Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Переулок "Киояма"


Переулок "Киояма"

Сообщений 331 страница 360 из 448

1

http://s019.radikal.ru/i634/1405/dc/5642c540552a.png

Свернув с центральной улицы, не так уж трудно оказаться в этом темном, с парой тускло горящих фонарей, затхлом местечке. Здесь, где в каждой тени правильно видеть опасность, где каждый шорох расценивается, как шаги убийцы или вора, а встретить торговца наркотиками так же легко, как в больнице - больного. В любой момент всякий прилично одетый человек рискует попасть под нож или шальную пулю - переулок длинный и в него выходит много черных ходов различных сомнительных заведений, в которых нередки перестрелки. Впрочем, кое-где здесь располагаются и центральные входы в те самые заведения, что посчитали за лучшее спрятаться от полиции и налоговых.
В переулке практически всегда темно и даже днем здесь висит неприятная дымка, что мешает смотреть нормально. Только местные жители уже привычны. Им все равно, в каких условиях кого-то грабить, выяснять свои отношения или творить еще какие-то дела, а вот людям, завернувшим сюда с центральных улиц, действительно может дорого обойтись подобна ошибка. Не смотря на то, что переулок назван именно переулком - в нем много ответвлений, которые способны как вывести на освещенную площадь к зданию местной оперы или завести в тупик, где будут уже поджидать не чистые на руку люди.
В данном случае фраза: "Чем дальше в лес, тем больше дров" - полностью себя оправдывает и, если в самом начале проулка еще горят красными, синими и желтыми огнями фонарики и фонари,  лампы и светильники, о дальше вряд ли будет удачным ходить без фонарика. Более того - переулок вертляв и изломан, словно рисунок лабиринта маленького ребенка и никогда нельзя быть уверенным, что будет за следующим поворотом.

+1

331

«Холодная…» - думала аристократка, проводя ладонью по шершавой кожаной поверхности. А что она будет делать, если ЭТО мертво? Просто развернется и уйдет, предварительно звякнув в морг? Или же самоотверженно закопает неизвестное существо? А какая тогда будет разница? Люди умирают и рождаются. Она просто уйдет, даже не обернувшись. Люди - это просто субъекты. Такие же, как земляной червяк или же простой пес. В конце все они будут гнить в земле, под водой или же чахнуть в виде праха в горшке из-под цветов. Жалеешь только тех, кого знал и чтил, любил и уважал. Кэйнер плакала только на одних похоронах, и повторять этого индиго не намеревалась.
Что-то под рукой шевельнулось, и девушка от неожиданности отпрянула в сторону.
- English? Motherfucker! Do you speak it? Do you speak English, yellow-ass bitch? – донеслось тяжелое мычание из шара.
Зная английский на вполне достойном уровне, аристократка поняла каждое слово. Первичный ступор длительностью в пару секунд улетучился, сменившись злобой, которая даже заставила забыть про страх. Расисты. Долбанные идиоты, которые судят по цвету кожи, а не по человеку. Твари, которые руководствуются только предрассудками и собственными соображениями. Этих людей Кэйнер отъявленно ненавидела. Был один умник, который презирал всех немцев после прочтения книги о Гитлере. И угадайте, на ком он испробовал свою очень литературную и информационную речь? Конечно же на Астрид, которая по генетике являлась наполовину немкой и всегда гордилась этими корнями. Слово за слово, парочка предупреждений со стороны девушки и в итоге две поломанных конечности и разбитый нос. Не считая прямых угроз, если мальцу захочется кому-то пожаловаться. И сейчас перед нею еще один представитель какого-то низшего общества.
- Yes, fucking bastard, - процедила сквозь зубы аристократка, пытаясь унять злобу и успокоиться. Сейчас ведь ему больше нужна помощь, а не посылы или же… - Do you need help? – c легким немецким акцентом продолжила индиго. Злоба уже начинала утихать, но интерес к затее с помощью почти пропал. Хотелось свалить как можно быстрее и забыть про этого мутанта-расиста как можно скорее. Не любит девушка тратить своё время в компании неприятных ей людей.

Отредактировано Астрид Кэйнер (2011-09-25 22:27:53)

0

332

О, кажется, мы её... э-э... то есть я её немного разозлил. Застрял я тут крепко, и оставаться без публики как-то... э-э... неинтересно. И-и... э-э... с каких пор я разговариваю сам с собой?
- О, желтолицых любителей мини-УЗИ тут нет, - на довольно-таки чистом и сносном английском говорил Менша сквозь кожаный барьер. - Хвала богам, все они черти неблагодарные. Не поверишь - я им лабораторию снёс, а они в меня - ракетой! Ну чем не неблагодарность, а? А ещё хвалёная восточная выдержка... - с досады демон был готов даже сплюнуть, но воздержался - везде был он и пачкаться не хотелось.
А вообще положение было затруднительным. Мало того, что перевёртыш крепко засел в паркете, так ещё и пятой точкой он чуял, что тот самый паркет пробит неудачным приземлением. Про погасшие руны вообще молчок - если бы не оные, пришлось бы собирать сейчас мэтра по кусочкам в Киояме. Вряд ли бы нашлись энтузиасты. Так что в спасителе потребность ну никак не отпадала.
- Ты только это... близко к сердцу насчёт распутной дамы не принимай, это у меня юмор такой... и вообще, чего ты хотела от человека с ноющей спиной? Ну да ладно, ближе к телу. У тебя там выпить есть?..
Разволновавшийся от непривычного одиночества демон понимал, что молет несусветную чушь, но ничего поделать с собой не мог - язык отказывался повиноваться.
- Э-э... там, снаружи. Не-знаю-как-тебя-зовут, забудь про выпивку. Лучше отойди назад, мы тут... э-э... я тут крылья сложить попробую. Лучше подумай, как по-эффектней представиться, и вообще, займись тем, чем занимаются порядочные девушки перед знакомством с неизвестным мужчиной - вдруг я окажусь безумно красивым, и ты вздумаешь в меня влюбиться, а губы не накрашены? Или тени к туфлям не подходят? Хотя, признаться, я понятия не имею, что будет делать в Киояме порядочная девушка... да как бы ты сюда спустилась без каблуков? Короче, посторонись - двери открываются.
И Менша, собственно, постарался сложить крылья - насколько то было возможным. Дело далось нелегко, но вот о главном он забыл - складывая кожистое оперение, он вызвал нежелательные вибрации вокруг себя, чем спровоцировал новый обвал.
- Следующая остановка - пятый этаж, сектор 2-А... - донеслось снизу.

Отредактировано Менша Данан (2011-09-25 22:47:42)

+1

333

2011 год, конец Сентября, день:
Моросящий дождик сменился проливным дождем.
Везде лужи и выходить в такую погоду из дома не очень-то и хочется.
Температура воздуха: + 15

--------> Тематический клуб "Чёрная земля"

Потеря плаща стала ощутимой только на улице. За утехами, судьбоносными разговорами и прочими маловажными делишками, Коч и не заметила, как пролетела ночь, а следом и пришёл рассвет. Всё это было подарено взгляду неживых глаз, оценено ими по достоинству. Почему живые упускают тонкие нити ценного вокруг себя, воспевая жалкое, бренное? Или опускаются так низко, что плетут сеть иллюзий, лишь чтобы оправдать неспособность видеть что-либо своими покрытыми бельмом глазами. Туманная дымка неспособности вопринимать действительность чисто наползает на зрачки так же, как водяная морось тащится по асфальту.
Такси изрыгнуло колдунью в неблагоприятном районе, а дождь довершил своё дело - даже днём, пусть и дождливым, свет редко проникал в этот аппендикс улиц, забитый отходами производства общества. Отличное место, чтобы выполнить работу и подарить себе, в тоже время, немного отдыха. Пока последних местных обитателей вымывало с улиц сплошными водяным потоком, неприметная фигура плелась вдоль стен. Одно здание было изуродовано предназначенной для телефонной будки нишей, сейчас заваленной мусором. Именно там пиратка и остановилась. Упругие порывы ветра загоняли капли влаги даже сюда, но достаточно было скрыться от посторонних глаз, остальное быстро теряло значение.
Глубоко заглоченные торбой тонкие пальцы воровки пробежались по отмычкам, паре промокших конвертов (заказчики будут недовольны), минули куклу-вуду и наконец замерли. Колбы, стеклянные гробницы спящей смерти и её сестрицы - неги. Зрачок пиратки исполнил танец диаметров, прежде чем сузиться в точку - наследие тигриной формы, обозначавшее крайнюю степень возбуждения. Раньше времени тело содрогнулось от отвращения и предвкушения, колени подогнулись и Коч сползла по стене вниз, размазав по той волнистые водоросли мокрых волос. Губы её приоткрылись в немой мольбе, когда неловкие в такие моменты руки сбили на землю прозрачный колпачок и водрузили на его место стальную иглу. Стекло-металлическая машина неминуемого прихода. Считалочка в голове выводила приговор очередной вене - кисть, шея, бедро, локтевой сгиб, стопа... Список мог длиться ещё долго, благо всё было испробовано, но ничто не "запорото". Стоп! Пусть место будет соответствовать душному покрывалу переулка. Задуй здесь зимние ветра, всё равно ничто не поменялась бы. С грязью, смытой на время кровью, мелкими людишками, в сосуды Коч уходила желтоватая жидкость синтетика. Поршень поманил кровяную ленту контроля прежде, чем до конца вонзиться в прозрачное тело шприца. Отсчёт пошёл.
Раз.
Огонь топит вены в боли, добегает до сердца, разрывая мир на лоскуты температурных, физических, визуальных аномалий. Зрачки топят радужку во тьме, стремясь навстречу кровяным нитям на белках.
Два.
Пиратка бьётся головой о стену, прокусывая губу до крови в том месте, где недавно ещё красовался порез от когтей лича. Ноги её непроизвольно двигаются, опрокидывая тело в угол ниши, заваливая на бок.
Три.
Безумный бег агонизирующих мускулов останавливается, тепло уходит. Ещё живую девку наркотик набивает изнутри ватой. Улыбка размазана по лицу, волосы сладострастно ласкают линию челюсти, вкушая свежую бледность.
Завидуешь?
Кому предназначалась эта мысль? Кристально-синие глаза заблудившейся девушки. Голые дрожащие коленки не по погоде, эгоистичные объятия собственных плеч, мокрые сосульки вороных волос. Очередная. Безочерёдная.
Ладонь наркоманки раскрывается на встречу незнакомке.
Хочешь?
Спрашивает вселенная, склоняясь исполинским глазом над трещиной переулка, наблюдая, оценивая. Зачем противиться? К чему университет, добрые отношения с родителями, одобряющая улыбка жениха? Предложение красного яблока, только внутривенно, вполне сносно для безумия столицы самоубийств. Но рука может и одёрнуться.
- Сколько? - щебечет, стонет, вопит, шепчет.
Ладонь переворачивается, часть пальцев служит безопасным коконом товара, другая - указателем. Туфельки, икры, коленки, юбка... Нет, губы, а затем сумочка. Поймёт ли? Достаточно пала или нужно подтолкнуть? Да, она всё поняла - кивает, трясётся. Протягивает миниатюрный редикуль, но почти сразу получает его обратно, без мобильника. Пиратке больше ничего не нужно, теперь у неё есть деньги. Хотя. Обломанные ногти вновь указывают на губы. И стоит девочке наклониться во второй раз, как она получает пощёчину.
Слишком грязная для меня.
Вместо шприца, обескураженная покупательница удостаивается только укола, точного как взрыв самонаводящейся ракеты. Шатается, падает - не ожидала, глупышка. То, что прохожей предложила любительница экспериментов не купишь на самом чёрном из рынков. Не тот ли это шприц, где один к одному был ещё и яд? Ах, нет. Иначе Коч была бы мертва.
Под проливным дождём мокрые до нитки грязнокровые сидят на земле. Одна из них гладит вторую, плачущую, по голове. С одной пары губ на другую перекидывается одна на двоих улыбка. Стеклянный цилиндр контроля над зверем катится к центру переулка, встречаясь с пластмассовыми аналогами чужих приходов.

Отредактировано Коч (2011-09-26 18:22:02)

+2

334

Сентябрь. 2011 год.
• день: Моросящий дождик сменился проливным дождем. Везде лужи и выходить в такую погоду из дома не очень-то и хочется.
Температура воздуха: + 15

------ Центральная больница

Мне холодно. Даже слишком.
Я помню, что оставила свой плащ лежать еще там, на кладбище, где прошлой ночью произошел несчастный случай с тремя молодыми людьми: совсем еще юные глупцы, словно неоперившиеся птенцы, танцевали свой последний танец меж серых монолитов старого склепа. Они извивались, кричали, словно дикари из племени майя, возносили над собой старый раскладной нож, почти как ритуальный кинжал. Взмахивали и рассекали мягкую тонкую плоть, освобождая из плена горячие потоки крови. Вчера Мойры обратили на них взор своего единого ока, и ножницы судьбы обрезали лёгкую неплотную нить кратковременной жизни. Милые, юные ребятишки резали и били себя, дрались между собой, словно обезумевшие псы, ожесточенно жаждущие, наконец, осознать, что такое свобода. Свобода от всего: плоти и крови, моральных устоев цивилизованного общества, норм и правил, писанных в Ветхом Завете. Бог… вы верите в Бога?
Я верю. Он у меня один и на всю жизнь. Он не живет в моем сердце, не помогает мне и даже зачастую отворачивается от меня. Он – человек. Он – мужчина. Он – наркоман, который уже давно должен был умереть от передозировки, но отчего-то до сих пор жив. Я счастлива, что могу проводить с ним время. Рада, когда способна прикасаться к нему, ласкать между своих пальцев его длинные сальные волосы, вдыхать в себя запах его тела, который щекочет мой нос странной какофонией ароматов наркотических веществ, и входить в экстаз вместе с ним. Задыхаться в его квартире, погрязшей в вековой пыли, слоями расползающимися по воздушным потокам, и дыма, от обильного ежеминутного курения. Отравлять свой организм, раз за разом открывая двери его дома и дыша полной грудью в той среде, которую отвергает нормальный человеческий организм. Я – ненормальна. Я – влюблена.
Босые ноги ступают по холодной поверхности асфальта, утопающей в грязных испражнениях и дерьме цивилизованного мира. Все стекается сюда, в темные переулки, где неосторожного путника ждет кинжал в глотку, изнасилование или избиение. В лучшем случае, вы останетесь живы, но без денег, одежды и без чести. Здесь забирают все. Ступая в тёмную дурнопахнущую пасть дремлющего чудовища, не стоит забывать об осторожности. Здесь вы либо охотник, либо жертва. Третьего не дано. В здешних суровых землях действует лишь правило выживания. Сберечь свою шкуру во что бы то ни стало, иногда эта задача оказывается непосильной даже для самых смелых и рьяных героев, бросивших вызов госпоже Смерти. Она – владыка. Я знаю её нрав и чую жажду крови, которая охватывает всяк входящую сюда тварь в поисках приключений. Здесь не работает колесо фортуны, зато слышны неудержимые дикие ритмы русской рулетки. Я не верю в дьявола, но если он существует, но, несомненно, открывает врата ада именно здесь, в переулке Киояма.
Ветер завывает в ушах, ливень разрывает мою одежду своими неудержимыми потоками. Складывается впечатление, будто бы сами Небеса хотят изорвать широкую черную футболку, что на несколько размеров больше меня, свисала с правого плеча и липла к нагому телу. Короткие шорты не помогали от холода, длинные черные волосы неряшливо разбросаны по влажным плечам, которые передёргивались от озноба. Голые стопы ступают по грязным водам переулка, изредка натыкаясь на острые осколки битого стекла. Больно. Я спотыкаюсь и падаю, успевая выставить перед собой ладони, чтобы удержать свое лицо перед столкновением с мутными отходами, смешанными с проливным дождем. Правое колено чувствует, как осколок внедряется в тонкую кожу, разрезая её легко, словно бумагу. Я не кричу, а лишь улыбаюсь. Моя улыбка становится еще шире, когда я наседаю коленом в землю, чтобы ощутить все краски боли, во всех её неудержимых спектрах. Спина горбится, голова опускается, позволяя волосам закрыть лицо по бокам. Вы можете услышать странный тихий звук, вылетающий из моих уст. Капли, стекающие по моим холодным щекам – это всего лишь дождь, а хриплый шипящий звук – только смех.
Мне весело. Почему бы вам не разделить со мной эту радость?
Я поднимаю взгляд и вижу тебя, сидящую на земле и мокнущую под дождем, равно как и я сейчас. Улыбаюсь тебе, словно бы приглашая в свой маленький укромный мирок, где в темноте подсознания текут багровые реки, несущие по течению огрызки человеческих тел – все эти органы и конечности, небрежно вырванные из чьих-то тел, образуют маленькие островки: неустойчивые, благоухающие дурным ароматом смерти, но такие прекрасные.
- Пр-ривет. – шепчут губы, хрипло и с запинкой. Мне холодно, согреешь меня?
На большее меня не хватает. Губы трепыхают от ледяного озноба, охватившего все мое живое тело, ставшим ленивым и неповоротливым, словно бы его кто-то сдерживает, нависнув надо мной своей тяжелой тушей и заставляя сидеть на асфальте в одном положении. Глаза смотрят прямо, не смотря на то, что нас разделяет серая стена из воды. Н2О. Между нами возникнет такая же химия?

+4

335

Хайнес последовательно проверял каждый закоулок киоямы в поисках торговца.
Два раза его пытались ограбить, трижды втюхать малопонятную наркату.
Но молодой человек с маниакальностью автомата прочесывал квартал- следующим пунктом его поисков был грязный закуток за домом 11.
Перешагнув через мертвецки пьяного бомжа Кельвин миновал поворот и, обогнул мусорный бочек оказался перед входом в закоулок- позиция не самая удачная, поскольку свет от грязно-розовой вывески соседнего бара бил парня в спину и четко выделял контур его фигуры в сумрачном пространстве.
В закутке было трое.... Точнее уже двое- лежащую подобно мешку девушку можно было в расчет не брать.
Хайнес, на секунду замерев пошагал вперед, осматривая две еще живые фигуры.
"Двое: женщина и девочка. Опасны."- как-то механически заметил парень. Сейчас в его голове было мало человеческого- мозг работал как древний, однопроцессорный компьютер: цель обозначена, данные обработаны, алгоритмы достижения цели созданы.... Все мысли были последовательно выстроены в одну длинную цепь и не одна не выбивалась из поочередного списка.
"Женщина. Яркий наряд, отвлекающий внимание от черт лица. Расовая принадлежность- зверолюд или низший вампир. Не имея точной уверенности в том, что она не употребляет психотропных препаратов нельзя однозначно склониться к версии, что она вампир. Требуется ближний осмотр."
Парень все тем же механическим шагом преодолел половину пути- теперь его взгляд был прикован к девочке, имеющей карикатурное сходство со всеми "страшными девочкам" из медийных проектов.
"Не выраженные движения, одежда в грязи и крови, поза нейтральная и скованная. Отсутствие обуви свидетельствует о высоком пороге комфорта, обычно свойственного нелюдям высшего порядка, либо одержимым. Более приемлем вариант одержимости- демоны более выделены в жестах. Расовая принадлежность девочки: призрак, живой труп или марионетка, некромант."
Хайнес остановился в двух метрах от пары и еще раз оглядел два источника угрозы: "грязную бродяжку" и "проститутку на рэйве".
-Вечер добрый.
Голос парня прозвучал странно, казалось, что он изливается и телефонной трубки. Очень дорогой телефонной трубки тщательно и тонко передающей голос далекого собеседника.
-Я хочу приобрести оружие или купить информацию о том, где его приобрести.
Взгляд человека снова проскользнул по женщинам.
"Взрослая девица- зверолюд- перевертыш. Девочка должна подать голос."

Отредактировано К. Хайнес (2011-09-26 22:13:23)

+1

336

Чешуйки волос, подушечки пальцев, вспышка в мозгу кривой частотой ощущений. Песок, иглы, податливая мякоть спинного мозга. Какое из ощущений верное? Если всю жизнь прикасаться к неправильным вещам, научишь ли ты свой разум распознавать истинные ощущения, а не пользоваться присвоенной извне подменой понятий? А если пойдёшь на них добровольно, сможешь ли заставить разум отринуть истинное, лежащее за его пределами и возникшее тогда, когда мозг был не более чем парой тройкой раскиданных в аморфном веществе клеток?
Стоп. Почему я больше ничего не чувствую?
Со стороны красота момента неоценима. Искаженное ужасом лицо девушки-человека, что всё быстрее и быстрее становится частью дождя, уменьшаясь на глазах, лишаясь чётких очертаний в пелене мороси. Хотя, вероятно и извне во всём видится своя прелесть. Хламом-конечностями разбросавшаяся Коч, валяющаяся на земле в наверняка последний день своей жизни, иначе что сподвигло её выбрать именно этот миг, место, мир? Неподвижная, она не интересует даже себя саму, что сказать о твари, лишившей пиратку последнего удовольствия - попытки осознать собственные ощущения.
Куда ты делась, почему ушла? Тебя забрал себе дождь, или то руки, что из него показалось, мне всё же не померещились?
Колдунья отстранённой грудой мусора наблюдала, как в опустившийся полумрак уходящего дня нечто уволакивало её маленькую покупательницу. Каждая девушка в жизни колдуньи становилась "деткой", будь то рабыня, клиентка, наркоманка, любовница. Они все были слишком малы, чтобы выдержить давление её лап, характера, интересов. Лопались осколками черепа, лоскутками кожи с длинными прядями. Мозгами? Нет, те сучки, что плели с Коч один гобелен жизни не обладали ни белым, ни серым веществом. И теперь очередная из них воплями заставляла пиратку морщиться. Ведь каким бы сильным ни был наркотик, наступает тот момент, когда даже дурман не сдерживает чёрного тигра. И тогда не идёт и речи о рабах, клиентах, работе. Только голод.
- Пр-ривет...
Ты всё же вернулась ко мне, милая...
Странное движение - зацепить подошвой угол ниши и выволочь себя по разлагающейся органики чего-то, бывшего когда-то живым, наружу, уже под прямые, а не отражённые очеловеченным камнем струи воды. Голова запрокидывается непроизвольно, словно мышцы и связки уже не способны удерживать вес черепа под мощным потоком животворящей влаги. Посиневшие губы-тени тех, что должны быть, приоткрываются. Напиться, но не слиться. И только после отравляющих не хуже бегущей по венам синтетики грязной воды с небес пиратка опускает голову. Плесень радужки чертит безумный вихрь линий там, где предположительно находится источник звука. Чем глубже дурман, тем дальше уходят такие дары тигра как обоняние, ночное зрение, слух. Пусть мир будет полон сюрпризов? Капли прорывают защитный заслон иллюзорной прозрачности как раз вовремя, чтобы пустить сладчайший из ароматов, разрушающий надежду на неожиданность. И как не старайся, даже слабое человеческое существо уловит его сладость. Кровь. Но нечто сбивает с настроя, останавливает миг, за которым лежит бросок тигра. Это как пинок под зад на грани оргазма. И лучше бы обладателю ноги быть достойным такой жертвы, а то окажется он в его же заднице...
- ...приобрести оружие или купить информацию...
В точку, мой... мальчик?
Пиратка подтягивает колени друг к другу резко, превращая чулки в лоскуты. Не удивительно, что целой пары на ней не увидишь. Молящая поза кажется почти сексуальной, только дрожащая, судорожно сведённая рука, в тщетной попытке указать куда-то над деткой, разрывает на части всю слабую надежду на эстетическое удовольствие.
- Смелый мальчик, смелый! Твоему языку место в девичьей киске, раз он не знает, когда остановиться, - карканье голоса - очередное подтверждение уместности отвращения. - Но, если ты поиграешь со мной по правилам...
Коч резко разбила свою позу, раскинув руки в стороны. Киояма. Хуже всего была не грязь, не смешанная с кровью сперма, не простёртое где-то на другом краю тело. Высшей точкой порока, гнили, необратимого процесса разложения были окна. Дома-чудовища взирали на переулок тысячью глаз, зрачки которых бежали от открывающегося вида. Спали, трахались, пили, работали. Молчали. Слепли...
- Этого грёбанного места! - закончила она красноречиво ломая в воздухе руки. - Помоги моей маленькой девочке встать. А потом я покажу тебе новый способ засадить. В лобешник, в сердце, насквозь, с осколками или с разрывом!
Успокойся, или гулять за нас обеих буду я.
Тяжело дышавшая, провонявшая худшими из ароматов этого переулка, пиратка уронила по бокам руки, облизнув губы. Сейчас совсем не время было мешать город с джунглями.
Спокойно, да, спокойно.
Кивок в пустоту. Но в этой пустоте обитало существо, чей невинный облик представлял куда больший ужас, нежели все тёмные делишки, творившиеся в переулке с момента его образования. И сейчас оно, не будучи зверем, но стоя на четвереньках, поило асфальт своей жизненной влагой. И её не были в состоянии размазать даже капли-перкуссионистки, выводившие причудливый ритм по спине твари. Неведение прокладывало новую тропинку к дороге во Смерть.

Отредактировано Коч (2011-09-26 22:19:44)

+3

337

Оборотень вела себя неадекватно.
Смотря на девушку сверху вниз холодным зеленым взглядом Хайнес повторил.
-Я желаю купить оружие или же купить информацию о том, где его можно купить.
"Зрачки расширены, движения неожиданно резки. Она в состоянии наркотического опьянения."
Край разума продолжал следить за молчаливо наблюдающей за этой, несомненно достойной Льюиса Кэрола сценой, девочкой. И вид этого, будто ошарашенного всем миром, существа внушал парню куда большее беспокойство.
"В настоящем состоянии эта девушка не опасна. В случае начала трансформации я успею смертельно ее ранить, но девочка, поскольку ее расовая принадлежность не обозначена, представляет огромную опасность."
Глаза Кельвина равнодушно регистрировали равные, уродливые в своей новокаиновой природе, движения, определяя те, за которыми может последовать трансформация. А параллельно чужая память услужливо подкидывала справочную информацию.
"....Каждое существо, будь то животное, человек или нелюдь, имеет свой атакующий шаблон. Он заложен в самой сути существа, диктуемой наследственной информацией, инстинктами, осознанием своих сильных и слабых черт.
То есть, товарищи курсанты, зная основные повадки каждого вида противников, вы сможете выйти победителем из любой битвы."

В аудитории, заполненной желтолицыми мужчинами в форме, раздался тихий кашель.
"Как собака атакует сначала ноги, а уже после шею, так и абсолютно все виды нечисти имеют выработанную методику нападения. Начнем с простого."
Инструктор вывел мелом на грифельной доске "狼人"(оборотень кит.).
"Эти существа довольно близки к животным и в рукопашной предпочитают сразу оборачиваться. В конвертах лежащих перед вами фотографии с экспериментов...."
Широкой волосатой лапой Хайнес вскрыл конверт....

Оборотень была в диком состоянии, похоже препарат который она приняла достиг пика своего действия.
Хихикающей кучкой Кельвин вместе с остальными девушкам выбежал из учебного корпуса.
"Лии, какие у тебя планы на вечер? Опять пойдешь с Финшу гулять?"
Хайнес посмотрел на собеседницу и грустно ответил:
"Нет... Учить, учить. Симптомы наркотического опьянения - бледность кожи; расширенные или суженые зрачки; покрасневшие или мутные глаза; замедленная речь; плохая координация движений. Поведенческие признаки: увеличивающееся безразличие к происходящему рядом; трудность в сосредоточении, ухудшение памяти; неадекватная реакция на критику; частая и неожиданная смена настроения...."

Тот надежный механизм, что защищал собственную личность молодого человека, внезапно обрубил последовательность зрительных образов, всплывающих из недр сознания- разум Хайнеса больше не нуждался в каких-либо справках относительно одуревшего оборотня.

Отредактировано К. Хайнес (2011-09-26 23:29:08)

0

338

Руби
Лисичка очень заинтересовалась сказанными словами Рино на счет их папули. В ее взгляде и раньше виднелось любопытство, но в этот раз прищуренные глаза, и легкое подергивание ушек выдали девушку со всеми потрохами. Это удивило Рино, и не вызвало никаких эмоций у Рэно. Неужели у такой, на вид, хрупкой девушки нет того, кто ее оберегает? Это просто не возможно! А может, она просто не поняла значения слова "папуля"? Ведь оно, уж точно, не равно "маэстро".
Рубиан повернулась к стенке, оглядывая ту. "Хочет убежать?" - тут же пронеслось в голове Рэно. Но нет, видимо, близнецы были для нее куда интересным представлением, чем сбежавший горе-маньяк. Да и, братья бы вряд ли так просто отпустили лисичку, скорее всего они бы увязались за ней, даже без ее разрешения. Ну, а что? Побегать нельзя? Старший Кроссзария все еще надеялся поживится, как материально, так и морально. А время текло и текло. Этот мужик вскоре должен скончаться. Даже если целительница выделила ему несколько минут жизни, долго он не протянет. Надо спешить!!! Пусть даже Рэно немного отвлекся, оглядывая столь милую особь, не говоря уже о Рине, который вообще, видимо, не думает гонятся за этим "обедом", но все же надо что-то делать.
Объятья. Теплое, приятное чувство. Но, явно не для Рэно. Он наблюдал за тем, как оборотень тискает его брата с некой ненавистью в глазах. Его сжирала ревность. Но... Ревность к брату, или к всем тем людям, которые постоянно тискают Рино? Нет, он не может завидовать своему глупому братцу, к которому все так и липнуть. Ведь так? Да. Он скорее сам хочет почаще тискать этого милого идиота, и что бы к нему больше никто не прикасался, никто!
Вааааа. Что она делает? Решила поиграть в обнимашки с Рэно? Вампиренышь уж точно этого не ожидал. Если вы думаете, что даже хладнокровные и, казалось бы, бесчувственные вампиры никогда не выказывают эмоций, то вы ошибались. Даже у таких иногда бывают "провалы". На бледных щечках старшого появился румянец. От неожиданного действия. От приятного, согревающего холодную кожу, чувства. Он не сопротивлялся, нет, даже наоборот, подался вперед, на сколько это было возможно. Одежда лисы вся была пропитана кровью, но кусать ее никто из братьев и не собирался. Ну, во-первых: они уже поели, а во-вторых: кусать оборотня, который к тому же был так добр к ним, нехорошо.
- Угу. Конечно красивые. Других у кицунэ не бывает. Всегда ухаживаем за собой.
Рэно следил взглядом за хвостами кицуне. Руки так и тянулись прикоснутся к ним, попробовать, на сколько мягкая шерстка у лисички, но он сдерживал в себе это чувство, даже не смотря на легкую растерянность. Но Рино, видимо, не удержался. Он протянул ручку к гуляющему хвостику и легко, боязно прикоснулся к нему. Как только хвост в очередной раз мотнулся в сторону, вампиреныш тут же отдернул руку, но после вновь прикоснулся к этому пушистому чуду. - Мяяяягкооооо... - довольно пронеслось в голове младшего.
- Кхе-кхе... - Рэно, все еще с легким, еле заметным румянцем на щечках, на шаг назад отошел от кицуне. Он смущенно смотрел в черный асфальт, изредка поглядывая на брата и девушку. - Мы о кое-ком забыли. Он умрет, если мы не поторопимся. - упрекающий, надутый вид. И не важно, что он сам только несколько секунд назад вспомнил о беглеце, надо же выказать свою невозмутимость. Лиса увидела смущенного Рэно, а это уже достижение! Если так продлится и дальше, то скудная мимика лица старшего не выдержит такого напряжения. Надо на что-то отвлечься, а скрывающийся беглец - лучший из способов.

Отредактировано Reno~Rino (2011-09-26 23:25:28)

+1

339

Безумный бег времени замедлился, уподобляясь скорости и яркости реакции человека, а точнее их отсутствию. Увы, игра не задалась с самого начала и неловкая попытка вытащить из случайной встречи большее, нежели простой заказ, потеряла всю свою перспективность. Немалой долей причины стала присущая не только тигрице, но и её человеческой оболочке регенерация. Кровь яростно истребляла последние следы наркотика и там, где только что цвела синтетическая вакханалия отравленной плоти и распустившегося галлюцинациями яда, осталась пустота. Высушивающая, она словно намекала на один из талантов колдуньи, побуждая ту к удовлетворению постнаркотического застоя пожиранием чужой магической силы. Увы, ни запах, ни внешний вид горе-покупателя не давали и толики надежды на оное.
- Да-да, парень, здесь есть кто угодно, но только не глухие. Может крикнешь для верности, а то не все ещё копы притащили сюда свои синие задницы.
Неожиданно ловко для той, что только что изображала жалкое подобие цыганского танца на земле, Коч поднялась и выпрямилась во весь свой скромный рост, считая грубую подошву ботинок. Обмякший под беспощадными к хрупкому здоровью смертных порывами ветра с дождём ирокез не в счёт. Разбивая лужи крупными кругами на зависть слабым каплям, пиратка подцепила свою торбу и дёрнула из нутра той мокрый насквозь конверт. Внутри кучкой валялось несколько визиток Чёрной Земли.
- Позвони, если будешь нуждаться в помощи. С рабами конечно же, - с этими словами несколько картонок с мелкой вязью букв и цифр всучил контрабандистке Владимир ещё в клубе.
И теперь одна из них, а точнее две мокрые, слипшиеся насмерть визитки торчали меж указательным и средним пальцем странной наркоманки.
- С собой товар не таскаю, мозги ещё не растеряла. Не пялься так, - хмыкнула она, вновь облизнув губы, - дырка в вене ещё не приговор, усёк? Шевели мозгами быстрее, иначе подохнешь. Так вот. Добрый дядя Владимир, если скажешь, что от Коч... Да-да, считай познакомились, обойдёмся без страстных объятий... Так вот, дядюшка Владимир из "Чёрной Земли", таксисты знают, не подполье, предложит тебе много чего интересного. Чем короче твой, тем длиннее будет пушка. А он мне потом расскажет, так что оставь ему свой телефончик.
С сиплым смехом пропойцы, или же, в равной мере, частого посетителя продуваемых всеми ветрами палуб, всучив парню картонку, пиратка швырнула моряцкую кису себе за спину с силой, словно и не заботясь о состоянии хранившихся в ней предметов. Правда наблюдательный глаз засёк бы скользнувшую под ткань обрезанных перчаток колбу шприца.
- Вали-вали, если хочешь пароли-явки, их не будет. В нашем деле достаточно имени, а твою рожу оценят на месте. Хотя, не будь я сегодня добрая, хрена лысого чего сказала бы. Девочку он мою поднять отказался, стервец!
На деле колдунья отпустила куда как больше оскорблений, но все их размазал по асфальту дождь, словно оберегая уши человека. Внимание же Коч было теперь полностью подарено той, кого она сочла своей первой за сегодня клиенткой. Впечатывая ботинки в опору так, словно та шаталась не хуже палубы избитого штормом корабля, она уверенно поглотила шагами расстояние между собой и девушкой на земле.
Итак, раз она выжила, можно подружиться поближе. Все эти разговоры о языках не проходят даром, особенно если припомнить того раздвоенного мальчишку...
За шаг до цели мысли остановили продвижение тела, заставив то пойти мелкой вибрацией пережитого и предвкушаемого удовольствия. Теперь, когда одно дельце было с изяществом выигранной шахматной партии обстряпано, пиратка решила позволить себе большее, нежели поначалу собиралась.
Давай, милая, ещё немного крови и я поглажу тебя когтями по костям черепа, почти как раньше! Ах, без этого почти мир стал бы окончательно несносен, не так ли?
Дождь сбивал стройную работу восстановившихся органов чувств, сейчас словно радар направленных за спину колдуньи - мало ли что решит учудить пока ещё безоружный обладатель пропуска в святая святых развлечений и запретных товаров Города? Обляпанные вязкой зловонной жижей колени опустились в более чистую лужу, требуя омовения, когда Коч склонилась к черноволосой.
- Я поцелую тебя и всё пройдёт, моя малышка. Я ведь уже вылизала своим плодом твои вены изнутри...
Органы чувств тигра и колдуна забили тревогу синхронно, но запоздало - весь букет талантов той, что уже однозначно не являлась первой встреченной в переулке, предстал глазам Коч во всей красе. Такую красоту способны созерцать редкие, те кто отринул розовую призму и теперь захлёбывался эстетикой проступившего симметрично из пустых глазниц гноя, желтыми мазками превращённого в тряпки формалином жира, мацерированной плоти... А аромат, о, мира богов!
Я слишком живая для тебя? Не спеши исправлять это, дерьмовые затеи имеют свойство не менее дерьмово заканчиваться.
В свете тусклых фонарей стального жала блеск не виден.

Отредактировано Коч (2011-09-27 01:00:42)

+2

340

Хайнес спрятал мокрую бумажку в карман и вышел из закоулка. Ни бредящая наркоманка, ни страшная девочка его больше не интересовали, отвлекись парень на секунду от стоящей перед ним задачи, он бы, наверно сделал про себя ставку- сколько еще проживут эти двое?
Но Кельвин не мог отвлечься. Это было одновременно достоинством и недостатком молодого человека. Впрочем можно ли к недостаткам отнести сосредоточенность и последовательность? Нет, но в случае Хайнеса, умеющего возводить упертость в абсолют, сосредоточенность становилась несколько маниакальной.
Хотя в Токио, а особенно в киояме маниакальность была вполне себе рядовым явлением. Ничего необычного в безумии здесь не было. Да и выбор этого безумия был самый разнообразны и широкий: идеи фикс, множественная личность, внутренние конфликты, сексуальные извращения. И что уж говорить о ненормальности вроде той же жажды крови или плоти, что некоторые получали вместе с фактом своего рождения?
Грязный мир людей, свободный и прекрасный, по тому, что имея мозги в нем можно было добиться всего и получить любые величины. И этот грязный мир населяли твари, имеющие к человечеству весьма посредственное отношение.
Хотя, по большей части, людям это крайне выгодно.
Вампир становится замечательным наемным убийцей, оборотень не заменим для развдки, демон- кладезь тайн и тем для исследований. Какие бы прекрасные открытия ждали бы человеческое общество, если бы факт существования сверхъестественных существ всплыл на поверхность?
Если бы.... Тут мы опять упираемся в природу человека и "свободного и прекрасного" мира: "Зачем мне делиться если я все могу оставить себе?"
Вот так и стало с разнообразной нечистью- о ее существовании знает только довольно узкий круг лиц. Правящих лиц, ведь то, что у власти находится только сильнейшие и сверхъестественных, только иллюзия. Даже если какой-нибудь пятисотлетний упырь прорвется к министерскому креслу, за ним всегда будет стоять плюгавенький мужичок который будет навязывать ему свою волю.
А почему нечисти просто не заявить о себе и не заграбастать власть в открытую?
Не получится.
Человечество, как вид, куда опаснее любого другого вида. Корень всех людских преимуществ лежит в недостатках тела: мы быстро умираем, но и плодимся куда быстрее любого другого разумного вида (быстрее могут только вампиры, но они через чур зависимы от человека), человек не может рукой проломить стальную дверь, он придумает тратил и снесет дверь не пачкая ладошки. И, что, пожалуй самое страшно или, как точнее сказать, безысходное: ни одна тварь не может придумать для человека смерти, которой человек уже не испробовал на своем собрате- ведь не зря говорят, что бы не изабрел человек, все равно получается орущие или детали для оружия.
Хайнес уже почти выбрался из сумрачного мира киоямы- его следующим пунктом было место, адрес которого указывался на карточке.
---------->Тематический клуб "Чёрная земля"

Отредактировано К. Хайнес (2011-09-27 14:37:14)

+1

341

Коч

Я не хочу останавливаться, но мой смех затихает, медленно, можно даже сказать мелодично, если ваш слух способен улавливать изящество этого шипящего звука, который вырывается из грудной клетки. Похожий на сухое кашлянье, он словно шепчет, убаюкивая вас, заставляя погружаться в методичный транс, где разбавляет вас с опиумом и серной кислотой. Закройте глаза, и я заберу вас в свой собственный мир, населенный безликими фантомами. Вы услышите их страх, ярко отражающийся в истошном крике, который проникает в самую глубь души, заставляя ёжится, невольно сжиматься, словно от дуновения промозглого ветра. Вы услышите смех – тихий и противный, играющий на струнах ваших чувствительных нервов, он будоражит ваше сознание, заставляет проснуться, но оборачиваясь назад, вы понимаете, что назад дороги нет. Погрязая в багровом дерьме из плоти и крови, вы будете задыхаться от ужаса и всепоглощающего страха. Эта река, в которую вы имели неосторожность вступить обеими ногами, начнет сгущаться вокруг вас, сокращая пространство и деформируясь. Вам покажется, что мир сошел с ума. Глаза перестанут воспринимать действительность, когда на них обрушится темно-красная пленка зловонной жидкости. Тело окажется скованным, без малейшего шанса на движение и, как следствие, спасение. Все, что останется – лишь страх. Попробуйте кричать, когда его щупальца будут проникать в вашу глотку и разрывать все еще функционирующие органы, всасывать их своими маленькими присосками. Попробуйте бороться, когда страх надежно держит вас, сковывая скользкими и противными щупальцами, проникающими присосками под кожу, словно мерзкие пиявки, жадно высасывая кровь из все еще живой жертвы, бьющейся в истерике. Попробуйте смириться со своим ничтожным положением, где ваше тело с треском разрывается на куски, а вы, благодаря какому-то чуду находясь в сознании, способны ощущать каждую искру той боли, что причиняет вам зверь по имени страх. Я знаю, чем кормить это животное. Я не его хозяйка, но мы живем в славном симбиозе, гармонично дополняя друг друга.
Ты, я и страх. Редкий случай, когда третий не лишний.
-Я хочу приобрести оружие или купить информацию о том, где его приобрести.
Что это? Кто нарушил наше единение? Прервал тонкую неокрепшую связь, что только начала формироваться меж нами, брутально и подло разбив её на мелкие невидимые осколки, осыпающиеся на наши головы колючей крошкой из битого стекла. Кто ты, человек дождя?
Я поднимаю взгляд и вижу совсем еще молодого юношу. Он что-то говорит про оружие. Я пропускаю слова мимо ушей. Мне не интересен разговор, который ты ведешь с ним, и даже не интригует то, что ты связана с оружием. Каждый третий человек в городе задумывался о том, чтобы купить себе пушку, каждый второй – покупает. Этот паренек, он относится к второму сорту людей – смелых, слепых мышат, которые доверяют стволу больше, чем собственной матери. Эта слепая вера не спасет его от рандеву с госпожой Смерти, которая всегда приходит в сопровождении с двумя цепными псами по имени Страх и Боль. Я знаю, о чем говорю, потому что встречалась с ней, дважды за свое жалкое существование. Но он будет иметь честь лишь один раз отведать её холодный, бездушный поцелуй. Кто знает, быть может уже сегодня.
- Помоги моей маленькой девочке встать.
Мне не нужна его помощь, чтобы встать. И я даже отвергла бы её, если бы светловолосый мальчишка потянулся ко мне. Но нет, он пришел сюда по делу. Оружие, пушка, огнестрелка… ничто не поможет ему против тех, кто подчиняется моей воле. Способности магии смерти велики, безграничны. Он даже не представляет, что сейчас будет. И если жизнь все еще что-то значит для этого смелого птенца, то лучше уже сейчас раскрыть свои неоперившиеся крылья и шагнуть вперед, падая в пустоту. Беги, юнец, у меня нет желания отправлять тебя к праотцам.
Махнув рукой и сев на сырую, прогнившую в чужеродных фекалиях и испражнениях, землю, я опускаю голову в попытке собраться с мыслями. Шорты впитывают в себя противную влагу, сверху льется дождь, нещадно накрывая меня тяжелой волной воды из небесного ведра. Ливень притупляет все мои чувства. Я точно знаю, что где-то рядом должен быть труп. Я почти чувствую аромат его разложения, но связь тут же обрывается нещадными потоками, низвергающихся откуда-то сверху. Пробую еще раз. На этот раз я почти угадала. Мне необходимо подкрепление, если я желаю устроить себе незабываемое шоу. Не люблю разговоры с незнакомцами. Не люблю знакомиться в баре или на улице. Не люблю пить кофе и слушать чью-то болтавню. Все это не для меня. Я не бываю вежливой, учтивой и толерантной. Увидеть мою улыбку можно только с кровью на устах. Услышать смех – от боли: своей или чужой, без разницы. Я полоумный, чокнутый червь, ползающий в грязи из чьих-то испражнений. Мои ладони не просто так плавают в дерьме. Они ищут.
- Я поцелую тебя и всё пройдёт, моя малышка. Я ведь уже вылизала своим плодом твои вены изнутри...
Ты так близко, что я чувствую биение твоего сердца. Слышу его, не смотря на грохот Небес. Поднимаю взгляд и  пытаюсь разглядеть за тонкой стеной воды, что меж нами, твои глаза. Для меня это важно. Я их коллекционирую, знаешь?
Тело движется вперед, словно само по себе, от какого-то непонятного чужеродного притяжения к тебе. Словно змея, поднимаясь снизу вверх и скользя по тебе от пупка до груди и дальше. Я не боюсь нарушать твою личную зону, ведь теперь мы что-то большее, чем просто люди. Мы едины, ты и я.
Тесно соприкасаясь с твоим телом, я поднимаюсь выше, втягивая носом твой запах. Морской, солёный, словно ты только что сошла с корабельного судна. Быть может это всего лишь галлюцинация моего больного рассудка, но я явно чую в тебе чужестранку. Провожу языком по твоей шее, совершенно не стесняясь нашей теперешней близости. Ты обещала мне поцелуй, помнишь?
Скольжу по подбородку, слизывая влагу с твоего тела. Останавливаюсь возле губ, смело глядя тебе в глаза. Серо-зеленые. Блеклые. Привет, хамелеон.
На устах появляется улыбка.
- Три поцелуя. – тихо, с хрипотцой. Тяжело поверить, что это голос юной девы, верно? – Четвертый будет твой последний.
Моё тело содрогается. Теперь уже не столько от холода, сколько от желания.

+2

342

Дело сделано, но кто сказал, что местные боги теней не платят за переработку? К чёрту рекурсию, пора обратить тенеты восприятия в одну точку. Вспышка! О, да, мы снова вместе. Поиграем?
Тигр не бьёт пустотой хвоста, только ходит кругами в клетке сознания, бичом чужого смеха в круговерть движений закованный.
Полиэтиленовая одежда в дожде-смазке. Хлюпает, радуется буферу между телами. Неплохая роль, любой бы подписался. Не нужно покупать чужие трусики в магазине, если ты сам - деталь девичьего одеяния. Пожираешь предназначенное другому ощущение, как ты смеешь? Квитаться с тряпками, нелепая затея, но она - самая уместная из всех, что могут быть воплощены на перекрёстке всех дорог с идиотским названием. Киояма. Какого хрена стоило выбирать корсет? Пожрал всё до конца, только и осталось гадать, какая же она на ощупь. Чужая, ещё не откормленная игольной стряпнёй. Придавим колпаком ирокез, повяжем на голое тело фартук... Осторожно! Пары над вашей новой кровью - комната с мягкими стенами. Концентрированный порошок - могила без права на выход. Поручим дело профессионалу и оно расцветёт плотоядным растением!
Предсердия, желудочки вместо укуренных дредастых лупят в барабаны наших биоритмов. Ты очень хорошая девочка, которая почему-то тянется к чужой игрушке. Зачем тебе моя куколка? Пусть она поспит, возможно её кровь ещё принесёт какому-нибудь сосущему ублюдку последний приход. Я стряпаю только для своих.
Добро пожаловать в болото моих глаз. В поисках страха следует зайти достаточно глубоко, чтобы забить под завязку лёгкие тиной раньше, чем он будет вскрыт налившимся лимфой ожогом. Пробовали? На мой вкус кисловата, но если закусить коркой, то получится не хуже доброй стопки водки... Факир. Зрачок эквалайзером мыслей и состояний гипнотизирует, отвечая плавной мертвенной холодности пресмыкающегося. Ещё чуть ближе, достаточно, чтобы успеть в деталях представить твой язык в собственной плоти. Кожа, жир, волокна. Раздвинь прозрачную плёнку-преграду, прежде чем перекусить канат нервного волокна. Артерии для дураков, только так пляска судорог будет достаточно сильной, чтобы с хрустом вломиться в трахею раньше, чем кончик языка упустит последний вздох. Но следующая остановка ещё прозаичнее - синева уступает место обычной бледности лепестков губ. Они бы дрогнули тебе на встречу, но слова бегут впереди нежности реакций.
Последний? Что за херня? Твою мать, кто просил тебя вообще открывать рот?
- Тогда я рискну. Начну, не кончая, как любят девочки.
Если идиотская в своей исторической предпосылке традиция обмена ядами с губ никогда не прервётся, возможно ли будет менять одну цифру до приговора на другую? Пойдёт ли в счёт стальной срез недвижимых уст? Слишком пьяны, потому выблёвывают в рот-пору возлюбленной всё содержимое, приберегая сладкое к финалу. И вновь скользнёт сомнение - а была ли отрава? Время покажет, а пока не стоит отвлекаться на прозу инъекции. Никто не говорил, что разочарование - повод отказываться от преподнесённого на блюдце дара. Пока одна кисть, только что раздвинувшая чужую кожу движением поршня, давлением жидкости, отлетает за стянутую корсетом спину, Коч дарит себе первый шаг перед бездной. Хотя, почему себе? Чем крепче объятия, тем чаще вниз срываются уже два сплетённых тела. А значит поцелуй, сдавившая девичью талию вторая рука, и широко распахнутые глаза, стирают я и ты, оставляя мы.
У тебя вкусные губы. Почти как жрать могильную землю, только сдобрены эхом какофонии чужой боли. И, чтоб меня разорвало, я, б*я, не буду обращать внимания на то, как ты _теперь_ пахнешь. Слишком дорого обойдётся, ведь даже этот поцелуй...
Отсчёт пошел.

Отредактировано Коч (2011-09-27 15:20:10)

+3

343

Коч

Дождь барабанит по нашим мокрым макушкам, словно остерегая от вкушения запретного плода. Он сладок, верно? Тот плод, что каждая из нас может предложить друг другу. Поцелуй – не есть похоть. Отчего же Небеса грозят выплеснуть на нас весь свой гнев? В чем ты провинилась перед богами? Я не говорю Бог, потому что это слово имеет для меня совершенно другое значение, трактовку которого тебе не понять, ведь ты не знакома с Ним, тебе не понятны мои чувства к Нему, ты не вкушала Его плоть и не насыщалась Его кровью, лежа на грязном матрасе, погрязая в пыли и теряясь в клубах тяжелого серого дыма. Если и существует рай, то только там, где находится мой Бог. Ты не веришь мне? Не верь. Я не открою дорогу к Его святыни, не отопру дверь Его обители, не сделаю этого для тебя. Потому что Он – мой, а я – Его. Наш мир безграничен, велик, необъятен, содержащий в себе лишь единицы переселенцев из Общества – цивилизованного, напыщенного и обстриженного, словно пуделя на выставку декоративных собак, ограничивающего себя в потребностях, желающего идти по стопам своих правильных предков и так рьяно дерущихся за процветание иудаизма, христианства или католицизма.  Я называю наш мир семьей, но не потому что между нами формируются узы, чем-то напоминающие общину с тесными тёплыми связями, где существует Отец, Мать и Дети. Нет, не так. Это скорее нетрадиционная семья, хаотичная, где каждый ведет себя независимо друг от друга, но в тоже время имеет некую связь со своими соплеменниками. Я никого не нарекаю своим братом или сестрой, нет. Зато у нас есть Мать – та, что порой может встать между мной и Богом, которую я слушаюсь по доброй воле и перед которой способна склонить колено, но не склонить голову. Женщина, пахнущая тротилом и мужчина, чей никотиновый аромат будоражит моё сознание, стали для меня семьёй. А ты… кто для нас ты? 
Заглядывая в твои глаза, я понимаю, что ошибалась. Не жертва. Охотник.
Болото, в котором не тонешь и не захлебываешься от зеленой тины и кислотных вод. Я вижу это в твоих глазах. Там гуляет бледно-голубоватое свечение, слабо мерцают огоньки, выписывающие сложные траектории. Это не волшебство, а всего лишь химия – возгорание метана, свет от гниющих растений, фосфоресцирующие организмы и радиоактивные минеральные осадки. По тихим топям бесшумной поступью ходит госпожа Смерть, забирая своим серпом неприкаянные души погибших в этих тихих болотных угодьях. Мне нравятся болота, знаешь? Они умеют заботиться о мёртвых. Их среда замедляет рост бактерий, отчего тела органического происхождения не разрушаются, меняя свой оттенок на темно-коричневый. В отличие от земли, где тело сгнивает уже спустя несколько дней. Надежный источник мёртвых марионеток. Это даже лучше чем морг, ведь в зеленых топях я могу обнаружить тела людей, погибших тысячелетиями назад. Мумии. Тебя это не возбуждает?
Соприкосновение наших губ. Лёгкий аромат морской волны и цвет твоих болотных глаз. Я дрожу в твоих руках, как осенний лист. Ветер беспощадно дует в спину и кажется, вдавливает меня в тебя или быть может я просто не в силах противостоять притяжению твоих прекрасных блеклых очей, очаровывающих меня своими бледными огоньками, что одиноко блуждают по зеленой трясине. Обними меня, согрей меня, отведи в свой мир, заведи еще глубже, чтобы я ощутила тебя в себе. Мой Бог – телепат. Быть может, поэтому я стала искать ментальную связь между нами. И я почти нашла её. Если бы не…
Вздох, разрывающий поцелуй – простой рефлекс от проникновения иглы в мягкую, податливую кожу. Что это? Зачем стимулировать меня, если я почти готова поделиться с тобой своими самыми сокровенными желаниями, где ты принимаешь отнюдь не второстепенную роль? Почему отвлекаешь от столь занятного действия, ведь я еще не успела продемонстрировать тебе всего своего искусства? Зачем околдовуешь меня своими жидкими чарами, которые сейчас смешиваются с кровью в бурной, сладострастной реакции? Чужестранка…
Тело ослабевает, сползая вниз. Я даже не тороплюсь взять над ним контроль, ведь мне отчего-то так нравится быть куклой в твоих руках. Обещай спеть мне колыбельную. Сегодня я твоя дочь, а ты сыграй для меня роль матери. Поцелуй в лоб и покачай на своих руках. Сделай это для меня. Не разочаруй прислужницу Смерти.
- Второй поцелуй, – шепчут губы, почти умоляя.
Руки цепляются за кожаный корсет, словно в попытке содрать его. Глаза смотрят вверх, даже не на твое лицо, а в хмурое небо, откуда низвергаются потоки дождя. Тело безвольно опускается вниз, на твои колени, постепенно принимая позу эмбриона. Усталый взгляд смотрит на тебя, на губах мелькает благоговейная улыбка. Ресницы дрожат от капель воды, что попадают на них. Хочется смотреть на тебя и улыбаться.
Улыбаться твоей глупости, чужестранка.
Ты не вывела меня из игры. Не так просто. Чувствуешь аромат разложения у тебя за спиной? О, да. Это он – моя мёртвая марионетка, в которую я вдохнула краткосрочную жизнь. Одноразовый солдат в облике мужчины, умершего около двух дней назад, - рядовой офисный работник, средней комплекции и высокого роста. Разве не весело? Я издаю хриплый смешок, улыбка становится шире. Переулок кишит смертью, разве не знала? Это моя территория, я здесь хозяйка. А ты…
- Чужестранка…
Я улыбаюсь тебе ласково, и в подобной ситуации это может даже пугать. Но не тебя. Ты примешь мой выпад и ответишь рёвом голодного зверя. Попробуй гниль на вкус, тебе понравится. 
- Фас. – беззвучно говорят мои губы и мертвец резко двинулся с места.

Отредактировано Amber (2011-09-28 14:33:39)

+2

344

Смертная плоть податлива бессмертию формул. Соты реакций и связей танцуют опасное танго с дисками клеток крови. Где ваши ядра, разбомбили в беге за совершенством и потеряли полёт? Пошли нахуй. Будет растоптан тот, кто поклянется в верности почве. Ты извлекаешь из неё пользу зловонного подчинения? Мне она - лоно рождения, вышла и оторвалась, не забыв до конца. Чья связь сильнее? Как бы то ни было, общий закон остаётся един. А значит первый класс обещает стать последним полем битвы.
Нет, не тони до конца. Я не могла дать тебе микс, ведь тогда что задача, что её решения растянутся на вечность. А ещё только начало ночи.
В грудь врезается чужой щит разума. Девичий лоб раздвигает волос пряди охотнее, чем сама она - ноги. Что же, стоит научиться извлекать даже из этого выгоду. Шнуровка согласно брызгает в стороны блистательными в своей рефлексии каплями, распускаясь. Скособоченный, блестящий от влаги, корсет стремится предаться горизонтали вместе с поддавшейся наркотическому опьянению. Что в вас, узоров дикая вязь? Бездна смыслов, расчёт продаваемости, последняя отрыжка бессмертия творчества? Опять слишком много внимания шмоткам, в то время как у ног трупом котёнка, полюбленным не больше, чем на ночь, валяется чужая искренность. Или нет? Маловероятно под небом желтого города есть хоть один не под зонтиком. Привет Пабло, подвинься в сторону, я говорю с детьми Пикассо. Да, твоими.
Такими темпами пирсинг сосков просто не понадобятся, сами заострятся холодом и нанизают украшения-капли.
На колени! Не буквально, но тернии смыслов прекрасны разнообразием преодолений. Видишь голую кожу в прорезях ткани? Это последнее, что есть у Коч. А что есть у тебя? Ты, они, они после или всё же ты до? Ответ не нужен, просто не стоит плодить в головах ненужныы ассоциации. Да, пусть корчи эйфорической саги кровообращения пеленают тебя буквально, но колдунья по собственному желанию созерцала подобное на ладони знахаря. Недоношенное, влажное, задушенное кишечным паразитом-пуповиной и уже мёртвое. Последнее в её судьбе. Не нужно лишней жизни, сегодня речь о другом конце полюса. Понесло? Тогда продолжаем.
О, детка, может в задницу твой смех? Ничего хорошего он не предвещает, не нужно быть трупоёбом, чтобы понять - в этом средостении зданий затесался званый только тобой и только для тебя гость. Одной меня мало? Запомню.
Почему обязательно нужно выбрать одно из двух? Обернуться или остаться стоять спиной. Какая глупость! Обряженная в буйство неподвластной стихии, пиратка поворачивается боком, цепляя взглядом нечто смачно шлёпающее по лужам. Координация нарушена, рецепторы не улавливают ни верных запахов, ни стройных ритмов. Заблудился под луной? Поворот на пир червям был чуть раньше.
- Некрасиво с твоей стороны. Тётушка Коч кормит тебя мифами мозга, а ты плюёшь ей в рожу игрушками Лоа. Никогда их не любила. - Слово за слово расплетает пояс бича, разрешая тому напиться зеркалами искаженных грязных луж. - Неблагодарным никаких поцелуев, всё ему. Мои и не таких упокаивали, мать их.
Капли стоп! Благодарю, а теперь по порядку. Чёрный сбой волн света режет водные капсулы непризнанных никем слёз. Метр, два, три. Состыковка. Пошатнуть бетон ходячей нежизни - задача для школьной тетради, а не каменного пола перемен. Чёрная кожа оружия только и способна, что менять случайные траектории. Что мертвецу лишние двадцать сантиметров? Волосы красавицы, член одинокого, деревянная линейка...
А в переулке Киояма опять дожди. Зомби негодуют, оскальзываясь на стёртой подошве дешевизны планктонной жизни. Плечо к плечу, пусть вечер будет интересным! Столкновение вышибает из плесени радужки совсем не безобидные мерцания совокупляющихся сверчков, а огни святого Эльма. Корабельной завсегдатайке не пристало любоваться матросскими суевериями на суше, а значит нежить получает простую мелодию хруста и хлюпанья, когда кинжал расплясавшейся плети врезается тому в лицо. 
Вот тебе и ответ, куда делся мой хвост. Нравится, как она виляет, прёшься?!
Она бежит. Сверкают умасленные не языками, но осадками подошвы, гавайской куклой на капоте покачивается юбка. Быстрее, ещё быстрее, лишь бы Самеди не коснулся своими пальцами через холод чужой оболочки. Уже вздулась? Почему продавились зрачки, разве так должно быть? И, чёрт возьми, с какого хрена кому-то вздумалось плести ему шарф из тонкой кишки? Это что, в моде?! Метр, два, три. Последовательность звуков не соблюдается, но результат закономерен - рукоять с лезвием волочется по земле, возвращаясь к обладательнице, в чьих руках метёлка конца хлыста.
- У тебя хреновый приход или я плохо целуюсь?!
Лезвие истекает соком боевого оргазма, стоит показаться серебру стали, как бледные губы трогают его теплом. Поцелуй в лоб? Он самый, просто отринул расстояния.

+3

345

Недоверчивость, некая злоба и желание уйти  подальше – вот что творилось сейчас в душе аристократки. Ожидая ответа, девушка надеялась на отказ от её помощи, дабы были все права легально ретироваться с места происшествия без последующих наплывов совести. Но тот, что был закутан слоем кожистых крыльев, оказался совершенно не таким… как хотелось.
Первая фраза уже дала понять индиго, что парень еле остался жив лишь по воле случая и матушки удачи, но позже стало ясно… перед нею довольно опытный и профессиональный убийца, наемник или террорист на худой конец. Ибо простой разгильдяй не смог бы в одиночку или даже с какой-то группой разгромить настолько большую лабораторию, раз у тамошних охранников (или кого там) имелись довольно мощные ракеты. А значит, скорее всего, это не только удача, но и огромный опыт, что уже заинтересовала индиго.
- Ты только это... близко к сердцу насчёт распутной дамы не принимай, это у меня юмор такой… - послышалось продолжение монолога.
Девушку с поступления в колледж интересовали не только голая гуманитария и право. Аристократка интересовалась всем, что только могло попасться под руку. Химия, физика, экономика, техника, программирование – Кэйнер не могла не углубиться в каждую из многочисленных отраслей науки и рассмотреть её изнутри. Некоторые вещи в скором времени надоедали, остальные были изучены по мере надобности. Но вот на психологии девушка сидела уже давно. Семинары, лекции по изучению эмоций и состояния души человека влекли Астрид каждый раз с новой силой. И она делала в этом очень даже неплохие успехи. Изучить человека настолько, что почти точно определить ложь, состояние и возможно даже мысли. Ведь человек - это безграничный материал для изучений. И сейчас, скептически подняв бровь, индиго с интересом слушала парня и пыталась хотя бы по голосу определить, что именно её вскоре ждет.
Через минуту уже стало ясно, что незнакомцу нужна помощь аристократки. Чего только стоила целая минута лести и массового изымания слов обратно.
Постепенно это подействовало. Девушка перестала сердиться на незнакомца, но вот только доверять ему больше не стала. Как говорится, не всё сразу. Воображая, как именно она сможет помочь человеку, застрявшему в собственных крыльях, Астрид вникала в каждое слово, бережно вкладывая всю информацию в папку пока что с неизвестным именем.
Но вскоре пошел сущий бред, объяснение которому могло быть только одно:
«Или он очень болтлив, или это нервы…» - рассуждала Астрид.
Конечно, были варианты на подобии усыпить бдительность, заболтать, подружиться, развеселить, в конце концов, но, скорее всего, это были просто нервы из-за недавно пережитого шока. Видимо, адреналин еще буйствовал в крови после недавней стычки парня.
- …Лучше отойди назад, мы тут... э-э... я тут крылья сложить попробую…
«Мы?»
Отходя подальше от кожистого шара, девушка невольно вспомнила об Александре, тоже страдающем страшной патологией сего характера. Но Ал говорил со своей дикой сущностью, а вот с кем говорит этот незнакомец – загадка будет потруднее.
- …Лучше подумай, как по-эффектней представиться, и вообще, займись тем, чем занимаются порядочные девушки перед знакомством с неизвестным мужчиной…
«Правильно размышляешь, вот только меня сейчас больше беспокоит, как тебе помочь, а не каким образом охмурить…»
На лице появилась легкая улыбка. Всё-таки незнакомцу удалось её развеселить, было ли это его целью или нет. Но кое-что было сейчас поважнее. Из-за движений крыльями пол под ногами аристократки начал трястись, что чуть не заставило её двинуться вперед к парню, дабы оказать неэффективную помощь. Но индиго отошла еще на шаг назад, надеясь на прочность векового дряхлого паркета, который не оправдал надежд и с громким треском обрушился под незнакомцем, подняв клубы пыли и грязи.
- Следующая остановка - пятый этаж, сектор 2-А… - донеслось из новой дыры.
Откашливаясь, Астрид медленно подошла к краю паркета и посмотрела вниз, пытаясь различить хоть какие-то силуэты в кромешной тьме.
- С тобой всё в порядке? – спросила девушка на английском. Все этические барьеры она уже преодолела в начале беседы, так что смысла церемониться не было. Медленно спускаясь к незнакомцу, Кэйнер аккуратно и размерено делала каждый шаг. И у неё это получилось. Приземлилась так, чтобы ничего под нею не треснуло и даже не хрустнуло. Слава Богу.
Безумно отряхнув пыльные руки, девушка стала всматриваться в темноту в поисках незнакомца, в то время как внутри снова что-то зашевелилось, говоря о возможной опасности…

0

346

- Па-бам! - резюмировал прибытие на этаж спутницы демон. После падения было приутихшая боль в спине вновь проснулась, позевала, и вновь улеглась. Таки метаморфы умеют падать, что ни говори. Мавр, помнится, говорил что у нас ускоренный метаболизм из-за метаморфии, а отсюда вытекало две вещи: хорошая и плохая. Хорошая была в том, что регенерация вместе с обменом веществ соответственно ускорялись, что помогало быстрее приходить в себя и вообще восстанавливаться; плохая же состояла в том, что нельзя было напиться. Вот это было действительно плохой новостью. Сколько бы демон не выпил, он всё равно не хмелел и не терял бздительности, что не могло не печалить, особенно по вечерам. Вот и приходилось сидеть над всякими книжками по чёрной магии, в то время как приятели шли в таверну пить эль и лапать девочек.
Хотя, наверно поэтому Мавр и был лучшим учеником, впоследствии выпилившим группу недоброжелателей, когда приятели попали в действительные неприятности. Правда, клейма "ботаника" это не снимало, зато не по годам развитый морально и физически молодой демон без вредных привычек заинтересовал вскоре группу влиятельных людей, но да это совсем другая история... А, ладно, сам не люблю, когда так заканчивают, так что вот вам спойлер, читатели:

Спойлер

Метаморфа в своё время завербовали в некий отряд низкоквалифицированных наёмников-новичков, которые быстро повысили квалификацию и стали лучшими в своём роде. Такие пироги. А вы что хотели? Когда твой тыл прикрывает белорак, сбоку что-то кастует маг-недоучка, а на вас несётся Минотавр-переросток (прапрапра-кто-то Минотавра, не удивляйтесь, семейный клан. Некоторые вервульфы не чуждались сношениями с коровами), то волей-неволей научишься и воевать, и убивать, и вообще выжиматься по полной. Были времена...

Но сейчас, увы, Мавра рядом не было, равно как и не было кого-либо ещё, кто мог бы помочь ускорить процесс заживления. Маг, признаться, из Менши был никудышный, так что помощи ждать было неоткуда. Хотя...
- Пс-ст! Эй, пс-ст! Я здесь! - зашипел в пустоту демон. Поднять голову, чтобы найти девушку в поднявшейся пыли, было лень.
- Ориентируйся на звук! Я даже спеть тебе могу, как ты к этому? Признаюсь, голос у меня не очень, но как тебе Синатра?
И перевёртыш запел, прекрасно копируя голос и интонации известного джазмена, эндинг одного известного аниме:
- Fly me to the moon
Let me play among the stars
Let me see what spring is like
On a-Jupiter and Mars
In other words, hold my hand,
In other words, baby, kiss me,
па-а-па-па, пу-бу-пу-бу-пу-бу-пу... па-а-а!..
*

Может, стоит сменить нашу форму?.. ну, то есть мою? Хотя... у кого я интересуюсь? Блин, надо учиться самостоятельности...
И Менша был прав - вряд ли вид татуированного таинственными иероглифами тела впечатлит новую знакомую. Хотя, как после описать пропажу крыльев, не выдавая свою природу? Тоже логика...
По крайней мере, для того, чтобы хоть что-то сделать, надо хотя бы встать. Да, так и сделаем... ю., - поправив себя, решил демон и, перевернувшись, попытался встать сперва на колени, а затем - на ноги. Получилось с переменным успехом - встав на колени, он всё-таки почувствовал в полной мере последствия высотного падения - ноющую боль не только в спине и ногах, но ещё и руках, коленях, бёдрах, и, что самое печальное - крыльях. Благо, шевелить ими можно было спокойно, что означало непременно радостный факт - никаких механических повреждений там нет. Хвала богам, иначе пришлось бы совсем туго...

*

Это же Евангелион, детка! Конечно, там пел не сам Френк Синатра, а какая-то кавайная певица, но факт остаётся фактом - "In other words" там звучала.
"па-а-па-па, пу-бу-пу-бу-пу-бу-пу... па-а-а!.." - всего лишь инструментальный проигрыш.
П.С. Если захотите найти эту песню в интернете - её официальное название "Fly me to the moon".

Отредактировано Менша Данан (2012-01-12 18:36:36)

0

347

Коч

Тело опускается в холодную зловонную жижу из людских фекалий и испражнений. Смесь порочных вод и пахнущего озоном дождя встречает меня с радушными объятиями, мокро и противно обнимая, словно что-то родное, близкое и оттого любимое. Я не ёжусь от отвращения, хоть на моем месте вы бы повели себя совсем по-другому. Странная какофония ароматов из чужой спермы, рвоты, сгнившего мяса и свернувшейся крови игриво щекочет нос, а залетая в рот, чешет гланды. Хочется кашлять и вырвать из себя то, что было съедено на завтрак. Не помню, что я ела. Курицу в сметанном соусе или же упругое сырое мясо из свежезарезанной человечины, запивая его бокалом крови с отрицательным резус-фактором? Я улыбаюсь в небо. Насмехаюсь над Небесами, над тобой, чужестранка, и над всем миром. Мой разум переходит в новую стадию созерцания, тело онемевает, и я даже не пытаюсь вывести из своей крови ту дрянь, которой ты меня нашпиговала, как индейку на день благодарения. И знаешь что? Спасибо.
Спасибо за то, что дала мне возможность отдохнуть от той мирской суеты, что подстерегала меня на выходе из переулка. Спасибо за то, что открылась передо мной, подарив занятное путешествие в мир твоих болотных очей, все еще притягивающих меня своей блекло-изумрудной топью, где мельтешат бледные огоньки и испаряются ядовитые вещества, где хранятся тысячелетние трупы, запертые словно в надежном сейфе, и только ждут появления того, кто сможет вдохнуть в них жизнь. Твои глаза, как портал в иной мир – манящий, словно какое-то вычурное волшебство, невозможное с точки зрения науки и древних суеверий. Заглянув в них однажды, можно запомнить их навсегда. Тихие, болотные угодья, где расцветает папоротник, приносящий людям счастье, если найден в ночь на Ивана Купала. Трясина, что тянет в себя неосторожно ступившего в её владения путника, топит его, окутывая темно-зеленой тиной. Вот какая ты,.. тётушка Коч.
Я переворачиваюсь на бок, отворачиваясь от тебя и своей марионетки. Мне не интересны ваши страсти. Теперь уже не интересны, ведь наполовину окунувшись лицом в то жидкое дерьмо, что стекало с Небес, я вижу образы из своего прошлого. Странные, размытые галлюцинации пляшут где-то там впереди, зазывая меня к себе, в дикий хоровод из сплетенных между собой обликов. Фантомы машут мне, призывают и с каждым биением капли об мой висок, становятся на шаг ближе. Они даже не летят, не парят над землей, а словно бы перепрыгивают через пространственно-временной континуум, рассекая его, проходя сквозь и грубо обрывая всевозможные теории ученых, сошедших с ума в возрасте сорока лет. Они все ближе и ближе. Это единая масса из человеческих тел – полупрозрачных и вероятно нематериальных, ведь каждую секунду их лица меняются, а фразы обрываются, не успев начаться. Они колышутся вокруг меня, а я поворачиваюсь вслед за ними, словно послушная стрелка часов. На лице застыла маска, кривящаяся от смеха. Я не могу сомкнуть губы или просто не хочу?
Опухоль. Ты наградила меня злокачественной опухолью, которая помутняет мой рассудок, заставляя видеть вещи, которых не существует. Раньше я входила в наркотический экстаз под действием страха, который испытывали мои жертвы, дёргающиеся в агонии смерти, теперь же я опустилась до шприцов. Как низко и бесчеловечно, Коч. Зачем ты делаешь это со мной? Зачем разрываешь границы между настоящим и будущим? Я не хочу покидать свое сознание. Прошу тебя, верни время вспять, волшебник земноморья.
Взгляд устремлен вверх, когда Небеса раскрываются передо мной, словно девичья вагина и от впервые испытуемого оргазма выплескивает ярко-красную жидкость на того червя, что плавает в луже дурнопахнущего дерьма. Кровь. Небеса стонут и обливают меня девственной кровью, смешивая её со своими слезами. Ладонь поднимается вверх, ловя багровые капли, словно не веря в такой подарок судьбы. Я подношу пальцы ко лбу и провожу по нему вертикальную линию вниз. Крещение кровью. Я вижу тебя, Бог.
Как приятно чувствовать в себе Его присутствие. Словно он живет во мне, течёт по тонким сосудам, смешиваясь с кровью, плавает по моему организму, совокупляясь с каждой клеточкой моего тела. Ах, как прекрасно! Я хочу еще!
- Еще! – кричу я и хохочу, как полоумная наркоманка на грани экстаза. – Хочу еще!
Ладонь, уже несколько минут до крови сжимающая в себе осколок бутылки, метнулась к красивым ногам, обрамленных в рваные чулки. Поддерживая свое неудержимое стремление смехом чокнутой девицы, я вонзаю осколок в мягкую плоть, вгоняя его как можно дальше, насколько это может позволить моё нынешнее состояние и сила. Резко отпрянув, отползаю на несколько метров назад. Дико, точно как кошка, употребившая львиную долю валерьянки, шиплю та тебя и снова срываюсь на неудержимый хохот.
Веселье! Какое же это веселье, когда разделяешь свою радость с другими людьми. А их здесь много. Они столпились надо мной исполинскими столбами, нависают и укоризненно цокают языками, кто-то поддерживает меня и тоже смеется, кто-то плачет, а кто-то просто смотрит. Я узнаю здесь Джеки.
Привет, малышка. Хочешь поиграть во взрослую жизнь?
Не убегай, постой! Моя маленькая паршивка пытается ускользнуть из моих скользких ладоней, но я уже крепко держу её за волосы и втягиваю в себя. Мы поиграем. Ты, я и Коч. Будет весело, правда?
Тело меняется. На этот раз по-настоящему. Становится маленьким, буквально метр ростом, фигура утончается, становясь совершенно детской и миниатюрной, кажется, что в сильных объятиях она сломается. Это куколка. Настоящая находка для ценителя девственной красоты. Ей восемь лет и она боится.
Джессика поднимается на босые ножки, дрожит от холода и путается в больших одеждах, которые безвольно висят на ее теле. Тут же падает, погружаясь коленками в зловонную жижу, словно в голову ударила кровь. 
- Не трогайте меня. Не надо, – шепчут её губки. Такие маленькие соблазнительные губки. – Пожалуйста. – поднимает взгляд на тебя, Коч. Умоляет.

Не суждено, малышка. Ты отправляешься в мир грёз, вместе со мной. Как в старые добрые времена, когда мы с тобой были едины, а наш разум не расчленялся на две неравные части. Мы засыпаем с грубой подачки Коч. Обмякаем, тряпкой укладываясь на порочную землю. Засыпаем...

------- Сон (квест): медпункт -------- неизвестное направление

Отредактировано Amber (2011-10-05 22:34:01)

+2

348

Двигать мыслью проще, чем языком, им куда проще, чем телом, им куда проще, чем по делу, а им куда проще, чем по важному. И пока мир-шулер раздаёт карты, игроки судорожно вертят в руках неожиданно потерявшие смысл материальные картинки. Каков смысл, в чём причинно-следственная связь? От пожрать и посрать до глубинных противоречий мечущейся в дебрях фантазии души, или разума, высшей сущности? Слава Вечности, в этом мире ещё топчут землю редкие прагматики, ценители прелести плоских решений, примитивных актов. Лежать! Сегодня я жгу сетчатку телеэкранами, лишь бы не бросать твоей преданности очередную кость! Если можно не платить, незачем даже брать счёт. А когда всё повернётся закономерностью разочарования... можно просто извиниться. Ультимативный антипод.
Положительное отличие трупа от вампира - обломанная сосалка. А значит я закончу раньше, чем расхватают последние такси.
Пора было сокращать дистанцию. Потанцевали и хватит, бесконечные пляски для фавнов, а в этом лесу осталась только одна дриада и та стала висельницей. Прискорбно. Хмурый взгляд, опущенные уголки губ - мысли создателя бьются в унисон с мнением творения? Отнюдь, просто увлекательная поездка по кислотному желобу вечерней круговерти удовольствий кончилась ободранной до позвоночника кожей. Кривая рожа располосованного трупа против осунувшегося лица потерянного прихода. Что уж говорить о разбежавшихся сучках, насмешках, и странном, пугающем ощущением в области затылка - время перемен.
Одно прикосновение и ты труп. *ля, ещё одна такая мысль и пора в телевизор, быдло смешить. Люблю людей, но не настолько!
Плеть залихватски насвистывает, восхваляя прелести отекшей с костей плоти, зеленовато-желтой субстанции разложения, безграничной глубине потухшего навсегда взгляда. Руку и сердце! Раз последнее не бьётся, позвольте поцеловать вас в... ладно, не будем вдаваться в подробности. Зомби пошатывается, когда Коч в лепестках юбки закручивается вокруг своей оси, припадая на колено - обернувшая вокруг запястья ходячего мертвеца плеть стягивается, выжимает гнилостные соки, но всё же рвёт оппонента на встречу колдунье. Та встречает его прикосновением, раскрытой ладонью, цепкими пальцами. Сейчас, сейчас древняя мудрость чёрного континента подарит ей эйфорию чужой магии, разобьёт стройную вязь чужих заклинаний, возвращая неподвижность должному оставаться без жалких подобий жизненных функций.
А потом я займусь... Что за?!
Прервать цепь, разорвать, брызнуть в стороны звеньями! Нет, слишком поздно. Некротическая энергия, магия контроля за мёртвыми телами и... душами. Удар, обещавший упокоить пришёлся на бойца, а не его цель! Кукла-вуду кричит, смёётся, танцует, рвёт себя в клочья... Конечно же видение, но его достаточно, чтобы понять, что произошло - достойная жертва получила то, о чём не могла мечтать из рук старшей сестры и, в то же время, мучительницы. Давайте обойдёмся без семи заветных букв. Достаточно ужаса, написанного на безупречно уродливом в этот миг смуглом лице пиратки. И только рефлекс совокупляется кинжалом с заполненным разными стадиями развития мух и жуков гнойным чревом поднятого некроманткой. Разрубленный в лохмотья испорченной плоти, он валится к решетке слива, словно мечтая быть смытым сточными водами подальше от осуждающего ока вселенной. А на второе колено рядом оседает колдунья. Колдунья ли? Трясущиеся грязные руки роняют оружие, глаза мечутся не хуже загнанного выстрелами под ноги должника. Слепа, отныне навсегда для магии слепа.
Почему?! За что?! Как это могло произойти? Как... как ты могла покинуть меня, Капля?! Сестрёнка..?
Лицемерие не запретно под светом всех звёзд. Именно оно скачет меж лужами чужими зрачками, в поисках ответа. И находит его.
- Пожалуйста.
- Ну конечно я тебя прощаю, сестрёнка. - Страшная в своей нелепости кукла чужой неудачи, она же Коч, пошатывается на невидимых нитях опустошенности, приближаясь. - Мы всё исправим, вместе. И тебя больше никто и никогда не тронет.
Девичий кулак сжимается, прежде чем принести последний безопасный для жизни поцелуй тканью перчатки. Бугор сустава вздувается, входит в височную кость, можно было бы услышать хруст, если бы не оркестр капель по вездесущей стали города... и если бы он был. Всё что будет позже - также маловажно, как простёртые в переулке Киояма трупы. Один - жертва обстоятельств и противной природе магии, невинной в своей причастности к этой смерти. Второй - сошедший с трассы гонщик на балиде легкодоступного наркотика, лоб в лоб познакомившийся с Изнанкой города. Третья жива, прижимает к груди пустой мыслями череп четвёртой. В торбе на спине хохочет придавленная кольцами бича кукла. Молчит, конечно же, опустевшая не своими силами, но даром их для других.
Я люблю тебя, сестрёнка. Я люблю тебя... Серебро..?
Странного вида мокрая насквозь обколотая девка шлёпает по лужам на встречу потоку машин. В руках - пустая надежда, страшный грех, кровоточина души, слабость. Маленькая девочка дремлет сотрясением мозга. Их кожа не соприкоснётся ни разу. Застарелая ласка и искренность спеленали рукоблудие, но всегда найдутся те, чьи кисти и пальцы остались свободными. Молчание таксиста покупается, угрызениям совести просто невозможно стать страшнее. А значит переулок захлопнет рваные губы алчущего худших из пороков рта. Покатает на языке, проглотит не сблевав. И попросит ещё. Ненасытный.

отыгрыш потери способности антимагия + похищения завершён
-----> тематический клуб "Чёрная Земля"

Отредактировано Коч (2011-09-30 21:59:32)

+1

349

Вскоре глаза стали постепенно привыкать к кромешной темноте, так что их обладательница теперь могла разглядеть, где находятся стены и предметы, явно старинные, интерьера, но не найти незнакомца. В такие моменты начинаешь жалеть, что не кицунэ или какой-то другой лесной дикий зверь. Ибо тогда ночные просторы не ограничиваются уровнем освещенности. Благо, незнакомец моментально просек ситуацию:
- Пс-ст! Эй, пс-ст! Я здесь! – послышалось где-то в комнате. Девушка мгновенно повернулась в сторону звука и прислушалась. Парень находился сравнительно в трёх метрах от неё. Главное только по дороге не напороться на что-либо, не провалиться и не наступить на «пострадавшего». А так, сущие пустяки… почти…
- Ориентируйся на звук! Я даже спеть тебе могу, как ты к этому? Признаюсь, голос у меня не очень, но как тебе Синатра?
- Не сто… - еле слышно не успела возразить аристократка, но незнакомец уже запел, довольно-таки хорошо копируя голос джазмена.
«Да он издевается…» - скептически думала Астрид, аккуратно пробираясь по невидимому минному полю.
Медленно ступая по паркету, Кэйнер начала задумываться над тем, что будет. Ибо теперь девушка всё больше сомневалась, что её помощь вообще потребуется. Но теперь её держала неизвестность. Хотелось узнать, что будет дальше. Вдруг за незнакомцем еще гонятся, и ей перепадет неплохая перепалка? Было бы неплохое начало вечера.
«Только бы не опоздать на встречу», - сообразила индиго, когда неожиданно остановилась. Она почувствовала, что перед нею кто-то стоит. Тихое дыхание и легкий холодок.
- Нашла, - сказала Астрид и устремила свой взгляд на парня. Её глаза уже привыкли к темноте, и она смогла видеть нечеткие очертания высокого незнакомца, стоящего перед ней.
«И зачем ему теперь моя помощь?»

0

350

- Нашла, - раздалось рядом. Судя по тому, что на поиски девушка затратила добрый куплет, оперативностью и расторопностью она, готов поспорить, не сверкала.
И Мавр ещё меня слоупком называл, ей-богу... хотя, может, это она так неторопливо и тщательно всё делает? Ну там чтобы не навернуться или на живое не наступить?
Пыль тем временем осела, и демон смог разглядеть свою "спасительницу": гибкая, поджарая и стройная тян европеоидной внешности. Длинные чёрные волосы хвостом, странного вида водолазка без рукавов - признаться, демон впервые с подобным сталкивается. Хотя, девушки же... не сказать, что Менша был ярым женоненавистником, но слабый пол понимал редко. Почти не понимал.
Тем временем он столкнулся с главной проблемой этого вечера (или уже ночи?), пострашней пси-ракеты и оравы охранников, бегущих по пятам. Взгляд этой девы, что он успел поймать за долю секунды до того, как она увидела демона в его истиной оболочке, поражал. Явный вызов. Взгляд спокойный, вызывающий, дерзкий, уверенный.
Ставлю свою Беретту, что в детстве куклам она предпочитала машинки.
Хотя, детство - спорный вопрос, но ведь все поняли, что это была метафора?

- Ну... что такого? Демона никогда не видела? Знакомься: Менша Данан, демон-перевёртыш, - как на духу выдал арлекин, подавая на пожатие руку и вообще мало соображая, что лопочет: по идее, подобного рода информация была строго конфиденциальна, и вообще... о таком не распространялись, но что делать - отпускать её нельзя было, да и терять единственного слушателя как-то... не хотелось/ - Если я внезапно начну вести себя иначе и говорить слишком умно - это Мавр. А если поведу себя как сорокалетний элегантный девственник, то это Стерх. Но они что-то примолкли, так что мы пока одни. Скажи лучше, что тебя занесло в эти столь родные и далёкие Ебеня? Кажется, иностранцам сюда вход только по визе и вообще... людей здесь не любят. Как и вообще живых, если на то пошло. Хотя, не скажу, что некромантов здесь любят... короче, неважно. Важно то, что ты здесь забыла и какого чёрта полезла вниз? Нет, не подумай, что я имею что-то против, просто интересно, что же всё-таки ведёт девушек в столь... забавные авантюры.

Временно предоставив девушке трибуну, демон сосредоточился. Четыре из четырёх охранных рун погасли, Азур шлялся чёрт пойми где, а это значило, что перевёртыш был очень и очень уязвим. Навалившись спиной на стену (а стоять было всё-таки трудно), демон мысленно начал возводить стены защиты вокруг своего контура. Увы, но магию он знал плохо...

Что там говорил Мавр? Сконцентрироваться на конкретной цели?.. Защита... защита...
А-ах... - внезапно зевнула проснувшаяся Иша. - Мавр, нет... ещё пять минуток...
Увы, осознать ошибку неудачливый перевёртыш не успел: конечная мыслеформа уже была выражена, пусть не Меншей, так Ишей. Призвав вместо защитной руны руну сна, она вовлёк всех близлежащих существ в объятья Морфея... вот так влияют на ход судьбы капризы Фортуны - кто знает, быть может, если бы не эта случайная встреча, Астрид всё-таки смогла бы успеть в пункт назначения к названному времени?..
Так или иначе, ближайшие десять минут ей, равно как и демону, будет абсолютно безразлично происходящее вокруг - их ждут сновидения.

----------> Общий квест, замок, медпункт.

Отредактировано Менша Данан (2011-10-02 21:51:43)

0

351

Некоторое время Астрид так и стояла неподвижно перед незнакомцем и скептически обдумывала все возможные варианты. Поздно пить «Боржоми», когда печень отказала: она уже внизу и стоит перед «потерпевшим», если можно так назвать высокого парня, возвышающегося над нею. Отойдя на метр назад, Кэйнер повнимательнее посмотрела на силуэт, но всё равно что-то особо разглядеть не смогла. Так что оставалось только прикидывать и догадываться, как выглядит на самом деле «пришелец».
Гробовое молчание прервал сам незнакомец, сразу выдавив из себя огромную тираду, от которой Астрид легче совершенно не стало.

- Ну... что такого? Демона никогда не видела? Знакомься: Менша Данан, демон-перевёртыш, - весело начал парень, протянув руку для приветственного пожатия.
Холод мгновенно пронзил девушку с ног до головы, заставив сделать еще один шаг назад. Лицо еле заметно скривилось, благо самообладания хватило, чтобы не выматериться, зато в глазах трепетал тот еще страх.
«О Боже… это всё-таки демон! Блеать, это же демон!»
Аристократка усилием воли подошла и пожала Менше руку.
- Я Астрид, - немного отстраненно представилась индиго, придерживая свободной рукой локоть другой. Внутри бил озноб, и она пыталась всем своим пофигистическим и реалистическим отрядом справиться с паникой. Мысленно повторяя молитву, девушка наконец-то смогла успокоиться спустя долгую минуту. Ведь ничего страшного не произошло, ведь так? Она впервые увидела того, кого всё время боялась и! Теперь можно избавиться от ненавистных предрассудков, сейчас просто отличный шанс!
Внимательно слушая Данана, индиго усиленно пыталась рассмотреть парня, пока тот не привлек её внимание:
- Скажи лучше, что тебя занесло в эти столь родные и далёкие Ебеня? Кажется, иностранцам сюда вход только по визе, и вообще...
Выслушав вопрос, девушка снова легко улыбнулась. Былая уверенность медленно, но уверенно стала наполнять аристократку и вытеснять предрассудки и страхи.
- Я здесь по делам, но они тебя не касаются. А сюда я спустилась только для того, чтобы оказать помощь, если такова вообще требуется…
Астрид выжидающе посмотрела на силуэт, который отошел к стене и стал что-то химичить.
Ожидая ответной реакции, Кэйнер сделала шаг в сторону Менши, но вдруг её тело перестало её слушаться, а сознание начало постепенно меркнуть.
«Что за…» - были последние мысли индиго перед тем, как отключиться…

0

352

офф: извини! были неполадки с интернетом.

Время идет, а Руби кажется и не собиралась больше ни за кем гоняться. Настроение было отличным, а недавнее происшествие забылось, как и горемычный бандит. Благодаря близнецам-вампирам у сбежавшей жертвы еще было время убежать подальше. Тот тем и занялся с весьма переменным успехом. Только вот зря он так самонадеянно считал себя здесь как дома. Ведь за ним не спускал глаз ворон, передавая все увиденное хозяйке через ментальную связь.
"Хорошо-то как быть близко к своим сородичам. Любое животное радо помочь, а в случае отказа - могу заставить себе повиноваться. Конечно, мне не хотелось бы заставлять кого то ни было. Иногда просто нет такого выбора."
С сожалением вздохнула, ощущая как ворон преследует её неповоротливую жертву. Слабый человечешка, бегущий между грязными проулками и лужами после дождя. Он надеялся оторваться от погони. Он верил в это. Но сердце, замершее на миг, вновь бросилось вскачь, точно зная правду. Ему не сбежать. Все чувства просто кричали об опасности, заставляя бежать еще быстрее. Крик ворона, сидевшего на краю крыши, был последней каплей. Он истерично визгнул, ругая треклятого ворона, и бросил камешек с дороги. Языка у него так и не появилось, а потому вместо обычного человеческого голоса слышно только мычание и шипение. Бросок был неудачен, ибо ворон, как показалось смертнику, посмеивался над человеком. Однако не испытывал судьбу дважды и слетел с крыши.
Губы лисы сложились в брезгливую гримасу. Яд, который попал в кровь этого человека должен был уже начать действовать, а значит времени оставалось слишком мало на полноценную охоту и игру. Как это не прискорбно признавать, но лисичка знала что что-то подобное и случиться. Помешает её игре. Снова.
"Как не обидно, но нельзя злиться на этих милых детишек. Они же не виноваты в том, что чертов человечишка слишком мягкотелый! Жаль, но ничего не поделаешь."
Ладонь охватывала одного из них за пояс, в то время как вторая мучила макушку головы угрюмого Рино. реакция же парнишки на её так называемую симпатию - или любовь ко всем ближним? - и интерес очень уж понравилось хитрой кицунэ. Только вот её улыбочку никто не мог увидеть. надежно спрятала личико в волосах Рэно и только он мог бы почувствовать удовлетворенное утробное урчание лисы, которое отдавалось во всем теле. Ах, так много времени прошло с последнего похожего на это чувство сытости и ничем не объяснимого удовлетворения.
Но все кончилось быстро. Сначала уход одного из братьев из-под её объятий, что вылилось в подергивании хвоста. Затем его слова о несчастной жертве, которая уже сейчас сражается за каждое дыхание у подворотне. Яд настиг жизненно важных органов и методично уничтожал их. Брови сошлись к переносице и Руби недовольно засопела, когда Рэно отошел от нее еще дальше. Отпустив второго брата, потрепала по голове и после вздоха, в чем выливалось её неудовольствие. Но так как нельзя ничего и с этим поделать, то вместо слов поднялась на ноги и целенаправленно начала очищать одежду от грязи.
- Да ты прав, малыш. Нужно прекратить мучения того человека. - задумчиво подняла голову к темному небу. память услужливо напомнила, что неплохо было бы пойти в одно место, куда просто необходимо было посетить. Оставалось решить как лучше вылить эту информацию на братьев. - Но есть одна загвоздка... Он уже сейчас плохо себя чувствует, а мне уже нужно идти. задержалась я тут. Если хотите, то можете нагнать его. Он в нескольких сотнях метрах отсюда. Думаю быстро найдете благодаря маленькому помощнику.
Ткнула пальчиком в сторону летающего высоко в небе ворона, словно путеводная звезда указывая определенное место. А Руби, уже собравшись с мыслями, поцеловала каждого из братьев в щеку, запрыгнула на огорожу между двумя домами. Прыжок и она на той стороне. Но судьба-злодейка подготовила для нее сюрприз. Голова начала кружиться, а стоять стало почти непосильной ношей. Показалось, что где-то в висках оглушительно громко стучали отборные молоточки. А потом щелчок и благословенное забытье.

Замок

Отредактировано Руби (2011-10-06 16:12:38)

+1

353

ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

-----> сеть улиц
Ночь.
Сообщение пришло несколько дней назад.
Экран нетбука замерцал высвечивая «У вас одно новое сообщение». Этот адрес знали только заказчики. Неумелые босы верхний организаций. Они всегда пытались обхитрить законников. Незаконная продажа, выбивание долгов. В этих кругах вертелись грязные деньги. И только истинные ценители сего «сокровища» имели право вертеться в этом круговороте незаконной лжи. Иногда они просят помощи, считают себя всемогущими. Говнюки.
Когда-нибудь на их белоснежных запястьях защёлкнуться хромированные кандалы. Ну а пока, играйте детки в свои игры.
Нельзя сказать, что я погрязла в этом, возможно это меня и касается, но только как полного дилетанта. Я делаю своё дело, не зацикливаясь на том для чего именно это всё надо. Куда сливаются зелёные купюры, чётко прорисованные этими умелыми ручками. Скуп партии гароина, покупка дорогостоящего антиквариата.
Я выполняю работу под которой подписалась. Это называется сравнивать счёты. Немного эгоизма и пофигизма. Добавить талант и в кармане уже 30% навара.
Моё дело молчать. А все вопросы задавать, молча, про себя.

Кому: Мистер Джанки
От кого: [скрыт]
Тема сообщения: 347856.300.000

Привет. Надеюсь, завтра встретимся Джанки.

Иногда это смотрится тупо. Совершенно по-детски. Бестолково. Но свобода как-то дороже, чем мнение окружающих. В наши дни всё прослушивается и проверяется. Безопасность своей персоны на первом месте, какие бы люди не стояли на твоём пути.
В ту ночь мой сон прервали. Наверное, с тех пор я и не сомкнула глаз. Это так напрягает.
Конечно, это всё быстро, но утомительно. Каждый штрих, каждая деталь выгрызает мозг. Цифра за цифрой, не быть пойманным. Не стать мишенью фотообъектива. Не охото увидеть своё имя на перовой полосе Нью Йорк Таймс.
Пальцы сжимали серый конверт, в нём было немое письмо и чек на сумму 300.000 долларов. Наверное, сообщество «магнатов» решило позабавиться о своём будущем.
Смех пробил глотку, заставил задохнуться и закашляться. В этом городе неизвестно что твориться. На каждом углу можно встретить приключения. Это называется - страна чудес от руки Шляпника.
Эта ночь была необычно теплая, ветер растрепал волосы, теперь когда-то идеальная причёска перестала существовать.
Бледные пальцы пытались пригладить рыжие прядки. Ногти цеплялись за волосы, пытаясь вырвать их с корнями. Губы пересохли. Хотелось ужасно пить. Кончиком языка пройтись по верхней губе, мимоходом закусив нижнюю.
Оставаться хладнокровной, ни чего не волнует. Просто этот мир не слишком интересен, что бы взгляд замечал детали божественного интерьера.
Голова немного кружилась. Пальцы стучали по шершавой поверхности, взгляд то и дело падал на часы. Дождаться 04:00…
Осталось немного.
В глаза ударил яркий свет. Пролетевшая мимо машина с ужасающим скрипом ушла в занос и скрылась в проулке.
Пышногрудая женщина с маленьким ребёнком грязно выругалась сквозь зубы. Вздыбила необъятную грудь и шустро потащила мальчика вдоль дома. Он вырывался, плакал и что-то невнятно нёс.
Ненавижу детей. От них слишком много шума. Они слишком неповоротливые и вечно путаются в ногах. Их любопытство раздражает, а запросы маленьких принцесс заставляют возводить руки к небу с рычанием.
Оставалось 15 минут.
Хотелось пить. Скрежет закрывающихся дверей действовал на нервы. Чувствуешь себя наркоманом перед ломкой. Такой дядюшка Джанки под Бруклинским мостом.
Серебряный фантом резко затормозил, чуть не сбив с ног пожилую леди. Она скривила физиономию, но промолчала.
Бледные дрожащие пальцы вцепились в ручку, потянули наверх до щелчка.
В салоне было душно и накурено. Табачный дым выедал глаза, врывался в легкие, тревожа внутренности.
Машина резко тронулась с места. Приглушённый бас водителя. Он что-то бормотал себе под нос.
Из колонок звучала классика, испорченная современными ди-джеями. Моцарт, чертыхаясь, вырывался из гроба.
Мягкий баритон заставил поднять глаза.
- Всё готово?
Рука, сжимающая конверт дёрнулась, минутное обдумывание. Протянуть свёрток.
-Отлично.
Машина остановилась на перекрёстке. Наконец-то оказаться на свежем воздухе. Ветерок приятно обдувал лицо.
Наверное, я заболела. Дрожь в теле было не унять. Озноб крошил кости на миллиарды кусочков.
Свет ночного фонаря освещал безлюдную улицу.
На сегодня всё.

---->Кафе "Саюри"

Отредактировано Fleur d'Arques (2011-10-16 00:04:31)

0

354

ночь: осенняя теплая, звездная ночь. В такую приятно прогуляться по городу, подставляя лицо редким порывам ветра, глядя в небо.
Температура воздуха: + 14

<======= Особняк Алекса

Перейдя дорогу, девушка прошла по главной улице пару метров и завернула за угол дома, там по темным узким улочкам, одна из которых выводила в самый опасный переулок. Шаги раздавались слабым эхом; странные люди проходили мимо. Здесь пахло падалью, подлостью, страхом, похотью. Собралось всё самое негативное.
Ю нервно оборачивалась. Постоянно казалось что за ней кто-то идет от самого угла дома, хотя была уверенность что ни Хайнес, ни Алекс за неё не шли.
Как то здесь не по себе..странное чувство.. Ловким движением Ю вытащила пачку сигарет и зажигалку. Мягкие губы сжали тонкую сигарету; пару манипуляций над зажигалкой и в легкие попал первый никотиновый дым.
Тело безумно требовало отдыха и здорового сна, перед глазами ещё стояла пелена мыслей, но она медленно, но верно исчезала; картинка перед глазами становилась четче как и окружающие звуки.
Где теперь найти ночлег, можно ещё себе травки купить, поднять настроение, развеяться и нарваться на неприятности, как в старые добрые времена.
Под ноги попала пустая железная банка, Ю её нечаянно пнула и по переулку раздался железный звон. Это всегда затягивало, как сейчас помнит, в детстве, когда шла одна по темным переулком пинала какую-нибудь банку как именитый футболист.
А ещё можно зайти в бар и выпить, главное что бы на эту ночь хватило денег, а дальше придется устраиваться на работу или серьезно заняться воровством.
Перебирая вновь и вновь свои мысли, девушка вышла с переулка на какой-то темный дворик за железной банкой, которая туда укатилась от легкого пинка щиколоткой. Успев пнуть железку ещё пару раз и наконец запнув её в маленький проем между стены и мусорного бака.
Ну вот, последнюю игрушку в этой жизни отняли. ну почему мир так жесток.
Выпустив последний дым из легких, Ю кинула окурок в лужу и, нервно оборачиваясь, завернул за угол здания. Этим зданием была большая гостиница мимо которой нельзя было просто пройти.
Оп-па, гостиница...если хорошенько заболтать начальника или что-нибудь придумать, то провести день можно будет тут..ну или на крайней случай стащить какую-нибудь ценную вещицу. Вновь оглянувшись по сторонам, дабы проверить нет ли за ней какого либо хвоста, направилась в гостиницу.

=======>Гостиница "Celestin"; Кабинет владельца гостиницы.

Отредактировано Юки (2011-10-18 17:25:07)

0

355

Жилой комплекс, квартира №361 --->

Ноябрь, 2011.
• ночь: город уснул, а неугомонный дождь наконец-то прекратился. Небо прояснилось, стали видны звезды. Земля и деревья покрылись тонким слоем инея / коркой льда.
Температура воздуха: - 1

В последнее время Эшли стала очень часто выбираться в Город ночью. Пока что она не набралась смелости для того, чтобы выгуливать себя глубокой ночью по темным переулкам, но задержки по вечерам в развлекательных центрах, кафе, барах, клубах и других разных заведениях, работающих почти круглосуточно, стали нормой - Лин часто возвращалась домой либо слишком поздно, либо вообще не появлялась в опустевшей квартире. Мысли то и дело занимал этот ублюдок Бриан. Он, должно быть, тоже покинул квартиру падшей, а может, до сих пор околачивался там... Всякое бывает. Потому-то Лин и не горела желанием там появляться. Прошло уже полторы недели с того момента, как мелкая убежала из собственной квартиры с вконец испорченным настроением. Она забегала туда лишь два раза, и ни разу ей еще не доводилось встретить барса. Может быть, он уже давно решил свалить куда подальше... А может и нет.
Черт возьми, нам никогда не продадут бурбон...
Девчонка лишь вздохнула, заворачивая в очередной переулок, чтобы сократить путь. Уже не один день она моталась по улицам в поисках чего-то действительного интересного. А если быть точнее, она искала интересных людей. Изредка в памяти всплывал образ падшего, но Лин отбрасывала мысли о Кери в дальний уголок сознания - еще не время, она еще не оправилась после их последнего разговора. Сейчас она направлялась к бару "Осколки". Это был основной пункт, где ей обычно удавалось поймать такси и умчаться домой. Девочка шагала по привычному маршруту по переулку, погруженному в темноту. Она не думала, что в такой вот обстановке она может испачкать свой излюбленный белый пуховик и такие же белые плотные джинсы. Голова по-прежнему обходилась без шапки, волосы по привычке распущены, на ногах белые зимние кроссовки. Такая белоснежная... чистая?
Может, так Лин пыталась избавиться от мыслей о мрачном будущем, которые в последнее время особенно часто стали ее посещать. Особенно при мысли об Алексе... К черту всё! Она встряхнула головой, отгоняя надоевшие мысли. Чересчур уж много она думала об одном и том же, пора бы уже отвлечься.
Словно по мановению волшебной палочки, внимание Лин тут же привлек странный шум, раздавшийся по правую сторону от нее. Все это время глядя и ориентируясь на яркую полоску света от уличного фонаря, падшая плохо видела в темноте. Не задумываясь о последствиях, она нырнула коротким шагом во тьму, движимая исключительным любопытством...

0

356

<----------------------------Территория Токио.
Ноябрь, 2011.
• ночь: город уснул, а неугомонный дождь наконец-то прекратился. Небо прояснилось, стали видны звезды. Земля и деревья покрылись тонким слоем инея / коркой льда.
Температура воздуха: - 1

-Я последний раз говорю: у меня нет денег.
Данный момент у Кельвина был не самый удачный. Он, промерзший до костей стоял в окружении трех гопников, которые ненавязчиво весьма упрямо предлагали Хайнесу отдать им все деньги и ценности.
На крики этой падали можно было не обращать внимание, если бы не одно важное но: один из этой троицы сжимал в руках обрезок трубы, а остальные два, похоже, были вооружены чем-то острым. Кельвин не был уверен в этом точно, по по тому, как руки этих двух бандитов лежали в карманах можно было предположить, что между их пальцами покоились складные ножи.
-А ты подумай получше парень, или мы тебе поможем.
Заносчивый обладатель дубинки начал вертеть свое простенькое орудие.
-Денег нет.
-Ну.....
Дальше все произошло очень быстро.
Ведущий переговоры с жертвой поднял обрезок трубы, явно намереваясь размозжить череп Кельвина, но Хайнес, ожидавший, что, после его отказа платить добровольно, последует мощный удар, подался чуть вперед, на излете перехватил кисть сжимающую импровизированную дубину и нанес свободный рукой страшный удар по локтю захваченной конечности.
Кость послушно и, что самое важное, довольно резво выпрыгнула из суставной сумки, заставив нападающего взвыть от боли и злобы. Но крик прервал Кельвин: подхватив падающую трубу он на отмашь ударил парня по виску, сминая хрупкие кости и превращая правую лицевую часть черепа в багровое бесформенное месиво. Далее, не останавливая движения Кельвин от локтя метнул обрезок в застывшего в недоумении преступника.
Кажется он попал, но точно определить Хайнес уже не успел- на него кинулся второй бандит. Выставив вперед руки, облаченные в кастеты он попытался нанести короткий боксерский удар в лицо Клельвина, но не попал. Жертва отклонилась, от души ударила палача в печень, а потом, наградив апперкотом, вмазала ребром ладони по кадыку.
В этот момент Кельвин почувствовал как сухая и холодная сталь рассекает куртку на левом плече. Прыгнув вперед парень попытался разорвать дистанцию, но последний из нападавших (Кельвин все таки попал в него- лицо хулигана заливала кровь) так же резво настиг Хайнеса.
Уйдя от нескольких колющих ударов обороняющийся наконец смог перехватить руку с ножом и, совершив весьма театральный пирует, заломить ее за спину, попутно вывернув плече. Крик бандита прервал короткий колющий удар под левую лопатку.
Оттолкнув от себя обмякшее тело молодой человек осмотрелся: живым оставался только один из нападавших, да и то, с перебитой трахеей, он будет коптить небо еще около минуты. Возрождающуюся тишину закоулка разорвал девичий писк.
Тонкий и протяжный писк ужаса- Кельвин выхватил пистолет и обернулся.
Пистолет... Парень до последнего не хотел его использовать, ведь если сделать даже один выстрел, он засветит свой ствол. Поэтому рациональный Хайнес и предпочел оставить его на самый крайний случай. И этот случай настал- девочка-подросток увидела как он только что расправился, жестоко расправился, с тремя идиотами, пытавшимися заработать на красивую жизнь.
Девочка была слишком далеко для того, что бы схватить ее. но достаточно близко что-бы ее можно было расстрелять.
Поймав в прицел это напуганное белое пятно бывший дворецкий стал быстро думать. Очень быстро думать.
"Девка, на вид семнадцать лет. Раса? Черт... Человек или нет? Мало данных. Она напугана, значит боится произошедшего. следовательно у нее инстинкт самосохранения такой же как и у любого обладателя тела. Скорее всего это либо человек, либо некая не очень сильная нежить...." 

Отредактировано К. Хайнес (2011-11-02 21:02:13)

+2

357

офф. не описывай действий Эшли за меня >.<

Дернуло же ее именно сейчас искать себе проблем в этом гребаном переулке. Удача довольно часто поворачивалась к Лин неприличным местом, особенно здесь, в Токио, но чтобы настолько попасть - здесь мы точно можем заявить, что падшая была в этом талантлива, как никто другой. К тому, что Токио притягивает в свои бетонные массивы сотни представителей нечисти, уже совершенно не удивляло, девчонка воспринимала это как должное. Но вот обилие смертей... это уж чересчур.
Мать твою, лучше бы сели бегом к Коичи в его тарахтелку и согрелись... Холодно же, Лин!
Любопытство и ожидание чего-то необычного, чего-то мало встречающегося на оживленных улицах города, греет душу и сердце, заставляя кровь циркулировать по сосудам быстрее, а шаги  - ускоряться. Неудивительное это дело - услышать душераздирающий крик ночью на территории Киояма, однако до сих пор Лин не доводилось видеть какой-либо борьбы или же драки. Единственное, что было ей доступно, это множество боевиков и фэнтезийных фильмов, но настолько все это было далеким и нереальным... Девочка желала сама увидеть, как люди ведут себя в боях.
Уверена, что нам ничего не угрожает?
Да какие угрозы! Это же центр Токио! Его самое сердце. Стоит лишь закричать как следует - кто-нибудь да сунется, окажет помощь. Так ведь? Хороших и добросовестных девочек всегда спасает кто-то? Значит бояться нечего. Лин делает еще пару шагов, напрягая слух. Наконец, до нее доносится заглушенный крик. Девчонка переходит на бег и стремительно погружается во тьму. И вот она приближается к самому центру событий - тени мелькают в темноте с непривычной скоростью, и все происходит чрезвычайно быстро. Лин замирает, сжимает кулачки и напрягает зрение, пытаясь как можно лучше разглядеть участников драки. Хруст. Что-то не так. Слабый стон. Еще один странный звук, а следом за ним - хрип и глухой звук. Кажется, кто-то упал.  Наконец, глаза падшей привыкают к темноте.
Лин...
Снова эти трупы. Или же не трупы? Какая разница? Человек лежит на земле без единого признака жизни - это нормально? Пока двое дерущихся разбираются, взгляд падшей скользит по рухнувшим телам. Они не шевелятся, мать вашу! Девочка нерешительно делает шаг вперед, и именно в этот момент третья фигура валится на асфальт. Девчонка, не шевелясь, смотрит на последнего рухнувшего и ждет, пока тот встанет, встанет со смехом, давая знать, что все происходящее - шутка. Смерть - это нехорошо. Ох как нехорошо. Сколько уже времени прошло? Минута? Две минуты? Пятнадцать секунд? Мелкая ждет, пока кто-нибудь из лежащих нарушит тишину, воцарившуюся в темноте. Но ничего не происходит. Тишина давит на мозг, и Лин только сейчас понимает, насколько ее горло сдавлено. Неожиданно этот комок испаряется, и из горла вырывается слабый писк...
Неизвестный обернулся. Пистолет. Черт возьми. Лин снова в ужасе застывает на месте, чуть разведя руки в стороны. Как вариант, можно было бы быстренько стянуть куртку и взмыть в воздух... если бы не это устрашающее дуло. Даже в таком состоянии девчонка малость соображала - она не успеет. Поэтому она продолжала стоять на месте без движения.
Скажи ему что-нибудь! Скажи! Скажи, мать твою, он убьет нас!
Лин молчала и продолжала стоять на месте. Что делать дальше?

+1

358

Хайнес осторожно приблизился, не сводя пистолета с девушки.
Несчастная была вполне себе обыкновенным подростком. Умерено крикливая одежда, умерено сложенная. Вполне рядовая внешность- таких можно увидеть за день сотни в любом городе, не говоря уже о Токио. Но парень серьезно напрягся- в этом проклятом городе термин "рядовой", совсем не обязан иквивалентироваться термину "обычный".
"Замерла. Под пуховиком может быть оружие. Магия: снаружи я не вижу никаких фетишей, пальцы не двигаются, губы тоже... К какому виду нечисти ее можно отнести?! ЧЕРТ-ЧЕРТ-ЧЕРТ!!!!!!!!!"
Требовалось быстрое решение. С одной стороны Кельвин не должен был приближаться ближе, так-как это может полечь за собой осложнения в виде атак, от которой парень не сможет уйти.  С другой: нужно приблизится что бы тщательнее разглядеть цель и определить ее расовую принадлежность. что тоже крайне важно, поскольку окажись она не человеком, разрывные пули могут ее и не остановить.
Кто не рискует, то не пьет игристые напитки.. Черт....
Подойдя еще ближе Хайнес, не убирая оружия, взял девушку за воротник пуховика и потянул в темноту заваленной трупами подворотни.
"Теплая"- подумал он, случайно коснувшись пальцами шеи девочки- "Видимо человек...."

+1

359

Откуда ей было знать, что нужно делать в такой ситуации? Глядя на туши парней, Лин не сомневалась, что этому психу не составит труда просто застрелить ее. Она стояла без движения даже в тот момент, когда он приближался. Нет, не было тех странных ощущений, которые обычно описывают в книгах, когда говорят о несчастных случайных жертвах - у Лин не пронеслась вся ее кратковременная жизнь перед глазами, дыхания ее не перехватывало, и даже коленки ее не начали дрожать - особую роль здесь играло любопытство, наряду со страхом. Не понятно и довольно интересно для нее было то, как осторожничал этот парень. Разве она своим видом внушает страх? Разве в ее образе можно разглядеть какую-то угрозу? Непонятно, все-таки нисколечко непонятно.
Еще парочка минут - и мы будем валяться на земле с кровоточащей аккуратной дырочкой во лбу. Наше лицо скроет кровавая маска, а организм сделает свое дело перед смертью, особенно система органов выделения...
Девчонка даже уже начала успокаиваться - он не стал убивать ее, может, все обойдется договором о вечном молчании? Вероятность мала, но она существует, раз уж Лин все еще стоит на ногах. Естественно, никакого сопротивления она оказывать не стала, когда псих схватил ее за ворот. Но когда он поволок ее еще дальше во тьму...
- Да пошел ты нахер!
Удивительно, насколько агрессивной становилась падшая в моменты опасности. Память вырисовывала картинку, где Лин отчаянно кричит и матерится, пока ее тело раздирает уже настроившаяся на свою собственную волну тигрица. Очевидно было, что расставаться со столь удобной и очаровательной оболочкой бывшая хранительница не спешила, а потому с яростью кидалась на всякий источник угрозы. Кидалась, даже если это увеличивало вероятность летального исхода сего конфликта. Вот и сейчас девчонка стала отбиваться руками (ногами она пока что махать не рисковала), совершенно забыв об огнестрельном оружии в руках... как его зовут?
Холодное прикосновение, и Лин замирает, с испугом глядя на неизвестного. Такое с ней произошло впервые. Перед глазами пронеслись совершенно никак не связанные друг с другом кадры... Женщина, провожающая куда-то свою подругу. Парень, пытающийся спрятать эротические журналы от приближающегося начальника. Девушка со смехом бежит по аллее, постоянно куда-то оглядываясь. Два друга, с воодушевлением делящиеся друг с другом впечатлениями после продолжительного отпуска. И длинное число, окончательно сбившее с толку девочку. Пребывая в ступоре и совершенно не шевелясь, Лин уже не замечала, куда ее волочат - не это сейчас волновало мелкую душонку.
- 265782... - всматриваясь в никуда, она называла по одной цифре, которые по очереди всплывали у нее перед глазами. Каждую она выговаривала медленно монотонно и тихо. - Джи.
Что за херня?..

0

360

Хайнес застыл.
-Что? -едва проговорил парень.
Только что случилось невозможное. Зеленые глаза, давно привыкшие к темноте, ошарашено уставились на белокурую головку, а дуло пистолета, все еще жадно направленное на белый пуховик поползло вниз.
"Откуда? Меня, что.... Меня нашли? Но как? Я же... Она."
Сумбур в голове, шок и не знание как действовать- все это выбило Кельвина из колеи. Ощущение растерянности было осязаемым.
"Я... Меня обнаружили? Но она не похожа на оперативника. Она не человек. Но кто тогда? Что мне делать?"
Тяжесть оружия вернула молодого человека в калию. Мозг резко заработал, перещелкивания лихорадочные мысли одну за одной. в первую очередь он подавил желание выстрелить и убежать. Во вторую очередь он заставил левую руку, описав широкую дугу, метнуть девочку в ближайшую стену. Маленькие белые пальчики, яростно вцепившиеся в рука, соскользнули, позволив хозяйке отправится в полет.
Почти одновременно Хайнес выставил левую ногу в перед,  чуть присел и ухватился за пистолет двумя рукам- сейчас он был готов расстрелять девочку.
"Меня нашли. Меня выследили. Пере домной одна из тех, кого послали что бы меня поймать. Это кто-то из не очень сильной нечисти, скорее всего слабый лесной дух- она не обратилась, когда я ее схватил, теплая на ощупь и физически слабее меня, следовательно она не зверолюд, не вампир и не демон. Наиболее возможные варианты: лесной дух или подселенка- призрак, падшая и тому подобное. Значит и реакция у нее приблизительно как у меня. Далее: меня до сих пор не атаковали остальные члены группы. Скорее всего она просто прочесывала город. Логично, что она связана с остальными- скорее всего основные силы уже движутся сюда. Живым я им не нужен: их задача наверняка просто уничтожить тело, так, что бы его невозможно было обследовать. Мало времени."
-Попытаешься атаковать или заорать расстреляю. Попытаешься навести иллюзию или сплести заклятие- тоже. Не двигайся.
Хайнес на пружинистых ногах аккуратно отошел на пару шагов, все так же не отводя взгляда с девушки. ему нужно было торопиться- только быстрое движение теперь могло спасти его бесполезную жизнь. А что бы быстро двигаться нужно очень быстро думать. А мысли были все о том же: маршрут отхода, место где можно дождаться утра, что бы в час пик уехать из Токио и перебраться подальше. Как можно дальше, туда где его никто-никто не найдет.
-Твое имя, вид и звание и приказ? Кто послал и кто еще в группе?
Черная прицельная рамка полностью растворилась в ночной темноте, только сияющий белый пуховик позволял слабым человеческим глазам опознавать цель.
"Темнота. Ночь не время людей. Твою мать?! Почему! Почему все так плохо?!"
Какая-то горькая, почти детская обида наполнила душу Хайнеса. Долгие годы он жил, отказывая себе во многих радостях, тщательно скрываясь и осторожничая, а его все равно наши. Как-то смогли узнать, что он в Японии, как-то определили, что он в Токио. Кельвину было очень обидно- все его старания рухнули вот так.

Отредактировано К. Хайнес (2011-11-03 16:52:24)

+1


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Переулок "Киояма"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC