Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Переулок "Киояма"


Переулок "Киояма"

Сообщений 121 страница 150 из 448

1

http://s019.radikal.ru/i634/1405/dc/5642c540552a.png

Свернув с центральной улицы, не так уж трудно оказаться в этом темном, с парой тускло горящих фонарей, затхлом местечке. Здесь, где в каждой тени правильно видеть опасность, где каждый шорох расценивается, как шаги убийцы или вора, а встретить торговца наркотиками так же легко, как в больнице - больного. В любой момент всякий прилично одетый человек рискует попасть под нож или шальную пулю - переулок длинный и в него выходит много черных ходов различных сомнительных заведений, в которых нередки перестрелки. Впрочем, кое-где здесь располагаются и центральные входы в те самые заведения, что посчитали за лучшее спрятаться от полиции и налоговых.
В переулке практически всегда темно и даже днем здесь висит неприятная дымка, что мешает смотреть нормально. Только местные жители уже привычны. Им все равно, в каких условиях кого-то грабить, выяснять свои отношения или творить еще какие-то дела, а вот людям, завернувшим сюда с центральных улиц, действительно может дорого обойтись подобна ошибка. Не смотря на то, что переулок назван именно переулком - в нем много ответвлений, которые способны как вывести на освещенную площадь к зданию местной оперы или завести в тупик, где будут уже поджидать не чистые на руку люди.
В данном случае фраза: "Чем дальше в лес, тем больше дров" - полностью себя оправдывает и, если в самом начале проулка еще горят красными, синими и желтыми огнями фонарики и фонари,  лампы и светильники, о дальше вряд ли будет удачным ходить без фонарика. Более того - переулок вертляв и изломан, словно рисунок лабиринта маленького ребенка и никогда нельзя быть уверенным, что будет за следующим поворотом.

+1

121

-Алекс?
Голос. Этот голос. Такой знакомый. Она бы узнала его из тысячи. Он никогда не забудеться, хоть и прошло столько времени. И ЕГО она никогда не забудет. Любимый. Ее любимый, которому она причинила боль. Она так тщательно прятала воспоминания о нем, так старалась прогнать мысли, забыть, вычеркнуть его из своей жизни, что он уже начал казаться сном. И вот сон вновь стал явью.
Алекс застыла как вкопанная, а потом медленно развернулась. На ее лице и в глазаз отражалось тысячу эмоций и она была рада, что оно закрыто копюшоном от внешнего мира.
- Кей?- прошептала она. Хоть лицо и было скрыто, но голос она скрыть не могла. На секунду в легих закончился воздух, а сердце перестало стучать.
Она хотела броситься ему на шею, но одновременно боялась сделать даже шаг навстречу парню. ПАризрак прошлого. Дух прошлой Алекс. Той доброй лесной нимфы, которая гуляла с волками и предлагала ему посмотреть на только что родившихся медвежат. Ее больше не было. Она осталась в прошлом и вот прошлое настигло ее. Как настигли и те чувства, что она ииспытывала и испытывает к нему.
- Кей я...- голос сорвался. Вдохнув воздуха она все же продолжила.- Я... я неожидала тебя здесь увидеть...
Она нервно кусала губы, поглядывая на него из-под капюшона. Он мало изменился с того времени. Разве, что глаза. Они были другими.

0

122

Невероятное чувство. Сказка, что была забыта  в детстве, и ты вдруг открываешь её через много лет. Всё кажется другим, но ты всё равно слепо веришь этой сказке и любишь эту сказку. Алекс была его феей из сказки, его мечтой его фантазией, после их расставания он оставил её всего лишь мечтой, несбыточной мечтой, и теперь она перед ним, точно так же как много лет. назад. Но врем прошло. Они оба другие. Другие они, но разве сердце подчиняется время? нет. оно всё то же. Короткий шаг навстречу. Множественные желания сейчас овладели им. ни одно несбыточно. те обиды, что были у него. Обиды на неё. Что за глупость. Они были так давно. а она. Всё такая же, красивая сказка. Лицо, в тени капюшона, слишком родное. Столько боли.
Её голос срывается, он молчит, знает что просто не сможет ничего сказать.
Я... я неожидала тебя здесь увидеть...
-Неожиданная встреча. Усмешка, маска,. Ему хотелось кричать, кричать что он её всё ещё любит, молить сто бы она забрала свои те слова назад. И снова просто любить. Он и не ожидал что так всё помнит. Пока её не было рядом, он ненавидел. Сейчас видя её снова ненависти нет, лишь просто старое чувство, закинутое им на шкаф и покрывшееся пылью. "И что?"
Руки в карманах, голова чуть опущена, снежинки замирают на тёмных волоса. независимый вил, зависима душа.

0

123

-Неожиданная встреча.
Его лицо превратилось маску. Холодную и безэмоцианальную. Алекс ни раз пыталась надеть ее, но у нее не выходило. Хотя нет. Один раз получилось. Когда она сказала тому, кто стал смыслом ее жизни, что она не любит его, что он ей не нужен. Тогда да, она заставила его поверить в это. Заставила его уйти и не возвращаться. И только старый альфа знал, сколько слез пролила эльфийка.  Но это в прошлом. То время прошло. Все должно забыться. Боли не было, она исчезла. Осталось лишь сладкое воспоминание. Сладкая история любви.
Она наконец сняла капюшон и откинула назад волосы. Она чуть улыбнулась ему. За то время, что они не виделись, Алекс изменилась. В особенности изменились ее глаза. Из них исчезли тот покой и радость. Теперь в глубине них плескаллась бесконечная усталость. А еще тоска. Алекс устала, очень устала. От всего этого. Постоянная беготня и игры в прятки давали о себе знать.
- Да и вправда неожиданно. Не думала, что встречу тебя здесь...- проговорила она, делая небольшой шаг вперед.
Она вытащила из кормана сигатеты и прикурила.
- Кей я хотела сказать... в общем неважно. Как ты? Чем занимаешься?- начала она.
Алекс знала, что виновата перед ним, хотела объяснить все. Рассказать почему так поступила. Хотела, что он понял, что это было все ради него. Ради того, что бы спасти его.

0

124

Она сняла капюшон, черты лица её, всё таки же знакомые, родне, когда он знал каждую чёрточку, и сейчас мог бы вспомнить. а глаза, они утратили дар давать спокойствие, что Кею было так необходимо в то время. Но не сейчас. её глаза указывали ан время, на время что она прожила в городе. "А когда то я ей рассказывал и водил посмотреть на Город"тогда Город был  с большой буквы и Лес был с большой буквы, они познавали друг друг через места где жили.
Он подошёл ближе. Тоже закурил.
- Да и вправда неожиданно. Не думала, что встречу тебя здесь...
- Кей я хотела сказать... в общем неважно. Как ты? Чем занимаешься?

-Живу...как видишь - он усмехнулся. Честно становилось трудно, воспоминания прошлого были столь насыщены что сейчас наваливаясь разом смещали реальность. было трудно. А ещё всё же боль.
-Как ты? Давно в городе?Ты от кого то убегала?
Он не знал о чём говорить. не правда ли парадокс, ты знаешь человека но не знаешь о чём  с ним говорить. Шутка судьбы.

0

125

Он подошел ближе и тоже закурил. Алекс вспомнила то время, когда онитоже так стояли и разговаривали. Говорили ни о чем и обо все сразу. Он рассказывал о городе и даже водил ее туда. Она помнила, как на нее смотрели люди. Маленькая дикарка. В одежде из растении и шкур, босая с луком и стрелами за спиной и ножом на поясе. А она водила его в лес. Ей все же удалось отвести его в сердце леса. В заповедную территорию. И они все время были вместе. Правда Алекс тогда не курила и морщилась от запаха сигарет. А вот теперь...
-Живу...как видишь
- Я рада, что ты жив...- она осеклась. Она хотела рассказать ему об этом и в то же время боялась. Боялась, что тот человек узнает, что они снова встретились, что они виделись. Узнает и убьет Кея. Пожалуй это был один из ее главных страхов. Что любимый умрет.
-Как ты? Давно в городе?Ты от кого то убегала?
- У меня все хорошо.- быстро сказала она, отведя взгляд. А потом грустно улыбнувшись добавила.- Я всегда убегаю, уже два года убегаю... Ну да ладно не будем о грустном. Все равно ничего не сделаешь.
Она затянулась сигаретой и снова взглянула в глаза парню. Они были такими родными и любимыми и в то же время чужими.

0

126

Абсурдно. Люди что некогда были так близки, сейчас стоят как незнакомые с друг другом. Что за парадокс мира.
Он смотрел на неё, слушал её речь, у неё другая жизнь, проблемы, какие то свои радости, какие то свои огорчения. Вдруг его кольнуло, странное желание, ему внезапно захотелось, знать о её проблемах, знать о её переживаниях, помогать ей.
Резкий шаг вперёд, и руки просто обхватывают Алекс, она в его объятьях. Просто порыв, такой важный, такой необходимый.
-Я скучал. Шёпот, что лучше громких слов. Голова снова опущена, объятья всё крепче.
Тёмное небо заволочено тучами, снег валит оттуда, покрывая километры белым одеялом, он видит весь мир, он видит всех, но го внимание не надолго приковано к двум, не влюблённым, слишком они расчётливы для влюблённых. К двоим, что столько пережили и до сих пор чувствуют...Редко.

0

127

Алекс молча стояла, обхвотив его руками. Такой родной, теплый и нужный. Он как и тогда стал смыслом ее жизни. Как и тогда ей не хотелось отпускать его. Не хотелось потерять снова. Ведь она только обрела его.
Как и тогда он был выше ее и Алекс стояла, уткнувшись носом в его грудь, не в силах пошевелиться.
-Я скучал.
- И я...- прошептала она, крепче сжимая руки, будто боясь, что он раствориться в солнечных лучах, словно мираж. Словно воспоминание опрошлом. Такое чарующее и сладкое.
- Я люблю тебя...- прошептала она, зарыв глаза.- Я все еще люблю тебя.
Признание сорвалось с ее губ помимо ее воли. Она не могла держать это в себе. Больше не могла. Алекс знала, что последствия будут. Но неичего. Теперь она была сильной. Теперь она сможет защитить его. Ото всех. И того человека. Она справиться.
Время будто остановилось, давая двоим насладиться минутой. Он снова с ней. Пусть и на короткое время, но он с ней. Алекс была готова к тому, что он сейчас разомкнет объятия и уйдет, оставив ее в одиночестве и в вечном беге от судьбы. Она привыкла. Она снова запихнет свои чувства подальше и снова начнет жить. Но будет ли это жизнь... без него...

0

128

-Объясни -  голос глухой, почти шёпот. он хочет и не хочет знать что тогда случилось. Столь труднообъяснимые эмоции. Он просто дышал её волосами, он просто чувствовал её так близко.
-Нет не надо, пусть всё останется. Пусть это будет его слабостью, страхом, лучше не знать, слишком трудно перенести. Главное что сейчас она говорит люблю,  а если ложь. Боже, сколько сомнений сейчас постигли этого человека, человек который никогда не сомневался, был твёрд. Сейчас он чувствовал себя юнцом, влюблённым глупым. Но почему то эти ощущения были столь сладки, столь невероятно прекрасными.
Он чуть отстранил её от себя, его руки легонько сжимали плечи девушки.
-Ты сильно изменилась, город делает своё. Он улыбался, весь улыбался, губы, глаза, лицо, всё!
-Ну привет, Лекси - старое прозвище, ниточка прошлого.

0

129

-Объясни
Это было то слово которого она боялась. Алекс хотела рассказать Кею, что произошло, почему она так поступила. Хотела и боялась одновременно. Боялась, что тому человеку станет известно, что она снова вошла в его жизнь, что он знает всю правду. Боялась, что причинит зло ее любимому. Боялась, что он не поймет ее. Но рассказать было нужно.
- Кей, тогда я это сделала...- начала она, но парень не дал ей договорить.
-Нет не надо, пусть всё останется.
Он чуть отстранил ее от себя и девушка на миг подумала, что Ворон хочет оттолкнуть ее. А потом уйти, оставив в одиночестве. Пережила бы она разлуку с ним еще раз? Вряд ли. Хотя нет. Зачем врать? Пережила. Она все преживет. Но только вот какой ценой... Но это неважно. Главное он не оттолкнул ее, а просто смотрел, чуть сжимая в руках. Эльфийка подняла голову и заглянула ему в глаза. Из них исчезла вся холодность и чуждость. Они снова стали такими, какими их помнила Алекс- добрыми, нежными и невероятно любящими.
-Ты сильно изменилась, город делает своё.
- Город всех меняет.- она тоже улыбалась. Ее улыбка стала такой же как и тогда, когда она жилав лесу. Из глаз исчезла бесконечная усталость, они снова стали спокойными и умиротворенными. Алекс забыла про все. Про свой бесконечный бег от неизбежности, о проблемах, о горе и боли. Она будто вернулась в прошлое, когда еще была сестрой леса.
-Ну привет, Лекси
Улыбка девушки стала еще шире. Только он звал ее Лекси. Он и больше никто.
- Привет, Кей.- проговорила она, попрежнему смотря в глваза любимому.

0

130

Казалось умиротворение разлила проказница судьба и оно белым пушистыми снегом опускалось на город, но главное на них. Казалось, но жизнь не любит простых решений, ей не интересно, и потому к умиротворению примешивается сумеречная тревога, что закрадывается в сердца, убивает надежду, веру, любовь.
Казалось чего бы желать? Ты стоишь, в твоих объятьях кого ты любишь и кто любит тебя…наверно. Сомненья, сколько сердце вы разбили, сколько душ убили, надо верить, ты понимаешь это но не можешь. Кей поглаживал мягкие волосы Алекс, но его глаза вновь потеряли радость и спокойствие, снова два уголька, выжженные жизнью, не имеющих возможности возродится. Глаза зеркало души.
Не хотелось прощаться, не хотелось двигаться, так бы и стоять. Но нет…
Кей осторожно обхватил лицо девушки руками, его глаза немилосердно изучали каждую черточку, с грустью замечали что на этом лице оставило свой отпечаток судьба. Он осторожно коснулся губами её губ, по прежнему столь мягких и сладких. Как давно это было, столь забытое ощущение, просто нежность. Его губы коснулись уголка её губ, другого уголка, самих губ…

0

131

Касание рук и губ, ощущение, что любимый рядом, тепло его тела. Нежный остарожный поцелуй. Сердце замирает в груди, а дыхание прерываеться. Все как раньше. Будто бы и не было этих двух лет боли и одиночества, все как прежде, он снова с ней, а она с ним, кажетьсяч, что ничто не способно разлучить их. Ничто и никто.
Казалось время жадеет их, притормозив свой быстротечный ход и давай побыть наедине как можно дольше, копя для них драгоценный секунды.
Руки девушки легли ему на плечи, а потом обняли шею. Губы шевельнулись, отвечая на поцелуй.
- Мой, мой любимый, мой и ничей больше. Я никогда, никодгда не оставлю тебя, Кей, больше я не уйду и ты не уйдешь. Я хочу быть с тобой всегда, только с тобой...- мелькали бессвязные мысли у нее в голове.
Она улыбнулась сквозь поцелуй и закрыв глаза, крепче прижалась к парню.
Птица тревожно вскрикнула, заставив девушку оторваться от Кея и повернуть голову по направлению к пернатому. Какое-то время Алекс слушала, замерев словно статуя. А потом развернулась к любимому. В ее взгляде мелькала тревога.
- Кей, я... я должна идти. Мне опасно оставатся сейчас здесь.- быстро заговорила она, глядя парню в глаза.- Я не хочу с тобой расстоватся, но я должна... прости.
Она с услием разжала объятия, правда усилие было не физическим, а скорее моральным.
- Приходи ко мне. Сегодня. Я живу в кооперативе. Квартира Стоунов, она на четвертом этаже. Ты сразу найдешь, там еще дверь выбита.- эльфийка говорила торопливо коротки предложениями.
Птица вскрикнула еще раз, торопя девушку. Алекс дотянулась до его губ и снова коснулась их.
- Я люблю тебя.- прговорила она наоследоук и надвинув на голову капюшон, выбежала из переулка.
Едва Стоун скрылась за поворотом в переулке возникли две фигуры, быстро обшарив его взглядом, мужчины удалились. Тем временем Алекс бежала по улицам, петляя между домами...
---) куда-то.

Отредактировано Алекс Стоун. (2010-03-03 22:39:57)

0

132

Начало игры. Nik Averson

Январь. 2010 год.

Такео шел абсолютно спокойно и казалось, что он никаким образом не относиться к суете города. Что он вообще не из этого мира, времени.  Ему было наплевать, что твориться вокруг, пусть даже начнется война, ему наплевать. Хотя в этом городе всё возможно. Кто даст гарантию, что вдруг съехавшие с катушек демоны не захотят захватить власть над миром. Хотя мир и так уже захвачен, захвачен своей же злобой…..
Такео пытался воспроизвести  события прошлой ночи. Но ничего не мог вспомнить. Помнит лишь, вечер, был клуб, были девушки, было спиртное. Казалось всё очевидно, и не надо пытаться вспомнить но инкуб пытался понять почему всё тело так ломит. С этими мыслями Такео забрёл  в какой-то переулок. Вообще парень возвращался домой, но  Такео решил еще немного побродить вокруг дома.
Такео остановился возле очередного дома. Вокруг почти никого не было. Погода парню не очень нравилась, но нравилась тишина и темнота. Хм… понятно, занятие вспомнить прошлую ночь абсолютно бесполезное.  Такео достал сигарету и подкурил. Горький дым немного скрасил  холодную обстановку. Сигарета.. единственная моя любовь.. Парень посмотрел на сигарету  и криво улыбнулся. Еще хочется пива.. или кофе, ах черт. Снова подул холодный ветер. Такое осмотрелся по сторонам. Увидеть знакомых равна нулю .Чем же заняться сегодня ночью? А ведь что-то подсказует, что она будет долгой…

0

133

<---------Студия звукозаписи

Январь. 2010 год.

  После репетиции Ник не чувствовал конечностей. Конечно, он был вымотан своим долгим путешествием по зданию, да и устал наигрывать по десять раз одну и ту же мелодию. Так как у них в группе было священное правило- если кто-нибудь ошибся или сфальшивил, значит всю песню переигрываем заново и так до тех пора пока всё не будет идеально. Пальцы юного гитариста просто онемели.
- Вот *** - проносилось в голове брюнета. - Устал я за этот день....ёпте...
    И опять он на улице. А вот куда идти Ник и понятия не имел. В конце концов собственного дома у него не было, возвращаться к Катарине он не хотел, так как это будет означать его поражение в их незаконченной игре. Алекс поплёлся туда, куда глядят глаза,  отдав свою жизнь в коварные ручонки судьбе. Холодно....Метель...Вновь "белого света не видно". Сильный ветер, обжигает лицо.
-Ммм....это и называется неудачей? - прошипел Ник, озираясь по сторонам. В голове крутился пару куплетов из до боли знакомой песни."Огромный город, в котором ты не кому не нужен даром, где то что ты проснулся утром- судьбы подарок, где люди думают только о сексе и деньгах, где каждым управляет страх - остаться в дураках, где терпят крах надежды и мечты о лучшем, где продают свои тела и теряют души, город, который душит, чтобы потом сожрать, город, который любит грабить убивать...". Парень брёл по пустым улицам, напевая эти слова, погружаясь в воспоминания. Конечно, два-три года назад он и не мог и подумать что его ждёт именно такое будущее. Эта жизнь вечно преподносит сюрпризы. Это безумно нравилось мальчишке.
- А что будет если я тут умру? Вот так вот....замёрзну до смерти? Нет...мне ещё рано - на лице парнишки воцарила ухмылка. - В конце концов я ещё не получил всего от этой жизни...
Ник никогда не заботился о будущем, да и зачем? Он прекрасно знал что со своими внешними качествами никогда не пропадёт. Алекс всегда мог подзаработать денег на развлечения. А вот местами работы являлись разные места: глянцевый журналы, фирмы, лицом которой ему не трудно было стать, разные рекламы, студия звукозаписи и на крайняк- он может просто быть проститутом- зарабатывать своим телом. По нему вздыхало десятки, сотни того гляди и больше женщин, что и не удивительно, ведь смазливенький на лицо мальчик с голубыми глазами и пухлыми губами просто не может остаться без женского внимания. Прошлое юного гитариста только и заключалось в праздном образе жизни, секс, алкоголь, никотин - всё что его сопровождало тогда. Следовательно изрядно надоело ему. Кажется, что у такого эгоистичного подростка совсем не было друзей, но это не так. У него были друзья, подруги, правда он не считал их таковыми, в то время как они были готовы на всё ради дружбы с ним, но для Ника они все были пустыми игрушками, с которыми иногда можно сыграть в довольно забавную игру. Да в общем-то счёте все его знакомые играли роль игрушек для его ублажения, которые не давали инкубу погрязнуть в этих серых днях. Ник был довольно-таки ветреными мальчишкой. От жизни ему нужны были только приключения да развлечения, поэтому он никого не подпускал близко. Алекс держался принципа одиночки. Сам себе дурак, сам себе господин, который играет только по своим правилам. Но в его жизни был один человек, которого он впервые принял за равного себе. Да, тот парень был чертовски красив и брюнет не удержался от секса с участием этого светловолосого казановы. И именно тогда наш юный ловелас усомнился в своём превосходстве, потому  как именно после той ночи он убедился в том есть и равные ему. Быть может именно после секса началась его дружба с этим парнем. Их характеры были в чём-то схожи, что и привлекало юного гитариста. Его партнёру было тогда девятнадцать лет, в то время как Нику всего пятнадцать. Он был высокого роста, обладатель светло-голубых глаз, сравнимы только с небом в прекрасный летний денёк, светлые волосы, находящиеся в вечном беспорядке. Ни раз Алекс стебался над этим, за что и получал издёвку похлеще в свой адрес. Их отношения были довольно-таки необычными. Сложно сказать дружба ли это или просто физическое влечение. В общем счёте Эверсон не особо задумывался над этим вопросом, просто ему была приятна близость этого человека и всё.  Секс с ним был как пламя, порыв страсти, смешанный с оттенками наслаждения, полный необычных впечатлений. К сожалению Куроки в скором времени покинул город, даже не предупредив Ника.
-Почему же сейчас мне вспомнился он? Хм...иногда я сам себе удивляюсь - пронеслось в голове юного инкуба.
  Стемнело, вдоль длинных улиц зажглись фонари, осветив дороги своим желтоватым светом. Ник плёлся вперёд, не озираясь назад. В конце концов так он шёл и по жизни, всегда вперёд, не задумываясь о том, что его ждёт впереди, но никогда-назад, ибо парнишка был не из тех, кто живёт только прошлым. Конечно, он ни раз вспоминал о своей прежней жизни, но с головой никогда не погружался в ностальгию. Алекс был из тех, кому всегда всегда хочется испробовать чего-то нового, необычного...
   Алекс прикрыл глаза, вновь напевая про себя слова из знакомых ему песен и тут он столкнулся с прохожим. Ник открыл глаза и улыбнулся, дабы сначала сгладить обстановку.
- Извините - негромко произнёс брюнет. Ник взглянул на незнакомца и замер. - Ты? Куроки Такео, верно? - спросил парнишка, не отводя взгляда от старого знакомого. - Ты ничуть не изменился, чёртов эгоист! - Ник усмехнулся, в конце концов со своим бывшим любовником он всегда общался в таком тоне.
-Мммм...не ожидал тебя здесь встретить....- спокойно произнёс мальчишка - дашь закурить? 

0

134

Парень стоял и курил. Просто наслаждался дымом. Холод уже начал пробираться под одежду, а снег путался в светлых волосах. Такео никогда не любил зиму. Ни в Токио, ни в Лондоне. Хотя в Токио зима намного лучше. В Лондоне почти всегда осень.  Температура почти, что никогда не поднимается выше +20 градусов, и не опускается ниже -7. А еще этот туман. Парень навсегда запомнил этот туман.  Он на долгое время оставил отпечаток в жизни парня. Но нельзя сказать приятный или негативный. Это прошлое. Такео не сильно любил своё прошлое. Он старался его забыть, хотя было несколько приятных моментов. И было пару людей, которых Такео не решался забыть. Рей… Это имя всегда всплывало с какой-то болью для парня. Хотя он не мог понять своих чувств. Такое делал пару попыток найти эту девушку, но все они кончались неудачей. Да и инкуб просто не знал, что он ей сказал бы.
Был еще один парень. Но не столь значимый как Рей. Такео даже почти забыл его имя, хотя его смазливая физиономия нравилась парню. Такео улыбнулся. Ну вот, пытался вспомнить прошлую ночь, а вспомнил прошлую жизнь.  Такео всегда считал его своей игрушкой. Ник был слаб, хотя в постели ничего. Между парнями никогда не было особо нежных отношений. Они просто пользовались друг другом за для получения удовольствия. А почему бы и нет? Разве секс не может существовать без любви? Это уже затёртый вопрос. Но демоны знали ответ на него. Возможно, для людей секс был исходным от любви. А вот  инкубы  просто  получали наслаждение и не важно с кем и как.  А потом появлялась или привязанность или дружба.  Так вот и получалось между Алексом и Такео.    Такео не мог понять, что именно привлекло его в парне. Смазливое лицо? Скорее всего. Алекс учился еще в школе,  а Такео еще совсем недавно закончил.  Вокруг этого парня было много шума.  Алекс напомнил Такео себя в школе. Хотя блондин был более безразличным к окружающим и не настолько заботился о своей популярности. Интересно.. где же сейчас этот проститут?  Ностальгия. Да-да, именно ностальгия.  Хоть Такео и привык к Японии,  Лондон прошлое и от него не убежать,  его не спрятать…
Такео стоял под тусклым фонарём ,который был не в силах рассеять тьму этого переулка. Да и вряд ли, что может это сделать. Даже  яркое июльское солнце не спрячет серость этой улицы.  Такео так задумался, что не замечал никого вокруг, даже холод стал безразличен ему.  Но всегда такие моменты должен кто-то испортить.
- Извините
Прозвучал голос. Такео посмотрел на незнакомца. Но сразу наткнулся на смутно знакомые голубые глаза.  В голову пробралась ядовитая мысль. Алекс? Нет, он же остался в Лондоне.
-Ты ничуть не изменился, чёртов эгоист!
Голос, интонация.. точно  Ник. Казалось бы, радостная встреча. Но кроме удивления она ничего не вызвала. Но может привычное притяжение. Условный рефлекс.
-Что ты тут делаешь? Неужели за мной соскучился?- Вообще Такео и представить не мог, что Ник окажется в Токио. Зачем ему было уезжать из Лондона.? Подсознание начало воспроизводить затуманенные кадры из прощания парней. Ник не говорил, что тоже собирался в Токио. Прошло два года.. Блондин достал пачку сигарет,  зажигалку и протянул парню.

Отредактировано Takeo (2010-02-13 17:33:29)

+1

135

Ник почти никогда не вспоминал свой город, в конце концов для него он был не более чем местом, где ему можно развлечься и найти приключений, поэтому молодому гитаристу было совершенно плевать где жить в Лондоне или в Токио. Эверсон никогда не был и не будет патриотом.
  Он уехал из Лондона, не предупредив никого, дабы не чувствовать эту боль прощания. Мальчишка никогда не жалел о своём поступке, ведь в любом городе он сможет найти замену всем его друзьями, подругам, любовникам, любовницам, игрушкам, клиенткам. Душа инкуба была совершенно пуста, в своей жизни он ещё не испытал столь отвратное и вязкое чувство как любовь, которое подобно зыбучим пескам, втягивает тебя в себя с головой, делает слепым, глупым и ранимым. Но всё же он мог чувствовать боль, да...это было по его мнению единственным минусом, от которого юный ловелас всё никак не мог избавиться. Возможно, пройдёт время и Нику окончательно удастся лишить себя чувств, свойственных людям, и стать вещью, которая ничего не испытывает. Это стало новой мечтой брюнета.
  Мальчишка и подумать не мог что когда-нибудь встретит своего старого знакомого. Но в конце концов- Земля круглая, так что такие встречи не редкость в этой беспощадной и жестокой жизни. Ник ощущал на себя взгляд Такое, также как и когда то. Юный инкуб ожидал от него довольно-таки стёбный ответ и его ожидание было оправдано.
-Что ты тут делаешь? Неужели за мной соскучился?
На лице гитариста сияла наглая улыбка. Всё-таки он был рад тому, что встретил старого знакомого, так как Эверсон почти ничего не знал про этот, скажем так- необычный город, кишащий странными существами.
- Что я тут делаю? Ну и вопрос. Скажем так- я теперь живу в этом городке. Конечно, соскучился так, что почти забыл тебя - Ник взял сигарету, подкурил , затем вновь взглянул на светловолосого паренька- Да вот только сложно тебя забыть - Мальчишка затянулся  и выпустил клубу дыма в небо- Сколько тебе сейчас? Двадцать один год? И давно ты тут живёшь?- банальный вопрос, но Алексу было просто необходимо узнать- насколько хорошо Куроки знает Токио, дабы задать ему пару вопросов.
-Холодно....- не в тему произнёс брюнет. После репетиции он не успел накинуть верхней одежды, поэтому стоял перед старым знакомым в одной тонкой куртке, кожаных брюках с порезами и кедах- в общем в том, что нормальный человек не одел бы в такую погоду. От холода и без того светлая кожа Ника стала бледно-белого цвета, а пухлые губы приобрели светло-голубой оттенок.
- Я недавно сюда приехал, поэтому у меня нет ни дома, ни друзей - спокойно произнёс мальчишка- Зато работу нашёл, вот как раз возвращаюсь с неё - На лице брюнета воцарила голливудская улыбка. Парнишка потушил сигарету, выкинув окурок на дорогу.
-ммм...раз я его встретил, почему бы не воспользоваться случаем? - пронеслось в голове гитариста.
-Такео! - Ник приблизился в упор к инкубу, выхватил у него сигарету и впился в его губы, прикрыв глаза, не задумываясь о том, понравится ли это блондину. В конце концов такое действия ничего не означало, так... - способ сказать "Рад тебя видеть." Ведь они оба- демоны. К друг другу инкубы могут испытывать только картонные чувства. Вряд ли между ними возникнет что-то более чем просто физическое влечение. Да и зачем? Алекса вполне устраивало то, как  с ним обращался этот парень, по сути дела также с ним обращался и Ник. Ночь- время фальшивых чувств и лживых обещаний, а утро- время молчания и полного игнорирования друг друга. Вот такие вот у них были отношения...

0

136

Что это было? Совпадение? Неизбежность? Неудачная шутка судьбы? Жизнь слишком непредсказуема. И это устраивало  инкуба.  Его жизнь была не всегда интересна, слишком много поворотов и резких решений. А ведь это только начало. Сколько еще впереди? Десятки? Сотни если не тысячи лет.
Такео медленно убивал сигарету. Скорее она сама тлела. Он внимательно всматривался в лицо парня. Почти не изменился, все такой же хорошенький.  Возможно, Такео  ждал всплеска эмоций. Да, иногда инкуб позволял себе такую роскошь.  Но не было людей которым Такео посчитал нужным открыться полностью. Да, были моменты когда он был откровенным с Ником, но он предпочитал не вспоминать их. Почему-то парню казалось немыслимым показывать людям свои истинные чувства.
Хм.. слишком много у меня связано с этим парнем. Близость. Рад ли я этой встречи? Такео не любил когда всплывает прошлое, он уже давно смерился с  тем, что немало людей  оказалось по другую сторону  грани времени.  Ник был одни из них. Теперь он стал частью настоящего. Можно было предположить, что он приедет в Токио. Ник тоже был инкубом, демоном. А по какой-то неизвестной причине всю нечисть тянет в этот город. Город который стал частью ада и рая одновременно. Город в котором ангелы и демоны могут существовать вместе. Может именно это смысл существования этого города?
Сколько тебе сейчас? Двадцать один год? И давно ты тут живёшь?
Он еще помнит сколько мне лет? Значит точно за мной соскучился.
-Два года. –Сухо ответил Такео и выпустил струю дыма, который было четко видно в блеклом свете фонаря.  Два года как он переехал в Токио. Он уже успел обзавестись работой, квартирой,  друзьями. Два года относительно не малый срок, что бы начать новую жизнь.
-Холодно....
Взгляд блондина  скользнул вниз, по телу  Ника. Хм.. а я уж и забыл, какое  у него тело. Такео хмыкнул. Неужели его тело меня еще доси влечёт? Странная штука, эти чувства. Такео снова посмотрел в глаза старому другу, который опять начал что-то рассказывать.  Такео делал вид будто бы слушал его, хотя в голове вертелись совсем другие мысли. Он начал вспоминать, почему именно он был партнёром Такео, хоть их отношения никогда не были связаны какими-то обязательствами. Мало кто вообще знали об их отношениях, они их почти никогда не выставляли напоказ. И снова мы встретились. Такео знал, что они не смогут просто так стать друзьями и не более. Зачем? Если он не потерял форму. Это единственная причина которая могла быть помехой. Больше ничего не могло им помешать получать  наслаждение.
-Такео! –
Ник приблизился  к  инкубу. Такео знал, что сейчас будет. Воспоминания. Такео не был против возобновить отношение с парнем. Все же им было хорошо вдвоём, как ни крути. Ник впился в губы блондину. Сладкий привкус поцелуя, холодные губы брюнета. Такео ответил на поцелуй и прижал к себе Ника. Поцелуй для этих двух уже банальность, но довольно приятная банальность.  Пытаться  изображать чувства? Это ведь тоже не плохо. Вот это больше было похоже на встречу двух любовников.

Отредактировано Takeo (2010-02-13 19:59:05)

0

137

- Что же связывает меня  с этим парнем? На этот вопрос очень трудно дать ответ. Когда-то он был частью моего прошлого, ну а сейчас я даже не знаю кто он для меня. Ммм...проказы судьбы иногда меня удивляют, хотя именно они наполняют мою жизнь красками- проносилось в голове юного проститута. Ник всё также смотрел на старого знакомого, в попытке заметить хоть какие-нибудь изменения в его внешности. - Вроде всё по-прежнему- взгляд медленно скользил по телу инкуба. - Хм...неплохо, неплохо, я совсем уже и забыл какой ты....Но мне простительно, каждый день новые лица, новые ощущения...всего этого и не запомнишь...- парень невольно усмехнулся. Он оценивал Такео только как вещь для удовлетворения собственных желаний, не более и не менее...
  После того, как блондин покинул Лондон  жизнь вошла в прежнею колею, правда исчезли некие дополнительные краски, которые заменили серые цвета повседневности. Работа, школа, клубы, гастроли совсем не оставляли свободного времени, да притом  изматывали паренька. Всё что заработал всегда уходило на развлечения, поэтому Нику постоянно чертовски не доставало денег, с его ветреным характером любая сумма исчезала в течение трёх дней. Но, не смотря на свой праздничный образ жизни, Ник был не эмоциональным подростком. Все его жесты , движения и выражения лица - были просто масками.  Ведь Алекс был прекрасным актёром. Он мог бы сыграть любую заказную роль за кругленькую сумму. Алекс мастерски умел прятать свои настоящие эмоции под лживой маской. Ещё не нашлось человека, который смог бы снять с него эти фальшивые  маски и увидеть его настоящее выражение лица....Возможно и не найдётся. Несомненно, Эверсон умелый кукловод, который умеет дёргать своих марионеток за ниточки, дабы получить то, чего ему хочется, а умение скрывать своё истинное лицо лишь дополняют картину, внося в ней некий неповторимый оттенок.
-Два года- ответил инкуб на заданный вопрос.
Немного но и немало времени прошло, зная характер этого ловеласа, Ник был удивлён тому, что его партнёр ещё помнит его. Похоже Эверсону удалось оставить свой отпечаток на холсте его жизни. Хотя их почти ничего и не связывало, тогда- два-три года назад они просто спали вместе и лишь изредка делились самым сокровенным, как и полагалась друзьям, а что касалось остального, то они были по разным берегам одной реки. В их отношениях не было места для любви, нежности, ревности и других ненужных чувств, которые люди так ценят.
Столь необдуманное действие, привычное для них обоих , Ник совершил лишь потому что хотел проверить не потеряла ли своё качество одна из его любимых игрушек. Но останавливаться только на этом Ник не хотел и не собирался, в его голове уже возникло несколько планов, касаемо этой ночи. Алекс резко прервал поцелуй, сильнее прижимаясь к блондину.
- Мне холодно, может пойдём в более благоприятное для дружеского приветствия место, например - к тебе - Ник произнёс эту реплику без доли скованности, ведь ему не впервой предлагать такой вариант. Да и тем более он больше не мог терпеть издевательства холода над своим бесценным телом.
- Если конечно  это возможно - Ник  резко сделал шаг назад, отстраняясь от объекта своих порочных желаний, в ожидании ответа.

0

138

Вот их история.  История, в которой нет   любви. После долгой разлуки они опять встретились и опять смотрят на друг друга лишь как на способ удовлетворить свои желания. И они это знали. Возможно, в их отношениях было больше правды, чем, чьих либо других. Они не скрывали своего отношения к друг другу. Нет  обязательств, нет причин, что бы врать. Могла лишь возникнуть красивая игра, что бы имитировать красоту эмоций. Нет любви, нет причин, что бы ревновать. Могло возникнуть лишь чувство собственности.
Поцелуй был не долгим. Легко было понять намерения брюнета. Они сейчас делали одно и тоже, и мысли у них были похожи. Они вдвоём были опьянены воспоминаниями тех ночей. Всё же искушение слишком сильное что бы лишиться такого шанса. Естественно, таких как Ник много, но Такео знал его уже довольно долго. Он доверял ему.
- Мне холодно, может пойдём в более благоприятное для дружеского приветствия место, например - к тебе –
Отдохнуть сегодня ночью? Да, было бы не плохо.. Блондин задумался. Ничего не мешало пойти домой. Да и парню порядком надоело стоять под этим гнусным фонарём и обниматься с Алексом.Стоило бы делать шаги впёред. Как не странно их обычно делал Алекс. Такео не мог себе позволить быть назойливым. Он правдоподобно играл в безразличие. А Нику предоставлял иллюзию того, что он контролирует ситуацию. Это всех устраивало.  Но были моменты когда Такео перенимал инициативу на себя. Контролируясь лишь собственными желаниями.  А ведь желания для того и существуют что бы их исполнять! А сейчас инкуб желал продолжения.
-Я живу тут не далеко. В моей квартире никто нам не помешает. – Хотя сказанное было частично ложь.  Еще месяц назад у Такео в квартире поселилась молодая девушка. Даже слишком молодая. Шестнадцатилетняя Мику была сахаром инкуба. У них были довольно платонические отношения. Блондин не рассматривал её как цель для своих извращений. Слишком она юная была для него.
Такео развернулся и направился в сторону своего дома. Вообще он мог дать брюнету свою куртку,  да бы тот совсем превратился в ледышку, но блондину было интересно поиздеваться над старым другом. Да и  не виноват я, что он одевается не по погоде. Это не Лондон. Такео посмотрела на брюнета с какой-то злорадной улыбкой и поспешил домой.
-----------------Дом Такео

Отредактировано Takeo (2010-02-14 20:39:51)

0

139

Ушла из Випа

Март. 2010 год.

...Да уж, жаль что все так быстро закончилось, так приятно было общаться с этой девушкой, вот смотришь на нее, и по тенденции сегодняшнего дня не верится что этой лисице так много лет, смотрится милой девушкой, вернее очень профессионально ее изображает. Такая сонная, но чем то довольная, словно святится изнутри, люди называют это обаянием и ведутся...Хотя может это и оно, а может кицуне просто так достоверно играет...
Пхьен даже не замечала куда она шла, главное что Йо прекрасно знала дорогу и уверенно показывала путь по переулку. Кажется скоро должен быть ее дом, примерно прикинув время Хелл поняла что в театр ей лучше зайти с утра, а потом позволить себе выспаться, тем более что утром в театр должен был или кто-то придти или что-то привезти, она не помнила,но то что после проводов Йо и быстрого забегания в театр можно будет целый день отсыпаться, понимала точно. А пока что бы не заснуть прямо на ходу девушка достала из кармана пачки и закурила, это хоть как-то бодрило. В начале вечера Пхьен даже не представляла что так устала, но когда встреча с кицуне подошла к концу усталость навалилась с утроенной силой. А вокруг двух лисиц медленно и величественно проплывали дома, и по сравнению с ними, медленно месили снег люди, бредущие куда-то без особой цели.
...Эх, как же хочется спать...
Хелл всю дорогу шла молча, понимая что слова сейчас не очень нужны, так как с такие момент они нужны были бы если бы тишина была гнетущей, а это была какой-то спокойной и наверное сонной, как и обе лисицы.
- О, кажется мы уже пришли, ну что-же приятно выспаться, надеюсь на очень скорую встречу. Спокойно ночи. - Произнесла Хелл на прощание.
...Вот за что люблю оборотней, не надо расшаркиваться на прощание, не надо внешне показывать как важна была для тебя эта встреча, все и так понятно, без слов...С нами даже молчать приятно...

Ушла в сторону театра

+1

140

|VIP|

Март. 2010 год.

Первые весенние лучики заглядывали в темный переулок и испуганно исчезали в тени, что не мешало наслаждаться видом солнца, зависшего над самыми крышами высоток. Все в городе пело о том, что скоро наступит настоящая весна, и тогда даже шум машин не сможет заглушить капель, радостно отбивающую первые такты теплых деньков. Правда, все это будет сопровождаться нелицеприятным зрелищем обнажение замусоренной за зиму земли и мокрыми ногами, но если не смотреть вниз и надеть резиновые сапожки, то такую малость можно было пережить ради солнечных деньков. Легкий теплый ветерок обдувал щеки.
Йосеи шла по улице, практически зажмурившись. На лице играло сонное и очень довольное выражение, иногда лишь сменявшееся на недовольно сдвинутые бровки, когда холодные потоки задували под накидку. Тишина, которая царила между двумя лисицами практически ощущалась - такой она была плотной и теплой. Словно все слова, которые могли быть сказаны, витали в этой тишине и не нуждались в озвучивании. Прикасаясь случайно локтями, когда приходилось потесниться в узком переулке, словно благодарили за чудесную встречу и беседу. Ловя взгляд, пересекающийся с собственным, словно давали обещание не забывать это утро. А уж обоюдно сонные мордашки говорили о полной солидарности друг с другом. Было так хорошо и хорошо, что уголки губ застыли приподнятыми, словно в незаконченной улыбке. Просто для полной улыбки слишком хотелось спать.
-Спокойно ночи и дня.
Тихий ответ и разворот в свою сторону. Им нет нужды говорить что-то лишнее. Они и так уже договорились обо всем - о новой встрече, о том, что это не будет просто случайным знакомством, как всегда. Так что не было нужды напоминать об этом вновь. Лисицы всегда понят о данном слове. Пусть слово то дано человеку, или родственнице дальней. Разница лишь в том, имелось ли ввиду настоящее обещание или обманка. Сейчас кицунэ была уверена - то было настоящее обещание. Поэтому можно было со спокойной душой направиться в свою норку, отсыпаться, а потом идти на работу.

|Fox Hole|

0

141

--->Библиотека

Март. 2010 год.

Он поначалу шагал медленно, очень медленно. Ноги двигались еле-еле, носы ботинок пролетали в миллиметрах над землей. Апатичный взгляд безразлично воззрился вперед. Состояние, охватившее его, не было унынием о нет, это легкое бессилие. Вожделенная эйфория и боль оставили его, ноющие и практически затянувшиеся ранки никоим образом не действовали на Морта. Это ведь даже не боль - легкий дискомфорт и не более.
Вечерело. Начался дождь. Голова поднялась неторопливо, переводя взгляд на темные, но все равно уступающие в черноте крыльям Терния, небеса. Мелкие капли, сплетались в эдакие паутинки, рассыпающиеся при столкновение с лицом и вообще Тернием. Отказывалось тело признавать, что столь мелкий дождь, действительно состоит из капель, просто столь мелких... Безусловно, дождь - омерзительное явление. Никакой вожделенной боли, никакого жжения кожи, не теряет чувствительности тело, не слезятся глаза и не подсказывают инстинкты полуживотные, что телу надо скорее убраться с этого места, как это часто бывает во время сильных морозов и метелей. От дождя всего лишь промокала одежда, от чего ходить становилось порою не столь удобно, но сейчас Терний этого и не замечал, падшего, жившего в каменистых пещерах нижних уровней Ада, в надежде что тамошние чудовища его не найдут, не пугали столь незначительные неудобства...
Голова опустилась и падший побрел дальше, не видя ничего перед собой, лишь блестящие от влаги и капель, носы его темных, стертых отчасти, ботинок, он как-то машинально поворачивал на поворотах, каким-то образом не впечатываясь в стены или в редких прохожих.
Падший вдруг неожиданно остановился. Приподнялась его опущенная голова. Взгляд был столь же апатичен, а из-за приопущенных век казался и вовсе сонным, но вдруг блеклые, золотистые глаза начали метаться из стороны в стороны, пробегая взглядом по всему, что он видел. Терний желал удовольствия, нет, не просто удовольствия, радости и восторга, он желал снова той мощной эйфории, что заставляла его содрогаться, а душу трепетать, теряя порою связь с телом, утопая в океане блаженной агонии, и не важно своя то была агония или чужая, главное, что её был целый океан, в котором можно было утопить свое сознание...
Резко взгляд остановился на каком-то далеком повороте. Да, определенно, там есть жизненная сила! Он чувствовал, что там есть некто живой. Этот некто избавит его от тоски и уныния, одарив незабываемым чувством агонии!
Терний двигался теперь гораздо быстрее, даже словно бы вприпрыжку, дабы скорее добраться до своего спасителя, ещё не подозревающего о своем священном предназначении. Рано было смеяться, лишь пока в совсем легкую и неприметную усмешку обратились его тонкие и бледные губы.
Тонкие и длинные пальцы, находящиеся в кармане, неторопливо развернули лезвие складного ножа, благо, это действо происходило на автомате и чисто машинально. В его мыслях не было кровавых картин, о том, как он сейчас одарит несчастного нестерпимой болью, которую неспособны были причинить ему демоны низшие, он часто пытал, руководствуясь своим вдохновением, подобно некоторым людям искусства, порою придумывающим план, а порою творящим, когда рядом подсаживается муза...
Человек показался из-за угла. Ох, как жаль, что он оказался готовым ко всему в этом ночном переулке. Стоило показаться лезвию ножа Терния, как и тот выхватил свой, видимо для самообороны, в конце концов, местные обитатели готовые ко всему. Уходя от удара, Терний контратаковал совершенно машинально, добавив человечку ещё один рот на шее. Сам собой мерзкий хрип и человек повалился на землю...
Терний стоял несколько минут у трупа, несколько апатично глядя на мертвеца. Уголки рта его словно начали приопускаться немного, полностью стирая ухмылку. Как отвратительно! Как мерзко! - где же агония? Как он мог быть столь беспечным, позволив мукам ничтожного смертного окончиться так быстро? Терний даже обреченно вздохнул.
Тем не менее, он не чуял никого поблизости, лишь поэтому он решил, что не оставив это тело просто так...
Падший неторопливо присел на колени. Он склонился над мертвым мужчиной, движение ножом, и кусочек щеки соскальзывает немного с лица. Тонкие пальца отправили кусочек плоти и кожи, бывший частью лица, а вернее щеки в рот. Словно жвачка...
Ухмылка легкая снова вернулась. Измываться над мертвецом, в прочем, не так забавно... Ножом он распорол одежду, открывая человеческое тело своему уже не апатичному, уже безумному взору. Нож притронулся к ребру, благо, видимому у этого, достаточно молодого человека. Движение лезвием в сторону, оставляющее алую тонкую линию, проходящую по кости. После лезвие вошло в тело, между ребрами, движение вверх и лезвие подобно эдакому рычагу, поднимает ребро, для которого была проделана брешь в коже. Негромкий и практически неслышимый для Терний треск, и белая, хотя и окровавленная, частичка ребра показалась в тонкой ране, проделанной перед этим. Это все равно что открывать шкатулку...
Лезвие вошло в живот, начиная двигаться в бок, дабы открыть все аппетитные внутренности взору падшего ангела, тем более, что, хорошего прожевав, падший проглотил кусок сырого мясца... Но тут нож резко остановился. Маньяк подумал о другом. Почему бы не одарить этого человека счастливой улыбкой чудесной агонии? Падший заставит его смеяться! Смеяться над самим падшим! Смеяться над болью! Смеяться над теми, кто его найдет!
Падший оказался у головы человека. Рот мертвеца приоткрылся и лезвие показалось между губами, неторопливое движение в сторону и лезвие касается уголка рта, словно не замечая границы, двигаясь дальше, расширяя рот с одной стороны, помогая трупу улыбаться. О да, лишь иногда можно радоваться тому, что это туп, не могущий двигаться - подобна работа выходить поистине ювелирной! К тому же, он расширить его рот до самого уха, делая разрез как можно более ровным. О да, забавно, что его волновало качество исполнения на данный момент. Та же участь должна постигнуть и вторую половину лица...

Отредактировано Терний Морт (2010-03-30 22:40:39)

+1

142

==> начало игры

Март. 2010 год.

Даже несмотря на недавние приключения со знакомыми в баре, даже несмотря на пару восхитительных ночей с безумными извращенцами в постели, месяц выдался вялый. Скорее даже пара месяцев. Наверное, этой талости вокруг способствовали извечные бытовые проблемы: где взять деньги? где найти жилье? и прочее, прочее. Конечно, это все могло бы волновать, определенно, если бы это был какой-нибудь другой человек, который хочет обустроить свою жизнь куда лучше, чем было вчера. Кирию же волновал лишь дождь, который моросил и действовал на нервы, и, как факт, отсутствие приключений. Ей всегда нужно было подпитывать в себе тот горящий огонек внутри, без благоприятных условий он потухнет и Уширомия, как любой крайне эмоциональный человек, погрузится в пучину уныния и печали. Сейчас же, слегка выпившая и угрюмая, она шагала по переулку, направляясь, кажется, по пути к своей каморке в каком-то тухлом жилом доме. Но уверенной она быть никак не могла в этом, ибо отсутствие хоть каких-либо ориентировочных знаний давало о себе знать, да и изрядно подскочивший уровень алкоголя в крови способствовал тому, что она, кажется заблудилась. И, как следствие всего этого, настроение в канализации, даже музыка, гремящая в наушниках плеера, ну никак не поднимала настроение.
Сложив наушники в карман пальто и, выругавшись про себя нецензурщиной на манер сапожника, она завернула за угол одного из домов и замерла.
На корточках, перед, кажется, трупом сидел массивный парень, который, был слишком увлечен ювелирой, с точки зрения маньяка-психопата, работой, чтобы заметить стоявшую позади Уширомию, при всей её яркости в одежде и шумности поведения.
Но, ведь у этой дамы совершенно отключены мозги на пару с инстинктом самосохранения. Она же не мерзкий оборотень или допустим еще какое-нибудь животноподобное создание, которое повинуется лишь своим биологическим инстинктам.
Она аккуратно сделала пару бесшумных шагов и, любопытно наклонилась влево, чтобы рассмотреть кропотливую работу незнакомца.
Тот с удовольствием, даже, можно сказать, с блаженной улыбкой на лице, вырисовывал своим ножом покойнику, кажется, еще теплому покойнику, новые черты лица и улыбку шире, чем она у него была, а может быть и не было вовсе.
Лицо Кирии искривил, нет, не безмолвный ужас, а омерзение. И даже не по поводу увиденного трупа, отрезанной щеки и увиденных внутренностей через небольшую рану между ребрами, а потому, что тот вообще к нему прикасался. Этот холодный и уже мертвый мужчина был каким-то оборванцем с улиц, а он до него еще и дотрагивается. Фу, это же мерзко! В общем, изнеженные беленькие ручки Кирия никогда бы не дотронулись до такой мерзости как этот труп, при всей его веселости с вырезанной улыбкой на устах.
- Буэ, - тихонечко издала звук Кирия, продолжая кривить свои тонкие губы в омерзении к происходящему.
"Пойду-ка я лучше отсюда..."
Медленно повернувшись, она, словно, кошка, ступая с носка на пятку, уже собиралась смываться в совершенно противоположную сторону, дабы не быть на месте этого несчастного под ножом. Пущай себе дитё развлекается с новой игрушкой, а сегодня в её планах не было погибать такой глупой смертью.

Отредактировано Кирия Уширомия (2010-03-31 12:08:38)

+2

143

Увлеченный своим делом безумец делал все аккуратно и неторопливо, то ли от аккуратности, то ли от нежелания закончить потеху слишком быстро, вернув состояния и уныния и безысходности. Издевательства над мертвецом не приносили столько же удовольствия, сколько могло принести бьющееся в конвульсиях существо, визжащее от боли или же раздираемое яростью и ненавистью на части, сгорая от собственного бессилия. Наверное, издевательство над трупом не могло принести и десятой доли того, что он испытал совсем недавно. Слишком далек от блаженства и эйфории, а их отголоски, не желающие покидать его сознание и тело, заставляли помнить о недавнем божественном наслаждении...
Чужая энергетика почувствовалась сразу. Терний был увлечен своим занятием, но, к счастью своему, он не был им поглощен - его тело оставалось чувствительным, а разум продолжал мыслить более или менее четко, ибо слишком мало было обычного трупа и надругательств над ними, что бы его разум сорвался полностью, отдаваясь безумию и агонии. Энергетика пока была ещё далековато. Неужели он сможет отыграться за свое величайшее разочарование - за слишком быстрое и до омерзения безболезненное убийство? Ухмылка искажало лицо неспешно... Наверное, сейчас Терний желал разорвать свой рот ножом, дабы улыбка стала ещё шире, ибо расширяться ей уже было некуда.
Логично бы было, если бы Терний поднялся с грязного и мокрого асфальта в поисках существо, коему не посчастливилось оказаться в этих темных переулках. Но разве действия Терния подчинялись логике? Он мог быть последователен, но то было редкостью. Да и он не закончил, ведь не была окончательна расширена одна сторона рта...
Запах чужой ауры становился все сильнее. О боже, нерадивое создание само идет навстречу хищнику. Уголки рта дрожали, словно пытаясь без помощи подручных средств, преодолеть проклятущий барьер, расширившись ещё сильнее. Руки его начали дрожать, потому Терний с трудом резал щеку столь же аккуратно. Губы чуть отдалились друг от друга из-за расширившейся ухмылки, являя белоснежные зубы.
К несчастью, приходилось фокусировать свое внимание сильнее, дабы его ювелирная и изящная - да-да, Терний считал, что этот термин сюда отлично вписывается - была одинаково хороша с обеих сторон. Послышался тихий звук, изданный, возможно, и не человеком, но существом человекообразным. Чуть вздрогнули сухие и белые ладони, конечно, не от страха, словно волна возбуждения пронеслась по телу, передаваясь его конечностям. Хорошо, что широкая улыбка была закончена и эта дрожь не помешала ему...
Это существо подошло столь близко, что Морт сумел его услышать. Забавно-забавно...
Дождик пусть и был легким, моросящим, но шел достаточно давно, явно не способствуя бесшумному перемещению. В прочем, Терний даже и не думал о том, что существо могло убежать, он по-прежнему чувствовал, что манящий запах живого создания был совсем рядом. Нож оказался в кармане пиджака. Кто знает, будет ли от него польза?
Неспешно выпрямилась его спина, а руки повисли по бокам безвольно, словно лишенные сил или же будто нитки кукловода, поддерживающие их, лопнули. Чуть развернулось тело и голова. Его золотистый и безумный, словно дрожащий в глазнице, глаз обратил свой взор на девушку. Как забавно! Подойдя столь близко, она решила уйти... Негромкое то ли шипение, то ли хихиканье, эдакий смех сквозь стиснутые зубы.
Увы, но желающий нестерпимой агонии Терний не может дать ей уйти... Он развернулся полностью, не поднимаясь. Бледная ладонь оказалась на земле, а оба глаза воззрились на девушку. Асфальт и без того темный, стал ещё чернее, даже в подобную погоду, в столь темном переулке, эта чернота, словно принявшая практически газообразную форму, была отчетливо видна. Стоило его пальцам оторваться от темного круга, как тот, словно наделенный разумом, рванул в сторону, отдаляясь от создателя. Темный круг оказался под девушкой во мгновение ока, даже словно расширившись, но то не была губительная темная энергия, это всего лишь призыв, ибо он тут же исчез, а вместо него явились летучие мыши, что тут же взлетели. О нет, они не пытались искусать девушку, просто кружили рядом, порою пытаясь поцарапать, задев клычками и коготками, просто отвлекая жертву, мешая ей ориентироваться.
Стоило появиться стае летучих мышей, как Терний рванул вперед. Побежал он довольно-таки быстро, а в ладони уже образовался темный сгусток. У этой магии было одно замечательное отличие, правильно её используя, жертву можно было не убить, причинив ей нестерпимую боль. Летучие мыши, как его собственные творения, не препятствовали его удару. Приблизившись, Терний произвел как бы удар, не сжимая руку в кулак и не прикасаясь к девушке. Сгусток энергии сорвался с ладони, будучи в считанных сантиметрах от тела. Он был расширен, чуть шире чем он должен быть, потому урон от него был гораздо меньше, фактически убить подобным было невозможно, но разве кто-то ставил перед собой подобную цель? Важнее всего боль!

0

144

Передвигаясь на носках в сторону улиц куда менее мрачных, чем эта, Кирия, подняв кисти рук к груди, решила уйти по-английски не попрощавшись и бесшумно, словно мышь. Собственно говоря, это животное она и изображала, когда покидала незнакомца, и параллельно с цирковой деятельностью, девушка усердно сдавливала пьяный смешок в своих устах. Но её веселье продолжалось ровно до тех пор, пока острый слух, не уловил какой-то странный звук позади, а тело в тот момент четко ощущало пару пронзительных глаз в спину. Что-то вроде разочарования постигло её в этот момент, тогда Уширомия медленно повернулась телом и втиснула голову как можно глубже в плечи. Со стороны могло показаться, что этот жест был нечто похожее на испуг, однако, человеку, который знал бы Кирию куда больше, уверен был бы, что та просто дурачиться и он прав.
- Ээээ, - протянула чуть пьяно Кирия, улыбаясь во все свои тридцать два жемчужных зуба, - здравствуй, - чуть громче сказал кукловод, машинально сделав приветственный жест правой ладонью.
Этот парень был похож, кажется, на умалишенного, хотя, Кирию это не остановило бы залезть к нему, допустим, в постель, но речь то не об этом, речь идет о том, что под нож ей уж точно не приспичило сегодня. Он не был похож на тех, кого довелось ей встречать на своем не столь длинном жизненном пути, он глядел будто прямо в душу, даже не моргая. Но, Уширомия слишком легкомысленна, чтобы думать о том, какой пронзительный и сумасшедший взгляд у этого маньяка.
- Знаешь, давай разбежимся? А? Я сейчас домооой пойду, - она начала пятиться спиной назад, начиная использовать все жесты руками, которые только знала, для пущей убедительности своих слов, - а тебя я даже  не видела сегодня, окей? - она подмигнула и вновь улыбка рассекла её лицо.
На самом деле, она врала, нагло, безобразно врала, а клоунская улыбка - её визитная карточка. Она не желала уходить, потому что слишком долгое пребывание в застое серых будней для неё подобно смерти. А сейчас именно такое предсмертное состояние.
Те, кто хоть как-то пересекается с магией, привыкают видеть мир немного не так, как все остальные. Ты обретаешь немыслимые перспективы, образ мышления. Но даже все эти, казалось бы, достоинства не спасли её от какого-то мощного удара куда-то в нижнюю часть живота, по крайней мере ощутился удар эхом именно в этом месте. Перед этим, можно было учесть то, что эта простофиля слишком долго смотрела ему в глаза, улыбаясь и, будто, вызывая на поединок что ли.
Легкий оскал слетел с лица, как осенний листок с умирающего дерева. В глазах появились искры и вкус крови отчетливо ощутился во рту, словно молоко матери для грудного ребенка.
Голова кружилась на каруселях в тот момент, когда её кажется откинуло недалеко от эпицентра удара, но, достаточно, для того, чтобы нормальный человек понял, в каком дерьме он оказался.
Ну, как было сказано ранее, Уширомия ненормальна даже в своей ненормальности.
Боль от живота растекалась по телу, словно сладкий нектар, отягощая руки и ноги в свинцовые оковы. Учитывая тот факт, какого Уширомия была телосложения, удар пришелся достаточной силой, чтобы она начала проклинать мир, лежа на мокром асфальте и рассматривая большое сероепятно над головой. Кажется, этим пятном было когда-то небо...
Смешок, едкий и чуть слышимый, был издан сквозь белые стиснутые зубы. На своих тонких руках она приподнялась, затем, чуть не потеряв равновесие, встала наконец на свои обе дрожащие ноги. Потирая больную голову ладонью и издавая звуки, похожие на писк мыши, Уширомия все продолжала думать о глупостях и говорить о них же.
- Говорила мне мама, не ходи там, где ходят маньяки, - хихикала Уширомия.
На самом деле мама ей никогда такого не говорила, да и сказано это было вовсе не незнакомцу и даже не самой себе, а куда-то в пустоту, фиг пойми куда, в общем.

Отредактировано Кирия Уширомия (2010-03-31 19:24:58)

+2

145

Надо отметить, что говорила она много, но слова, как это часто бывало, единым потоком проносились мимо ушей, лишь отголосками достигая разума падшего, но эти отголоски представляли из себя лишь единый шум, не несущий смысловой нагрузки. Реакция была несколько странной, не производящей особого впечатления на Терния Морта, наверное, лишь легкое разочарование. Ведь страх - один из страшнейших и искуснейших пыточников и садистов по отношению к разуму и душе. Так забавен вид существа, чей разум этот страх раздирает, так забавны его действия или попытки погасить страх. Но это девушка не боялась совершенно. Терний не удивился, возможно, потому что психоз медленно, но верно поглощал его сознание. Ну, а легкое разочарование утонуло в жажде крови и боли...
Все летучие мыши растворились, как только сгусток черной энергии столкнулся с хрупким, по крайней мере на вид, телом. Удивительно даже, в последнее время все чаще попадались умелые жертвы, коих не взять просто так, точнее просто так не попасть, но похоже не все наделены звериными рефлексами. Это радовало, Терний все же не совсем драться любил...
Терний хотел было нанести следующий удар, но резко остановился, услышав смешок. Смешок? Неужели? Его сознание не было ещё затуманено, оно скорее было отделено от окружающего мира и сфокусировано лишь на жертве, дабы видеть все её мимолетные движения, дабы впитывать её страдания всеми органами чувств, давая разуму возможность насладиться блаженной агонией!
Морт даже позволил девушке подняться, ведь ничто не мешало за это время изрезать её на части и скормить костяным тварям, коих он мог призвать при желании. Реакция на боль всегда была ему интересна. Пытая живое существо, он получал удовольствие не от вида живительной алой жидкости, что переполняет тела живых существ, не от алых порезов, рани ссадин, уродующих кожу, не от вида внутренностей, еще теплых, порою не успевающих закончить свою работу - о нет, истинное удовольствие ему доставляла агония, агония живого существа, реакция на боль, уникальная практически для всех живых существ.
Терний терпеть не мог существ, что терпят боль. Безусловно. Но это не относилось к тем, кто ею наслаждается. В конце концов, Терний желал дарить боль, что плохо в том, что существо не сопротивляется, а даже радуется подобному подарку? Главное, что она на боль реагирует.
Плечи и голова Терния подрагивали. Краткие и прерывистые смешки доносились из его глотки, напоминая срывающееся на крысиный писк, но по-прежнему хрипящее и прерывистое шипение какого-нибудь ползучего гада, вроде гадюки или питона.
Девушка поднялась. Да, она определенно посмеивалась. До чего забавно. Определенно забавно... Однако её презабавнейшая реакция не отпугивала, а возбуждала.
Краткая пауза и два смеющихся создания друг перед другом. Ножом или снова темной энергией? Темная энергия способна пробить сильнее ножа, не вызывая кровотечение... Да-да, мысли способны были протекать в голове, лишь потому, что его извращенный мозг словно автоматически направлял все помыслы на то, как доставить больше боли не убив.
Змеиное хихиканье неожиданно оборвалось. Оборвалось несколько даже ненатурально, очень уж резко это случилось, словно кто-то нажал на паузу на магнитофоне, прямо на середине песни. Ухмылка присутствовала и она все так же была широка.
Нога сорвалась с места, сверху-вниз удар, а на носке ботинка мгновенно очередной черный сгусток. На этот раз меньше и плотнее. Меньше площадь, больше боли, больше повреждений, если он достигнет цели. А носок должен был попасть в тоже место, может чуть ниже, может чуть выше - Терний не был профессионалом в боевых искусствах, да и особо о не выбирал цель на теле девушки. Это тот редкий случай, когда не главное куда именно, а главное, что бы попало вообще.

+1

146

Это было больше похоже на встречу двух моральных уродов, которые пересеклись в каком-нибудь, допустим, тухлом месте для душевнобольных. Они стояли и смеялись, не понятно отчего, как и почему. Кажется смех одного был ужаснее другого, и был похож скорее на шипение гадюки или противный писк мыши, разобрать было сложно, но явно было то, что эстетического удовольствия этот звук не приносил точно.
Боль в в теле перерастала в какую-то истерию, от чего хохотать хотелось еще громче и безудержнее, по крайней мере ненормально широкая улыбка своего нового знакомого, вводила её в неописуемый восторг, а его золотые безумные глаза так вообще дарили некий экстаз, однако, даже столь очаровательная и привлекательная внешность этого молодого черта, не могла сравниться с той эйфорией внутри, которая сжимала липкими лапами грудь и внутренности, по которым прошлась волна чужой энергии.
Можно было упиваться этим чувством вечно, рассматривая каждую ссадину на своем теле и лелея ту сладкую боль, которая текла по телу, разгоняемая кровью в венах. Всё это можно было, но если бы ни одно грустное обстоятельство, которое ввергало её в пучину отчаяния каждый раз, когда она думала об этом, - всё заканчивается. Страдание, счастье, боль... Особенно, боль.
Смех вдруг резко оборвался со стороны незнакомца и послышалось нечто похожее на шум летящего шара, рассекающего воздух быстро и аккуратно.
Раньше Кирию могло бы ввергнуть это в ярость, в такую холодную, деовую ярость, когда кончается по чьей-то воле кислород в легких, раньше она не представляла себе жизни без самоутверждения через победы над кем-нибудь. А сейчас, она смотрела на незнакомца с мягкой улыбкой на лице и понимала, что пытаться победить - это так же глупо, как, допустим, носить зонтик в солнечную погоду. Сейчас ей казалось, что лучше поиграть и доставить удовольствие обеим сторонам.
Кирия хоть и не отличалась физической силой, да она вообще силой не отличалась, и внушительно на фоне этого великовозростного маньяка, тоже не смотрелась, однако, ловкая и худенькая, она умело уворачивалась вот таких вот шариков чужой, противной для неё энергии.
Она попыталась увельнуть от надвигающейся опасности, парой прыжков назад по хлюпающим лужам, однако, шарик видимо был самонаводящийся, или как-то так, в общем тонкостей она не знала, но отчетливо поняла, что маневр не удался, когда почувствовала резкую боль в области тазобедренных костей.
Она пошатнулась, но устаяла на ногах, скривив лицо в гримассу, больше похожую на мимику то ли клоуна, то ли какого-то комика. Она высынула кончик языка и прижала его между зубами, все так же улыбаясь и морща нос.
Её руки задрожали от удовольствия, не скрываемого и, кажется, всепоглощаемого. Она крепко держала правую сторону живота чисто для показухи, стараясь не расскрывать свою истинную мазохисткую сущность. На самом деле, было бесполезно, ибо бешенных блеск в её красных дергающихся глазах невозможно было не замететь, даже, думаю, слепому человеку.
На самом деле, Уширомии, при всей её извращенности и ненормальности, не нравилась та тупая боль, которая растекалась по телу в данную минуту и заставляла сокращаться мышцы в больном порыве, сильно пульсируя и отдаваясь здоровым эхом в ногах и пояснице. Её больше привлекала та острая боль, которая обычно даруется её телу после соприкосновения кожи, допустим, с лезвием ножа, или же та глухая боль на лице, которую зачастую она испытывала в детстве после побоев.
Не смотря на все эти мелкие нюансы, было довольно весело. И даже кровь заполняющая рот из какого-то разорванного внутреннего органа не волновала, а наоборот, бодрила и заставляла её пританцовывать на месте в такт своему учащенному сердцебиению.

+1

147

Она устояла в этот раз на ногах. Терний бы удивился, но иные мысли заполонили его сознание, если, конечно, само слово "мысль" может быть употреблено в данном случае. Прикрывала она живот рукой или нет, но Терний прекрасно видел, что она похожа на него. Он видел сотни живых существ, он убил сотни, если не тысячи живых существ и столько же он замучил до полусмерти, видя самые разнообразные реакции на боль. Он видел, что всепоглощающая боль не отторгается её сознанием, наоборот она столь велика, что даже худое тело этого создания словно дрожит. О да, чувство накатывающей эйфории и абсолютного блаженства от кошмарной агонии - это знакомо Тернию. Он, правда, осознавал, что агония все ещё не кошмарная. Слишком мало.
Забавно, но между действиями до этого были какие-то паузы, словно оба существа действовали совершенно неторопливо: сумасшедший фанат боли, коим являлся Терний, не торопился пытать живое существо, а жертва и не думала о побеге - странная, даже по меркам этого города, ситуация...
В прочем, в этот раз паузы практически не было. Девушка чуть отклонилась от удара практически падая, а Терний сделал шаг вперед, вновь сокращая расстояние. Тело чуть подалось вперед, вытянулась его бледная рука, а белые и тонкие, в прочем, в сравнении с его жертвой вполне нормальных пропорций, пальцы обхватили запястье девушку, резко потянув ту на себя. К счастью, разница в их весе и физической силе была слишком велика.
Притянуть её к себе было легко, фактически прижимая к себе. Вторая рука оказалась на голове у юного, в сравнении с Тернием, создания, схватив ту за волосы, движением резким достаточно заставляя ту приподнять мордашку. Голова Терния опустилась, приближаясь к лицу девушки, губами касаясь щеки, чуть размыкая их, неторопливо и аккуратно, отчасти даже нежно, как будто и не Морт это был вовсе, в прочем, в своем поведении Терний порою мог уподобиться любящему поиграть ребенку... резкое движение, собирающее часть кожицы и плоти с щеки, а зубы вцепились в молодую кожицу. Несмотря на отсутствие клыков сжимаясь так сильно, дабы прокусить до крови, возможно, и вовсе откусив кусок. Ах, как же Терний любил пробовать на вкус кровь и плоть жертвы! Увы, не чувствовал он истинного вкуса крови, как звери, и не мог использовать кровь, как вампиры, но его извращенный разум воспринимал кровь, как нектар, что лучше любого сока или напитка, а мясцо - истинный деликатес. А главное, подобные действа всегда вызывают боли и омерзение, а последнее лишь усиливает, расползающуюся по телу агонию, порою даже заставляя действовать решительнее, что веселило падшего ещё больше.

Отредактировано Терний Морт (2010-04-21 20:34:26)

+1

148

По началу действия этого человека, а выглядел он, как и подобает человеку достаточно крупному, хоть и глаза совсем сумасшедшие были, но это же не столь важно, озадачили кукловода. Порой она дрожала от восхищения, потихоньку  задыхаясь от удовольствия, а порой была в замешательстве и столь невыносимого для нее ожидания дальнейших действий.
Когда незнакомец схватил её за запястье и притянул к себе, ей поначалу показалось, что всё закончится, так же как и всегда – сексом, ну, как сказать «показалось», так что-то вроде мысли она уловила в своей рыжей голове, но не подала виду, и уже приготовилась к разочарованию по этому поводу. Ведь в сексе нет такого удовольствия, там все банально, стандартно, если, конечно, не спишь с каким-нибудь креативным извращенцем, а таких было крайне мало и всегда её с любовниками преследовало разочарование.
Но тут, неожиданная радость постигла её, когда к коже щеки прикоснулись чьи-то зубы и прокусили её, кажется, насквозь. Кирия расплылась в блаженной дрожащей улыбке, она вся обмякла в его руках, словно труп, и хватала жадно губами воздух, стараясь не испортить ту волшебную боль, которая тонкой пеленой окутывала её лицо и эхом раздавалась в затылке.
Кукловод зашипел и что-то вроде еле слышимого смеха издалось из его глотки. Уширомия не хотела веселиться одна, она всегда предпочитала получать удовольствие либо вместе, либо никак, ибо не было у нее эгоистичных соображений, в отдельных случаях, конечно.
Она потянулась бледной рукой к шее незнакомца и, слегка сжав длинные пальцы в кольцо, впилась ногтями в такую же бледную кожу, краем глаза наблюдая, как капли крови стекают по мускулистой шее и неторопливо стекают вниз.
Неожиданно девушка, переполненная безумием от столь интересных игр, резко дернула головой, оставляя небольшой кусок своей плоти у незнакомца между челюстями, и вполне достаточно, чтобы почувствовать, что чего-то не хватает…
Было вполне логично предположить, что после этого любой бы другой на её месте был бы разочарован отсутствием кусочка своего тела, да и невыносимая боль, пробрала бы его до костей и отключила бы всякие мыслительные процессы. Однако, Кирия же лишь издала приглушенный смешок, когда острота боли почувствовалась всем телом и, не обращая никакого внимания на кровоточащую рану, потянулась к шее незнакомца, слизав проступающие на шее капли алой крови.
Она облизнулась и, как и подобает интеллигентным дамам, прикрыла ручкой ротик и засмеялась, будто бы её снимали на ночь за шоколадку и бутылку шампанского.

0

149

Странное поведение девушки радовало лишь отчасти. Порою крики о помощи и попытки вырваться могу доставить больше удовольствия, чем стоны наслаждения... Терний все же обычно не думал о довольстве партнера, порою получая удовольствия от чувств совершенно противоположных. Сейчас все было иначе.
Он чувствовал худющее тело девушки, словно расслабившееся. Счастье, что ему не попалось создание боли не чувствующее, а именно наслаждающееся ею. Соприкасаясь с её молодым телом, пусть и через одежду, он ощущал как кровь стремительно разносил блаженную волну агонии по её телу и конечностям, но больше всего его душу будоражил и возбуждал этот смех. Даже, несмотря на наслаждение от столь сильной и резкой боли, смех этот, более напоминающий шипение, был переполнен этот болью, она буквально сочилась из неё. Если бы вся боль обратилась в жидкость, то эта девочка захлебнулась бы мгновенно. Так же практически смеялся Терний. Это безумно радовало. О да, не было попыток вырваться, не было отрицательных эмоций, терзающих душу, а не тело, но несмотря на все это эйфория накатывала стремительно, пытаясь помочь безумию окончательно отобрать контроль у ещё худо-бедно соображающего извращенного разума...
Пальцы девушки оказались на шее, но Терний пока этого и не замечал... Вкус крови, сочившейся из раны отвлекал его сейчас. Этот сладкий нектар всегда действовал возбуждающе, равно как и пожирание подобных себе существ. Само осознание этого возбуждало безумно...
И вот острые ноготки оставляют рубцы на шее... Глаза его чуть расширились, а зрачки даже чуть уменьшились. Ухмылка, несмотря на занятость рта, сумела расшириться, искажая его лицо. Чуть перехватило дыхание, а зубы сжались чуть сильнее. Безусловно это мелочь. Эти царапины всего лишь мелочь, благо, шея реагировала на рубцы оживленнее прочих участков тела, но его возбуждало и радовало, что жертва решила присоединиться к этой игре.
Он практически синхронно с ней дернул головой, но в обратную сторону, отдирая окончательно кусок щеки, что краткое время пережевывался подобно жвачке, а после был попросту проглочен.
Девушка приблизилась, язычком своим проводя по шее и слизывая кровь падшего, что неведомо каким образом сохраняла багровый цвет, не чернея, подобно его крыльям.
Терний смеялся. Смех ползучего гада стал гораздо громче, теряя всю ту схожесть со змеями и гадюками. Смех источающий веселье и божественное блаженство, которое Тернию могла даровать лишь блаженная боль и ничто иное!
Нет, нож пока не покинул кармана - пусть, и с ним мы успеем поиграть. Терний желает ещё вожделенной юной плоти, ещё теплой и сладкой крови, переполненной извращенной жизнью, рядом не стоявшей по своей мерзости с Мортом.
Его ладонь скользнула ниже пояса, к ягодице, даже чуть пониже. Буквально приподнимая девушку, благо, с её телосложением это было совершенно не трудно, даже смеяться падший был в состоянии, не взирая на груз, хотя и смеялся он тише, словно задыхаясь, но уже скорее от накатывающего психоза, благодаря, которому и словно не было усталости. Пальцы сжимали кожицу сильно, впиваясь когтями к ножку. Благо, Терний подстриганием оных себя не утомлял, потому впиваться было чему, хотя куда ему до девушки, конечно?
Но то было действие побочное и больше машинальное... Вторая рука его оказалась у края пальто, сдергивая то набок, оголяя плечо. Благо рубашка не вызвала проблем, несмотря на психопатичное состояние. Конечно, никто не расстегивал пуговицы, лишь резко потянул за ворот, а уж порвалась она или расстегнулась сама, Тернию неведомо. Он даже особо не обращал на то, что помимо плеча оголилась гораздо большая часть тела. Похотливостью не страдал Терний... Ладонь его бледная спокойно оказалась за спиной, прижимая хрупкое тело девушки к падшему.
Языком он провел по бледной кожице плеча, опустился и снова укус. Укус дикого животного, мечтающего не доставить удовольствие своей самке, чем часто потешаются люди, а урвать кусок побольше, дабы скорее сожрать свою добычу. Инстинкт не свойственный ангелам. От психоза выделялось даже больше слюны, стекала ниже, смешиваясь с кровью.

0

150

Повинуясь движениям мужчины, её хрупкое тело дрожало от возбуждения. Не такое, конечно, которое испытывают обычные люди в моменты нежности и ласки, но столь же сильное, если не превосходящее в несколько тысяч раз.
Когда тупые зубы сжались на коже плеча, Уширомия издала хриплый выдох, вяло упираясь в грудь парня.
Тот бешеный демон, который пробуждался в такие моменты в душе кукловода, снова взревел, оттолкнулся от земли своими ножищами и взвился в воздух к кровавым облакам. Она чувствовала каждой клеткой своего тела, как его зубы впиваются глубже, как терпкий запах крови звучит безудержным воем в их головах. Рой черных пятен жужжал перед красными глазами, которые были чуть видны из-под полу-прикрытых век. Уширомия слабо улыбалась дрожащим уголком губ, периодически показывая белые клыки, когда улыбка становилась шире и счастливее.
- Мало, - прохрипела Уширомия, сквозь слабый смех в голосе.
Она была уверена, что этого короткого слова ему вполне хватит, чтобы понять, что она хочет еще. И еще. И еще. Все это было похоже на циклическое сумасшествие, которое вечно кружится в ней, подобно крови по венам.
Боль, которую она чувствовала сейчас - ничто, по сравнению с тем, что мог ей дать этот человек. Она была уверена, что он достаточно изобретателен и жесток, чтобы перед её глазами появился сгусток ослепительного света. Обычно так ярко мир окрашивается от невыносимой боли, когда тебе хочется плакать, и твое истерическое состояние уже не скроешь обезболивающими, в такие моменты ты вроде бы видишь каждую деталь этого мира, но тут же упускаешь её из виду, стараясь не зацикливаться на одном и отвлечься на другом.
Уширомия так отчаянно искала такого, кто сможет хоть как-то растормошить её гнилую душу, что была готова цепляться за любую возможность.
Она впилась своими худыми пальцами ему в воротник пальто, не желая упускать, и продолжала улыбаться. Её ноги слабели от силы незнакомца и подкашивались, будто их кто-то тянет вниз.

Отредактировано Кирия Уширомия (2010-04-01 21:20:28)

0


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Переулок "Киояма"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC