Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральная больница


Центральная больница

Сообщений 451 страница 480 из 480

1

http://uploads.ru/i/c/e/M/ceM7n.png

Центральная городская больница - весьма популярное место у людей, слабых здоровьем или обделенных удачей: здесь можно получить и платное, прекрасное лечение и бесплатное, практически нисколько не отличающееся качеством. К высокому, большому зданию выходит одна из центральных улиц, в одном из ее ответвлений раскинулась широкая подъездная площадка, рядом с которой отстроили стоянку для персонала и посетителей. Въезд для скорой помощи расположился слева от площадки, чтобы автомобилям с пациентами не мешали другие машины, что могли бы затруднить движение. Посреди площадки, образующей овал, видна клумба в виде полумесяца с закругленными концами - помимо цветов на ней растет невысокий кустарник и тонкие деревца, а так же воткнута табличка "По газонам не ходить". За зданием больницы расположен небольшой уютной палисадник, где любят гулять пациенты в хорошую погоду - зимой там все прибрано от снега и льда, а деревья не дают воли сильному ветру.
Больничные палаты размещены на пятом, четвертом и третьем этажах, и различаются размерами, количеством лежачих мест и назначением - как палаты активной терапии или боксы, так и обычные, с однотипным оформлением в виде кушеток, тумб рядом с ними, шкафов. В каждой палате есть как минимум одно окно, высокое, с широким подоконником. Кабинеты врачей находятся на первом, втором и третьем, так же первый этаж, в большинстве своем, занят приемным залом. Этажи больницы совмещаются как лестницами, так и лифтами.

Холл на первом этаже - помещение светлое, со стеклянным дверями и зеркальным потолком. Напротив дверей за длинной широкой стойкой сидят миловидные девушки, готовые дать справку о врачах, лечении, а так же рассчитать клиента за платное лечение. Два коридора ведут к ведущим на другие этажи лестницам и лифтам.
Кабинеты на первом этаже расположены в малом количестве по обе стороны от приемного холла и в большинстве своем отведены под служебные помещения, кабинет дежурного врача, комнату охраны, и приемное отделение экстренной помощи.
Второй этаж с выкрашенными в светло-голубой, стенами, полностью отведен под кабинеты врачей, здесь же расположен и кабинет управляющего больницей. Операционные занимают левое крыло второго этажа. В основном все эти помещения однотипные, имеющие вид продолговатых комнат со светлыми стенами и темной мебелью, исключая характерное для каждого врача оборудование и обстановку. Второй этаж, помимо всего прочего, занимает столовая, в которой еда пусть и здоровая, диетическая, но вполне сносная и съедобная, а главное питательная. Помимо еды, которая выдается пациентам в отведенное время, там же, в столовой, можно купить себе что-нибудь "вкусное, но не полезное".
Кабинеты третьего этажа совмещены с лабораториями и перевязочными, помимо палат больных на этом этаже два бокса-изолятора для больных опасными вирусами. Лаборатории оборудованы по последнему слову медицины и техники, эта больница вообще могла гордиться своими специалистами. Так же, на третьем этаже размещены комнаты сиделок.
Подвал, место холодное, но сухое, занят отделением городского морга во владениях больницы. В него ведет только лестница, за тяжелыми, плотно прилегающими к стенам, дверями, находится кабинет принимающего специалиста в определенной области - патологоанатома, а дальше, по длинному коридору, расположено три помещения с камерами хранения тел умерших и одна операционная палата, в которой проводятся вскрытия. У морга и лабораторий на третьем этаже практически нет связей, так как здесь расположена своя. Вопреки представлениям, подвалы оснащены хорошим освещением и вентиляцией, а в коридоре редко бывает темно.

Одежда работников больницы не отличается от одежды работников других больниц этого и других городов. Белые халаты надеты на одежду у обычных врачей в кабинетах и приемных, хирурги и те, кто работает в операционных отделениях одеваются в костюмы светло-зеленых и голубых тонов. При этом, многие из них усилены магическими артефактами, в основном, конечно, медицинского значения.

0

451

- В городе только я. Волчий род был практически полностью уничтожен, не считая нескольких выживших. Хочешь.. Я познакомлю тебя с ними?
Старик, как же мне тебя не хватает, ты меня так же называл и гладил приговаривая что-то себе под нос. Почему тебе не дано так долго жить? Почему люди не вечны?
Глаза долго рассматривали очертания лица, скулы, мышцы рук, но остановка предстояла на шее, где красовался небольшой кулон в виде змеи, кусающей собственный хвост. Наклонив голову, волчица заинтересованно разглядела каждый изгиб и впадинку украшению, собирая в себе ассоциации.
Бесконечность, смерть, холод, никогда не сойти с назначенного пути, мудрость, хитрость, клан...
Взгляд падал ниже, сосредоточившись на бинтах на руке, принюхавшись пахло несколькими запахами, среди которых присутствовал контролёр по отлову животных - Даймона.
Оставаться в больнице больше не было желания, да и раны уже сами по себе затянулись. Если же попросить выпустить, вряд ли кто-нибудь исполнит эту просьбу, сейчас волнующий вопрос для персонала - "Кто она? Откуда?* Местная или нет? и т.д." Волков же не регистрируют в городе отпечатками лап и анализами крови с шерстью. В какой-то степени это радовало, зато найти стаю сложнее.
- Пойдём!
Эхом произнесла волчица, бросившись к открытому окну, вдыхая ноздрями дневной согретый воздух, наслаждаясь подаренным теплом. Кивнув себе на спину, Блю готова была отправиться в путь, чтобы показать ему свою семью. Плевать, если другие заметят их вдвоём, причём человек верхом на звере, это станет сенсацией.

+1

452

- Познакомишь? Правда?  – Владислав был счастлив как ребенок, которого пообещали отвести в парк аттракционов. – Конечно, хочу.
Он поднялся следом за волчицей. Нож сверкнул в руке, разрезая бинты. Они упали на пол. Владислав проследил за их падением своим взглядом. Затем он заинтересованно принялся рассматривать собственную руку, сгибая и разгибая пальцы. Результат вполне удовлетворил его. На его коже уже не осталось ни малейшего следа. Прекрасно, - подумал он. Ему не нравились те неудобства, которые иногда причиняло собственное тело. Он привык быть господином своему телу, своим чувствам, своим эмоциям, своим мыслям. Привык надежно скрывать, подавлять их и проявлять лишь то, чего они от него ожидали, то, что они хотели увидеть. Полутени, полутона, игра чувств, мыслей и слов. Бесконечная Игра – таков был его мир. Он снова посмотрел на стальное лезвие и подбросил его одной рукой, ловко поймав другой. Ежедневный баланс на лезвии ножа. Мир, из которого он сбежал. Мир, из которого он думал что сбежал.
В палате было достаточно места, и, улыбнувшись, Владислав сделал пару сальто назад. Тело действовало превосходно. Он подошел к зеркалу. Следы на шеи почти не угадывались. Скоро ничто не напомнит об этом маленьком инциденте. В конце концов, Виктор, не смотря на всю его браваду, сила его удара не идет ни в какое сравнение с силой…
- Пойдем!
Это слово прервало течение его мыслей. Он инстинктивно повернулся на звук голоса. Увидев, что Блю предлагает ему себя в качестве верхового животного, Владислав лишь усмехнулся. – Ну, я ведь не Иван Царевич… - медленно произнес он. – А вы бы не могли обратно в человека перекинуться? Вышли бы как нормальные люди – через дверь.

+2

453

Да вот только если бы волчица относилась к тем самым нормальным людям. Ей так хотелось познакомить нового друга с детьми, что позабыла рассказать ему об опасности. Стая отличается от матери своей агрессивностью и не раз нападала на людей, ради куска мяса. Они поглощают скот, дикую добычу и одиночек, без разницы человек или демон. Конечно же, из них не все так кровожадно, но слушаются вожака и готовы отдаться командам в любом направлении.
Спироу, Блади, Снежана - услышьте меня! Где вы, ответьте мне, чтобы я вас проще смогла найти.
А за далёкими небоскрёбами, за линией города, где возвышается над шоссе поле и лес, ещё дальше господствуют горы, куда и забралась волчья стая. Первым уловил мысль копия волчицы Блю, ответив воем, не дожидаясь пока остальные разберутся в чём дело. Отставшая группа вскоре подхватили зов, посылая тайные знаки короткого пути.
Ага.. Так далеко забрались. Ничего, пешком дойдём.
- Люди да люди, когда нибудь всегда в первый раз!
Развеяв сомнения, на подоконники крепко прижимались ладони недавней раненой девушки, что корчилась от боли. Услышав стук каблуков, в точном направлении двигающихся к палате, Блю быстро схватила парня за руку, силой утащив с собой во тьму. Вошедшая медсестра остолбенела, когда увидела, что в комнате никого, тут же поспешила сообщить главному врачу.
Оба тела легко скользнули в стены здания, перескакивая с одной стены к другой. Она крепко держала явно обезумевшего от страха юношу, впервые ощутив какого это, войти за грань невозможного. Волчица крепко держала его за руку, ибо если они разделятся парню суждено остаться замурованным в стенах одного из домов.
========>Лес

Отредактировано Blue (2012-07-17 22:35:51)

0

454

Тьма, а потом, что-то неясное. Слишком чуждое, слишком дикое. Полет и одновременно падение. Затяжной прыжок. Страха не было, был лишь безумный восторг. Это потрясающе! Это круче чем гонять на мотоцикле по ночному городу, это круче чем выйти на паруснике в бушующее море! Этот круче, чем прыжки с парашютом!
Спустя какое-то время, его восторг несколько поостыл и в его сознании стали зарождаться мысли совсем иного рода. За внешностью и поведением беззаботного подростка скрывался гибкий ум желающий понять, анализировать все вокруг.
Как ей удается делать то, что она делает? – Подумал Владислав, крепче сжимая руку Блю. - Все тела существуют в четырех состояниях: жидком, твердом, газообразном и, кажется плазменном. Это зависит от расстояния между молекулами. В газах расстояния между молекулами в несколько раз превышают размеры самих молекул. Вследствие этого силы взаимодействия между молекулами газа малы и кинетическая энергия теплового движения молекул намного превышает потенциальную энергию их взаимодействия. Все зависит от расстояния, и чего еще? Кажется скорости и притяжения. Эх, не надо было на физике спать… Атомы или молекулы твердых тел в отличие от атомов и молекул жидкостей колеблются около определенных положений равновесия. Твердые тела сохраняют не только объем, но и форму. Возникает вопрос, как одно твердое тело способно проходить сквозь другое не деформируя его? Прочность тел зависит от того, с какой силой притягиваются молекулы этого тела друг к другу. Чем она больше, тем прочнее тело. Если очень сильно сжать газ, то но становится твердым. Он как она…

лес

Отредактировано Владислав (2012-07-18 12:26:13)

0

455

Июль 2013 года
• день: поднялся сухой горячий ветер. Яркие лучи солнца согревают землю и прохожих. Воздух сухой и жаркий. Вокруг все зелено - трава, листья, цветы. На солнце невыносимо находится - слишком жарко.
Температура воздуха: + 34

Центральное полицейское управление====>
Имея полное право на заслуженный отдых после свинцового дождя, что, к счастью, пролился мимо попавшего в переплёт полицейского, сам этот полицейский, тем не менее, открыл дверь, ведущую в фойе больницы, где еиу предстояло немного поработать сверхурочно. Как и положено, народу в больнице было много, Шики ещё в детстве хорошо вызубрил, насколько хрупко человеческое тело. Теперь те, кому повезло, что они не до конца разрушены насилием, болезнью, старостью или собственной же глупостью, лежали здесь или приходили сюда за помощью, а целая армия целителей тела и души обслуживала их, выслушивала часами их жалобы, осматривала каждый уголок тела и каждый закоулок души, пичкала таблетками, микстурами, колола, обкуривала, вставляла клизмы... Незавидная участь, что у одних, что у других.
А, плевать. Пусть они тут хоть на руках ходят и мух сбивают из пистолетов, причём одновременно. Свободный охотник на нечисть Шики, что носит в паспорте фамилию ублюдка, сделавшего его сиротой, пришёл сюда за небольшим фрагментом Цели.
Нужно узнать, что знает девушка, на которую напали вчера ночью. Когда же расколется Чемберлен, появятся дополнительные зацепки, да и гражданскими помошниками лейтенанта Джонсона можно будет заняться.
Куда идёт человек, впервые заходящий в обитель Гиппократа? Правильно, в регистратуру. За широкой стеклянной перегородкой, смотря какие-то бумаги, сидели две медсестры, очереди к ним не было, и Шики подошёл к той, у которой лицо было, что называется, поумнее. На основании глубокой сосредоточённости на своих бумагах и, в то же время, быстрого переключения её внимания на разговор ещё одной медсестры, что завела с ней разговор, парень вполне мог надеяться, что она поумнее того бабуина на проходной в полиции.
Увидев молодого серьёзного брюнета японской национальности, медсестра с дежурной улыбкой обратилась к нему:
- Добрый день, чем могу вам помочь?
Шики решил не светить свою ксиву всей больнице, и немного поосторожничал:
- У меня тут один документ. Мне сказали, что вы можете мне с этим помочь. Если вам не трудно, конечно, - и протянул в листке бумаги полицейское удостоверение. Уровень медсестры повысился для Шики ещё выше, когда она не стала охать и округлять глаза от присутствия стража правопорядка, а лишь немного прищурилась и подыграла:
- С этим вам нужно пройти за мной, уважаемый. Прошу вас, - она отодвинула стула, встала и вышла в коридор с белыми, как и почти всё во всех больницах, стенами, что сначала всегда давят на глаз человека, привыкшего к буйству красок нашего мира. "Это не жизнь, лишь жалкое её подобие. Неужели я был таким же?" - вспомнил Шики свои частые походы в детстве по больницам, смотря на бледных, в фон стенам, медленно куда-то плетущихся больных.
Медстестра отошла за поворот коридора, огляделась, и спросила Шики:
- Чем обязаны новым визитам полиции, Тоно-сан? Разве ваши сотрудники не выяснили всё ещё вчера?
Новым? Вчера? То есть, девушку уже допрашивали? На работе надо будет поспрашивать. Или она о чём-то другом?
- Остались некоторые вопросы, которые требуется с вами обсудить. В частности, интересует состояние той девушки, которую вчера сюда привезли. Ей не слишком докучали вопросами? - проверил свою догадку сахар.
Медсестра удивилась:
- Как? Разве вам не сказали? Девушка и парень, что её доставил, сразу же исчезли. Что же у вас за управление такое, где никто ничего не знает?
"Спасибо, Роуз. Стоит ли напоминать, что твоё заведение - жёлтый дом?"
- У всех бывают непонятки. А как они пропали? Вылезли из окна?
- Вам это лучше обсудить с медсестрой, что курировала девушку. Пойдёмте, она наверняка у их палаты.

Поднявшись наверх, проводница немного покрутилась, высматривая свою коллегу, и, наконец, крикнула:
- Хельга! Подойди на минутку!
Другая медсестра, держа в руках какие-то бумаги, без которых больница, видимо, и больницей-то не является, подошла к регистраторше, слепяще улыбаясь симпатичному японцу рядом с ней.
- Этот молодой человек из полиции хочет с тобой поговорить о ночном исчезновении твоих подопечных.
Тридцать два зуба, освещавшие лицо Шики, погасли. Никому не приятно, когда полиция интересуется твоими ошибками.
- Эмм... да? Я вас слушаю.
Коллега Хельги тем временем быстро ушла, оставив опустившую глаза медсестру одну отвечать за свои просчёты.
- Мне бы хотелось побольше узнать о том, как исчезла пострадавшая и её спутник. Чем больше вы мне расскажете, тем быстрее мы её найдём и тем меньше будет претензий к вам. Собственно, их и так немного, что справедливо - не следует заставлять держать серьёзное выражение лица девушкек, кому больше к лицу милая улыбка, - успокаивающим тоном, слегка постреливая глазами и улыбаясь, стал раскручивать Шики медсестру, у которой, судя по отсутствию металла на безымянном пальце, было слабое место, куда и следовало бить. Та немного засмущалась, напряжение, кажется, стало меньше.
- Да разве там много рассказывать? Положили мы её вчера, обработали, забинтовали, а парня увели ваши на допрос. Позже я попросила его у господина полицейского, чтобы узнать побольше о девушке, но он даже имя её не знал. Просто нашёл на улице и приехал вместе с ней сюда. Потом он захотел с ней встретиться, я отвела его в палату и оставила их вдвоём. Кстати, у него была забинтована рука, - начала рассказывать Хельга, по-видимому, снова разглядывая стажёра как мужчину, а не копа. В частности, улыбка вновь стала возвращаться на её лицо.
- Я не знаю, сколько они там просидели, я зашла в 5, а их уже не было. Никто их внизу не видел, под окнами никаких следов нет. Испарились. Вот и всё, Тоно-сан, - закончила Хельга пересказ событий, так же как и Шики, постреливая глазами.
- Эмм, любезная Хельга, а могу я осмотреть палату девушки?
Отказа, само собой, быть не могло, и через полминуты Шики уже находился с медсестрой в до тошноты чистой палате, пропитанной запахом лекарств и ещё невесть чего. И...
Следом использованных заклинаний.
Во-первых, становилось понятно, каким образом парочка исчезла - на одной из стен явно чувствовался след заклинания прохождения сквозь неё, причём, довольно сильного. А во-вторых...
Внушение, причём, очень странное. Внушение с оттенком... способностей вервульфа.
Однако, что-то было не так. Второй раз уже за этот день чуял Шики подобное и начинал сомневаться в том, что тот за кем он охотится - действительно оборотень. Это чувство было подобно чувству заклинаний ублюдков, рождённых и волками, и людьми, но оно было... чище, если можно было так сказать. Кто же это? Это новый вид врага? Или это новая раса?
Что ж, пока не найду - не узнаю.
Шики вновь обратился к медсестре:
- А тот полицейский, что здесь был, оставил какие-нибудь координаты? Они, конечно, есть и в управлении, но искать их там долго, а он нужен мне прямо сейчас. Вы мне поможете?
- А, да, сейчас, у меня хорошая память на цифры, я запомнила номер. Так... - нахмурила личико девушка, а затем выдала Шики телефон. Парень записал его в блокнот, попутно соображая - память памятью, но зачем ей запоминать номер какого-то копа? Видимо, она часто мужчинам улыбается.
- Эмм... я не знаю, быть может, я ещё что-нибудь вспомню. Как мне вас тогда найти?
"Видимо, она и под мой номер может освободить память."
- Да, конечно, запишите или запомните, - Шики назвал ей свои цифры. - И дайте мне, пожалуйта, свой номер, совсем скоро могут возникнуть ещё вопросы. Вы же мне поможете их разрешить? - а кто сказал, что охотники на нечисть - импотенты?
Дела в больнице были закончены. Шики выходил из здания, копаясь в своей барсетке, чтобы положить туда поудобнее блокнот с листочком, на котором написала свой номер Хельга. Внешне-то она ничего: стройная, ножки, грудь, улыбка на милом личике.
Кто сказал, что охотники на нечисть -  имп...
Под руку Шики попался небольшой деревянный футляр с жестяными уголками, в котором на старой фотографии маленькая черноволосая девочка в простом платье и лентой на волосах стояла возле смеющегося мальчугана и смущённо смотрела на объектив. А теперь - на этого же мальчика, что через семь лет решил в который раз взглянуть на старую фотографию.
"Акиха..."
"Брат, вернись!"
Бумажка с номером скользнула по воздуху словно осенний лист, что на старой фотографии, и упала прямо в пластиковый ящик, куда люди отправляют то, что их душе не нужно.
"Мне это не нужно".

Пора отвлечься от грустных мыслей. В этом неплохо помогает езда на мотоцикле.
====>Улицы европейской части города
====> Квартира Тоно

Отредактировано Nanaya Shiki (2012-07-30 17:32:46)

0

456

<---- Неквартира Нелого
осень 2013. Час дня.

Depeche Mode – It's No Good

В карете скорой помощи было даже прохладно, уличая духота не проникала внутрь, и только пары медицинского спирта смешивались с запахом отдушки. Логос так и ехал в больницу, почти в таком же состоянии, в каком вывалился из хендая – растрепанный, краснощекий и в полурасстегнутой рубашке, поверх которой он набросил джинсовую куртку. Эвелина еще раз осторожно осмотрели, бинты у него на руках кое-где увлажнились кровью. Царапины и порезы у него на лице залепили пластырем, то и дело санитарка щупала его пульс на шее, касалась лба. Паника приутихла – жизни Эвелина едва ли что-то угрожало, но с переливанием нельзя было медлить.
Логос не сводил глаз с девушки – вряд ли он видел ее когда-нибудь, но если и видел, то не запомнил, слишком много лиц проносится мимо. Но в одном он был почему-то уверен. Особенно, когда она опустилась на узкую лавку, сняла перчатку и достала телефон.
- Если вы его поклонница, вряд ли вы захотите пускать об этом слухи. – Она обернулась на голос демона, который звучал низко и очень грубо. Ее пальцы уже набирали сообщение, а тут замерли. Узкие розовые губы сжались.
- Я...да, не стоит. – Она убрала телефон обратно, но Лого по-прежнему оставался уверен в том, что теперь информация просочится дальше. Известный артист пробовал покончить жизнь самоубийством в квартире своего любовника! Вот уж тема для социальных сетей.

Эвелина увезли в реанимационное, пожилой санитар отправил Логоса следом, сперва передал какой-то девушке на ресепшене подписанные бумаги. В белоснежной комнате не было даже запаха, только кушетка, накрытая простынью и занавешанное окно. У Логоса сняли температуру, хотя он нетерпеливо ерзал на кушетке с электронным градусником, попросили встать на весы. Пришлось опять рычать на услужливых, но принципиальных медсестер, которые требовали с него карту, где записаны все его хронические заболевания, наотрез отказываясь верить, что у Логоса их нет и никогда не могло быть. Как и самой карты. Наконец, после пятнадцати минут пререканий, они подцепили к нему катетер и кровь Многоликого, найдя выход из вены, радостно понеслась по трубке.
Через минуту его начало закидывать в полудрему, хотя он привык к обильным кровопотерям. Возможно, всему виной излишние переживания, но Лого все же ненадолго отъехал из облицованных белоснежной плиткой стен. Куда-то во вчерашнюю ночь, в веселую, пьяную ночь. Да, а ведь у него было с утра похмелье. Эта мысль разбудила его, он подскочил, пытаясь утешить себя тем, что алкоголь очень быстро выводится у него из крови, и что Эвелину не будет никакого худа.
Скоро пакет наполнился, катетер отцепили и убрали жгут предплечья. Стоило только медсестре вытащить иглу, как вена и кожный покров мгновенно затянулись, а она только хотела прислонить к нему вату с перекисью. Логос насладился удивлением на женском лице. Кровь взвесили и унесли в лабораторию, демону предложили чай и он принял его. На ресницах была ужасная тяжесть. В палату зашла уже знакомая санитарка, осторожно заперла за собой дверь. Вот и славно, Лого тоже не против обсудить с ней кое-что слишком важное. Скорее всего, вернее он был абсолютно уверен в том, что она и не представляет, какой опасности подвергает этих двоих своим длинным языком и девичьими замашками делиться с подругами новостями прямо с полей. Она аккуратно села на стул напротив, Лого молчал и только иногда подносил к губам кружку с крепким черным чаем. Всякая эйфория от сдачи крови прошла, и теперь он был крайне мрачен. Его раздражал сам факт, что на сей раз Эвелин зашел слишком далеко, и он уже не смог сам вытащить его из этой канавы. Просто обработать порезы, просто наложить бинты и пластыри, просто укутать в одеяло. Нет, теперь они оба здесь, среди толпы незнакомых людей, которые постоянно требуют с них какие-то справки и бумажки, недоверчиво смотрят в глаза и явно насмехаются. Мир болезней и больниц – Логос обошел его стороной, и был бы рад держаться поодаль и впредь, вот только его никто не спрашивал.
- Он повредил несколько вен на левой руке, поэтому кровопотери были такие обильные. – Девушка, наконец, заговорила, демон проколол ее взглядом как рапирой. – Но ему повезло, у него очень быстрая свертываемость крови, поэтому состояние не крайне тяжелое. Сейчас наши врачи накладывают швы. Я…я могу задать вам несколько щекотливых вопросов?
- Смотря каких. – Он упивался ее застенчивостью, но в то же время она раздражала своим излишним любопытством.
- Я вчера видела его за пультом, и у него не было этого все на лице, и на теле. – «Это все» она живописно изобразила, проводя рукой по щекам и вдоль шеи.- Он ведь... резал себя по этому рисунку…Когда он успел сделать эти татуировки?
Лого посмотрел в кружку. Псих чертов, резал себя пор рисунку. Из всех идей Эвелина, касательно того, как себя живописнее изувечить, эта, без сомнения, самая охренительная.
- Ну, у него были целые ночь и утро, чтобы их себе сделать. – Лого сделал последний глоток и отставил кружку. Разговор закончен, разве не ясно? Но санитарка так и не сдвинулась с места, она только нервно мяла ткань халата у себя на коленях.
- Он выглядит таким чудесным, когда у него из-под пальцев бежит музыка. – Уголки ее губ дрогнули и приподнялись. – Зачем же он так с собой?
Лого сложил руки на груди, свел вместе брови на переносице.
- Наверно затем же, зачем люди бьют посуду, когда злятся.

Через два часа к нему зашел какой-то незнакомый врач и уточнил, что они сделали переливание, и сейчас Эвелин спит под капельницей, и, скорее всего, проспит еще сутки. За эти же два часа к Логосу направили целых двух психотерапевтов, но говорить с ними демон не стал. Судя по его состоянию и надменному виду, с которым он листал местные журналы, его психическому здоровью ничего не угрожало. Выйти из больницы и дожидаться, пока Эвелин проснется где-нибудь у себя дома, он отказался, поэтому сутки слонялся по огромному зданию лечебницы, с плохо скрытым презрением смотрел на пациентов, которые так же как и он призраками порхали по этажам. Иногда он подходил к палате, в которую определили Осень, но она была заперта, и санитарка, наслаждаясь своей властью, напоминала ему, что туда нельзя. Этим она злила Логоса даже сильнее, чем своим длинным носом и языком без костей. Стоило позвонить всем этим менеджерам и другим важным шишкам, которые решали организационные вопросы за Эвелина, но Лого так и не позвонил. В конце концов, у его мальчика сегодня официальный выходной, который они с таким задором проводят в больнице: один в отключке, подключенный к капельнице, а другой – в холле в компании пенсионеров и журнала Men’s health.

Отредактировано Logo (2013-01-05 17:13:21)

+2

457

Январь. 2014 год.
• вечер: начался сильный снегопад. Ветер усилился. Снег решил замести весь город еще сильнее. Так же холодно. Горожане предпочитают не покидать уютных домов. Улицы города сверкают от гирлянд, украшающих практически все улочки.
Температура воздуха: - 6

Улицы европейской части города -->

Бригада "скорой" доехала до больницы без каких-либо приключений. Еще бы, с пациентом с регенерацией иного быть и не могло. Главное было - не перегнуть палку с восстановлением, а то могло привлечь внимание и совершенно ослабить Кровопийцу, а ему еще "домой" возвращаться, бумаги за несколько часов переоформить на дом. Со всеми прочими вопросам можно было разобраться и потом. А вообще не мешало бы дом оформить на подставного, чтобы каждый раз не возиться. Или вообще организовать какой-то орден. А хорошая идея, жаль раньше не подумал - демону пришлось "приходить в себя", когда его доставили уже в палату, оказав все необходимые мероприятия не в "полевых условиях", а в нормальном приемном покое.
На некоторое время он остался один, если не считать обязательного видео наблюдения и аппаратуры регистрации, так как состояние его все еще считалось тяжелым. Но зато и у демона появилась возможность разобраться и максимально наладить контакт с телом. До полного контроля было еще далековато, но основные "проблемные места" он выявил. И главным было зрение. Да, очки придется носить, но не оптические - решил демон, и оставил это на потом. Все остальное - расстройство координации, провалы в памяти - все можно было списать на травму, основную угрозу от которой демон максимально уменьшил - перекрыв кровопотерю и восстановив немного поврежденный участок мозга. Пусть считают, что просто был задет сосуд у кожи - ему отнюдь не хотелось застрять в больнице на недели для восстановления. А так - шок, относительно легкая травма, хоть и головы - и к утру он будет свободен. По крайней мере на это хотелось надеяться, ведь предстояла еще беседа с полицией. Которую врачи максимально постараются оттянуть.
Так и случилось - за ночь его никто, кроме периодически появлявшегося медицинского персонала, проверяющего показания различный приборов. Но на утро все закончилось. В палату вошли двое полицейских в сопровождении медика. С полицией в этом городе в роли пострадавшего демон дел не имел, и не знал, нормально ли это. Но приготовился внимательно слушать, что будут говорить, заодно и побольше узнать о себе самом. После дежурного представления и обмена любезностями и вопросами о самочувствии, больше адресованными медику, начался и сам разговор.
- Итак, мистер Уильямс, что вы помните из произошедшего с вами вчера? - начал старший в паре полицейских.
- Вчера? Мало что помню о том происшествии. Просто решил слегка сократить дорогу, это ведь было почти в центре городаЗначит, теперь я Уильямс , надо запомнить - А дальше - на меня кто-то молча бросился, и все, очнулся тут, остальное помню смутными короткими отрывками - демон попытался поморщиться, словно ему это все было не очень приятно и больно.
- А что произошло с нападавшим, вы не в курсе? Он найден мертвым на том месте, где напал на вас.
- Я же ответил - я не помню. А я теперь что, подозреваюсь в его убийстве? - Кровопийца решил пойти в атаку.
- Я же вам говорил, он все еще в шоковом состоянии - как можно спокойнее произнес медик, наклонившись к копам. Снова разговор, тихий, и очередной ритуал - визитка, на которой демон ничего не смог причитать, просьба обязательно позвонить, если что-то вспомниться. И полицейский протянул медику пакет.
-Это нашли на месте нападения, они чудом уцелели - и через несколько секунд медработник аккуратно надел очки на пациента. Обстановка для демона срезу прояснилась - в прямом смысле, предметы обрели четкость.
- Так намного лучше, спасибо - делать что-то сам Кровопийца еще опасался, невзначай нос себе сломает еще.
Где-то через пол часа после ухода полиции демона, точнее, уже "мистера Уильямса" еще раз осмотрели.
- Что же, могу сказать, что травма была больше пугающей, чем нанесшей серьезные повреждения организму. По этому до вечера вы останетесь под наблюдением, а потом сможете идти домой. - на подобный вердикт демон и ожидал. По этому вполне спокойно принялся рассматривать и изучать все документы и вещи, которые оказались у него с собой. Банковские бумаги пока его интересовали мало, хотя тоже могли пригодиться для очередного переоформления имущества, а вот ключ от номера в гостинице сказал одно - он тут приезжий. И в гостиницу надо будет наведаться поскорее, и решить все вопросы. Дэймон Уильямс - демон привыкал к новому имени.
Отпустили его даже раньше, чем он ожидал. Как оказалось, было всего лишь легкое сотрясение мозга и рассечение сосуда - отсюда и столько крови. Но ничего страшного для здоровья не было. Одевшись, демон отправился решать дела как можно скорее
--> по делам (улицы, банк, адвокаты)

0

458

-- Квартира Нелого --

осень 2013. Девять утра.

Veto - Fell inti Place

Кровавая бойня и кафель весь красный. Осколки с изображением потолка, плавающие в крови, смешавшейся с водой.  Некогда здесь было все прекрасно. Снежно. Спокойно.
Лого, наверное, не забыл ничего. Еще помнит, как Осень в приступах паники жался к нему и бормотал что-то про то, что необходимо проснуться, открыть глаза. Он впивался тонкими пальцами в его плечи. Сжимал их до боли. А потом его покидали силы и он, лишившись смысла, смотрел куда-то в пустоту перед собой. И до него было невозможно достучаться. А после засыпал и видел темные, мрачные сны. Иногда кричал и отбивался. В этих снах его мучения продолжались. Продолжали полоскать его в кислоте вчерашнего дня и опускать на дно чаши с кипучей смесью, сдирать кожу.
Сейчас он спал. Его сон был спокойным и бесцветным. Мир сдался. Решил успокоить.
Они все понимали ,что дыхание может прерваться в любую секунду. Но все равно твердили, что от этого не умирают. Еще не скоро заживут полосы на его бледной коже. Не сразу рисунок вернет первоначальную идеальную полосу. Сейчас черный смешался с алым и укрылся под белоснежными винтом, которым врачи укутали его руку, перебинтовали ноги. Он буквально плавал в осколках. Они еще будут это обсуждать. Возможно, не только сегодня. Еще все узнают, как он не сдержался. Как утонул в собственном отчаянии. И спишут все на то, что он употреблял наркотики или был в состоянии алкогольного опьянения. Но это бред. И только они с Лого будут знать правду. Может быть, это сделает его более популярным.
Темная ночь. К трем у него поднялась температура. Заботливая санитарка, которая почти не выходила из палаты, прошла мимо Лого бросив на него серьезный мимолетный взгляд и скрылась в лифте, после чего минут через пять вернулась обратно в сопровождении врача.
Он осмотрел спящего юношу с равнодушным лицом и порекомендовал вколоть жаропонижающее, после чего, не сказав ни слова, покинул палату. Он спустился в лабораторию, чтобы узнать анализ крови. Получив заключение долго изучал его, после чего пришел к выводу, что происходящее - бред и что он совсем не выспался. Хотя, доказательством правды являлся лист у него в руке. Странно это все. Очень странно. У человека не может быть такой крови. Совершенно немыслимый состав. С такими мыслями он уснул в кресле у себя в кабинете. Лист же с его обмякшей руки слетел на пол.
Ранним утром он проснулся из-за влетевшей в кабинет медсестры. Она в панике трясла его за плечи. Что-то случилось с одним из пациентов. Лист остался валяться под столом. Врач вернулся к нему через два часа. Просмотрел еще раз. И задумчиво потер переносицу.
А в это время в своей палате пришел в себя сам виновник происходящего. Открыл глаза и уставился в белый потолок. Все тело ныло от боли. Он чувствовал еще во сне. Что-то случилось?.. Где он сейчас? Запах. Это вовсе не запах их дома, где стены пропахли сигаретным дымом и где в углах поселились отзвуки стонов и веселый смех Лого... А где Лого? Только на этой мысли он пришел в себя. С ужасом широко распахнул глаза. Ничего ведь не случилось особенного. Он... Он мотнул головой и скривился. Попробовал сесть. Только со стоном свалился обратно, когда боль прошлась от запястья с пронзила его руку, на которую он попробовал облокотиться. Только теперь он обратил внимание на бинт с проступавшей пятнами темной кровью. И память тут же вернулась. Судорожный вздох. Он закусил нижнюю губу. Что он натворил в этот раз? Пластырь на лице. Звек разбивающегося стекла, осколки которого посыпались ему под ноги переливающимся дождем.
- Вы пришли в себя? - он вздрогнул, посмотрел на вошедшую девушку с нескрываемой паникой, но она поняла его и улыбнулась, - Он в коридоре. К Вам пока что нельзя никого пускать. Как Вы себя чувствуете?
Он ничего не ответил. Только отвернулся от нее и посмотрел в окно, где уже взошло солнце. Потом тихо проговорил, разделяя слова:
- Мне все равно, можно или нет. Я хочу его видеть. И если Вы не пустите его ко мне, то я сам пойду к нему.
Черные глаза с презрением обратились в сторону девушки. А ведь он казался таким чудесным.

Он застал Логоса в коридоре у палаты Осени. Подошел к демону и серьезно посмотрел на лист у себя в руке.
- Знаете, походу у Вашего... у этого юноши серьезные проблемы со здоровьем. Мы не сможем его в ближайшее время выпустить из больницы. Надо еще раз проверить кровь...

0

459

Суток как будто и не было. Вечером он позвонил Тони и долго пытался ему объяснить ситуацию, слоняясь в узком пенале в конце коридора, где стояли автоматы с напитками и цветочные горшки. Тони, как и следовало ожидать, ничего не понял или, как минимум, сделала вид, пытался доказать Логосу, что «тебя некем заменить, и ты нужен мне сегодня ночью, какое мне дело до твоей бытовухи?!», после чего был сброшен и уже не смог дозвониться на отключенный телефон. Лого только и делал, что пил кофе в банках, листал журналы на стойке и разговаривал с какими-то очень говорливыми пациентами клиники. Когда очередной случайный, но слишком словоохотливый собеседник спросил, как зовут ту очаровательную особу, о которой так беспокоится такой красивый молодой человек, Лого без тени заигрывания ответил, что ждет он юношу, и что с ним, грязным педиком, вовсе не обязательно заводить разговор. Но, как оказалось, собеседница, женщина лет сорока, была особой даже не толерантной, а глубоко сочувствующей. Настолько глубоко, что Многоликий от нее спрятался в этом самом узком пенале, зажимая под рукой толстый глянцевый Вог. Ютясь на неудобном металлическом стуле между кадками с пальпами, демон неохотно листал липкие страницы с рекламой и красотками, глазами скользя по модным силуэтам, но ничего не отмечая. Мыслями он был в палате этажом выше, и что-то тревожное сводило иногда мышцы его лица в короткую судорогу.
В десять часов вечера охранник настойчиво попросил его покинуть помещение и придти завтра утром. Логос жалел только о том, что не подумал о маскировке, которая позволила бы ему всю ночь слоняться вдоль палат и быть, так сказать, на страже. Но он уже давно не использовал свои способности как-то так.
Он заночевал в гостинице, которая была в двух шагах от больницы, спал беспокойно, хотя очень хотел спать. Теперь тревога не отпускала его, вопросом было только то, что же тревожило сильнее всего: тот факт, что Эвелин едва не отправил себя на тот свет из-за неожиданного возвращения своей демонической ипостаси, или же тот факт, что теперь их кровь находится в лаборатории и какие-то люди смотрят на нее в микроскоп.
Ужасно. В его планы входило жить спокойной жизнью в человеческом обществе, но не становиться его полноценным членом, со страховками, медицинскими справками и анализами крови на столе в городской больнице.
Когда больничные двери открылись, Логос уже стоял на крыльце с пустым пластиковым тумблером из-под кофе. Он занял свою прежнюю позицию напротив палаты Эвелина, не допуская ту мысль, что Эвелина могло уже и не оказаться в палате. Когда через полтора часа к нему подошел лечащий врач его горе-любовника, Лого не сразу понял, о чем он говорит. Он смотрел в лицо человека, который плохо спал ночью, но в отличие от него, Многоликого, недосып оставил на нем след. Все-таки докопался до крови. Как и следовало ожидать. На это высказывание у Логоса за ночь скопилось достаточное количество универсальных ответов. Он только опустил голову, уставившись на носки своих ботинок и глубоко вздохнул. Не могут выпустить из больницы? О нет, Осень тут долго не пролежит.
- Я прекрасно понимаю, о чем вы говорите. Мне неловко говорить об этом, да и сам Эвелин стыдится, но у него очень редкая болезнь крови, мутация, что-то… похожее на рак. – Логос смотрел в глаза доктору, наблюдая за его реакцией. – В городе, из которого мы приехали, ему предлагали интенсивное лечение, но он отказался, и я прекрасно его понимаю. Он живет сегодняшним днем, он молод и талантлив, а эта болезнь почти не проявляется.
- У вас остались какие-то заключения медиков, выписки?
- Нет, мы ничего не брали с собой.
- Просто…этот состав крови вообще мало похож на человеческий, это ясно? Люди не живут с такой кровью. – Доктор опять посмотрел на свою справку, сомнение закралось в морщины у него на лице. Логос сжал кулак у себя в кармане. О, он бы стер из головы этого чересчур компетентного медика любое воспоминание о крови Осени, о самом Осени, если бы это было возможно без летального исхода.
- А он живет с этим с детства. Он сам откажется от лечения. Ваше дело было только подлатать его после нервного срыва. Ему нужен покой и домашний уют. Но никак не больничные стены. – Он становился настойчивее по мере того, как доктор сужал свой взгляд.
- Вы ведь понимаете, что в любой момент он может…
- О нет, уверяю вас, этого не случится! – Лого махнул рукой, рваным движением поправил свои кудри.
- Хорошо, если у него такая редкая болезнь крови, как же ему подошла Ваша кровь?
Вот же гад. Логос сложил руки на груди, с его лица пропала приветливость. Он отвернулся, стараясь не проронить грязного слова, но доктор продолжил.
- А я скажу почему. Я смотрел вашу кровь, и в ней есть такие же аномальные кровяные тельца. Выходит, Вы тоже больны…этим?
- Даже если болен, неужели я прошу вас меня лечить?! – Лого говорил на повышенном тоне, его голос эхом отдавался в полутемных коридорах. – Я Вас умоляю! Плохо, когда государство не предоставляет медицинской помощи больным людям, но совершенно  верно – оставаться в стороне, если человек сам не просит о лечении.
- Хм…- Доктор тоже повысил голос с усмешкой глядя на упрямого демона. – В таком случае, никто не обязан помогать самоубийцам вроде вашего друга.
Губы Логоса дрогнули. Он отвернулся, сглотнул ком в горле, причесал свои мысли. Все в порядке.
- Иногда самоубийство – это крик о помощи.
Дверь из палаты распахнулась, из нее показалась медсестра. Увидев Логоса, она улыбнулась с явным облегчением и подозвала его жестом руки.
- Он проснулся и хочет Вас видеть.
- Отличная новость! – Лого рванул в палату, но грубая рука доктора отдернула его.
- Никаких посещений на сегодня! О чем ты только думаешь, - он перевел взгляд на медсестру, та вложила ему ключ в подставленную ладонь.- Я ведь говорил, что к нему нельзя. Я думаю, ему нужен изолятор.
- Изолятор?! – Лого неприлично хохотнул, вырвал свое запястье из цепкой врачебной хватки. – Что за ерунда! У него же нет никакой инфекции!
На пороге в палату разразился нешуточный спор. Доктор успел спиной захлопнуть дверь палаты, а смущенная медсестра быстрым шагом скрылась за поворотом.
- Да что Вы себе позволяете?! – Лого говорил так громко, что его голос мог без проблем перебудить все крыло. Доктор с покрасневшим лицом, стараясь сохранять спокойствие, только сжимал в ладони дверную ручку.
- Нет, это Вы себе позволяете! Я же ясно выразился – нельзя к нему в палату! И, раз уж пошла такая пляска с этой неведомой болезнью, Вам туда тем более нельзя. И не смейте, не смейте, да что же… - Логос только сдул назойливую курчавую прядь со лба, закатывая рукав. Давненько он не хотел кому-то тааак врезать по первое число, особенно учитывая отсутствие всякой тяги Многоликого к кулачному бою. Да и доктор был не промах, в расцвете сил, так сказать, подумаешь – не выспался. Логос громко бабахнул ладонью по двери и она загудела.
- Вы отказываетесь слушать то, что Вам говорят!
- У меня за спиной многолетний врачебный опыт, а Вы даже не представляете, какой опасности подвергаете себя и своего…-  их глаза встретились, Лого низко опустил тяжелую бровь.
- Ну же, скажите!
- Своего бойфренда! – Доктор скривил губы и отвернулся под натиском тяжелого взгляда.
- Я-то как раз прекрасно представляю, а Вы – обыкновенный посторонний человек, который лезет не в свое дело. – Лого ткнул его пальцем в грудь, и тут же его ладонь отлетела с громким шлепком.
- Так, мне это надоело. Или Вы сейчас же покинете больницу сами или я позову охрану, которая вытолкает Вас взашей! – Он поправил воротник своего халата, еще раз посмотрел на справки в своих руках – они немного измялись в пылу…разговора.
- Да, мне тоже это надоело. Я забираю Эвелина, все, что Вы могли для него сделать, Вы уже сделали. На том спасибо. – В ответ на почти благодарную улыбку Логоса, доктор посмотрел на него как на ополоумевшего безумца.
- Да Вы шутник. Извините, у меня много дел. О, а вот и за Вами пришли! – У бедного дока словно гора с плеч упала. Со стороны лестницы вышли все та же медсестра и рядом с ней охранник. Логос прищурился. У этого темнокожего бугая в правом кармане был электрошок, а в левом – алюминиевая банка с колой. Что за странная привычка смотреть первым делом на оружие мнимого врага? Да и банку мог оставить где-нибудь на вахте.
- Да-а-а, у Вас сейчас здорово прибавится дел. – Улыбка Логоса была недоброй. Не улыбкой психопата, но явно человека, у которого «не все дома». А доктору он сразу показался каким-то подозрительным. И откуда только берутся такие самоуверенные извращенцы вроде этих двоих? Точно сектанты какие.
- Сэр, попрошу Вас покинуть помещение. – Охранник сделал пригласительный жест, густым басом сопроводив свои действия. Логос только поднял руки – да, конечно, я сдаюсь, док. Вот только эта нехорошая улыбка не покидала его лицо. Ему раньше нравилось смотреть «как оно», узнавать их реакции на «а если я сделаю вот так». Да, реакции простых людей, которым неизвестно понятие вечности, которые мучаются вопросами старости, приспосабливаются к обществу, вслушиваются в законы и в мораль. Вот только если Логос, который никогда не скрывал того, что ставит себя выше всякого хомосапьенс, сказал, что он заберет Эвелина, значит, он заберет Эвелина.
- Да, конечно. О, могу я сделать глоток? – Все трое из больничного коллектива с подозрением наблюдали за тем, как Логос берет из рук удивленного охранника банку с колой, как сперва подносит к губам, а потом…ну даже охранник не успел среагировать, только медсестра издала какой-то звук – не то трагично всхлипнула, не то громко икнула. Логос безжалостно скрутил банку, остатки колы брызгами полетели на пол и запятнали его одежду. Он попятился от охранника, приставив к бледной зеленой вене под закатным рукавом рваный алюминиевый конец.
- Да что же Вы как ребенок себя ведете!? – Доктор почти взвыл. – Сколько Вам лет, в конце концов?
- Шестьдесят восемь. Или что-то около того! – Логос откровенно развлекался, его зеленые глаза в самом деле сияли как у ребенка.
- Очень смешно. Саймон, проводи его на выход – Доктор потянул на себя дверь палаты, мутный свет вылился в коридор.
- Работайте свою работу. – Мрачно прочеканил Логос. Темные руки уже схватили его за локти, но было поздно. Весь в зазубринах импровизированный алюминиевый скальпель разорвал эпителий и царапнул по вене Многоликого. Он только закусил губу, чтобы позорно не завыть, набрал в грудь побольше воздуха.
- БЛЯДЬ, ЭВЕЛИН, ЭТО СОВСЕМ НЕ ПРИКОЛЬНО! – Сквозь боль, сковавшую всю руку по локоть, Логос хотел смеяться над паникой в чужих глазах.  Кровь брызнула как из пульверизатора, на сей раз первой в ступор впал доктор, который чуть справки не выронил, увидев почти бурую кровь под давлением.
- НЕНОРМАЛЬНЫЙ! Неотложку сюда, живее! – Он захлопнул дверь и почти бегом отправился за медсестрой, которая уже торопилась обратно на лестницу с белым лицом. – Саймон, передави ему вену и врежь, я тебя умоляю!
- Да, Саймон, врежь мне! – Передразнил доктора Логос, когда охранник грубо ухватил его за предплечье и сдавил вену под порезом. А чего старается – там уже образовался тромб и кровь даже не брызжет, из руки Логос выпали останки развороченной банки и он ловко выхватил электрошок. Последним, что видел Саймон (еще раньше белой вспышки разряда) прежде чем отрубиться, были огромные зеленые глаза, изгиб явно девичьих бровей, красные пухлые губы и длинные рыжие локоны.
- Ооой! – Женская ипостась Логоса, вернее, лицо женской ипостаси Логоса, грубо приделанное на настоящее мужское тело, все извратилось в мимике страшного удивления, прежде чем он ткнул его в бок электродами и послал в мозг сотню джоулей.
Окровавленная рука страшно ныла и плохо слушалась, но порез затянулся в считанные минуты.
Когда Лого вошел в палату Эвелина, на заляпанном кровью лице был знакомый румянец Альвиса Логоса и его идеально ровные локоны. Таким Осень увидел его когда-то в Канаде. Замок щелкнул, Логос закрылся изнутри оставленным в спешке ключом.
- Ну как поживает мой мальчик? – Он сел перед больничной койкой, спелыми губами стал хаотично прикасаться к обессиленной ладони Эвелина, которая вся была перебинтована. Сердце в груди Логоса стучало так громко, что он едва ли слышал собственный голос. Он посмотрел на лицо Эвелина – наверняка под пластырями, ватой и бинтами останутся некрасивые шрамы. На прекрасном лице его северного Бога. Слепое обожание в Логосе сменилось детской обидой, но он все равно поцеловал Эвелина в висок и коснулся его темных волос. Дверь в палату заходила ходуном, в нее стучало, наверно, три пары сильных рук.
- Вы даже не представляете, какие неприятности себе создали! – Голос был женский, но очень грубый. Логос только глазами водил по ключицам Эвелина, да поглаживал его шею кончиком указательного пальца, словно хотел приласкать кота. Долбить в дверь перестали.
- Может, он уже в обморок от потери крови грохнулся? – А вот это уже был его знакомый доктор.
- Сам ты в обморок грохнулся! – Весело прокричал бы ему Логос, но в дверь опять ударили. Ну да, да, сейчас они принесут ключи, откроют палату, ну и что? В самом деле, ну и что? Логос вроде бы чувствовал, что игра пошла совсем по другим правилам. Что он сплоховал. Очень сильно сплоховал. Но эмоции взяли над ним верх, и, господи, как же ему хотелось посмеяться над этим докторишкой. Он осмотрел палату и увидел больничный халат и…чьи-то сменные туфли.

Отредактировано Logo (2013-01-14 20:10:37)

0

460

Crosses – Bermuda Locke†

Она смотрела на него с сочувствуем. Он читал его в ее голубых глазах. Ловил мысли растерзанными ладонями. Растерянные мысли, смешавшиеся в клубок ниток. Как он мог так далеко зайти? Почему вовремя не заметил красный и вместо того, чтобы нажать на тормоза, позволил себе надавить на газ. Тишина. Она мотнула головой:
- Простите, мне не разрешали никого к Вам пускать.
- Почему меня должно это беспокоить? - он опять попытался сесть, еще одна тщетная попытка, аж губу прикусил от боли.
Он ненавидел людей. Всегда ненавидел. Они делали то, что им велят и не задумывались о своей личной свободе. Что ее держит? Работа. Да, эта чертова работа, которая сейчас не дает Осени успокоиться. Не дает прижаться к Лого и закрыть глаза, вдыхая его приятный аромат и забывая обо всем на свете. Как Эвелин позволил этому случиться? Писк кардиографа. Запахи больницы. Его передернуло, и он опять тяжело вздохнул и приподнялся на локтях:
- Какой мне выбрать язык, чтобы Вам стало понять, что мне глубоко срать на Ваше руководство?! - он прикусил губу, мотнул головой. Черные пряди съехали на глаза, скрыли на мгновение дьявольские рисунки и Эвелин откинулся на подушку, - Если Вы не ходите, чтобы у Вас были проблемы похуже проблем с начальством, то Вы сейчас же сделаете то, что я говорю.
Совсем ослаб. Прикрыл глаза. Боль прошлась по искалеченной руке от запястья до локтя и юношу передернуло. От пластырей и ваты на лице его коробило. В голову закрадывались нехорошие мысли относительно того, что будет дальше, когда он поправится. Это ведь не все. Ему казалось, что это только начало. Он уже погрузился в свои мысли, и тут подошла Она. Он начал презирать женские лица с тех самых пор как Лого впервые при нем принял совершенно другой облик, меняя личину. Еще больше он презирал эдакое чувство сострадания и материнской жалости, которое было абсолютно у всех девушек, встречавшихся ему в жизни. Каждая могла нацепить вот такую вот гримасу. Она сказали тихо, поправляя его простыни:
- Простите, но я не могу  позволить себе рисковать Вашим здоровьем. Это мой долг.
Он закипал. Быстро. С самых глубин поднимались забытые чувства омерзения и гнева. Того самого гнева, который некогда подталкивал его к убийствам и заставлял сходить с ума от запаха крови.
- Ты не поняла меня? - он схватил ее за запястье, потянул на себя, вкрадчивый голос, словно перед ним трехлетняя девочка, от которой он требует одного - убрать за собой разбросанные игрушки, - Сейчас же... я дважды повторять не стану.
За спиной медсестры лопнула лампочка, на пол посыпались осколки. Она резко обернулась, удивленно уставилась на рваные стеклянные края, посмотрела опять на Осень и коротко кивнула. И что ее испугало? Вот только в девичье сердце заползла смутное предчувствие чего-то нехорошего. Она покинула палату.
Эвелин же со всем своим чувством отчаяния лег обратно, тяжело вздыхая, надрываясь от тяжести прошедших дней. Закрыл глаза, сжимая растерзанную стеклом ладонь. А она возмущалась. Кричала и бесилась. Ему же хотелось только одного: попасть домой и уснуть, уткнувшись в грудь демона. Как раньше. Как вчера на пляже. Только бы почувствовать его близость. И расслабиться, позволяя ему решать все.
«Лого… почему тебя еще нет?»
Крик в коридоре. Эвелин вздрогнул, распахнул черноту в глазах, поджимая губы. Вздрогнул. Слабый запах крови.  Запах демона и человеческих тел. Он тяжело вздохнул, подавляя панику. Не давая ей рассредоточиться по всему телу мелкой дрожью. Сдавил в пальцах белую ткань постели.
Облегчение пришло вместе с Логосом, переступившим порог комнаты, запершим дверь. Пришло теплом в душе и слабой улыбкой на бледном лице, пришло вместе с нежным взглядом. Весь в крови, но с ним все хорошо. С ним все в порядке. Пальцы прошлись по лицу демона, растирая подушечками алые разводы. Бинт принял другую расцветку.
- Иди ко мне, - он потянул его за руку, заставляя пересесть на постель полным мольбы и грусти взглядом. Садясь сам, судорожно вздохнул, всхлипнул, и ткнулся носом в пропахшую металлом кофту Логоса.
Там за дверью кто-то завозился с замком. Послышалось бормотание и переговоры. Он не вникал. Ему было все равно. Этот мир будет играть по тем правилам, которые диктую отнюдь не простые смертные.
Он сомкнул плотно веки, тихо прошептал, складывая пальцы на груди у демона:
- Мне страшно… Я так хочу домой... Прости меня, - он весь горел от температуры, дрожал от холода и слез, которые теперь стекали по щекам. Просто это Осень. Просто независимо ни от чего он стался прежним, все тем же психом, каким нашел его в канадских снегах Лого. Нашел, умудрился растопить и приручить. Заставил играть по другим правилам. А Эвелин никак не мог к ним привыкнуть. Никак не мог избавиться от паранойи и сумасшествия в собственной голове.
Дверь в палату распахнулась. С грохотом вписалась в стену. Врач со своими спутницами застыл на пороге. То ли в растерянности. То ли в удивлении.
Оборотень поднял глаза на демона, осторожно коснулся его щеки, накрывая ее ладонью:
- Лого, поехали домой?
Для него другой мир не существовал. Не существовал с тех самых пор, как его тело пережило два года назад многочисленные пытки ненасытных человеческих ученых. Он не желает обращать на него внимания. Ни сейчас, ни потом.
- Мы вызвали полицию. Покиньте палату! Вам еще раз повторяют, что его болезнь может оказаться очень опасной и нам необходимо провести полное обследование! – кажется, они очнулись, пришли в себя.
- Его тоже следует положить в изолятор...
Девушка санитарка опустила глаза, когда Осень на нее взглянул и потом тоже опустил взгляд, прижимаясь обратно к Лого.

Отредактировано Осень (2013-01-16 18:55:51)

0

461

Depeche mode - freelove

Зачем так суетиться? Вышибать двери, кричать в голос, требовать субординации. Моральная выправка, принципы, от которых по каким-то одному людскому Богу известным причинам, ни в  коем случае нельзя отступать, иначе под ногами отступившего развернется бездна, пол разойдется в стороны и поглотит грешника. А греха-то ноль.
Как это раздражает в людях.
- Это он вспорол себе вены? – Женщина, которая прибежала вместе с доктором, кажется, была заведующей. Строгой, сухой, вечно уставшей. Доктор на ее вопрос только кивнул, да и то как-то неуверенно.
- Да, он же весь в крови!
- Что-то мало похож на умирающего. – Она прищурила на него щедро накрашенные глаза. Они все зашли внутрь палаты, Логос не отводил взгляда от лица доктора, открыто насмехался над ним. Его руки гладили Осень по плечам. Под туфлей женщины хрустнуло тонкое стекло.
- Давно здесь лопнула лампа? – Она не без отвращения, но скорее заинтересованно смотрела на этих двоих, поморщила лоб.
- Минут пятнадцать назад. Когда я…когда я разговаривала с больным, она лопнула. Невключенная. – Санитарка явно волновалась. Неужели что-то поняла? Да ну, вряд ли. Молодец, Эвелин, напугал медсестричку дешевым трюком, из-за которого новые лампы накаливания у них в квартире надолго не задерживаются. В двери стояло еще двое охранников, скрестивших руки на груди.
- Если вы собрались положить нас в изолятор, на кой черт вызвали полицию? - И действительно,зачем? И что они скажут копам,когда те приедут? "Этот парень просил нас не оставлять на длительном лечении своего друга, что, в принципе, является их личным делом и никак не зависит от нас, врачей, но мы отказались, в результате он вскрыл себе вены, обезвредил охранника его же электрошоком, а потом заперся в палате вместе с больным, и теперь мы хотим их обоих изолировать друг от друга в инфекционке, поскольку нам нужно провести исследования. Ах да, можете завести на него дело или повесить штраф". Так что ли?
- У него такие же странные анализы крови? - Заведующая ходила по палате, туда-сюда, мерила ее каблуками. А потом развернулась и рявкнула не своим голосом. - Вы перестанете обниматься или нет? Вам, кажется, двоим и невдомек, где вы находитесь и что для вас сделали все эти люди.
Логос только улыбнулся, сдерживая смех. Да, конечно, это все очень мило. Добродетель, всюду человеческая добродетель.
- У них обоих какие-то психические отклонения, конечно, им невдомек. - Доктор прижал руку к лицу, он выглядел скорее расстроенным, чем раздраженным. О чем же ты думаешь с таким мучением на лице? наверняка считаешь, что таким психопатам и суицидникам, которые не могут сами найти правильный путь, надо обязательно помочь. Так поступает здоровое общество. Оно насильно лечит и запирает в изоляторах.
- О, а давайте я расскажу вам, с каких пор у Эвелина начались проблемы с психикой. - Логосу ужасно не нравилось, когда его собеседник смотрел на него сверху вниз, меряя с кафельным полом, поэтому он встал, удерживая в ладони перебинтованные пальцы мальчика. - Из-за таких как вы. Из-за таких любопытных и жадных до открытия носов. Только все было еще хуже. - Логос кивнул сам себе, рукой, которая больше не болела в сгибе локтя, потер свой подбородок, стирая высохшие пятна крови. - Уж не знаю я, что там было, но они держали его в этом..так называемом изоляторе почти два месяца, занимались "обследованиями". - Он повернул голову к Эвелину, очень надеясь, что его рассказ не заденет Осень в очередной раз и он не обрушит в этой палате штукатурку с потолка.
- Если он уже проходил обследования, достаточно просто принести заключение, чтобы его можно было отпустить! - Вступилась снова женщина. Она была самой нетерпеливой. Доктор уже сказал ей, что тоже спрашивал про заключение. Лого покачал головой.
- Такие мучения ради какой-то бумажки? Когда я пришел,чтобы забрать его, я вообще с трудом узнал в этом скелете Эвелина. Очень талантливого и жизнеспособного юношу превратили в пленника концлагеря, которого я выхаживал потом несколько недель. Психическое здоровье так же пострадало. Он не может спать по ночам, потому что видит кошмары.
-То есть, заключения нет?
- Блядь, это что, все, что вас волнует?! - Его терпению пришел конец. Еще более шаткому терпению заведующей тоже.
- Вы хоть понимаете, что эта болезнь может быть опасна для общества? Откуда вы знаете, каким путем она передается? Вы ведь тоже больны, выходит, она передается половым путем и...
Логос просто взвыл, перебивая ее. Что за чушь? Как ей вообще это в голову пришло? Он бы с удовольствием залепил этой даме пощечину - его мало волновали гендерные различия, он и сам много раз будучи женщиной носил синяки и ушибы.
- Она не передается никаким путем, кроме прямого. Переливания крови. Опередив Вашу прекрасную мысль, отвечу - да, я переливал себе кровь Эвелина относительно недавно. - Как славно, что нервные клетки Логоса не убывают. А вот этим врачам он нервы потреплет, если они не свалят с выхода из палаты.
Все замолчали. Доктор выглядел очень смущенным, он сидел на кушетке у двери и рахглядывал свои жилистые руки. Санитарка просто вышла из палаты - охранники расступились, пропустив ее. Единственным звуком был стук туфли - заведующая отбивала неизвестный такт.
- То есть, вы не останетесь для обследования, даже зная, что можете навредить обществу своими болячками?
- Ну, во-первых, не можем, а, во-вторых... - Следуя всем законам жанра, Лого поднял руку с красноречиво выставленным средним пальцем. Заведующая угостила его ядовитой улыбкой.
- Отлично. В таком случае, если вдруг окажется, что эта болезнь все-таки заразна, я отдам вас обоих под суд, и все, что вы сможете видеть в своей жизни - это только капельницы и шприцы. - Она цокнула языком, опустила руки в карманы своего застиранного халата. Логос пожал плечами.
- Я рад, что мы смогли договориться.
- Отдайте этому его вещи, пусть катятся, куда хотят. Не хочу видеть их в своем отделении. И позовите уборщицу убрать осколки и сменить простыни. - Она развернулась и направилась к выходу, в конце остановилась, втянула носом воздух и сморщилась. - А еще желательно здесь все прокварцевать, мало ли какую заразу они принесли.
Она исчезла вместе с охраной, и когда стук ее каблуков затих, доктор поднялся с кушетки. Логос снова сидел рядом с Эвелином и поглаживал его колено, слабо улыбаясь.
- Я же видел, как ты пропорол себе вену. - Так вот, что его волновало все это время. - Это был какой-то трюк?
- Нет, я действительно пропорол себе вену. - Совершенно честно ответил Многоликий. Доктор только сплюнул в сердцах и вылетел из палаты. Пришла санитарка с одеждой Эвелина и прикрыла за собой дверь. Поверх джинсов она положила запасной белый халат - известного музыканта привезли сюда почти голого.

0

462

мини-квест "Любительский детектив"


- Слава Богу, что я решила заскочить домой переодеться.
- Ну да, посмотрел бы я на тебя, как ты будешь гнаться за убийцей на такой шпильке, - саркастично заметил сокол.
- Сомневаюсь, что она уже мертва.
- С чего это вдруг?
- Не похоже это на простое убийство…

15 апреля 10:00
Адвокатская контора

- Астрид, будь добра, зайди в мой кабинет.
Голова Феликса выглядывала из-за двери, что очень удивило девушку, проходящую недалеко с огромной папкой в руках. Вероятно, дело было очень важное, раз мужчина не захотел ждать ее возвращения к рабочему месту и решил найти ее самостоятельно. Не испытывая удачу, Кэйнер молча кивнула и направилась к вышеупомянутой комнате. Помимо немца там сидели еще две фигуры, как потом оказалось, мать пропавшей и ее лучшая подруга.
- Познакомься, Кэйнер, это Миранда и Джули, они здесь, дабы попросить нас найти пропавшую вчера Линду Эйбрамсон. Дамы, это наш лучший адвокат и совладелец фирмы Астрид Кэйнер. Она и займется вашим делом.
Послав девушке утвердительный строгий взгляд, индиго тихо вздохнула.
- Прошу за мной в мой кабинет.
«Будто мне больше заняться нечем»

- Итак, я вас слушаю.
- Моя дочь Линда пропала. Она у нас хорошая девочка, сейчас снимает квартиру со своей лучшей подругой, так вот…
- Каждый вечер она выводит собаку на прогулку, что и случилось позавчера. Вот только она так и не вернулась. Сначала я думала, что она решила остаться у матери, но…
- Она ко мне даже не заходила! Я звонила ей, потом друзьям знакомым, перезвонила все полицейские участки, больницы, морги, но ее нигде нет!
Последние слова были больше похожи на крики, через мгновение женщина заплакала, прикрывая лицо руками. Джули попыталась успокоить мать пропавшей, но, вероятно, сейчас это было почти невозможно. Нельзя сказать, что такое поведение удивило Кэйнер – каждая мать такими же горючими слезами упрашивала уберечь своего ребенка от тюрьмы. Однако это не могло быть всей информацией:
- Я так полагаю, в участок вы уже обращались…
- И эти ублюдки нас заверили, что пойдут искать мою подругу не раньше чем через три дня. Три дня! Мне плевать на тех детей, что сбегали из дому, Линда никогда себя так не вела, она ушла даже без кошелька!
- Хорошо, я вас поняла.
Астрид откинулась на стуле и вытащила из шкафчика два листка с некоторыми разметками.
- Но того, что вы сказали, недостаточно. Пожалуйста, расскажите, где Линда работает, куда часто ходит, с кем общается, нам важны любые мелочи. Может, вы можете вспомнить что-то подозрительное за последнюю неделю-две?
Девушка внезапно посерьезнела и задумалась, чем немного удивила Миранду, вытирающую лицо голубым платком.
- Последний месяц она через день-два ходит к одному то ли врачу, то ли массажисту. Она мало мне про него говорила, но никаких жалоб у нее не было на этот счет, так что, я не знаю…
-Окей. Напишите, где я могу найти его, и теперь по порядку расскажите все, что знаете о Линде…

15 апреля 12:10
Квартира Астрид

- Почему?
- Раз не нашли тело, значит, есть шанс, что ее похитили, но ее родителям никто не звонил относительно выкупа.
- Так что, личные счеты?
- Одна из сотни возможных версий.

Сняв с себя неудобный деловой костюм, Кэйнер надела что-то попроще, чтобы не выделяться из толпы. Зачем лишней официальности, раз у нее нет никакого удостоверения? Да и тот же врач может быть возможным убийцей. Словив себя на мысли, девушка поспешно взяла рюкзак и пошла к Клариссе за оружием. Там ее ждал Glock 17 с глушителем  и отполированный любимый тесак, который девушка по обычаю закрепила на спине.
Посмотрев на часы, Астрид нахмурилась и, взяв для галочки блокнот, поспешно вышла из дому, направляясь к первому подозреваемому.

15 апреля 13:02
Городская больница

К тому времени, как Астрид прибыла в больницу, где практиковал мануальную терапию Ивер-Райкард Кьегорр, мужчина тридцати лет суровой наружности, у которого имела обыкновение бывать Линда, в голове у новоявленного частного сыщика успел сформироваться и разложиться по полочкам психологический портрет пропавшей девушки. Ничего особенного, простая девушка с простыми замашками.

Вскоре она добралась до больницы. Зайдя в это огромное здание из стекла и бетона, девушка прямиком попала туда, где никогда не спят – медсестры кружились в броуновском движении, нервные больные хромали в своем необычайном вальсе. Варьируя между людьми, Астрид наконец-то настигла заведующей, которая вероятно единственная соображала, что тут происходит.
- Добрый день, где я могу найти Ивер-Райкарда Кьергора?
- Второй этаж и налево, - монотонно проговорила женщина, перебирая стопку бумаг. – Постойте, а вам назначено…
Но Кэйнер уже скрылась на лестничной площадке, направляясь к врачу. В толпе самое удобное то, что никто никого не замечает, пока тот не выделился из толпы. Так что вряд ли кто-то завтра вспомнит о девушке с красными штанами, которая спрашивала какого-то врача…
«А вот и эта дверь», - сказала про себя индиго и постучала в кабинет.

P.S. подробное описание персонажа смотреть в подписи.

Отредактировано Астрид Кэйнер (2013-04-15 23:23:02)

+1

463

Мини-квест  «Любительский детектив»
15 апреля, 08:00
Начало игры. Квартира, улицы города.

Выдавшееся довольно солнечным, смеющееся в прохладном порывистом ветре и теряющееся в поскрипывающих от его игры ветвях придорожных деревьев, даже раннее утро все же вынудило Ивера надеть темные очки, прежде чем выйти на улицу. Кажется, искреннюю радость такое положение вещей могло доставить только вышедшему вместе с ним ретриверу, позволившему себе во дворе некоторую вольность, устроив скачки с соседской собакой. За время их пребывания на улице ветер поутих, но небо, судя по старательно согревающему этот город весеннему солнцу, осталось безоблачным, спокойным и до крайности светлым. Приподняв очки над переносицей, мужчина потер зажмуренные глаза кончиками пальцев, прогоняя напряжение, скопившееся в нервах. Стало легче. Уже спустя несколько минут этот человек, мало чем выделяющийся из потока спешащих на свои рабочие места людей, так же одетый, также уверенно себя ведущий, подхватил ручку яркой белой шлейки, сбруи, в которую был обряжен его пес. Только собачья «одежда» это и то, что в правой руке человек держал тонкую белую трость, изредка тихонько пристукивая ей перед собой, выдавало в нем слепца. Он и собака двигались неспешно, точно зная свой маршрут, но человеческий поток все равно порой расступался, в порыве то ли уважения и вежливости, то ли нежелания подступать ближе, расходился волнами, оставляя свободным проход.

15 апреля, 11:35
Городская больница, второй этаж, кабинет Кьергора.

Несмотря на то, что рабочий день начался несколько часов назад, оживленней в общей комнате не стало. Записи на процедуры и массаж не было вплоть до одиннадцати часов, поэтому некоторое время Ивер провел на первом этаже в обществе медсестер, охотно выслушивая их новые сплетни, истории из жизни, и щедро раздавая советы, ни одной из этих смешливых девиц не нужне - стайка молодых медсестер, еще полных энтузиазма и завидной активности, образовалась здесь совсем недавно, уже после того, как он вернулся на эту работу, впоследствии став любимым их объектом для «исследования». Оставленный хозяином, Ярго в то время не терялся и момент не упускал, гордо, в одном только ошейнике разгуливая в детской комнате, размещенной в общем коридоре в качестве места, где родители могли оставить своих чад на некоторое время. Здесь пса знали и всегда добродушно к нему относились, чем тот бессовестно пользовался и, когда время пришло подниматься на свой этаж и приниматься на работу, не сразу явился на зов хозяина. Пожурив негодника, Ивер тепло распрощался со своими собеседницами и, пристегнув к ошейнику пса короткий кожаный поводок, с помощью которого тот управлялся ничем не хуже, чем сбруей, отправился по лестнице наверх: когда рядом был надежный товарищ, он нередко игнорировал лифты, предпочитая движение на собственных двоих и считая его и более полезным, и более быстрым.
- Как вы сегодня себя чувствуете?..
В кабинете уже было оживленно. Ассистентка, не дожидаясь его прихода, уже деловито проводила осмотр немолодого  мужчины, который последние несколько недель был одним из числа наиболее частых гостей этого кабинета: государственный служащий, он сильно страдал от болей в напряженной спине и мануальная терапия была его последней отрадой и надеждой. Сам он смеялся, что лишь крайняя нужда заставила его довериться нетрадиционной медицине, и Ивер улыбался вместе с этим постоянно уставшим работником, крошащим свое здоровье на благо власти, для кого-то, чьего имени даже не узнает. И теперь он просит помощи, восхищенно восклицая:
- ...Это просто чудо!
Сняв с пса поводок, мужчина ласково потрепал его мохнатое ухо и указал «на место», но, прежде чем пройти дальше, убрал под стойку своей помощницы трость: и без нее он ориентировался в своем кабинете, как в собственном сознании. Ни одной преграды не существовало здесь для него, но кроме этого мест таких было не так уж много, как хотелось бы.
- Доброе утро, господин Мэтисон, - приветливая улыбка, мягкий взмах руки в воздухе в знак приветствия, не относящийся ни к кому персонально - начав работу в качестве врача еще в первой своей клинике, он сделал эти маленькие моменты своеобразной традицией, которой следовал и по сей день. Устроившийся на массажном столе мужчина откликнулся голосом куда более веселым, нежели несколько приемов назад, от чего на душе у Ивера слегка потеплело. Никакой магии, никакого чуда. Просто скрытые потенциалы человеческого тела, организма настолько уникального, что практически со всем может справиться сам...

- ...значит, следующая запись будет на следующей неделе. Когда вам удобно?..
Устроившись в кресле около окна, неплотно зашторенного и от того пропускающего мягкий рассеянный свет, он не стал провожать своего пациента, как обычно и бывало доверяя это ассистентке: ей это нравится, от своей работы девушка, обычная человеческая девушка без какого-то потенциала в магическом пространстве, испытывала какое-то странное всеобъемлющее удовольствие, которое источала в каждом своем доброжелательном слове и жесте. Даже не концентрируясь на ее внутреннем свете, Ивер чувствовал этот ее постоянный настрой. Усмехнувшись тихим голосам за дверью и прикинув, который сейчас час, мужчина понял, что у него есть некоторое время побыть наедине с самим собой - а на этот случай у него уже давно была приготовлена книга одного его знакомого начинающего писателя.

15 апреля, 13:02
Городская больница, второй этаж, кабинет Кьергора.

Открывающийся за белой дверью кабинет представлял собой просторное помещение, которое встретить можно далеко не в каждой больнице, находящейся на государственном обеспечении, однако прежде него был более скромный по размерам коридор, заканчивающийся еще одной дверью: в этом коридоре и находилось непосредственно рабочее место ассистентки, выполняющей функции секретаря не хуже медсестры на общем приеме. Словно птичка, предприимчивая студентка сидела на высоком стуле, придвинутом к столу-стойке, и перебирала бумаги, заполненные либо ее собственной рукой, либо с помощью компьютерных программ за авторством непосредственно врача - одну за другой она быстро просматривала поверх очков в тонкой оправке и подкладывала в три разложенные на столе медицинские карты. С внешней стороны стойки, однако ближе к стене, чтобы никому не доставлять неудобств, была поставлена собачья подстилка, в складках которой терялось несколько разной степени потрепанности игрушек. С равнодушным к происходящему вокруг видом на ней возлежал, опустив висячие уши, уже давно переставший кого бы то ни было смущать пес - благодаря влиянию учредителей и адвокатов клиники, в которой работал Ивер, и их умению вести переговоры, эта больница многое позволяла и активно шла на сотрудничество.
А еще здесь было тихо. Изолированный от посторонних шумов и звуков, кабинет, который так удачно достался Иверу, являл собой отдельный островок среди мельтешения больничных обитателей, как морская раковина для рака-отшельника, поставленная в самом углу оживленного аквариума. Лишь изредка до него доходили звуки извне, точно так же, как произошло меньше минуты назад: кто-то постучал и, отвлеченная от своих дел, юная ассистентка с некоторым удивлением взглянула на входную дверь и неуверенно крикнула:
- Заходите, - давно привыкший к тому, что около дверей постоянно кто-то топчется, а в помещении вечно происходит какое-то движение, лежащий на своем месте пес все же приподнял голову, среагировав не то на стук, не то на звонкий девичий голос, раздавшийся сверху, - вы записаны? Или по какому-то вопросу?
Быстрый взгляд девушки метнулся в сторону настенных часов и мгновенно переместился к стоящему на стойке бумажному календарю. Не дожидаясь ответа от посетительницы, она начала спешно искать в своем компьютере информацию о человеке, который мог бы прийти в это время. Пес же, лишь слегка оживившись, внимательным взглядом карих глаз смерил обладающую новым, неизвестным ему запахом посетительницу и, посчитав на этом свою охранную работу выполненной полностью, снова опустил голову на лапы, прокомментировав увиденное одним только собакам присущим вздохом.
Услышав голоса из-за неплотно прикрытой двери, Райкард отвлекся от переведенной на шрифт для слепых книги, которую держал раскрытой на середине, и чуть обернул голову ко входу. Сейчас, со стороны, он выглядел ничуть не менее нормальным, чем сидевшая в приемной девушка, если только можно было назвать нормальным окружающее его затемнение в кабинете, который по всем правилам должен быть ярко освещен. Впрочем, какого-то желания выходить навстречу посетителям Ивер не испытывал, предпочитая остаться в своем кресле. Если будет нужно, эта бойкая студентка всегда его предупредит или вызовет.

Отредактировано Børge (2013-04-16 19:48:22)

+3

464

мини-квест "Любительский детектив"

Nuff said, играем.

Отредактировано GameMaster (2013-04-16 22:09:21)

0

465

Кэйнер не любила больницы и всегда старалась избежать этих мест. Здесь всегда царила какая-то странная атмосфера, от которой девушка невольно морщила нос. Кроме запаха спирта, кварца и смеси человеческих запахов, тут было кое-что еще, что вызывало смешанные чувства. Больные, они всегда несут с собой ауру уныния, надежды, разочарования, реже, счастья. Кого вы боитесь? Определенных врачей. Но к кому вы идете, когда все болит? Да, именно к ним. Эта закономерность немного забавляла аристократку, но что поделать – она была частью такой системы. Так что, индиго была рада, что у нее появился Вен – сокол всегда лечил девушку, избавляя от нужды показываться врачам и снова проходить рядом с людьми, которые здесь по одной простой причине – слабость и отчаяние. Кто ты без здоровья?
- Заходите, - послышался женский голос, и Астрид не помедлила открыть дверь, где ее ожидало начало расследования.
Это было огромный кабинет, состоящий из отдельной приемной и непосредственно «мастерской» врача. Яркая, наполненная солнцем и необычайно уютная обстановка заставила Кэйнер невольно зажмурить глаза, так как она попросту не ожидала увидеть подобное где-то в больнице. Первое, что привлекло взгляд девушки – мирно лежащий черный пес недалеко от стола секретарши. Легко улыбнувшись, девушка перевела свой взгляд на ассистентку врача, которая вероятно ждала объяснений.
- Добрый день, я Астрид Кэйнер, адвокат, где я могу найти Ивер-Райкард Кьергора? Это относительно его пациентки Линды Эйбрамсон.
Дождавшись ответа, индиго учтиво улыбнулась и подошла к собаке.
- Привет, дружок…
Едва ощутимое головокружение. Она видит яркие картины. Собака всегда находится рядом со своим хозяином. Высокий светловолосый мужчина с идеальной осанкой, излучающий заботу и доброту. Он никогда не бил собаку, никогда не обижал своего друга. Слепота, да, Астрид определенно видит трость, которая помогает Иверу проходить сквозь толпы людей, невольно расступающимся перед ним.
- Ярго, правильно? Покажешь мне дорогу к твоему хозяину?
Нежно погладив пса, аристократка испытала прилив радости. Животные непорочны, невинны. У них нет понятия «обман», «предательство», «ненависть». Они замечают больше деталей, нежели люди, улавливают те важные струны человеческой души, до которых нам трудно добраться. Без животных мир был бы другим. Без них все были одиноки. Ведь в конце-концов, только твой домашний любимец способен без лишних слов понять о том, что твориться у тебя глубоко в душе и поддержать тебя не устраивая разбирательств.
Встав на ноги, Астрид направилась к врачу. Как ни крути, а времени терять ей не хотелось – уж слишком много было подозреваемых для одной Кэйнер, для которой такой род деятельности был в новинку.

15 апреля 13:06
Кабинет Кьергора

Тихо постучав, индиго неспешно зашла в кабинет.  Да, воспоминания ретривера были правдивы: Ив излучал спокойствие и душевное равновесие. Вряд ли такой человек мог быть убийцей, особенно учитывая его неспособность видеть. Но наличие возможного мотива никто не отменял, так что адвокат поспешно зашла и встала напротив врача:
- Добрый день. Меня зовут Астрид. Я пришла расспросить вас о Линде Эйбрамсон, вашей пациентке.
Дождавшись ответа, она продолжила:
- Позавчера она не вернулась домой. Родители считают, что с ней что-то случилось. Ее подруга утверждает, что в последний месяц она часто бывала у вас на приеме. Расскажите мне все, что знаете о Линде и ваших взаимоотношениях. Это бы очень помогло.
Ее лица никто не видел, но девушка все равно была серьезна как никогда. Голос звучал ровно, без намека на агрессию или волнение.

Отредактировано Астрид Кэйнер (2013-04-17 18:33:57)

0

466

Обрывки короткого разговора, словно рваные облачные потоки, лениво протаскивающие свои прозрачные тела сквозь высотные здания этого города, всегда так старательно доспехами скрывавшими небо, один за другим просачивались сквозь щель между дверью и выкрашенным в белый косяком, который почти у самого верха, как знал Ивер, уже начал покрываться сетью мелких трещин. Слово, сменяя собой иное, юрко проникало в замочную скважину, вместе с легким сквозняком - приоткрыта дверь и верхняя часть одной из створок окна - стелилось по полу, пока, наконец, на начинало кружиться по этому просторному и вместе с тем бесконечно укромному месту. Адвокат? Ивер закрыл книгу, оставив ее лежать у себя на коленях под расслабленными руками. Когда ты перестал вздрагивать от одно только этого слова, а? Кажется, рано расслабился, чтобы вести себя столь безоглядно. В залитые светом окна глядело заискивающе смеющееся весеннее солнце, качались голые еще ветви деревьев в палисаднике рядом с больничными стенами, в самой дали чернели дороги, по которым еще местами встречались серые пятна тающего снега, пробивалась местами зеленью трава. Всем дышалось вольнее и лучше, на всех весна отражалась приливом новых сил и жизненной энергии, но в душе откинувшегося на спинку кресла мужчины ощутимо кольнуло, холодом пробежало по жилам. Старые грехи имеют длинные тени. Проклятье. Что могло случиться с этой Линдой?
Вместе со стуком в дверь до него донесся звук задорно цокающих по полу когтей - конечно, этот пес просто не мог ни одно событие обделить своим вниманием, поэтому, стоило ему почувствовать, что посетительница вовсе не похожа ни на одного из пациентов и цели преследует явно иные, как он подорвался с места и едва ли не первый юркнул в ставшее доступным помещение. Оббежав его кругом, Ярго сделал несколько шагов по направлению к девушке и, добившись от нее внимания, пошел напрямую к хозяину, ткнувшись тому под руку косматой головой, а вскоре устроившись подле его кресла, предусмотрительно сдвинутого к окну.

15 апреля 13:06
Кабинет Кьергора

Пока адвокат обходила его со стороны, Ивер не двигался и даже не менял положения своих глаз, лишь слегка пристукивая пальцами по книжному переплету - его занимало сейчас много мыслей и едва ли хоть одна из них была в достаточной мере радужной, чтобы хоть как-то поднять его настроение. Чувствуя дурной настрой хозяина, пес не проявлял какого-то лишнего беспокойства или нервозности, но практически мгновенно принял участвующий тоскливый вид. Когда девушка остановилась, как подсказали чуткие ощущения слепца, прямо напротив, будто это могло на что-то повлиять или являлось какой-то данью традициям - быть на виду - мужчина приподнял голову, показывая свое внимание, но глаза теперь держал закрытыми, не желая смущать свою неожиданную собеседницу. Адвокат, прокурор - любой юрист был едва ли не самым последним человеком, которого он ожидал и уж тем более желал бы увидеть в стенах хотя бы одного из своих убежищ. Их визиты никогда не несли за собой ничего хорошего, а общение напоминало мучительно медленное снятия печатей с пыльного ящика Пандоры, до краев полного напастей и невзгод.
- Здравствуйте, Астрид, - руки мужчины расслабленно легли поверх книги. Обычному человеку было видно его спокойствие и та уникальная уверенность, следующая за ним по пятам, однако достаточно приглядеться внимательней и можно заметить, что он испытывает куда большую гамму чувств, многие из которых вертятся вокруг оси дурных предчувствий. Спустя некоторое время, будто бы опомнившись, Ивер коротким жестом указал в левую от себя сторону, безошибочно указав на искомый объект, - там есть стул, если хотите сесть.
Судя по голосу, девушка, занимающая такую важную должность и держащая на своих плечах груз ответственности, более подходящий людям опытным, «со стажем», была молода. Даже моложе тех интонаций, с которыми сейчас к нему обращалась и если бы не тяжелая тема для разговора, которую она принесла с собой, все это было бы похоже на какую-то шутку, игру в темные тихие игры под масками не тех, кто есть на самом деле. Однако заговорила она о том, что никак не сулило ничего положительного.
- Не вернулась домой... Вы хотите сказать, что уже несколько дней о ней ничего не известно? - на лице Ивера отразилось болезненное удивление, он невольно подался вперед, незаметно для себя сжимая край книги так сильно, что ребро переплета ощутимо вдавилось в ладонь. Он не обратил внимания на то, как перебил девушку на половине слова. Конечно с ней что-то случилось, разве можно думать иначе, зная эту увлеченную, но всегда как-то по особенному внимательную особу, не так давно стремительно ворвавшуюся в его жизнь. Она не могла уйти из дома, совершив побег, не могла вскочить под руку с каким-то из своих знакомых в первый попавшийся поезд, никогда не связалась бы с «плохой компанией», просто побоявшись бы подвергать себя и своих близких опасностям. Ее эгоизм, раскрывшийся в разумных пределах, и жажда безопасности всегда несколько забавляли Ивера и сейчас именно на этом сконцентрировалось его внимание. С Линдой приключилась серьезная беда, а ее поисками занимается не полиция, не частный сыщик и не детектив от государства, а девушка, едва ли старше самой пропавшей. Уму непостижимо.
- Зовите меня Ивер, так будет удобней, - несмотря на яркий всплеск непонимания и злости на человеческое равнодушие, мужчина быстро успокоился, взяв себя в руки, и, извиняясь за свой порыв, вынудивший Астрид на краткий промежуток времени все же прервать свою речь, изобразил перед своим лицом короткий жест одной рукой, выглядящий так, словно он сетует на беспорядок в собственной голове, - да, Линда действительно часто приходила и далеко не всегда действительно нуждалась в помощи. Она преследовала какой-то свой интерес, но не делала этого достаточно явно для того, чтобы привлекать внимание.
Легкая складка над бровями разгладилась, когда Ивер начал говорить и рассуждать вновь спокойно. Книгу он уже отложил на подлокотник, к которому склонился сам, слегка опустив при этом голову. Подавленная суматошная реакция не оставила после себя ни единого следа и только пес, чувствуя оставшееся напряжение, перебрался ближе к ногам своего хозяина, исподволь поглядывая на Астрид.
- Мы виделись, бывало, по несколько раз в неделю, - пауза. Мужчина задумался, прервавшись на середине начатого предложения. О наших взаимоотношениях? Я не могу ничего сказать. Куда она могла пропасть? Не могу представить. Есть ли у меня алиби? Кабы не так. Догадаться о том, что он, как человек, с которым общение Линды происходило чаще всего, исключая какие-то контакты внутри ее семьи, автоматически становился на первую строку подозреваемых, было не трудно. Когда он продолжил, голос мог показаться чуть более тихим, чем прежде, - мы не были настолько близки, чтобы говорить о чем-то серьезней, чем просто знакомство. Понимаете? Не друзья, но и вроде бы уже не просто врач и пациент. Она многое рассказывала о своих увлечениях, семье, друзьях, но больше того требовала рассказов от меня...
Спустя некоторое время в помещение заглянула ассистентка и, принеся свои извинения за то, что вмешивается, деловито осведомилась, как поступить с пациентом, который должен придти буквально через двадцать минут. В руках ее можно было заметить медицинскую карту, заполненную аккуратным почерком, а на лице - сомнение. Она была не слишком уверена в том, как именно правильно поступить в сложившейся ситуации и, корпусом обернувшись в сторону двери, Ивер охотно пришел ей на помощь:
- Отменяй, - быстро прикинув что-то в уме, девчушка молниеносно скрылась за дверью, закрыв ее за своей спиной, отсекая тем самым все те маленькие звуки, даже не шумы, а шумишки, которые как сквозь протекающую крышу попадали в помещение. Теперь здесь остались только звуки, доносящиеся с улицы, к полудню становящиеся неспешными и как-то совсем по-летнему разморенными, - судя по всему, полиция еще не взялась за это дело, а вы сами мало похожи на профессиональную ищейку, не сочтите за излишнюю прямоту. Могу я предложить свою помощь, Астрид?
Судя по интонациям, с которым Ивер произнес эту фразу, он прекрасно осознавал некую ее смехотворность - принимать помощь слепца в расследовании также странно, как и связывать его непосредственно с совершением преступления. А ведь мир и без того полон странностей. Но в то же время он выказывал такую непреклонную уверенность, что можно было не сомневаться - если не так, то он займется поисками пропавшей девушки своими силами:
- Я тоже отнюдь не следователь, но и сидеть, сложа руки, не смогу. Несмотря на то, что мы не были хорошими друзьями, Линда - славная девушка с большим потенциалом и, если встряла в историю, то точно заслуживает помощи.

+1

467

Астрид Кэйнер
По словам соседки, позапрошлым вечером Линда ушла гулять с собакой и не вернулась. На телефонные звонки не отвечает, со вчерашнего дня телефон отключен, собака домой не вернулась. Соседка думала, что Линда у друзей или ещё где, а телефон не слышит, и тревогу подняла в обед следующего дня: вышли крайние сроки ожидания и отключился телефон. Сейчас идут вторые сутки с момента пропажи девушки, полиция начнёт поиски завтра.
Стоит помнить, что помимо разговора с Ивом тебя ждут походы к друзьям и преподавателям Линды.

Из разговоров с друзьями станет ясно...

... что Линда - самая обычная девушка. Ничего особого с ней в последнее время не случалось, жизнь проста и непринуждённа. Не работает, живёт стипендией и родительскими деньгами. Преподаватели ничего интересного не расскажут, хорошая девочка @ прилежная ученица. Заканчивает бакалавра юриспруденции. Жаловалась на боли в спине и пояснице из-за долгого чтения. Носит очки.

Børge
Nuff said, всё хорошо.
Все
Думаю, в этот день знаменательного, кроме заключения союза, не случится, и потому следующими постами можно закрывать первый из семи дней.

Отредактировано GameMaster (2013-04-17 21:55:56)

0

468

15 апреля 13:06
Кабинет Кьергора

Итак, давай начнем. Скажу честно, ты изначально очень не похож на плохого парня. Ты излучаешь ауру спокойствия,  безмятежности, доброты. Но нельзя исключать виновность полностью. Нет, твой недуг никак не может быть оправданием – это не считается помехой для совершения преступления.
Быстро кивнув по привычке, я все-таки уселась на предложенный стул, разговор ожидался долгий и не самый простой. Ты изначально показался мне странным – уж слишком сосредоточенное было у тебя лицо. Но мышцы тебя выдают. Что ты скрываешь? Или просто не любишь адвокатов, ожидая худшего исхода? Тебе есть кого терять, что ты такой серьезный?
- Позавчера она не вернулась домой…
Перебил на полуслове. Кто-то не умеет держать себя в руках. Или же эта девушка была не таким уже и посторонним человеком? Хотя нельзя исключать, что ты по жизни добряк… стоп, ты сжимаешь книгу? Либо ты отличный актер драмкружка, либо ты настолько ошарашен новостью, что неспособен контролировать свои действия. Пока что ты показываешь хорошие результаты в сторону невиновности, но давай послушаем тебя дальше… парочка немного длинных пауз, легкий, едва заметный поворот головы вверх. Черт, если бы я видела твои глаза, было бы в стократ легче! Что, вспомнил Линду? Какой она была, раз не имела смелости пригласить куда-нибудь? Ты выглядишь весьма не глупым мужчиной, знал же, что она не всегда приходила из-за болей. Так что же, невзаимное увлечение? Думаю, вы с ней хорошо ладили, хоть ты и не предпринимал никаких попыток. Или ты собирался?
- … а, Линда действительно часто приходила и далеко не всегда действительно нуждалась в помощи. Она преследовала какой-то свой интерес, но не делала этого достаточно явно для того, чтобы привлекать внимание.
В яблочко! О, вижу, ты собрался. Не любишь демонстрировать свои эмоции? Предпочитаешь играть роль стены, которая укроет от бед, но не станет другом? Скорее нет, ты просто не любишь о себе говорить, да. Скрытность есть следствием тайн. Но ведь это тайна совсем не связана с твоей пропавшей подругой? Да, точно не связана, иначе ты бы до сих пор сжимался от волнения. А так, ты волновался всего мгновение как я вошла. Но нет, я здесь не ради твоего прошлого, это личное дело каждого.
- …мы не были настолько близки, чтобы говорить о чем-то серьезней, чем просто знакомство. Понимаете? Не друзья, но и вроде бы уже не просто врач и пациент. Она многое рассказывала о своих увлечениях, семье, друзьях, но больше того требовала рассказов от меня...
А то что была за пауза? Нет, дружок, то, что ты говоришь больше похоже на оправдание. Я знаю, что ты ее не трогал, но к чему тогда эта пауза? Пытался сформулировать все так, что бы я не думала о том, что у вас тут отношения потеснее? Нет, ты говоришь правду, тогда зачем? Отсутствие алиби, или просто трудно сформулировать все настолько невинно, чтобы не создавать лишних ложных представлений?
О, ассистентка снова зашла. Только двадцать минут? Хорошо, я потороплюсь… зачем ты отменил прием? Да, нужно объяснить, что я совсем скоро уйду, ты сможешь принять своего пациента, а я пойду опрашивать дальше десяток подозреваемых… прости, что ты только что сказал?!
Я мало похожа на профессиональную ищейку?! Да ты даже не видишь меня! Так какого черта ты смеешь вообще что-то обо мне подобное говорить? Да еще и помощь предлагать!
Бровь невольно изогнулась в насмешливом удивлении. Нет, такие эмоции я еще нескоро научусь контролировать.
- Я тоже отнюдь не следователь, но и сидеть, сложа руки, не смогу. Несмотря на то, что мы не были хорошими друзьями…
Хорошая девушка... а ведь этот врач и правда может пригодиться. Стоит ли его брать с собой? Нет, только не сейчас, мне нужно опросить кучу народа, а тут еще он!
- Спасибо за предложение, но на данном этапе расследования мне помощь не требуется. Но я вам обязательно позвоню вечером, чтобы вы не волновались.
И снова учтивая улыбка. Он ведь меня не видит, так какого лешего? Да, пора уходить, еще слишком много информации следует отыскать…
Я встаю со стула, еще раз бегло осматриваю этот кабинет, прощаюсь с врачом, улыбаюсь собаке.  Да, здесь мне больше делать нечего.
- До свидания, - прощаюсь я с ассистенткой, открывая дверь на выход.

15 апреля 20:45
Квартира Астрид

- Это просто невыносимо! – ругаюсь и плюхаюсь лицом на мягкую кровать, собираясь выслушивать Вендэля.
- Ты точно всех опросила?
- ДА! Я общалась со всеми ее преподавателями на курсе. Ничего! Все были настолько ошарашены новостью, что мне самой противно стало. Никто из них на самом деле ничего не знает.
- Студенты?
- «Линда? Да, очень хорошая студентка, мы с ней часто выпивали кофе в перерывах между парами. Что еще могу сказать? У нее хороший пес…» - наигранно цитирую самый распространенный ответ ее одногруппников.
- Родственники?
- Аналогично. Вен, она настолько обычная, что я просто не знаю, зачем ее могли похитить.
- Может, она кого-то неудачно отшила?
- Вряд ли. Все говорят, что она ни с кем не встречалась, и никаких слухов об этом не было.
- Тогда… может примешь помощь того врача, как его там…
- Ивера? Вен, я даже не знаю. Он очень хочет помочь, что радует, но я боюсь, как бы с ним что-то не приключилось…
- Ну, раз он сам предлагает помощь, то грех тебе будет отказываться, учитывая данную тупиковую ситуацию…
Но я его уже не слушала. Пальца быстро стучали по клавишам, пока я не набрала нужный номер. Нет, на кону стоит чья-то жизнь, чтобы вот так просто брезговать любой помощью. Гордость это порок, порой я забываю об этом.
- Алло? Ивер? Это Астрид, я с вами говорила сегодня утром. Если вы еще хотите помочь в расследовании, то встречаемся с вами завтра в девять утра недалеко от центрального парка…

-----> Улицы европейской части города.

+1

469

15 апреля 13:10
Кабинет Кьергора

Стоило двери кабинета закрыться за спиной этой дивной девушки-адвоката, как все то спокойствие, что взращивал в нем его владелец, вся умиротворенность неторопливой сердцевины дня и вся размеренность, присутствующая на протяжении всего их разговора, рассыпалась вдребезги с оглушительно-тихим звоном, почувствовать который, кроме Ивера, смог только напрягшийся подле него пес. Оказавшись среди призрачных осколков собственного творения, мужчина уже не обращал внимания на короткую игру дежурными фразами, которая произошла между нежданной посетительницей и ассистенткой, строящей у себя в неглупой головке бесчисленную массу предположений, в коридоре. Терпение оставило его, сменившись нервной внутренней дрожью - тем самым чувством, когда от напряжения подергиваются и постанывают жилы, не давая расслабленно опустить плечи и даже сделать полноценный вдох. Уже спустя несколько считанных минут обычно уравновешенный и стойкий человек метался в просторном помещении, как птица в тесной клетке, неловко задевая раз за разом край массажного стола или боковину сдвинувшегося с места кресла. Так за закрытыми дверьми родился хаос, словно только этого момента и ждал, таился, выгадывая момент одиночества, лишь в миг которого мог раскинуться в полную свою силу. Беспокойно, почти лихорадочно Ивер перебирал в памяти имена людей, среди которых не встретишь ни одного приятного, заставлял себя через силу вспоминать чьи-то голоса и разговоры - гулкие, будто записанные на пленку старого диктофона, но полные чувств, испытываемых обладателями этих слов, то шепчущих нечто неясное, то изрыгающих хулу и проклятья. Не находя себе ни места, ни покоя, слепец бился о стены собственного темного мира, из которого один за другим выступали, объятые смутными образами, позабытые за давностью пороги, каждый из которых мог оказаться сегодня смертельно опасным подводным камнем.
Наткнувшись на мягкий угол стола вновь, мужчина остановился, опустив глаза к полу и прикусив костяшку указательного пальца; придти в чувство не помогало ни самовнушение, ни глубокое дыхание, ни тихий скулеж отошедшего к двери пса.
Что, если это он и никто больше виноват в пропаже Линды? В грудине сдавило неприятными догадками, домыслами, поспешными выводами, на домре нервов вновь заиграло не желающее отступать волнение.
Что, если его нашли? Выследили безо всякого труда, а теперь стоят на освещенной стороне, машут поводком, подвесной цепью, висельной петлей,  звенят над самым ухом ключами от упорхнувшей свободы и менять что-то теперь уже поздно, сколько бы он не вложил в это усилий, куда бы теперь не стремился свернуть и куда убежать, подставляя спину, с каким бы формалиновым рвением патологоанатома не пытался  толковать уже ставшие привычными сюжеты, преследовавшие его долгие ночи, раздвигая мягкий морок сна. Тяжелые, но уверенные и ровные, какие могут быть только у человека, твердо знающего свою роль, шаги уже звучат за дверью, приближаясь к нему оглушительным набатом, в котором звук взводимого курка практически не различим.
Три правила. Не гасить свет, не открывать дверь, не оборачиваться, если окликнут. Какое из них он нарушил первым?
Когда дверь в кабинет открылась - неторопливо поползла в сторону, а не ударилась о стену, но даже этот звучок поворачивающихся петель прокатился по комнате ощутимым импульсом - мужчина отшатнулся в сторону, оборачиваясь к проему лицом и закрываясь рукой. Однако никакой чужой ауры не ощущалось. Ничего, что могло бы быть враждебным. Вскоре обеспокоенный голос неуверенно проклюнулся сквозь душную пелену накатившего на него страха, не дававшего столь долгое время никакой воли ни единой здравой мысли:
- ...ард! Райкард! С вами все в порядке?! - отпустив круглую дверную ручку, вошедшая девушка сорвалась с места, подбегая к замершему посреди комнаты врачу, ухватилась своими узкими ладошками за жесткие, словно судорогой сведенные предплечья. Лишь когда она встряхнула его с не девичьей силой, мужчина смог отвлечься: свидетельством тому стал взгляд, обретший куда большую осмысленность, чем несколько мгновений назад.
- Да...да, все хорошо, - я не хотел тебя пугать. Она поцокала языком, явно неудовлетворенная этим ответом и, потянувшись, коснулась ладонью лба мужчины, поднимая вверх выбившиеся из хвоста и растрепавшиеся пряди, но и то, что никакой температуры, лихорадки и, уж тем более, горячки, у Ивера не было, ее не смогло успокоить.
- Может, отправитесь домой? Прием все равно уже отменили, - чертовски поспешный и опрометчивый поступок. Пожалуй, она была права. Ему было необходимо оказаться в приятной и спокойной обстановке, а обрести ее было куда проще в родных стенах, чем пытаться восстановить здесь, в месте, от разговора в котором оставался еще нелегкий осадок. Это не стоит никакого волнения. Если на тебя хотели надавить или показать, что уже стоят совсем близко, то все равно не стали бы покушаться на эту девчушку. Она не столь значимая фигура в твоей жизни. Почему она, а не твои коллеги, друзья, та же ассистентка, без помощи которой ты, как без рук?

15 апреля 20:45
Квартира Ивера.

И все же, первым делом, оказавшись в укромной скорлупе своего дома, Ивер схватился за телефон, спешно и несколько раз сбившись, набивая по выпуклым кнопкам единственный по-настоящему ценный номер. И лишь когда на другом конце связи раздался чуть заспанный, но здоровый и такой родной голос сестры, смог выдохнуть спокойно. Абели, только справившись с сонной хрипотцой, незамедлительно потребовала объяснений на счет этого спонтанного звонка в тот час, когда она может спокойно вздремнуть, и мужчине пришлось лукавить перед ней, рискуя быть разоблаченным. Только ее не хватало вовлечь во все это дело, но и не позвонить и не справиться о ней он тоже не мог. Не выдержал бы неизвестности, накручивая себя на маховик бестолковых мыслей. Сердечно распрощавшись с Абели и повесив трубку, он еще долгое время старался найти возможность быстро и надолго отвлечься, но вместо этого устроился на кухне, где, потирая сколотый край любимой чашки и бездумно направив невидящий взгляд в пустоту, под которой в мире настоящем, не сумрачном, скрывалось зашторенное окно, начал выстраивать в голове цепочку из ранее вспомненных лиц и событий, пытаясь выискать причины происходящего и расставить действующие лица. Линда. Пешка, способная срубить голову королеве при должных обстоятельствах и в умелых руках. Астрид. Визирь на страже законности и порядка. И он сам, преследующий свои, отчасти эгоистичные интересы. Ивер не знал, чем занимается сейчас, в этот самый момент, адвокат без значка детектива, не мог угадать, взялась ли она за это дело по наитию, за хорошие деньги или от отсутствия иных вариантов, но свою позицию воспринимал как никогда четко. Собственная причастность к этой пропаже занимала мужчину не в последнюю очередь, а желание, чтобы профессиональный нюх Астрид случайно не завел ее к его шкафу со скелетами, формировалось все яснее. Какова вероятность, что девушка сбежала? Ноготь наталкивается на скол, цепляет неаккуратное место склеивания. А сколько очков выпадет на то, что причины кроются намного глубже?
Линда не была похожа на человека, который способен нести за душой какую-то страшную тайну, но всегда казалась слишком правильной для того, чтобы все в ней было абсолютно чисто и кристально ясно. Ивер с силой зажмурился, сдавив закрытые веки кончиками пальцев. Нет, это все ни к чему не ведет. Тупиковые тропки. Пора заканчивать, иначе можно заблудиться вовсе. Вместе с Ярго, охотно откликнувшемся на зов, мужчина перешел в спальню, встретившую свежим воздухом из-за открытого окна, где и решился, наконец, купировать все дальнейшие свершения и влияния этого дня. Еще было рано, но, ничем не занятый, он мог себе позволить поспать и даже провалиться в глубокую ночь до завтрашнего утра. Успокойся и перестань себя накручивать. В жизни бывают совпадения. И, с другой стороны, так ли много ты знаешь о Линде? Скорее всего, все дело в ней.
Позволив псу улечься в ногах, Ивер уже начинал засыпать, когда его потревожил настойчивый телефонный звон, неуклонно вытаскивающий его из едва занявшейся дремы. Пошарив рукой по постели, он наткнулся на прохладный экран телефона под подушкой, извлек наружу, отдавая голосовую команду о приеме входящего вызова. Надо сказать, что он успел удивиться, едва узнав голос говорившей. Астрид. Вот уж кого он не ожидал услышать. И лишь сильнее стало его изумление, когда девушка вспомнила о ранее предложенной им помощи - ведь тогда, в кабинете, ему показалось, что она явно недовольна такой оценкой своих сил.
- Конечно. Пожалуйста, встретимся там около телефонной будки...

» Временной промежуток » Улицы европейской части города

+1

470

На сем считаю первый день расследования оконченным. До смерти девушки осталось шесть дней.
Напоминаю, что сегодня был вторник, завтра - среда, а потому:
Астрид
Работу никто не отменял. Помимо расследования наверняка есть "текучка", стоило бы взять отгул у Феникса и спихнуть дела на него или помощника, чтобы целиком и полностью Отчизне расследованию посвятить души прекрасные порывы.
Ив
Надеюсь, на среду к вам записей нет.
Все
В целом хорошо, даже годно. Утро у персонажей свободно, однако если действо затронет полдень, то стоит написать мне об этом: ибо в половину двенадцатого утра персонажей застанет первое событие разворачивающейся истории.
Пока же могу лишь пожелать им доброй ночи и хорошего отдыха: впереди много работы.

0

471

откуда-то----->
2014 год. апрель. вечер

Новое заказное убийство.
На долгое время Голос потерял контакт со своим новым посредником Рикки. С этой заманчивой девушкой, которая с таким неподдельным любопытством наблюдала за работой Тени. Просто не было звонков, да и Голос не напоминал о своем существовании, ловя заказы из других рук. Всяких разных. Командировки. Жизнь закипела и покатилась под новым углом, набирая обороты, отвлекая от основной идеи. Заставляя становиться чем-то другим. И не факт, что это будет лучший вариант.
Чего?
Идти по улице, пересчитывая купюры, выуженные из характерного кармана. Уже не так бережно, как в начале нового уклона. Привычные движения, которые уже не доставляют того удовольствия.
-Все ровно. Как и должно быть.
Те же деньги убираются во внутренний карман кожанки, дабы не потерять наработанное. Осталось только выполнить свою часть работы, получить вторую часть денег и все. Так что сейчас Голос направлялся к центральной больнице города, где находилась его цель.
-Джони Хопс. Типичный американец, мигрирующий в Германию благодаря своим далеким родственным связям, в 2007 году. Этот ублюдок и на своей родине промышлял наркоторговлей. Дело шло успешно, пока Хопса не взяли за задницу и не ткнули носом в то говно, которое он выдавал за доброкачественный товар. Так же и в Мюнхене безрассудный начал поднимать свое дело. Но таких как он, жизнь ничему не учит. Точнее, пытается, но безуспешно, как можно проследить на примере Хопса. Когда он решил, что умнее немцев, и те не прознают о его халтуре. Жалкая пародия на авантюру, или этому американцу так понравилось, когда его поймали за задницу. Как бы там не было, мудаку удалось скрыться, когда случилась та Катастрофа. И мир забыл о нем до тех пор, пока Хопс не замахнулся на нечто большее. Тут уж подробностей мне не известно, вроде как мужик ставил над собой эксперименты, за что попал в больницу, привезенный на скорой. Начитался всякого дерьма и решил из себя халка сделать. Умник, тоже мне! Работенка, конечно, грязная, но хоть отдохнуть есть возможность. Прогуляться и побывать в старых забытых местах.
-Не умно тебе радоваться, ведь на тебе лицо того, кого считают опасным преступником.
-Да, но ведь по официальным данным Джек Потрошитель мертв. Нет нужды париться. Надо только пройти незамеченным в палату. А если и начнется кипеш, то проскачем через изнанку.
-Ну, смотри сам.

А вот и здание центральной больнице, где когда-то работал Джек. Такой неопределенный период его жизни, что ставит под сомнением руководство сие учреждения. Не суть.
Голос надвинул кепку так, что ее козырек скрывал взгляд и нос, дабы случайные прохожие не разглядели подозрительно-знакомых черт. Оставалось выяснить, в какой из палат находится их «пациент».
-Нам нужно отделение отравлений.
-Может еще номер палаты назовешь?

Змея прошипела и скользнула по телу вниз, выскальзывая из-под майки Голоса, сползая на пол. Никто и не заметил, как белая змея прибилась к стене и поползла вдоль по коридору. Она выискивала цель, опираясь на свое сознание и слух. В коридорах было не много людей, и все они переговаривались между собой, оповещая и докладывая. В одном из таких коротких диалогов Змея расслышала нужное имя и резко свернула за угол, проскальзывая под дверью. Только Тень внимательно следила за своей спутницей, реагируя на все движения. Когда Змея скользнула в палату, то Голос повернул в туже сторону. Он задержался у двери, оглядевшись и тихонько надавил на ручку, чтобы автоматический засов бесшумно задвинулся, позволяя двери оттолкнуться и пропустить непрошенного посетителя.
Это была одноместная палата. На кровати лежал мужчина, внешний вид которого вызывал лишь отвращение: среднестатистический американец, с жирным подбородком и массивным телом. Его образ говорил сам за себя, указывая на жадность и суетливость, страх за свое благополучие.
Сняв кепку и поправив смольные волосы рукой, Голос воспользовался глазами шинигами, прочитав имя Джони Хопс.
-Ты-то мне и нужен, Джони.
Кинув кепку на постель пациента, Тень подошла к изголовью кровати, собираясь отключить питательные приборы, убивая жертву во сне. Так практичней.

Отредактировано Голос (2013-08-26 18:13:31)

+1

472

--> Квартира Бувье

Метро. Час пик. Давка.
Запахи. Миллионы запахов: фаст-фуд, духи, дезодоранты и антиперсперанты, пот, фекалии, горелые провода и сгоревшие тушки крыс, запах крови, неожиданно потекшей из носа, и запах крови пошедшей по собственному желанию.
Девочка напротив режет вены, прикрывшись от любопытных глаз своим рюкзаком от Rieker. Лезвие от станка Gillette скользит по коже, оставляя неглубокие, но опасные порезы. Девочка морщится – от удовольствия. Ранки тут же заживают. Девочка не человек.
Справа мужчина читает газету – утренний выпуск, из тех, что раздают по утрам на входах и выходах в подземку. Бесплатно. Бегут полоски статей, кратко рассказывая о наиболее значимых моментах, произошедших в мире.
Слева женщина с двумя огромными сумками – скорее всего едет на вокзал. А может к кому-то в гости. А может и на… а впрочем, неважно.
Спереди стоит молодая парочка, забывшая о том, что вокруг есть окружающий мир. Целуются. Нет, сосутся – сейчас так принято говорить. Парень пару раз наступает на ботинки, но извиниться не торопится. Неважно.
У мужчины в руках портфель неизвестной марки, полностью кожаный, с металлическими заклепками в нескольких местах. Мужчина то сжимает рукоять – видно как белеют костяшки его пальцев, - то отпускает её. Видно, что он слегка нервничает. Может думает о чем-то сверх-важном?
Голос женщины объявляет станции. Когда едешь в центр – женский голос, когда из центра – мужской. Невидимый диктор беспристрастно выговаривает слова, рекомендуя не забывать свои вещи в вагонах, а так же сообщать обо всем подозрительном. Если подумать, то подозрительным можно назвать все, что сейчас находится в поле зрения: молодая парочка легко может оказаться свихнувшимися подростками с ножами за пазухой, мужчина справа тоже не вызывает доверия – скорей всего по вечерам гуляет по парку с тесаком наперевес; женщина слева легко может везти в сумках человеческие органы. Человеческий мир – странное место. Здесь все не то, чем кажется на самом деле. С такой точки зрения Изнанка кажется даже проще и понятнее…
Поезд гудит, проходя какой-то участок туннеля. Если бы мужчина был машинистом, он бы сказал, что сработало УКПТ (Устройство Контроля Проникновения в Туннель) и на рельсах может оказаться человек (кто-нибудь из персонала метрополитена, а может и диггер). Но машинистом человек не был, а потому этого знать не мог.
Через две остановки ему выходить. Мимо проносится очередная станция, с уставшими лицами. Они мелькают все медленнее и медленнее, так, что сначала кажутся плотной массой, а позже превращаются в отдельных индивидуумов. Рабочий день для многих подошел к концу – вымотанные и голодные, они спешат домой – к кроватям и холодильникам. Кто-то спешит к семье, а кто-то в пустую квартиру.
Девочка вышла раньше. Улыбнувшись мужчине, она игриво повиляла попкой, проходя мимо него, и выскользнула из вагона в последний момент, перед закрытием дверей. Многие мужчины посмотрели ей вслед – там действительно было на что посмотреть.
«Иди, сегодня я тебя отпускаю, оборотень. Но это не значит, что я не смогу найти тебя потом».
Нужная станция встретила человека новой порцией запахов, еще большей давкой, матом и парой отдавленных ног. Черные лакированные ботинки были окончательно и бесповоротно испачканы.
Идти предстояло недалеко – больница находилась в пятнадцати минутах ходьбы от метро. Это расстояние можно было преодолеть и на автобусе, но мужчина любил пешие прогулки. Они расслабляли перед работой – ему приходилось сидеть почти целыми сутками в душной каморке дежурного врача, стараясь не уснуть. Ночь давила, как пресс – человек не ночное животное. Ему нужен день и солнечный свет, чтобы нормально функционировать. Словно в подтверждение этих слов мужчина зевнул.
Когда до больницы оставалось совсем чуть-чуть, человек остановился около ближайшего ларька – купить себе сигарет. Он много курил в последнее время. Нервы.
А потом…
Тьма никогда не подводила его. Защитница. Охотница. Ищейка. Любую роль, которую давал ей ОН, она с радостью принимала.
«Он здесь», - тихий и вкрадчивый шепот раздался над ухом. Шепот, слышимый лишь им одним. – «Он пришел убить. Идеальный момент».
«Может быть», - подумал уже не мужчина, но Жнец, который исчез перед владельцем ларька и появился уже около больницы, стоя на высокой (метра в два с половиной) ограде. Окно, которое ему было нужно находилось как раз напротив.
«Джони Хопс» - первое имя.
У второго посетителя имени не было. Вернее, оно было, но не такое как у простых смертных.
- Ты не Джек, - произнес мужчина, появившийся в палате – он словно вышел из тени в углу. – Тогда кто же ты?

Отредактировано Patrick Bouvier (2013-08-27 17:44:33)

+1

473

Казалось бы, такое простое задание. Избавиться от одной души, которая и так давно на гране своего апогея.  Это почти то же самое, как и отобрать конфету у маленького ребенка. Без спроса. Даже не придется распинаться перед этим рылом, исполненного полного непонимания, что от него хотят. А Голос помнил те моменты, когда Джек, прежде чем забрать чью-то жизнь, еще тратил свое время на бесполезную болтовню.  Так добросовестно исполнял свой долг Бога Смерти. Исключая те моменты, когда им овладевало безумие, и Джек убивал всех подряд, как это делают обыкновенные психи.
Тень позволила мимолетное ностальгии притормозить его дело, с улыбкой вспоминая те дни, когда они с шинигами были еще единым целым. Хорошее, ведь, было время. Сейчас же, несмотря на всю свою независимость, Голос понимал, что много чего ему не хватает в теперешней жизни. На почве таких размышлений, он даже задумал устроить кровавую резню в городе. И все ради того, чтобы привлечь внимание шинигами – напомнить о своем существовании. Да и дать понять всему городу, что Токийский Хирург никуда не делся. Он живее всех живых!
-Смотри, не замечтайся, а то пропустишь удар в спину. – прошептала Змея, которая уже заползла под кровать и спряталась там.
Ее поведение насторожило наемника, который теперь замер и вслушивался в тишину, что царила в больнице. Тихо, прям как в морге. И правда, для такого места было слишком тихо. Голос обернулся, ожидая увидеть за спиной медсестру или медбрата вечерней смены. Но все эти предположения упали тяжелым грузом на плечи, когда неизвестный мужчина обратился к Тени. Что? Неведомы страх пробежался по телу импульсами, предупреждая об опасности. И нельзя сказать, что страх этот был незнакомым. Подобное ощущение Голос уже испытывал когда-то, и сейчас его естество реагировало точно так же. Как бы сейчас Тень не пыталась унять эти импульсы, страх никак не отступал. Словно, воздух в палате был наполнен слезоточивым газом, из-за чего дышать приходилось с трудом. Плохой знак.
Сглотнув, Голос выпрямился (до этого он находился в полу-согнутом состояние над аппаратурой), полностью повернувшись к тому, кто вызывал в нем этот страх. Инстинкт самосохранения шептал, что от типа стоит держаться как можно дальше. Но Тень не могла просто взять и сбежать, когда был задан вопрос.
-Знаешь меня? – Голос не собирался отрицать того, что он и есть Джек.
Прищурившись, черные глаза всматривались в черты лица, но узнаваемого было мало. Пользуясь глазами шинигами, он попытался прочесть имя незнакомца. Однако над головой мужчины ничего не появилось, словно перед Тенью стояла неживая восковая фигура. Это вконец сбило с толку.
-С чего ты взял, что я не Джек? Мы уже встречались?
Голос еще больше прищурился, напрягая свою короткую память. Я точно его знаю, но… Черт возьми, кто это! Никто не ответил на мысленный вопрос. Даже Змея притихла под кроватью, желая оставаться незаметной для мужчины как можно дольше.

+1

474

Патрик улыбнулся. Он увидел страх. Нет, даже не увидел – почувствовал, как дикий зверь, который знает, когда жертва боится. Но тот, кто стоял перед ним жертвой не был. Не та цель – похожа, но не та.
Цокнув языком, Бувье достал сигарету из пачки – из той самой, за которую так и не успел расплатиться – и закурил, не обращая внимания на табличку, висевшую над входом и гласившую: «Не курить».
Мужчина еще раз смерил взглядом стоявшего перед ним. С виду ничего выдающегося, но вот если взглянуть иным зрением, то можно заметить много интересного. Хотя бы то, что это существо было создано им самим.
«Побочный эффект заклинания? Тц... Оно должно было разорвать Джека в куски. А вместо этого мы имеем некое подобие клонирования. Ну и что же мне с тобой делать, овечка Долли?»
Окинув взглядом помещение, Патрик наткнулся на одиноко стоящий в углу стул и пододвинул его к себе. В ногах правды не было. Присев, закидывая ногу на ногу, мужчина стряхнул пепел прямо на пол.
- Можешь закончить то, за чем пришел. По воле судьбы, этот человек должен умереть сегодня. Это просто я вмешался рано. Знаешь, как отключить аппаратуру? – Жнец позволил себе легкую улыбку, от которой повеяло холодом, словно кто-то открыл форточку в морозный зимний день. – А потом присаживайся на край кровати – нам есть что обсудить.
«Итак, то, что я породил, это явно не Джек. Побочный продукт заклинания, в котором я, наверняка, ошибся, находясь на грани...» - шинигами задумался, как Смерть может оказаться на грани самой себя, а потом просто опустил эту мысль. – «Посмотрим, можно ли использовать подобное в своих целях. Ведь если он не только часть Джека, но и часть меня, я смогу контролировать это... отродье».
Аппаратура тихонько попискивала, в ожидании своего отключения. Грудь человека, лежавшего на кровати, вздымалась и опускалась под одеялом. Цифры над его головой показывали сегодняшнюю дату, время неумолимо тикало обратным отсчетом. При жизни он многое совершил – прожитая жизнь Джони Хопса была перед Жнецом как открытая книга. С красивым переплетом, но дерьмовеньким содержанием.
- Что ж, отвечая на твой вопрос: да, я тебя знаю. Но лишь отчасти. Времени не было познакомиться поближе, да вот сейчас минутка выдалась, - Патрик затянулся сигаретой и выдохнул к потолку никотиновый дымок. – То что ты не Джек видно любому, кто умеет видеть. Отсюда возникает встречный вопрос к тебе: где Джек сейчас?

+1

475

Он следил за незнакомцем лишь взглядом, оставаясь неподвижным. Такое бывает, когда ожидаешь чего-то. Подвоха, например. Голос понимал, что теперь его сегодняшняя работа выдвигается в категорию B по сложности. Если не избавиться от свидетеля сейчас, то придется в последствии разгребать не хилую кучу дерьма. С другой стороны... Не плахой получился бы скандал. Только Голос начал развивать мысленно у себя в голове ряд событий, как мысленный фон прервали. Странный тип без имени и даты так спокойно сообщил о том, что наемник может продолжить то, на чем его прервали. Повернув голову, брюнет с бледным лицом посмотрел на пациента и усмехнулся. Вот видишь, сегодня просто не той день. А то, что по твою душу пришел шинигами - так это просто ирония.
-Ты все го лишь Его тень. Перестань себе внушать того, чего не может быть. Лучше поостерегись этого мужчину, от него веет старостью. Так пахнет только Смерть.
 
Тень ничего не ответила на шипение змеи, однако, в памяти что-то начинало всплывать.
-Не беспокойся. Знаю.
На автомате. Голос вернулся к оборудования и забрался руками за их заднюю панель, отсоединяя провода. Все этого парень делал на автомате, не рассматривая каждый провод, просто выдергивая. Все его мысли были заняты тем, что рылись в прошлом, словно в картотеке. Это темный коридор со шкафами и ящиками, как в морге. Голос не знал, откуда все эти воспоминания, очень многое смешалось со знаниями Уробороса, который столь щедро делился своей многовековой жизнью. Все не то... Надо отыскать тот самый день. Мысли продолжали шарить в ящиках, перебирая папку за папкой. Часто попадались ошибочные даты и вспоминалось то, чего не было в помине.
Монотонное тиканье оборвалось. На мониторе потянулась длинная линия на черном фоне, сопровождающая долгим звуком. Реальность вырывала из сознания, возвращая взгляду осознанное выражение. Голосу пришлось реагировать на внешнюю среду, оборачиваясь к странному мужчине. Он сам признал то, что уже знакомы. Выходит, что виделись. Ему нужен не я, а шинигами... Мало что приятного. Голос нахмурился, опустившись на кровать. Его опять кольнула ревность и обида. Сложив руки в замок, он оперся локтями о свои колеи, склонившись вперед. Голос уже подозревал, но не был уверен до конца.
-Так ты очередной враг Джека? Хотя, в любом случае, я не знаю где сейчас его носит.
Тень даже призадумалась, пытаясь припомнить места. Это мог быть бар Осколки, или старая квартира. Шинигами спокойно мог быть где-нибудь в подворотне. Или в другом городе по работе. В Изнанке. На кладбище. Пойманным сотрудниками УИЭЭ.
Представь, что он мне нужен еще сильней, чем тебе. Может знаешь, как найти его? - Голос сощурился, вглядываясь в мужчину.

0

476

Запищал аппарат, подводя итог в жизни Джони Хопса. «Гада и мерзавца» – как сказали бы многие. «Человека» - сказал бы Жнец. Для него они все были людьми, а хорошими или плохими – не ему судить. Пускай другие судят.
От мужчины, курящего сигарету и стряхивающего пепел на пол, отделился темный силуэт в балахоне и с косой через плечо. От Джони отделилась душа, оглядываясь по сторонам. Вряд ли она успела что-либо понять, перед тем, как её унесли в Изнанку... а может и еще дальше. Этого знать не дано никому.
В скором времени в палату должен был прийти мед. персонал – их быстрые шаги уже были слышны в коридоре. Они торопились, все еще надеясь спасти жизнь того, кого сами же считали «гадом и мерзавцем». Они следовали клятве Гиппократа. Люди – странные создания.
Дойдя до палаты, в которую была закрыта дверь, они подергали ручку пару раз, не сразу осознав, что замок закрыт.
- Пациент мертв, - произнес Патрик. – Я не успел. Звоните в морг – у них сегодня пополнение. И дайте мне побыть одному... Перевозку пришлите минут через десять.
С той стороны никто не ответил. Все узнали доктора Бувье, врача ночной смены. Никто не задался вопросом, почему и как он оказался здесь раньше них. Теперь шаги удалялись.
«Значит и тебе нужен Джек? Что ж, это замечательно»
Про́клятого шинигами отыскать будет не так-то просто. Воитель, старший брат, был прав – сейчас бы помощь других братьев не помешала, но...
«Я уже отказался от неё. А значит, что иного пути у меня нет».
Смерть ошибся лишь в одном – он чувствовал метку не Джека, а его тени. Тень это тоже неплохо, но через неё вряд ли удастся найти искомое, ведь она и сама не в курсе, где её хозяин. Шинигами еще раз осмотрел свое творение, удивляясь тому, сколько же силы он в него вложил, давая ему силу, почти что равную силе оригинала.
- Уроборос, я знаю, что ты здесь. Можешь не прятаться, - Патрик щелчком отправил сигарету под кровать, где предположительно находился древний змей. Уж кого-кого, а себе подобного Жнец мог бы почувствовать сходу. Да и потом, он лично присутствовал при гибели той девочки, в том самом лесу, когда сделка свершилась, и договор был заключен. Почему же не появился там сразу?
«Потому что это был не я... Лишь моя Тень, которая осталась в этом мире, пока я бродил по Изнанке, чтобы выполнять мою функцию. И эта же Тень соединилась со мной по возвращении... Моих сил на тот момент не хватило, чтобы увидеть картину полностью – лишь её часть. Уроборос был слишком сильным, чтобы его забыть, а подобие Джека слишком слабым, чтобы посчитать его за очередного человека, пускай и похожего на мою цель. Они ведь все на одно лицо для меня».
- Если ты ищешь Джека, то нам по пути. И я более чем уверен, что тебе он нужен в том же виде, что и мне.

Отредактировано Patrick Bouvier (2013-09-24 13:47:16)

0

477

<— Центральное полицейское управление (кликабельно)

У Астрид было целых два часа, пока Эйден не очнется. Вызвонив по дороге в больницу врача, ей доложили, что у Чарли была непредвиденная реакция на какой-то снотворный препарат. Вероятно, его хотели не только подставить, но еще и убить, нельзя было исключать эту возможность.
Написав пару строк в блокноте, девушка направилась домой, где выпила кофе и переоделась.
- Кларисса, быстро найди все что можешь о Шине Хицинацу! Этот мертвый тип, возможно, перешел кому-то дорогу!
- Итак, что ты выяснила? – сокол не заставил себя ждать и уже умостился рядом с девушкой на спинку стула.
- Мой клиент невиновен, но его очень удачно подставили и, вероятно, собирались убить. Диглз хотел подложить мне свинью, а вручил очень запутанное дело. Надеюсь, Дарроу меня вспомнит и возьмет с собой на следствие. Хочу узнать, что к чему.
- Это та девушка, с которой ты чуть не погибла во время Катастрофы?
- Именно. Кларисса, что там у тебя?
- Астрид, поиск займет некоторое время, так что досье получишь через час.
- Отлично! Вен, осмотри еще раз место убийства. Если не получится, то отправляйся к Кир за заданием. И, если сможешь, попытайся у нее узнать о Шине. Вдруг, его кто-то заказал.
Накинув пальто, Кэйнер вышла из дому, направляясь в больницу.

***
- Чарли, я очень рада, что с вами все хорошо. – Девушки встретились уже в палате у бывшего подозреваемого.
Эйден выглядел гораздо лучше. Естественно, он не понимал, что это был за приступ, и по какой причине. Но, узнав, что он больше не в подозрении, осмелел.
- Я расскажу все, что знаю. Вчера я сидел в баре, когда мне позвонили из больницы. – Мужчина немного замялся. – Джулия, моя тетя. Ну, как тетя – она меня старше всего-то на три года, мы выросли с ней вместе. А когда мои родители умерли, она осталась моей единственной родней.
Мужчина тихо выдохнул, видимо, ему тяжело было вспоминать то, что он собирался выдать.
- Вчера у нее случился приступ…
- Нам очень жаль, - Астрид решила это сказать за них двоих, учитывая то, что она была стороной сочувствия к клиенту.
- Это все моя вина. Понимаете, полгода назад, она слегла в больницу с очень сильным недугом. Я тогда очень много пил и познакомился с одним… бизнесменом. Фридэрик Маллоуни его звали. Он предложил мне вложить деньги в одно предприятие. Говорил, что если все получится, то я утрою свои вложения. И, вместе того, чтобы помочь Джули, я решил поучаствовать в той лотерее. Вот только эта затея вылезла мне боком: несмотря на все надежды, денег я больше никогда не увидел. Я потерял все сбережения. И только потом понял, что натворил. Узнав об этом, Джули, конечно, растворилась, но ничего мне не сказала. О Боже, только после этого я решил встать на ноги, чтобы ей помочь!

- А что Маллоуни?
- Я его больше не видел. Из вечера я помню только то, как зашел в бар после посещения больницы. Я не из тех завязавших, которые полностью перестают употреблять. Я просто заново для себя установил необходимую меру.
«Тупик, вот ведь блятство!»
Астрид первой вышла из палаты. В голове был полный бардак. Возможно, она рано сдалась, и Чарли мог рассказать еще кое-что о вчерашнем дне, но у нее были дела поважнее, Кларисса прислала досье на Шина.
Прочитав его, девушки встретились уже возле кофейного автомата.
- Ну, как дела? Он сказал что-то новое?

ССУДЬБАААА
1

Кларисса ничего не накопала.
Кир шепнула соколу, что кое-где его имя всплывало, и что его заказали, но кто и зачем не выдала.
Эйден после ухода Астрид вспомнил о том, что в баре к нему подсела брюнетка, которая очень тесно интересовалась его работой и друзьями. Амбер вступает в игру.

2

Кларисса обнаружила, что Шин изменял бывшей жене Эйдена.
Вен ничего не обнаружил.
Эйден рассказал копу, что в больнице встретил бывшую жену, которая тоже беспокоилась о Джулс.

3

Кларисса нашла, что Шин задолжал мафии денег.
Вен узнал от Кир, что Хишинацу был заказан мафией, но не через нее.
Эйден вспоминает, что Шин хотел одолжить у него денег.

4

Кларисса ничего не находит
Вен на месте преступлении через окно видит секретаршу, которая настойчиво что-то ищет в кабинете.
Эйден говорит, что перед тем как встречаться с его бывшей, Шин тесно мутил с секретаршей. Мол, какой говнюк, все от него отбирал.

5

Кларисса нашла ,что Шин недавно получил наследство от бабушки, которая большую часть нажитого отдала ему, оставив остальную семью недовольной.
Вен ничего не находит.
Эйден говорит, что недавно он познакомился с одной девушкой, которая интересовалась Шином, хотя спала именно с ним.

6

Кларисса находит в некрологах очень похожее убийство. Вот только коллегу не оправдали, а посадили на десять лет. Он все еще в тюрьме.
Вен ничего не находит.
Эйден говорит много, но толку от этого мало. Амбер вступает в игру.

P.S.

Все полученные сведения Астрид рассказывает Дарроу за чашкой противного кофе из автомата.

Отредактировано Астрид Кэйнер (2014-12-05 02:10:54)

+2

478

-----> Центральное полицейское управление (кликабельно)

Выпал вариант №2

Я так чертовски устала и я так чертовски себя жалела. Пятая кружка кофе за день не принесла и капли бодрости. К тому времени, когда я припарковала свой внедорожник на стоянке больницы, я могла благополучно умереть в нескольких авариях по дороге, потому что чуть не заснула на каждом попавшемся мне светофоре.
С мыслями «сейчас-сейчас, только на минуточку прикрою глаза» я положила руки на руль, а голову на руки и позволила себе несколько мгновений релакса и попыток переварить ситуацию. Первое не совсем удачно комплектовалось со вторым. Слишком много движухи вокруг, слишком много информации, а я – бедная-несчастная – так устала.
После всего того, что произошло в участке, я попёрлась к шефу с целью обрисовать ситуацию, снять с Эйдена обвинения и попросить приставить к нему на всякий случай охрану. Шеф упрямился по поводу охраны, ворчал по поводу снятия обвинений и вообще вёл себя довольно противно, поэтому мне пришлось показать свой ничуть не мене противный характер и малость поогрызаться. Помню, меня как-то предупреждали о том, что с начальством шутки плохи и дурной нрав проявлять не стоит, но… по-другому на шею сядут и в грош ставить не будут. В любом случае, я добилась того, чего хотела – Эйден мог шагать на не совсем безупречные все четыре стороны, как только выпишется из больницы и согласится на подписку о невыезде. Кроме того, он теперь переходил в ранг свидетеля. На счёт охраны я и сама сомневалась, как по мне – так если бы хотели убить Чарли, то убили. А тут… похоже, что кто-то захотел заставить парня страдать. Очень. Сильно. Страдать.
А тут ещё и это! Я вспомнила, хоть и не самостоятельно, а благодаря напоминанию. Я вспомнила Астрид Кэйнер. Не самоуверенного адвоката в допросной, а немного заносчивую девчонку из ловушки в баре во время Катострофы. То тот тип связи между людьми, который не нуждается в развитии. Просто когда-то мы чуть не погибли в одном и том же месте… Просто когда-то нам довелось выживать вместе. Этот дуэт не продлился долго — уж очень были непредсказуемы дальнейшие события. Но та ночь никогда не выйдет из моей памяти. Я не знала как этот, вдруг внезапно осознанный факт, повлияет на дальнейшее развитие событий, но относится к Астрид Кэйнер как к очередному самоуверенному адвокатскому светиле я больше не могла. Никакого решения не созрело, поэтому пустить всё на самотёк показалось не такой уж и дурной затеей.
Прежде чем решать дела, я заглянула в аптеку. Мне необходим кофеин. Нормальный кофеин, а не то, что содержится в кофе. Выйдя в коридор, заметила мелькнувшую впереди знакомую спину, поэтому даже не стала выяснять на ресепшине в какую палату определили Чарли, просто пошла следом за Астрид. Я не стала её окликать через огромный холл, привлекая внимание зевак, как и не стала догонять. Да и зачем? Не малые дети, всё, что нужно обсудить — обсудим в более удобной обстановке.
На мгновенье задержалась в дверях, кажется, я ничего не пропустила. Астрид едва успела подойти к кровати больного — кажется, на каком-то промежутке пути я непроизвольно ускорилась. Что это? Нервы шалят? У меня?
Чарли решил разговорится. Такое поведение в допросной бы, а не в стерильной палате клиники. Почему-то когда даёшь им — подозреваемым во всех тяжких — шанс на сотрудничество, то они почему-то отпираются, зато развязывают языки позже, когда и так всё понятно. Ненавижу. Он пожаловался на судьбу и Астрид тут же вставила про «нам очень жаль». Неправда. Мне не было жаль. Потому, что выходило, что это Чарли целиком и полностью жертва, а на самом деле жертва тут Джулс. В этом я удостоверилась спустя двадцать секунд. Впрочем, я прекрасно понимала, что просто перебываю не в духе от усталости — с недосыпу я становлюсь ворчливой. Поэтому я просто молчала и слушала. Вскоре Эйден умолк, а Кэйнэр выскочила в коридор как ошпаренная. Ну а я поджала губы, прикидывая с чего бы начать.
— Я убедила шефа снять обвинения уже сегодня. Понимаю, как вам нелегко в данной ситуации, но сейчас вы главный свидетель. Да! — я торопливо выставила руку вперёд, тем самым показывая, что бы Чарли помолчал ещё секунд десять, — я понимаю ваше положение. К вам будет приставлен охранник для обеспечения безопасности вашей жизни. Я не вижу в этом особого смысла, это лишь перестраховка, мистер Эйден.
Чарли встрепенулся, будто хотел сказать что-то очень важное, но внезапно откинулся на подушки, так ничего и не сказав. Я понимала, что для него я злой коп и ничего тут не поделаешь, но мне эта роль даже немного льстила. Всегда хотела побывать злым копом. Так, для проформы.
— Итак, Джулс… — секундная заминка из вежливости, как переход с одной неприятной темы на другую. — Кроме вас к кому она могла обратится за помощью?
— К Сюзан, — как-то безропотно ответил Эйден. — Они очень близки, не смотря на наш… семейный конфликт.
Я прямо почувствовала, как каменеет моё лицо. — Сюзан?
— Ну да. Я видел её сегодня в больнице. Она заходила ко мне, про Джулс она узнала уже после того, как… в общем, про то, что случилось со мной она узнала сначала, а потом только про Джулс.
— Да ладно? — Скептично переспросила я. Вот это интересно. Сначала Сюзан наотрез отказывалась ехать в участок, а теперь сама примчалась в больницу. Всё это очень странно.
— Ну да, она интересовалась её здоровьем.
А вашим здоровьем она интересовалась? — Как-то грустно подумала я.

***

Через несколько минут я была рядом с Астрид, мы взяли по стаканчику гадкого пойла, которое кто-то осмелился обозвать «кофе», и присели на небольшой диванчик в таком же небольшом закутке. Именно в таких закутках в американских фильмах показывают плачущие семьи, которые узнали о смерти своего близкого. Пока я делилась той небольшой информацией, которую удалось узнать, кидала в отвратительное пойло две таблетки кофеина, надеясь, что теперь у меня появится прилив сил и энергии пополам с шилом в мягком месте. Кроме того, я уведомила девушку о проделанных мною действиях в участке после её отъезда.
— А вообще, не вижу больше смысла в твоём участии. С Эйдена сняты обвинения, теперь его защищать не надо. К тому же, на сколько я знаю, он у тебя клиент бесплатный и так... трата дорогостоящего времени.

+2

479

Эйдену просто чертовски повезло. Нельзя исключать вариант, что его попросту хотели подставить, но организм Чарли сдал, не выдержав принятой дозы. Или это убийца просчитался? В любом случае, этому мужику стоит купить лотерейный билет, пока его волна удачи не закончилась. Секунду назад он еще не мог поверить, что ему придется весь остаток жизни провести в тюрьме, и тут напротив его двери ставят личную охрану, чтобы защитить пострадавшего. Сегодня же он позвонит бывшей жене и извинится, навестит единственную родственницу и изменит свою жизнь! Ну, или сошлет это на обычные будни и ничего в жизни этого засранца не изменится. Порой так трудно увидеть, что тебе Богом дан второй шанс.
Работа Астрид была закончена, и она могла, улыбнувшись на все тридцать два, сдать свой отчет на следующий же день. Девушка уже видела лицо Диглза, перекошенное от злости и негодования. Он хотел ей насолить на месяцы, чтобы это бесплатное дело висело на шее, словно цепь узника, но просчитался. Ей нужно всего лишь зайти в офис, накатать отчет и все. Но Кэйнер даже думать об этом не могла. Да, она сдаст отчет вовремя, но так просто уйти, бросив решение столь манящей ее загадки, индиго не могла. Нет, она должна расследовать это дело, найти убийцу и посадить, а если повезет – убить. Ведь то, что она видела в отчетах – это не дежурное убийство по пустякам. В этом случае Шина буквально расчленили, сделав из его внутренностей и кабинета настоящий уголок арт искусства. А таким маньякам ни лечение, ни тюрьма не поможет. Подобная мысль вызвала на лице Астрид кривую злобную ухмылку. Да, именно так она и поступит, но только в случае крайней необходимости. Ее основная задача – найти убийцу.
Взяв кофе в автомате, Астрид упала на скамейку, когда из палаты вышла Дарроу. Нет, нельзя доводить людей до такого состояния. Детектив будто неделю не спала – такой бледной и измученной казалась со стороны. Непременно, ее босс это тот еще бессердечный мозгоеб.
- Кажется, я не растеряла остатки наивности, раз полагала, что этот кофе будет не такой противный.
Едва скривившись, девушка выбросила стакан в мусорный бак, после чего выдала ей все полученные новые сведения. Возможно, это даст ей пару очков… но нет.
— А вообще, не вижу больше смысла в твоём участии. С Эйдена сняты обвинения, теперь его защищать не надо. К тому же, на сколько я знаю, он у тебя клиент бесплатный и так... трата дорогостоящего времени.
«Бля»
- А может возьмешь меня с собой? Это не первое мое дело с подобным развитием и я бы очень хотела докопаться до сути. Напарник тебе не помешает.
Нет, это не та обидная фраза, которая должна поставить человека в положение «ты гавно, тебе нужна помощь». Астрид старалась быть максимально деликатной по отношению к детективу, как-никак, а Дарроу не лезла к ней со своими советами. Мировой порядок гласит, что гармония наступает, когда каждый занят своим делом, так что сказанная ею фраза была произнесена таким тоном, мол, девушка не станет балластом и будет помогать чем только сможет.
«Если не согласится, придется действовать исподтишка: послать к ней Вена на разведку, параллельно ища другие улики. Черт, это будет слишком муторно, но безопаснее для моей легенды».
Ну да, Астрид не повезет, если она чем-то сможет себя выдать. Обычные адвокаты не умеют драться как она и стрелять настолько метко. Ей придется в случае опасности иногда промазывать (тир в ее офисе будет неплохим прикрытием для ее способностей стрелка), не вступая в ближний бой. А все способности тщательно скрывать, чтобы не спалиться. Не хотелось бы, чтобы детектив раскрыла, чем Кэйнер занимается по ночам.
- Так что скажешь?

+2

480

Боже, Астрид, да на кой чёрт тебе это надо? Есть, конечно, такие чокнутые как я, которые любят совать свой длинный нос куда не следует и всячески лезть на рожон в поисках проблем. Но, правда, зачем тебе это? Ради новых впечатлений, или это просто дурное свойство характера тратить собственные силы на всякую гадость? Или необдуманное желание помочь? Разве нормальные люди так поступают? Пусть и зазвездившиеся адвокатские светила местного разлива. Покажите мне человека, который захочет копаться в кишках и крови, запуская во всё это дерьмо руки по локоть.
Я чуть не произнесла всё это вслух, но сдержалась, лишь сделала глоток противной жижи. Я допустила ошибку, бросив таблетки кофеина в эту гадость. Куда разумнее было бы запить их маленьким глотком недокофе, чем цедить теперь целый стаканчик. Не понимаю как кофе, который готовил автомат, может быть плохим? Или в него трухлявые зёрна забросили? Решив больше не мучатся, я махом допила гадость и, предварительно смяв бумажный стакан, бросила его в урну.
Кэйнер показалась мне слегка обеспокоенной и, если честно, это беспокойство немного не вязалось с Чарли. Безусловно, я допускаю возможность волнения за клиента, но до сих пор девушка не позволяла себе проявлять эмоции в этом вопросе. Видимо, у неё был свой кодекс, включающий тысячи и тысячи пунктиков, главным из которых была невозмутимость. Так что волновалась она совершенно по другому поводу. И, судя по тому, что волнение это началось примерно тогда же, когда Астрид попросилась на расследование, то оно каким-то образом связано со мной. Пистолетом я пока не размахивала, со стенами не разговаривала, кровь у меня из ушей не текла, так в чём же дело? Почему довольно самоуверенная девушка может начать нервничать от того, что напрашивается на совместную работу с обычным детективом? Боится отказа? Ой, да ладно! Не такие, как ты, Астрид. Не такие, как ты? Хм, а какая ты?
Я прищурилась (никак не избавлюсь от этой идиотской привычки), разглядывая девушку, одновременно с этим осознавая, что она не обычный человек, а особенный. С неизвестным мне набором качеств передо мной сидела индиго. И тут я поняла,  что лёгкое беспокойство, скорее всего, вызывает именно этот факт. Что ж, тебе повезло, что перед тобой я, та, что из хороших парней. И мне как-то плевать, кто и к какой расе относится. Если честно, то я вообще не понимаю заморочек всех тех, кто не относится к людям. Ну, узнает какой-то нелюдь, что ты тоже нелюдь. И что? Нет, ну есть исключения, но и среди людей расистов полно. Я усмехнулась.
— Океюшки. — Как-то слишком быстро согласилась я. Даже подозрительно. А вдруг я людей кушаю, а индиго закусываю? — Пистолет есть? Пользоваться умеешь? — Как бы там ни было, но я не собиралась брать себе в качестве балласта младенца, не способного постоять за себя, не отличающего гашетку от предохранителя и не знающего о том, что если держать пистолет за рукоятку двумя руками одновременно, то тебе все ладошки счешет. Не то, что бы я ожидала, что нам придётся от кого-то отстреливаться, но после той кровокишкорезни может быть всё что угодно. Людям, способным учинить такое, как правило терять нечего.
Встав с дивана, привычно потянулась, едва заметно зевнула. Мне становилось жарковато в  помещении, отчего ещё больше клонило в сон, и потому захотелось снять куртку. Увы, под ней была спрятана наплечная кобура, которая имеет свойство притягивать к себе взгляды и вызывать небольшие приступы паники общественности даже не смотря на болтающийся на шее полицейский жетон. А может вид полицейского с оружием сам по себе является причиной для паники? Мол, раз тут полиция, значит где-то поблизости совершено преступление и, следовательно, находится тут небезопасно? Во всяком случае я видела только одно решение проблемы — выйти на свежий воздух. Потому кивнула головой в направлении выхода, тем самым давая понять мисс Кейнер моё желание смыться подальше от больничных запахов.
— Мне не нравится Сюзан и вся эта история с Джулс. Если они были близкими подругами, то Сюзан вполне могла устроить подобную заварушку. Гнев на экс-муженька за страдания подруги, помноженный на бесцельно потраченные годы её молодости — коктейль не из слабоалкогольных.

+2


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральная больница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC