Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Затерянное убежище


Затерянное убежище

Сообщений 31 страница 54 из 54

1

http://savepic.su/1912850.png

Сеть катакомб, которые тянутся на несколько километров. Здесь можно легко заблудится, если не знать выхода. Иногда здесь можно встретить разных монстров или же случайно угодить в ловушку, которых здесь предостаточно.
В целом мрачные темные подземные ходы. Говорят, если долго побродить, то можно найти выход где-то в городе. Кто знает, правда ли это.

0

31

                                          Мини-квест "Похищение"
Зик молчал, густое облако пыли закрывало всё, лезло в глаза и в нос, даже во рту был привкус кремния. -Шутника я смог схватить за руку...значит они необычные призраки... Зик облизнул губы и на зубах стал хрустеть песок. -Если у него есть материальное тело... и на лице воцарила улыбка -А значит его можно покалечить... И эльф окутанный облаком пыли, словно акула в морской среде, стал пробираться стремительными прыжками, через препятствия, беззвучно наступая на выступы, столы, камни, совершенно близко пробежал возле гнева, смотря через правое плечо на его маску, и улыбаясь ему какой-то злобной улыбочкой. -Разрушение, Энергетические шары, ментальные атаки...как нелепо... Зик закрыл глаза.
-И заплатит плотью он, за свои грехи. И сотрёт он кровью, бранные слова на корне дерева своей жизни(с)
-Плакальщик парит...шутник скачет, гнев хромает? мощный толчок из под земли, направленное в одну точку трясение пола и удар каменного пола в ноги. Мощный удар камня по пяткам, вывел бы обычного противника из строя, первым бы пострадали бы позвонки выше пояса, ударная волна пролетела по всему телу, от пят и до шее, затем почки, идя в верх пострадали бы лёгкие, шея, и головной мозг, потемнение в глазах, сбив дыхание, жертва начала бы задыхаться, а отбитые почки и позвоночник не дали бы двигаться и пластом цель упала бы на пол, задыхаясь, болевой шок не дал бы место боль, но пройдя от шока, боль одержала бы верх, над здравым разумом. (р.s. например с 3-х метров прыгните на пятки, почувствуете минимальные эффект этих симптомов) Удар был направлен на Шутника и Гнева, мгновенное поражение цели  самой землёй-матушкой, на которой собственно говоря они и стоят. Зик не стал предупреждать, второстепенной целью был Шутник, главным был Гнев, именно под ним и была сконцентрирована в большей степени эта магия, как только он направил свтою атаку на Имако, страшная сила ударила ему в ноги. -Сдохни...еще раз...

Отредактировано Zike (2009-10-18 14:54:46)

0

32

мини-квест "Похищение"

Имако глядела в тучу пыли, силясь разглядеть что-то. Но ничего небыло видно. Неожиданно  она почувствовала новую атаку. Она была сильнее прежней. Да и дух двигался прямо на нее застилая ей весь мир собой, будто поглащая ее. Такую технику она знавала от одного знакомого ей мага. Он рассказывал ей о ней. Или о похожей на эту. Это называлось-затуманить разум. Захватить его и убить жертву как младенца. Технику противодействия этому он ей тоже рассказал, хотя она никогда не практиковала ее. И небыло уверенности что она подействует. -Нужно быстро сгенерировать потоки энергии идущие через тебя.-прозвучало в ее памяти-Сначала почувствуй их. Потом быстро их направляй в два кольца вокруг себя. Когда у тебя это получиться, быстренько делай зеркальный купол вокруг себя. Эо поможет отбить его атаку. И он поразит сам себя.
Вся техника должна была занимать всего 5 секунд. Ими попробовала ее но ничего не вышло. Её задавили атакой. И шар что летел прямо на нее попал точно в цель и отбросил ее на 2 метра. Ими лежала и не подавала признаков жизни.

Отредактировано Imako (2009-10-22 04:55:00)

0

33

Мини-квест "Похищение"

...Удар в пол был сильным, очень сильным... даже через чур, потому что не стоило забывать, что дело происходило в закрытом помещении и неизвестно, на какой глубине под землей...
Хохочущие и завывающие на три голоса тени, всего лишь подброшенные этим ударом вверх, куда-то исчезли за один вдох до того, как начал рушиться потолок. Стены проваливались внутрь, вслед за ними падали перекрытия вместе с какими-то плитами и балками. Одна из плит, достаточно крупная, накрыла лежащую на боку оглушенную пантеру, один из камешков, упавших откуда-то сверху, приложил незадачливого эльфа по буйной головушке и отправил в ту же чудесную страну, где на тот момент пребывала Имако, после чего разрушения продолжились.
...Когда все закончилось и пыль начала оседать, в трещину где-то наверху пробился свежий поток ветра, а из горы щебня, обсыпанный мусором и пылью, показался пришедший в себя Зик. Всего лишь в нескольких метрах от него из-под бетонной плиты видна черная кошачья лапа, вдруг начавшая превращаться в изящную девичью кисть... пальцы чуть вздрогнули - Имако обнаружила, что очутилась в кромешной темноте, почти прижатая к полу, с глазами, отчаянно слезящимися от пыли и... совершенно без одежды.

Квест окончен

0

34

-Пальцы Тора после этих слов большие гранитные столбы вылезли из земли подпирая потолок под Зиком, их было четыре и они были довольно большими, они держали потолок под парнем, чтоб тот не обрушился на него. Зик встал с пола, голова кружилась, удар по голове был довольно сильным. Всё рушилось, всё было как не наяву, постучав себя по щекам он пришел в сознание, и в быстром темпе стал удирать от сюда. Столбы ели держали всю тяжесть потолка. Зик увидел пантеру, верней часть её. -Жалкое зрелище, но она нам больше не нужна, противник повержен Зик повернулся и увидел луч света, который пробивался через потолок, но еще опасность быть придавленным камнем была и довольно высока. -Она с нами начала бой... -и не проявила никакой инициативы, её ошибки я не хочу исправлять,  вдвоем шансы спастись заметно сократятся... прервал мысли Зика его злое "Я". -Плевать... сказал Зик и начал продвигаться через обрушивающиеся сверху камни...-Жалко девчонку... сказал он про себя и сцепив зубы
-Черт!! направился назар, сдвинул магией плитку и взял девушку на руку, да, она уже была девушкой, магия воды вернулась в руки Зику. -Дыхание Валхаллы! закричал Зик и вызывая большую волну, которая била по стенам и потолку и тут же замерзая, превращаясь в голубой лёд, Зик в быстром темпе выбрался с девчонкой на руках из под земли и принялся бежать, обе техники уже не выдерживали, гранитные столбы сломались, лёд треснул и всё обрушилось под землю...-Хм...доброта осталась только от эльфа...
----------> Вишнёвый сад...

Отредактировано Zike (2009-10-25 08:56:14)

0

35

--->Переулок Киояма

Июнь. 2010 год.

Везение... От чего оно зависит? От положения планет? Может от взмахов бабочки на другой стороне планеты... Хм, вполне возможно. Всё таки не что иное как некий миниатюрный смерч закрутил в своём бешеном танце МакКина, который был так занят сдерживанием рвотных позывов, что даже ругаться не было времени. Но всё таки у психологов сегодня был удачный день, они смогли подзаработать на жителях, которые обращались с жалобой на галлюцинации и не нормативную лексику, которой сопровождалась эта галлюцинация...
Было не известно куда нёс смерч пойманного в свое чрево человека, но ясно было что это далековато. Крис уже давно потерял счёт времени, а серое месиво вокруг уже успело наскучить и детектив даже умудрился поудобней устроится в этой шутке природы.
Вдруг движение начало замедлятся и вихрь потихоньку рассеивался и таял на глазах. Последний рывок и неведомая сила, скорей всего наша любимая гравитация, отправила полицейского на землю. Благо падать долго не пришлось, ибо было не высоко.
-Приехали... Наконец-то-Крис развалился на мягкое зелёной траве и глубоко вдохнул этот прекрасный чистый воздух. После полёта ощущалась лёгкая слабость по всему телу, но это было даже здорово.
-Какая аномальная погода в этом городе... Чёрт! Придётся отлавливать этого вампира. Будем надеятся, что она не исчезнет... Ааа, ладно... Бог с ней.
Иногда приятно расслабиться и повалятся хоть на травке, хоть на пляже. К сожалению это был не конец путешествия...
Раздался грохот, посыпалась земля, зелёный покров разверзся под оборотнем проглотив его в своё нутро. Хорошо, что корни пронизывали почву, иначе бы МакКин свалился в темноту с не маленькой высоты и ему бы пришлось недельки две, если не месяцы провалятся, чтобы дать травмам зажить.
-Аууу!-раздалось во тьме и тысячу раз повторилось разнося звук по туннелям.
Падать всегда неприятно, если это конечно не что-то очень мягкое. Потирая пятую точку оборотень поднялся на ноги.
-Мда... Простому человеку здесь было бы вдвойне неприятно-глаза Криса немного трансформировались и тьма отступила открыв взору длинный туннель уходящий вдаль. Настроение медленно, но уверенно ползло вниз и совершенно исчезло с возвращением старого доброго "Ау", только в измененной форме...
-Уаааа..ааа..ааа..Уааа...-принесло эхо из другого конца этого лабиринта, который уже начинал завоёвывать титул "проклятый" в мыслях МакКина. Сжав в руках Таурс, детектив медленно и осторожно пошёл вперёд куда глаза глядели и чутьё вело. "Сдохнуть в туннелях" не входило в планы кэпа на сегодня.

Отредактировано Кристиан МакКин (2010-06-12 13:20:28)

0

36

…Знаете, в мире есть такие вещи, которые лучше не будить. Дремлющий разум бредит иллюзиями, и, сколь бы они не были ужасны, они останутся не более чем кошмаром, плещущимся за стеной рациональности. Хуже, гораздо хуже, если этой самой рациональности не хватает и чудовища, как гной, выползают наружу. Оттуда.
Намного хуже, когда к потустороннему можно прикоснуться, всего лишь протянув руку, кстати, очутившийся в катакомбах оборотень крайне неудачно во что-то вмазался рукавом, во что-то липкое и протянутое вдоль стены… нить… паутина? Вероятно, но оставим это неразумное существо разбираться с дрянью, висящей в глухом подземном коридоре, прислушаемся к звукам, доносящимся из глубины каменного лабиринта – это шорохи и шепоты, бормотанье и тихий скрежет, а еще вскрик. Громкий, отчаянный, в самый раз навострить уши и гадать, а в одиночку ли попал сюда этот полицейский с двумя значками, которые ну совершенно не имели здесь никакого значения.
Крик повторился. Явный, отчаянный, хриплый. Потом топот ног и глухой удар. Кому-то сейчас явно хуже, чем растерянно озирающемуся по сторонам попаданцу.

0

37

... Знаете, есть такие люди, которых лучше не трогать. Сейчас Крис вошёл в в этот список. Стресс может довести до ручки любого, даже если у него железные нервы и каменное терпение. А оказаться в замкнутом туннеле, изваляться в грязи, запутаться в мерзкой, липкой паутине, да ещё и в глубине этой западни кто-то кричит.
Детектив остановился и глубоко вдохнул, конечно это была не лучшая идея, но надо было успокоиться, а затхлый воздух был небольшой ценой за восстановление душевного равновесия. Более-менее помогло, поэтому можно было продолжать путь. К тому же там кто-то попал в более тяжёлое положение, чем выносливый оборотень переживший столько всего, что этот случай можно сразу задвигать в аналы истории.
-Хм, похоже на туннели, которые вьетнамцы копали... Какая же чертовщина там поселилась! Лучше на вампиров охотится...
...Довольно просторный туннель сузился до невероятных размеров. В нём приходилось передвигаться на четвереньках. Пахло смертью и время от времени вляпываешься во что-то липкое, мерзкое и до рвоты вонючее. Душераздирающий вопль раздаётся со всех сторон, и становиться не по себе,но сживая автомат по крепче ты продолжаешь ползти.
Вдруг впереди нечто начинает быстро приближаться и в какой-то миг оказывается прямо у твоего лица, а ты сам замираешь с отвращением рассматривая изуродованное лицо монстра. Тварь слепа, и только слух у неё острей когтей на кривых пальцах. Палец нащупывает курок, но существо это слышит и кидается вперёд оглушающе вопя...
МакКин дрогнул и вернулся в настоящее, а призрак прошлого всё ещё стоял перед глазами. Крис провёл пальцами по шее - когда-то там был жуткий шрам, исчезнувший со временем.
-Чудеса...-прошептал оборотень, понимая, что при всей удали ему тогда повезло. Проверив обойму, он продолжил путь, отгоняя воспоминания всё время пытающиеся захватить сознание детектива, но отвлекаться сейчас было нельзя и даже весёлые посиделки с друзьями сейчас быстренько вытеснялись. Крис сосредоточенно вглядывался вперёд. Тьма помехой не была, это хоть радовало - глаза зверя уже полностью адаптировались и взгляд шнырял от левой стенки к противоположной задерживаясь на мушке пистолета, так что всё неожиданно выскакивающее рисковало быть нашпигованным свинцом.
-Эхей, есть там кто?!-крикнул оборотень силуэту в дальнем конце туннеля
-Если не ответит, выстрелю в ногу...-прицелился он...

0

38

Впереди раздавалась какая-то странная возня и всхлипывания, как будто в тоннеле оказался потерявшийся ребенок, маленький ребенок, который не послушался мать и угодил в кроличью нору, впрочем, как и вполне взрослый оборотень, затаившийся в темноте.
Несколько мгновений протянулись, как нити оборванной паутины, мучительно натянуты нервы и напряжены до каменной твердости мышцы, ожидание глухо отдается в висках и колотится в груди горячим коктейлем крови и адреналина, секунда, еще…
Из тоннеля навстречу оборотню и, очевидно, не замечая его, вышла девчушка лет десяти. Короткая клетчатая юбочка не закрывала исцарапанных коленей, а из длинной ярко-желтой футболки с вышитыми на ней стрекозами, торчали острые ключицы. Один из ремешков некогда светлых, теперь безнадежно выпачканных в грязи сандалий порвался, но под ноги она все равно не смотрела, потому что вглядывалась в окружающую ее темноту, как будто сквозь текущие по измазанной мордашке слезы могла хоть что-то разглядеть.
- Дядя! Дяденька! – Голос срывался, тонкий и отчаянный, натянутый как струна, - Вы здесь? Я хочу домой, пожалуйста!

0

39

Перенесло с Детской площадки----->
Ноябрь. 2010 год.
День:
тучи полностью заполонили небо, дождь бьет крупными каплями.
На дорогах огромные лужи. Немного поднялся ветер.
Температура воздуха: + 13

_______
Однако ж... Неожиданный поворот событий. Раз, и перед Джеком уже не атакующий некромант, а черная дыра в никуда. Будто по голове ударили, и ты проснулся от навязчивого сна. Ненависть и желание убить куда-то делись. А может их и вовсе не было? Все как в тумане, такая неразбериха. Да еще и Голос подорвался как месячный ребенок, которого разбудили случайным хлопком. Что за?! Это! Где тот ублюдок? Где мы, Черт возьми! Что за фокусы? Я же... Хочу! Убить! Это... Что за нахуй?! НЕТ! Ответь мне: где мы? Что произошло? Джек печально взглянул на кирпичную стенку.
-Может все таки расшибить себе голову?..-абсолютно спокойным голосом поинтересовался Шинигами.
А давай! Что?! Нет!
Джек злобно усмехнулся на такую реакцию Голоса и обернулся. Вдалеке виднелся серый город. На таком расстоянии, да и при такой пасмурной погоде, этот город ассоциировался у Джека с бледными пальцами рук, которые вырывались из могилы, чтобы вытащить свое тело. Но это тяжелое серое небо накрывало город и не позволяло пробиться к свету.
-Жалкое зрелище...
Парень, как на автомате, достал из кармана пачку сигарет и вытащил одну сигарету зубами. Пламя от зажигалки ненасытно обжигало бумагу, но не долго. Джек сильно затянулся и выпустил из себя дым. В голове еще бились отголоски последних событий, когда Джек еще горел желанием прикончить кого-то. Но теперь все успокоилось и можно продолжить заниматься своим делом, а не играть в жмурки с Богами.
Джек стоял не под крышей, так что когда покапал дождь, его одежда быстра стала промокать и волосы тоже. Вот одна большая капля сбила огонек с сигареты и та потухла. Шинигами взглянул на небо. По скорей бы снег. А у меня даже дома нет... Голос порывался добавить что-то, но разум Джека ускользнул в свою одинокую нору. Брюнет развернулся и вошел в черную дыру - туннель.

Отредактировано Джек Потрошитель (2010-11-16 22:57:54)

0

40

Ноябрь. 2010 год.
День. 15:48.
Тучи полностью заполонили небо, дождь бьет крупными каплями.
На дорогах огромные лужи. Немного поднялся ветер.
Температура воздуха: + 13

Железная массивная дверь с тягучим противным скрежетом давно не смазываемых петель отворилась, пропуская в пространство, густо пахнущее сыростью, плесенью и самыми дальними углами болота, откуда все жабы разбежались еще со времен Великого потопа. После буйства красок снаружи, тепла и солнца, темный закуток был сродни дну колодца с мрачно-таинственной атмосферой, почти как по Эдгару По - почти; можно выйти уездным шерифом из мягко остановившегося на спуске с дороги автомобиля, хлопнуть дверцей и, пригладив волосы, даже закурить, но сигарет нет, а волосы на затылке слиплись от крови и лимфы и потому прикрыты узлом платка. Какая к свиньям собачьим разница, что это за подземелья такие, кто в них водится и какими путями нужно блуждать, чтобы не остаться в прокопанных сводах на веки вечные. Это не романтичное рандеву зеленого отеля, не открытое пространство, а весьма неуютная локация массового поражения.
Стоит заложить малую часть динамита и подорвать все это к чертям, как ничто живое уже не выберется из под завала. Да и не живое, скорее всего, тоже не сможет собрать разбитые в пыль кости.
И все же, заглушив мотор на получасе езды от города, мужчина вышел из автомобиля, хлопнул дверью и даже закурил, как курят полицейские во всех бульварных романах. Только на кого, а на полицейского он был похож меньше всего. Все равно что кормить крыс тем, что сам не доел, а теперь явиться к ним с разговором по душам, надеясь на понимание и почести крысиного волка, хотя сам ты не стоишь гнутой монеты, выеденного яйца, раздавленного глазного яблока, так звучно лопнувшего под каблуком сапога. Чумная собака слепа.
За высоко поднятый воротник заливал дождь почти потоками, но сигарету удавалось спасать от тяжелых капель, упрямо разбивающихся о землю. Сыро. Прохладно.
Болит нудно разъем в затылке.
Я приговариваю вас к лишению ответственности за собственную жизнь и мирному упокоению в уютной могиле в центре Урюпинского кладбища: выйдите на свет и поднимите руки, тогда я точно не промахнусь с выстрелом на поражение. Девке с шести метров в глаз из Дизерт-игл. Искры стекают с рельсов, парень, рельсы чужие, но мы можем пиздить поезда или грабить их, прямо как корованы - украсть поезд, украсть внимание, украсть направление и параноидально заклеенные фары.
Остановившись в нескольких метров от входа внутри тоннеля, Габриэль снял с предохранителя один из пистолетов так, как хозяйка на собственной кухне привычно и обыденно снимает с полки нож, чтобы порезать на ужин утку, да запечь ее со сметаной и, может быть, все же хреном:
- Джек Блек по прозвищу Потрошитель!
Если верно спиздить у мира нужный провод, можно кое-что уложить и подняться, можно пересечь плиту и не упасть прямо с порога, как в аквапарке. На то оно и колесо событий, где если уступили в чем-то сейчас, то несомненно, со временем будет ответный реванш. Главное что обошлось не дороже денег. Щетина была уже приличная, и выглядел он с ней не самым лучшим образом, к тому же, было совершенно очевидно, что она его старит и совершенно не облагораживает - нижняя часть лица мутанта была закрыта черным платком с нарисованным белым оскаленным черепом неизвестного науке существа. Нижней его части. Челюсти. Но сейчас его пришлось сбить вниз:
- Вы обвиняетесь в совершении нравственного правонарушения.
Медленно, никуда особо не спеша, мужчина двинулся по тоннелю. Слабый огонек на кончике сигареты, зажатой в губах, и лазерный прицел, навинченный на не имеющий аналогов ствол, скачет по стенам у самого пола. Еще электричества. Еще потянуть зубами волокна и рассыпать красные капельки. Еще размозжить каждый комочек, еще сохранить еще одно перышко. Еще пробежать еще один уровень. Еще много еще
разложить себя как свести поезд с рельсов. Еще весело.
- У вас есть два варианта - сдаться целиком или по частям.
Как всегда, останки самые склизкие. Пахнет самым белым. Самым выблеванным. По длинным коридорам звучно разносится голос. Не услышать - невозможно. Габриэль шел не спеша, но не боясь упасть в неожиданную ловушку, яму к пиявкам размером с ладонь или утонуть в смраде отходов жизнедеятельности сотен мышей: он прекрасно знал все устройство подземных катакомб, хотя никогда не заходил в них слишком глубоко.

Отредактировано Gabe (2010-11-19 00:30:15)

+2

41

В туннелях царила полная тьма, но зрение уже адаптировалось, так что можно было без труда разглядеть тупик на расстоянии 2/3 метров. Джек не старался запомнить те проходы которые пропустил и те, в которые завернул. Для себя он рушил, что долго будет бродить здесь, пока случайно не выйдет на поверхность. Это могло случиться не скоро, но такое путешествие должно помочь ему успокоить себя.
На удивление, Джек был переполнен, по его меркам, смешанными чувствами. Конечно все эти эмоции били отрицательными, и вот это уже не было удивительным. В голове царил неуправляемый хаос. Джек уже смерился с тем, что в его разум могут вот так вот врываться, словно дерзкий ветер в открытое окно. Этот кто-то обязательно перевернет все, раскроет все ящички и безошибочно найдет именно то, что прячет от всех Шинигами. Обязательно эти знания пойдут против Джека, когда нежданный гость в его голове начнет все расставлять по своему. Это бесило, вот только противиться убийца этому не мог. Его использовали, а все казалось реальным. Хотя разве Джек возражал, чтобы лишний раз прибить кого-нибудь? Просто был ряд собственных правил, а точнее принципов.
Никогда не кому не подчиняться, как второсортное существо.
Принцип просто не позволит убить за просто так того, с кем уже знаком.
Оставлять в живых только в крайних случаях, если жертва нужна живой.
Джек не умеет испытывать ненависть. Он не знает что такое прощение или смирение. Живет как хочет или просто живет, потому что ничего не хочет. Ему ничего не нужно. Ничего нету, чтобы что-то потерять. Но не спешите называть это "свободой". Свобода - это удел нищего духом, ведь каждый что-то ищет и что-то ждет. И в чем же тут счастье, когда дорога твоя прямая по ровной поверхности, а небо всегда одно и то же?
Помнишь тот алтарь у замка? Да, а что... Я захотел, чтобы мир наконец таки изменился. ... Мне казалось, что та охота как-то изменит мое положение, но... Нас обломали. Ты тоже расстроился, что мы не заполучили эльфийку? Нет...
Внутренний разговор с Голосом пришлось прервать из-за шума.
-Здесь еще кто-то есть.
Джек замер и начал прислушиваться. Голос доносился от туда, от куда пришел Джек. Он искажался, но слова все же можно было различить. Э... Похоже, что это пришли за нами. Как ты думаешь, кто бы это мог быть? Интонацию Голоса Джек не уловил. Толи его внутренний сосед боялся, то ли радовался и был готов вот-вот засмеяться. Джек продолжал оставаться на своем месте и прислушиваться к новым словам с искаженным голосом. Будет же глупо, если я сам к нему пойду. Ведь это охотник должен догонять добычу, да? Какое все-таки бредовое сравнение. Стоит одному писаки написать что-то подобное, как у всех, будто на генетическом уровне, появляются подобные сравнения. Даже самому противна такое в голове держать. Ты о чем? Хотя я сам не люблю за кем либо бегать. Я вообще бегать не люблю. Значит... Что за игнор? Эй! Нам тут предлагают сдохнуть. Ты будешь стоять? Джек достал сигарету и опять закурил. Он стоял лицом к туннелю, от куда доносился грубый голос и шаги. Стоял и не двигался. Немного согнувшись, как обычно. И курил. Его глаза уже были красными и ожидали гостя, чтобы прочесть его имя.
-Надеюсь, что это будет серьезнее.

+1

42

Последний день, а я пересчитываю ребра под струей горячей воды из пробитой трубы, и стены все вокруг измазаны дерьмом и закопчены сильнее, чем грязный потолок над головой, а за ними голоса, шумит помехами старый радиоприемник, но никто не выключает, не делает тише - там, за толстыми стенами с пробоинами от того черного дерьма, скапливающегося в жарких жерлах пушек, люди сидят на полу и скомканной одежде, ждут сигнала. Последний день, осталась пара часов, а пар из той же трубы и из лужи под нею и мной застилает всю сеть, он так похож на молоко, что стекало по стенам сознания и выщипывало перья птичек моих легких. Сегодня было правое легкое. Вместо мозга у меня стеклянное крошево одного большого правого легкого. Чумные псы растащили по своим ржавым решеткам, в тухлые клетки, загнали в канализацию, в сырость переходов, макнули головой в общественный сортир все по кускам, по ошметкам, мозги и легкие, обрубки рук и ног, перебитые стальными прутами - не человек уже, но живущий, орущий шмат сочного мяса, содрогающийся в конвульсивном припадке ускользающей, будто крыса с тонущего корабля, жизни. За стеной люди молча слушают белые шумы и ищут в них слова.
Кость, стекло, железо, бетон. Сталь. Листья, ребра, бинты, провода. Легкие.
Обломки существования в пульсирующей клоаке расщепляются тяжелым шагом реально окружающей действительности, пепел с сигареты падает на сдернутый по шее платок, ломкой трубкой замирая лишь на мгновение. Под сапогами хрустит крошево мелких камней, веток, занесенных ветром и нечастыми гостями приветливого сырого местечка, мелкие косточки, крысиные хвосты, провалы в полу, как пещерки в зеленом отеле, как комнатушки под свинцовым небом и маленькая алюминиевая крышечка сверху. Сухо щелкнув суставом, большой палец взводит курок; красная точка указателя поднимается вверх и, не дрогнув, находит в темноте убегающее вперед направление движения. Двадцать пять шагов до поворота.
Остановившись перед тем поворотом - не только чутье указывало на то, что это последний и, стоит завернуть, вышагнуть из темноты в темноту, и запах пропитанного магически тела настолько сильно ударит по обонянию, что закружится в голове, заслезятся глаза, и станет нестерпимо приятно о кислого запаха яблок и ржавого металла, но стоит немного подождать. Пускай настроится на беседу тот, кого эти полудурки в инвалидных колясках ловили столько времени . Поводив сигаретой вдоль стены слегка позади себя, мужчина без сожаления отметил, что Тень до сих пор не вернулась. Чем она занята и что понадобилось ей от Эмили? Кукла спустилась с дивана и обняла Тень. В присутствии невысокого свода тоннеля, он на мгновение почувствовал ее теплые легкие руки на своих плечах. Но только крепче перехватил вороную рукоять и сделал, наконец, широкий шаг. Сейчас у него нет собственной тени.
Угол зрения совершенно меняется; все будто смотрится с другой стороны бытия. Идешь по выжженному полю, с телевизорами в руках, с ножом в зубах, в карманах и за поясом опоры, леска, лента и прочее.
Красные глаза визави едва ли больше, чем в десятке метров напротив. Слабо мерцают.
И словно изнутри натертые фосфором, ненормально-ярко горят его собственные, зеленые. Счетчик Гейгера эхом в мозгу отдает треск. Медленно сгущающиеся вокруг запахи. Пристальность чужого внимания.
Первая рыба за год. Джек Блэк Потрошитель.
- Мое имя не слишком сложно читать? - голос звучит чужим и гулким, не столь из-за того, что потолки высокие, да стены испещрены глубокими трещинами: протянув руку, можно коснуться их, провалиться в еще более густую, неразделимую на спектры тьму, сколь потому, что не может быть целостным.
Помехи в радиоприемнике. Насмешка и красная точка прицела точно между красными глазами.
Бежишь с бесстрастной мордой, не показывая даже ненависть и ярость.
Воздух густой, как вода. Черная, черная выжженная земля. Вокруг лишь тишина и пепел былого. Плеск воды, вплетающийся в тишину. Где-то. Совсем близко.
- Шинигами, который убивает так мелочно и топорно, - ты не знаешь, на кого ты похож, разыгрывая перед всеми полное безразличие, прогуливаясь с таким видом, как будто занимаешься чем-то нечестным. Гемоглобин - ключ к здоровому сердцебиению, - Джек. Камера ждет тебя.
Ублюдок окружает себя как можно большим количеством дерева.
Ублюдок любит дерево, да.

+1

43

Докуривая сигарету, Джек жалел только обо дном - что он уже который день без сна и даже поесть нормально не удалось. Но сейчас не та ситуация, чтобы вспоминать о минувших днях. Джек уверен, что у него в недалеком будущем будет куча времени разобрать свою жизнь на кадры и рассусоливать их, вспоминая детали того или иного дня. Можно подумать, что Шинигами уже сдался. Хотя Джек с самого начала и не думал избегать такой шикарной возможности посидеть в камере под надзором страж порядка в ожидании смертельной казни. Ну а что?! Весело же! Опять электрический стул и запах жженой кожи и волос. Разве это незабываемо? Да уж... Вот только Джек не планировал так просто даваться в руки. Ведь он почти старался, когда убивал своих случайных жертв. Ведь он так измотался за эту неделю, так устал... Просто будет нечестно подать себя вот так вот с руками за спиной. Это тоже самое, что после ограбления самому пойти в камеру и запереть себя. Разве кайф не в самой процессии всего этого? Выявление, слежка, погоня, драки, угроза. Все это необходима. Это нужно хотя бы ради того, чтобы оправдать все те жертвы. Пусть порадуются на верху за муки своего убийцы.
...Джек уже докурил и успел откинуть тлеющую сигарету в сторону. Тут было сыро, так что уголек быстро потух. Раз. Два. Три. Кто не... Перестань. Это здесь не уместно. Но! Разве это не забавно? Разве тебе не весело? Это не уместно хотя бы потому что ищут нас, а не мы... Он сжимал в руке зажигалку, а в это время из угла вышла фигура. Подошел чуть ближе, так уже лучше... Габриэль Кэйнер. Джеку уже не нужны были его глаза Бога смерти, но они все еще смотрел именно ими в упор на охотника. Тот был пр оружие, да еще и с прицелом. Обычное оружие? В душе Джек усмехнулся. Ему это казалось невероятной глупостью, вот так вот целиться в Шинигами огнестрельным оружием. Самоуверенный, да? Ха! Вот урод! Давай! Напустим на него темную магию.
- Джек. Камера ждет тебя.
-Уже давно.-признался Джек, не меняя своего выражения лица.
Он смотрел прямо в зеленые глаза и уже был готов захватить его разум, но... ока Джек решил воспользоваться той силой, где уж точно не прогадает. А то в последнее время он часто натыкался на тех, кто имел иммунитет к ментальной магии. Коридоры, правда, тут были тесные, да из-за темноты теней почти не было. Но со второй проблем было меньше. Джек чиркнул зажигалкой в руках. В миг на стене отразилась его тень, которой Джек и воспользовался, захватив ее. Огонек от зажигалки погас, а тень в темноте перебралась за спину врага. И Джек не считал это подлостью. Так... Проверка на прочность. Тень напала с заде, намереваясь обхватить горло Кэйнера и удушить его.

0

44

В мутной воде на глубину щиколотки подо мной провода, срезанные башенками окурков у параллелепипедных трамваев в красном исподнем с коричневым кружевом, им отсосали обнажившиеся контакты в искрах сочленения спутанных линий, и их многочисленные оргазмы стали опять-таки молоком подо мной, надо мной, перед глазами, в мозгу, в пищеводе и легких, в прокатах на вдохе и выдохе, в пальцах, сведенных липкой массой в культю по самое предплечье. Последний день, а я в теплом белоснежном дерьме недалеко от своей руки в воде вижу прожилки аудио-судорог, но кость так и не раздроблена, а щепки не летят, не искрят опасностью оголенные души проводов, я вижу огни, вижу пламя костров, это значит что здесь по рукам пролегают широкие автострады со скоростью 200 километров в час. 20 грамм вещества в вене, уголь рунн на ней не истекает кровью, заворачивается выворотом подножной аномалии, невидимым грибом радиации расползается по выложенной кафелем стене. Вены забиты порошком белым-белым, как молоко, извергнутое подо мной в бетонные сапоги утопленного города, я знаю слишком сильную боль кипения пылающего огня, окутавшего ступни. Я в белом снегу-поро/шок пытаюсь согнуть кости и зацепиться за холод, за выдранные перья с кислыми яблоками в красных трамвайных вагонах. Я опустил голову, сузив глаза.
Тварь внутри опускает голову и щурит злые бесцветные глаза, она бешеная в лишении отражения на глади белых глазных яблок, яблок под ногами с кислым железным запахом, яблок в молоке и с молоком, с бурой пеной под нижним веком, с грубой коркой на роговице сознания решеткой проникающей под кожу сети медных проводов с оплеткой яркого пластика - кубиками пять внутривенно, пять внутримышечно, даже преорально три. В отсутствии зрачков совершенство существований и тонкой пленочке ожога с легким укором и сукровицей сквозь трещины, игра, разбитая на три-один-ноль/ноль; в двух черных точках пройденные вперед шаги и щелчок спускового механизма, столь слаженно работающего, как молодое человеческое тело, еще отлаженное, еще исправное.
- Значит, по частям?
Пуля бьет в сторону мелькнувшего фронтально блеклого огня газовой зажигалки и, не успей шинигами одернуть руку, он точно поплатится сильным ожогом от взорвавшейся игрушки ударно. Спички надежнее. Спички деревянные. Но деревом окружать себя смеет не каждый. Они в слишком разных положениях для того, чтобы слишком стараться, работать на разрушение организма изматывающими действиями, и достаточно только повести головой слегка в сторону да подтолкнуть логику цепочки событий. Пистолет из левой руки мягко падает в крепление на ноге, как в родное, а нож в правой...темно.
...они все мертвы, и над ними смеются, но я-то жив. И мне еще жить в этом мире и общаться с людьми.
Вот поэтому я и смеюсь. Так сильно, что сдирает наждаком по горлу, наизнанку выворачивает во всю горклость нависшего стенами мира, во весь смрад дыхания спидоносной крысы, в сухие снега искусственного света.

Тень отчетливо следит за собой запахом, даже крадясь в кромешной темноте абсолютно бесшумно, отслаиваясь от стены так же, как выходящий из сумрака переулка человек под яркий фонарь с битым стеклом у единственной чугунной ноги - и нож в правой руке широким лезвием ударяет за спину находит плотное тело вполне человеческой тени. Его реакция многим быстрее, чем можно было догадаться по внешнему виду глуповатого увальня, а движения отточенные и быстрые, как могут быть только не при таком телосложении. Чтобы уничтожить тень...
Габриэль сделал почти два быстрых шага вперед, потянув ощеренный зубьями мелкой пилы нож за собой и вверх, до того, как заломило неприятно в лопатке и только потом опустил оружие, своим лезвием мягко и, должно быть, совсем не больно разделившее теневое отлагательство практически на две почти части. Правая рука вновь повисла расслабленно почти в молоке протянувшихся на потолке проводов с клеммами мушками перекрестьями вдоль почти тела. Чтобы уничтожить тень, ее нужно разделить на более трех частей. Чтобы уничтожить Джека, можно взорвать тоннели и переходы к чертям собачьим.
Все почти. Почти темно. Почти логично. Почти - не сбежал.
Сухой лед, что скрыт под ржавыми перьями.
Кровь так легко становится ржавчиной.
- Плохо, - он близко от Джека. Меньше метра. Очень быстро. Но вместо того, чтобы использовать нож, Габриэль ударил наотмашь в район груди оппонента не рукой, а когтистой черной лапой, протянувшей длинные тонкие пальцы не столь к телу, сколь в стремлении схватить саму душу...впрочем, ведь у шинигами не было толком своей души. И для этого удара нужно только мгновение - у преступника перед лицом гнилого правосудия есть меньше секунды, чтобы успеть среагировать: и этого не хватит, Габриэль точно знал, не хватит на то, чтобы полностью избежать глубоких резаных ран.
И все же, он помнил про оставшуюся деформированной, но еще досаждающей своим присутствием тень.

0

45

...Разве что интерес. Мог испытывать сейчас Джек. Будто бы эта была игра в покер с интересным противникам. Вот они нашли друг друга, будто встреча давно уже была запланирована, да. Так оно и было. Как только была убита та девчонка - это было первое приглашение на незабываемую "игру". Все остальное - подтверждение приглашения, чтобы интересный соперник уж точно не отказался. Блек не преследовал никакой цели в своих убийствах, так что не утруждался скрывать преступления, свои следы. Даже наоборот, подсказывал. Когда оставил сумку с вещами у фонтана, когда голыми руками душил мужчину. Когда уничтожил свою квартиру. Все это можно назвать, как ленивую работу. Будь у Джека определенная цель, его бы тогда никто не нашел, никто даже бы не смел подозревать.
Надеюсь, что это стоило того. Нас чуть не убил тот некромант. Чему ты так радуешься? Тебе так нравится ходить по гране? Любишь острые ощущения? Может тогда привяжешь к своей шее камень, и мы спрыгнем с моста? Джек замер внутри себя, задумался. Да... Хотелось бы оказаться подо льдом. Когда уже этот город станет белым?.. Он вспомнил одну девчонку, которая утонула на озере. Тогда Джек пришел по ее душу, но девчонка стала призраком. Кажется ее имя тоже начинается с буквы "J". Но сейчас было не то время, чтобы гадать над именем давней знакомой.
Джек следил за Габриэлем, за каждым его движением. Рука сама отдернулась, по инерции, когда прогремел выстрел. Это было опасно, но не страшно. Он следил за парнем, как голодный хищник. Жгучий голод разрывает и застревает в глотке, но хочется наиграться перед долгожданным пиром на одну персону. Не возможно отвлечься на что-нибудь еще в этой тьме. Нельзя моргнуть, чтобы, не дай Черт, пропустить быстрое и резкое движение. А Габриэль двигался быстро. И Джек подозревал, что это еще не вся его скорость. Он чувствовал, что оба они оба только разогреваются, только началась игра, так что нет смысла сразу выкладывать себя на полную. Чувствуется, что они берегут силы на один мощный удар к конце, когда решат, что "игра" затянулась...
Зеленые глаза быстро приближаются, он уже тут. Но Джек не двигается с места. Его тело напряжено и рвется с места. В сторону, назад. Но Джек не двигается. Он смотрит прямо ему в глаза, не замечая руки, которая хватает его прямо в грудную клетку. Джек чуть поморщил лоб. Но не от боли, которая еще не не ощущалась в полную силу. А от того, что опять ему наносят удар в грудь. И дело не в том, что одежду жалко, ведь она у него вся порванная и обгорелая. Просто обидно, что такой неортогональный удар.
Доли секунды хватило на то, чтобы укоризненно посмотреть в лицо врагу, а потом дать телу волю, чтобы оно ощутило боль и поскорее отпрыгнуло, дабы избежать повторного удара.
Голос вопил внутри сознания, Джек уж не знал из-за чего. То-ли от причиненной боли, то-ли от собственного без движения, когда атака была такой прямолинейной.
И опять боль и кровь. Эта, почти черная, жидкость выливалась из раны, как вода из прорванной дамбы. Но совсем нету времени, чтобы обращать но это красивое зрелище и сочинять про это различные природные сравнения. Джек успел еще отпрыгнуть, чтобы увеличить расстояние. Правда эти четыре метра никак не станут Великой Китайской стеной и не спасут от очередной атаки, так что надо быстро самому нападать.
-Царапаться любишь?-как-то брезгливо осведомился Шинигами, читая про себя заклинание, и все так же не отрывая взгляда от врага.
Пока Джек решил не удивлять ничем нестандартным, а просто преобразовал темную ауру в шар. Размером с футбольный мяч, аура целеустремленно и быстро направилась прямо в голову зеленоглазому. Зная, что это далеко не конец, Джек читал про себя следующее заклинание, чтобы быть наготове.

0

46

Воздух сладко шипит через плотно стиснутые зубы, в крошеве акульих отрастающих клыков пахнет горелой плотью и свежей кровью, брызнувшей сочно, вкусно на ставшую человеческой руку, а красное марево перед глазами, в глазах, внутри сознания как под ржавым забралом не менее сладко въедается собранными камнями в черный асфальт. Тело хищника упруго подставляется под удар. Впитывает слабый импульс, посыл и приглашение на безумное па от охотника. Хруст глаз костей стальных пластов, покрытой платиновым налетом новой полой иглы, трубки и под поднятым на половину лица платком вторит оскалом оскалу на миг полная безумия ухмылка. Он чувствует, как по спине крадется чья-то тень.
..Бить в грудину! По ребрам! В легкие! Это старо как мир, но ты все еще веришь, что сидящую на рельсах псину или переехать или сбить с ноги, канистры эссенций долго искать на любом этаже, я хочу его есть, мы хотим есть...до пропасти - ровно метр. Ты двигаешься в аллегро. Ты знаешь, как делать больно. Но только мне нужно больше. Сознание в легком трансе. Снова и снова занимаясь бессмысленным дерьмом, я всего лишь третьесортная звезда, покрытая кровью. Погребенные в грязи - Горящие зародыши. Давай уничтожим - На мое удовольствие. Прихлопну заносчивую мушку. Разрежу ваши раны, как режу свои. Отныне не слыша гласа общества и не понимая его. Фарфор электродов и рваные уровни, побежали по кольцам, выкинули картами, сделай шаг, сделай два, давай же, двигайся, давай.
Мысли человека верно сплетаются с мыслями чудовища, укрепляется костяк рассудка, собирается словно из двух частей важная деталь детского конструктора - Тварь подсказывает движение на четыре метра вперед, но не дает рвануть безрассудно вперед. Незримый молочный снег на крови, которую он, замерев, брезгливо стряхивает с руки, выблевываясь искрами влажных капель по стене, вязкими сладкими маленькими комками изо рта, стягивающимся из-за весело.
Весело весело.
И губы вязко прижимаются к запыленному бетону, слушая направление.
- Умирать не желаешь? - гиеной рассмеялся мужчина, выпрямляясь во весь рост и не удостоив бессмысленного вопроса бессмысленным ответом. Этот удар - проверка на прочность. Эта атака - шестерка подкозырной масти. Это вопрос - чего ты ждешь? Ждешь.
Смотри внимательно. Вы видите? Черная как смола земля захлебывается и не прекрасно ли фальшивое доказательство восхваления нами лицемерия? Вы слышите? Тварь молча сворачивается внутри змеей, напряженной пружиной; Габриэль практически с интересом выхватывает горький запах заклинания из общей сырости и, конечно, знает, что этот фокус значительно снижает шансы Джека. Неужели шинигами настолько безрассуден? Или самонадеян? Или - глуп? Отравляя себя своей же темной густо сплетенной и теперь сконцентрированной магией, он наверняка держит наготове не одну местно-поражающую сферу, но отдает ли себе отчет в том, к чему приведет даже единовременное ее использование?..
Бензиновые сердечники ветвей накаляются, распаляются внутренним мотором.
На мыслительный процесс с ментальной перебранкой в арьергарде потребовалось чуть больше секунды и, слегка пригнувшись, Габриэль быстро двинулся вперед - померк, переместился, одновременно смещаясь с прямой траектории движения сферы навстречу - и снова на расстояние удара. Критическая близость для мага. Выигрышная ставка для физика. Черная сфера, вспугнутая резким порывом воздуха, жадно потянулась к нему и, достигнув, будто деготь разлилась по левому предплечью, окутала латексной маской рукав куртки, вязь кофты под ней и, добравшись едко, как кислота, до кожи, беззвучно лопнула в дымное марево. Опалила жаром стянувшуюся к очагу поражения кожу, на которой широкой меткой растекся черный бугристый струп, но внимания к себе не привлек - сниженная чувствительность упала в глубоко травмированных тканях практически до нуля. Не важно. Это вовсе не важно для того, кто в крутом замахе в узком пространстве коридора ударяет по корпусу противника с ноги, грозя проломить тяжелым сапогом не только те самые хрупкие нижние ребра, но что-то более важное, более жизненное, - но Джек может почувствовать, что и вторая атака: проба за зуб. Прикус. Прихват. Сильно, но не фатально, не раскрыто со всей возможностью. Флаг на мину.
Того, что есть сейчас, завтра не будет. Дерзай. Борись. Совершенствуй и культивируй свой талант. Будь лучшим в том, что ты делаешь. Узнай о своем виде деятельности больше, чем кто-либо из живущих.
Смотри внимательно.
И только потом - не глядя, на звук, два сухих щелчка выстрелов.

0

47

Накатила первая волна боли и тошноты. Старые раны колко заныли, а внутри все воротило. На мгновение, пока темная сфера добиралась до врага, Джек склонил голову, прикрыв глаза.
Я запутался во времени. Какой сейчас год? Нет, это не столь важно. Но что... Когда я в последний раз ел? От этой мысли, живот скрутило. Давно. Очень давно... Ха! Тогда можешь сдаться прямо сейчас. Есть надежда, что в тюрьме нас накормят. Бесполезная человеческая оболочка. Мне уже осточертел этот мир!
Почти вовремя он поднял свои красные глаза, которые были широко раскрыты. Его сфера почти коснулась Габриэля, но это было бесполезно. Целеустремленный враг не стал отвлекаться и опять приближался к свей добыче. Нет! Вырви его глаза! Ударь прямо в сердце! Нет... Надо будет приобрести часы. Обязательно надо будет... Да. А еще нам нужна защита. Джек среагировал, поставив перед собой магический щит, когда сложил руки у груди крестом. Это могло спасти только от сильных повреждений внутренних органов, которые и без того были просрочены, но так же и избежать переломы костей. С не функционирующей печенью Шинигами еще может ходить, но если позвоночник сломают - это уже будет печально.
Джек вспомнил про наличие с собой двух артефактов, когда уже отлетел в сторону. Но он не намерен воспользоваться ими. Тут главное совсем не победа. Да... Джек устал и жутко хотел спать.
Он открывает глаза и понимает, что сидит на полу. Его спина соприкасается с холодной стеной. Парень кашляет кровью - это естественно. Ну что за однообразие. Он злится из-за того, что испытывал сейчас дэжовю. Это уже было. Удар в грудь. Еще удар... Все одно и тоже. Дьявол! В этом мире есть хоть что-то не похожее?
Джек поднялся, он стал серьезнее. Ему уже хотелось увидеть что-то новенькое, а то выходит, что все это зря затевалось.
-А ты сможешь меня убить?
Болеющих клаустрофобией просим удалиться.
Шинигами прекрасно знал, что Темная магия убивает его. Медленно, и каждый раз может стать последним. Но Он просто не боится смерти. Он не боится того к чему относится так умиротворенно. Ему незачем бояться потерять того, чего у него и так нет. Души... Джек не из тех, кто будет царапаться и кусаться, только бы не умирать, не покидать этот свет. Он убежден, что ему суждено прожить долгую но скучную жизнь. Так что Потрошитель не боится сам стать жертвой чужого преступления.
На этот раз Джек решил использовать магию более высокого уровня. Он немного пошатнулся и рукой оперся о стену. Взгляд его нес в себе усталость, но глаза все еще были красные. Сознание складывало заклинания, а энергия уходила в стену.
Вечность. Бесконечность. Темнота и мучения. Разве бессмертие можно сравнить с благословенным даром? Он криво усмехнулся своим мыслям кровавыми губами. Когда тварь невозможно убить, то ее помещают в такое место, откуда точно тварь не выберется. Тогда существование становится мучительнее смерти. Тогда хочется умереть, чтобы дать своему телу отдохнуть. Придется постараться, чтобы не сойти с ума. Выход можно найти всегда. Эти слова так небрежно прервали его ход мыслей, что Джек даже удивился такой прыткости Голоса. Магия завершалась и пол под ногами Габриэля перестал быть таким прочным. Теперь часть коридора превратилась в болото. От стен стали отсоединяться жидкие черные путы, которые тянулись к врагу. С потолка тянулась все та же черная жижа, напоминающая собой желе или липкий клей.
Та рука Джека, о которую он опирался о стену, сама слилась со стеной и по локоть была черная. Смертные всегда доказывают свое право на существование в этом мире. Им всегда приходится воевать с кем-то и за что-то. Да... Увлекательное занятие. Может мне стоит поискать эликсир не долголетия, а скорой смерти. Болото затягивало в себя жертву. С заде Габриэля уже не было видно прохода. Но а Джеку оставалось наблюдать за тем, как его враг или умрет или выберется.

+1

48

Ожидаемо, но вполне оригинально, чтобы нельзя было осудить. Удар, который в нормальной контактной обстановке откинул бы противника далеко назад с едва цепляющейся за работоспособность печенью и треснутым позвоночником, со всплеском энергии от движения ослаб, встретившись с выставленным щитом. Куда более разумный шаг, чем стоять и ждать. И все равно болезненный.
Вспышка зажигалки. Тяжесть. Физически ощутимое напряжение. Разброшен материал в небе, только куски индиго за вороненой сталью туч.
Доля секунды – два лица друг напротив друга и снова темно – только красный "глазок" сигареты.
Вода где-то в глубине переходов стекает темная, проржавевшая и ядовитая. Каждый удар капли о невидимую поверхность напоминает томный вздох, звонкий, состоящий из сотен более тонких голосов и время, которое тратит противник на то, чтобы подняться на ноги, собраться с активацией своих сил, заставляет прокрутив в памяти вшивые подстилки, пластиковые бутылки, объедки, гнойные бинты, все то, что свойственно таким местам. Грохот. Молот богов. Раствориться в нем, утонуть. Слышать только его. Вода.
Глубокий вдох и плечи назад; тварь шепчет прямо в голову, минуя уши, черепной короб, смеется, смеется, "дыхание" бьет по ушам, не относясь к обыкновенной категории звуков, оно просто сопровождает здесь и сейчас, пульсирует. Больные раком легких дышат так, все окружающее сверху и снизу пространство - прогнившая болезнь уже далеко не чистого разума. Огромная опухоль в мозгу, набухающая и чернеющая, пожирающая изнутри. Захлебываясь ледяным воздухом и чувствуя живым холодом под коркой кожных покровов, настоящей болью отмирающего частями и постепенно рубцующегося ожога, и с искренней чистой яростью. Хотелось разозлиться, исказить лицо в бешеном оскале, показывая свои страшные острые зубы, с которых стекает горячая слюна...полная жажды свежего человеческого мяса. Но, кроме одного промаха, все получалось просто отлично, шло как по маслу. Убивать. Убивать всех тех, кто...Всех тех, кто.
- Überlebt schlimmer. [уцелеть страшнее]
Непроглядный черный туман, дым, отступающий по мере движения вперед, но уверенно и густо, как в банке с медом, вихрящийся за спиной, болезненное напряжение звенящей меняющейся материи. Пол под ногами вздрагивает телом огромного монстра и начинает проваливаться, утекать, ускользать из-под ног. Здесь сыро и отчетливо пахнет ржавчиной, плесенью, магией в высшей точке ее кипения и накопленных на заклинание сил. Уверенность, формирующаяся в едва переместившимся теле напротив, отвлекает на себя внимание и вызывает легкую усмешку: лучше позже, чем никогда. Густой, тяжелый воздух, не дающий вдохнуть полной грудью, сдавливающий тисками, осколки, подобно углю, легко становятся пеплом, и в этой пыли, на час, на полсутки; не больше, чем на двое, хватает времени, чтобы продумать следующий шаг из затягивающего болота. Это не страшнее мысленного омута.
Метадон. Метадон по вене. Они уехали. Почему ты остался? Не помню.
Стоит только сделать вдох и легкие наполняются влажной тяжестью, еще один, третий, и перетянутся - больше вдохнуть не сможешь, ничего не сможешь, и только смотреть останется на то, как танцуя выбирается Тварь, которую не успел схватить а хвост, на берег, в снега. Кожа на лице сухая и стянутая как гипс, белая, сыпется по рукаву. Коридор дышит, оживает постепенно мучительно судорожно толкаясь в рамки этого мира, но втискивается наконец. Парок повисает над растрескавшимися по бетону губами. Заклинание набирало обороты постепенно, все усиливаясь, укрепляясь, - колотый сахар фарфоровых электрических патронов семидесятых годов и метлахской банной плитки, простервенелый голос в голове подгоняет, но он стоит на месте, чувствуя, как мягко затаскивает в пучину безвозвратности. Сон, в который ныряешь без спроса, без всплеска, как в легкую черную воду, а вот всплывать приходится, как из густого мазута. медленно, с больших океанических глубин, сияющие точки планктона, ультразвуковые "голоса" белых китов и медленное перетекающее плавание медуз, наутилусов и мантийных скатов. Всплытие вязко и тяжело, воздуха уже нет в легких, рот открыт, крика нет под водой, ничего нет, руки увязают, одежда вниз тянет бетонным костюмом. Вязкая капля опускается с потолка, падает, да накрывает собой сигарету почти до фильтра. Открыть глаза. Все сначала.
Никогда не беги, когда тебя гонят.
Так сказал повелитель мух.
Пищат замурзанные чернявые дети. Восемь с половиной штук.
Красные змеи ползут по тягучем отростку магической энергии, осмелившемуся коснуться ранее пораженной термически руки. Дробится, несет торжественно, преисполнясь значения происходящего, и через миг, как отрубило - стало легче дышать. Державшее внатяг все нервы стало помаленьку отпускать - пластиковая панель рассажена так, что видно потроха, слышно биение собственной крови. Чей-то отдаленный мат. Равнодушно, но наглядно действием, незримое разрушало кропотливо созданное заклинание с легкостью, какой обладает ветер, разносящий во все стороны кем-то сложенный карточный дом. Восемь с половиной шагов до шинигами по прямой бугрящегося пола коридора. Темно. Сухо.
Убей в себе Эдисона, отруби блок питания компа, взорви чернобыльскую АЭС, выкрути все лампы, не плати за электричество полгода - и оп-ля, получи призовую игру в жмурки. В темноте все стали сами собой. Стук в горле ломает ряды и рушит строй.
Да, да, запереть дверь, чтобы не видеть. Не видеть никого. Ничего не слышать. Никого. Открыть окно в темноту. И второе. Сквозит. Ледяной, смертельно ледяной воздух - единственное, что спасет. Смертельно ледяной воздух живителен. Истерзанные легкие, кислородное голодание. Взять нож и порезать на ленточки. И голод пройдет. Но нет. Подавись своим кислородом и сдохни. Тебе он нужен?

Время. На все нужно время. Но это не важно, потом что его нет. Только восемь шагов и три секунды на то, чтобы их преодолеть по не твердой еще, но обретающей нормальность почве. В голове кружится от рваного ритма использования рассеивания, но Тварь помогает ориентироваться не столько по зрению, сколько на запах. Голыми руками не взять, не накинуть силок, не сжать капканом. Проломить грудную клетку кулаком с размахом от плеча - повторятся, пока сам не захочет именно так, именно здесь, - но, померкнув так же, как и в первый раз, Габриэль остановился рядом с Джеком на расстоянии достаточном, чтобы в согнутой руке держать у его головы пользующийся плохой репутацией нож. Отстрием под белое горло не человека, но и не мертвеца. Свирепые глаза. Гордость живущего так, как считает нужным - свобода. Безрассудная смелость не подчинившегося никому. Дерзкий вызов всему, что встает на пути. Прямота, презираемая всеми вокруг. Вера только в свои силы. В своих богов. Глаза красные. Усталые. Впрочем, он не смотрел в них, не желая в случае опасности попасть под визуальный ментальный удар. Другой, здоровой, рукой мужчина коснулся собственной левой щеки: там дымился, будто только что проставленное клеймо, неглубокий порез. Дотянулся.
- Твоя голова пойдет со мной отдельно от твоего тела? - тихо, без эха разносясь по ошметкам оставшейся магии - тонких ниточек, пятен мазута. Смех клокочет в обожженной глотке и выходит сдавленным кашлем. Напротив. Лондон сегодняшнего вечера встретил его смогом и загадочной отстраненностью, воскрешая в памяти истории о некогда знаменитом Джеке Потрошителе и он с интересом, свойственным падальщикам, вглядывается в кровавую пену у рта Блека, то ли взявшего себе громкий псевдоним, то ли раньше резавшего людей стадами тупоголовых овец. И сейчас - одним движением вбить нож снизу вверх в челюсть.

+1

49

Если бы я записывал все свои мысли, то это дорого обошлось бы мне. Если бы во мне было чуть меньше лени, то мне было бы не лень помнить все, что приходит в мое сознание. Дой же мне волю, и тогда мы повеселимся! Хочу посмотреть на все это другими глазами. Хотелось бы увидеть этот мир снаружи. Хватит. Внутренности уже все изучил. Больше тут нечего делать. Когда уже можно будет убить? Сплошной обман. Есть хоть доля правды в твоих словах? Что? Конечно! Ты сомневаешься во мне! Не без причин. Постоянно кричишь, когда события принимают другой оборот. Пм... ну так. Э... Терпеть не могу, когда начинают оправдываться. Это вызывает еще большее подозрение. Если врешь, то умей это делать. Либо плевать на все и говорить правду, если требуют, либо уметь лож скрыть в дебрях и подать как истинная правда. И что же легче? А что интереснее...
Весь мир, как петля.* Спотыкаясь об узел, все начинается за ново. Медленно поднимается, а после бешено падает вниз и опять спотыкается. Хочется взять ножницы и прервать это, чтобы увидеть что-нибудь новенькое.
Хочешь умереть?

Чернота в черноте, тут нет даже теней, но и без них ни черта не видно. А не! огонек, который кажется единственным живым в этом подземелье, безошибочно указывает на место нахождения врага. А враг ли? Конечно. По не воле. Ничего личного, просто каждый должен избавиться от другого, чтобы не мешал. Ничего личного.
И опять все начнется заново. Хочешь? Я умирать не хочу. Вот что я хочу. Много просишь... Вообще! Надо уже переставать разговаривать с воображающим Голосом. Э!
огонек потух и уже было не на что смотреть. К Джеку медленно подступали, а ему не было смысла убегать. Он не позволит кому-то смотреть в его спину. Был готов ответить на интересующие вопросы. Да.
Кому интервью с маньяком? Вы можете посетить одиночную камеру и пообщаться с несчастным и голодным убийцей через решетку. Присылайте SMS на номер, что указан внизу вашего экрана, чтобы отсрочить казнь Блеку. А так же: заходите на наш сайт в Интернете и вы сможете участвовать в обсуждении дальнейшей участи заключенного. Смотрите только на нашем канале в 22:00 по пятницам "Криминальные истории."
Беседа с психоаналитиком и безнадежным адвокатам. Нет. Лучше уж сдохнуть. ?..
Ну вот. Стал опасного оружия уже представлена к горлу и с губ через хрип озвучивается чужая мысль, не из своей головы. Эта идея где-то понравилась Джеку он даже был готов к расставанию со своим телом или головой, не решил пока... Нет! Нет! Нет! Это чертовски не правильно! Не хочу лишаться этого тела! И верно. С чего это Джек должен позволять рубить себя, будто он какой-то скот или бешеный пес. Ну подумаешь пару/тройку людей убил. Разве они были важны этому городу? Нет. Джек не знает что такое цинизм. Этот живет по своим правилам, которых не существуют. В мире Джека нет никаких правил. Дернуло покурить - покурил.
Отсоединяя руку от стены, он хватается ее за кисть, что держит нож. Блек настойчиво смотрит на веки Габриэля, уже более серьезно. Ему уже не лень выражать эмоции и пытаться что-то делать. Сил мало, но этого хватит на то, чтобы избавиться от одного предмета. На его руке еще остается эта черная жижа, похожая на клей. Она попадает на нож и начинает разъедать его. Но не только сталь стала шипеть будто под кислотой, но и рука офицера тоже.
-Курить хочу.-вот  как то невзначай, тихо произнес Джек.
Еще немного, и он точно потеряет сознание. Он обязательно упадет и уже будет бесполезным и не опасным. Может стоило тогда устроить дымовую завесу и убежать? Или можно было сдаться и так, не вытягивая все из себя до самого конца. Но разве будет тогда в этом смысл?
Джек сильно сжимал его руку. Нож был уже бесполезным оружием, горло им не разрежешь. А глаза Шинигами теперь уже были черными, как матовые угли. Еще чуть-чуть...
_____________
* - про то, что мир как петля, это мне высказался один знакомый, и мне понравилось это рассуждение. Но а так идея не моя.

0

50

Что ж, давай уснем, давай видеть сон, как делают все в этом мире, в этом городе, сейчас где-то в своих квартирах на кушетке в одежде или на диване под одеялом. Кровь. Земля. Ложь. Небо. Это рвота внутри тела, самоутверждаться или удерживаться собой за чужой счет так отсасывательно и тряпочно. Тело. Бог. Коробка. Зверь. Я не знаю, что сказать насчет других, но если ты считаешь, что только так - значит, только так, я просто знаю. Запах. Шея. Ловушка. Черный.
Этот человек в стене...
Ты - ничто, лишь груда слизи. Ты просто пока об этом не знаешь.
Ты не знаешь ничего, ком мяса. Разразилась война - и это хорошо.
Но в этом мире, на который ты так надеялся, ты лишь клоун, танцующий под музыку Глори-Глори.

Он не помнил, сколько провел здесь, сколько потратил на пустые разговоры времени, почем пытался играть, что покупал, кому продавал, разводил на краткую партию, и темные пятна на ткани, вытянутая белая рука, меркнущая краснота глаз напротив, маленьких точек, меток мишени - всего лишь плесень, бетонная крошка шуршит под подошвами, приехал сюда то ли час назад, то ли неделю, на машине или пешком, холодно, в летнюю жару, один, с кем-то, смутная память: палисад, рябиновая алая кисть в окне, женщина на белой рубашке. Сто лет не открывали. Женщина. Выжимает подол. Выкручивает жгутом. Это не кровь, это темная нефть, судя по медленным каплям. Или мазут. Или ничего. Темный отнорок с разбитыми ржавыми раковинами. Лицо Джека, внизу, на стене, как шмат сырого гипса или белесый плевок, смазанный на асфальте. Губы приоткрыты на выдохе, в кровавой засохшей пене, липнувшей бурой коркой. Однако белые худые руки не подняты к плечам в жесте "ну, все, хорош, парни" или "я сдаюсь, у меня есть право на молчание и звонок моему адвокату", но расслабленно лежат вдоль вымотанного нагрузками, как моральными, так и физическими, тела. Другая форма улыбки. Иной взгляд. Даже скулы стали чуть выше. Изменилась линия бровей. Осанка.
Никаких вопросов, никаких убеждений, никаких претензий. Эй, господин Дьявол, только попробуй и поймай меня, проводя дни своей молодости, играя в Гионе, каждый день, каждую ночь качаясь взад и вперед. То что можно было принять за испуг, дрожащие пальцы, глаза вполлица - на самом деле было черной срамной судорогой азарта, адреналинового неконтролируемого азарта, когда последнюю пачку купюр на сукно в Монте-Карло, когда дождливой ночью обливаешь бензином стены своего соломенного дома и чиркаешь на ветру зажигалкой - гори ясно, чтобы не погасло, когда...
К черту.
Стоп кадр.
Чумная собака топчет паданцы кислых зеленых яблок кривыми лапами с расслоившимися когтями. В мелкую говнисто дерьмяную крапинку. Пульс 59. Наполнение отличное. Неважно, где живет и как выглядит человек - в пещере полуразумный примат с тяжкими надбровными дугами, глодает берцовый мосол убитого врага, на 230 этаже стеклобетонного небоскреба в офисе под кондишном сидит менеджер среднего звена невнятного пола и всегда среднего возраста и тайком от начальства режется с приятелем по сети в "реверси". Их объединяет одно - мусор. Наполнение человека перед ним и его самого - мусор, бумага отдельно, пластик отдельно.
Пальцы ломаные, узкие стиснули его пясть, холодным, не человеческим захватом сдавили материю куртки и кожу под ней, но не не смогли отнять от горла, отвести смертельную угрозу от открытой к поражению области. Просто не хватит сил. Мало кому дается возможность. Серьезный взгляд без мандража и паники, усталость, боль, малодушие родства с древними, но нежелание отправляться к праотцам в каждом жесте, в каждой слабой искре. Чем то кормятся, охотятся, размножаются, мечтают воскреснуть, прозвучать еще разок, быть записанными, хоть на салфетке, хоть на лоскуте пипифакса. Ухмылка беззлобная, практически с пониманием:
- Неплохое желание.
Габриэль отвел руку со словно проеденным коррозией ножом в сторону, сбросил его на теряющуюся в темноте землю, после чего, не дожидаясь, когда черная магия разъест не только ткань, но и кожу и мышцевую прослойку, сорвал рукав вместе с налипшей на него жижей и выкинул его примерно в том же направлении. Не глянув на ожог даже мельком, Габриэль одним коротким движением ткнул загнанного в укромный угол шинигами костяшками пальцев в висок. Достаточно сильно, чтобы тот потерял сознание быстро и безболезненно. Довольно слабо, чтобы не сломать невзначай височную кость. Что не собирался сделать Джек - ничего он не успел со стопроцентной вероятностью. Зато держался молодцом.
Я всегда знал, что или скорость, или телепатия прикончат меня, если кто-нибудь не прикончит меня раньше, но я надеялся, что умру легко и быстро, как жил. От сердечного приступа. Или кровоизлияния в мозг. От лопнувшего кровеносного сосуда. Чего-то впечатляющего. Со взрывом и спецэффектами. Но я не думал, что меня ждет это проклятое медленное угасание, не думал, что я буду подыхать со всхлипом. Не думал, что я стану таким же, как эти идиоты, которые не знают, как пользоваться торговыми аппаратами, а потом стану еще хуже, чем они. Я ненавижу это ощущение. И я ненавижу ожидание.
Бессознательное тело Габриэль легко, однако небрежно взвалил на плечо, как поднимает мешок картошки или старый запыленный ковер. Не заботясь о сохранности, с мыслями о свалке. Дорогу найти было не так сложно, как казалось на первый взгляд; в конце-концов, ему даже не пришлось прибегать к помощи Тени, способной отыскать любую дорогу в любых условиях. Здесь и так были слишком сильны остаточные следы магии. От узкого прохода за костями и листьями, до темного перекрестья на перепутье двух - черного и серого - миров, они тянулись сигнальными огнями до оставленной под снегом машиной. Бикнула упреждающе сигнализация, съела послушно заданный ключ и, наконец, приветливо открылась, да мигнула приборной панелью. Мужчина свалил тело шинигами на заднее сиденье, не заботясь о том, что тот непременно изгваздает кожаную отделку, захлопнул за ним тяжелую дверь и долго еще, около двадцати минут, стоял около автомобиля и курил. Нет ничего лучше, чем курить на свежем воздухе морозной погодой?
- Так, Джек? - щелчком избавился от сигареты.
Но как заноза засела в памяти вкривь и вкось надпись при выезде из гаража прокатной фирмы. Засела, да так и поселилась в черепе, сосала изнутри, как глист с веселой ненавистью. Dead Smell bad.
Автомобиль, мягко шурша колесами по земле, выехал вскоре на асфальтированную дорогу - через два километра оживленная автострада в город, по которой пронесутся ветром; в такое время нет еще пробок и активного движения, все работящие люди заняты на работе, все учащиеся - на учебе, и, в конце-концов, им нечего ехать с загородных районов в центр.

--> Центр города -- Центральное полицеское управление

0

51

*из особняка, кажется.
Май. 2015 год.
• ночь: тихо и прохладно.
Ветер вновь поднялся, пригнал тучи.
Температура воздуха: +13

Было ли это впервые? Нет, ее и до этого уже массу раз похищали. Было ли это неожиданностью - тоже нет, ведь перейдя дорогу такому человеку нельзя надеяться, что все сойдет тебе с рук. А еще те сны... ну, почему же, Вилетточка, ты никогда не слушаешь того, что тебе говорит разум и не доверяешь своим инстинктам? Надеешься выкрутиться и на этот раз? Слишком беспечна. Слишком... ведь, если подумать, ты могла бы переждать, спрятаться, нанять охрану. Но нет, ты наняла охранника для Френки, составила завещание и бросилась с головой в омут. Слишком многое может пойти не так, слишком большая вероятность того, что твоя затея обернется хуже для тебя же, но ты все равно рискнула и попалась. Не смогла удержать от соблазна усмирить пыл разбушевавшегося зверя и он вычислил тебя, поймал и запер в этом сыром подвале. Вспомни, ничего не напоминает?
Фаэри поежилась. Когда-то давно у нее был подобный опыт - хотела помочь, но лишь напоролась на чужие планы на свой счет. Тогда еще любимого тобой Ассара чуть не убили. Впрочем, сейчас ты думаешь, что лучше бы убили. Ведь, если подумать, он отнял у тебя того единственного, с которым тебе всегда было хорошо.
Наверное, тебе попросту не суждено быть счастливой, но ты с маниакальным упорством цепляешься за соломинку, пытаясь собрать по крупицам песок счастья, заключить его в часы, и отмерять время радостью, а не горечью и утратами. Казалось бы, такая взрослая, а в сказки веришь.
Сколько прошло времени? Несколько дней или неделя? Больше? Ты совершенно сбилась со счету времени. Завязанные глаза, редкие подачки воды и еды теми, кто похитил, и тихие голоса где-то далеко. Единственное, что ты знаешь наверняка, это то, что ты где-то под землей. А еще чувствуешь, что сможешь указать дорогу тому, кто захочет тебя спасти, вот только кому это нужно?
Засыпая, ты бродишь в снах близких тебе людей, но их ты тревожить не можешь - кто-то слишком далек, кто-то ничем тебе не поможет, а лишь сам может пострадать, а кого-то ты попросту не хочешь просить о помощи. Но иногда выхода нет, потому блуждая во снах, натыкаешься на одного знакомого оборотня. Ему снится метро, или это ты хочешь, чтоб оно ему снилось? Ты сидишь на лавочке, а он стоит у стенда с картой. Вас разделяют потоки людей, они очень быстрые, спешат куда-то, а вы словно в замедленном времени - не можете разобрать ни лиц, ни даже нарядов, лишь смазанные цветастые полосы. Но в какой-то миг по твоему ли, по его ли желанию все замирает и ты громко приветствуешь его: - Корвин, давно не виделись. - И эхо твоего голоса разлетается по подземке. - Ты все также в Городе? - Тебе нужно услышать от него подтверждение - не подводит ли твой внутренний компас. Если нет, то единственное, что тебе останется сделать - попросить его о помощи. Это уж ты сможешь сделать без проблем.

0

52

*телесно - находится в своем ресторане "Серебрянный бриз".
Май. 2015 год.
• ночь: тихо и прохладно.
Ветер вновь поднялся, пригнал тучи.
Температура воздуха: +13

Корвин, обычно, не запоминал сны. В лучшем случае ему наутро помнились какие-нибудь яркие моменты, погони, пиршества, красивые девушки, всякое такое.  Рассказать как связную историю хотя бы один сон или даже, на худой конец, назвать, о чем он был, где он был  и что в нем было более-менее понятно он никогда не мог. Сны приходили - и уходили особо не замеченные даже самим сновицем.
Этот сон был другой.
Откуда это знал Кор он не смог бы обьяснить, но он знал. Как знал и то, что он будет помнить этот сон и после того, как проснется. В этом сне он стоит в  метро, в каком-то из европейских городов и изучает карту метрополитена. Звуки и надписи плывут и даже острое зрения вместе с тонким слухом аниото не способны различить, на каком языке говорят люди, которые плавно обтекают его и на каком языке написаны названия станций на карте.  Абсолютно неизвестный город и абсолютно неизвестный язык. Он даже не мог заметить как выглядят эти люди - они двигались, как будто в убыстренной сьемке в кинематографе. То, что надо для сна. Наверное.
А еще в этом сне был знакомый запах. Да. Вилетта. Разумеется, это все обьясняло.  Кто еще, если не фея сможет прокрасться в его сон? Кто еще сможет заставить его запомнить? В спящем разуме начал просыпаться интерес - что же понадобилось здесь давней знакомой, уже несколько месяцев не подававшей вестей о себе? В сущности, не подававшей их с того момента, как они расстались во второй раз, обогатив Кора машиной. Кажется, я просил еще одной встречи... Вот я и получил то, чего хотел. Стоит ли мне радоваться?
-Здравствуй, Вилетта, рад видеть тебя в моем сне. -аниото плавно развернулся, легко наклонив голову в  приветствии. Люди как-то сами расступились перед ним и он почему-то сразу же оказался у скамейки на которой сидела фея. Она совсем не изменилась с того времени. Или это потому, что здесь сон? Проклятье, как мне не нравится ничего не знать! Если она так хотела меня видеть, почему бы было не прийти пешком?-Я в Городе. Ты хочешь зайти ко мне?
Корвин рефлекторно тянет носом, вдыхая запах собеседницы. Наяву это сказало бы многое - не так много, как если бы он был в зверином облике, но тоже вполне достаточно. Сработает ли это во сне? Возможно и нет, но рефлексы есть рефлексы. Сигналы уловленные носом доходят до мозга и теВреде высоко вскидывает брови. Изнеможение. Некая подавленность. Плохое состояние физического тела. Кажется, она даже не мылась долгое время.Мелкие Боги, интересно, как я могу знать об этом во сне? Впрочем, спасибо и на том, что как-то могу - кажется, остается лишь смириться с тем, что я ничего не понимаю во снах.
-Или тебе нужна помощь?-это лишь наполовину вопрос. Он точно знает, что нужна. И он точно знает, что окажет любую помощь, которую только сможет. Возможно. Если мы договоримся.

Отредактировано Корвин теВреде (2014-06-07 22:37:03)

0

53

Иногда все получается даже легче, чем мы на то надеемся. Ты даже не просишь, лишь появляешься на горизонте, но получаешь желаемое. Так произошло и здесь - Вилетта проникла в чужой сон, и всего лишь поманила в свою сторону, а Корвин уже был готов принять ее в своем доме или помочь. Магия фаэри почти не действует во снах, потому что здесь нужно приложить слишком много усилий лишь для того, чтобы построить тот сон, который ей нужен, что уж говорить о чем-то большем. Что уж говорить об обольщении.
Впрочем, обольщение - совершенно бесполезная штука, если ты не хочешь после расплачиваться за услугу. Фаэри устала платить, иногда и ей хотелось получить что-то безвозмездно. А потому сегодня она здесь.
- Мне нужна твоя помощь. - Девушка улыбается, взгляд блуждает по спешащим по своим делам людям, теряется в них, будто ищет кого-то определенного, будто Корвин - это не единственный, кого он жаждет увидеть здесь. - Тебе нужно будет меня найти и вытащить. Я не смогу назвать тебе точное место, где меня стоит искать. Я точно знаю, что это под землей. Какие-то катакомбы или что-то в этом духе. И действовать нужно немедленно - ночью меня охраняют всего лишь двое, порою даже один, а вот днем здесь куда больше людей. К сожалению, ты единственный, кто сейчас доступен. - Кажется, это звучит весьма забавно - будто остальные выключили свои ментальные телефоны и потому связи с ними нет. Кто знает, была бы у нее возможность, связалась бы с кем-нибудь другим. Как знать.
- По лабиринтам с твоим нюхом найти меня будет очень просто, а вот найти вход в лабиринт - куда сложнее. - Ви "показала" картинку, которую увидела перед тем, как ее в очередной раз вырубили. Какие-то развалины, недалеко лес, слышен шум трассы. Больше ничего - только боль, которая почему-то тоже проникла в сон, больно ужалила и растворилась.
- Это все, прости. Найди меня. Я иногда буду "звать тебя", возможно, я буду достаточно сильна, чтобы ты чувствовал мои призывы и за счет этого смог найти более короткий путь ко мне...

Сон закончился очень резко, будто кто-то выдрал ее из чужих сновидений. Впрочем, в реальности женщина сразу поняла, что случилось - один из охранников, как и было велено пришел разбудить пленницу. Именно ночью ей не давали спать, чтобы она не смогла ни с кем связаться. Впрочем, уже было поздно. А совсем скоро ее будут кормить и это хорошо. Еда это силы, которые ей сейчас будут как нельзя кстати.

+1

54

Иногда все происходит не так, как мы планировали.  Даже, как правило, происходит все не так. Корвин неоднократно думал о том, встретятся ли они еще с Вилеттой и, если да, как будет выглядеть эта встреча. Все-таки, их первое знакомство было весьма необычным и, кто его знает, каким стало бы второе.  Но, такого развития событий он не даже и предположить не мог.  Вилетта казалась ему достаточно могущественной, чтобы справиться с почти любой напастью - как магического, так и не магического плана. Зачем ей могла понадобиться помощь оборотня - большой вопрос. -А стоит ли мне лезть в эту заварушку?-мысль мелькает в голове и душиться на корню другой мыслью, как правило, и подбивающей Корвина на всякие безумства-Ну, мне же все равно нечего делать. К тому же... Вилетта не друг. Сейчас. Но, если спасти ей жизнь - кто знает? Как минимум, она станет должником, а это тоже немало.
Внимательно выслушав Вилетту, Кор не успел и "хорошо" сказать, как что-то мигнуло и девушка куда-то исчезла.  Резко, как будто шнур из розетки выключили. Вместе с ней начал исчезать и сон, выцветая, превращаясь в плоскую, нечеткую картинку. Откуда-то пришла головная боль и аниото проснулся. -Видимо, Вилетту кто-то разбудил и это как-то подействовало на меня. Блин, какой толк во всей этой могучей магии, если от нее так болит голова...-тяжко вздохнул теВреде и отправился делать себе кофе, одеваться и искать что-то от головной боли-Интересно, а почему она смогла дозваться только до меня? Я что, ближе всех, что ли? Или тут работают еще параметры, кроме геогрофических? Эх, плохо я учился, видать...
Развернув большую карту Города, Кор замер над нею с чашкой кофе. Итак, катакомбы, рядом с которыми развалины и лес. Значит, это за городом. На военную базу или аэропорт не похоже, значит, это катакомбы убежища. Не самое лучшее место, для одиноких прогулок.  Ехать туда примерно минут сорок, если гнать, то можно и быстрее уложиться. Пожалуй, понадобиться плед и еда, вряд ли у Вилетты там королевское убежище. Кор натянул рубашку и  решительно пошел вниз, забыв даже убрать карту со стола.
Машина, подаренная Вилеттой была выше всяких похвал, даром, что подходила к лихой ночной вылазке, как розовые носки спецагенту ФБР.  Круче было б только на лимузине. Хотя, с другой стороны, она быстрая, а это главное.  Хмуро улыбнувшись, Корвин сел за руль и завел машину.  Езда действительно заняла чуть больше сорока минут - по счастью, дорожные полицейские не прижились в новом Городе и исчезли вместе с остальными представителями истеблишмента.  Кор затормозил, слегка не доехав до входа. Ни к чему, чтобы предполагаемые похитители заметили чужую машину в самого входа. Тут его и "достал" первый зов Вилетты. Он был куда сильнее, чем во сне, возможно, потому, что он шел в правильном направлении?  Было даже примерно понятно, куда именно идти. -Пожалуй, в человеческом облике туда будет добраться трудновато...-Корвин уже начинал методично раздеваться. Сложив одежду на переднее сиденье, закрыл машину, подскочил в воздух, перекувыкрнулся - и на землю уже мягко приземлился леопард.
Вилетта была здесь не так давно - ее запах затерялся среди остальных, но еще не поблек. Впрочем, это и логично, ведь не так много фейри проходило в этом богами забытом месте. Леопард принюхался и резко взял с места в карьер. Надеюсь, удастся обойтись без жертв.

0


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Затерянное убежище


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC