже не было. Хотя девушка ему и нравилась, пусть не полностью, но нравилась. И его сердце, от волнения, билось в груди быстрее. Да это была работа. Да он был не самым худшим «сотрудником», этой шаражки. Но не волноваться – это уж вряд ли. Профессионал ты или нет, от волнения никуда не деться, нигде не спрятаться и оно всегда не применёт посетить вас. И всё же он в первую очередь тут работает, и поэтому на лице его не отражалось ни что, кроме доброжелательности.
- Прошу вас идти за мной – сказал он мягким голосом, беззвучно поднявшись из кресла. И не дожидаясь, что она ответит, направился вперёд, давая ей шанс, если она захочет передумать, то стоит лишь уйти, и никто её не осудит
Сначала была лестница на второй этаж. Казалось, она была искусственно состарена, и при шагах, она тихо поскрипывала, добавляя некой пикантности, для тех, кто поднимался по ней. Это было сделано специально, ведь по ней поднимались, как правило, лишь с клиентами. Далее шёл маленький, безликий коридор, но в нём было что-то чарующее. Он привлекал своей таинственностью, которую хранили не многочисленные двери, расположившиеся тут. Миновав этот коридор, Фелицио подошёл к оной из дверей, и мягко повернув ручку, отворил её. Дверь отворилась беззвучно, впуская внутрь тех, кто решил войти в мягкий полумрак комнаты.
Сама комната была довольно интересной, и в ней всегда была атмосфера уединённости, даже для того, кто знал, что за стенкой есть ещё кто-то. Нет, нет, соседи не могли помешать – звукоизоляция была отменная, но зная, что за стенкой кто-то есть, момент уединённости и интимности может быть нарушен, а эта комната, словно была особенной, она всегда была одинокой, даже находясь рядом с другими. Убранство этой комнаты не отличалось роскошью, но, тем не менее, не было лишено своеобразного изящества. Большая двуспальная кровать, с резными ручками, и специальный пульт с несколькими интересными функциями для кровати. Два удобных мягких кресла, притаились в углу. Они были довольно вместительными и, в них можно было находиться и вдвоём – ну вы меня понимаете. Столик на четырёх ножках. Довольно большой бар, с богатым выбором различных напитков – от минералки, до рома. На полу был постелен мягкий ковёр с мягким толстым ворсом, на котором было очень удобно ходить босиком. Стены были оклеены кофейного цвета обоями. Антрацитовый потолок. И много маленьких светильников в виде свечей, развешанных вдоль стен. Их свет был мягким и приглушённым, так что в помещении создавался полумрак, так необходимый здесь. Рядом с этой, прямо в этой комнате, расположился сан. узел, с туалетом и душем. Собственно всё, больше ничего столь яркого и запоминающегося в этой комнате не было, ну а мелочей было везде хоть отбавляй, и перечислять их было бы довольно утомительно.
Всю дорогу досюда, Фелицио ни разу не повернулся, и даже не прислушивался – есть ли сзади звук шагов. И теперь остановившись немного дальше от входа он ждал, закроется ли всё таки дверь, или нет.

Отредактировано Аваддон (2011-08-19 16:45:36)

+1

87

Почему-то Руна подумала, что,с идя в таком кресле, лучше бы в образ подходил бокал красного вина, нежели горячий кофе, хотя, учитывая погодные условия, она сейчас ни за что не променяла бы кофе на пафос. Девушка слышала, как дождь барабанил по окнам снаружи, как изредка вспыхивали они, говоря о том, что только что сверкнула молния и вот-вот раздастся раскат оглушающего грома. Брюнетка окинула помещение взглядом, таким, словно пытаясь что-то найти или обнаружить. Она хотела камин. Такой теплый, потрескивающий дровами и создающий домашний уют, которого у неё никогда особо не было. Она бы села рядом с ним на подушку, укуталась в мягкий, пушистый плед и, время от времени делая короткие глотки кофе, смотрела бы на огонь, который отражался бы в её зрачках танцующими искорками. Лицо Киотсу стало задумчивым, какое обычно бывает у людей, погрузившихся в воспоминания. Наверное, это было странно, особенно учитывая место, в котором она находилась и человека, который сидел слева от неё и терпеливо ожидал каких-либо комментариев Он всего лишь выполнял свою работу, а она его задерживала. Вздохнув, Руна повернула голову в его сторону, однако взгляд ухватил лишь губы Фела, сжатые в прямую линию.
- Прошу вас идти за мной - он встал и пошел вверх по лестнице, ступени которой тихо скрипели, всё больше и больше придавая сходства этого места к старому деревянному дому, который так назойливо метался в сознании брюнетки. Вставать почему-то не хотелось. Она знала, что Фелицио ушел наверх, слышала по его тихим шагам, которые, возможно, простому человеку показались бы совершенно бесшумными, но её звериные повадки давали о себе знать, потому она не только слышала его, но и чувствовала его запах, запах вампира, который невозможно спутать ни с чем другим. Но что же, проститутка выбрана, к чему томить?
С тихим вздохом девушка, оттолкнувшись руками, поднялась и  проследовала за светловолосым, хоть он и ушел далеко вперед. Кажется, когда она только поднималась, он уже вошел в комнату. Дверь в неё была открыта. Девушка бесшумно вошла в неё и закрыла, а затем посмотрела на спину Фелицио. Странное наваждение охватило её и, поддаваясь ему, Руна вошла вглубь комнаты, приближаясь к светловолосому, и лишь сейчас обратила внимание на её убранство. Что тут скажешь, когда видишь идеальную комнату? Дух перехватывает от того, насколько точно кто-то мог угадать её настроение. А лампы на стенах в виде свечей, создающие полумрак? Как же это шикарно, замечательно, успокаивающе...
Прикрыв глаза, она вновь улыбнулась своей обычной улыбкой - слегка с ехидцей, коварной и несколько лукавой. Подойдя к своей шлюхе (фу как грубо!) сзади, она обняла его и, приподнявшись на носках, поцеловала в шею. Странно это, снимать проститутку, что бы пытаться доставить ему удовольствие. Но кто сказал, что Руна нормальная?

0

88

Лишь стоит по прозрачности стекла
Серебряной ладонью провести…
Искусство так рождает зеркала, -
Чтоб каждый мог себя в них обрести…
Мы верим им и тянемся вперёд…
Иллюзия скрывает тени зла,
И наш двойник кривит в усмешке рот…
У нас воруют души зеркала…
Фелицио вспомнил начало стихотворения, которое, кажется, неимоверно давно где-то слышал. Где? Когда? Это не те вопросы, на которые он мог ответить. Он лишь слышал и помнил его.  Как точно оно сейчас бы подошло, но он привык молчать, потому что должен. Потому что кукла не говорит, не может думать. Она может лишь исполнять, а размышления и глубокомысленные фразы – это то, чего клиент не хочет от покорной куклы. И приходится всегда молчать. Закрывать рот, прежде чем слово успеет вырваться. До боли закусывать губу, стискивать зубы и повиноваться. А куклы не бездушны, они тоже чувствуют, но никто не хочет признавать это.
Фелицио не был проституткой в том понимании, какое все хотели слышать и понимать. Он не продавал своё тело. Он не был мальчиком на ночь. Это всё было, но было не так. Он был чем-то вроде любящего мужа, правда, купленного за деньги. Можно было сколько угодно времени убеждать себя и других в том, что это было, обычным поведением шлюхи… Реальность даёт не всегда те слова, которые подходят к определению ситуации. Нельзя не любить, даже это если всего лишь клиент, всего на ночь и всего один раз. Сразу чувствуется, что это суррогат, что не по-настоящему. А никто не хочет платить деньги за фальшь и приходится любить. Именно любить, страстно, пылко и по настоящему, а потом просто уходить с тупой и ноющей болью в груди, отпаивать себя дорогими коньяками и виски, или дешёвой водкой в подворотне. Просыпаясь вот так вот на утро, вампир хотел только одного – убивать. Нет, не того, кому дарил себя, потому, что того кого любишь, очень тяжело убить, а вот просто человека случайно забредшего в поздний час в тихую и пустую подворотню – можно. Хотелось, чтобы его кровь, капала на грязный асфальт, чтобы красные пятня оставались на одежде, чтобы руки, окрасились багрянцем. Заменить свою боль чужой. Алкоголь не мог помочь вампиру, и приходилось либо выходить на охоту, либо запираться в этой самой комнате, и беззвучно царапать грудь. А потом, приходилось снова стоять и чувствовать спиной как к тебе приближается твой мучитель, и твое счастье.
Фелицио полюбил девушку уже после того, как она села рядом с ним. Уже в тот момент, как она взяла в руки кружку и сделала глоток кофе. В тот момент, он уже любил её, любил по настоящему, иначе никак, точнее по-другому никак нельзя было. И сейчас, когда тихонько и мягко закрылась дверь, сердце томительно сжалось в ожидании. В ожидании чего? Чуда наверно. А какого? Да самого простого – хотелось услышать хоть какие-нибудь тёплые слова. Но реальность сурова – никто не станет дарить кукле частичку своего тепла.
Фелицио почувствовал тепло рук, обнявших его, близость такого хрупкого тела, жаркое дыхание на шее. Мысли давно потеряли свою значимость, вместо них осталось лишь тепло тела, робко и неуверенно прижимающегося к его спине, и наверно ещё толика изощрённого любопытства, испытываемого из-за поцелуя в шею. Захотелось почувствовать, как зубы прокусывают кожу и кровь, его кровь, неровными толчками поступает в рот, а тонкая струйка течёт по спине, принося лёгкую прохладу. Это было извращением, но тут уж ничего не поделаешь. Развернувшись, он ответил на поцелуй. Этот миг всегда был и одинаков и уникален. Как фейерверк на бразильском карнавале. А за окном ярко полыхали молнии…

0

89

Так странно. Закрыв глаза, Руна могла спокойно представить себе, что это тот человек, с которым она проведет остаток своей жизни. Вот он стоит и любуется ею. Они оба стоят посреди одной из комнат своего дома, в которой скоро, через пару лет, будут бегать шумные детишки, заполняя это место жизнью и молодостью...
Вздрогнув, Киотсу открыла глаза, изумляясь собственным мыслям. Какой к черту муж?! Она свободная птица, а если точнее - пантера. Того, кто рискнет сунуться к ней без её желания загрызет на месте! Пф...да уж, кажется ей что-то подсыпали в кофе, раз у неё такие галлюцинации уже пошли. Она хотела было нахмуриться и высказать свои недовольства вслух, но тогда момент был бы нарушен, ведь они оба, она и Фел, уже ощутили это нечто, что связывало их в эту минуту. К тому же ей не позволил страстный поцелуй. Брюнетка снова расслабилась, чувствуя долгожданную близость и предчувствуя...хм, веселье? Всё это игра, а играть она умела, потому, лукаво улыбнувшись, пантера легонько прикусила его губу и, хохотнув, толкнула в грудь, поваливая его на кровать позади и сама падая сверху, предварительно расставив руки по шире и опираясь на них, что бы не убить бедного вампира.
Он лежит снизу, она смотрит на него сверху, а в глазах уже полыхают коварные искорки. Губы растянуты в усмешке. Говорить что-то было бы бессмысленно, Киотсу не любила пустых слов. Человек, загружающий других своей никому не нужной болтовней в её глазах становится просто посмешищем, легкомысленным человеком, глупым. Если говорить - то по делу, или то, что можешь выполнить. Ложь чаще всего дает надежду, а так больно, когда надежда разваливается на куски, словно стекло, осыпаясь на асфальт мелкой крошкой и небольшими осколками. Скорее всего, это самое болезненное в жизни. Идешь по устланному стеклом асфальту и чувствуешь, как оно режет тебе ноги, впивается через кожу в мясо, принося нестерпимую боль. А потом, кто-нибудь посочувствует и скажет, что надежда всё еще есть! И затем новое стекло осыпается перед тобой и боли становится в два раза больше. Нет уж, спасибо.
Девушка слегка мотнула головой, что бы волосы не закрывали ей обзор и сместились чуть ниже. Рука её легла на живот Фелу, скользнула чуть ниже и нырнула под майку, чувствуя тепло тела. Сама же она нагнулась и коснулась губами его губ, почти мимолетно и не осязаемо.

0

90

Что-то творилось с миром – он стал подвижным и ярким, как карусель в парке. Он был холодным и бодрящим, как мороженое, жарким, летним днём. В каждый миг умещалась маленькая жизнь, а вся жизнь пролетала за миг. Раскаты грома, были гулом далёкой музыки, шум дождя аккомпонимировал им. Лёгкая полутьма, ложилась на плечи бархатным одеялом, закрывая и спасая от всего. Не важно, что было, есть и будет. Было лишь сейчас, а дальше, дальше тоже было лишь сейчас.
В такие мгновения со временем, случается какая-то загадочная штука: сначала всё как обычно, потом, время становится вязким, а потом БУМ, и время разлетается светящимся ярким  взрывом, как в малобюджетном голливудском кино. Голова была как пустой чан, только, что не издавала глухого звука.
В свете полумрака, лицо девушки явило собой хищный росчерк, пера какого-либо знаменитого художника. Такими, любили изображать лица, своих давно почивших богов, так же давно ушедшие цивилизации. Было в нём что-то такое, что с долей успеха, могло принадлежать Древнему Египту, с их кажущейся простотой, что-то Древнему Риму, руки чьих зодчих возводили великие скульптуры и гениальные постройки, можно было увидеть во всём этом и что-то нордическое, с их суровым взглядом на всё. Но более всего, было тут от хищных племён, с их богами, вечно требующими крови. Грация, сила, взгляд, всё это выдавало не жертву, а охотника. Принюхаться, так и кровью от неё запахло бы не только её. Лицо не было жестоким, наоборот, он бы подошло скорее жертве, но маска рано или поздно, на всех повисала оплавленными клочками резины, а под ней, виднелось настоящее лицо.
Всё это было, но Фелицио, обладал сейчас той же грацией, что и мешок картошки, и с должным мешку картошки изяществом, бы повален на стоящей за ним «предмет домашнего уюта с матрасом». Миг и он уже сидит верхом на вампире. Ну чтож, мы посмотрим кто будет жертвой - беззлобно подумал Фел. Глаза блестели от предвкушения, клыки, казалось, стали длиннее, а кровь забурлила быстрее. Рука девушки скользнула под майку, так по-деловому, что оторопь брала. И не зря брала, девушка была самостоятельна, казалось в любом вопросе, а напористости ей было не занимать даже у танка.
Многое, очень много преподносил свет, эта полутьма, создающая эротический фон, кофейного цвета, благодаря ним и только ним, свет здесь получался каким-то особенно необычным и волшебным. На славу постарались создатели этой дивной комнаты-шкатулки. Но главным было не это. Кровь, такая горячая, ударила в голову, заслонив разум. В душе, так глубоко , что и не вообразить проснулась животная натура. С ярко-алым блеском в глазах, вампир приник к губам девушки так беззастенчиво нависающей над ним.

Отредактировано Аваддон (2011-09-05 02:42:05)

0


Вы здесь » Town of Legend » Побережье » "Новый Ёсивара" некогда "От заката до рассвета"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC