Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральный парк


Центральный парк

Сообщений 421 страница 450 из 907

421

-> Неизвестное направление

Январь. 2010 год.

Сугробы. Белые сугробы из мягкого, пушистого снега, что заполняли и так переполненный парк. Вокруг не было почти никого, не считая пары собак и девушки. Маленькие, пушистые снежинки уже околочаса назад перестали падать с ночного неба, однако в воздухе все еще витали маленькие пылинки. Фонари еще горели, но это дело времени. Небо постепенно приобретало более светлый оттенок, отделяясь от ночного мрака. Воздух был полон морозной свежестью, что приятно было вдыхпть этим утром. Вокруг спокойствие, которым можно наслаждаться всегда, любуясь незримыми пропорциями ночи.
Тихий шорох по камню, которым была осыпана дорожка, что шла напрямую через парк, показал присутствие человека в парке. Странно. но ночным утром здесь была девушка. Вполне обычная, не самая красивая, однако слегка обаятельная, насколько может обаять волшебница.
Золотистые локоны ниспадали на плечи, струясь дальше; голубые глаза были чисты и устремлены твердно вперед. Одета была просто: белое пальто чуть ниже пояса, зайженные синие джинсы. белая шапка, белый шарф и белые угги.
Эта особа шла неспеша и размеренно. Слегка встряхнув головой, она села на ближайшую лавочку и с наслаждением потянулась. Что она делала здесь с устра, одному Богу известно. Она часто бродила здесь, часто приходила сюда. Грусть прожитых лет тут же улетала от нее, когда она оставалась наедине со своим спокойствием.
Наверное это моя судьба - бродить по улицам в поисках спокойствия, как одинокая волчица, - подумала девушка и достала из белой сумочки книжку в ярко-красной обложке. на которой крупными буквами было написано "Постель". Не то чтобы она любила такие книги, с подобным содержанием, однако эта привлекала своей необычностью, утонченностью.
Голубые глазаутомленно забегали по строчкам, а губы слегка шевелились, повторяя сказанное на строчках.
Красивая сказка, - спокойно произнесла про себя Мэри, углубляясь все дальше в чтение. Для нее больне не уществовало реальности, лишь картины книги, создаваемые ее воображением, мелькали перед глазами.

0

422

Начало игры --->

Январь. 2010 год.

Немногие умели наслаждаться тишиной мертвой зимней природы. Когда снежные шапки укрывали газоны и деревья, воздух легонько позванивал от первых морозов, а влюбленные парочки норовили забежать в какую-нибудь кафешку, чтобы погреться. Человек в коротком пуховике, синих джинсах и кроссовках сидел на скамейке, и молча наслаждался тишиной. Новогодние праздники были в самом разгаре. Наверняка, еще пара дней - и сюда повалят толпы отдыхающих, будет стоять шум и гвалт... Жаль. тогда придется искать другое место. А пока можно откинуться на холодную спинку и наслаждаться одиночеством.
Константин любил одиночество. Стремление к тишине и покою причудливым образом соединялись в нем с любовью к шумным застольям, но обязательно в дружной компании. В карманах еще звенели монеты, и стоило начать искать жилье. С работой все уладилось как нельзя лучше - старый знакомый, оказавшийся демоном, устроил его на работу в местное элитное заведение. Один демон чуть не забрал у него жизнь. Да уж, те еще были приключения... А теперь вот он попал в город, где каждый второй был демоном, ангелом или вампиром. Даже люди здесь были не такие, как везде. Странным образом, этот город притягивал к себе, давал способности, которые и не снились обычному человеку в обычном мире. Хотя... насколько обычен он сам? На секунду, словно в усмешке, рука почувствовала шершавую рукоять Меча. Незримый, своевольный - он всегда был рядом. Вот только не спешил появляться на свет...
Скрип шагов по свежему снегу он услышал издалека. Похоже, не он один любит пустые зимние парки...

0

423

-----переулок Киояма

Январь. 2010 год.

Сегодня был день сюрпризов, и удивляться Лави приходилось самому от себя, в первые же минуты в новом городе его потянуло на самую мрачную улицу города, где какой-то умалишённый назвал его "сахаром", теперь он оказался  в тёмном парке, несмотря на утреннее время, плотно укрытое тучами небо, и высокие деревья с длинными лапами, создавали в парке полумрак, что придавало  с одной стороны некую загадочность этой лесозоне,  с другой стороны, наводило страх. Ещё притом тишина такая, слышен каждый хруст, каждый шаг. А если прислушаться, вон кажется вдалеке силуэт, вроде девушка, вроде сидит на скамейке, кажется слышен шелест страниц, а вон ещё кто то идёт вперёд, настороженно ступая, но снег всё равно предательски скрипит...
Лави помотал головой отгоняя наваждение. В такой гробовой тишине он чувствовал себя неуютно. Потому сунув руки в карманы, и нагло усмехнувшись пошёл вперёд, громко насвистывая, громко топая, иногда громко чертыхаясь когда снег попадал за шиворот. Так легче было - громко.

0

424

Она перелистывала страницу за страницей, бегала глазами вдоль строк. Запах новой книги бил в ноздри и от этого было приятно, нравились эти ощущения...
Внезапно она услышала скрип снега. Он был противным, но одновременно приятным; отталкивал и одновременно притягивал. Она подняла глаза. В этом парке, что казалася пустынным, оказался не таким одиноким, как на первый взгляд.
Здесь было троя: она и двое парней. Кто они, она не знала, но точно понимала, что они такие же странники как и она, также одиноки. Взгляд голубых глаз пал на высокого парня. Первое что бросилось - это были волосы. Огненно-рыжие, словно он был облит горящей лавой.
Девушка смотрела на него, словно впервые видела молодого человека словно никогда не видела - во все глаза и чуть ли не с открытым ртом. Однако она была довольно прилична и сразу отвернула глаза, стараясь не показаться вульгарной.
Ее привлекли глаза...Измрудные, словно были сотканы именно из этого драгоценного камня. На втором глазу была повязка, откуда она взялась ей было, конечно же неизвестно, да и не интересовало в общем.
Девушка снова углубилась в книгу, но на этот раз не читала, а искоса поглядывала на парня, наслаждаясь его наружностью. Его нельзя назвать красавцем, но он и не был некрасивым. Что-то среднее, приятно тяготящее и манящее, но обращать особого внимания не стала и посему вновь углубилась в чтение.
Мысли путались, фразы переставали иметь значение, но она старалась пересилить себя, что было довольно трудно.
Такой удивительный, - подумала она, перелистывая очередную страницу.

0

425

---->>> Квартира Станфорд

Январь. 2010 год.

Наушники в ушах играют громкую музыку. Казалось, все, что видит Эмма фильм, а то что играет на заднем плане, то есть наушники, фоновая музыка. Так забавно было вот так гулять. Люди очень странные по своей сущности. На ровном месте могут столько глупостей сотворить, что хоть стой хоть падай. Может именно поэтому Эмма любила наблюдать за ними.
Рука, что была в правом, совершенно свободном кармане, нащупала какой-то твердый предмет. Достав его, узнала в этом предмете свой любимый, маленький цифровой фотоаппарат. Сев на какую-то скамейку, не видя с кем и не зная как (машинально), начала просматривать фотографии.
Иногда на губах играла улыбка, иногда тихо смеялась, а иногда тоска читалась в глазах. Хотя по чему скучать?... Удалив "плохие" фотографии, которые были не только плохого качества, но и которые вызывали не хорошие чувства, навела объектив на группу людей, что стояло неподалеку:
- Узнаем - ка, кто у нас тут кровосос. - широко улыбнувшись сказала себе Эмма. Ведь Вампиры не выявляются на фотографиях.. По крайней мере так во всех книжках про вампиров написано.
Щелкнула их и снова заулыбалась. На фотографии были такие забавные лица. И не кровососы... Вот жаль...
Прикусив губу, убрала фотоаппарат обратно в карман. После поудобнее устроилась на скамейке, запрокинув голову назад. Шарф чуть распустился, открывая шею под жадные руки мороза, но девушка не двигалась, чтобы что - то исправить, чтобы закрыть свою драгоценную шею... Все равно ничего не будет. Девочка ведь она была закаленная, а значит никак не заболеет от такой маленькой погрешности.
На небе были тучки и в наушниках заиграла песня, которая была вполне в тему, особенно, если будет дождик.
Ну ладно, пока, мне в облака, и я знаю о том, что будет потом после дождя... Проговорила она про себя слова и убрала челку с глаза, которая закрывала вид на мрачнеющее небо. Два голубых глаза почти не моргали, не отводили взгляд... Так и сидела.
Потом медленное движение... Достала пачку сигарет, достала оттуда небольшую "дозу никотина" ака сигарету, поднесла к губам, прикурила.
Вот так и сидела, закуривая, делая из табачного дыма всяческие фигурки, в основном банальные круги.
Глаза начали слезится от холода и от того, что редко моргает. Выпрямившись и опустив голову, закрыла на пару секунд глаза, чтобы те восполнили  влагу...
- Никаких событий... Да уж... размерная и спокойная жизнь явно не по мне. - усмехнувшись, вновь запрокинула голову, прикрыла глаза и отдалась, полностью, в мир, что играл в наушниках....

Отредактировано Emma (2010-01-22 07:40:10)

0

426

◄◄◄ Пирс и набережная

Январь. 2010 год.

Синити было абсолютно нечем заняться. Он не спеша шел через центральный парк, размышляя о том, на что бы потратить честно заработанные деньги. А так же подумывал, что стоит зайти на студию и зависнуть там на пару часов, играя на гитаре вместе с друзьями. Чуть позже парню пришла в голову мысль заскочить в музыкальный магазин и купить новые струны, парочку медиаторов и еще что-нибудь.
Решив, как проведет ближайшие несколько часов, Оказаки уже не сомневался в том, что день будет вполне обычным и ничем не примечательным. И это его устраивало - настроение было не самое лучшее, и поэтому желания провести день как-то поинтереснее, естественно, не возникало.
И как вы уже, наверное, поняли - если повествование начинается с таких довольно стандартных объяснений того, что должно было быть, то ничего подобного не будет. И Син понял это, когда случайно бросил взгляд не девушку, что сидела на скамейке впереди по дороге.
С ним такое часто бывало - внезапные предчувствия, касающиеся важных (но чаще - не очень) событий. Словно воспоминания о будущем, возникающие при виде чего-то из настоящего - такая у них была ассоциативная природа. Иными словами - сам он никак не мог вызвать видение о чем-то, даже если очень хотел.
В голове парня сразу отобразилась размытая картинка, как в компьютерной игре - вид от первого лица, в поле зрения попадают собственные руки. Правая держит медиатор, левая зажимает аккорды. На душе у парня вдруг стало спокойно и тепло. Взгляд Сина из будущего стал подниматься выше. Перед ним кто-то сидел...
Видение оборвалось. Но всего этого было вполне достаточно, чтобы вызвать нешуточный интерес у Оказаки. Чуть подкорректировав направление, он направился в сторону девушки.
"Возможно ли? Утром я так же что-то почувствовал, но подумал, что все это из-за той девчонки... Странно, но предчувствие себя не оправдало. Может потому, что тогда еще не наступило время?", - Син выстроил из событий цепочку, связав звенья логикой. Теперь он был практически уверен в том, что не зря собирается начать разговор.
Девушка, сидящая на скамейке, слушала музыку. Причем, судя по громкости, точно не услышала бы слов Оказаки. Но так как торопиться парню было совершенно некуда - он просто встал перед ней, перекрыв солнце, ненадолго пробившееся сквозь заплывшее тучами небо.

0

427

Ну вот, стоило только подумать о тишине и спокойствии, как сразу понабежали... - усмехнулся про себя Стрелок. На соседнюю скамейку плюхнулась молоденькая девушка, которая его, похоже, даже не заметила, погруженная в собственные мысли и музыку, льющуюся из наушников.
Хорошо, когда можно просто так, без забот уйти в себя. Мир кажется простым и ясным, и нет забот, нет проблем... Как давно же это было.
Девушка меж тем достала цифромыльницу, и принялась фотографировать окружающих, не забывая при этом улыбаться. Но и на этом ее бурная деятельность не закончилась - не прошло и пары минут, а девушка уже сидела, откинувшись на спинку скамейки и затягиваясь сигаретой.
Краем глаза Костик не прекращал следить за молодым парнем явно музыкального вида, который видимо тоже был не прочь познакомиться
Решив не пропускать интересного действа (хотя, по правде сказать, его больше интересовала реакция девушки) Стрелок чуть повернулся, не меняя скучающей физиономии на лице. По хорошему, стоило бы зайти на работу - хоть владелец не появлялся уже уйму времени, субординацию никто не отменял. Да и познакомиться с коллегами тоже стоило. Но это потом, когда солнце уже отправится на покой, отдавая ночи бразды правления этой частью суши. А пока можно было предаваться сладкому ничегонеделанью и смотреть за людьми и не-людьми, наслаждаясь эмоциями и чувствами окружающих.

0

428

/Здание полиции

Январь. 2010 год.

Именно здесь впервые были слышны звуки, схожие с выстрелами. Прошло достаточно времени, чтобы скрыть все следы, улики, оставленные убийцей. Но, уткнувшись в снег носом, зверь ночи внимательно обследовал территорию, проходясь чуть ли не по всему парку.
крови.. от крови и не следа уже, всё замело. Если её крови, то покушение на неё что ли было? И почему её не добили окончательно? Не было б проблем на работе.. Да и та встреча не последняя.. а мож я её найду и действительно расчленю и закопаю, скажу, что тот убийца не убил, никаких ведь улик.. а чтоб тело не нашли, лучше утопить.
Так увлечённо раздумывая на счёт той вампиресы, Блю носом столкнулась с твёрдым сугробом. Быстренько раскопав, отчистив от снега, обнаружила оба тела. Стоит ещё напомнить, что с утра лишь попила молока у сестры, о еде и речи не было..
охх..голод рождает зверя внутри.. надо сдержаться, а то вообще без тел останетесь, скелеты разве что останутся.
Обнюхивая каждого, улавливая даже самые слабые частички запаха, обследовала обоих, приметив ещё одного, чужеродного, похоже им и являлся убийца, так как другой принадлежал той вампирессе, плюс ко всему ещё появился запах брата.
Значит здесь они встретились и ушли в небытие.. одной помощи вряд ли б хватило..
Волчица кружила возле трупов, подавливая в себе зверский аппетит, ибо же в городе объявиться ещё один убийца. Убийца действовал профессионально, но всё же что-то есть. Осколки пули хоть и малы, но всё же их она нашла. Из этого можно выяснить, какого оружие убийцы и сделать даже может быть анализ что ли. На некоторое мгновение волчицы не оказалось рядом с трупами, сидевшая на коленях девушка извлекла эти улики, спрятав их в имевший пакетик, а после и в карман, снова оставаясь волком на снегу, продолжая поиски.
Картина из запахов складывалась, она будто присутствовала во время той стычки. Вот оно не заметеленное углубленное, где похоже ранее стояли ножны холодного оружия, вот он брошенный плащ, его запах, точнее одежды не, но запах остался и.. странно.. это что-то новое и непривычный запах оружия, по следу замечено, как веревка, но от веревки снег не на столько углубляется.
Что-то тяжелое.. похоже на палку или цепь..
Странное углубление на снегу в виде мяча, но похоже тоже что-то тяжелое. Запах, она запомнила и последовала за последующими действиями. Её действительно убивали, та злость куда-то исчезла, стало жаль. В каждом парке есть дерево, и вот одно из них и послужило место для преступления, Блю так же и ему уделила внимание. Вот здесь всё и закончилось, волк всё видел, чувствовал, будто вставили кассету и просмотрели её, разве что убийцу не было точно видно, но орудие его прекрасно изучено, информация заложена в памяти. Она знала, что брат сказал ей лишь удостовериться о наличии улик, но сестра всё же решилась найти того убийцу, следуя по слабому оставленному запаху, не опасаясь, что это ей может грозить такой же смертью, как с той девушкой, но у той хотя бы регенерация была.
-------Сеть улиц

0

429

Народу в парке и правда оказалось достаточно, все шумы воображаемые им оправдались. он увидел и девушку читающую, вышагивающего парня, и ещё множество народу. Лави радостно заулыбался, в одиночестве есть прелесть но всё же лучше когда шумно, так он себя чувствовал увереннее.
Лави притормозил, закуривая, снег не стал терять времени а поспешил засыпать его, да ещё и какая то наглая птица неудачно приземлилась на еловую ветку, осыпав Лави кучей снега, превратив его в сплошной белый сугроб. несколько минут гробового молчания. А потом возмущённые крики, чертыхание, хаотичные махи руками стряхивая снег. Всё это смотрелось довольно забавно.
Избавившись от части снега Лави уселся на лавочку где уже устроилась девушка. Улыбнувшись ей как можно дружелюбнее он снова закурил.
-Не помешаю?
Конечно он видел и её улыбки и её взгляды, потому решил что её интерес к нему будет хорошим поводом к новому знакомству. Странных людей с него достаточно, а девушка выглядела весьма мило.
Наконец он отряхнулся, пару снежинок нагло уселись ему на нос, но вскоре они растаяли, двумя капельками скатившись вниз. Лави чихнул. не хватает только простудится. Снова чихнул. Подскочив с лавочки он ещё пару раз звонко чихнув отправился в сторону выхода.
Затеренькил телефон. Быстро подняв трубку, Лави с кислым выражением лица выслушал информацию. "Боже кому не угодил фотограф" Несмотря ан то что в этом городе, он якобы прятался, покончить до конца с работой ещё не удалось, оставались парочка заказав, вот этот вроде бы последний.
-----журнал мод "Подиум"

Отредактировано Lavi (2010-01-28 01:34:10)

0

430

Она бросила косой взгляд на парня. Он спокойно сел рядом с ней. Вид у него был довольно задумчивый и дружелюбный, и она решила что его присутствие никак ей не помешает.
-Не помешаю? - спросил он спокойным голосом, тихим и размеренным.
Ей это нравилась, он создавал некое умиротворение, однако его взгляд делал свое и девушка в мгновение покрылась легким румянцем.
Интересно, почему он подсел именно ко мне? - неуверенно подумала, оглядывая парк, что он уже был полон людей, которые сновали туда-сюда.
Бесконечная суета была даже этим морозным днем. Солнце постепенно сокрывалось за тучами, что откуда ни возьмись набежали на небо, закрывая его своим тяжелым свинцом.
Нет,- сказала она и слегка отложила книгу себе на колени, разглядывая его своими голубыми, словно два огромных озера, глазами.
Что Вы  делаете этим морозным днем в парке, заполенном суетой? - спросила она, с легким интересом разглядывая его.
Он был симпатичен, мил, привлекал внешностью, которую не у всех можно найти. Огнено рыжие волосы бросались в глаза на фоне белого снега. Это было своеобразной колоризацией, что так и манила к себе.
Девушка отвела взгляд, чтобы не казаться навясчивой и посмотрела вперед, словно его и не было тут. Это конечно дурной тон, однако это лучше чтобы пялиться на него. Волосы ее слегка были покрыты инеем, что серебрилась в последних лучах солнца, что скрывалось за тучами.
Он довольно мил, - подумала она и вновь покрылась легким румянцем, наслаждаясь запахом дневной свежести. Мэри вновь повернула голову, но на этот раз посмотрела прямо в его огромные, глубокие глаза, зеленого цвета, словно молодая летняя травка. Очаровательная улыбка заставляла умиляться и восхищаться им.

Отредактировано Мэри (2010-01-23 15:02:24)

0

431

А день все продолжался... по телу девушки прошлись легкие мурашки, вызванные прохладным ветером, но они почти сразу исчезли, как выглянуло солнышко. Даже, если солнышко бросило на Эмму от себя, в подарок, всего один теплый лучик, стало, просто, заметно теплее, от этого легкая улыбка прошлась по губам. Глаза закрылись, так как яркий луч засветил прямо в них. Нога, по земле била в такт музыке, а пальцы легонько, ногтями лишь, постакивали по скамейке. Вот так расслабиться и завертеться в музыкальном вихре было что-то по-настоящему прекрасно. Хотя обычный человек, относящийся к музыке "по - обычному" мог бы не понять ее.. Ведь музыка для Эммы, как известно, что-то подобие наркотика... Только вот плеер мог вот - вот разрядится и Сен, навярняка, не сможет спокойно жить, пока не "вдонет в него жизнь."
Тут стало заметно темнее и прохладнее. Либо это солнце спряталось за очередной темной тучкой, либо...
Открыв глаза, не резко, будто только проснулась, подняла взгляд на того, кто стоял перед ней. Медленно выпрямившись, не отводя вопроительного взгляда, так же медленно стянула наушники, так, чтобы те весели на шее, как обыкновенный аксесуар или грубо говоря бижютерия.
И вот, перед ней стоял молодой человек. Довольно приятный на вид. С голубыми глазами.. Что - то развелось тут голубоглазых... Подумала Эмм и похлопала ресницами. После, нагловатая усмешка появилась на губах и Станфорд спросила: - Кого - то ищете? Могу чем - нибудь посмочь?
Нельзя сказать, что голос звучал совсем дружелюбно. Он скорее с обыкновенно нагловатой ноткой. Ну а как ей еще разговаривать? Будто бы очень приятно когда кто-то стоит над душой...

0

432

Девушка, что сидела перед Синити, наконец пробудилась от погружения в музыку. Открыв глаза, она усмехнулась и задала Оказаки вопрос. Причем весьма удачно, как будто бы знала наперед, что перед ней будет стоять именно этот парень.
Легкая улыбка, чтобы не спугнуть, но и не дать повода заподозрить что-то не то. Затем из кармана достается пачка сигарет, оттуда вытаскивается одна. Засунув пачку обратно, Синити прикуривает и садится рядом с девушкой на скамейку, смотрит при этом куда-то вдаль. Да уж, несколько секунд молчания и тотального игнорирования находящегося рядом человека - это хорошо действующий прием. Главное - не переборщить, ведь после определенного момента любой человек осознает, что происходит что-то непонятное и начнет чувствовать себя неуютно.
Однако, Шин не ошибался в таких простых, для него, вещах. Повернув голову ( с момента вопроса девушки прошло не более 8-9 секунд ), парень опять едва заметно улыбнулся и ответил:
-Да, ищу. И вы определенно можете мне помочь.
Улыбка стал чуть шире. В ней не было какого-то скрытого смысла, наглости или презрения, провокации. Она была чистой и искренней, и выражала неподдельный интерес парня к девушке, сидящей напротив. В конце концов - просто доброжелательность. Ведь несмотря на все трудности жизни, Оказаки не разучился улыбаться как ребенок.
"Красивая...", - думал Син, выпуская ароматный дым, пахнущий вишней, куда-то вперед и выдерживая еще одну паузу. Вы можете спросить, и вполне справедливо - какого черта он делает? Он ведь не собирается подцепить очередную богатенькую девочку, не собирается гипнотизировать простыми движениями и неожиданными взглядами. Он хочет познакомится с той, что неизвестным, пока что, образом окажется в его будущем.
И если вас интересует ответ - парень просто сам не знал, что ему говорить. Нет, не волновался, не стеснялся и даже знал кучу способов, как начать разговор. Но Син не хотел прибегать к этим шаблонам, выработанным за два-три года работы ( именно работы ) с противоположным полом. Он не хотел начинать знакомство с этой грязи...
-Я обладаю способностью видеть будущее. Не все, и даже не по собственному желанию. Но посмотрев на вас случайно, я смог увидеть часть. И, как мне показалось, вы были в моем видении.
На самом деле, Син не знал наверняка, что за человек будет сидеть напротив него. Это может быть совсем не эта девушка, и даже не ее родственник - просто любой, кто будет как-то с ней связан. Но зачем гению, и без того имевшему в своей жизни уже достаточно времени понять свое проклятие, теперь возвращаться к самому началу и сомневаться во всем? Оказаки не был уверен. Он просто хотел, чтобы все сложилось именно так. А уже это, наверняка, могло зависеть от него.

Отредактировано Shinichi (2010-01-24 15:38:48)

0

433

По - началу Эмма внимательно наблюдала за парнем, не рассматривая его, как, возможно, сделала бы на ее месте любая другая девочка, любящая красивых мальчиков. Она просто сидела и смотрела ему в глаза. Привычка давних дней. По крайней мере только оттуда можно понять, какие на тебя планы.
Но там, в его глазах, ничего особенно не различалось... Значит можно расслабится? Почему же тогда Эмма не может этого сделать? Так напрягает присутствие этого не знакомца?
Тот сел рядом на скамейку. Девушка даже не проводила его взглядом - все и так было видно боковым зрением. По крайней мере то, что нужно было видеть, видно. Тем более он так же не смотрит на нее, а значит пилить его одного взглядом не обязательно.
Вспомнив про сигарету, что медленно тлела, поднесла к губам, пару раз глубоко затянулась, потом осмотрелась, ища мусорное ведро. Оно оказалось рядом со скамейкой, только на другом ее конце. Встав, подошла к ведру, потушила сигарету о него и выкинула. После вернулась на свое, уже нагретое своим теплом, место на лавочке. Почувствовав на себе взгляд, медленно повернула в  сторону парня голову, одарив внимательным взглядом своих голубых глаз и улыбнувшись, просто. Без  всякой наглости. 
-Да, ищу. И вы определенно можете мне помочь.
Наконец-то ответ. Прошло всего ничего времени, а казалось, что целые минуты... До часов еще дело не дошло.
Ответ, кстати, весьма интересный. Выгнув бровь, одарила парня вопросительным взглядом, после чего спросила:
- Я? Интересно - интересно. Позвольте поинтересоваться чем?
Руки скрестились. Вспомнив, что в наушниках до сих пор играет музыка, поспешила выключить плеер. А то пока они будут общаться, вся зарядка сядет и пока Сен будет идти домой - заскучает. А этого не надо, пожалуй. Вот наступила тишина в наушниках, руки вновь скрестились на груди дабы сохранить тепло в такой холод. Смотрела, правда, девушка уже не на парня, а на парочку, что шли. Девушка с букетом цветов и парень, что при обнимал ее. Закатив глаза, вернула внимание на своего собеседника. Такие нежности долго наблюдать невозможно. По крайней мере, если уж пытать, зачем - нибудь, Эмму, то можно ей крутить перед глазами подобный "кадр". На долго, возможно, ее не хватит. Хотя это смотря на ситуацию и зачем будут пытать.
Запахло вишней. Видимо такой табак предпочитает гость на ее лавочке. Что ж... А вот я свое все выкурила... Недовольство мелькнула на лице. Она была уже на грани провалится в свой мир раздумий, как на полу пути туда ее вывел мужской голос... Голос ее собеседника точнее.
Выслушав его, недоуменно похлопала глазами, как бы переваривая всю информацию, что услышала. Ого как...
- Я? Вы меня заинтриговали... - вновь усмешка. Хотя это совершенно нормально, оказаться в чем - то будущем. Просто некоторые обладают даром знать это, а другие мучаются в догадках и выборе...
- Извините, можно Ваше имя? Просто... Не удобно мне разговаривать с лицом, у которого даже имени нету... И, можно еще один вопрос? - как обычно не дожидаясь ответа - продолжила. Да, от наглости своей не умрешь. по крайней мере Сен точно не умрет. - Если я оказалась в Вашем видении, значит там что - то важное? Или нет? Ведь, если нет, то можно так подходить к миллионам людей, что вокруг нас. Они ведь все могут оказаться частью нашего будущего. - Плюс, тогда весь интерес остывает к этой ситуации... голос звучал  уверенно, но пару запинок в речи возникали. Нервничает? Очень может быть.

0

434

Синити не часто испытывал такие чувства, как бессилие или отчаяние. И теперь, будучи в возрасте семнадцати лет и успев разочароваться во всем, в чем только можно было, юный гений был уверен, что больше никогда не познает эти эмоции. Он ошибался...

Легкая улыбка вновь появилась на его лице. Да, парень совсем забыл о манерах, и замечание девушки было справедливым. Но Оказаки было плевать, ведь он уже почти достиг своей главной цели - внимания со стороны незнакомки. И не важно чем - хорошими манерами или плохими. По сути, и то и другое приводило к одному результату.
-Шинити Оказаки. Можно просто Шин. А вы?..
Почему не Син? Это - английский вариант произношения имени, а написание совпадает с написанием слова "Sin" - грех. Поэтому этот вариант имени использовался, в основном, на работе, так как производил впечатление, легко запоминался и очень подходил к роду деятельности, которой занимался парень.
Вопросы девушки не удивили, так как были вполне закономерной реакцией. Син уже не делал большой паузы - ответил почти сразу, выдыхая дым после очередной затяжки:
-Я понятия не имею, насколько важны вы будете в моей жизни. И проверить это можно только дожив до того момента, который я случайно увидел.
Затянувшись, Син закрыл глаза. Теплый дым слабо, но приятно грел замерзшее горло. Холода Оказаки не чувствовал - привык всю зиму болтаться по морозу, иногда даже половину дня проводя на улице. Единственной частью тела парня, не желающей привыкать к переохлаждению, были пальцы музыканта. Они замерзали быстро и становились куда менее ловкими. И в этом был единственный существенный минус зимы для Синити.
Странно, но парню сейчас было довольно спокойно. Так спокойно, как будто рядом с ним действительно кто-то важный. Но это чувство спокойствия сыграло злую шутку с расслабившимся гением...
Оказаки встал со скамейки и развернулся, протянув девушке правую руку. Ветер немного растрепал и без того беспорядочно торчащие в разные стороны белоснежные волосы.
-Хотите узнать, что за будущее ждет нас?
Глаза. Снова этот свет, что не так давно был едва заметен, а сейчас буквально пронзал окружающее пространство, как радиация пронзает все на своем пути. Голубое сияние двух бездонных зрачков - оно завораживало, оно не принимала отказа и сомнений, оно повелевало любому. Этот свет делал каждую девушку марионеткой Оказаки. И его действие было в точности, как у сильного наркотика - даже после первой дозы, очень многие теряли голову и навсегда оказывались зависимыми от него. Их охватывали животное желание, страсть, похоть, но, в то же время - трепет и чуть-ли не рабское смирение.
Но Син не знал ничего. Он не чувствовал своего влияния никогда. И хотя он давно научился "выключать" его, иногда подобные спонтанные вспышки неконтролируемого внушения все же происходили.
Не догадываясь о том, что происходит, Оказаки улыбался, как и все это время, искренне. И рука его была протянута с добрыми намерениями. Но это только усугубляло положение, делая гипноз абсолютным оружием. В этом и заключалось проклятие Синити...

Отредактировано Shinichi (2010-01-25 21:20:46)

0

435

Эмма смотрела на парня и ждала ответа. То, как он быстро ответил, ее даже удивило. Странная манера разговора и томительные паузы.. Дааа... Однозначно Эмме нужно научиться быть более терпеливой, нежели есть сейчас.
Незнакомец представился и перенаправил вопрос девушки в ее же сторону. Вот теперь вопрос: представится ему настоящим именем? А что она теряет? Хотя неизвестно что будет дальше.. Будущее страшно тем, что Ты сидишь в неведении.. не знаешь, что тебя ждет. Не знаешь как предотвратить те ситуации, которые потом обрести вновь будет нельзя.
Вспомнив про одну такую ситуацию, в голове вновь заиграли картинки с той катастрофы, что обрушилась на нее в 7 лет. Спокойный взгляд, до жути спокойный, был устремлен куда - то на асфальт, который покрыт легким слоем снега.
До сих пор в голове находятся "черные дыры". Это пугало еще больше...
Похлопав ресницами, будто выйдя из какого - то транса, вернула взгляд на Оказаки.
- А? Я? - немного растеряно. С этой растерянностью она быстро справилась и следующие слова произнесла твердо и уверенно: - Сен. Или Эмма. Называй как удобно. -Слова прозвучали, все - таки, немного резко и безразлично. Фамилию она не сказала, думая, что она не настолько важна.
Короткая пауза и вновь его слова, а точнее сказать ответ на ее вопросы. Нда... Что - то я сглупила... Действительно.. Откуда ему знать... Вздохнула девушка. Все знать невозможно... К сожалению. Чуть надув губы, посмотрела на свои покрасневшие руки. У Эммы не было привычки носить ни перчатки, ни шапки... Даже куртку застегивает редко. Не следит за своим здоровьем? Нет. Просто Знает когда можно, а когда не следует. Пальцы ведь, по любому, нужны для струн... Клавиш.. А быть может барабанных палочек. Ну еще, точно, для маникюра.
Тут Шин встал. Автоматически, Эмма подняла голову и устремила на него взгляд. Опять же вопросительный.
Вопрос... Этот вопрос она могла бы задавать себе каждый день... Знать будущее? Если возможно...
- Хочу... - почему - то казалось, что девушку окутал туман и в нем не было видно ничего кроме его глаз, которые казалось, светились ярче всего, что находилось вокруг.
Рука, левая, сама потянулась на встречу к его руке и легонько, по началу, коснулась его пальцев, будто не уверена... Сохранился какой-то самоконтроль? Разве это возможно? После, вообще положила ладонь. Глаза широко распахнуты. Дыхание спокойное, только вот рот немного приоткрыт, будто бы через нос поступает мало воздуха. Поднялась со своего теплого места.
Эмм была намного ниже Шина, поэтому ей пришлось поднять голову, чтобы смотреть ему в лицо. На долго ли ее хватит? Ведь шея затекает.
Почему-то и мыслей, именно со смыслом, в голове не появляются. Что это? Колдовство? Снова кукла? Как тогда? В кафе... Хоть тогда было и по доброй воли, но все же...
Что теперь делать? Послушаться... Не в правилах юной индиго.
Отвела взгляд, смотря куда-то в даль, куда уходят люди или наоборот идут на встречу. Ее внутреннее "Я" кричало, чтобы она пришла в норму. Ведь она же терпеть не может, когда ее используют.
Лица, как казалось девушке, не видно из - за челки.
- Как можно узнать будущее? - где я и ты в главной роли в каком-то-там-по-счету эпизоде... - подняв голову спросила Станфорд, толком не поняв говорит ли это она, в трезвом состоянии или все так же в очарованном.

0

436

Все так же улыбаясь, легко и ненавязчиво, Оказаки смотрел на девушку. Она, похоже, приняла его предложение, раз теперь стояла совсем рядом и заглядывала снизу в его глаза. Син только сейчас заметил, какой она кажется хрупкой.
Эмма отвела взгляд. Засмущалась? Возможно, и поэтому Син решил, что все в порядке. Или просто привык, ведь все так поступали. Привык и не хотел думать о том, что нет никого, кто мог бы без страха быть порабощенным смотреть в его глаза. Друзья, близкие, первые встречные - все отводили взгляд рано или поздно...
Парень повернулся боком к девушке, сделал последнюю затяжку и кинул сигарету в мусорку. Не попал. Но ведь не в цирке же находился - не меткость свою демонстрировать пришел. И важно было совсем не попадание, а движение - легкое, красивое, почти идеальное. Так же как глаза, оно гипнотизировало, впечатляло, не давало оторвать взгляда от Синити, который сейчас говорил:
-У меня есть идея на этот счет. Я знаю один музыкальный магазин не так далеко отсюда. Я как раз направлялся туда до того, как увидел тебя. Пойдем со мной!
Теперь уже все тело Сина как будто излучало гипнотические волны, вызывая желание идти за парнем хоть на край света, быть с ним везде и всегда. Искусственное желание, как искусственный свет дневной лампы - есть, но не греет так, как солнечный. И, в то же время - нельзя без него, пусть и не настоящего.
Сделав пару шагов в сторону выхода из парка, Оказаки повернулся, словно приглашая Эмму последовать за ним. Но он лишь думал так - приглашение давно не требовалось, и в тот момент, когда его глаза засияли синем пламенем, прекрасным и губительным, выбор уже был сделан за девушку.
-Кстати, какая музыка тебе нравится?
Уже поняв, что девушка пойдет с ним, Парень не спеша повернулся обратно и медленно зашагал вперед, ожидая, пока Эмма его нагонит.

►►►Музыкальный магазин

Отредактировано Shinichi (2010-01-26 20:58:26)

+1

437

Следующие секунды длились, казалось, особенно медленно, или настолько быстро, что не успеваешь следить за одной секундой, как ее накрывает следующая...
О Боги, Станфорд, ну куда ты еще себя вплела. В чьих сетях ты снова запуталась? Тебе не надоело притягивать к себе подобных людей? Ругала она себя, хоть беззвучно, но все же.
Странно, но Эмма думала, что замерзнет, если встанет со своего места. А тут от него веяло теплом, правда, когда он повернулся боком, Сен снова почувствовала холодный отрезвляющий воздух.
Девушка проследила за жестом, что сделал Шин, бросая сигарету в урну, за полетом сигареты, конечно не следила, больно глупо и бессмысленно. Она просто вновь подняла голову, чтобы посмотреть на его лицо. Или ища того же синего взгляда. Все - таки она очарована. Но ведь так нечестно? Это ведь не та очарованность, когда тебе нравится молодой человек, тут просто.... Просто... Магия какая - то. Хотя чему удивляться. Тут все "ненормальные".
Смотря в его глаза, в их голубой цвет, ей казалось, будто утопает. Хоть голубой, сам по себе, несет холод, это горящий и яркий свет вызывал, откуда-то, тепло.
Оттого, что она так увлеклась его взглядом, чуть было не пропустила мимо ушей его слова. Прикрыв глаза и мотнув чуть головой, пыталась привести себя в какое - нибудь нормальное состояние. Кивнув, утвердительно, Шину головой.
Пойду... О чем ты? Очнись! Почему ты не можешь взять себя в руки? Почему ты снова ходишь за кем - то? Ты дура? Дааа! Ты однозначно дура! Надо было тебя посильнее стукнуть головой, тогда, в детстве, чтобы появилась еще одна способность, как блок всего и вся на Свете белом.
Внутри все кричало. Внутри девушка не хотела вот так кому-то подчинятся... Она... Точнее ей казалось, что она независима... А ее делают зависимой... Зачем? Может Шин сам не знает, что творит? Не умеет до конца пользоваться своей силой? Да кто знает?! А язык не поднимается спросить об этом, почему - то. Получается, добровольная кукла? Раз так... Можно, в таком случае, поиграть в барби, где барби - сама Эмма.
Поняв, что стоит как замороженная, посмотрела вперед. Чуть отойдя, стоял Шин и видимо ждал ее. Чуть пожав плечами и улыбнувшись, одной из своих очаровательных улыбок, нагнала его и ответила на вопрос, что он задал почти сразу как девушка подошла:
- Я люблю тяжелую музыку. Она приводит меня в стабильное состояние. Частенько успокаивает. Ну и предпочитаю песни со смыслом. Хотя бы поверхностным. Вообще, обожаю музыку, где идет не только проигрыш с  гитарой, но и четко слышны ударные. Ах, у них такой прекрасный звук. Хотя впрочем и звук Бас - гитары я обожаю... Считаю, что без звуков этой гитары, музыка не будет выглядеть полной. Точнее... Рок музыка, не будет выглядеть полной. Насыщенной. Упс... Занесло тебя однако...
Тихонько засмеявшись, переспросила, глянув на парня:
- А ты?

>>>>Музыкальный магазин>>>

Отредактировано Emma (2010-01-28 05:44:32)

+1

438

Холодно. Константин с трудом разлепил глаза - ресницы намертво смерзлись от холода. Валил снег и уже поднялся сильный ветер - погодка портилась на глазах. Пожалуй, трудно было придумать идею хуже, чем заснуть здесь, в парке, зимой, да еще по такому холоду. Умереть от переохлаждения он не боялся - одежда была достаточно теплой, а тело привычным - в армии было и не такое. И все же это было чертовски глупо.
Отлепившись от скамейки он с хрустом потянулся и слегка подергал конечностями, разгоняя по телу застоявшуюся было кровь. До темноты было еще пара-тройка часов, поэтому стоило поспешить - идти в метель, да еще по темноте - удовольствие в высшей мере сомнительное. Да и в клубе стоило показаться - владелец запропастился неизвестно куда, поэтому у Стрелка изрядно прибавалилось работы. Конечно, персонал в большинстве своем был вышколен по первому разряду - но ничто так не вредит субординации, как отстутствие надо головой ласковой руки начальника, готовой в любой момент отвесить хорошую затрещину.
Прикрываясь рукой от злого ветра пополам со снежной трухой, парень двинулся к стоянке, где его ждала служебная машина
---> Клуб VIP

0

439

Ресторан "Маска"

Февраль. 2010 год.

Девушка хмуро брела следом за своим ненавистным охотником, не особо разбирая дорогу. Да и как она могла понять, куда может пойти в этот вечерний час безумец, что отчего-то решил позабавиться с ее жизнью? Более того, она не понимала, как у того хватило, вернее, не хватило мозгов, чтобы выйти на улицу в такую ужасную метель. Нежные щечки нещадно трепал колючий ветер. Губы сразу же обветрились - Йо забыла нанести гигиеническую помаду на них. За шиворот накидки начал пробираться противный мокрый снег. Терний все шел и шел. Девушка хмуро буравила его спину, не решаясь на побег. Мысли крутились самые пессимистичные. Йосеи уже и забыла, когда же в последний раз умудрялась настолько разочароваться в жизни. Вернее, увериться в ее несправедливости. Вот за что судьба послала ей такое наказание? Ведь вон, она даже найденыша помогла спасти.
" Если б редкий тот гость
сегодня не появился,
верно, завтра уже
все равно цветы бы опали,
закружились метелью снежной...
[Аривара Нарихира]"

Вновь вспомнились стихи так не кстати. Вот и "гость" бредет куда-то, куда ему в голосу взбредет. Ей ничего не остается, как безмолвно следовать за ним. Впрочем, желания вести светскую беседу со своим мучителем Йо совершенно не хотелось. Да и как вести беседу, если приоткрыв ротик, к тебе в горло пытается залететь целый рой колючих снежинок? Видимо, ее нежные губки стали предметом притяжения для всякой гадости. Вот сначала Терний, теперь колючий противный снег. Кинсьо вздохнула и покачала головой. Лицо ее выражало всемирную скорбь. Хотела было протесты подавать, мол, дальше идти не могу, но Кин, верная Кин, ее отговорила. Ведь протесты могли плохо кончится.
Тем временем они достигли Центрального парка. Йо недоверчиво хмыкнула и покачала головой. Ну да, куда же могло занести одинокого маньяка вместе с сахаром его в вечер, когда бушует метель? Конечно же, в парк развлечений! Только сейчас он больше напоминал кладбище, а яркие клумбы, заметенные снегом, напоминали мирные могилки. Хотя... Если учесть количество опасных типов на один квадратный метр, Йосеи не удивилась бы, если обнаружилось, что клумбы - всего лишь прикрытие.
"Дожили. Скоро мне будет мерещиться всемирный заговор..."
Хмурый взгляд скользил по некогда любимому парку. На самом деле Йо нравилось тут гулять. Когда было тепло. Когда было светло. Сейчас было темно и холодно. Кицунэ поежилась. Только теперь от ощущения неминуемой беды. Зная повадки ее охотника, Йосеи подозревала, что ничего хорошего из этой "прогулки" ей не светит. И все-таки было холодно. Перед глазами начали плясать радужные шарики.
-Если ты не хочешь, чтобы новоприобретенный сахарок стал милой умершей ледяной статуей, то предлагаю укрыться от стихийного бедствия в беседке.
Эти слова девушка едва ли не прокричала на ухо Тернию. Для этого ей пришлось догнать его, вцепиться в плечо, подпрыгнуть и даже слегка повиснуть на нем, ибо разница в росте была велика. После этого, не дожидаясь разрешения, направила свои стопы к ближайшей закрытой беседке. Тут хотя бы ветер не так свирепствовал, хотя и было очень холодно. Девочка забралась на скамейку в беседке с ногами, прижав голени к груди, подавляя желание перевоплотиться. Потому что в истинном виде ей не было бы так холодно. Кицунэ пересилила себя и теперь только затравленно смотрела на Терния, ожидая мук и боли. Потому что иного исхода не видела. Все равно никто не придет и не спасет. Оставалось только терпеть.

0

440

--->Ресторан "Маска"

Февраль. 2010 год.

Холодно. Очень холодно. Невосприимчивый к большей части болезней, падший тем не менее осознавал тот факт, что погода была просто отвратной, по крайней мере отвратной для людей и прочих существ, особенно болезненно воспринимающих перепады температуры. Одежда на Тернии была относительно легкой, потому пиджак, да и рубашка практически мгновении становились влажными от сильного снега. О да, такого холода даже снижалась чувствительность конечностей и тела, становилось несколько сложнее двигаться, но нет, это кошмарное морозное ощущение не вызывало должной реакции, не заставляло повернуть назад, остановиться или использовать одежку лисички, а, возможно, и вовсе спустить с неё шкуру. О нет! Это вдохновенное чувство агонии тела возбуждало Морта. Его тело дрожало, но оно дрожало от накатывающей эйфории, что вызывала блаженная боль, постепенно захватывающая, нет, скорее забирающая разум из тела, унося его в небеса, освобождая от оков бренного тела. Чем меньше чувствовалось тело, тем сильнее накатывало это блаженное ощущение свободы, что Тернию могла даровать лишь боль. Не чувствовалась даже неприязнь к снегу, что никогда не исчезала, будучи вполне естественной для лишившегося возможности летать, но изначально летающего создания. Бывшему серафиму сейчас было отчасти даже весело, удивительно, но боль вызывала состояние блаженной безмятежности, ощущения полета, несмотря на то, что ноги не отрывались от земли одновременно. Уголки губ лишь чуть приподнялись, изобразив легкую ухмылку, правда, из-за пониженной чувствительности Терний толком не замечал мимических жестов и телодвижений. Он по сути даже плохо ощущал передвижение своих ног. Морт желал даже что бы все снежинки обратились в иглы, могущие практически одновременного пронзить все уголки его тела.
Неожиданно тело словно чуть склонилось в сторону. Веки, практически закрытых глаз, резко приподнялись, в прочем, после снова закрылись из-за метели. Голова неторопливо в сторону и только после шепот девочки пробился все-таки к разуму, не растворившись в воздухе, как это обычно бывает. Осознание того, что она буквально повисла на нем пусть и на краткое время пришло не сразу, в прочем, это никоим образом не волновало Терния. Мороженое мясо дольше хранится - лишь этот удивительный факт посетил разум Терния.
Неторопливо чуть приподнялась голова, дабы проследить путь юного создания. Сам Терний на самом деле и не видел никаких беседок, ибо в своем состоянии весьма стойкой эйфории, при котором разум практически полностью утратил чувствительность, передвигался он практически в слепую. Да и сейчас, наверное, плохо понимал, в какой части города они находятся, но на самом деле это никоим образом не волновало падшего.
Терний неторопливо двинулся к этой самой беседке. В этот раз, правда, более осознанно. Терний даже зашел в беседку так же неторопливо. Ветер, но нет столь сильного снега. Чуть приопустилась голова, лишь легкий смешок, а после негромкий смех, а бледная ладонь машинально прикрыла лицо.
- Снег отвратителен,- произнес улыбающийся Терний, ещё толком не прекратив смеяться, отчего интонация его изменялась, пусть и почти незаметно. - Но чувство агонии будоражит мою душу,- говорил довольный Морт, ухмылка на лице, а взгляд не был столь пуст, напротив глаза словно расширились, отчего, тусклые обычно, золотистые глаза казались ярче обычного, а зрачки были подобны маленьким точкам.
Терний неторопливо приблизился к Йосеи. Да, определенно её душу холод скорее заставлял леденеть, чем испытывать те же блаженные ощущения, что и больной разум Терния. Это забавно. Нет, это здорово. Агония и страдания практически без действий Терния. Холодные, нет, ледяные сейчас ладони Терния притронулись к личику девочки, лицо чуть ближе.
- Не нравится холод?- не глумливый голос, хотя улыбка и присутствовала, по сути и не было надобности в разговорах, да и не любителем оных был Терний, но порою бывают исключения из правил и принципов, а в данном случае банальное желание.

+1

441

Она ожидала чего угодно, но не этого. Смех. Девушка уставилась на веселящегося Терния, широко распахнув глаза. Удивительно, но ей казалось, что он просто не был способен на подобные эмоции. Нет, она слышала смешки, которые тот издавал, когда мучил бедное создание. Только сейчас смех был другим. Голос практически тот же, но было что-то в интонациях, в жестах, что заставляло поверить, что и это существо может наслаждаться чем-то кроме чужой боли. Впрочем, слова его немного испортили эффект очеловечивания маньяка, но не до конца. Ведь не было тут насмешки, иронии. Так улыбается человек, которому действительно хорошо. Значит, было что-то еще в ее охотнике от нормального, живого. Даже глаза сейчас стали цвета живого золота.
Йо сидела, завороженная этой странной улыбкой. Все-таки ее немного шокировало, что Терний не стал сразу же издеваться над ней. Казалось, что на какое-то время он просто забыл о ее существовании. Конечно, лисичка не понимала, что же могло вызвать такую эйфорию, но это не было так уж важно. Главное, что из-за шока она даже забыла бояться, забыла, что ей вроде как холодно. "Все-таки мне его никогда не понять... Чувствовать себя великолепно, когда ты замерзаешь чуть ли не до костей? Странно..." Это даже ее немного заинтриговало. Все-таки садистов она встречала достаточно часто за ее пятисотлетнюю жизнь, а вот мазохистов - немного. Да и все они были безобидными, ограничивались только тоненькими царапинками на коже, от которых никогда не бывало много вреда.
Лишь когда холодные ладони коснулись раскрасневшихся от мороза щек, девушка вернулась к жестокой действительности. Запоздало вздрогнула. Услышала вопрос и сразу же насторожилась. Опять все попахивало пыткой. И кицунэ еще не знала, что лучше - порезы или жгучий холод января? Порезы хотя бы прекращали болеть через некоторое время, а вот мороз никуда не девался. Поэтому некоторое время она просто молчала, изучая золотистые глаза, в которых невозможно было что-то прочитать. Потом вздохнула и смирилась. Все равно сейчас ее жизнь находится в этих холодных руках.
-Не нравится. Холод, снег, резкий ветер - это все портит мою кожу, доставляет боль и хлопоты.
Спокойно проговорила Йосеи, понимая, что, возможно, самолично подписывает себе смертный приговор. Приговор смерти на морозе, от воспаления легких или чего-нибудь не менее противного. От одной этой мысли девушка вся как-то съежилась, поплотнее притягивая к себе коленки. Чувствовать еще больше холода не хотелось. У нее и так перчаток не было, поэтому пальцы начали заледеневать. Взгляд перешел на руки, которые сейчас держали ее лицо. Из-под рукавов пиджака виднелись белые манжеты рубашки. Йо на секунду пришла безумная идея, которую она поспешила исполнить. Все равно ей терять-то нечего. Тонкие пальчики скользнули под рукава пиджака и рубашки, зацепляясь за руки Терния. Как Йосеи и ожидала, руки под рубашкой были теплее, хоть и ненамного, но теплее, чем ее собственные пальцы. Так что она умудрилась даже согреться. По губам скользнула довольная улыбка.
-Тепло.
Тихое бормотание, как констатация факта. Только потом она, собственно, вспомнила, с кем имеет дело и с испугом вскинула глаза на лицо Терния.

+1

442

Все эти речи, слова, жесты, мимика и прочие движения, являющиеся отражением внутреннего состояния - до чего же он порою предсказуемы. Наверное, поэтому ответ девочки был отчасти ожидаем. До чего же забавно это желание всех живых существ оградиться от боли. Несчастные не понимают, что дабы огородить себя от боли, нужно лишиться всех эмоций и даже разума. Боль от ран, боль от прошлого, боль от одиночества, боги, как она все-таки бывает разнообразна в формах и методах воздействия. Но Терний признавал, что, особенно учитывая одежду кицунэ и Терния, физическая боль от столь сильной метели порою была невыносимой, наверное, именно из-за этого его извращенный агонией разум все ещё пребывал в состоянии блаженной безмятежности и легкостью, что люди не всегда могут добиться, убивающие человека и его разум, наркотические вещества. В одном, правда, Терний был отчасти согласен - не хотелось ему что бы нежная кожица лисицы портилась без его участия, да и уродовать уже испорченную кожицу не так забавно и интересно.
Возможно, Терний и хотел что-то сказать, возможно, падший и желал поведать насколько прекрасна боль, а, возможно, хотел снова продемонстрировать это на личном примере. Да, Терний не всегда был последователен и логичен, а потому вариантов дальнейших действий была масса, но это не важно, так как ничего падший не предпринял, когда неожиданно холодные пальчики оказались в рукавах.
Бывший серафим среагировал не сказать что бы быстро, улыбка на его лице все так же присутствовала, золотистые глаза сместились, переводя взгляд на запястье, где собственно и ощущались пальчики его сахара. Конечно, холодными их сложно было назвать, так как чувствительность тела и конечностей не вернулась к нему окончательно, одежка была мокрой, да и руки в общем-то, о которые грелась Йосеи, тоже были холодными, в прочем, их немного спасало, что они не находились на открытом воздухе. Не было злобы из-за подобного действия, не было желания выкинуть её в снег, после личиком на встречу метели поставить, нет, словно жажду крови временно оттеснила собственная агония, что не прошла ещё полностью, оставляя глубокий след в теле и конечностях, о чем говорило пониженное осязание.
- Это отвратительно...- послышался негромкий, скрипучий и хриплый голос Терния, он говорил это улыбаясь, но без должного веселья, отчасти даже спокойно. - Тепло тело отвратительно, ведь оно свойственно людям,- теперь уже сказано более полно, а взгляд перешел теперь уже на личико девочки, отчасти на испуганный взгляд, что не радовал только потому, что радоваться сейчас было не просто.
- Отвратительнее него только сами люди,- забавно, но руки Терния оставил у лица лисицы, даже не прерывая процесс согревания, а падший не предпринимал резких движений, не доставал нож из кармана, вполне возможно, что этим окончиться, но пока Терний мог не спешить, попробовав развлечь себя иными способами, пока эйфория не истощиться, требуя больше боли и агонии, наверное, поэтому Йосеи была спасена от возможны издевательств.

+1

443

Несколько долгих и мучительных минут ожидания, что ее сейчас или стукнут о стенку беседки, или просто отшвырнут. Ничего. Ничего не случилось. Они по прежнему стояли неподвижно. Замерзшие пальчики вбирали в себя остатки тепла, которое еще способно было источать тело Терния. Страх сменился удивлением. Йо внимательно вглядывалась в лицо своего охотника, пытаясь словно найти в нем ответ на вопрос, который не стала бы озвучивать в слух. На самом деле, на ум приходило только одно - охотник еще не пришел до конца в себя, поэтому даже соизволил что-то говорить. Что-то связное, что Йосеи могла понять и осознать. Поэтому девушка на время обнаглела, ручки полезли дальше под рукав, где еще сохранялись остатки тепла, которые могли согреть ее пальцы. Улыбку довольную она предпочла вовсе не показывать, так как не знала, как отреагирует Терний на проявление положительных эмоций на ее личике. Впрочем, она предполагала, что тот захочет быстро стереть эти улыбочки порцией стопроцентной боли. Поэтому рисковать настолько не стала.
Потом вслушалась в то, что тот говорил. Подумала. Подумала, отвечать ли ей или не стоит? Потом решила, что хуже-то не станет, если она ответит. Все равно ощущение полной несправедливости мира и равнодушие к этому самому миру настолько овладели ею за время прогулки, что иногда лисичка даже забывала пугаться и бояться.
Она осуждающе поцокала языком, покачав головой.
-Нет, нет. Не стоит недооценивать тепло. Представь, что было бы, если бы его не было на этом свете? Тогда люди не смогли бы страдать от холода, так как сравнивать им было бы не с чем. То же и с людьми. Если бы их не было, то кого бы ты мучил и убивал тогда?
Девушка хитро посмотрела на Терния. Конечно, такой подход к теме ей не нравился. Просто девушка подозревала, что именно подобные слова могут заставить охотника отвлечься на размышления, а она еще некоторое время пробудет в относительной безопасности. Ведь подышать-то перед смертью всегда хочется. Может, тот настолько застрянет в своей эйфории, что не станет ничего страшного с ней проделывать? Хотя, подобная надежда была затоптана в корню. Йо прекрасно понимала, что рядом с этим существом подобные размышления просто бесполезны и смешны. Этот мучитель живет болью других и собственной болью. Поэтому слово "безопасность" рядом с ним произносить просто нелепо.
Йосеи еще раз внимательно посмотрела на Терния, который чем-то сейчас напоминал наркомана. Она даже не предполагала, что подобная метель может оказать на кого-то такое действие. Внезапно ей стало интересно, от любой ли боли этот охотник испытывает подобное удовольствие. Терять-то ей было нечего, поэтому она решила удовлетворить свое любопытство. Коготки под рукавами рубашки осторожно вонзились в руки Терния и провели тонкие царапинки по его коже. А зеленые глазки внимательно всматривались в лицо его, в них плескалась смесь страха и заинтересованности.

0

444

Можно было даже удивляться, да, определенно столь странные рассуждения и интересные суждения была крайне редким явлением, отчасти даже радовавшим падшего. Правда, ни удивления, ни радости не отразилось на лице Терния, он прожил так долго, пусть и сознательной жизни в этом долгом существовании было всего ничего, но так или иначе он уже давно научился сдерживать возможные эмоции, что порою и вовсе не появлялись в нужный момент, беря отгул в неподходящий момент, потому они никак порою не отражались на его лице. Да, маску безразличия на самом деле держать не трудно, правда, она всегда с легкостью рассыпается на мелкие осколки, когда эйфория, вызванная болью или чем-то равнозначным ей, заглатывает Терния с головой. Эти рассуждения были интересны тем, что от данной особы он их никак не ожидал услышать. С другой стороны никто не говорил, что кицунэ - светлые и добрые существа, все-таки лисы, да и Терний всегда знал, что в мире нелюди облик в общем-то не имеет столь уж сильного значения, потому если пред вами стоит ребенок, от которого исходит темная энергия, то порою лучше обойти такого, воспринимая его как злую собаку, конечно, не всегда было так, но не сказать что это редкость.
На самом деле несколько секунд проходили мысли в голове о том, стоит ли отвечать юному созданию или нет. Самое забавное, что возрастание площади соприкосновение с ручонками девочки никак не сбивало Терния с мыслей, да и по сути даже не отвлекало. Чувствительность тела уже более или менее вернулась, но он просто не реагировал, конечно, можно признать, что соприкосновения со столь нежной кожей приятны, но, увы, разум Терния порою отвергал возможность получения удовольствия от нежность, ласок и соприкосновений подобных, исключением являлись лишь моменты, подобные его с Йосеи знакомству, когда все это было, но получал удовольствие лишь один.
- Возможно, тогда я бы никого и не убивал,- лишь это произнес Терний все той же спокойной интонацией, что, правда, несколько портилась ухмылкой, по-прежнему остающейся на лице. Конечно, подобно многим грешникам, не желающим стереть свои грехи, Терний не видел своей вины в том, что он сейчас падший, не могущий летать, конечно, во всем виновны были исключительно люди и ангелы, они же, наверное, были бы виновны в том, что Терний из гордого серафима превратился в безумное чудовище, но вот проблема, осознавая всю аморальность своих деяний, Терний совсем не считал себя чудовищем, хотя и не ставил пред собою великих целей.
Боль. Да, старая знакомая только оказалась на пороге, как вдруг сделал шаг назад, словно не желая отходить. Правда, шаг этот был совсем маленький и незначительный. Так как чувствительность его бренного тела практически полностью восстановилась, он чувствовал, как коготки лисицы оставляют ранки на его руках. Это забавно, конечно, но это слишком мало, что бы полностью вернуть эйфорию. Голова чуть наклонилась негромкий смех, который был следствием не эйфории и удовольствия от боли, нет, осознание того факта, что девочка решила подарить ему немного боли, было крайне забавным!
- Что приятнее: дарить или получать?- негромкий голос Терний, он чуть вперед подался. Однако его рука чуть приопустилась, в прочем, позволяя там остаться ручке Йосеи, а вторая резко назад, наоборот от второй избавляясь, после вторая вернулась, но теперь уже тонкие пальцы обвили шею девочки, не сжимая, а словно просто придерживая. Его лицо оказалось ближе, щеки могли бы соприкоснуться. Язык притронулся к холодному ушку.
- Одари хозяина блаженной агонией, иначе хозяин сделает такой же подарок,- довольный шепот у самого ушка девочки, а зубы Терний даже притронулись к мочке уха, но не прокусив её, словно бы показательно. Нет, и её болью мы насладимся, а может быть и заставим полюбить - какие забавные мысли и цели посещают голову Терния.

0

445

Как маленький червячок, разъедающий крепкое яблоко, так и любопытство начало затмевать у кицунэ все остальные чувства. Увы, то природное любопытство, которое порой было намного сильнее, чем у гордых кошек, иногда играло злые шутки с лисичкой. Так и сейчас ей было интересно, какая же реакция будет у Терния на ее действия? На всякий случай девушка вся подобралась, ежели ее решат внезапно кинуть обо что-то или куда-то. Только интуицией она понимала, что подобного не случиться. Слишком уж яркой была реакция ее охотника на жуткое действо метели. На его фразу Йо лишь недоверчиво хмыкнула. Что-то ей казалось невероятным, что это существо может просто отказаться от убийств. Ведь она уже поняла, что Терний маньяк в самом ярком его воплощении. Поэтому едва ли он сможет просто так прожить, никого не трогая.
Острый запах крови резанул, словно бритва. Глаза вновь стали золотыми, а кровожадность кицунэ начала пробуждаться. Только сейчас Йосеи поняла, в какую опасную игру она вступила. Пусть она изо всех сил старалась держать себя в руках, но запах крови всегда будоражил адреналин и пробуждал все звериные инстинкты, которые были в лисичке. Она уже собиралась быстро подлечить нанесенные царапины, когда услышала смех. Она быстро вскинула голову, недоверчиво поглядывая на охотника. Да, тот действительно смеялся. Видимо, его даже немного удивило то, что сейчас произошло. Впрочем, последнее было просто предположением, потому что прочитать по его лицу что-либо было просто невозможно. В отличии от Йо тот умел скрывать свои эмоции под маской.
Тихий голос, а потом резкий жест. Йосеи инстинктивно вздрогнула. Не любила она такие движения. Потом опять расслабилась, хотя по коже бежали неприятные мурашки, ведь на ее шее сомкнулись очень холодные пальцы. Хотя они и не мешали дышать, но чувство было неприятное, особенно для теплой кожи. Лишь после того, как Кинсьо успокоилась, она смогла-таки ответить на вопрос. Впрочем, это было лишь одно слово.
-Дарить.
Получать что-то от Терния ей не хотелось. Потому что понимала, что потом придется зализывать ранки в своем логове. Вот уж точно ей такая перспектива ее не радовала. Нарушение ее личного пространства уже начинало восприниматься как что-то обычное. Йо даже не обратила внимания на прикосновения к уху. Потому что следующая фраза заставила ее сжаться. Вернулись в голову мысли, что она ввязалась во что-то опасное. Потому что девушка не была уверена, что сможет контролировать врожденную кровожадность, как это делал Терний. Он-то мучил ее осознанно, принося боль, но следя за тем, чтобы она не умерла. А вот если наружу вырвется древняя сущность кицунэ, то Йо уже контролировать себя не сможет. Вернее ту древнюю сущность, которая всегда гори желаем принести боль всему живому и вкусить кровь чужих, не родственных ей самой, существ. Правда, где-то на задворках сознания промелькнула коварная мысль, что, быть может, и не плохо отдаться на волю сущности кицунэ, чтобы она избавила ее от этого охотника-мучителя. И сразу же исчезла. Йосеи не любила пачкаться кровью. Любой. Отстирать ее потом бывало непросто.
Получать же боль ей тоже не хотелось. Надо было выбирать из двух зол меньшее. Поэтому, глубоко вздохнув, Кинсьо заставила свои ногти превратиться в коготочки зверя.
-Хорошо.
Потом уже пятью пальцами провела глубокие, но безопасные борозды, из которых сразу же просочилась кровь, будоража обоняние. Глазки сверкали золотом, зрачки стали вертикальными. Йосеи пыталась просто стоять спокойно. Думать о том, что она только что сделала, не хотелось. Более того, не хотелось думать о том, что ей, возможно, предстоит сделать. Кицунэ сомневалась, что подобное удовлетворит Терния, поэтому свободной рукой дотянулась до его плеча и впилась когтями в мягкую плоть, игнорируя такие препятствия как пиджак и рубашка. Для ее-то когтей подобное было не проблемой. Потом вопросительно посмотрела на Терния, в глубине сознания чувствуя отвращение к себе, однако лисье любопытство тут же потопило эту эмоцию.

0

446

Терний не видел как изменились глаза Йосеи, ибо по сути он и не видел её лица. Он не предполагал сейчас, что кровь будут действовать несколько возбуждающе, нет, конечно, он знал о реакции звероподобных созданий на эту живительную жидкость, пропитывающую тело практически каждого мыслящего существа, да, хотя обычно их жажда был не столь сильна, как у вампиров, и кровь была скорее соком чем энергетиком, но это не меняет дела. Проблема в том, что сейчас было трудно соображать. Удержать своей сознание на поверхность океана, сплетенному или сотканному из боли, что переплелась с блаженством и безмятежностью, было весьма и весьма не просто, да и сам Морт не пытался и не желал пытаться оставить свой рассудок трезвым. Он умел скрывать все под маской, он мог подавить эмоции, возможно, хотя кто знает, он мог и подавить это состояние эйфории, что снова начинало усиливаться, но зачем? Зачем лишать себя удовольствия? Зачем лишать и уменьшать блаженную боль, что уже желает покинуть тела, вернув его на полное попечение разуму? Нет, падший не желал подобного. Да, яростная метель действовала на него возбуждающе, но он не желал что бы это состояние прошло, оставив за собой апатию и жажду крови и боли, но уже боли не своей.
Искаженное мышление Терния не всегда подсказывало ему, как правильнее будет отреагировать в той или иной ситуации. Наверное, стоило удивиться активности лисички, сидевшей тихо и мирно, а потом вдруг вцепившейся, в руку, а после в плечо. Это удивительно отчасти, ведь Терний был не глуп, возможно, он даже понимал, что стоит когтем провести в нужном месте и все, ему конец, будь тысячу раз проклята человекообразная физиология. Сейчас это словно бы не волновало, ибо не был потока адреналина от близкой опасности. Нет, он ощущал как боль, подобно огню, разрасталась изнутри, стремительно поглощая тело, снижая даже его чувствительности. Боль всегда бывает разной, порою она полностью глушит все органы чувств, сейчас же казалось, что становилось теплее, именно поэтому она была сравнима с огнем. Кроме того, подобно пылающему пламени, боль двигалась неравномерно, то слабея то становясь сильнее. В прочем, это была мелочь, да, раны были глубже, крови было больше, но для Терний, которого рвали на куски в Адских глубинах, практически в буквальном смысле, боль была не настолько сильна, что бы поглотить его целиком.
Дыхание не учащалось, оно словно углублялось, отчего казалось несколько нездоровым, словно падшему вдох казался слишком маленьким и он старался собрать ещё больше воздуха, отчего выдох, похожий чем-то на шипение, происходил с задержкой, будучи не менее глубоким. Его тело лишь изредка чуть содрогалось, реагируя на боль автоматически, а так же словно помогая ей поглощать тело быстрее.
- Что ты чувствуешь?- Терний даже чуть отдалился, лицо его теперь перед личиком лисицы, правда, ручонки её дотягивались до рук падшего. На лице его ухмылка стала ещё шире, теряя все черты разумности, сам он даже посмеивался, сквозь тяжелое дыхание, издавая некие глухие, совсем краткие и неуловимые отчасти смешки. Он видел пожелтевшие глаза, предполагая, что это есть признаки пробуждающегося зверя. Великолепно! Искусный пыточник или жаждущий крови зверь - кто может одарить больше агонией, если не учитывая того факта, что зверь все же будет пытаться умертвить, в отличии от пыточника. Но зверь не столь аккуратен, в своей нагрянувшей ярости он способен рвать и калечить, не взирая ни на что, правда, мы не учли, что речь идет о лисе. Его не волновал ответ лисицы на самом деле, её лицо и глаза, равно как и действия скажут все за неё, но он желал увидеть их более ярко выраженными. Он желал знать какие чувства пробуждаются в ней, когда она дарит боль другому. Да, он желал посмотреть, точнее он желал попробовать сделать из подобного гордого, отчасти даже порядочного создания, монстра подобного ему самому. Этот процесс превращения гораздо более увлекательный и интересный чем превращение оборотня в зверя, но в тоже время, в отличии от того же оборотнического процесса, гораздо более непредсказуемый, к сожалению.

Отредактировано Терний Морт (2010-02-12 17:54:05)

0

447

Йосеи продолжала стоять, не шевелясь, лишь иногда сильнее впиваясь коготками в руку и плечо. Внимание ее было сосредоточенно на реакции Терния, которая была столь явной, что не оставалось сомнений - тому точно нравилось, когда ему причиняли боль. Он все больше походил на наркомана, который заполучил желанную дозу. Глубокое дыхание, блестевшие глаза... Сейчас это было даже не страшно, потому что Йо знала - пока охотник получает удовольствие от этого действа, она остается в безопасности. По крайней мере, на некоторое время. Поэтому надо было держать себя в руках, запереть отвращение к себе куда-нибудь подальше. К тому же пробуждающаяся лисиная сущность делала это вполне возможным. Носик уже неосознанно начал втягивать в себя пленительный запах крови, а глаза на миг замерли так, где из-под рубашки показались капельки красной жидкости. На мгновение появилось желание слизнуть этот напиток, но Йосеи отдернула себя - она не опустится до подобного. Потому что она всегда считала тех, кто идет на поводу у подобных кровожадных желаний, слабаками. К сожалению, сейчас у нее не было выбора. Поэтому, чтобы не сомневаться, приходилось отдаваться на волю звериной сущности.
Вопрос. Девушка сощурившись внимательно вглядывалась в усмешку Терния, соображая, как правильно ответить. "Неужели он думает, что сейчас я получаю от этого всего удовольствие? Ну, допустим, мне любопытно. Только вот таких эмоций, как у того возникали, когда он меня пытал, у меня нет. Наоборот, меня тошнит немного от всего этого действа, от горьковатого запаха крови... Только не могу я ответить, так. Не так ли?". Кинсьо предполагала, что если она сейчас ответит, что ей вообще это все не нравится, что она пытается сдерживать свою звериную сущность, то это действо быстро прекратиться. А потом настанет ее черед чувствовать боль. Все-таки кицунэ слишком заботилась всегда о собственной шкурке. Лучше уж причинить кому-то боль, чем терпеть ее.
-Это... забавно.
Она попыталась придать своему голосу те нотки наслаждения, которые когда-то уже слышала от Терния. Даже также растягивала слова. Надеясь, что сейчас он не заметит столь плохой игры. В подтверждение своих слов, девушка еще раз резко сжала пораненное плечо, а потом провела коготками до предплечья, попутно разрывая ткань пиджака и рубашки. Вторая рука повторно провела когтями по уже оставленным бороздам. И невзначай наступила каблучком на ногу Терния. Хотя сомневалась, что последние действие доставит хоть какое-то удовольствие охотнику. Она даже не поняла, что коготки еще сильнее начали впиваться в бледную кожу, когда вновь до ее носика дошел запах свежей крови. И только потом заметила, как начали появляться клыки, которые она даже не собиралась выпускать. Постепенно кровожадная кицунэ начинала брать верх, а Йосеи хотелось уже куда-нибудь убежать.

0

448

Забавно, что даже в таких ситуациях, общаясь с существами аморальными, чей разум полностью отстранялся от логики, данное звероподобное создание похоже старалось мыслить разумно. Терния не волновали её мотивы, отчасти не волновали её мысли, хотя ему было отчасти интересно, что творилась в задворках её сознания. Да, боль, что становилась сильнее, распространяясь по телу и туманя сознание, вовсе не захватывала его полностью, лишая возможности мыслить. Хотя от холода и болевых ощущений тело начинало утрачивать чувствительность, Терний ощущал движение когтей Йосеи, отчасти даже удивляясь подобной активность. Рассуждая логично и разумно, в общем-то не сложно было понять мотивы лисички, но в состоянии Терния на самом деле не легко было рассуждать логично... Терний смотрел в нечеловеческие глаза своего сахара. Звериная сущность... Да, она пробуждалась, но пробуждалась она ведь не от боли Терния, да и уж точно не от звериной жажды податливой плоти, свойственной многим, если не всем, хищникам. Это определенно кровь, да, точно так же, как и при их первой встречи.
Терний не рассуждал особенно, не пытался всматриваться в очертания, выделяя у себя в голове интонации и анализируя их, пытаясь понять о чем подобный голос может сказать даже не понимающему слов. Нет, но несмотря на это он делал в голове выводы, пусть и весьма поспешные.
- Ты ведь врешь,- негромко, практически шипящим шепотом, при этом улыбаясь, ибо не способен был подавить эту ненормальную ухмылку. Его бледные пальцы сомкнулись на ручке, что была на плече, фактически отрывая его от плеча. Не могло подобное создание, казавшееся отчасти порядочным и нормальным, измениться столь быстро. Невозможно возлюбить боль сразу же, этот процесс различен в своей скорость, он может быть и крайне медленным, а так же весьма быстрым, но, увы, не настолько. Терний помнил лишь отчасти, что происходило во время Адского заточения, где первое время его бессмертное тело терзали ежеминутно. Спустя несколько лет подобного боль практически перестала ощущаться. Это как с едой. Независимо от того насколько вкусно блюдо, ты так или иначе привыкнешь к нему, попробовав его бессчетное количество раз, так же и с болью, что бы привыкнуть к ней нужно много постоянных порций или же порции большие и в малых количествах. Порою люди в силу своей хрупкости и недолговечности не способны сродниться с болью, сделав её своею верною спутницей, то ли дело нелюди, что обычно более совершенны.
Падший в прочем не собирался пытать девочку. Соврала, но это не столь важно, ведь это не отменяло блаженной агонии, в крайнем случае, девочку можно наказать и потом или же сейчас способом более оригинальным чем обычное истязание тела. Терний отпустил ручку кицунэ, бледным пальцем притрагиваясь к порезам на пиджаке на плече, расширяя их, оголяя часть плеча, что сейчас покраснела, ибо кровь весьма резко выделялась на фоне столь бледной кожицы. Его рука приблизилась к девочке, под мышкой пролезая, а после ладошка за спиной оказалась. Рывок, срывающий Йо с места, приводящий её почти в стоящее состояние и прижимающий её маленькое тельце к падшему. Ладонь его у её головы, движение достаточно резкое, теперь уже само личико прижимающее к окровавленному плечу. Устоит ли она пред блаженным запахом крови серафима, пускай серафима и бывшего.

0

449

Она уже и забыла, что что-то говорила. Для нее более важным было сражение с самой собой. Потому что поддаваться полностью власти кицунэ не хотелось. Потому что, возможно, это привело бы к полному перевоплощению, что сейчас было нежелательным явлением. Услышав, что ее обвинили во лжи, Йо попыталась сконцентрироваться и понять, о чем именно она солгала? Так и не вспомнив, так как подобные вещи мало запоминаются в отуманенном сознании жаждущей крови кицунэ, Йосеи быстро и даже уверено произнесла опровержение. Получилось очень убедительно, так как она не смогла вспомнить предмет разговора, а поэтому была уверена, что была права и говорила правду, или ее часть.
-Вовсе нет.
Коротко и ясно. Даже едва ли не в полный голос. Потом сразу же забыла о том, что говорила. Ее руку сняли с плеча. Лисица сразу же собралась и сжалась, так как первой мыслью было, что ее все-таки сейчас начнут истязать. Но нет, ничего не произошло. По крайней мере, на теле не появилось ни одной царапинки. Она уже начала успокаиваться, как ее буквально ткнули лицом в окровавленное плечо. В первые секунды Йосеи не понимала, что происходит. Потом для нее дошло, что Тернию вновь вздумалось с ней играть. Как еще назвать подобное измывательство? Ведь ее опять наглым образом искушали, заставляя бороться с самой своей сущностью. Это при том, что сущность кицунэ и так брала верх над девушкой. Острых запах крови да еще и железный привкус на губ только ухудшили дело. По телу прошла дрожь предвкушения, Йо пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы хоть как-то сопротивляться желанию впиться в плоть и испить запретный напиток. Несколько мгновений она честно сражалась сама с собой, потом глаза заволок туман, а на макушке появились ушки. Лисица медленно, но верно продолжала превращение в свое древнее "я". Кинсьо уже практически сдалась на волю кровожадной лисы, когда клыки, готовящиеся распороть кожу и достать до сосудов, задели ее обветрившиеся губы. Это немного привело ее в сознание. Лисица укусила плечо, но не так, как если бы она сдалась. Нет, она укусила это плечо со всей силы. Дождавшись, когда хватка Терния ослабнет, сразу же отпустила его, отплевываясь от крови, при этом проворно вырываясь и злобно шипя. Нет, сегодня она не собиралась падать таким образом в своих глазах.
Быстро кицунэ выбежала из беседки под метель. Оставаться рядом не хотелось, однако и уйти Йо не решалась. Хотя сейчас большее место в сознании занимала все-таки именно кицунэ. И древняя лисица чувствовала опасность того, что ее хотят изменить и поработить. Мало того, что она признала кого-то своим охотником, так ее еще пытались переделать. Нет, такого кицунэ не позволила бы ни за что. Сейчас они не в квартире, она сможет себя защитить. Наверное, сможет.

0

450

Физические страдания, боли от глубоких ран, могущих на всегда оставить шрам на теле - все это ничто в сравнении с ударами, что отражаются на внутреннем мире. Внутренний мир, столь недосягаемый, не зримый, порою и вовсе кажущийся несуществующим, но в тоже время его существования неоспоримо, как скопление и средоточие всех моральных принципов, качеств, черт характера, воспоминаний и опыта, набранного за прожитые годы. Тем не менее этот мир порою более хрупок, до него значительно сложнее добраться, порою и вовсе невозможно, но единственный удар может расколоть его на маленькие части, обратив целый мир лишь в скопление осколков, хаотично разбросанным по границам сознания. Осколки эти могут срастись, но образовав нечто совершенно иное. Цветочный сад может обратиться в зловонную топь, огромный золотистый и светлый дворец в мертвое кладбище, горы, чьи белоснежные вершины не пропадали в покрывале облаков, а словно сливались с ним, могли обратиться в гладкую равнину. Так случилось с Тернием, когда его сознание, освященное стремлениями и верой, поначалу лишь начало изменяться, найдя новую цель, а после и словно раскололось, когда Господь отвернулся от него, но эти осколки, уже разрозненные, порою расколотые и сменившие практически полностью очертания, срослись, образовав нечто гадкое, нечто совершенно иное, лишь внешняя оболочка осталась практически неизменной...
Да, Терний ощущал борьбу. Он чувствовал, как звериные инстинкты пытаются взять верх, вырвать драгоценное создание и контроль над телом у очеловеченного разума, коим движет гордость и некие принципы, так чуждые животным. Её тело дрожало. Это могло отчасти напомнить конвульсии. Жаль, но он видел её глаз и лица, не могу испытать всей полноты её эмоций, узрев их на её лице, что, к его счастью, было не скупо на проявление этих самых эмоций, но эти судороги её маленького тельца говорили за себя. Хотелось даже смеяться, но ещё рано. Это интересно, это забавно, это необычно и это странно, даже в какой-то степени непредсказуемо. Сумеет ли очеловеченный разум сдержать зверя? Внутренняя агония была всегда сильнее, они не была столь явной, её было гораздо сложнее подарить, но от того она так нравилась Тернию. Бесчисленно количество чувств, что может испытать живое существо, они могут быть схожи, но в отличии от тела и внутренних органов, они более уникальны и неповторимы. Жестокость, уныние, жадность, гнев - каждый испытывает все это по разному, реагирует по разному, именно поэтому агония для каждого была своя, и именно поэтому она доставляло гораздо большее наслаждение, сложенное с неким чувством новизны...
Она укусила плечо. Ухмылка Терния даже чуть расширилась чуть открылись белоснежные зубы. Сдалась? Сдалась? Зверь победил? Падший не ждал победы одного из частей сознания, боле того ему это было отчасти безразлично, сами её муки от внутренней борьбы, отражающиеся на тельце, доставляли ему удовольствие  безумно радовали. Что-то не так, да, все-таки его сахар не сдалась животному. Падший не сильно удерживал, в прочем, наблюдал за реакцией, видя как она отплевывается кровью и, несмотря на не совсем устойчивое морально состояние, слыша, как она шипит. Смех разнесся по беседке. Весьма громкий, словно срывающиеся отчасти, кажущийся даже нечеловеческим, ибо голос, эхом звучавший в тесном помещении, казалось и вовсе не принадлежал Тернию. Терний чуть назад выгнулся, ладонью прикрыв лицо. Ещё несколько минут смеха.
Как много агонии! Как много боли! Как много страданий! Как много тут крови! Ох, как прекрасна эта внутренняя борьба! Как блаженны эти судороги! Как прекрасно эта бесчувственность тела от боли и дурнота от её силы и потери крови! Это все так чудесно...
Смех прекратился, а падший неторопливо пошел к выходу из беседки. Он стоял на пороге, глядя на это маленькое, особенно в сравнении с ним самим сознание.
- Мне нравится. Да, определенно,- говорил чуть срывающийся голос Терний, словно так и желающий отсмеяться ещё, но лишь некий звук, напоминающий легкое хихиканье и ладонь у лица. Моральное состояние было чуть подкошенным...
- Я отпускаю тебя. Временно.
Нет, определенно было бы забавнее истязать её тело, но чувствительность тела продолжала уменьшаться, вместе с уровнем восприятия мира, потому удовольствия от подобного бы было бы весьма и весьма мало. По той же причине на данный конкретный момент Терний не нуждался ни в ком, нужно будет новой одеждой обзавестись, ибо эта уже вся в крови.
Он неторопливо побрел после, не важна уже была реакция сахара...

--->Фонтант Иори

Отредактировано Терний Морт (2010-02-16 20:34:15)

+1


Вы здесь » Town of Legend » Европейская часть города » Центральный парк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC