Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Улицы японской части города


Улицы японской части города

Сообщений 541 страница 570 из 900

1

http://s1.jpeghost.ru/i2/000/055/i55054ni.png

Сеть городских улиц Города Легенд - самая запутанная сеть  улиц в мире, если, конечно, не спускаться в катакомбы и не брать примером  их лабиринты и тоннели. Улицы, широкие магистрали, улочки, переулки - все есть и все светится ночью мириадами огней, горят витрины магазинов, отсвечивают неоном в окнах проезжающих машин вывески баров и кафешек. Днем иллюминация города, конечно, утихает, но все равно витрины пестрят, притягивая взгляд, рестораны манят аппетитными запахами, а в ближайшем цветочном магазине уже выставлены на продажу цветы. На широких шоссе - неугомонное движение, многие дороги, в конце концов, переходят в выносные магистрали, уходящие за город. Уютные извилистые улочки хранят в себе старину города - на них можно встретить людей еще помнящих прежний  Город.

0

541

Жилой комплекс » Крыша------>

Март. 2011 год.
• ночь: Во власть вступает ночь, на небе вспыхивают звезды, которые очень хорошо видно, потому что небо не успело затянуться тучами. Ветер, как и ожидалось, снова поднялся. Осадков не наблюдается.
Температура воздуха: - 24

18 - начало жизни человека, как считает 85% населения. Время бурности, возможностей и преступлений. Когда тогда начинается жизнь падшего? Светлого - почти мгновенно, а тех, кто отошёл от Небесного кодекса? Хороший вопрос, на который никто не даст ответа.
Забавно смотреть на того, кому половина этого мира в новизну. Она может не показывать этого, но любопытство есть у всех. Девушке понравился, как ни странно, очень дорогой Харлей. Одинокий голос из толпы верно охарактеризовал мнение Кери. Как-никак, Харлеи стоят не пару тысяч йен, а куда больше. Да и не удержит такая девушка, как Сиаланта, подобную модель. Ви-роды хотя бы... И всё равно, чуть пополнеть девушке явно не мешало, но это было чисто субъективное мнение Кери. Меньше хромовых вставок, облегчённый корпус, даже руль не столь массивный. И только тогда, возможно, Сиаланта вообще сможет удержать Харлей.
- "Такое" мотоциклом называется. Я бы на твоём месте крылья бы уже убрал, поразвлекалась и хватит. Не все люди будут хорошо реагировать на подобный способ выделиться из толпы. Да и в магазин с мотоциклами тебя не пустят.
Кери подхватил Сиаланту за руку. Он боялся, что она возьмёт и исчезнет, как делали все его галлюцинации, оставляя в одиночестве с не принятым даже частично кем-либо мнением. Сиаланта же адекватно воспринимала всё это. И бредни, и поломанную веру, и странные, туманные суждения.
Они шли долго, молча. Ночной город встречал молниями блестящих вывесок, грохотом, постоянно сбивающими с мыслей голосами. Ночной Токио - где ещё может быть так людно и при этом спокойно? Только здесь, только сейчас... Холод не сильно беспокоил, однако однозначно был неприятен.
Наконец-таки показалась вывеска, которую и надеялся отыскать Кери.
- Вот, нам туда. Надеюсь, найдём что-нибудь полегче для тебя. Надеюсь, ты не собралась красть Харлей. Потому как мне сейчас не очень хочется участвовать в подобном акте, как бы странно это не звучало.
Ветер не переставал хлистать по лицу, потому Кери был рад, когда наконец-таки закрыл дверь за собой и Сиалантой. Кто-то наподобие консультанта мигом помчался к входу, надеясь увидеть представительных клиентов, а по его скорчившейся гримасе было ясно, что он разочаровался. Сразу же ушёл обратно, вглубь магазина.
- Ещё одни смотреть пришли... Надоели уже. Если бы все заходили и покупали, моя зарплата была бы существенно больше!
- Согласен. Но не лишать же людей мечты.
Два разочарованных выдоха и мужики затихли, растворившись в темноте левого по отношению от входа угла. Кери окинул взглядом магазин, и повёл рукой в ту сторону, где располагались те мотоциклы, которые Сиаланта смогла бы удержать, пускай и только приложив усилие.
- Не те, что ты хотела, но тоже интересные.
Кери убрал чёлку с лица, принявшись рассматривать таблички с характеристиками. Магазин этот явно принадлежал богатому человеку - каждый мотоцикл находился на крутящейся платформе, позволяя рассмотреть "железного коня" со всех сторон. Характеристики, всё же, вещь полезная. И если Сиаланту интересовал блеск и скорость, то, наверное, нужно было внести трезвую логику в её детскую радость и хоть иногда посматривать на то, в чём падший разбирался. Не его специализация, и всё же, вряд ли девушка разбиралась в этом лучше.
- Присмотрела чего-нибудь?

+3

542

Убрать крылья на виду... Сиаланта посмотрела на Кери с улыбкой. Падший нравился ей все больше, вдобавок к тому, что он принадлежал к числу немногих, видавших свет Творца. А это само по себе стоило куда больше,чем БигМак в Дональдсе, уж точно.Некоторые вещи нельзя  купить.
- Мотоцикл, - она повторила знакомое слово, пролистав перед глазами картинки спортивных байков, - я похожее только под словом чоппер видела, но не уверена что это одно и то же, - чарующая улыбка растерянности, - признаться очень мало об этом знаю.
Испепеляющий вопрос в глазах потонул в одно мгновение, едва сновидка ощутила руку Кери, сжавшую ее ладошку. Растерянность сыграла в душе ритм джаза, проиграв мелодию бодро и энергично, в одно мгновение. Промолчать и сделать вид что ты не удивлена. Но удивлена ли? Странным кажется тот факт, что ты ожидала или планировала что-то подобное, но когда оно свершилось все же была удивлена... понимаешь, что это не к добру. Становишься похожей на них, рожденных.
Плевать. Стуча каблучками по мостовой, берешь ангела под ручку, прижимаясь доверительно. Растворяя крылья постепенно - в людской толпе мало кто заметит разницу, а если и заметит, сочтет, что примерещилось.
Идешь за ним, точнее с ним, но ведет ангел, вот в чем разница. Вряд ли он может ответить на вопрос "кто ты?", для тебя не уготовано простых ответов. ПО крайней мере ты не в полном одиночестве, среди мешанины человеческих душ.
Промозглые улицы дышат холодом. Ему тоже холодно, видишь это и удивляешься. Есть крылья, можно запахнуться, но ведь не станет... словно чувство горечи или раскаяния не дает показать всем собственный цвет, гаснущий в ночи растворяющимся мраком. Становишься тенью, следующей за ним.
У ангелов тоже может быть тень. Поплотнее завернувшись в плащ, Сиаланта крепче прижалась к падшему, улыбаясь собственным мыслям. Облачка пара юлили и распадались, молекулами углекислоты исчезая в привычно-хаотическом разброде кислородной основе. Среди выхлопных газов ночной городской суеты.
Неоновыми рекламками в глаза била жизнь, ветром стегала по щекам и вырывала дыхание, холодя легкие ледяной подпиткой для жизнедеятельности организма. Ты не поверишь. Устало передвигаешь ноги, чертовы каблуки успели измучить уже давно и жутко хочется взлететь несмотря на пронизывающий ветер... разогреешься и станет тепло, главное не переусердствовать с упражнениями и не взмокнуть, оставив оболочку беззащитной перед инфекциями. Вода - коварна.
- Вот, нам туда. Надеюсь, найдём что-нибудь полегче для тебя. Надеюсь, ты не собралась красть Харлей. Потому как мне сейчас не очень хочется участвовать в подобном акте, как бы странно это не звучало.
- У меня есть деньги, - смотришь куда показывают, не выпуская предплечья ангела, словно сестра-близнец, робко, - мы зайдем?
Вместо ответа Кери толкнул двери, вовлекая в теплое помещение. Хлопнуло за спиной, горячий воздух тепловой завесы сдернул с головы отпущенный ручкой капюшон.
- Ещё одни смотреть пришли... Надоели уже. Если бы все заходили и покупали, моя зарплата была бы существенно больше!
- Согласен. Но не лишать же людей мечты.

Люди. Идиоты. Вздохнув, Сиаланта с тоской посмотрела на цены под характеристиками байков, мимо которых вел ее Кери. Вся зарплата и аванс. И даже те незначительные сбережения в виде двух зарплат, что еще не успела даже начать тратить. Плевать. Остановившись у совсем небольшого, приглянувшегося видом зверя поменьше прочих, сновидка улыбнулась, вернувшись в начало ряда.
- Присмотрела чего-нибудь?
Голос Кери заставил ее обернуться и Сиаланта указала пальчиком на модель похожую на ту, что промчалась мимо.
- Этот нравится, - она прошла чуть дальше, - и вот этот, - не остановившись, побрела почти в самый конец, остановившись у первой подмеченной "игрушки", - ну или этот. Какой лучше?
Сиаланту охватил азарт, подобный тому, что чувствуют дети - при виде новой игрушки. Хромированная скорость... это походило больше на сказку, нежели на реальность, готовую стать былью. Повинуясь внезапному импульсу, сновидка посмотрела на Кери. Другими глазами. Падший вступал в полемику, не доверял ей до конца... но тем не менее стоял сейчас рядом, растерянно родной, неуловимо знакомый. Как брат, который и впрямь знаком тебе всю твою жизнь.
Остановиться, посмотреть. А после подойти и заглянуть в глаза, что ласкают взором ценники витрин.
- Кери, - внезапным броском вперед заключаешь его в объятия, так крепко, как можешь, отдавая теплоту, что долго ждала этого часа в душе, шепчешь затем, - как хорошо, что ты есть. Не знаю, что еще тебе сказать, но мне... мне безумно приятно, что ты рядом. Даже если не веришь в Отца.
Не может долго длится это осознание тепла и мрака и ты мягко отпускаешь его, стеснительно отворачиваясь, подобно девчонке, которую могут неправильно понять. Есть что-то совершенно интимное между ангельскими сущностями, но это не похоть и не влечение. Близнецы - вот верное сравнение.
Аминь.

+5

543

Мужики за прилавком тихо угорали над тем, как Сиаланта рассматривала мотоциклы. Конечно, не каждый день приходят такие маленькие девушки, даже отчасти не похожие на байкерш, но это ведь не повод насмехаться над ними. Но чёрт подери, так было всегда, и в 60е, и в 80е, и задолго до 20го века люди всегда находили, над чем посмеяться, даже когда не было особой причины. Продлевали жизнь... да нет, дурь это. Просто человеческая фантазия самая богатая. И что там люди думают - Кери было никогда не узнать, да и он не стремился к этому.
Наконец, Сиаланта перестала рассматривать модели, и указала на те, что ей понравились. Кери быстро отсёк из списка первые два - оба эта девушка не удержала бы. Третий вполне бы пошёл, если бы не пара загвоздок в описании характеристик. Харлеи, конечно, добротные мотоциклы, но настолько завысить цену было как минимум странно. Падший поверхностно оглядел лоу райды и роуд глайды 2007 года выпуска, но вряд ли бы они пошли Сиаланте. Взгляд падшего в конце концов наткнулся на интересный экземпляр, неплохой ви-род, который стоило бы рассмотреть поближе. Но двинуться ему не дало наваждение Сиаланты, которое явно было наваждением. И всё равно, приятно. Не каждый день можно что-то получить, даже такое маленькое. После Суда было мало приятного, поэтому когда случалось что-то хорошее, Кери хорошо это запоминал, практически до последней детали. Наваждение ли это, галлюцинация ли - теперь есть, чем дорожить. Воспоминанием, этой маленькой крупицей жизни.
И... наваждение. Отворачивается, как нашкодившая школьница. Счастье только отвлекает от дела. А дело у Сиаланты явно не связано с падшим. Оно и к лучшему, потому что Кери мог только помочь советом, но не подтолкнуть к действию. Куча плюсов и минусов в одном месте. В глазах пускай и светится благодарность, но в этот раз падший промолчит. Как он это делал тогда, на Небе, когда не хотелось лгать снова, докатываться до Земного существования. Но уже поздно, молчание больше не спасёт.
- Пойдём, похоже, мне на глаз попался тот, который тебе подойдёт.
Падший снова взял Сиаланту за руку, протащив вглубь магазина, к дальнему "стеллажу" с теми самыми ви-родами.
- Вот из этих можешь выбирать любой. Они относительно "облегчённые". Просто посмотри вон на ту махину, - Кери указал на первый мотоцикл, на который показала Сиаланта, - и прикинь свою возможность удержать его на дороге.
Пока Сиаланта думала, какой же именно ей больше по нраву, падший успел довольно продуктивно поглазеть на того самого консультантишку. Оказалось, что это какой-то низкорослый японец с пивным брюхом, татуировкой во всю левую руку и проколотой бровью. Выглядело это сочетание просто убийственно-смешным. Тварь на секунду задумалась, как бы покрасивее убить этого уродца с раскосыми глазами, на пару секунд введя беднягу в ступор по-настоящему кровожадным взглядом. Падшего это насмешило - как быстро заткнулся ржущий на полмагазина мужик, как он практически за секунду оказался рядом.
- Присмотрели что-нибудь?
Бедный мужик не понял, видимо, как вообще можно перескакивать с жестокого взгляда на довольно-таки добродушный, поэтому старался держаться поближе к Сиаланте, а не к Кери. Падший одобрительно кивнул девушке в сторону того харлея, который она рассматривала дольше всего, продолжив глумиться над консультантом, который нервно переступал с ноги на ногу, стараясь вообще не смотреть на лица зашедших в магазин потенциальных покупателей.

Отредактировано Кери (2011-03-06 16:42:42)

+3

544

Бар "Осколок"-------->

Вечер: С вечером становится чуть холоднее, но зима уже заметно сдала свои позиции. Небо тихонько затягивает облаками.
Температура воздуха: - 3

_______________

Очередной вечер...
Конец рабочего дня. За окном светло и сыпятся невесомые снежинки. Это был конец февраля, и шла эпидемия гриппа. В это время у старика много работы с больными в больнице, хотя это и не его дело возиться  с простуженными. Но что значит быть хирургом в местной больнице маленького городка? Народ тут, как нельзя, аккуратный, так что интересные случаи для специалиста тут представляются крайне редко. Вот вам и врачебный сарказм, когда старик тихо радуется про себя несчастью своего клиента. Будь то типичный перелом - уже что-то! И только молодому человеку удавалось видеть живой блеск в серых глазах, когда этот старик мастерски управлялся с иглой, накладывая швы. Но и этот блеск быстро затухал, стоило только врачу понять, что это все го лишь накладывание швов, а не удаление опухали, к примеру...
Вот в тот вечер, когда зима затухала и волокла за собой блинные очереди чихающих, кашляющих с высокой температурой и ознобом. В этот вечер Джек получил свой первый подарок. Настоящий подарок! На Рождество он получил анатомический атлас. Но в нем было мало толку, когда Джек мог в любой момент отправиться в морг и изучить все наглядно. Но сегодня старик особо порадовал своего ученика. Тонкое и острое лезвие с заостренным концом. Идеально этот инструмент ложился в руку, где была выемка для того, чтобы поставить на то место указательный палиц и надавливать им при надрезе по коже. Подросток никак не мог налюбоваться на этот подарок и просидел с чистым металлом в руках всю ночь в своей тесной комнате при свете одной лампы. В этом металле, казалось, отражались те серые тухлые глаза старика. Что это? Жалость.
Может и не стоит думать об этом моменте, вспоминая те жуткие убийства людей весной 2002 года в маленьком городке Японии. Что было потом? Рассказывать - это излишни, можно догадаться, сопоставив факты.

Рука в кармане джинс сжалась и в ладони оказалось что-то твердое. Но не холодное... Простая зажигалка, не более. А тот скальпель, который услужил подростку с самого начала подобием ключа, который открывал перед любопытным взглядом реальную сущность человечества, этот скальпель должно быть сейчас хранится в прозрачном пакете в толстой желтой папке с пометкой "Джек Блек (Джек Потрошитель). Июнь 2003 года. Город N."
Пропустим. Еще немного, и Джек прошел бы мимо входа в метро. Оставим это дело на потом...

--------->Метро.

+1

545

Ночь, кажется, рада. Пляске теней под огоньками фонарей, в свете кружатся красивые, редкие снежинки. Ветра нет и кажется, что воздух остановился, только облачка пара людского дыхания пеленой скользят над головами прохожих, исчезая где-то в небесах. За стеклом жизнь идет, идет и идет, наверное от того, что она не может остановиться.
Люди придумали странные вещи. Смотришь на хромированные отблески, отражения ламп и стен, фигур существ. И начинаешь понимать всю сложность устройства осколков еще сильнее, серьезнее. Понимала, знала все это давно, но только в последнее время, мало помалу, знания начинают просачиваться в слой внешнего осознания, хмуро вбивая в тебя безотчетную тоску. Календари, часы... как много внимания уделяют этому рожденные, стараясь организовать каждый свой шаг, каждый отрезок существования, подчинить его своим законам, словно в насмешку над тем, кто уже проделал куда больше. Можно вечно изобретать все новые ограничения, но человечество никогда не будет хозяевами даже собственных судеб. Разве что в мелочах, влиянием эгоцентричного подсознания.
- Знаю что ты прав, Кери, - взглядом алого помутнения смотришь поверх плеча падшего, на притихшего консультанта, улыбаясь, - я могу разбираться только в том, что принимаю. И от понимания не сразу может хоть что-то измениться.
Лезешь в сумку, доставая плотный полиэтиленовый пакетик. Непрозрачный, черный, но знаешь по опыту, что деньги могут жечь рожденных даже сквозь пластик. Алчность, желание присвоить себе то, что не принадлежит душе, не доводит до добра и люди об этом знают. Но это не мешает им раз за разом натыкаться на одни и те же преграды, попадать в те же капканы. Странные и нелогичные существа.
Улыбаясь, берешь падшего под руку, словно невеста или в крайнем случае, лучшая подруга, не сводя взгляда с продавца. Здесь в полутьме освещенной прожекторами витринных стендов, возможно, взгляд кажется коричневым или даже черным, но цвет не важнее того, что таится внутри. Обещание вернуться, чтобы испытать душу.
Пакетик отдаешь падшему. Он лучше знает, что с ними делать, большие деньги тебе ни к чему, вполне достаточно небольшой пачки в сумочке, на всякий случай.
- Присмотрели что-нибудь?
Иногда нужно просто решиться. Сказать что-нибудь, дабы смазать собственный страх, скрыть его за стандартными словами человека, знающего свою работу. Но чаще всего, это бесполезно, поскольку он никуда не делся, этот страх. Запирая его за решеткой рутины он скорее всего по-прежнему ощущает зелено-серый туман холодка в душе.
Разрывая душу щупальцами посеянных семян неуверенности в том, что случится завтра. Да, что случится завтра? В липких объятиях склизких щупалец, можно превратить минуты ожидания в целую вечность. Смена закончится, он пойдет домой, прочь от рутины, в спасительную гавань убежища собственного дома.
У него могла бы быть семья, жена, дети. И тогда после лязга металлической двери его ждал бы визг радостных эмоций и теплые объятия, быть может. Но мысли не лгут. В доме пусто, холодильник завален полуфабрикатами и фаст-фудом, напополам с небрежно впихнутыми в контекст чревоугодия банками крепкого немецкого пива.
- Danke, - вырывается из полураскрытых губ, когда смотришь на него, предвкушая собственный пир, - мы, наверное, уже нашли то, что нужно.
Хромированный образ темного скакуна четко вырисовывается на свету направленных ламп, грозно выпячивая единственный глаз. Смотрит, на тебя, оценивает точно зверь, посаженный на цепь. Странное сравнение, но байк... он кажется живым все равно. Робкая улыбка консультанта вызывает гадкое чувство приторной угодливости. Как будто понял, что его ждет.
Наверное позовет друзей к себе после работы, устроит вечеринку...
Телевизор заменяет звуки голосов, иногда. Чтобы сбежать от собственного страха, люди пойдут на все. Можно даже упросить кого-нибудь, чтобы остался с ним на все еще долгую ночь послезимнего, ленивого цикла, но это все - полумеры. Как полуфабрикаты в холодильнике, только еще опаснее. Они дадут ложное чувство спокойствия и он медленно заснет в полной уверенности что по крайней мере, умрет не один. Или пострадает. Овцы не любят смерть в одиночестве, оно кажется им худшим из зол.
Наверное, они правы.
Срываешь взгляд, переводя внимание любопытства на Кери.
- Научишь меня ездить? - теплая просьба в глазах, правдивое отражение первоочередных желаний.
Убивать я и без тебя умею.
Смерть, это только начало пути, стартовая дорожка для самопознания. Если, конечно, удастся сохранить себя там, куда тебя понесет... так гласит логика и разум, но они далеко не всегда правы. Хочется узнать на самом деле, да и Кери... Кери обещал помочь, думал о чем-то подобном.
Сновидка не торопилась. Время не было для нее эталоном привязки, она предпочитала размыслить, прежде чем кидаться в омут эмоциональных взрывов. Даже если подняться в мир духовного, к божественному Свету, то что делать там? Какие вопросы можно задать тому, что в неисчислимые разы сложнее тебя?
Взрывается мозг, это и впрямь очень сложно...

+4

546

В глазах этого странного существа любопытство и уверенность. Она знает, чего хочет. И взгляд у неё уверенный, не мутный, даже не добрый, просто бездонный в своём нейтралитете. Никого не осуждает и никого не хвалит. Наверное, Кери отдал бы всё, чтобы получить подобное спокойствие. Он хранил это равное отношение ко всему, старался не потерять опоры, но уже успел один раз сорваться при Алканаре, выдал всё как на ладони Анне, так ещё и подпустил Тварь к Сиаланте. Довольно хороший послужной список, чтобы доказать, что пути назад нет. Есть только надежда, которая будет до последнего тянуть отчаявшуюся душу. И дело даже не в вере, она тут не при чём. Это простая наивность, кою просто некуда запихнуть. И не заткнуть её, как ни старайся.
Падший молча принял деньги, бросив рассеянный взгляд на Сиаланту. Подобные пакеты больше смахивали на аксессуар воров, но спрашивать, откуда у девушки купюры Кери не посчитал нужным. Мужик сзади явно бы на это не обратил внимание вследствие своей особой впечатлительности, а остальное можно было при желании опустить.
- Вот этот Ви-Род VRSCB. Сдаётся мне, он подержанный.
- С чего вы взяли?
Мужик вдруг решил проявить знание дела, встал в позу и фактически начал размахивать руками. Кери дружелюбно усмехнулся, поведя головой влево.
- Посмотрите повнимательнее. Давайте скинем несколько процентов... Думаю, хорошо, что мы не положили глаз на тот Спортстер. С ним уже другие разберутся, не так ли?
Мужик раздражённо выдохнул, похоже, решив, что тот взгляд ему померещился. И лучше бы так и было, потому что Тварь так и хотела укокошить этого мирного гражданина.
- У вас лицензия есть? Может, оформить сразу в...
- Нет, спасибо. Это подарок.
Откуда оно вырвалось - падший сам не знал, и посему был рад, что волосы закрывали глаза, не выдавая то, как они теперь мечутся по сторонам в поисках чего-то, что могло бы оправдать эту ложь. Кери не хотел, чтобы это впутывалось в его жизнь. Хватило и былого. Если же начать врать в таких мелочах - то вскоре он докатится. И тогда уже и эта тусклая надежда ничем не поможет. Странно, но у Альгоне так было всегда - то он врал без зазрений совести, то был готов зарыться головой в песок, как страус от абсолютно безобидной лжи.
- Нихрена себе подарочки... Кайре, оформляй на 41ый! И скинь за брак процент... - Мужик чертыхнулся, глядя в сторону Кери, но поплёлся заниматься делом.
Что происходило дальше комментариев не требовало. Несчастный консультант вывез мотоцикл на улицу, следуя указанию, кассир довольно пересчитывал денежки, Сиаланта и дальше тешилась своей детской радостью. Сдача падшему и даром не сдалась, поэтому он запихнул никчёмные бумажки обратно в сумку девушки, выводя её из магазина.
- Всё, докатите до дома сами. Поздравляю с покупкой... и именниничка с днём рождения. Не забудьте ему напомнить, чтоб зарегистрировал свой новый транспорт.
И только сейчас Альгоне вообще обратил внимание на то, что Сиаланта держит его под ручку. Это было даже как-то естественно, как там, в Эдеме. Всё ровно, тихо, мирно. Без шума. Без хаоса. Её тихая просьба, взгляд прямо в глаза. И чего она от меня хочет, если ей и так истолковали всё по поводу документации?
- И лицензию за пять минут ты не получишь...
Кери опустил руку, высвободив её из хватки Сиаланты, и подошёл к "железному коню".
- Эта царапина тебе помехой не будет. Зато немного сэкономили. - Улыбнулся падший, всё-таки жестом приглашая девушку сесть на харлей, - Жаль, мужик с Филлипинскими корнями. Только там номера на харлеи вешают. Оставь документы на всякий случай. Большее если спросят... Ты ведь что-нибудь придумаешь, ха? Учиться лучше на автодроме, если ты проблем не хочешь. А вообще, мотоцикл вести - это не машиной управлять. Со всех сторон тебя не защитит... так что надейся на то, что ты или дико удачлива, или у тебя от природы врождённое чувство равновесия. Тебе самой нужно прочувствовать. Чисто на словах всё просто... Как тронуться, думаю, не стоит объяснять... Двинешься с места. Потом надо не слишком резко, но и не слишком медленно прибавить газу, но не до конца, мотоцикл взвоет, в это время надо выжать сцепление и включить вторую передачу. Перейдёшь на вторую передачу только тогда, когда руль сразу начнёт вибрировать. Делай это надо как можно быстрее. Третья и четвёртая скорость переключаются так же. Чтобы остановиться, достаточно выжать газ так же как и для переключения на следующую передачу, выжать сцепление до упора и перейти на предыдущую скорость. Смотри только, газ на совесть выжимай. А то мотоцикл может заглохнуть на скорости. Главная проблема с поворотами и ездой на медленной скорости. И кстати... не бойся ронять мотоцикл. Ему это обойдётся не так дорого, как твоим костям.
Кери бросил короткий взгляд на Сиаланту, которая переваривала информацию. Разумеется, со слов не научишься...
- Мне нужно заскочить в магазин, купить ноутбук одному вредному господину. Сделаем это по пути, или ты предпочитаешь учиться в одиночестве? В конце концов, это просто тяжёлый велосипед с коробкой передач.
Кери вспомнил о ноутбуке чисто случайно, запихивая левую руку в карман пиджака и наткнувшись на деньги демона. Грязные бриллианты...

Отредактировано Кери (2011-03-10 20:06:44)

+3

547

Смех искристый, безоблачный. На короткое мгновение дарит то самое ощущение, давно позабытое. Играет в груди нотками блаженства, позволяя забыть о том, что ждет душу на пути в небытие. Снова изнанка, новая теплота и новая маленькая смерть. Ждешь окончаний торгов с меланхоличным созерцанием, доверяя все тому, кого считаешь единственным существом в обозримом сейчас мире, близким тебе.
Лоин... мятежный ангел с доброй душой... иногда хочется увидеть тебя снова, но город... проклятый маленький город сталкивает с кем угодно, но только не с тобой. Наверное во избежание потрясений в душе. Кажется, что едва ты увидишь ее снова, начнутся проблемы. Возможно начнутся, но все равно хочется проверить это, чтобы не сомневаться. Ненавидишь сомнения, и это, наверное, правильно. Сомнения убивают жизнь, сводят ее к существованию.
В страхе или неуверенности.
Земля вертится. И будет вертеться, даже если тебя не будет. Даже если тебя не было... и какого черта так болит голова... предзнаменованиями полная суть. Хочется кричать от переполняющей энергии, выплеснуть ее, круша все на своем пути. Ангел или нет, тяжело понять то, что внутри тебя, ведь не ты создавала этого да... не ты. Кто-то другой создал и завел тебя как заводного шута в полосатом трико. А еще он танцует и поет песенки.
Не замечая вокруг себя ничего, выходишь, все теснее прижимаясь к падшему. Мир вокруг кажется все больше, под ногами - только островок сравнительно безопасного места, которое, все же, не внушает ничего, кроме страха.
Я не умею молиться, отец... Слова мои бедны и тоскливы, не в силах я выразить ими то, что чувствую. Кто я и зачем я? Почему нет пути у меня? Почему чужими жизнями живу я и почему не могу быть собой? Почему я - лишь зеркало чужих воспоминаний и где - мои собственные? Испытываешь меня? Если так, то я дойду до самого конца, даже если ты уничтожишь меня, я просто... я надеюсь что ты есть. Верю в это. Несущественно то, что я чувствую...
Серебристая молния с царапинкой. Это словно знак - похоже на саму тебя. Вроде глянцево блестишь и смотришься аккуратной... но где-то на периферии зреет гнилой пузырь, хранящий твои страхи. Рано или поздно он лопнет, расплескав содержимое по всей твоей душе, а тогда... один творец знает, что произойдет тогда.
- Покажи мне, - улыбаешься падшему ангелу застенчиво-робко, - я посмотрю только... смогу повторить, ты только покажи это в деле. Заодно и по твоему делу съездим. Если ты не против, конечно.
Сама садишься сзади, отдавая ему водительское место. Для того, чтобы понять надо увидеть в процессе. Ощутить изменения в скорости и движения при этом. Крутые повороты и виражи, обгон на трассе... светящиеся огоньки на обочины мелькают куда быстрее, на мотоцикле любая скорость кажется выше, чем в стеклянном инкубаторе малолитражки или крупном автобусе...
Второго шлема нет, но тебе он и не нужен. Привыкла летать.
- Медленно не обязательно, - крепко хватая за пояс Кери, выкрикиваешь запальчиво, - покажи то, на что он способен, пожалуйста.
Это, может быть, и не спортивный мотоцикл, но все же... хочется уловить разницу.
В ожидании нетерпеливо ловишь всплески адреналинового безумия в отражении алеющих глаз в зеркальце заднего вида.
Да, боже.

+2

548

Как падший и ожидал, Сиаланта со слов ничего не усвоила. Оставалось только надеятся на её память, что с первого раза всё запомнит, быстро сдаст на лицензию и не вызовет никаких проблем. С другой стороны, имя Кери можно было использовать в довольно смысле, ровно как и полное имя падшего. Так что лицензию можно было бы и вручить, только прикрыть некоторые данные. Во всяком случае, рисковать в Земной жизни положено, в отличие от Эдемской. Этому катакомбы падшего научили. И да, он хотел вернуться туда. Ненадолго, но... Ему было не по себе на поверхности. Здесь всё напоминало о том, что пути назад нет. А Кери не хотел терять надежду. Пара дней, чуть меньше давления. И он бы смог заставить себя вернуться обратно. Вполне обычное бремя Земли. Всегда нужно... время.
- Ладно. Смотри и запоминай. Будем надеяться, что нас по ночи никто не поймает.
Чтобы ездить на харлее, не нужно иметь шлем. Нужно иметь одни лишь стальные нервы и полное отсутствие тормозов. И Сиаланте это будет понять проще. Мотоцикл - он ведь как лодка в реке жизни. Не туда свернёшь - погибнешь, верхом на нём - дорога проще, падать с него можно на мель или в глубину. Выбор такой же. Путь - такой же. Только можно скорость регулировать - вот, в чём разница.
Выжать до предела газ и ощутить, как и без того жестокий ветер кромсает лицо. Отрезвляет, не правда ли? Нет, это лучше. Адреналин вызывает смех, какую-то глупую радость, и даже не замечаешь того, что здание сменяет здание, пропускаешь магазины, ищешь выхода из этого мира. И ничего странного в том, что суицидальники любят мотоциклы. Смерть, как у птицы - в полёте и на воле. Гордая смерть. Ни у одного ангела гордости не отнять, ничего с этим не поделать. Они исконно верят во что-то и это даёт им почву для гордости. Гордость. И сколько раз нужно повторить это слово, чтобы хотя бы дрожащей рукой единожды его перечеркнуть?
Удача сегодня сопутствовала двум ночным уткам. Никакой полиции, никакого намёка на проблемы на дорогах. Редкость. Быстрая и при том спокойная дорога. Тормозить приходится резко, модель не та, для того чтобы пафосно подкатывать к местным проституткам. Так, просто, глупая ассоциация...
- Запомнила?
Рёв мотора медленно глохнет. Коня оседлали.
- Я постараюсь побыстрее.
Падший быстро скрылся в магазине, который, благо, специализировался именно на компьютерах и ноутбуках, не разбавляя это плеерами и другой мелкой пакостью. Кери не понадобилось много времени, чтобы отыскать то, что подошло бы просто идеально. С его точки зрения, разумеется. Денег демон дал предостаточно, хватило и на всяческие мелочи вроде не особо нужной мыши и так далее.
Падший вышел из магазина не сразу. Он не мог привыкнуть к общению. Никак не мог. Пара минут тишины более ли менее успокоила, помогла выйти обратно.
- Небо не рухнуло. Попробовала?

Отредактировано Кери (2011-03-11 00:24:19)

+3

549

Мысли Кери причиняли боль. Не потому, что ей было жаль, каждый сам выбирал свою судьбу и Кери не был исключением из правил. Крылья только прибавляют ответственности, не наоборот. Но было больно каким-то чувством общности. Как будто это ты толкнула его в пропасть, из которой он не мог выбраться.
Хочется сказать прости, но не знаешь - за что извиняться. За сущее, наверное. За того, кто позволил темнеть душе, того, кто дал этот выбор. Правда в том, что выбор нужен далеко не всем, зато всем нужен отец. Который лишь молча взирает на самообразование детей. Идеальный творец, никудышний хозяйственник. Черт бы побрал эти мысли, разъедающие веру. Невозможно перестать верить, впрочем, но можно запросто оказаться там, откуда не выберешься. На дне доверия к собственному отцу. А погода обычная, да.
Ревом мотора бьет по сознанию купленный байк, развивая скорость. Держишься крепко, высунув лицо из-за спины Кери. Яростный ветер рвет волосы, развевая их подобно диковинному флагу. Не хватает красной точки, если ты в Токио... Хотя это всего-лишь сравнение, неважно, как оно повернется.
Скорость летит домами навстречу, кажется будто замедлился мир и это ты летишь мимо сомнамбулических очередей унылой людской толпы, блестишь на яркой молнии, внимая каждому жесту и движению более опытного мотоциклиста. Неподражаемо. Хочется попробовать самой, еле сдержваешь дрожь нетерпения, да и перекричать ветер - невозможно.
Останавливается. Ловишь взгляды прохожих, любопытствующие. Альбиноска-гот на престижном байке, наверное то еще зрелище, даже если не учитывать стильного спутника. Пыль в глаза, надоело...
- Запомнила?
С улыбкой и кивком, в ответ:
- Да, все запечатлела. Спасибо, - выслушивая продолжение беседы, добавляешь с искоркой в глазах, - не торопись... я сделаю несколько кругов. Попробую привыкнуть.
Провожаешь падшего взглядом, теплым, как всегда. Уже чертовски привычно испытывать к нему теплоту душевную. Дружба? Почему бы и нет?
Из всех существ на земле, ангел казался сновидке одним из самых подходящих существ, что она могла отыскать на эту роль.
Да, почему бы и нет?
Пальцы почти любовно обвиваются вокруг ручек руля, осторожно подражая действиям падшего. Стихший рев зверя снова разгорается в утробе хромированного двигателя, рождая щекочущее, восторженное ожидание того, что последует затем. Полет в соприкосновении с дорогой. Зверя шатает, но мало помалу, ты выравниваешь его, еще не понимая как тебе повезло. Виляющий мотоцикл на скорости не удержать.
Теперь можно. Прибавляешь газ отнюдь не осторожно, скользя по своей линии до светофора. И направо, в кривой проулок, освещенный фонарями. В конце дороги - очередное разочарование. Тупик с мордами трех скучающих выродков, попивающих что-то смутно похожее на текилу. Червячка, впрочем, не видно.
Нужно развернуться, но места мало и приходится соскочить на землю, разворачивая Ви-Род.
- Эй, детка, - грубый мужской голос раздается над самым ухом, - твое дело - не руль держать уж точно. Хочешь дам подержать подходящую рукоятку?
Глумливый смех обжигает равнодушное сознание, вместе с тем, как лапища смыкается на тонком запястье. Боль привычна, ответный взгляд ярко алого оттенка только усиливает насмешку бугая. Успела развернуться, но что теперь? Сеять смерть привычными взмахами косы? Беззвучно поднимается в воздух камень позади наглеца.
- Эй, ты что, злишься? - на его лице - дурашливая издевка, - не бойся, детка, я тебя не обижу. Если будешь хорошо вести себя.
Не ждать развития, поскольку жирная лапа уже тянется к твоему лицу, а это противно. Камень с силой врезается в голову бугая, огибая затылок, в макушку.
- Какого... - разворачиваясь, он ждет смельчака, бросившего вызов, а ты кусаешь руку, держащую запястье, изо всех сил, а после - каблуком, между ног, достаточно, чтобы получить передышку. Ревом двигателя с полуоборота, остается только вскочить в седло и умчаться прочь, слыша за спиной сдавленные крики.
- Она укусила меня! - топот стихающего бега, - Сука! Я найду тебя, мать твою!
Мат сдержанный, кажется - любитель. Сбежал из дома приключений поискать. Кретин. У смерти сегодня праздник, можно и отпустить грехи, или отсрочить расплату. Посмотрим...
Останавливаясь у магазина Кери, разворачиваешься, нагло нарушая правила дорожного движения. Машин все равно нет, полиции - тоже. Но даже если бы и были...
- Небо не рухнуло. Попробовала?
Улыбаешься, глядя на падшего.
- Ага. Небо на месте, жаль что мы - здесь.

Отредактировано Сиаланта (2011-03-11 01:35:22)

+3

550

Она стоит в своей безмятежности, никуда не торопится, так как её судьба её не волнует. Кери бы не пожелал себе такой участи, а вот спокойствия - ещё как. Ему иногда казалось, что всё то, что он помнит, то, что он вынес из Эдема, то немногое, что осталось в нём от ангела, всего лишь щека маски, за которой он безуспешно пытался спрятаться. Паранойя? Ещё какая.
- Сцепление до конца выжимай в следующий раз. Не то полетишь куда подальше...
Кери мог бы начать просто бесконечную тираду по поводу того, что нарушать правила дорожного движения - относится к себе, как к червяку, но ему ли было это говорить? Вполне хватало непонятливого взгляда на Сиаланту, в котором совершенно не было видно одобрения или радости.
- Что-то ты больно тихой стала. Ни за что не поверю, что тебе вдруг стало совестно. - Какая-то виноватая улыбка скользит по лицу, исчезая так же быстро, как и появляясь. - И что теперь? Тебе нужно куда-нибудь?
Время застывает, так как пока что нет причин двигаться. Отсутствие динамики - отсутствие жизни. И с падшим так бывало часто. Но пока что был вопрос, который можно было задать. Кери взял Сиаланту за подбородок, всмотревшись в её странные в своей отрешённости глаза.
- И кому ты достанешься, заблудший дух? У тебя есть шанс выбрать верную дорогу. Не повторяй чужих ошибок. И не оказывайся на перекрёстке, как была Лоин. Не каждого можно вытащить. Не каждого можно спасти. Постарайся просто не потерять себя в попытках всё объяснить. Осознание не всегда приносит счастье. Некоторому объяснение не требуется. Не важно, во что ты веришь - в Бога, Отца, себя, окружающих. Посмотри мне в глаза, и скажи, что я лгу, если это так.
Падший провёл пальцами по лбу и волосам девушки, затем опустив руку. Это наваждение было нужным. Судьба этого существа не была ему безразличной. И он не хотел, чтобы его судьба повторилась. Желание всё объяснить, разгадать причины того или иного действия, понять, как происходит всё на свете - это и зажало Кери в углу в своё время. Мелочный страх увидеть идентичное создание. С той же болью,  В этом мире осталось мало живых, которые бы были готовы слушать бредни практически спятившего падшего ангела. Мёртвые молчали, безмолвно хранившись в "кладовке" катакомб. Хотя нет, они тоже говорили. Но не об этом.
- Жаль, что мы здесь. Оба. Запертые. Как почтовые голуби. - Одними губами проговорил Кери, убирая чёлку с лица. - Так тебе нужно куда-нибудь? Я был бы не против проводить, если ты не возражаешь. У меня много времени, которое некуда тратить... Не для кого.
Падший снова протянул девушке руку. Наверное, это было высшей степенью доверия с его стороны. У него на самом деле мало чего осталось. Но за каждую причину жизни падший старался бороться до конца. В этом была вся суть его существования.
- Спасибо тебе. - Просто за то, что ты есть. Вот так, тупо и банально.

Отредактировано Кери (2011-03-11 10:31:45)

+3

551

Слушая монолог с колотящимся сердечком от пережитого приключеньица, скорее в разряд эйфории от удовлетворения, нежели усталости, думаешь о смысле сердцебиения в целом. Живые, мертвые... разница не визуальна и она лишь вскользь касается оболочки. Отличные, логичные мысли в этот "тихий" вечер. Напевая себе под нос.
Людей биллионы,
Плывут по теченью...
Их крики и стоны,
Враги вдохновенью...
За темною гранью,
Уставшего духа,
Касаешься дланью,
Крылатого пуха,
Летящего мимо,
Легко, невесомо...
Идет пантомима.
Но все так знакомо,
Привычно, понятно,
Казалось сначала...
Ошибка. Занятно,
Что ты оплошала.
И разницей, тихо,
Уму предъявляя,
Вещдоки, так лихо,
Познанье, сияя,
Иным ощущением,
Знобит твою душу.
Восторгом и пеньем,
Стремится наружу...
Тиха? Как обычно,
Я слушать готова.
Мне все непривычно,
От взгляда до слова...
И что мне ответить?
Ужели не ясно?
Нельзя не заметить,
Как все здесь... прекрасно...

Руки ложатся на плечи падшего без малейшего намека на плотское, так можно заглянуть в глаза другу, сошедшему с пути.
- Мир не будет ждать, пока ты похоронишь себя. Отец милосерден, вопрос не в том, простит ли он тебя. Вопрос в том, простишь ли себя ты. И, знаешь, я не на перекрестке. Иду ли я правильно или нет, я не останавливаюсь. Сомнения лишь мешают тебе тогда, когда видишь перед собой две дороги, лучше идти туда, куда тебя тянет что-то внутри, может быть осколок Того света. Кстати, тебя уже не смущает цвет моих глаз? - улыбка сардонически теплая, это дружеский стеб, - раньше он не оставлял тебя равнодушным.
Сиаланта помнила дыхание Твари падшего у себя в голове. Ее желание убить, ненависть к фиолетовому цвету. Внимательный взгляд сновидки ощупывал лицо Кери, черточку за черточкой вырисовывая в памяти в очередной раз. Усталость, вот что приходило на ум, когда тени очерчивали упрямо сжатый рот. Небрежно, все так небрежно, словно он хочет покоя. Даже мысли читать не нужно, чтобы понять тоску по тому, что было когда-то.
Велики и неисповедимы пути судьбы, дарованной Всевышним. Хочется верить, что все это - ради чего-то более возвышенного, нежели банальный эксперимент. Всегда хочется, чтобы однажды мир вдруг раскрылся тебе, и кто-то обнял тебя так тепло, как никто более на всем свете. Погладил по голове... глупые мечты, наверное навеянные ассоциативным средним из матрицы накопленных знаний.
Одинокая, горячая слеза тут же стала холодной на щеке. Замерзала, испаряясь вникуда.
- Спасибо тебе.
Удивление обжигает расслабленное сознание. Увлекаясь собственным потоком размышлений, совсем позабыла о том, что он рядом. Берешь его руку обеими руками, сжимая так, как можешь. Вряд ли слишком сильно для него.
- За что? - вырывается из полураскрытого рта, вместе с облачком пара, - Иной раз мне кажется, что существа мыслящие это что-то вроде огоньков во мраке. Кружимся, мчимся, то вверх, то вниз, то куда-то в сторону. Касаемся друг друга и снова разлучаемся, перерождаясь, угасая, разгораясь. Да, это всего-лишь метафора, она не должна быть правдивой. Ощущательно так. Ангелы, демоны, люди... он позволил всем явиться на свет, не значит ли это, что он любит всех? Я не могу знать так, как знает это Он...
Взгляд в никуда, припадаешь к его груди, забыв обо всех, что стоят вокруг. Плач в жилетку отвратительной ассоциацией отметается поганой метлой, это лишь дружеский выплеск. Чертовы неоновые рекламы, иногда они ловят глаза неожиданно яркой вспышкой, запечатлевающейся болью в голове. Отвлекая от важного на мгновение...
- Что ты думаешь?
Ловишь себя на том, что тебе не все равно, что он думает. Даже если будет конфликтовать с тем, что думаешь ты, даже если встанет в оппозицию и проклянет знакомство с тобой однажды. Просто вот так - не все равно, сказанное самой себе, в глубине души. Нет смысла поднимать обсуждение из этого, рассказывать, словно на сеансе у психотерапевта.
Жаль, что ответов всегда меньше, чем вопросов. Жаль, что мы не можем быть тем, чем хотим быть. Жаль, что мы не знаем, кем хотим быть. Не знаем как правильно.
Разрушая стереотипы, всегда создаешь новые, поскольку даже новое быстро входит в обиход, набивая оскомины и мозоли на языке, порождая здоровую усталость. Стихает даже вездесущий голод, который, вообще-то, готов жрать все подряд. Просто он часть тебя и не может оставаться равнодушным к тому, что ты.
Господь побери сомнения. Просто разговор, ни на что не обязывающий. Не меняющий правил твоей игры.
Ни в коей мере.

+4

552

- Ещё как смущает. - Буркнул Кери, не став перечислять всех способов изоляции взгляда именно от радужек. Можно же было смотреть на зрачки, на остатки роговицы. И так далее. Тварь сегодня была не в настроении, чтобы бросаться нападками. Она сама в пала в ту грусть, которая была бездонней ненависти и больнее любого пулевого ранения. - Следуя твоей теории, я буду на перекрёстке вечно. Я не смогу простить себя, как бы я не старался. Меня никуда не тянет. Я повяз в болоте и даже вылезать из него не хочу. Ты ведь знаешь, почему. Ты сама всё видела.
И больше ни слова про это. Чего толку от лекций, если точки зрения всё равно различны? Она ещё в поисках. Он уже устал искать оправдания. Это, знаете ли, как эволюция или наоборот, дегенерация. В любом случае, разница всего в одну ступеньку на этой лестнице жизни. Шагай, Сиаланта. Шагай. И ничего больше не бойся. Тебе кто-нибудь поможет сделать верный выбор. Когда-нибудь, там, на границе твоего понимания. Осознания, как ты его называешь.
Сдавливает руку, хотя это вряд ли можно назвать хваткой. Только вена, что слишком близка к коже, реагирует на подобные прикосновения чуть более агрессивно, чем на обычное.
- Тогда уж все мы - свечи, Сиаланта. Нас можно разжечь, можно погасить, можно сохранить в виде воска. Можно придать определённую форму, слепить фигурку, но маленькую, такую ничтожную на фоне всего остального. Мы можем долго говорить о том, что мы думаем о мире, его строении, Всевышнем. Это не нужно ни тебе, ни мне. Разве недостаточно того, что мы в одной и той же ситуации, только по-разному спасаемся от огромной волны? Я стою посередине моста и не хочу двигаться. А ты можешь перебежать на одну из сторон и спокойно жить дальше. Так беги. Не тяни с собой груза. Не успеешь.
Какое-то время Кери был погружён в свои мысли. Он ведь не всегда был таким, как сейчас. Когда-то он не любил думать, а делал всё, лишь бы динамика сохранялась, чтобы было... интересно. А однажды попытался выяснить причины, порождающие интерес. И оступился, да так, что ходить до сих пор нормально не мог. Тысяча игл пронзали каждую ногу, и каждое движение напоминало о падении. Так бывает. Но это можно перечеркнуть. Кость можно вправить. Но нужно ли, если боль дарит практически всё, на что раньше был не способен? Говорят, здоровые хотят иногда ощутить, что чувствуют люди, что стоят на грани жизни и смерти. Им просто интересно, каково это, переосмыслять каждый свой шаг, каждый момент своей жизни, причины своего существования. Да только интерес не стоит такой жертвы. Лучше понять это поздно, чем никогда. Шаг. Такое маленькое и незаметное движение. А как резко он меняет жизнь.
- Что ты думаешь?
Странный вопрос, учитывая, что ты слышишь мысли. Ладони ложатся на спину это маленькой, ещё глупой девочки, которая не может ещё сделать свой первый шаг. Толкать её может только родитель. А подержать за палец - любой близкий человек. Падший молча обнял Сиаланту, заглушая все мысли Твари о том, что черта так близка. Ведь чем больше ценил ангел существо - тем больше его ненавидела вторая часть сознания. Тонкая ирония судьбы, потаённые желания, которые получают выход. Однажды дал газу, и больше ничего не исправить.
- Если ты когда-нибудь окажешься там, на Небе... хоть ты прости меня. Просто единожды, молча, мысленно. Это не будет грехом. А мне станет намного легче.
Эгоизм, о да. Хоть когда-то он продрался сквозь панцирь. Хотя, может, это и вовсе был не он. Это было искреннее желание. Которое могло бы сбыться даже после его, Кери, смерти. Пускай такой ценой, но всё же.
Падшему казалось, что они с Сиалантой - просто два человека, больных неизлечимой болезнью. Последней стадией рака, например. Им кололи лекарства, которые якобы снимают симптомы. А боль оставалась, как и всегда. И вот так стоять, в обнимку, посреди улицы на двойной сплошной казалось не таким уж плохим... Редкий снег падл на голову Сиаланты, как на голову русской Снегурочки, а Дед Мороз, посеявший где-то в лесу оленей и варежки смахивал их дрожащей ладонью. Как-то так, это даже не связь брата и сестры. У них не одна кровь, не ангельский ихор. У них одни мысли, один мост на двоих. И никакой "настоящей" любви быть не может, просто потому, что здесь слишком много чего замешано. Простое желание защитить, за которым стоят кучи иных мотивов. Лёгкий поцелуй в левый уголок губы. И даже странно, что Сиаланта не вздрагивает. Здесь нет общей любви, только общая боль. Понимание, пронзающее оба сознания. Может, это очередная галлюцинация падшего. Но единственная счастливая за всё время его изгнания. Кери снова прижал Сиаланту к себе. Обнял не сильно, но крепко. Не хотел, чтобы она рассыпалась до того, как он успеет впитать частичку её тепла. Очередная банальщина. И слишком всё было хорошо, чтобы быть правдой. Но если это была ложь или игра - она была во спасение. Как ложь больной дочери больному отцу, что ей лучше от абсолютно недействующих лекарств. Один будет держаться на плацебо, вторая - на надежде, что папе станет легче. Только рано или поздно, оба погибнут. И жаль, что не в один день. Но хотя бы в одном месте. Больнице номер семь небольшого города Хангтингтона. Почему? А потому что там перед смертью ещё можно радоваться. Тепло, море за окном, и гибнешь рядом с близким человеком. И вечность радости или страданья кажется секундой по сравнению с этими веками боли. Кери нехотя отпустил Сиаланту, удерживая её лишь за два пальца правой руки. Держась как за две соломинки надежды. Последний взгляд прямо в фиалковые глаза, который мог себе позволить падший без вмешательства Твари. Болезненно-добрый и безумно счастливый. И уже панацея в крови.
- Я повторю ещё раз, куда тебе было нужно ехать?
Наконец получен ответ. И больше не надо смотреть ей в глаза, чтобы одурманить и без того бешеную Тварь. Всё решилось само, без лишнего вмешательства. Из-за поворота показались машины, и пришлось быстро садиться, как попало, на мотоцикл, чтобы в него ненароком не врезались. Жалко новую вещь. Дорога предвиделась недолгая, но время для падшего тянулось в этот раз крайне медленно. Растягивать момент удовольствия нужно уметь. Да хоть на шоколадках практикуйтесь. Без разницы.
Врезается один вопрос. Зачем ей видеть Влада? Но это не его дело. Колесо катится по направлению к жилому комплексу. Нить Ариадны сияет впереди. И никогда не доведёт до Неба.

Отредактировано Кери (2011-03-12 12:30:51)

+3

553

Звезды сияют.
Они всегда наготове, когда ночь заботливо накрывает город одеялом тьмы. Вот только цвета ночного города мало подходят для созерцания. Запертое в ловушке, мечется осознание в пустоте, разгоняя краски остальных эмоций. Только красный - для отчаянного, кровавого разброда, уничтожения всего, что встанет на пути. Фиалковый для равнодушия и сейчас глаза бликуют им лишь отчасти - чтобы отметать то, что не мешает.
Иглы в сумочке зашевелились, покорные телекинетической энергии разума. Сеять разумное, доброе вечное лучше с тузом в рукаве, используя по максимуму то, что выделил осознанию творец. Ведь если дал силы - значит ждет от тебя чего-то. А может просто испытывает на пригодность к решению внутреннего морального противоречия.
Мелькают мимо огоньки, рождают дрожь эмоционального коллапса. Точно у эпилептички, нездоровая дрожь, вызванная, однако, иными причинами. Желанием убивать несовершенство. Точнее - стремление к несовершенству, уродливые наросты аккумулированной слабости, что вмешиваются в личное пространство других.
Убивать насильников, например. Маньяки, по крайней мере, не терзают душу, по крайней мере те, что не оставляют в живых. Милосердие - признак того, что в душе еще есть свет совершенства. Насильники заслуживают смерти. Глумящиеся, отвратительно хихикающие. Как тот мужик в подворотне.
- Кери, ты любишь наказывать? - говоришь на ухо, прижимаясь плотнее, - без гнева и эмоций, без поиска удовольствия от процесса. С Тварью на привязи. Смог бы? Вовлекаясь эмоциями ты только множишь грех, не искореняя его.
Многое осталось от Габриэль. Сиаланта вздрогнула, ощутив как осколок ее Осознания, связанный с судьбой Кери снова возникает в душе. Он сиял слишком ослепительно, чтобы она могла продолжать самоконтроль, подавлял и разрастался, неконтролируемо. Дрожь мурашек пробегающих по спине...
Иногда все это слишком отчетливо.
- Остановись, - тихий голос сновидки был недостаточно сильным, чтобы услышал падший.
Мерный рокот мотора и пляшущий асфальт. Проехали метров сто от нужного места.
- Останови здесь! - закричала Сиаланта, впервые за осознание повысив голос.
И удивилась сама себе. Злой телепатический шум воздействовал на сознание Кери автоматически, без ее желания на то. Как часть осколка Габриэль. Игра выходила из-под контроля. Глохнущий шум мотора, как ни странно, подействовал успокаивающе. Зрачки полыхают кровью, уже даже без малейшего намека на фиалки.
Дрожат руки, доставая коробок с иглами из сумочки. Зажимаешь его крепко, в ладошке, словно не желая преждевременного выплеска, контролируя себя.
Странный этот гнев, теплый. Он поднимается в душе тихой зарей, словно даже и не из души самой, а откуда-то из центра мироздания, захватывая тебя по пути, словно песчинку. Крылья фантасмагорично прозрачные, но контур уже можно разглядеть, если приглядеться. К счастью, прохожих почти нет, это какой-то безлюдный район жилого квартала.
Унимаешь гнев, оставляя только теплоту горечи.
- Нам нужно, - сомнамбулически двигаясь в проулок, идешь уверенно, зная свою цель. Худой приезжий, залетная птичка, летящая на сладкое. И ты идешь по его следам, - сюда нужно.
Рука сжимает коробок все сильнее.
Щелчки каблуков, взведенных пружинок, больно отдаются в уставших от долгой ходьбы коленках. Идешь на цыпочках, словно хищник, которого обезопасили этими шумоиздавателями, предательски выдающими тебя. Сходишь на травку небольшого паркового участка, входя в маленький, красивый тупичок со скамейкой. В темноте, за фонарем, в кустах, что-то шевелится, разглядеть не дает яркий свет фонаря. Приглушенные стоны выдают сопротивление юной тушки.
Крылья очерчиваются все сильнее. К добру то, что в обрамлении деревья довольно высоки и это - ели. Не будет видно из окнов прилежащих домов.
- Кери, присмотри, пожалуйста, чтобы не было зевак, - шепчешь падшему и улыбаешься, подавив гнев полностью.
И уже во весь голос:
- Добрый вечер, Джеймси.
Так зовет его мамочка. Толстая слониха, которой за что-то оторвали хобот. Немудрено, что он ищет выхода на худеньких. Интересно увидеть реакцию... а она в сущности проста. Бросает жертву, подбирая штаны, не отвечая, всматривается в лицо бесконечно долго, прежде чем выцедить что-то.
Ты не поверишь. Люди часто порют чушь, чтобы выкрутиться из такого рода ситуаций, смешно и нелепо выдумывая миллионы оправданий, лишь бы не признать свой грех. Стыдно? Вряд ли...
- Кто здесь?! Мы... убирайтесь! Мы хотим побыть одни, - придумывает он, а девушка запугана до того, что лишь молча дрожит в темноте.
Глупость наказуема. Идешь к скамейке, садишься на нее лицом к спинке, скрещивая руки на ней и уютно устраиваясь, словно для просмотра. Голова склоняется чуть набок, коробок в руках уже свободен, выпуская наружу тонкие, невидимые иголки. Рой ос над головой нимбом, жаль что он этого не видит.
Правда, почувствует.
- Складно врешь, - вздохнув с улыбкой, - хотя нет, прости. Не складно. Не убедительно. Сам себя накажешь или мне? Видишь, я даю тебе выбор. Не то, чтобы мне уж очень этого хотелось.
Смех у тебя довольный, словно у сытой кошки, наслаждающейся этой первой игрой. Габриэль в душе бунтует и прорывается наружу, но у него должен быть выбор. Габриэль его не даст. Она как последняя инстанция суда, приводит в исполнение вынесенный приговор. Но нужно же хотя бы зачитать его и позволить произнести последнее слоово.
Впрочем, он молчит, пытается понять ,чего стоят твои слова. Переваривает. Может быть, думает что ты сбежала из психушки...
- Ладно время выбора прошло. Последнее слово?
Пауза на выдохе. Зависшими иглами над головой. Просыпается Габриэль, растущая все увереннее в душе. Уже опасная не только для него но и для тебя, впрочем... ты привыкла играть в опасные игры.
- Что? - неверяще смотрит с усмешкой, сжимая в руке опасную бритву. Неприятная штука...

+3

554

- Кери, ты любишь наказывать?
Кери глупо ждал, что Сиаланта будет, как и другие, зеркалом. Но в ней не отражалось ничего. Алканар мог отразить худшее, что могло придти в голову ангелу, Анна - боль. А эта девушка сама была туманом. Но, как оказалось, таким же, как и все люди. Понимание на деле было иллюзией. Она - просто хороший манипулятор, который знает, когда задать вопрос, выбивающий из колеи. И Кери уже успел пожалеть, что сказал то, что сказал.
- Вовлекаясь эмоциями ты только множишь грех, не искореняя его.
Падший знал о грехах побольше Сиаланты. Её не судили и не заставляли наизусть учить каждую заповедь и последствия того или иного поступка. Девушка была не той, кому можно было довериться в этом смысле. Отныне.
Она пересекла черту. Вывела Тварь за границу того, что мог держать Кери. И отвечало уже потаённое желание, а не настоящая сущность. Игра Сиаланты удалась. Она выловила Тварь на тонкой цепочке "погулять". Удержишь ли? Это больше не моя забота. Я слишком рано решил, что кому-либо можно доверится. Во взгляде потух чудом выработанный огонёчек, а Тварь вдоволь нарадовалась, захватив большую часть сознания.
- Может быть. Ты хочешь это проверить?
Телепатические удары вышибают Тварь с насиженного места, руки непроизвольно были готовы резко затормозить, что было бы опасно. Но здравый смысл сильнее. Кери тормозил не резко, но довольно быстро, настолько, насколько позволял этот харлей без опасных для здоровья последствий.
Сиаланта знала, куда хотела. Вела в какую-то подворотню, оставляя только что купленную дорогую вещь без присмотра. Подозрительно, но это её дело. Снова выпускает крылья, запуская чувство жалости на фоне злобы.
- Это лишнее, Сиаланта. Убери их. - Бросает сознание, затем снова сдаваясь в плен своей ярости.
В коробке гвозди, из-за которых до сих пор по рукам падшего течёт совершенно безвкусный и бесполезный ихор. Как-никак, ранения бесследными не бывают. Чисто импульсивно Кери пережал наиболее кровоточащую рану около ключицы. Это место у него было проклятым, Ахилессовой пятой, так как и демон успел огнём подпалить, и Алканар рядом синяк оставлял, а теперь, похоже, придётся считаться с ещё одним шрамом. Жаль не крестиком.
- Зевак и не будет. Не то время, не то место. - И даже голос звучит по-чужому.
Сиаланта скрылась за поворотом. А последним, что сделало сознание Кери, так это не дало пойти следом. Падший знал, что движет ей. И не хотел в очередной раз становится частью греха, который творит случайность. Ты никогда не станешь Габриэлем. В тебе нет ни капли его. Это твоя глупая ложь, маленькая смертная девочка, прячущая себя за одеянием готессы. Кого ты хочешь обмануть? В тебе нет высокого. Только куча тупых вопросов, которых ты называешь "осознанием". Бла-бла-бла. Такая "умная". И ещё на других вымещаешь свою глупость. Никто не достоин смерти от твоей руки. У тебя нет причин и мотивов. Ты пуста. В тебя ещё не залили кровавую каплю вина.
Кери простоял в стороне буквально несколько секунд. Последовал за Сиалантой, повинуясь Твари. Девушка явно нацелилась на мужика с бритвой. Жаль, что ты выбрал не тот день и не то место...
- Если ты решила его убить, к чему прелюдия со скамейкой?
Милосердие пробивает брешь и не даёт прибить девку с сумкой цвета фуксии. Она бежит, полуголая, мужик вопит и замахивается, в итоге напариваясь на пустоту. Чисто повезло, Кери вовремя схватил его за руку и на совесть вывернул, буквально вслушиваясь в идеальный звук хруста косточки. Насильник орёт, не произнося ни одного членораздельного слова, роняет бритву, но свободной на пару секунд рукой успевает довольно больно садануть падшего по шее. Вторую руку кверху под углом, и ещё один аппетитный хруст, пробуждающий полумёртвую любовь к человеческой плоти.
- Почему ты не надел фиалковый галстук? Мне нечем будет перевязать твою шею, когда ты уже начнёшь гнить... - Хриплый голос: реакция на удар. Мужик дёргается, и успокоить его может только одно. Нет, не удар под пах. Достаточно увеличения угла наклона руки. Хруст возобновляется, создавая некую симфонию звуков. Где-то вдалеке гудят машины. Резкий свет по глазам, как ногтём по стеклу. Тварь бежит, но руки всё ещё крепко держат бедолагу. Жалость к будущему трупу быстро перерастает в любовь, когда-то недостаточно взрощенную в Эдеме. - Если ты хочешь его убить - делай это прямо сейчас. Он временно обездвижен.
Удар под коленку. Кери отпустил бедолагу, оставив его лежать на земле. Руки закрыли глаза, которые начали безумно болеть. Она подстрекает Тварь. Я опять ошибся. Кери отвёл ладони от лица, бросив короткий взгляд на Сиаланту.
- Если не убьёшь его сама, я закончу дело.
Этот перепуганный насильник не внушал Кери ничего, кроме любви. Смешно и глупо. Очередная ирония судьбы. Как можно любить незнакомого человека? Как это делают ангелы. Как можно одновременно желать его убить? Выпускать потаённую зависть человеку. Их не судят. Им никогда не обрезают крылья. Не закрывают дорог в Небеса.

+3

555

Сдался. Выдыхаешь, глядя на его действия с повзрослевшим лицом. Он ничего не знает о тебе, но мыслит подобно ребенку, манипулируя тем, чего не понимает. Словно кошечка - с брошенным шариком. Почему именно так? Казалось он победил Тварь, относительно спокойно смотрел на фиалковые отблески в глазах.
А сейчас спокойно произносит тебе в лицо.
- Если ты хочешь его убить - делай это прямо сейчас. Он временно обездвижен.
Твой взгляд исполнен теплоты и осуждения. Он видел твои намерения, знал, что ты хочешь сделать, но н забыл кто ты... никто, с тысячью чужих лиц. Кукольный манекен, который играет свою роль послушно.
- Если не убьёшь его сама, я закончу дело.
Убить. Как это просто и банально - отнять жизнь. Не так поступила бы Габриэль. Участь смертных - платить за грехи, но не всегда эта плата - смерть. Да и к чему наказывать одного? Пока преступников - меньшинство, общество почти всегда справляется со своей ролью, уничижая некоторые из грехов хотя бы. Содом и Гоморра были особенными городами, они заслуживали своей участи. Никто не может научиться добру там, где некому учить.
- Ты уверен, что хочешь этого? - задумчиво подходишь к нему, оттесняя от неудачливого насильника. Иглы с лету вонзаются... в коробок, который ты еще держишь в руках. Исчезают внутри.
Поворачиваешься к падшему, глядя в выцветшие, усталые глаза с болью. Понимая, что он никогда не выберется из собственного омута, потому, что внутри живет что-то, что ставит себя выше условностей. Тварь.
- Я надеялась ты излечился, - качая головой, поднимаешь на ноги перепуганного вусмерть насильника. Остается только показать ему крылья, чтобы не верил до самого конца, счел произошедшее знаком свыше, быть может. Отпускаешь и глядишь как он бежит прочь, оглядываясь каждую секунду.
- Не хочу влазить в твои сны, - говоришь медленно, растягивая слова, - не хочу читать твои мысли. Получается иногда, прости. Подумала просто... Разве так важно кто я? Тебе, мне... я могу казаться чем угодно, кроме той, что я есть на самом деле. Просто не знаю правды, да и не могу знать.
Эти слова - не для него. Больше - для себя самой, выкрики вслух. Так просто быть чем-то определенным и так сложно - всем сразу. Его непонятие больно бьет по душе, вызывая в ней пустоту. Единственное существо, столь близкое в кои-то веки... и столь же далекое. Он никогда не будет воспринимать тебя просто Сиалантой, всегда будут сравнения с Гэбриэль, да и тебе самой сложно оставаться чем-то иным. Он не верит что ты - она, но подсознательно давит на тебя сравнениями, заставляя вступать в противоречия, шлифуя осколок чертовой Гэбриэль в Осознании.
Глупец. И все же он умнее тебя. По крайней мере уж он-то наверняка знает кто он. Помнит куда больше чем ты о своем рождении...
Хмуро усаживаясь на байк, ждешь его появления на периферии взгляда. Неизвестно, зачем ждешь, ведь он уже отрекся от тебя в своем роде. Когда поверил в то, что ты убьешь напоказ, подверг твою игру анафеме. Он не верит в тебя, в твои способности и стремление к чему-то светлому. Черт, как же хочется простого тепла и веры. Мир умирает.
Смотришь на небеса, точно зная, что лететь-то некуда. За атмосферой - Вселенная... а бог везде.в каждой капле воды на земле... Все так сложно. Горечь приходит на сердце простым пониманием, что все существа из века в век будут кусать и колоть друг друга, постепенно теряя в душе веру и надежду.
- Ну и зачем? - голос вникуда, - зачем это все тогда? Почему ты просто не убьешь себя, Кери, если не веришь ни в кого? Хотя наверное ты веришь, уже даже не хочется выяснять.
Ждешь, пока он подойдет, что бы сказать только...
- Куда тебя отвезти?
Шах и мат. Игра проиграна. Сегодня ты поставила не на ту лошадку.
Не всегда же выигрывать.

Отредактировано Сиаланта (2011-03-13 02:04:26)

+3

556

А она всё продолжает колоть чёртов морфин. А ведь и больно и спокойно, чёрт подери. Её монолог лишь вызывал нервные смешки. Кери всё это знал. Он успел продумать каждую мелочь за десять лет в катакомбах. И от этого ему становилось смешно и грустно, потому что ничего нового он не узнавал. Лишь раз за разом понимал, что здесь ему никогда не будет места. В мире всегда были и будут свои изгои. И всегда Небо будет кого-то оплакивать. Но не подобных отродий. А тех милых существ, которые ради любви или дружбы спустились, а не из-за безумия. Лоин пощадили. Но и вера её была сильнее. Она не сходила с ума и не глотала слёз. И это делало её сильнее.
- Я никогда не излечусь, ты же видишь. Не утешай саму себя. Во мне не осталось ничего от ангела. Только какие-то крупицы, которые разбросались по свету, и которые я не могу собрать. Ты ведь уже видела плюшевые игрушки, да? Из меня выбили синтепон, но ребёнок ведь ещё может держать ткань в руках. Мне не важно кто ты. Ты - ребёнок, а большего и не нужно. За детьми стоит будущее. Я на твоём фоне - больной старик. Поэтому смейся и разочаровывайся, это ничем не поможет. Болезнь может прогрессировать с разной скоростью. Тебе меня не догнать. - И ещё один нервный смешок.
Глаза болят, светлеют отчего-то. Но явно не от того, что мужик не убит. За такое Небо не хвалит. Это просто подавленные слёзы. Они не могут быть прозрачными у разбитых. А ты ещё можешь плакать. Радуйся, что же.
Ему даже стало жалко, что он принял эту девочку за Габриэль. Она ведь сама ничего не понимала, а он внушил ей идею, которой она теперь частично жила. Поэтому и разочаровывалась и мучалась. Поэтому и тепло в её глазах не угасало, а вспыхивало огнём, разрушая жизни других. Смерть - это симфония. Весь мир - это симфония. Каждое чувство - набор звуков. А она могла стать дирижёром этого хаоса. И в это Кери верил.
Падший плёлся за ней, будто разочарованный в чаде старик. Внучку выгнали из школы, денег больше нет. И что будет теперь думать и кушать бедная девочка? Слепые глаза уже спокойно смотрят на фиалки, две пуговки на лице куклы. Она как-будто неживая.
- Почему я не убью себя? Неужели ты так плохо читаешь мысли, Сиаланта?
Кери грустно улыбнулся, устремив взгляд на фонарь за спиной девушки.
- Эта борьба - всё, что я могу поставить на чашу весов. Если я умру - я склоню весы в сторону того, что прожил бесполезную жизнь. Мне кажется, что я ещё могу что-то сделать. Хотя бы до того момента, как сойду с ума. Мне жаль, что я тебя расстроил. Я ведь слышу это, хотя твоё лицо кукольно. Но по-другому и быть не может. Ангел без дома - это уже не ангел, Сиаланта. И кем бы ты ни была, никогда не теряй свой дом. Даже если это человек или вещь... Лучше отдай жизнь за это. Не становись вторым мной.
Вот он, ответ, который она хочет услышать. Он исчерпывающий, достаточно глубокий для анализа и пока что не требующий комментария. Падшему было действительно жаль, что все благие намеренья отскакивали от него, как стрелы от щита. Но к этому быстро привыкаешь.
- Куда тебя отвезти?
- Никуда. Моё место здесь, посреди улицы.
Тепло снова наполняет тело, хотя что-то внутри ещё страдает от холода и медленно гибнет. Сиаланта потянула рыбку. Но не вытянула её. Плохая из тебя рыбачка. - Добрый смех колокольчиком по сознанию. По бледному от ужаса лицу скользит улыбка, и краски медленно возвращаются.
- Однажды упав, встаёшь быстрее. Хорошей тебе дороги. И поменьше народу.
А плевать, что она подумает. Пока что-то прорезалось, этого нельзя было упускать. Падший снова обнял Сиаланту, только ради того, чтоб прошептать пару слов на ухо. То, ради чего, может, он в ту секунду и существовал.
- Я надеюсь, что когда-нибудь мои слова тебе помогут, дитя. И ты выкарабкаешься. Я знаю это. Так что моё существование уже не так бесполезно, каким мне кажется. Если хочешь - я могу исчезнуть из твоей жизни и больше не расстраивать тебя. Но если решишь и дальше слушать бредни падшего - я буду только рад. У тебя много вопросов. А у меня много ответов.
Как сказочка на ночь. Маленькая Дороти могла найти волшебника из страны Оз. Их для неё было несколько. Нужно было только выбрать одного. Кери легонько поцеловал Сиаланту в щёку, а затем резко отстранился с улыбкой на губах. У него пока что не было больше слов, чтобы сказать их ей. Альгоне выдохнул и глянул на Небо. Сегодня он никого не убил, ещё один день борьбы прожит не зря. Утешает.

Отредактировано Кери (2011-03-13 20:07:47)

+3

557

Спокойно ждешь резонанса. Вглядываясь в глянцевые щиты огромных реклам, танцующий неон, поливающий мир дождем мигающих эмоций. Гений, придумавший его был идиотом, так еще додуматься надо обосрать мир... навязчиво, убивая глаз ворохом вязких как сироп ассоциаций, остающихся на сетчатке очень долго, даже если закрыть глаза.
Его объятия приятны... расслабляешься в кои-то веки. Ну и пусть не понимает, важно, что он здесь, рядом. Не покинул тебя, разочаровавшись в вашем отсутствии точек соприкосновения.
Отстранился, впрочем, не садится позади тебя.
- Тебе никто не говорил, что ты бурчишь как старый дед? - сонно выплескивая в ответ отрезок слов, продолжаешь монолог, словно отрываясь за то, то слушала его долгое время, - бла бла бла... я падший и я научу тебя... черт, я вот тут думаю, если ты можешь научить, то почему не учишься сам? - смеешься как старый друг, внезапно соскочив с байка, - мне не нужны нравоучения. Просто покажи мне, откуда ты, а я... я просто задам свои вопросы. Сделаем как в долбаном кино, пафосно и банально, оке? Пусть те, кто задал правила сами додумают остальное. Будь я хоть ничтожеством полным, все равно хочется узнать, почему никто во всем свете не знает кто я. А если знает, то почему молчит? Не ищет контакта... Надоело думать.
Подходишь, чтобы взять его лицо в свои ладошки. Нежно-трогательно заглядывая глаза.
- Да будь ты хоть самим Люцифером, - шепчешь, роняя неожиданную слезу, - ты это ты. Я это я. Мне приятно, что ты рядом, приятно ощущать в тебе что-то похожее. Можешь любить или ненавидеть, дружить или презирать меня, мне все равно, понимаешь. Просто когда ты рядом, мой голод стихает, хочется покоя. Иногда это приятно. Сейчас - приятно. Поедешь со мной? Хочу вернуться в убежище... там хоть неона нет.
Да, реклама - прерогатива поверхности. Улыбаешься, представляя себе светящийся во тьме переходов рекламный щит "Покупайте обувь в Центральном!". Господь избави, да не ввергни в немилость свою...
Внезапным порывом целуешь его в губы. Коротко, по дружески скорее, глядя в глаза с вопросом а ля "с тобой все ок?". А после - садишься на Ви-Род, ожидая пока сзади на сиденье устроится поудобнее падший, держа тебя за талию.
Время для скорости и время для возвращения...

------>Тайное Подземное Убежище

+2

558

А Сиаланта права. Кери не умел учиться. Уже давно он не мог усвоить простейших уроков, хотя, может, недостаточно хотел. А надо ли оно, всё это? Толк сдвигаться с насиженного места, когда шанс на удачу так мал. Монолог Сиаланты будит что-то там, в голове. Рыбка клюёт на червячок, слабо-слабо, но заметно опытному рыболову. Тащи, если хочешь, отпускай обратно, коли желаешь. Но без слов этого не понять. И мыслей об этом нет, так как они заняты очередной Эдемской бредней. Только если за секунду прочитать в глазах, которые смотрят прямо перед собой, на столь раздражающие фиалки, которые растут, растут... а когда распустятся, будет слишком поздно. Пусть растут... садовник за ними присмотрит. Ярость всегда успеет вырасти. А пока нужно держаться.
- Разве ты была в убежище?
Кери было решил, что Сиаланта-таки запустила щупальца в его мысли, но потом попытался припомнить то чувство, что преследовало его в прошлом. Недоангел, а светит... И чего она там делала?
В голову ударяют воспоминания. Последний раз так сжимала лицо Аури. Тогда, когда ещё была верной. После этого она максимум касалась рук. Холод скользит по сердцу лезвием, а телу приятно. Чёрт бы побрал тело. Оставили бы одну душу, и тогда не было бы и половины моих проблем... И не было бы половины меня.
- Мне всё равно нечего здесь делать. Я хотел сходить в одно место, но ещё успею. Надеюсь, что успею.
Уже было просто нужно вернуться в катакомбы, отдохнуть, побыть в тишине, всё переварить. Привыкнуть к тому, что поверхность - новый дом. Вдохнуть те запахи, что были родными десять лет. Просто успокоится. И не важно, что это так низео и смотрится дурно и мерзко. Кери мог скучать даже по паукам, по мохнатому Винни, по бешеным соседям вдалеке коридора. И даже по граффити убитого им экс-байкера.
Слегка унизительно ехать на харлее сзади бабы. Даже если бы это была любимая женщина, это всё равно странно. Всё-таки, не женская машина. Не швейная. Сейчас Кери было всё равно, как всё смотрится. Пока была временная гармония, которая должна была вот-вот разрушиться, всё можно было стерпеть. И даже ушам немногим легче находиться подальше от ревущего мотора.
- Оставим харлей в гараже, я покажу дорогу, как выедем на перекрёсток у жилого комплекса. Жалко будет, если такого красавца у тебя быстро угонят.

------>Тайное Подземное Убежище

+2

559

<----- Приемная гостиницы "Celestin"

Март, 2011.
Время: утро.
Погода: погода резко меняется и утро вместе с собой приносит не сильный южный ветер, который приносит с собой заметное потепление. Небо безоблачное, никаких осадков.
Температура воздуха: - 5

К чертям все это, к чертям... Нэйт никак не могла успокоиться. Да, может быть, она сожалела о содеянном... Так ли это? Разобраться она не могла, да и не желала. К чертям все это. Она не могла сказать, что такое внезапное появление кицунэ и такие перемены она считала чем-то неудобным. Но что-то ей казалось неправильным, и это чувство раздражало как ничто другое. Раздражительность была видна во всем облике: обычно неторопливая Виски теперь быстро шагала по улице, не глядя на прохожих. А бывало, ты так любила за ними наблюдать? Что случилось, мм? Странная привычка разговаривать с собой никогда не исчезнет, от этой мысли у нее вырвался легкий смешок. Подняв глаза к небу, она блаженно вдохнула свежий воздух...
- Превосходно.
Успокаивая нервы, она оглядела улицу. Сделала шаг. Еще шаг. Медленнее, еще медленнее... Пальцы рук слегка подрагивали - все-таки успокоить себя было делом хоть и легким, но весьма проблематичным, если учесть состояние девушки. Через несколько минут она снова еле волочилась по улице - чистый разум вновь был при себе.
Улыбаясь, она обратила внимание на яркую вывеску. Блеск... Хех, что за название. Эх, ладно уж...
Присев на ближайшую скамейку посреди улицы, она оглядывалась по сторонам, но теперь... Теперь не было того чувства интереса, восторга. Потому что ты раньше кого-то искала, верно? Может, ты уже нашла? В мыслях вновь, в который раз за утро возник образ лиса.
Черт возьми...
Не медля, она поднялась. Начнем с мелочей....

-----> Бутик "Блеск"

0

560

<<======== Закусочная "Золотой дракон"

день: Снег тает повсюду, превращаясь в кашицу непонятного цвета и вида, которая заметно усложняет движение пешеходам и машинам. Ветер не спешит утихнуть, а солнце по-прежнему греет.
Температура воздуха: + 15

Ночь закончится. Чувства тоже.
Страх похлопает по плечу:
«Кровь не смоешь с прозрачной кожи
Не пытайся, я не шучу»

Во поле берёза стояла... Выпила сто грамм и упала, - цитировала тигриная ипостась неизвестного автора. Но Лерайе от этого легче не становилось. Только хуже. Удушающее тошнотворное чувство сжало руками горло парня, намереваясь перекрыть дыхание. Лёгкая дрожь прошла по молодому телу, кое где превращаясь в так называемые "мурашки". Оборотня знобило. Усталость. Бессонная ночь. Плохое питание. Сосредоточенность за рулём... Парень явно себя переоценил.
Гул машин, людских голосов и шагов, мелодии телефонов, гудки клаксонов...
Всё это сливалось в единый шум, который нарастал и нарастал, грозясь разорвать барабанные перепонки. Огненный дошёл до мотоцикла и опёрся на него, устремив взгляд в асфальт, который, казалось, начал вздуваться и таять. Хотя на самом деле это был всего лишь грязный снег, щедро одарённый лучами солнца. А вот и ещё одно каверзное обстоятельство - чёрная, как смоль, куртка, которая буквально притягивала к себе внимание раскалённой лампочки, висящей на небосводе. Мир медленно начал воплощать теорию о вращении земли вокруг своей оси. Только теперь она вращалась вокруг Лерайе. Причём довольно успешно.
- Эй, пьянчужка, не боишься, что владелец этого красавца выйдет и пересчитает тебе рёбра?
Какой-то мужичёк в засаленном коричневом плаще и странным тазиком, именующимся "широкополой шляпой", объяснял что же именно совершит с аниото он же сам.
- Это.. м-м-мой...
Слова давались с трудом. И не потому, что парень настолько пьян - в глотке словно огнём всё выжгли. Язык был сух, как мумия. Оставшийся чутким слух уловил сдержанный смешок незнакомца. И Лерайе начинал злиться. Внутри него словно пробуждался вулкан, который своей мощью мог уничтожить всё на своём пути. Цвет глаз плавно сменился на янтарно-огненный. Зрачок вытянулся в тонкую узкую щель. И все, кто знал истинную сущность парня - сейчас бы уносили ноги как можно дальше...
- Фу. Сидеть. Лежать противное животное...
Огненный и не заметил, как сказал это вслух. Полосатая ипостась рвалась наружу, охваченное жаждой свободы. Полной и неразделимой.
- Фу, я сказал...
Мужчина, который видел, что объект его внимания шевелит губами, покрутил пальцем у виска и направился дальше по своим бессмысленным делам. Он не расслышал, что хотел сообщить мурчаще-шипящий голос. А если и расслышал, то явно посчитал, что у рыжего бред. Стадия "зелёных фей" и "белочек". Возможно, это его спасло. Лерайе почувствовал, как начинается трансформация. Кости буквально ломало... Выкручивало суставы... Изнутри плоть раздирало что-то острое и голодное. Огненный опрометью бросился в ближайший переулок в поисках более-менее укромного места, дабы удержать обращение. Но даже дураку стало ясно - тигр был сильнее...

Мягкая поступь.
Мелькнул длинный хвост.
Сверкнули когти мощной лапы.
Сверкнул ярко-оранжевый глаз с узким зрачком.
Ярко розовый язык облизнул смертельно-опасные резцы.
Король джунглей вышел на охоту. И пускай это каменный джунгли, принадлежащие людям, управлять они ими не могут. Слишком суетливые. Слишком резкие. Слишком мало живут...
Хищник. Он знает, как остаться незамеченным. Как вселять страх. Как оборвать то, что не купишь ни за какие деньги. И даже жажда крови не затмила расчётливый разум. Он скрыл вещи в старых паках зная, что ему придется вернуться сюда ради спокойствия своей второй ипостаси, которая оказалась в плену у тигра. Даже если Лерайе думает по-другом - он жертва. Дикое животное не может жить в клетке. А маскироваться - сколько угодно...
И теперь оборотень хотел только одного - насытиться, пока алкоголь не затмил и разум большой полосатой кошки, как случилось с парнем. Тигр был хитрее...

======>> Неизвестно куда =======>> Квартира Курта

+1

561


март 2011 года.
• вечер: Снег больше не тает, но и замерзнуть с плюсовой температурой ему не удается, а поэтому под ногами наблюдаем все ту же кашицу.
Температура воздуха: + 7
Начало игры.

Капля. Блестящая влага на ресницах, каким-то неведомым чудом упавшая с неба и оказавшаяся на его лице. И почему именно на его, когда вокруг еще столько свободного, не прикрытого железными пластинами места? Какой же в этом был смысл? 
Курт вынул из кармана промерзшую до костей ладонь и осторожно смахнул с лица стаявшие снежинки. Кожа на руке покраснела и стала как будто чужой, словно еще не прижившаяся после операции по пересадке.
Эта весна его доконает.
Мерзлявая сущность Нокса еще с начала его пребывания на улице выдвинула ему вполне понятный ультиматум - либо она попадает в сравнительно теплое помещение, в противном же случае просто переходит в "ждущий режим", отключив все энергозатратные системы на какой-нибудь полной липкого снега лавочке. А этого Ноктюрналь отчего-то совсем не хотелось. Но несмотря на все это он блуждал по улице уже битых три часа.
"У меня замечательная память, но почему-то я до сих пор не выучил дорогу к этому мерзопакостному подвалу," - тихонько размышлял Курт, стараясь гасить в себе все возможные намеки на эмоции, и судорожно сжимал в пальцах проводок от наушников. "Влево, прямо, потом вправо, потом опять вправо..."
- Heilig Scheisse..! - изречение, сорвавшееся с губ несчастного блуждающего и прервавшее его мысли, вызвала громадная шапка снега, ни с того ни с сего свалившаяся ему на голову с покатой крыши местной кафешки, которую он обходил вот уже три раза.
" Еще десять минут этой проклятой прогулки - и воспаление легких покажется мне избавлением, достойным великомученика, " - угрюмая мысль, посетившая мозг, тут же испарилась, едва Курт осознал, что за следующим поворотом покажется крыша его неизменно вросшей в асфальт квартирки, полной дыма, запаха канифоли и рыжих тараканов, иногда кажущихся ему вполне съедобными.
Несколько шагов - и вот они, вожделенные обледенелые ступеньки. К двери, как и обычно в такое время года прибило несусветную кучу грязно-коричневого снега, ставшего вполне ощутимым препятствием для прохода вовнутрь.
Оставалось только одно.
Присев на корточки, и не забыв перед этим упомянуть всех известных ему чертей, Нокс с остервенением принялся откапывать свой порог найденной тут же палкой, горя нестерпимым желанием скорее оказаться внутри и выпить хотя бы кружку простого кипятка.
"Чая все равно нет. Еще две недели назад ты умудрился пойти за ним в магазин, а в итоге принес пару лишних винтов."
Закончив с грязной и неблагодарной работой, Курт выпрямился и пошарил в карманах в поисках ключей. Волосы, упавшие ему на лицо, основательно затрудняли видимость замочной скважины, однако убирать он их не стремился - каждое движение отдавалось в закоченевшем теле болезненным электроимпульсом, растекающимся по коже спины пригоршней мурашек.
Поворот.
Его уже нет.
Только эхо шагов.
Потом - тишина.
А еще потом - тьма.

>>> Квартира Курта

Отредактировано Curt (2011-03-19 18:45:28)

+1

562

Начало игры
Март. 2011 год.
• вечер: Передвижение по улицам города легче не стало и наверняка каждый задается вопросом, когда же уже почистят дороги или когда снег растает полностью. С приходом вечера поднялся легкий южный ветер.
Температура воздуха: + 8

Скажем заранее, что у Асумы было присквернейшее настроение. С работы её уволили из-за испорченного имущества бара и за травмирование посетителей заведения. Ну, ущипнули её за пятую точку, когда она была в плохом настроении. Ну, сломала она стул о хребет этого засранца. Но, а что ещё прикажите делать, когда всё бесит, хочется курить и люди вокруг так и нарываются на парочку матных. Выгнали её оттуда, прямо сказать, пинком под зад, не выплатив зарплаты и ещё потребовав компенсацию за ущерб. На прощанье вместо компенсации они получили пару разбитых витрин, но вот когда уже вызвали полицию, ей пришлось всерьёз задуматься о скорейшем перемещении, своей многострадальной пятой точки,  куда подальше отсюда.
Погода была наипротивнейшей. Под ногами хлюпала жижа из растаявшего снега и грязи. Не редко под всей этой гадостью скрывалась порядочная корка льда, поджидающая зазевавшегося пешехода. На улице было многолюдно. Люди задевали друг друга, и это казалось привычным в многомиллионном городе, и уже скорее походило на безмолвный жест приветствия. Конечно, это было совсем не так, люди не обращали внимания на подобный пустяк, но Асуму сейчас это буквально выводило из себя. Порядочно потолкавшись, она наконец, нашла более-менее тихий переулок. Теперь пришло время удовлетворить свою пагубную привычку. Немного порывшись в карманах куртки, она наконец нашла изрядно помятую пачку сигарет. С зажигалкой пришлось немного повозиться. Каким-то образом, кремень сумел намокнуть, и пришлось ещё не меньше минуты безуспешно чиркать ею, чтобы заставить  работать. Мозг наконец получил свою долгожданную дозу никотина. В теле появилась некоторая вялость.
«И что дальше? Работы нет. Деньги почти на нуле, а голод не тётка …Да ещё и эта чёртова арендная плата»

Отредактировано Асума (2011-03-22 02:13:56)

0

563

Сигарета медленно тлела, осыпаясь частицами пепла. Через мгновенье окурок полетел в мусорный бочок, но девушка не рассчитала силы, и тот пролетел значительно дальше, повстречавшись на своём пути с кирпичной стеной, окурок, изрыгая искры, упал в темноту. Ещё некоторое время девушка не двигалась с места. Голову её терзали мысли о насущном. Она засунула руку в карман, хотев достать ещё одну сигарету  нащупала какой-то клочок бумаги. По нему было видно, что пролежал он там не один день, а может и месяц. Асума было хотела отправить его вслед за бычком, но в последний момент отдёрнула руку назад. Бумажка оказалась визиткой и более-менее распознаваемая надпись на ней гласила «Бар "Осколки"» всё остальное было слишком размыто и нечитабельно. По-видимому, визитка как минимум один раз стиралась вместе с курткой. Асума всегда страдала невнимательностью и часто судьбу визитки разделяли сигареты, деньги , а один раз и телефон. Девушка ещё немного покрутила бумажку в руках, после чего аккуратно сложила её и поместила обратно в карман.
-Ну, что ш. Была-не была.
--- Бар «Осколки»

Отредактировано Асума (2011-03-24 01:09:51)

0

564

Шоссе<---
25 Марта 2011
день: Солнце приятно греет и все вокруг тает. Дороги, которые правительство совсем не спешит убирать, по прежнему похожи на нечто невразумительное, заваленное сырыми остатками грязного снега. На небе встречаются редкие белоснежные облака, которые не грозят осадками.
Температура воздуха: + 15

Мдя.... А город сильно изменился.- с легким, почти незаметным удивлением подумала я. Последний раз, когда мне удалось свободно погулять по городу, был в 5 лет, когда наша группа пошла в музей...
Пестрота улиц манила и завораживала, витрины приковывали взгляд... Подошла к одной из них. Магазин игрушек...
Ах! Мечта идиотки! О! А эта кукла на меня похожа. Стоп-стоп-стоп! Хватит время тратить!- сказала я себе, и тут же кто-то внутри тихим шепотом сказал: Но тебе же нравится эта кукла. Почему бы ее не взять с собой? будет веселей.
Я ужаснулась и резко отошла от витрины на середину улочки. Дыхание почти исчезло, сердце билось в висках..
К...кто ты???- заикаясь спросила я неизвестно у кого.
Я- это ты. Но только в улучшенном виде. Я помогу тебе в этой жизни. Сделаю тебя властительницей мира...
ЗАТКНИСЬ!!!- крикнула я. Дыхание все так же нет. Жду... Минуту, две... Голоса нет.
Фуф! может я зря из больницы ушла? Вдруг меня там бы вылечили?.. Что я несу?! Никакого возвращения! Я должна его найти...
Засунув руки в карманы, я побрела по улочке, потом свернула направо и тут же мне в глаза ударила вывеска: "Бар "Осколки"
Мне везет. С него и начнем.- и я пошла к входу в питейное заведение.
--->Бар "Осколки"

Отредактировано Izanami Yoshi (2011-03-25 15:13:46)

0

565

- Врешь, не уйдешь! – азартно орал Стрелок где-то метрах в десяти от меня, упрямо сокращая это расстояние. Длинноногий, чертяка! Надо бы поскорее оторваться от него, а то Игра закончится, не успев толком начаться.
Петляние по прямой, как стрела, улице не могла привести ни к чему, кроме как к поражению. Если я не буду хитрить и использовать свои способности, он догонит меня минут через пять - и все. Две недели позора и нескончаемых насмешек мне точно уготованы. Стрелок будет ходить за мной по пятам и ежеминутно зубоскалить по поводу моего бесславного поражения, действовать мне на нервы. А уж какое желание он выберет в качестве приза, даже подумать страшно. Фантазия у него богатая и извращенная, мне до него далеко.
Надо собственные недостатки превратить в преимущества. На ровном открытом месте шансов у меня мало, значит надо затеряться.
Поэтому…
Вильнув вправо, ушел на соседнюю улицу, скрываясь от глаз Джерри, чтобы, резко нырнув в открывшийся проулок, с разбегу запрыгнуть на громоздящиеся у стены магазина ящики, зацепился за карниз. Торопливо подтянулся, чувствуя, как под напряженными пальцами крошится старый камень.
С одноэтажного здания открывался отличный вид на главную улицу, по которой с секунды на секунду должен на всех парах промчаться мой злейший друг.
«Промчаться мимо», - ехидно подумалось мне. Пока тело устраивалось на скользкой церепице, стараясь не шуметь, как слон в посудной лавке, глаза внимательно наблюдали за происходящим.
«О! Несется!»
Джерри, пулей вылетел на полупустую улицу, пробежал почти до конца и, не успел я порадоваться собственной находчивости, резко затормозил и начал подозрительно осматриваться.
«Дьявол, там же тупик»
Прогуливающимся шагом Стрелок брел обратно с деланно равнодушным видом и, даже, кажется, напевая веселый мотивчик. В его исполнении получалось даже хуже, чем у меня.
Зараза остановился как раз напротив дома, где я притаился, вслушиваясь куда-то внутрь себя.
- Что, Лис, правила созданы, чтобы их нарушать? А как же запрет на проникновение в дома? - начал демагогию он, стараясь вычислить мое местоположение, если я, пылая праведным гневом решу вдруг ответить. Ха, нашел идиота. Насчет последнего моя совесть была чиста, как у младенца – в дом я не заходил, а прятаться на крышах никто не запрещал. Как говорят юристы («вел» я как-то раз одного такого, прежде чем бомбануть), то, что не запрещено – разрешено. Ну, это в вольной трактовке.
- Боишься? – ничуть не смущаясь косившихся на него прохожих вещал Охотник. – И правильно боишься… Меня нужно бояться. Я злой и страшный серый волк…
- Да какой из тебя волк, - невольно вырвалось у меня. – Козел ты…
Мда, вот это я подставился… По полной программе, но уж очень хотелось сказать ему какую-нибудь гадость, а то вид очень довольный.
- Хха! Нашелся! А вот обзываться нехорошо. Теперь участь твоя будет страшна! Ну иди сюда…
Мать, надо валить! Эта горилла, с точностью вычислив источник звука, неслась сюда.
- Бу!
- Твою же ж! ***! *** да *** через ***! – только и смог ответить я, отшатнувшись от края. Прямо перед моим лицом возникла ухмыляющаяся рожа Стрелка. Не думая, что делаю, я на чистом рефлексе заехал ему пяткой в ухо. А нефиг пугать! Так и до инфаркта недалеко.
Джерри удивленно посмотрел на меня, свел глазки в кучку и разжал пальчики.
Внизу послышался шмяк и полный вселенских мук стон.
- Лис, ***, родной мой, иди сюда, сволочь.
Пришлось спрыгивать. Игра была окончена и окончена по моей вине. В случае травмы одного из игроков, не было ни выигравших, ни проигравших – такой вот гуманный подвид Игры.
Следующие полчаса я покорно слушал откровения о себе, любимом. Потом перешли на предполагаемых родственников, из которых неожиданно оказалось большое количество представителей флоры. По большей части присутствовали парнокопытные, но и другие виды встречались.
Когда мне надоело, я присел на корточки рядом с Джерри, осматривая ногой.
- Ну, судя по всему, ты не так уж и плох, раз вместо того, чтобы орать от боли ты мою родню вспоминаешь. Перелома нет…
- Значит так, Лис. Слушай сюда, повторять не буду. Чтобы к завтрашнему утру у меня на руках был акромир – лучше лекарства не найти. Лечит на раз – кости сращивает, конечности оторванные припаивает обратно. Говорят, даже мозни на место ставит, но это не твой случай. Если по твоей милости я временно стал калекой, значит тебе меня и лечить. Акромир есть в кабинете главного врача, в сейфе на втором этаже. Ну, на месте сориентируешься. Дуй туда, быстро, одна нога здесь, другая там. Жду дома. Доберусь, не маленький.
Глядя в след прихрамывающему другу, чувствовал червячок вины глодающий изнутри, поэтому я, тяжело вздохнув, и селезенкой чувствуя предстоящие неприятности, поплелся в другую сторону. Дело близилось к вечеру. Предстояло продумать, как проникнуть на охраняемую территорию медучреждения.

+1

566

- Начало игры

8 апреля 2011
Утро: не оправдало ожиданий - на улице всё ещё холодно, ветер обнимает ранних пташек, которые спешат по своим делам, однако солнце уже начинает дарить тепло.
Температура воздуха: + 3

Солнце ещё не успело появиться из-за крыш высоток, а в городе уже было светло, как в самый разгар дня. Клод раздражённо сощурился, пытаясь уберечь глаза от бликов на окне автомобиля, но его старания были напрасны. Вездесущее солнце проникало даже под полузакрытые веки и нещадно жгло лицо. Жерве прикрылся ладонью и тяжело вздохнул. Не то, чтобы он был категорически против хорошей ясной погоды, однако и не особенно любил её. Поправив полы пальто, он поёрзал на сидении, пытаясь кое-как устроиться на неудобном кожаном сидении. Небольшое жёлтое такси мчало по абсолютно пустынной дороге, обгоняя стеклобетонные здания и столбы с указаниями допустимой скорости. Казалось, водителю было плевать не только на правила вождения, но и на законы физики – священник не уставал удивляться, как такая старая модель была ещё способна ездить на таких скоростях. Время было примерно семи часов утра, так как всего полчаса назад, ровно в шесть пятнадцать самолёт Париж - Нью-Йорк – Токио сел в аэропорту Ханэда. Полёт занял больше десяти часов, и после пайков, которыми кормили на борту, Клод окончательно уверился в мысли, что разницы между, так называемыми, «рыбой» и «курицей» не существует, во всяком случае, не в «Tui Airlines».
Жерве перевёл взгляд с лысеющего затылка водителя на разноцветные улицы города. Раннее утро, на улицах лишь редкие прохожие, большинство из которых неукротимые трудоголики, спешащие на свои работы, и продавцы, вывешивающие таблички «Открыто» на дверях своих магазинов. Клод медленно провёл пальцем по переносице, в задумчивости не заметив того, что водитель говорит с ним. Мужчина ещё кинул несколько фраз в воздух, после чего притормозил машину у заправки. Жерве, очнувшись, на ломаном английском попытался спросить, в чём дело, но водитель уже покинул салон, чтобы расплатиться за бензин. Священник, молча, проводил его взглядом и разочарованно откинулся на спинку сиденья, закрыв глаза. Потихоньку он задремал.
- Святая магия не единственная существующая… Клод, отвлекись от книг, я с тобой!.. Собалезную, она мертва…
Клод резко выпрямился на сидении и встревожено огляделся. Холодный пот выступил у него на висках, и ему пришлось вытереть его тыльной стороной руки.
Щёлкнула дверь автомобиля, таксист вернулся на своё место и, раздосадовано причмокнув губами, нажал на газ. Клод сделал каменное лицо, решив не ругаться с ним по поводу не запланированной остановки, однако поинтересовался, когда они доедут до церкви.
- Don’t worry. Really quickly, - буркнул водитель, кидая тоскливые взгляды на кошелёк. Одной рукой он держал руль, другой ковырялся в зубах и делал неприличные знаки другим водителям.
- Can you not do it, please? – сердито спросил Жерве, сверля проплешину на затылке таксиста.
Тот лишь удивлённо посмотрел на него и, что-то проворчав, продолжил в том же духе. Священник отвернулся, дабы не видеть подобного богохульства и трижды проклял день, когда решил, будто Япония миролюбивая культурная страна. Чтобы отвлечься, он достал «Фауста»  и медленно и вдумчиво стал перечитывать главу про Вальпургиеву ночь.
- Here? – отозвался водитель некоторое время спустя.
Клод посмотрел в окно и мрачно кивнул. Расплатившись с таксистом, он покинул автомобиль и вместе с чемоданом вышел в холодное ясное утро. Прямо напротив него стояло небольшое неказистое здание церкви. Вокруг него, то тут, то там, можно было видеть несколько клумб с цветами и другие признаки обетованности сего места, но общее впечатление всего равно оставалось весьма скудным. Жерве пожал плечами и, прихватив одной рукой старый изношенный чемодан, вошёл в полуоткрытые деревянные двери.

- Церковь

Отредактировано Клод Мишель Жерве (2011-04-09 02:44:00)

0

567

----> Квартира Файги

Апрель • день: Асфальт то тут, то там пестрит лужами и нужно быть крайне осторожным, ведь мимо проезжающие машины могут окатить вас грязной водой. На улице ветрено и солнечно.
Температура воздуха: + 13

В поисках успокоения ты пришла на то место, где могла провести почти целый день - на небольшую скамейку, несмотря на близость к центру оживленного города, всегда располагавшуюся в тишине и относительном спокойствии. Плавно подойдя к ней, ты смахнула одинокий старый лист, приклеившийся к сидению, и, одернув одежду, опустилась на скамейку. Расслабив спину и вытянув ноги, ты достала из сумки довольно помятую пачку сигарет. Сразу же, чтобы не мучиться потом, вытащила и зажигалку, закурила. Дым тоненькой струйкой потянулся вверх, уходя в облака, а ты наконец-то почувствовала себя чуточку лучше. Однако это вовсе не значило, что ты в прекрасном или хотя бы нормальном настроении. Ты по-прежнему могла прибить любого, кто чем бы не понравился бы тебе. Только вот судьба пока не собиралась предоставлять тебе такого прекрасного шанса проявить себя, и приходилось довольствоваться тем, что было - одиночеством, скучным и тривиальным.
Посиди со мной - просто так, без пошлого…
В мраке за спиной вьются тени прошлого,
Лица, имена смертью в память врезаны…
Нынче ты одна мостик мой над бездною.
Дым от сигарет – крепкий и ментоловый,
Тусклой лампы свет высеребрил головы...
- от нечего делать ты стала напевать себе под нос любимые стихи, а мотив - он пришел сам собой, просто возник в голове, лучиком осветив день. Ты улыбнулась, пожалуй, впервые за последние двенадцать часов, и достала из сумки клочок бумаги, оказавшийся чеком. Мешавшая сигарета, к тому же, уже почти догоревшая, полетела в мусорку, стоявшую неподалеку, а из сумки ты вытащила ручку с почти закончившимися чернилами. Записав несколько нот на бумажке, ты убрала ее обратно и просто осталась сидеть, полуприкрыв глаза и на самом деле рассматривая лениво плывущие по небу немногочисленные облака.

0

568

Начало игры
Апрель
• день: ветер, который сегодня спас население от дождя, утихать не собирается и завывает в подворотнях с новой силой. Зато солнце ярко светит и приятно греет каждого, кто вышел на улицу.
Температура воздуха: + 16

Хотелось тепла. Тяжелый воздух, который обжигает легкие. Полураздетые тела, томящиеся в бетонных каркасах  домов, которые раскалены от июльского солнца. Одним словом ей не хватала лета.  Ну а пока трепетные пальчики весны своими несмелыми прикосновениями пробуждают город после зимней спячки, приходилось искать вдохновение в апрельских дождях. А они девушку не привлекали. Ведь казалось, что вместе с тяжелыми тучами приходит и меланхолия.  С осадками она остается надолго, въедается в разум циничными идеями, которые меняют и не без того хрупкое мировоззрение. Ловя сиюминутные порывы солнечных лучей, она собирала свои мир по осколкам, трепетно соединяя каждую частичку.
Когда, наконец, весна показала всю свою нежность, и улицы были залиты солнечным светом ,грех было не выйти. Подпитывать свою душу теплом, и не скрывая широкой улыбки за массивным шарфом шагать по улицам, оставляя позади пасмурные дни. Подобная погода, безусловно, подымала настроение, и сидеть дома уже было не силу. Быстро собравшись, Моник прихватила с собой книгу, а главное наушники и пошла исследовать знакомые улочки Токио. Она никогда не любила переполненных людьми магистралей, на которых кипела жизнь. Ей были больше по вкусу восхитительно фотогеничные и красивые тонкие переулочки, в которых можно столкнуться с не менее красивыми и интересными людьми. Но как известно, раз на раз не приходится, поэтому Моник особо не надеялась на встречу с каким-нибудь особенным человеком, который смог бы хотя б на несколько минут изменить её жизнь.
Вдоволь побродив по мокрым улицам, девушка все же нашла себе на каком-то переулке, название, которого даже не знала. Моник приметила лавочку, но та уже была занята. Не менее прекрасная особа успела раньше присесть на намеченное место и теперь с упоением что-то писала в своем блокнотике.  Моник не спеша подошла к лавочке, стараясь как можно тише стучать каблуками. Она любила наблюдать за людьми в порыве своего творчества или не менее увлекательного занятия. Что-то было в человеке, который не замечал никого вокруг и занимался чем-то своим, словно в этот момент он раскрывал душу. Но в секунду эта картина сменилась другой. Девушка убрала свой блокнот, но при этом не ушла, а просто продолжала сидеть.  Тогда уже Моника решилась подойти.
-Позвольте? – настолько тихо Моник спросила разрешения присесть, что  её слова можно было сравнить с мурлыканьем кошки. Губы девушки растянулись теплой в улыбке. Легкий изучающий взгляд проскользил по телу брюнетки и остановился на шляпе.

0

569

Зарисовки и прочие занятия в виде исчирканной бумажки отправились путешествовать в просторы твоей сумки, а сама ты просто продолжила расслабляться и впитывать в себя весенний воздух, пытаясь раствориться в атмосфере пробуждающегося после длительной холодной зимы города. И как только ты стала чувствовать себя более умиротворенно и расслаблено, твоему занятию кое-кто помешал. Приоткрыв глаза, бросаешь быстрый взгляд на незнакомку, спросившую разрешения присесть рядом с тобой. Синие волосы, бледная кожа, сладковатый запах - интересная особа. Мне повезло.
- Само собой. - выдыхаешь, тихо и легко, так, чтобы твой голос не нарушал обстановки, возникшей вокруг. Пускай садится, только бы вот слишком не надоедала и не портила только что подскочившее вверх настроение. В том, что девушка будет с тобой разговаривать или просто пытаться что-то у тебя спросить ты не сомневалась. Просто так человек, имея в наличии более трех разных скамеек вокруг, не будет садиться на единственную занятую тобой. Хотя черт знает, что у нее на уме бродит. Может быть, даже нормальная она.
Немного внимательнее присматриваешься к девушке. Ее внешность чем-то притягивает тебя, и сама она кажется необычной, не такой, как вся та серая масса, постоянно окружающая тебя. В ней было что-то такое неземное, возвышенное, что тебе уже и самой захотелось поговорить с ней, что ты и весьма успешно сделала:
- И что могло тебя привести сюда? - вот так просто, на ты, без каких-либо вступлений - ты терпеть не могла глупой официальщины, нудных вступлений и приветствий. В надежде, что девушка тебя поймет и сама не окажется занудной, ты перевела взгляд на ее лицо - бледное, веснушчатое, с необычными и странными глазами - такими, будто она прожила уже несколько жизней и много чего знает о них. Человек с такими глазами мог быть прекрасным собеседником, и теперь терять такой прекрасной возможности ты никак не собиралась.

0

570

Шум. Слияние разных оттенков голосов, свист ветра, монотонное рычание машин, несмелое пение птиц. Жизнь пропитывает улицы, после пепельной зимы.  На фоне подобных декораций можно сыграть безумно красивый спектакль, с настоящими улыбками и чувствами. Без масок, городской бутафории и фальшивых нот воспеть жизнь во всей её красоте и многогранности, что подвластно только самым искусным голосам.
Моник присела на лавочку, и стразу же глубоко вдохнула, жадно набирая свежий воздух в легкие. Он отдавал терпкостью вечных весенних дождей и сигаретным дымом. Видимо она курила. Заметила девушка. Но эта мысль ни к чему грандиозному её не привела. Лишь можно будет потом, составляя четкий список, в графе "вредные привычки" аккуратным каллиграфическим подчерком вывести «курила».
Заметив на себе любопытный взгляд незнакомки уголок губ дрогнул, Моник подняла взгляд на небо, и начала внимательно рассматривать глубокую голубую гладь. Таким образом она хотела дать взгляду девушки полную свободу, изучить тело, внешность, лицо, пусть он беспечно цепляется за каждую мелочь, только не в прямой взгляд в глаза. Она их не любила.  Они не вызывали у неё ни страха ни агрессии, а напряжение, хотя и выдержать его можно было с легкостью. Подобный прием девушка не тратила зря лишь, когда приходилось отстаивать свою точку зрения.  Бархатный голос брюнетки все же заставил Моник снова опустить свой взгляд. Она посмотрела на незнакомку, задумалась над ответом.
-Уже дотошно стало… сидеть в такую погоду в квартире.  – спокойно ответила девушка без каких либо замысловатых литературных троп, которыми Моник любила удивлять незнакомцев. Но в этот раз все было по-другому.  Без красноречивых эпитетов и метафор, без преукрашения литературными сентиментальностями.  Другой жанр. Жизненный.  Простой но не менее красивый. 
Девушка окинула взглядом улицу, так же как и она недавно, по тротуарам бродили поодинокие силуэты, а порою и влюбленные парочки, кто-то улыбался, невпопад, а кто-то  нахмурившись думал о чем-то своем. Моник снова посмотрела на незнакомку. Было что-то в её чрезмерно тонком силуэте, возможно в бледном бархате кожи, а возможно в шелке её волос или изящных чертах лица.  Но что-то притягивало, как сигаретный дым пробуждал желание снова достать сигарету, хотя и знаешь, что она принесет лишь горечь в легкие. 
-А ты почему тут одна оказалась? - поинтересовалась Моник, остановив свой взгляд на бледных губах девушки, а следом снова принялась изучать прохожих.

0


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Улицы японской части города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC