Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Шоссе


Шоссе

Сообщений 91 страница 120 из 120

1

http://savepic.su/1950741.png

В системе кровообращения города, такого как Токио Юпитер, помимо обычных улиц разумеется присутствуют заполненные миллионами авто массивные громадные шоссе, которые связывают город с остальными городами. Как правило, это чрезвычайно загруженные дороги, поэтому и риск аварий чрезвычайно высок.

0

91

» Мансарда Эльвис

Январь. 2012 год.

утро: зимняя природа по утру тиха и безмолвна, только слышно редкое щебетание зимних птиц и хруст снега под ногами. Небо безоблачное, ветра нет. Солнце светит ярко, наполняя кристально чистый воздух светом холодного зимнего утра.
Температура воздуха: - 4

В мире множество городов, города соединены между собой паутиной дорог к одной из таких дорог вышла Эльвис.
Все утро девушка гуляла, наслаждаясь прекрасной погодой, вдыхая полной грудью холодный зимний воздух, обращая свой взор к блестящему небу. Эльвис шла по краю леса, не спеша, как бы замирая на долю секунды при каждом шаге, будто зависая в пространстве, стараясь поймать каждое мгновении. Она прикасалось  к стволам деревьев, с какой - то особой нежностью проводя по их рельефной коре, запоминая каждый ее изгиб на тонком чувственном уровне.
По пути вперед деревья и растительность стали встречаться все реже, а вскоре посадки и вовсе закончились, а Эльвис все продолжала идти вперед. Девушка и сама не заметила, как оказалась у обочины автомобильной дороги. Это было массивное шоссе, соединяющее Токио с десятками других городов. Множество машин ревели моторами, выплевывали гарь мчась с огромной скоростью каждая к своей цели. Кого-то ждали в городе, кто-то бежал из него, но не зависимо от направления все водители уверенно жали на педаль газа. Постараться перейти на другую сторону – такая мысль могла придти в голову только полностью недееспособному человеку.
В воздухе появилась примесь паров бензина, по кроям дороге виднелись свежие ультрамариновые разводя от вытекшего топлива и огромные темные пятна –растекшихся автомобильных масел – следы недавних аварий и поломок. Да не что в этом мире не вечно. Человек может чувствовать себя защищенным под железной броней автомобиля, но это ровным счетом ничего не значит, ведь никто не знает что ждет его за поворотом. Даже сейчас, откуда то из далека раздавался свист тормозов и скрип резины трущейся об асфальт.
Эльвис шла параллельно дороги, но от медлительности не осталось и следа. Движение девушки стали резкими и порывистыми, шаг ускорился. Какое-то странное волнение охватило девушку, как будто она причастна ко всей этой суете, словно она тоже участвует в этой гонке жизни.

Отредактировано Эльвис (2012-01-14 23:32:53)

0

92

-Начало игры-
Январь 2012 г. Утро: зимняя природа по утру тиха и безмолвна, только слышно редкое щебетание зимних птиц и хруст снега под ногами. Небо безоблачное, ветра нет. Солнце светит ярко, наполняя кристально чистый воздух светом холодного зимнего утра. За бортом ~ -4

За какие-то три часа, проведенные в шумной толпе гудящего города, начала дико раскалываться голова, из-за чего идущая по дороге девушка готова была взвыть в голос и начать убивать всех направо и налево. Но в какой-то момент все же сдерживалась, и чудесная задумка с потеками крови на стенах близстоящих домов так и оставалась задумкой, умирая в зародыше. Но проходило минут десять, и она снова перерождалась и начинала активно давать о себе знать. Толпа все никак не хотела редеть, все как будто сговорились против девушки, идущей по дороге. В конце концов, та плюнула и свернула в какую-то подворотню, неудачно наступив на непонятно откуда взявшийся мусор и спугнув кошку. Зверь с диким мявом пронесся мимо, чуть не разодрав дорогущие джинсы, первый раз сегодня надетые.
- Fucking cat… - вслед кошке полетела еще парочка отнюдь не лестных отзывов, но уже мысленных. Голова взорвалась очередным приступом боли, из-за чего девушка поморщилась и, ведя рукой по стене, побрела в сторону просвета между высотными зданиями. Наверное, офисными, раз вокруг не видно ни одного странно разряженного пугала, считающего, к громадному удивлению ее самой, что его вид моден.
Видимо, я уже настолько стара, что не понимаю современных нравов.
О, началось, - собеседник зевнул, тихо фыркнул и продолжил. – Ты хоть думаешь, о чем ты думаешь?
Тавтология.
Плевать. Главное, ты поняла, что ты – клинический идиот, - тихий смешок. – Да и вообще, следи, куда идешь. Там выход перекрыт.
- Вот черт.
Повторяешься, детка, не интересно, - интонация из насмешливой переросла в ироничную. Это означало начало нового душеспасительного трактата, который девушка просто обязана была выслушать.
Заткнись, понял? Не хочу тебя слушать, - раздражение, копившееся с самого утра, начало давать о себе знать – в сознании зашевелилась сгустившаяся тьма. Не к добру это обычно… - Разбудишь сейчас, вот праздник-то будет!
А ты не рада? – деланное удивление, даже не пытающееся скрыть сарказма.
Ты только со мной такая сволочь, или остальным просто повезло? – девушка уже готова была взорваться и кого-нибудь убить. Даже не прибегая к помощи сестры. Бывали такие моменты… - Стоп, а мы где?
Черт, ты что, совсем ослепла? Район доков, окраина. Если продолжишь так бродить, скоро к свалке нас занесешь. Хоть, что это я… там тебе и место, судя по твоей меланхолии, - в относительно спокойном голосе прорезались тонкие нотки нарастающей злости.
Вот к чему был весь этот разговор… Ну ты и с*ка, Карл. Самая что ни на есть…
Да хватит вам! Как малые дети! Смотри, Элли, там можно на шоссе выйти, если свернуть сейчас, - третий голос был немного обиженным, в нем читалось явное волнение.
Ладно, уговорили. Хоть из дыры этой ушли…
Города, - на этой прекрасной ноте, оставив последнее слово за собой, первый собеседник канул во тьму и отгородился от остальных плотной стеной молчания – теперь до него не достучишься.
- Сволочь, падла, придурок, - Элиза саданула кулаком по стене, сдавленно фыркнула и пошла к указанному чуть ранее проходу, скрытому между двумя невзрачными, на первый взгляд вообще монолитными зданиями. Там обнаружилась арка, что было, в общем-то, предсказуемо. – Какого хрена он постоянно лезет?!
Джей благоразумно помалкивала, предоставляя старшей самой разбираться с неладами в общении с Карлом. У мелкой сложилось стойкое впечатление, что они оба только изображают упоенную грызню, втайне являясь чуть ли не лучшими друзьями. Но у кого ж спросишь? Вот и приходится влезать, нарываясь на пару ласковых от обеих сторон, и разнимать сцепившиеся личности, которым только дай возможность поспорить… Дай Элли с Карлом волю – вообще ввергнут общее тело в состояние клинической смерти, а шаткий мир между личностями – в полнейшие, бесконтрольный хаос.
Давайте ее убьем, а? – от звука равнодушного голоса обеих продрал мороз, после чего в общем сознании воцарилась гробовая тишина. Элли не могла понять, кого имеет в виду проснувшаяся маньячка, а Джей пыталась тихо ретироваться, страстно желая отделиться от сестер с братом и удрать подальше от этих психов, маньяков и иногда самоубийц.
Ты… ой блин, Рик, ну послушай!.. - впереди в поле зрения замаячил человеческий силуэт, вскоре действительно оказавшийся девушкой. Чем простая прохожая так не понравилась второй личности, непонятно. То ли она вспомнила времена Святой Инквизиции, когда можно было убивать посреди проезжего тракта и совершенно не заботиться о том, что тебя вычислят, то ли просто уловила общее настроение перевертыша… - Ты окончательно сошла с ума! Нас поймают!
И? – все тот же равнодушный голос. Кажется, маньячка даже зевнула, показывая свое наплевательское отношение к местным властям. – Ничего они нам не сделают.
Ты за… задолбала, мне еще хочется жить в этом теле в этом мире. Кроме того, Карл!
Мать вашу, - очень лаконично и четко. Собственно, большего и не надо – Рикки фыркнула, показывая, что «отказывается иметь дело с этими эгоистичными идиотами». Элиза вздохнула спокойнее, но тут же съежилась под пристальным взглядом сестры.
Ты чего не спишь-то?
Хочу. Нельзя, что ли? – издевательства в тоне было в разы больше, чем у Карла. Маньячка, в отличие от парня, не собиралась давать главной личности никаких поблажек, без зазрения совести тыкая носом в лужу, мол, сама виновата в своей дурости.
- Привет, детка, что ты здесь делаешь совсем одна? – легкий смешок из-за спины незнакомой девушки и приставленное к горлу лезвие. Самый теплый прием, ознаменовавший начало разговора. «Убивать не буду, так и быть».

0

93

- Привет, детка, что ты здесь делаешь совсем одна?
- слова, произнесенные со спины с ироничной усмешкой вырвали девушку из глубин спутавшихся мыслей, вывели ее из особого не сознательного состояния, в  которое она уже успела уйти с головой.  Эльвис  хотела обернуться, что бы увидеть человека обращающегося к ней,  но не успела она даже бровью повести как почувствовала  леденящую  сталь лезвия приставленного к  горлу.  Оружие было острым, и держала его уверенная рука. Эльвис давно мечтала  узнать на своем опыте, что такое реальная жизнь, мечты сбываются, вот она реальная жизнь и реальная опасность,  во всем их великолепии.
Неужели моя настоящая жизнь закончится так и не успев, начаться, какая ирония -  мелькнуло в голове девушки.
Экзистенциалиный анализ бытия построен на убеждении о том, что истинный смысл жизни человек может познать, только   оказавшись на грани смерти. У Эльвис сейчас была прекрасная возможность провести глубочайшее исследование данной темы, а если все пойдет совсем плохо то и ответить на вопрос о бесконечности бытия, но как не странно рассуждать на метафизические темы девушку не тянула. Наверное, ей мешал острый  метал приставленный к ее шее. 
Сердце колотилось как бешенное, так быстро как никогда раньше, в голове начали путаться мысли, тело словно стало каменным  – на лицо все  симптомы начинающейся паники. Путем немалых усилий Эльвис все же удалось взять себя в руки. Она начала прокручивать в голове все предполагаемые  варианты возможного развития событий, пытаясь ответить на вопрос: «Почему это произошло именно с ней?» После недолгого раздумья она пришла к выводу, что просто по определению не могла совершить ничего такого, что могло бы привести к подобным последствиям. От мысли о том, что ее даже не за что убить, стало очень обидно.  Оставалось только два варианта либо это ограбления, либо человек державший нож обознался, хотя, что то ей подсказывало, что не то не другое не верно.
Как вести себя в подобной ситуации Эльвис не имела не малейшего представления.
- Да, об этом не узнаешь из книжки.
Оказать сопротивление она вряд ли смогла бы, только этим  еще больше вредить себе, поэтому Эльвис решила плыть по течению.  Девушка не видела кто автор угрозы, она могла лишь  догадываться, что это женщина, судя по голосу, который услышала.
-Вопрос, вопрос…………
До Эльвис только сейчас дошло  что она  до сих пор не ответила на заданный вопрос, а игнорировать собеседника не вежливо, особенно если у него такой веский, правильно поставленный аргумент.
Итак затянувшуюся паузу прервал тихий, немного охрипший голос жертвы, сказывалось долгое молчание и холодный воздух:
- Я гуляю, а Вы?
Наверное, зря я  задала встречные вопросы, тем более такой глупый, уж об одном ее действии я имею вполне конкретное представление – мысленно подытожила девушка, когда уже была упущена возможность прикусить язык.

0

94

Элиза стояла на расстоянии согнутой в локте руки и усмехалась в спину вынужденно остановившейся девочки. Странная она – не закричала, не начала вырываться, не взмолилась о пощаде. К такого рода поведению перевертыш уже давно привык, на протяжении двух с лишним столетий спокойно принимая эту манеру спастись как данное. Но эта жертва внезапно оказалась совершенно другой, даже Рикки призадумалась, пытаясь понять, чем вызвано долгое молчание и бездействие.
А вдруг магией ударит? Хрен знает, на кого мы наткнулись, - маньячка озадаченно хмыкнула, пытаясь всмотреться в невидимую ауру в поисках ответа. Получилось, что девушка расфокусировала взгляд и направила его куда-то поверх головы жертвы.
И ты говоришь это только сейчас?! – на Элли накатила жуткая паника, рука онемела, благо, не дернулась. Стоило только представить, что будет, если в ослабевшего метаморфа направят сфокусированный магический удар… Сразу как-то поплохело даже Рик. Надолго повисла тишина, во время которой перевертыш замер, напряженно ожидая вполне реального подвоха, но такого все не было и не было. Потихоньку к девушке начала возвращаться былая бравада и чувство времени, которое напомнило, что ответа пришлось ждать слишком долго.
Может, немая?
Не влезай, золотко, не до тебя сейчас, - маньячка поморщилась и показала третьей личности язык. Мысленно, но мысли услышали все. Назрел скандал и грозовая туча надвигающейся ругани. Элиза тяжело вздохнула и покачала головой, собираясь ускорить мыслительный процесс «заложницы» и несостоявшейся жертвы в одном флаконе. Торчать посреди чиста поля надоело, тем более, что картина навевала воспоминания о первом проведенном в человеческом мире дне. От этого хотелось смеяться даже Элли, так что девушка предпочла оборвать тишину, но опоздала.
- Я гуляю, а Вы?
Она что, еще нам вопросы задает?! Во наглое создание! – у Рик, казалось, даже челюсть отпала. По крайней мере, удивления в голосе были тонны, точнее, просто океан. – Хорошо, мы ее не убили, разговаривать с ней значительно веселее, оказывается…
Зато убивать она нас не станет.
Логично, - влезший было Карл махнул рукой на двух удивленных сестер и решил умолчать, что магией девочка обладать вполне может, просто пока не додумалась ее применить. Вообще, райтер был за бессовестное убийство этой особы, но не посреди шоссе, да еще и когда сам перевертыш без перчаток и возможности замести улики. Асоциальность давала о себе знать, но пока здравый смысл успешно ее вытеснял.
Элли хмыкнула, потом позволила себе рассмеяться. Скорее от облегчения, а не от такого уж явного веселья, но об этом девочке знать пока не стоит. Пока.
- А мы тоже гуляем, - метаморф сделал шаг, обнял талию пленницы свободной рукой и плотнее прижал нож к горлу. Дальше продолжил уже шепотом, на ушко, с весьма недоброй ухмылкой. – Решили вот развлечься. Как думаешь, тебе пойдет красный?
Глаза засветились лихорадочным блеском, на сцену вышла Рикки, уже успевшая нарисовать распростертое тело на снегу, с правильным кругом расплывшейся из раны на груди крови. Неудержимо захотелось увидеть, как это будет в жизни, почувствовать забытый запах страха и вкус чужой крови. Сколько уже она сдерживала себя, покорно принимая все веские аргументы Карла? Сколько не могла насладиться таким привлекательным времяпрепровождением? А так хотелось еще раз увидеть предсмертные судороги, мольбу в глазах, поглощающий рассудок страх, так явственно выделяющийся на фоне деланной бравады…
- От тебя так вкусно пахнет… Кто ты? – тихий смешок, рука притягивает девочку ближе, можно ощутить тепло, исходящее от живого тела. Мертвые становятся холодными, как лед, с ними не интересно. С живыми весело, их страх доставляет удовольствие, веселит. – Только не говори, что человек, - девушка провела носом по щеке, прикрывая глаза и вдыхая чужой запах. Живая…
А мы не переборщили? – Джей было самую малость противно, сознание рисовало не очень радужные картины последующих событий.
Да ладно тебе, детка, мы же играем, - Рик снизошла до ответа без тени презрения, что удивило, но не обнадежило. – Это же весело?
Ну ты даешь… Love and peace, сестры мои… - третья личность удалилась, чтобы больше не видеть происходящего и не принимать в нем участие. Два маньяка остались наедине со своей новой игрушкой.

0

95

Эльвис  услышала звучный, но бесцветный смех из-за спины. Эта гармоника звуков могла слетать только с уст красивой женщины, обнажая ее великолепные жемчужные зубки. Но этим звукам не хватало чего-то важного, ноток задора, ярких оттенков веселья, радостных переливов голоса – искренности что ли. Девушка тоже хмыкнула пару раз в унисон обладательнице холодного оружия, но скорее это походило на нервные придыхания страдающего фобиями психа, чем на попытку разрядить ситуацию. 
Внезапно она почувствовала руку, обхватывающую ее талию. Лезвие, которое казалось просто физически не возможно прижать плотнее, не пустив при этом кровь, буквально впилось в горло. На долю секунды девушки показалось, что неизвестна перерезала ей глотку. В воздухе повисла пауза, в глазах все поплыло,  сознание помутилось, все крутившиеся по орбиталям  разума мысли словно обволакивало жирной, скользкой, вязкой слизью, алой как свежая кровь.  В ушах звенело, колени дрожали. Вокруг все замерло, не только проезжавшие неподалеку машины прервали свой механический бег, но и замер воздух, встало время, остановилась жизнь.
Маниакальные иллюзии рассеялись, как только девушка почувствовала горячее дыхание на своей шее.
Да, не так быстро и не так просто, а то не успеешь набраться драгоценного жизненного опыта – саркастическая издевка себя над собой. Даже сознания изменило Эльвис.
Несколько раз  вдохнув, настольно глубоко насколько это позволяла металлическая граница у верхнего дыхательного пути, девушка постаралась успокоиться и вернуть свое воспаленное сознание к реальности, какой бы эта реальность не была.
Эльвис удерживали умелые руки, хозяйка которых проделывала подобное не впервые раз.   Крепкая хватка,  но  она не причиняет никакой боли, если не считать того что нож слегка давит на шею.  Девушка плотно прижата спиной к груди нападавшей. Она ощущает, как вздымается грудь, человека стоявшего сзади,  чувствовала напряжение мышц, сердце не билось в груди, как будто там его не было. Угадывается высокий рост и стройный силуэт «похитительницы» .
Медленно  сначала только кончиками пальцев  девушка дотронулась до руки державшей ее за талию. Плавно, осторожно, давая понять, что не собирается вырываться. Любопытство сильнее страха, ей хочется узнать о собеседнице больше. Если не увидеть, то почувствовать.  Девушка, проводит вдоль линии предплечья,  ощущая  гладкую холодную поверхность.  Скорее всего, на пленившей Эльвис  женщине надета кожаная куртка.
- Решили вот развлечься. Как думаешь, тебе пойдет красный?  - хищный шепот на ухо. Рура Эльвис так и осталась лежать на руке повелительницы.
Несомненно, речь идет о крови. Отвечать или нет.
Никто не будет угрожать ножом, что бы предложить сменить стиль в одежде. Или я так плохо выгляжу?   - очередная мысль, рожденная уже не раз изменившим сознанием, но обсуждать моду не хотелось, а хотелось,  что бы объем крови в организме оставался постоянным, если это возможно конечно. Может быть, она в руках у вампирессы, желающей позавтракать, но почему она в такой солнечный день не в помещении.
- Я  в книжки читала………. Да сейчас бы мне пригодилась книжка, потолще и потяжелее…….  и  Эльвис представила  как она с огромным широкоформатным  фолиантом  под названием:  «Все о жизни беспозвоночных»,  содержащим в себе более полутора тысяч страниц,  сразу становиться устрашающей и непобедимой красоткой подобно тем, которых она видела в аниме.
От этой абсурдной мысли на губах девушки появилась предательская, по детски задорная улыбка, которая мягко говоря, не вписывалась в столь серьезную для нее ситуацию.
- Я думаю что не стоит экспериментировать. -  –как можно серьезнее ответила Эльвис, но еще не сошедшая улыбка, коварно проскальзывала в ее голосе.
От тебя так вкусно пахнет… Кто ты?
Ближе, еще ближе, неизвестная еще сильнее прижала Эльвис  к себе, казалось, что она хочет вобрать ее тело в себя, в каком - то невиданном для девушки смысле этого слова. И было в этом что то опасное, таинственное и неведомое что не могло не привлекать такую натуру как Эльвис.
– Только не говори, что человек, - фраза окончательно сбила  с толку бедняжку. Девушка от удивление даже не успела понять, прикосновение к ее щеке реальны, или это очередная иллюзия пытающегося абстрагироваться от враждебной реальности мозга.
Дело в том, что она уже открыла рот, что бы с чистой совестью заявить, что является человеком.  Вот так с открытым ртом она и зависла. После очень долгой перезагрузки, девушка как невчем  и не бывало,  просто как о чем – то само-сабой разумеющемся, спросила:
-А кто Я?

Отредактировано Эльвис (2012-01-15 16:19:55)

0

96

Девочка, которую перевертышу угораздило встретить близ дороги смерти, была другой. Или слишком храбрая, или просто не знающая жизни, не пробовавшая ее настоящего вкуса, не познавшая истинного страха. Мимо проносились машины, иногда из окон доносилась музыка, чаще обдавало волной холодного воздуха и тихим шорохом шин об асфальт. Когда-то это напугало Элли, заставив замереть и любоваться молниями железных чудовищ. Теперь вызывает только желание поморщиться – нежелательные свидетели, пусть большинству и нет дела до стоящих на обочине девушек, пусть и в странном положении замерших. Большинству наплевать, многие даже и не вспомнят потом этого момента. Но Карл, любящий перестраховываться, внушил остальным личностям, что перестраховаться лучше, чем действовать спустя рукава. Самый умный и расчетливый. Тактик и гребанный пофигист. Иногда Элизе хотелось размазать его усмехающуюся рожу об асфальт, чтобы заткнуть и показать, кто здесь главный. Но никогда не получится – парень всегда оказывался прав.
Чтоб его…
Все еще злишься? – Рик зевнула, хмыкнула. – Это смешно, поверь. И того не стоит. Даже если он может заткнуть и меня, это не повод с ним цапаться, детка. Смешно.
Прижав девушку к себе, метаморф получил возможность чувствовать лихорадочно бьющееся сердце, буквально захлебывающееся в собственной крови, мелкую дрожь, то и дело пробегающую по позвоночнику и коленям, слышать рваное дыхание и хрипловатый голос. И ощущать тепло живого человека. Иногда хотелось смеяться до колик в животе, до потери дыхания, потому что это выглядело глупо и так желанно – ощутить, как бьется живое сердце, чужое, нежное и трепетное, у тебя в руке, как течет по запястью теплый густой ручеек багровой, остро пахнущей металлом, соленой крови. Иногда перевертышу казалось, что он просто хочет быть таким же, как и те, кого он убивает, любуясь медленно остывающими, упускающими драгоценную жизнь телами. Но сейчас, сбитые с толку, обезоруженные странностью жертвы, личности единодушно отбросили жажду крови назад, приняв решение пока подождать, посмотреть поближе. Понять, возможно. Потому что внезапно стало очень интересно.
Неожиданное касание пальцев вывело из транса глубокой задумчивости, заставило усмехнуться – детка пытается понять, кто заставил ее испугаться. Настолько детский поступок умилил даже Рикки, заставил облизнуться в предвкушении настоящего действа и захватывающих событий. Что она сделает дальше? Что ответит это беспомощное создание?
- Тебе не нравится новизна? – все такой же чуть издевательский шепот, с нотками насмешки и оттенком властности. Сейчас жизнь этой девочки в руках перевертыша, и она это осознает. Но не хочет поверить, не знает, что делать. Возможно, подумывает о побеге или сопротивлении. Но Элиза не даст ей и шанса скрыться. Такая редкая, заманчиво обещающая большего игрушка. – А жаль, мы хотели увидеть тебя такой, - и тихая усмешка на обветренных губах. Рука, сжимавшая секундой раньше талию, ловит чужую ладонь, обжигающе теплую по сравнению с кожей метаморфа, давая возможность узнать чуть больше, если смелость позволит. Лезвие на секунду впилось в кожу, чтобы через мгновение исчезнуть.
- Мы не знаем, кто ты, - предельно честно, но с издевкой. Кровь девочки оказалась на удивление вкусной. Уже слизывая ее с ножа, перевертыш знал, как выглядит лицо пленницы. Он ясно видел его перед внутренним взором, любуясь его красотой. Но потом видение растаяло, осев в памяти образов, чтобы когда-нибудь пригодиться.
Черт, ты позволяешь ей слишком много, - капризные нотки в голосе маньячки рассмешили. Сейчас властная и сильная Рик казалась не старше Джей, обижаясь на несогласованное с ней поведение сестры. У личности забрали игрушку, спрятав ее в рукав куртки, и предоставили ее жертве чуть больше свободы.
Не бойся, - Элли внутренне смеялась, настроение неудержимо поднималось вверх. – Она не убежит, я ей не разрешу.
- Учти, мы не любим, когда наша жертва сбегает, - вторая рука, уже без жизненно опасного лезвия, скользнула вниз по боку, остановилась на бедре. – И не думай, что можешь все, - ровное теплое дыхание возле чужого ушка, покровительственная усмешка, чуть ослабленная хватка. Метаморф прекрасно понимал – скорости и силы у него более, чем достаточно, чтобы догнать и пресечь сопротивление. Беспокоиться было не о чем. Захотелось в реальности увидеть личико игрушки.
Доставляет, однако, - тихий довольный смешок. – И ей страшно.
- Если пожелаешь скрыться, мы найдем тебя. Найдем и убьем, - ровный голос без каких-либо отголосков угрозы. Таким тоном обещают жареную картошку на ужин, когда она уже на сковороде над включенным огнем. Никакого сомнения, никакой насмешки, даже ни капли серьезности. Легкое, простое обещание, выполнимое при любых условиях.
Что она будет делать? - и жадно смотреть на заманчивую пленницу, самую малость отодвинувшись, предоставляя иллюзорную свободу.

Отредактировано Cyr (2012-01-15 18:26:36)

0

97

Всем всегда на все наплевать – закон жизни современного общества и одновременно закон выживания в нем. Как написано в одной из сотни книг,  когда-либо прочитанных Эльвис: жизнь в большом городе подобна жизни в глубинах моря, каждый вынужден выживать среди слепых плотоядных монстров. Никто не видит не себя, не других, все рвутся к цели пожирая, слабых и призирая тех, кто не годиться даже на обед.
Все это: ряды высотных зданий, антеннами царапающих небо, лабиринты улиц, сотни кафе и ресторанов, огромные торговые центры и тысячи маленьких магазинчиков и лавок почти на каждом углу спальных районов. Все это искусственно созданное пространство для людей постоянно заполненное людьми. Одни уходят, другие приходят. В эту самую минуту тысяча жителей Токио расплатившись по счетам, покидают стены различных питейных заведений, а на освободившиеся места приходит ровно столько же новых клиентов. Если где – то что, то убывает, то где-то что прибавляется. Разница лишь в том, что кто-то уходит из бара, клуба, кафе, а вот Эльвис сейчас могла уйти из жизни. Самой девушке уж точно совсем не хотелось быть среди тех, кому суждено освободить место.
Сейчас Эльвис полностью находилась во власти незнакомки, и у нее не было уверенности, в том, что ей удастся выпутаться из сетей этой ловкой охотнице.
В неуловимых вибрациях, голоса, в ее усмешках в интонации, с которой женщина  произносила слова, чувствовался оттенок власти. Эльвис осознавала превосходство над собой, она чувствовала страх и беспомощность, хорошо понимала, что сделает ли она следующий вдох,  может зависеть не то что от желания неизвестной, а только от  ее прихоти или даже малейшей смены настроений. И девушка испытала еще не ведомые и непонятные ей чувства, инстинкт спавшей в ней с самого рождения, инстинкт  древний как сама жизнь, не на сознательном, а на чувственном уровне диктовал необходимость подчиниться сильнейшему. Но неуемная натура и  максимализм старались задавить это новое явление в зародыше. И если внешней агрессии девушка сопротивляться не могла, то в борьбе с внутренней угрозой одержала блистательную победу. Не успела Эльвис мысленно открыть шампанское, как почувствовала, что ее руку перехватила холодная рука повелительнице. Она, придерживала тонкие длинные пальцы Эльвис. Она могла бы сжать, грубо, до боли, до хруста в межфаланговых суставах, но вместо этого просто удерживала  их, давая девушки, возможность начать опасное исследование собеседнице – ведя настоящую игру на нервах.
Эльвис, аккуратно с какой то необъяснимой нежностью касалась руки женщины, ощущая гадкую словно шелк и холодную, безжизненную словно мрамор кожу. Все это возбудило в девушке любопытство, она безумно желала увидеть человека стоящего сзади. Посмотреть ей в глаза, запомнить неповторимые черты лица. Единственное  чего Эльвис в данный момент хотелось немного больше чем увидеть создание пленившее ее , это жить.
-Не находится ли эта женщина за гранью смерти, и вообще жила ли она вообще. - мгновенная мысль мелькнула в голове  девушки перед тем как лезвие вошло в кожу.
Эльвис сама отчетливо слышала биение своего сердца. Состояние жара и холода сменяли друг друга с невероятной скоростью. В тот момент, когда остро заточенный метал больно ужалил, девушка схватилась за вторую руку незнакомки так как будто это была последняя надежда на спасение, подобно тому как хватается за протянутую руку человек висящий над обрывом, или как держатся за руку близкого во время болезненной процедуры. С одной стороны надежда с другой гибель. Как будто рука, которая держала нож и рука державшая ладонь Эльвис принадлежали разным людям. Но это было не так.
Она отчетливо ощущала как что то теплое струиться по ее шее. …….
До конца осознать все то что пережила, девушка просто не могла и не хотела
- Мы не знаем, кто ты, -фраза, которая ничего не прояснила, но напомнила, что нужно дышать. Только сейчас девушка почувствовала что освобождена от лезвия. 
Глубокий вдох и выдох…………вдох и выдох……………
- Учти, мы не любим, когда наша жертва сбегает, -
- Да что Вы и в мыслях не было.
От неожиданных прикосновенный у девушки покраснели шея и уши. Эльвис не хотелось демонстрировать свою природную застенчивость, поэтому ей оставалось только надеяться на то что этого никто не заметит.
- Если пожелаешь скрыться, мы найдем тебя. Найдем и убьем это была не угроза и даже не предупреждение, а всего -лишь простая констатация факта.
И вот именно после этих слов, под влиянием неугасающего любопытства, которое всегда сопутствовало ей, Эльвис совершила самый глупый, неосмотрительный, рискованный и возможно последний в жизни поступок: без предупреждения резко развернулась оказавшись лицом к лицу с нападавшей.
- Здравствуйте-  машинально выпалила девушка и уставилась на незнакомку.

Отредактировано Эльвис (2012-01-18 21:55:47)

0

98

Давно не было настолько приятно. После переезда из шумного гетто, где, грубо говоря, всем на всех наплевать, даже видя убийство, пройдут мимо и пожмут плечами – убивают, значит, либо должен, либо за наглость. Вот там было весело – жизнь без запретов и рамок, снос крыши и полная эйфория, которую можно приманить простым взмахом руки. Драки, азартные игры, наркотики и свобода, граничащая с абсурдом. Вот та жизнь, которая была по душе главной личности перевертыша, остальные вынуждены были найти в этом что-то свое, привлекающее внимание и, возможно, даже приятное. Рик зацепилась за возможность убивать безнаказанно, буквально у всех на виду, Джей просто молчала, глядя на сестер из глубин сознания. Кайф, который можно было переживать день за днем, и он не терял своих преимуществ и силы. Вот, что было нужно перевертышу по имени Кир. Но потом все резко изменилось – тот, кто пришел позже всех, испортил кайф, внес в яркую неистовую жизнь мрачность и обжигающе холодный взгляд. Карл имел власть и как никто другой знал, как ею распоряжаться. Все жалкие попытки протеста всегда встречались спокойной усмешкой и пожатием плеч, мол, делайте, что хотите, но потом все равно переделаете по-моему. И так было всегда. Железной рукой невзрачный парниша подчинил себе двоих двухсотлетних маньяков, не оставив и шанса на сопротивление. Рикки смирилась, Элли – нет. Но всему свое время, редко кто оставался несломленным до самого конца.
Ты уверена? Не стоило давать ей возможность нас видеть, - угрюмая и обиженная маньячка фыркнула, но упорно не ушла – что-то манило ее, заставляя оставаться. Как сигаретный дым, который и терпкий, и обжигает легкие, но все равно упорно вдыхаемый.
Она сопротивляется нам, это весело, - тихая усмешка.
От прикосновений метаморфа по спине игрушки прошлась дрожь, ее бросило в жар, и стоящий рядом полу-демон отчетливо это ощутил, растянув губы в чуть издевательской усмешке. Теперь ей было совершенно точно ясно – детка не пробовала жизни. Довелось Элли встречать таких, живущих под защитой из тысяч мамочек и гувернанток, но настолько странно видеть такого ребенка здесь, в Японии. В этой стране, которую понимал, пожалуй, только перечитавший кучу литературы Карл, настолько оторванными от реального мира были только детки высших мира сего, и то, их учили, подготавливая к жизни более суровой, чем даже ее, перевертыша.
Что-то слишком много она молчит, - маньячка подозрительно прищурилась. – С чего бы?
Момент, когда жертва повернулась, резко, ощутимо дернув девушку за руку, метаморф мигнул и приподнял бровь, давая понять, что поступок неожиданный и неосмотрительный. Но от нелепо оброненного приветствия разом расхотелось наказывать неосторожного ребенка, наоборот. И теперь Элли по-настоящему рассмеялась, чуть прищурившись и не сводя с личика девочки повеселевшего взгляда. Все же ее сегодняшняя игрушка была в разы непредвиденнее, чем профессиональные убийцы или ополоумевшие серийные убийцы, давно сошедшие с ума.
Какая… милая, - неожиданно, однако. Особенно от Рик, которая ненавидит людей и живет именно ради изничтожения этой расы до единого представителя, походя захватывая и остальных, попадающих под руку.
- Зови нас Кир, детка, - приступ веселья сошел на «нет», законное место заняла наглая, чуть насмешливая усмешка. Все же телом управляла Элли, менее склонная к фанатичной любви убийств. Потом протянула руку и словила медленно текущую по шее игрушки струйку, поднесла к губам, чуть прищурилась. – Мы же говорили – тебе пойдет красный.
Она дампир, - наблюдавший из темноты Карл развел руками, мол, ничего необычного.
Что? Как ты…
ДНК. Думаешь, я из воздуха определял расы нами убитых? – в голосе полным-полно скепсиса, мол, дурочка, что бы ты без меня вообще делала? Единственно возможный вариант развития событий – послать парня подальше, что главная личность и собиралась сделать, не заметив, что контроль всецело перешел к восторженной Рикки.
Девушка притянула пойманную прелесть к себе, продолжая смотреть в глаза, облизала испачканные в чужой крови пальцы и… потрепала девочку по волосам, что можно было рассматривать как конец света локального масштаба.
- Ты нам нравишься, - почти беззвучно. – И мы не позволим тебе принадлежать кому-то, кроме нас.
Оу… чтобы Рик, да такие слова? Неужели ее чувство собственности настолько обострилось, что…
Заткнись и уберись подальше, пока я тебя не придушила! – Элли разочарованно вздохнула, так и не решившись отобрать у восхищенной Рик контроль над человеческим телом – перепады настроения сестры, почти мгновенные, пугали иногда даже ее саму. Пусть поиграет, когда надоест, маньячка сама убьет дампиршу. Не впервые.

Отредактировано Cyr (2012-01-18 23:09:55)

0

99

Эльвис обернулась резко, неожиданно даже для самой себя. Она не думала не о последствиях, не о том, что ожидала увидеть. Представшая ее взору девушка могла бы превзойти любые даже самые смелые ожидания, если бы такие имелись в юной лохматой голове которая последние время являлась магнитом для неприятностей различной влечены. Высокая смуглая девушка-  обладательница красивой подтянутой фигуры.С первого взгляда можно было понять что Кир в совершенстве владеет своим телом. Лицо девушки словно сошло с полотен художников эпохи возрождения, словно ожившая маска античных богинь увековеченных в граните: высокий лов, прямой нос чуть вздернут, полные четко очерченные губы и во всем этом выдержанна идеальная пропорция – то самое золотое сечение, создать которое не способен не один из мастеров живших когда-либо на Земле. Каштановые волосы переливаясь в лучах зимнего солнца приобрели неповторимый оттенок. Темно-красный шарф обмотанный вокруг шее, контрастируя с волосами, яркими губами и смуглой кожей оттенял политру и как бы был тем самым последним, завершающим штрихом в картине гармоний цветов и форм.
Девушка смеялась, смеялась искренне и задорно. У нее появились маленькие ямочки на щеках и блеск в глазах. Эльвис уже давно не слышала искреннего смеха, не видела смеющихся людей – по настоящему смеющихся а не потому что этого все ожидают или того требует приличие и уже забыла когда в последний раз смеялась сама. Не в силах справиться с эмоциями и удержать охвативший ее восторг, который циркулировал даже на клеточном уровне Эльвис расплылась в лучезарной улыбке. Если бы лицевые мышцы не были бы настолько эластичны то у девушки наверняка порвался бы рот.
- Зови нас Кир, детка, – обратилась к ней девушка, от недавнего задора не осталось и следа. Эльвис понимала, что сейчас самое время убрать с лица идиотскую улыбку, но это было сделать не так просто, задача особенно осложнилась тем что от осознания того что у нее появился первый знакомый, точнее знакомая, Эльвис накрыла новая волна восторга.
- Меня зовут Эльвис. Очень рада знакомству- произнести эту фразу девушка постаралась как можно презентабельнее, выдерживая манеру хорошего тона в общении которой ее так долго учили. Эльвис выпрямилась по струнки, дабы усилить производимое ею впечатление и заодно не лопнуть от радости. Это действительно первое ее настоящее знакомство, настоящее. Это не безликие голоса по телефону и не безразличные лица продавцов в магазинах, это ее знакомая, реальная, ну и пусть она угрожала оружием, ну и пусть она пыталась ее убить, Кир настоящая и это главное.
Кровь горячей багровой струйкой стекала девушке за шиворот, попадая на белоснежный воротник пальто, оставляло красную линию на материи.
Белые волосы, белые глаза, белое пальто и красная полоса крови под яркими но холодными лучами зимнего солнца, реально ли все это, все то что сейчас находит отражение в карих глазах перевертыша. Кир протягивает руку и ловит струйку крови бегущей по шее Эльвис. От прикосновения тело пробирает мелкой дрожью - новое неизведанное но приятное ощущение.
Незаметно для Эльвис расстояние между ними сокращается до нескольких сантиметров. Лицом к лицу, глаза в глаза.
И мы не позволим тебе принадлежать кому-то, кроме нас.
Эльвис точно не знала, как расценивать подобные слова, она это запомнит и обязательно уточнит, но потом, если конечно сразу все не прояснится.
Сейчас ей хотелось подружиться с Кир, как бы смешно это не звучала. Кир была странной, непонятной, опасной и одновременно такой притягательной. Ей непременно хотелось узнать побольше о том другом мире, о мире Кир и если сейчас она упустит свой возможно единственный шанс то будет сожалеть об этом всю свою сознательную жизнь. Собрав всю свою смелость в кулак, приняв нелепую позу на вытяжку Эльвис набрав воздуха затараторила:
- Я знакома с физикой, математикой, медициной, историей как Европы так и Японии, астрономией, мировой литературой, искусством и историей развития различных культур а так же немного слежу за политикой, Вам бы не хотелось обсудить одну из этих или других интересующих Вас тем, и если Вас не затруднит рассказать немного о себе.
После окончания фразы лицо девушки приобрело розоватый оттенок, но Эльвис с деланной гримасой невозмутимости ждала ответа.
Только бы согласилась, только бы согласилась повторяла девушка, про себя скрестив пальцы на удачу.

Отредактировано Эльвис (2012-01-19 01:39:41)

0

100

Девочка была крайне привлекательной и совершенно не вписывалась в общий фон низеньких черноволосых японцев с характерным оттенком кожи. Красная дорожка на воротнике пальто только подчеркивала общую удивительную бледность, как будто ее вылепили из снега и случайно поранились, проронив на дивное творение пару капель багрового оттенка. А еще и принимая в расчет окружающую атмосферу – снега нет, легкий мороз и почти черная, промерзшая земля, то игрушка вообще казалась вышедшей из мира вечной зимы, где ей и самое место. Только недавний испуг, медленно растворяющийся в глазах, доказывал – она совершенно реальная, живая, всего лишь вампир-полукровка, обладающий всеми отличиями своей расы. Но должное впечатление девочка на перевертыша произвела, заставив даже Карла уважительно хмыкнуть и промолчать, а не высказать пару ласковых в адрес несостоявшейся жертвы. Элли это оценила и приняла во внимание, в то же время пытаясь разобраться с нагло перехватившей управление сестрой, которая к жизни в шумном городе, где на каждом шагу порядочные граждане и охранники порядка, не была приспособлена вовсе. Да и ожидать от нее можно было всего – резкая смена настроения и линии поведения, присущая Рик, не управлялась ни извне, ни внутренне.
- Рады, - и усмешка, сама собой выплывшая на лицо – настолько смешно и, одновременно, мило выглядела эта девочка сейчас, с откровенным счастьем готовая подружиться с той, кто чуть ее не убил двумя минутами ранее. Действительно, редкая особа, наполовину храбрая, на вторую – круглый ноль в общении с людьми. Было явно видно, что ей интересно, весело, что Эльвис переполняет искреннее ребяческое счастье.
Мда, гениально мы сегодня погуляли, поздравляю, - все же райтер терпеть не мог людей и тех, кто на них похож. Откуда и, главное, от кого у него развилась такая резкая антипатия к хомо сапиенс, оставалось загадкой, как и местонахождение последнего демона-создателя, чье имя сейчас так нагло использует перевертыш в сугубо личных целях. – Может, все-таки заведем в подворотню и прикончим? Лишние глаза… потом проблем не оберемся же.
Ты хоть понимаешь, что тебя потом Рикки прибьет? – Элиза, которой вся нынешняя ситуация тоже не шибко нравилась, поморщилась и тяжело вздохнула, издали наблюдая за счастливой маньячкой, сияющей почище отполированного чайника. – Ты глянь, из нее аж прут лучи счастья и радости. Как будто зверька какого милого опять встретила, и тот, на свое горе, не сбежал. Тьфу, - первая личность еще больше скривилась, пожалев, что с самого начала не повернула туда, куда три раза успел посоветовать Карл. Меньше проблем было бы, честное слово.
- Если Вас не затруднит рассказать немного о себе.
НЕТ!!! – громче всех орал парень, потом уже можно было расслышать голоса Элли и проснувшейся моментом ранее Джей. В восторге от происходящего теперь точно осталась только Рик.
Ты что вытворяешь?!
Рикки, опомнись, если нас засекут…
А она еще и не знает, что она такое, вернее, что она – не как все нормальные люди! Ну где ты видела вампира, добровольно расстающегося с кровью?
Причем своей собственной!
А ну заткнулись все! – маньячке уже окончательно надоело слушать вопли соседей по сознанию, она мысленно описала им направление, по которому и сестричкам, и горячо любимому брату следует немедленно отправиться, и благополучно оборвала споры на правах главенствующей в данный момент времени личности.
- Пфф… - девушка усмехнулась, покачала головой и попыталась припомнить всю тираду, впрочем, попытка успехом не увенчалась. – У нас четыре разные истории, хочешь выслушать их все? – и испытующе глянула в глаза девочке, чуть заметно приподняв одну бровь. Сама же Рик намеревалась взять новую игрушку под опеку и не выпускать из поля зрения ни на секунду. Даже если самой Эльвис это придется не по вкусу – слишком привлекательна она была для метаморфа. – Ты скоро замерзнешь, - и стянула с себя шарф, обмотав им шею несостоявшейся жертвы так, чтобы скрыть порез и кровавую дорожу на воротнике. Получилось весьма красиво и к месту – темно-бардовый шарф оттенял красоту девочки и привносил разнообразие.
Она стала еще красивее…
Ты же не влюбилась, прекрати! В нас отсутствует эта функция, - Элиза устало скорчила недовольную гримасу и махнула рукой, окончательно пуская события на самотек. – В кафе ее своди, чего уж. Недавно же разжились деньгами.
Не стоит, мы же собирались снять квартиру…
Да ладно, это подождет, в конце концов, нам не впервой, согласись, - в данный момент даже Карл показался Элли хорошим собеседником, поскольку Рик их давно уже не слушала.

0

101

У нас четыре разные истории, хочешь выслушать их все? Эльвис была готова выслушать не то что четыре, а четыре тысячи различных историй. Это были настоящие знания не из книжки, настоящие истории о человеческой судьбе рассказанные самим человеком, что может быть притягательней этого, наверное, лишь то, что этим самым человеком был ни кто иной, а сама Кир. В этой девушке было что то, загадочное неизведанное, опасное и манящее что притягивала Эльвис подобно магниту. Ей хотелось прикоснуться к этому новому миру, хотя бы услышать о нем, не быть отвергнутой и выброшенной, а  о том, что бы стать его частью Эльвис даже мечтать не могла.
-Кир - особенная мысль сама собой появившаяся в голове, не высказанная в слух, но принятая сознанием как что-то естественное и абсолютно верное.
От радости, что метоморф согласилась с ней хотя бы немного поболтать и в предвкушении ее рассказов Эльвис готова была прыгать и хлопать в ладоши, но под испытывающим взглядом Кир, не решилась на столь яркую демонстрацию эмоций, но не в силах укротить плещущий через край восторг нервно переминалась на места, а руки от греха, точнее от аплодисментов подальше спрятала в карманы пальто.
Когда мягкая шерстяная ткань нежно окутала шею и плечи Эльвис, сразу же почувствовала тепло, но не тот примитивный нервный импульс, сигнализирующий о смене теплового баланса в организме который так знаком всем теплокровным существам, а что- то иное необъяснимое, не поддающиеся не анализу не описанию. Это особенное чувство, то тепло, которое невозможно описать формулой, которое невозможно ощутить кожей, которое проникает гораздо глубже, которое согревает не тело, а сознание.
Эльвис так впечатлил это жест, что она решительно не знала что делать. Сначала просто стояла как вкопанная с широко распахнутыми глазами, уставившись на перевертыша. Пока тело бездействовало, мозги работали. Эльвис решительно не знала, что ей делать, как поступают другие люди в подобных ситуациях она представить даже не могла. Девушку учили не при каких обстоятельствах не выходить за границы приличия, но что если то, что она чувствует намного шире этих границ – это все равно, что картину в стиле ямато-э  впихивать в фоторамку размером десять на пятнадцать. Обычный знак заботы и внимании, но для Эльвис раньше никто не делал ничего подобного, мать она почти не помнила, а отец всегда был слишком занят даже для того что бы просто поговорить с девушкой, речь уже не шла о проявлении каких-то чувств и меньше всего она такого  ожидала от человека плотно прижимавшего нож к ее горлу несколькими минутами ранее. Да, простых слов благодарности здесь было мало, так же здесь были не уместны пламенные пафосные речи, по мнению Эльвис здесь вообще были неуместны слова, поэтому она просто обняла Кир, не зная насколько правильно, тактично и разумно поступает, но искренне надеясь, что та ее не оттолкнет.
- Наверное, мне действительно идет красныйдумала девушка, вдыхая приятный аромат светло-каштановых волос перевертыша.

Отредактировано Эльвис (2012-01-19 23:22:49)

0

102

Немая сцена гротескного театра абсурда. Девочка стоит и с тщательно сдерживаемым счастьем смотрит на стоящего перед ней монстра в человеческом обличии, кровожадного и неумолимого, еще ни разу не промахивавшегося и не останавливавшегося. На прожившее две с лишним сотни лет чудовище, с самого начала имевшее целью убивать, видевшего в этом занятии смысл своего существования, пусть ей никто никогда этого и не говорил. Темная сущность, ожесточившаяся с годами, тщательно вырастившая в себе черную ненависть к людям и фетиш на кровь, алыми потоками застывающую на клинке. Можно было сказать, что жестокость и была самой сущностью метаморфа, древней и передавшейся от «родителя», который уже давно успел исчезнуть даже из родной Изнанки. До этого дня все, кто умеет мыслить и говорить, кто смотрит и видит, в чьих глазах можно прочитать душу, удостаивались только скрытой, тщательно сдерживаемой злости, потому что с годами убивать незаметно стало сложнее. Уже нельзя уйти, оставив после себя кровавые потеки на стенах окружающих темную подворотню домов, нельзя поджечь дом, чтобы этого никто не заметил… Многое изменилось, но перевертыш не считал нужным переделывать свой взгляд на мир, становился все более замкнутым и скрытным, сдержанным и незаметным в толпе. Но. На каждую истину найдется свое опровержение, которое перечеркнет благие намерения, старания и потраченное время. Сию секунду, на этом самом месте, на обочине скоростной магистрали, ломались годами выстраиваемые, ревностно оберегаемые устои морали искусственно созданного демона. Все «нельзя», «не стоит», «не может быть» звучно обрушивались в пропасть, чтобы навсегда утратить значимость в присутствии именно этой девчонки, обмотанной в темно-багровый шарф.
Неожиданные объятия принесли волну тепла, похожую на жар от остывающих углей в недавно погасшем костре. Возле пепелища можно греться всю ночь, слушать еле уловимые шорохи внешнего мира и думать о своем, совершенно не боясь замерзнуть – тепла медленно умирающего костра хватит, чтобы обогреть случайного путника. Удивительно чувство, учитывая, что сам перевертыш не мог подарить его никому – небьющееся, замершее когда-то раз и навсегда сердце не знало, что такое тепло. Пожалуй, именно поэтому девушка неуверенно приподняла опущенные руки и очень бережно сцепила их на талии своей игрушки, как нечто ценное и хрупкое. Удивление, мелькнувшее на лице, исчезло, не позволив себе обнаружить растерянность метаморфа. А сама Рикки, подумав, зарылась носом в необычайно светлые волосы, получая несказанное удовольствие.
Черт. Мы проиграли, Карл, теперь Рик ее не убьет.
Мало того, не даст это сделать нам. В церковь, что ли, сходить? – парня передернуло, но это был, пожалуй, наиболее радикальный метод наказания провинившейся маньячки – та панически, до колик боялась всего, связанного с религией. Будь то христианство, буддизм, синтоизм или протестантство, или любая другая религия мира. – Приятного мало, зато надолго заткнется, даже пикнуть не посмеет.
Это слишком, наверное, - в голосе промелькнуло сомнение, все же Элизе тоже не внушала доверия случайная прохожая, да еще и несостоявшийся труп, к тому же. – Везет девочке – жизни не нюхала, а выжить смогла.
Случайность.
Рикки даже и не думала вмешиваться, точно зная, что не даст Эльвис в обиду даже сестре с братом, хоть бы они собирались убить ее саму. Маньячка раз и навсегда решила забрать девочку себе, присвоить, оберегать и хранить. Но стоило все же научить ее жить по-настоящему, показать, что может быть в реальности, и что жестокий мир вокруг разительно отличается от киношно-книжного придуманного идеалистичного мирка.
- Наша жизнь очень долгая, Эльвис. Она длится уже третье столетие, и мы не собираемся обрывать ее, - перевертыш провел рукой по спине, отстранился, усмехаясь. Не стоило баловать это чудо. Не стоило показывать, что девчонке дана власть как минимум над одной из личностей – нельзя доверять даже тем, кто дышит с тобой одним воздухом и делит с тобой одну кровь. – Ты действительно не знаешь, что ты не человек? – холодные пальцы осторожно поправляют выбившийся из прически почти белый локон, на какую-то долю секунды задерживаясь на нем.
Что мне… - Рик казалась беспомощной.
Ей хорошо бы горячего шоколада – согреется, да и дети его любят, - наверное, впервые в жизни маньячка послушалась Джей. Настолько безропотно, что гитаристку это малость испугало.
- Идем, напоим тебя отличным горячим шоколадом, - и, сунув руки в карманы куртки, пошла вперед, безошибочно определив нужное направление со слов Джей.

>>> Ресторан "Маска"

Отредактировано Cyr (2012-01-23 23:15:56)

0

103

Руки, бережно и нежно обхватили талию девушки в ответном объятье. Сейчас Эльвис тяжело было поверить, что это руки незнакомого чужого человека, сейчас ей казалось невероятным, что эти руки могут уверенно держать оружие и холоднокровно убивать.
От Кир веяло холодом, ее телу была чужда жизнь, оно служило всего лишь сосудом для разума и орудием для убийств, но Эльвис чувствовала ту особенную живую жилку за преградой физической отрешенности. Она на тонком бессознательном уровне ощутила и приняла ту, для многих пугающую и неведомою, форму разумной и эмоциональной жизни, которая существует вне зависимости от физических форм.
Ее жизнь длится уже более трех сот лет…………. Это поразительно и потрясающе, за это время сменили друг друга множество исторических эпох, как многое я могла бы узнать, как многому научиться. Но Кир может не захотеть возиться со мной, это очень грустно. на этом вираже сознания в глазах Эльвис мелькнул страх потерять свою единственную новоиспеченную подругу, единственного знакомого человека в многомиллионном Токио.
Почти не ощутимое прикосновение к волосам:
Ты действительно не знаешь, что ты не человек?
В ответ Эльвис лишь смущенно пожала плечами, сказать ей было решительно нечего. Из-за ее непонятной внешности соседи обходили ее стороной, некоторые, как правило особенно нервные педагоги отказывали ей в репетиторстве а затворнический образ жизни который она вела в связи с болезнью окончательно отрезал ее от реальности.
Кир -  удивительное создание и думает что я не человек. Так думают многие, нужно рассказать ей о диагнозе, который поставил мне отец, но с другой стороны, если она узнает что я одна из рода человеческого, да еще и больная и смертная, скорее всего, быстро потеряет ко мне интерес.
От глубоких размышлений на тему происхождения видов путем рождения, создания, падения, изгнания и естественного отбора Эльвис отвлекло приглашение, а точнее повеление Кир. Девушка шла за перевертышем в заданном им направлении. К счастью Эльвис была очень доверчива и мало знала о жизни, именно поэтому ей была неведома возможная опасность данной ситуации. Таким образом, любое коварное кровожадное создание, убедившись в беспомощности жертвы, могло отвести девушку, подальше от глаз нежелательных свидетелей, которые сотнями проезжают по шоссе в оба направления, и как правило каждый второй пассажир смотрит в окно, в тихое укромное место и там творить все то что угодно его темной душе. Но вместо того что бы запоминать дорогу по который ее вела недавно желавшая ее смерти девушка Эльвис терзала внутренняя дилемма говорить или не говорить Кир о том что она человек, если сказать то как ? А если не сказать то будет ли это обманом?

>>> Ресторан "Маска"

0

104

День Города
Март 2013
• ночь: лужи вновь замерзли. Безветренно. Небо ясное, звезды яркие. Ближе к утру ожидается мелкая морось.
Температура воздуха: 0

начало игры

​Уже давно перевалило за полночь, и луна освещала путникам-отшельникам путь. Таким же путникам как и я. Я никогда не обращал особого внимания на окружающих и сейчас не собирался нарушать этого правила. Так что всеобщее веселье меня не заботило, я его просто... не замечал. Не замечал лица проходящих, не замечал брошенные слова, я даже не знал относятся ли они ко мне или к кому-то другому.
В голове крутились планы, которые надо было выработать и доработать. Они касались меня, в общей сложности только меня. Что сделать и что делать нельзя. В последние пятьдесят лет меня одолевала скука, ни чего не интересовало, сейчас же надо было решить чем занять ближайшие года. За свою жизнь много чего произошло и много чего изменилось. Сейчас же мою голову посещала мысль об очередной игре в правительстве. Стоило кинуть кости в это направление. например юрист? Адвокат? Нотариус? Меня всегда привлекали такие занятия. Интересно наблюдать как люди строят из себя не пойми что. Может во мне просто снова просыпается жажда помощи ближним своим.
Пока я раздумывал я наконец добрался до подземной парковки где была припаркована Феррари Италия, которую я успел приобрести по прибытию.
Год назад я ещё мог сказать с уверенность что в Японии дешёвые машины, но теперь когда я снова был в Европе то на такое язык просто...не повернется.
Меня всегда успокаивало, когда оказывался в этом салоне. Мысли успокаивались, пока глаза бегали по панели. Позади захлопнулись двери и наконец мое внимание привлекли близнецы, которые следовали за мной попятам. куда бы я не пошел, как в страшном анекдоте. Но я и не смел их прогонять, они уже давно научились вести себя тихо и послушно.
Пока я был погружен в свои мысли они о чем-то спорили. Это было связанно с чем то из прошлого, я не вдавался в подробности.
Рев мотора смешался с бархатным голосом Марии, но слова искажали тембр.
- Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig. För det jag bjuder să gerna, I kunnen väl svara endast ja eller nej. Om i viljen eller ej.
Она напевала старую песню, которую они запомнили, когда я пытался ужиться в театре. Это была баллада. Взгляд скользнул на зеркало заднего вида и встретился с немыми глазами её брата, он быстро отвернулся к окну. А сестра продолжала исполнять давно забытую историю.
-Мария? К чему ты это вспомнила?
Рука отпустилась на ручной тормоз, потом взгляд назад, первая передача и машина тронулась с места. На улице продолжали веселиться, а я продолжал вслушиваться в рёв мотора и изредка переглядываться с ребёнком что потерял свое детство.
-К чему?- Она закусила нижнюю губу и потянула брата за руку. - Не знаю. Может просто настроение хорошее?
Всё это время вглядывалась в отражение моих глаз, пытаясь уловить смысл сказанного именно в моем лице. Ну, а я лишь отвел взгляд и попытался сосредоточиться на дороге. Мне не хотелось особенно разговаривать, потому что к сожалению мое настроение совершенно отличалось от её.
Я всё пытался убить скучающую персону, что засела в груди.
Сегодня я встретил мужчину и он переживал из-за того что церковь переполнена сбродом. Он махал руками пока я пробивал чек в ближайшем ресторане. Пока я искал причину случившегося моей щеки коснулись бледные пальчики девочки, которую я "любил". Это была любовь не для человеского понимания. Эта была любовь проклятой равнины. Любовь, которая оставляла на стене кровавые следы ладоней, любовь которую выплевываешь вместе с кровью. Да, именно такую любовь я нёс, именно такую любовь я лелеял, такую любовь я заслужил.
Поднять руку и сковать тонкое запястье, едва касаясь губами бледной кожи.
Они чувствовали каждую мысль что роилась в моей голове, ощущали боль когда в порыве чужие воспоминания взрывали мою голову. Но лишь она смело брала мою руку и взглядом успокаивала. Но эти моменты были лишь минутной слабостью нас, лишь эти моменты были драгоценным сокровищем в моём проклятом мире.
Иногда я задумываюсь, а что было бы если их не было в моей жизни. Как тогда я жил бы? Такие картины прошлого разоряли мой внутренний мир, пускали яд и заставляли замирать.
-Уил?
Её голос обволакивал тело и заставлял прислушаться, что бы не упустить не одного сказанного слова, не упустить нужный момент.
-Всё хорошо. Всё в порядке.
Тяжелый вздох разорвал грудь.
Свет от встречных фар слепил глаза. Люди на улицах мелькали за окном. С каждой секундой панорама сливалась в одну сплошную линию, я не заметил как спидометр перевалили за сотню.
-Сбавь!
В голову ворвался голос Грегори. Я давно заметил что он общался со мной лишь на телепатическом уровне и чаще практиковал это со своей сестрой.
Послушно сбавить скорость, предосторожность, но только. Тонировка скрывала нас от посторонних, резко дать по тормозам перед светофором. Впереди быстро пересекая дорогу, сновали жители, приезжие. Некоторые бросали взгляды на машину, другие и вовсе не замечали.
-Голодны?
Я заметил, мой голос всегда звучал холодно, голос мертвеца. Он ни когда не менялся. Злость, радость, ни чего этого не отражалось в нём. Он был глух как стена.
Взгляд назад, обоюдные кивки. Я и сам чувствовал пустоту внутри, чувствовал как голод медленно ползёт наружу.
А машина выныривала из потока. Теперь впереди открывался вид шоссе. На этот раз, но лишь на этот день. Рёв мотора, я хотел вслушиваться лишь в этот адский оркестр смертника. При каждой передачи он рычал как дикий зверь. на спидометре уже сообщалось скорость движения, 230км/ч. Но я не собирался сбрасывать скорость. Зверь под капотом согласно рычал, подстёгивая вперед. Впереди замаячил фургон, обогнать. Визг тормозов, занос, машины выскочила на обочину оставляя за собой облако пыли. На асфальте виднелись следы от шин. В салоне тишина, пальцы сжимали руль, я не знаю что делать. Вот он, конец игры, только сейчас я осознал что мне некуда ехать. Это всё голод, что уже вышагивал позади меня.
Минута, машина снова ожила и ринулась обратно в город. Я уже знал что надо делать.

центральная больница >>>>

Отредактировано Morrie (2012-03-30 00:16:02)

+1

105

Аэропорт
День Города.

Март. 2013 год.
• ночь: лужи вновь замерзли. Безветренно. Небо ясное, звезды яркие. Ближе к утру ожидается мелкая морось.
Температура воздуха: 0

Где то в лесу, под звёздным небом выл волк. В нём не было ни ненависти, ни боли, с каждым днём сердце наполнялось счастьем на ровна с тревогой. За его спиной слышался несущий гул ветра, еле успевая за мчавшими зверями. Возродившая вновь стая примкнула к созывающему удаляясь к блещущему городу. В эту ночь неизвестно почему блистало небо яркими звёздами, вспышками исчезая и появляясь вновь. Волки отроду не ведали знаниями об фейерверках, принимая радость города за северное сияние. Восемь взрослых волков и пятеро переярков бодро носились по, ещё холодной, земле. Они тоже праздновали праздник жителей, только по своему.
Спустившийся с гор, самец, нёс в зубах белоснежный цветок эдельвейса. Блад, так звали среднего брата семейства, одарил столь необычным подарком, прародительницу рода - Блю. Остолбеневшая внезапным сюрпризом, волчица заботливо лизнула сына в лоб, предварительно укусив за ухо.
В эту ночь лес полыхал волчьей песней, бесперебойно не прерываясь. Порой пару волков встречали и возле шоссе, смело переходящих через дорогу, обучая молодняк не боятся движущий железных коробок. Но останавливаться никто не осмеливался. Опасно. они правы, кто знает, что в голове диких зверей твориться.
Прошло ровно год, с тех пор, как последний раз повстречался кукловод с тёмной бестией. Гость больше не наведывался в стаю, оставив их жизнь в покое и согласии. И с того времени Блю до сих пор не смогла вспомнить ничего такого, что вознесёт её в мир иной. Ей неизвестно откуда они здесь и каким образом попали в город. Порой всплывают некоторые обрывки, но те никак не склеиваются между собой, создавая в памяти обрывность воспоминания.
Я живу этим днём и когда нибудь вспомню всё. Но стоит ли? А может это мой новый шанс начать заново жить.
За что-то же лишили память, за что-то же заставили забыть, это просто второй шанс. Обернувшись на веселящую молодёжь, чёрная улыбнулась, душа мгновенно согрелась семейным теплом. пусть этот год унесёт с собой все невзгоды и неудачи, да принесёт новую жизнь, новый шанс.
Переместившись на другую сторону дороги, волчица уставилась на расположивший вдалеке город. он блестел и сиял разноцветным свечением, а где-то порой даже доносились странные хлопки, похожие на выстрелы, но так легко угасающие в небесном громе.
Красиво и так загадочно для меня. Стоило бы проведать этот странный мир, но почему-то мне кажется, что я его знаю лучше, чем сейчас.
Подозвав к себе стаю, волчица повела их по склону вниз, уводя по тропинка к возвышенности. Теперь же позади разлеглось шоссе с редко проскакивающими машинами, а спереди в последние мгновения радовался переродившийся город. Пристроившись,семья ещё раз глянула вниз, и задрав голову разорвала небо пронзительным воем. Крик банши разнесётся на достаточное расстояние, чтобы эхо настигло каждого гражданина. Не повезёт разве что тем, кто решится подняться на холм. Ударная сила тонкого звука прорывая в замёрзшей земле, тонкие трещины, продвигающие по стволам деревьев.
С праздником!
-----> Поля

Отредактировано Blue (2012-05-02 19:26:53)

0

106

Начало Игры

Сентябрь. 2013 год.
ночь:Небо ясное, звезды яркие. Теплая летняя ночь, по сравнению с днем, свежо и хорошо.
Температура воздуха: + 20

Была прекрасная ночь. Блеклая луна замерла на темносинем небосклоне, играя с маленькими перистыми белыми облачками. Ночная тишина нарушалась шумом двигателей автомобилей. Где-то вдалеке раздавался звук сигнальных огней. Возможно, кто-то затеял гонки по ночному городу и это привлекло внимание охранников правопорядка. А может это спешила скорая помощь к очередной пожилой женщине, которая изо всех сил цепляется за остатки своей долгой жизни. Медицина, как правило, бессильна перед законами природы, но вряд ли это можно было объяснить старушке, ведь она свято верит, что жизнь не может закончится так просто. Но все это было на улицах окраин города. Здесь же, на автостраде, потоки машин проезжали мимо стоящей на обочине девушки. Лучи света фар отражались от ее кожаной куртки, теряясь в темноте. Звуки сотен песен доносились до ее ушей, сливаясь в одну мелодию с шумом покрышек и двигателей автомобилей. Им вторил стрекот сверчков и карканье ворон. Считается, что если вороны кричат, то вскоре будет дождь. Хотя какого-то разумного подтверждения эта теория не имеет, но вороны есть везде и если все они будут кричать, то рано или поздно дождь все-таки пойдет. Мимо девушки проходили одинокие путники, спешащие по домам. Им не было дела ни до нее, ни до ворон и сверчков, и уж тем более до красот ночного неба. Не нужно быть телепатом, чтобы понять о чем они думают. Большинство о том, как приятно провести остатки ночи в теплой ванне и последующем сне. Те, кто помоложе о походе в ночной клуб, дабы найти спутницу или спутника до рассвета. Невдалеке послышался лязг тормозов, а затем звук столкновения двух машин. Девушка оглянулась. Ее глаза пронзили окружающие места не хуже рентгеновского аппарата. Но нигде, ни сзади, ни спереди, ни справа, ни слева, ни даже в темноте неба она не смогла найти ни малейшего признака опасности для себя. А до аварии на дороге ей не было дела, это неизбежно, когда ты едешь уставший на высокой скорости, а водитель перед тобой начинает резко тормозить, увидев на дороге белку. Конечно причина могла быть любой другой, но какая разница, ведь авария уже случилась. Потому она позволила себе расслабится, позволив мыслям течь своим руслом. Спешить ей было абсолютно некуда. Вот он въезд в очередной город. Сколько их она уже сменила за свое путешествие по этому миру. Что же может предложить ей это поселение? Девушка извлекла из бокового кармана дорожной сумки брошюру с достопримечательностями города. Пробежав глазами по страницам, она поняла, что ничем особым он похвастаться не может. Все как в любом городе: богатые районы, бедные районы, гостиница, несколько различных клубов, магазинов. Она аккуратно сложила брошюру и положила на место.  Вскоре к месту аварии подъехали службы дорожного патруля, и девушка была вынуждена признать, что ее уединение было варварски нарушено. Ей ничего не оставалось, кроме как сесть на свой байк и уехать в город.

------> Улицы европейской части города

0

107

Декабрь 2013 года
Ночь. Ветер прохладный, но не сильный. Ясное небо
Температура воздуха: -3

Вся жизнь изменилась. Ее будто перекроили. Зашили белыми нитками темную ткань. И теперь все смотрится совершенно неестественно. Приходится мириться с этим, вновь и вновь затягиваясь тяжелыми сигаретами, на которые перешел Осень почти год назад. Благо хорошие сигареты он все еще мог себе позволить. От былой известности не осталось ни следа. Так было нужно, хотя, его любили, его слушали, ему это на самом деле нравилось. Выбора не было и теперь все думают, что Осень мертв. Диски все еще раскупают, но… больше он не имеет к ним никакого отношения…
Все изменилось. Прошло уже столько времени и вот они опять тут. Почти подъезжают к границам этого мерзкого города, который он все еще ненавидел. Западная Европа, Канада, Штаты, они добрались в своем путешествии до Южной Америки. Он верил в то, что где-то там их след наконец-то потеряют, но ошибся. И вот они опять тут. Небоскребы спрятались за горизонтом. Скоро он увидит их, ведь в ночной темноте они всегда похожи на маяки…
Жизнь раскололась в тот самый миг, когда он пришел в себя рядом с истекающим кровью телом Лого в их старой и уютной квартире на последнем этаже. Его теплое сердце еле-еле билось в груди, когда Эвелин, сидя рядом с ним на коленях в алой луже, надрывающимся голосом умолял придти в себя. И потом, когда он сам пришел в себя настолько, что смог различить ее вкус у себя во рту, застрявшие кусочки костей между зубов. Когда он согнулся в рвотных спазмах, не осознавая весь ужас того, что произошло. Логос очнулся через несколько дней. И ничто… внешне совершенно ничто не напоминало о том, что произошло. Только Осень ощущал этот мерзкий страх, повисший между ними. Он сбежал. Спрятался в подворотнях города, в темных подвалах он выл от одиночества и боли, потому что новый он хотел свободы, он требовал ее. Тот он выходил из-под контроля. А потом появился старик-бродяга, нашедший умирающего от изнеможения пса с простреленной лапой на одной из свалок. Выходил. И Осень совсем забыл о том, что когда-то он был почти человеком, что было время, когда он молил о том, чтобы мир принял его не как чудовище…
Сейчас опять было распахнуто окно хонды, и дым с кончика сигареты срывался и уносился прочь. В машине играла громко музыка. Осень убрал прядь черных волос за ухо и нахмурился. Он посмотрел внимательно на Логоса за рулем:
- Давай остановимся… - небольшая пауза, он словил взгляд демона, повторил громче, - Прошу, давай остановимся!
Сердце торопливо затрещало в груди, выбивая чуть ли не звуки «SOS», когда черное небо распорол яркий свет. Эвелина мелко трясло, он обнимал себя руками, стоя посреди трассы. Кеды шаркали об асфальт. Он некоторое время бросал неуверенные взгляды на огни вдалеке. Зачем они сюда вернулись? Ради чего? Разве это единственное место, где они могут скрыться от преследования? Мимо с грохотом пронесся грузовик, заставив перепугавшегося Осень сойти на обочину.
Лого нашел его совсем другим. И хоть характер Эвелина почти не изменился, он стал гораздо тяжелее. Аура будто потемнела, будто подстроилась под мистические рисунки, под зловещий взгляд желтых глаз в зверином обличии. Логосу опять пришлось его откармливать, опять бороться с его ослабшим здоровьем. А еще, Осень начал плохо видеть. Пришлось обзавестись очками, которые он теперь снимал только в постели. Позже оказалось, что про них все-таки не забылись. Собирались в спешке. Почти восемь месяцев жизни одним днем. Ни квартиры, ни постоянной работы. Они меняли место обитания практически каждую неделю. И каждый раз казалось, что вот он, их дом! И каждый раз они ошибались. Уносились прочь, как можно дальше, заметая следы насколько это было возможно. Один плюс у произошедшего все-таки был. Осень научился чувствовать приближающуюся опасность, интуиция теперь работала гораздо острее, чем прежде.
Молодой. Он опять был мальчишкой. Все такой же низкий, все такой же худой, хоть и ел гораздо больше, потому что его новое «я» требовало этого.
Он посмотрел на Лого и дергано улыбнулся:
- Может, не стоит нам возвращаться? – он чувствовал, что этот город чего-то ждет от них, что он манит. И не понимал этого состояния. Дрожащие пальцы нашли ладонь демона, сцепились. Он притянул его к себе за шею, жадно поцеловал губы, прокусил до крови. Все-таки, ему очень нравилось чувствовать ее вкус – успокаивало. Рана на губе Логоса затянулась. И хоть Осень продолжал ее посасывать, в голове уже мелькала мысль о том, что этого мало, что им очень нужно быстрее снять номер в гостинице, потому что… Это тоже изменилось. Это стало уже привычкой, от которой Эвелин не мог избавиться. Это возбуждало. И он совершенно не понимал, почему так. Их любовь стала грубее. Не в плане чувств, в плане действий.

Отредактировано Осень (2013-12-09 21:56:59)

0

108

Декабрь 2013 года
Ночь. Ветер прохладный, но не сильный. Ясное небо
Температура воздуха: -3

Логос вел небрежно, по стеклам золотистых очков бежала дорога, хлестала его по глазам своей бесконечностью, жилистая рука на руле неизбежно загоняла их обратно в ловушку, из которой они сбежали. И «хёндай» был уже не тот – автопробега заметно прибавилось, техосмотр давно просрочен. Сквозняк разворотил темно-рыжее гнездо кудрявых волос.
Ему не нравилось так жить прежде – точно фантому перебегать из картины в картину, скользить легко растворимой таблеткой по маслянистым венам железных дорог, шелестеть бумажными крыльями самолета. И снова без лица, без документов, без истории, как когда-то давно. Логоса тошнило от этой необходимости, но куда большее он боялся вновь остаться один. В одиночестве с ним была только музыка – на виниле или как придется, но и она не лечила его глубоких ран после того, как Логос раздирал себе горло.

You're a dirty needle,
you're in my blood and there's no cure in me.

Это были долгие два месяца, каждый день перекатывался гигантским бронзовым маятником по еще не отбитым почкам, врастали в стены скользкие грибы цвета мертвечины, и тут же сознание Логоса вымывалось – кислота быстро раскладывалась у него в крови из-за регенерации, и даже приход теперь напоминал нервное мигание далекого маяка. О том дне, когда Эвелин исчез, Логос помнил немного – только, как он проснулся в луже своей мерзкой сукровицы, как дополз до кухни и завывая от боли, отразившейся в каждой глубокой морщине на испещренном старостью лице, вколол себе в мышцу несколько кубиков кальция. И неизвестно, что напугало Лого тогда больше – собственное отражение в зеркальной дверце шкафа или гулкая пустота их общей квартиры.
Когда рука полностью восстановилась и молодость снова питала его идеальную кожу, Лого ощутил, как его крюком бросило на полтора года обратно. Он скитался по городу, выискивая, вынюхивая, закатывая глаза в спиритических сеансах, в вымытой квартире с запахом хлора и опиумным дымом, он опять парил бледной статуей с красными губами, медными кудрями до плеч и зелеными глазами не знающего покой духа. И только слепая уверенность в том, что он найдет Эвелина, удерживала его тяжеленными кандалами от скорейшего ядерного распада.
И он нашел.

And i wanna run, like the blood from a wound
to a place you can't see me.

Лого был согласен предпринять первый побег – лучше ведь предупредить, чем лечить, не так ли? Он решил отправиться на место своей былой славы, сперва в Ливерпуль, который казался тогда надежным и непрозрачным точно яичная скорлупа изнутри. Он глотал едва подсоленный слабой ностальгией воздух, запивал воспоминания недавних лет холодным баночным пивом, и Эвелин становился пленником выстроенных Логосом сюжетов, написанных его бескостным языком новелл. Но и в Ливерпуле их быстро вычислили. Не укрыл их своих черным атласом и празднично пьянствующий Лондон. Уже в Кардиффе, кантуясь в съемной комнате, пропитанной запахом множества кошек, Многоликий принял, наконец-то, эту истину – правила игры изменились. И теперь им уже никогда не осесть как и прежде в одном городе, не иметь своего угла, постоянной работы, возможности свободно перемещаться по улицам. Глаза, камеры, спутники – они в постоянном оптическом круговороте, и вот-вот могут пойти на дно. И снизу никто не постучит.
И это решение не было сложным – оно было спонтанным, живым, как рефлекс, как мышечный спазм, выбросивший руку с пистолетом и спустивший курок. И даже если Лого чувствовал, как тяжело его совести переварить этот поступок, даже если его могло бы вывернуть наизнанку, он бы сам себе не поверил, если бы пообещал никогда больше не стрелять в тех, кто пришел к ним с мечом. Они бросили «хёндай» в Уэльсе и устремились в Канаду, откуда начали когда-то свой путь.

Cause love like invisible bullet shot me down
and I'm bleeding, yeah I'm bleeding!
and if you go, furious angels will bring you back to me.
Will bring you back to me.

Сам Логос мог бы отрезать от этих двух месяцев сплошного монохромного кошмара эти пятьдесят с лишком дней, что они провели в Ванкувере. И ведь можно было поверить, что Атлантика дарует им еще один такой шанс влиться шариками блестящей ртути в общую биологическую отраву для Обетованной земли индейцев кечуа. Что под их ногами будут так же в благоденствии расползаться плато, и глаза Логоса смягчатся. Но нет, конечно нет. В их Вселенной особенно жестокий Бог, и он получает удовольствие, гоняя этих двоих по бесконечным лестница Вавилонской башни. Логоса трижды подстрелили в Канаде – когда они бежали через границу в Штаты, пуля пробила ему челюсть, едва не дойдя до мозга. Так странно было разглядывать в блевоте из темной крови блестящий патрон и раскрошенные зубы. Они никогда не забывали пополнять запасы инъекций – Лого никогда бы не сумел привыкнуть к боли и каждый раз болевой шок отключил его сознание, но и Эвелин точно знал что делать – нашатырный спирт под нос и в ухо. Жестокость, с которой Многоликий теперь относился к своему телу порождался в нем жестокость собственного духа – он мстил им не только за своего любовника, но и за себя. Каждый раз ему хотелось прокрутить пространственно-временной континуум, чтобы Осень, его мальчик, не видел ужасного старца, в которого обращался Логос Альвис во время регенераций. Это было стыдно. Это было отвратительно.
Особенно когда слезы застревали в грубой исчерченной годами коже.

Cause love like a knife in the back has cut me down
and I'm bleeding, yeah I'm bleeding,
and if you go, angels will run to defend me, to defend me.

Хорошо, как скажешь – Логос надавил на педаль тормоза. Он громко хлопнул дверцей, когда вышел, втянул в себя воздух – подсознание молчало. Вдалеке громоздились экономически-развитые руины города. На полупустом шоссе были одни фургоны – они важно тащились, вращая огромными колесами и таская следом облако вонючей солярки.
- Да какая уже разница. – Небрежно бросил Лого, глядя на изъеденный солнцем ковыль. – Везде одно и то же. И заправиться надо.
Пальцы его сжались на худой талии Эвелина, руки опутали его, глазные яблоки дрогнули под веками, когда острые зубы оборотня вспороли розовую кожу пухлых губ. Каждый раз так непривычно. Его соленый вкус, растираемый между двух языков. Если чего у Логоса и было теперь в избытке – это энергии, которую он черпал из их с Эвелином обострившейся любви. Точно с них сдирали кожу и они превращались в средоточие живых стонущих воющих нервов. Лого собрал пальцами блестящие черными волосы и коснулся кончиком языка солоноватой кожи с черной паволокой дьявольских рисунков.
- Можем остановиться сразу на въезде в ближайшем отеле, если ты голоден. – Мягкая мочка уха погрузилась в горячий сухой рот Логоса. Трасса снова опустела, взвигнула где-то в голубой траве цикада и снова замолкла. В такой тишине сложно было представить, что есть еще для них обоих немеченое космическим глазом место, где они не нужны никому. И где каждый поверит в то, что в жилах у них течет самая обычная кровь.
- Садись в машину.

0

109

------------------------> Побережье » Сеть магазинчиков со всякой всячиной
Март. 2015 год.
• день: поднялся ветер. Начался мелкий дождь, на улице слякоть. Сугробов почти не осталось.
Температура воздуха: +5

Несколько минут, а может уже и чалый час,  огненная башка, как у  дятла, красовалась над открытым небом. Вовсе не весенняя погода обдувало иногда спину, но холодно было только от некой обиды. Спустя еще несколько минут,  начинает часто проверять телефон в кармане пальто, а  потом и вовсе остановился, смотрит на время. По дороге он прошел не дольше 2-вух часов, а это значит, что его компания уже не в том месте, где он их оставил. Ну, если рассуждать логичнее: он их бросил и сбежал. Мимо, хоть это и главное шоссе, нет ни одной попутки в город. Даже просто так, зачем людям ехать за город на выходные, если есть мегаполис? Но, патрулей тут тоже быть не должно, а это значит, что можно выйти на середину дороги и начать шататься из стороны в сторону,  пытаясь осознать свое поведение. Бальтазар находился в растерянности. Ему хотелось вернуться, извинится перед Мелисой, но так часто просить его простить, даже она не могла позволять ему. Проехала первая машина, мигнув парню в спине, он отошел к обочине. Ох, как хорошо, что данное авто не появилось часом ранее, до того, как небольшими прыжками, Баль мерцам, чтобы ускорится. Притомившись, его исчезающие скачки по дороге стали скоротечные, а потом и вовсе появилась одышка.  Быстрее бы пешком дошел, эти несколько метров, чем тратил драгоценную энергию на прыжок перед собой. « Тц!, двадцать с чес-то лет на земле, а так и не развился как нужно. Все стремился к человечности, усовершенствую своего тела,, как паразит, а не человек, даже не знаю, что может мне помочь с этим Эмпатичным неумением принимать потоки, и фильтровать информации. Вот вы передаете всего себя одному занятию и напрочь забрасываете  именно есть себя. Я так стремился стать человеком, что позабыл, как это быть хранителем.»   - Он вытянул ладони из карманов, чувствуя прохладный ветерок по влажной коже.  « Принять себя нового, оказалось испытание не под силу мне. Возможно, я перестарался усиливая сосуд и забыл, как же тяжело падшим без энергии. В вашу декларацию внесены несколько сигналов , что говорят нам про голод, но я так привык к нему, что упустил важное, я ведь могу выскочить из тела если не научусь консервировать то, что получаю.» Вот о чем я думаю, и почему они не звонят?
Причесал себя по макушке пальцами, поднимая пряди рыжего беспорядка, он начал думать о тех, кого и за сущность не считал бы ранее, о тех, кто всегда был средством  нежели нужным ему, даже дорогим. Находить нужных ему людей никогда не было проблемой: парень обаятелен, хоть и не пользовался своими достоинствами сам, а позволял удаче решать за него. Он все так же верил в Творца и свою безнаказанность. Как малыш, что идя домой-с плохими новостями, уверен в том, что родители по таким мелочам ругать не станут, но он не догадывался, как серьезна его вина.
Это всегда проходит так просто, за исключением момента, когда они направляются в другие страны и контакт с сосудами прерывался; если не отметят и не выберут что-то для себя, то возможность вернутся в дом девушки – последняя попытка все исправить.
Этого не произошло бы, если не был так беспечен к людям,  которым уже в подсознании дорожит. Все действительно оказалось очень просто. А первая за час попутка отбыла одна, без парня. Упустил ну и ладно. Двинулись из одного участка к другому, спустя пять минут простоя на месте с включенным телефоном. Экран был чист и близок к тому, чтобы стать богаче на две сотни лучей от пояснявшегося солнца. Но  беспокоиться – это поставить себе таймер. Нет уж, не на столько кисельная барышня за выдержку у падшего. Выключил звук, поставил на виброзвонок и вынул руки, чтобы не соблазнять себя надеждой.
Бальтазару не хотелось приходить в себя. Знал, что будет очень плохо, когда это случится. Хотелось только идти, просто шагать и не думать, пусть прилетают крохотные птички и укрывают его листьями. И если они заодно укроют его землей и воздвигнут памятник – Баля это устроит. Пусть даже на том свете у парня будет так же раскалываться голова, но может быть, не будет так холодно морально, – а ему было холодно, как никогда. Солнце начинало припекать, но все же, жарко не было.  Боже мой,  это белая горячка?  Снова ни духи, нет ни одной машины. Вымерли все? Тут парень в самом деле очнулся и действительно стало очень плохо. Короткие мысли привели за собой тот самый разговор с девушкой и Джеком, память предательски топила восприятие новыми и новыми думами, а думать было больно. Головная боль - точно как  и ожидалось. Он плотно зажмурил глаза, чтобы туда не попало то, что копошилось по дороге перебираясь на груд и в  голову. Открыл глаза  от предчувствия опасности – и едва не взвыл от боли. Очень медленно поднял руку в знаке: « Стоп!» и отряхнул головой, чтобы поймать фокус. Ничего. Рыжему показалось, а голова придавалась пению.
И на мгновение подумал, что она взорвалась. Правда, тут же осознал, что ею обо что-то треснулся. Затем треснулся еще раз. Тогда  оставался, поднял голову над вывеской и напрягся, откатился в сторону и увидел над собой огромная надпись: « Добро пожаловать в город ( название населенного пункта, цветная вывеска и фонари) Далее: Аэропорт (…) километрах.»
Невеселое местечко. Рядок голых пирамидальных тополей тянул к небу свои кроны. Несколько тусклых желтых фонарей. Немного в стороне – какая-то стена. Но потом, оказалось, что это придорожный мотель.
- Может зайти, узнать? Да, Кемп. Так мы и сделаем. – прищурился от солнца, что словно через дуршлаг высовывалось и раздражало.  А уж потом и вовсе дождь попер, и поэтому, желание скрыться под крышей, стало особенно удачной  идеей. Но что-то не так. Вставая рядом, парень засматривался в окна.

+2

110

Шоссе есть шоссе, а то , что тут есть некие забегаловки подобного типа – не нова. Скрыться от дождя не вышло, парень повернулся спиной, утопал от ненужного соблазна быть съеденным клопами. Рыжий  некоторое время потопал, размышлял над тем, что не только давно уже не принимаю наркотики, но и не пил по вечерам. Почему то прикидывая, как бы он находился между такими видами отдыха и просто расслабился, словно залез в шкуру Джека. Но сама мысль залезть в его тушку встала перед фактом «противно». Что-то интимное полезло в голову, от чего выступил стыд на кончиках ушей. Но вот, еще пару шагов к столбу, - и на этом месте пришла очередная попутка, которую парень не заметил. Его отвлек  вибросигнал. Не короткий, как у вызова, потому что названивать Бальтазару могли только потенциальные клиенты, а тут четкий по времени сигнал: смс от девушки. Текст мгновенно пленил тщеславие парня.  Несмотря на моросящий дождь, читал он его дольше, разбирая каждую букву.
Прикончил первую строку и принялся за новую. Листает очередную страницу, хоть сам объем сообщения был стандартного типа, но улыбнуло. Почему она извиняется, если ее обидели и не поняли? Баль не хотел сделать ее виноватой, нет. Он пытался не провоцировать ее, как это проделывал с Джеком. Но, все же, подтолкнул ее на раскаяние, учитывая состояние Мелис,  толкнул к поспешным выводам о себе, а ведь она такая сердобольная. На данный момент, сообщение служило доказательством, что ее можно услышать, теперь-то и понять, от чего падший протяжно вздохнул и потупил взгляд. Поверхность дороги ничего ему не скажет, а шепот капель, только охлаждает голову.
- Глупый ребенок, я не хотел тебя обидеть. – Не нахмурился, а невольно улыбнулся, сам не понимая, что прочувствовал облегчение. На душе стало не так гадко, а ощущение пустоты тут же стекало с дождем, капая по капле с огненных прядей. Проблема, иногда кажется,  вот в чём: если уж и собирался простится с человеком, он бы не давал возможности себя найти, предпочёл один из дюжины других баров, и сел бы за стойку, потрепался бы с барменом или с парнями( девушками) , усевшимся на соседнюю табуретку. Но, девушка не стала ерошить свое разочарование и пошла на уступку.
Мокрые пальцы прошлись по гладкому экрану,  как машинные «дворники» счищаю влагу, что мешала читать сообщение Мелиссы.  С той же улыбкой, набросал  ее имя и первых кличку: <<Кудряшка>>, фиксируя новый для себя номер, что не для работы, а по духу.
« Какого (Хэ) я вообще распинаюсь? Ненавижу подобные ситуации. Пристали к чувствам моим, а сами не могут поверить в то, что существуют на этой планете с невеждами и параноиками.  Тц! Ладно, отвечу, порадую хоть этим.» - Наигранно  скинул по экрану пальцами, выловил нужное тему в профиле, а оно постоянно вылетало из-за неумения пользоваться такими вещами:
******

«Кому: Мелисса
Время отправки: х:хх pm»

«Извинения приняты. И да, прости меня тоже. Я так же виноват в случившемся, как и то, что не удержался. Вы хоть домой поехали? Да, не мое дело, но будь аккуратнее с этим фриком.»

******
Мысли перебил другой сигнал оповещения, и на этот раз от выше упомянутого Джека. Бальтазар округлил глаза читая последнюю сточку. Ну ладно, если просто из вежливость интересуется делами и настроением Бальтазара, но последняя часть в сообщении озадачивала.  Гадать: что имел ввиду? А зачем, и так понятно, так как разглагольствовал перед ним и выдал себя с потрохами, когда психовал перед девушкой. Рыжий еще не успел отправить послание девушке-кудряшке. Вовремя он призадумался над своей речью:
******

«Кому: Мелисса
Время отправки: х:хх pm»

« Ты дала номер Джеку? Тут кто-то пишет, и довольна смело - Джек , как назначенец подходит. Я понимаю, заслужил, но почему? Этот парень нам знаком все-то час, ну два. А его вид указывает на то, что он проходимец. Я уже жалею, оставил тебя одну с ним. Как будет нужна помощь, звони.»

******
Следом пошел текст другому адресанту:

«Кому: Джек
Время отправки: х:хх pm»

«Со мной все нормально Я бы сказал больше, но смысла не вижу. Перефразируй вопрос, я вижу много в нем вариаций ответа.»

******
Смена вида диалога от рабочего до личной переписки была оправдана, но как обуздать свою совесть теперь, когда беспокойство стало ярко выраженным? С Джеком он не чувствовал себя увереннее, чем наедине с девушкой, да и вообще рядом с кем-то возбуждало приступы паранойи.  Но, пришлось дать шанс брюнету, и дать парню передышку с Мелиссой, так как действительно, надеялся, что он его заменит. Выбрал это решение для себя лично потому, что оно было близко, но на этом его достоинства и заканчивались. Вдобавок начали потихоньку стекаться люди, надо думать, из близлежащего круга подруги, и тут, в списке друзей девушки  уже стало шумно и оживлённо. Не пять человек заняли соседи по квартире и  слышал их гулянье сам Бальтазар, но именно сейчас, когда остался один на один сам с собой, он осознал, как мешает людям развиваться.
К тому же  ещё надо было делать работу о которой рыжий всячески забывал плавая в чувствах и мыслях знакомых. Тысячи изображений ждали, чтобы оценщики их изучили, упорядочили, переупорядочили, проанализировали и деконструировали. Ха-х, а кому такие жертвы нужны, как не скучающему одиночки? И какие дела его держат в компании на шоссе, посередине дороги? Никаких. Хант, теперь уж знаете его имя, будет и фамилия,  должен был сидеть дома, за столом, потихоньку зарываться в « мемуары» и лабиринты самобичевания, чтобы решить головоломку своего вида на грунте. Так он планировал изначально, изучать себя в первых очередь, но развлетленость далее капнула глубже и вот он тут, с чувством настороженности снова.
- Вернутся, нужно вернутся. Но, я и  так давно на дороге, они могли мимо проехать, пока я отходит  по нужде или же отворачивался от трассы. Звонить? Нет, еще немного подожду, может ответят или свяжутся сами. Или поймаю попутку.
Чувство времени теперь притупилось, но зная, что сейчас больше одиннадцати, может, дело идет к двенадцати. На часы смотреть решительно лень - только лишний раз вспоминать, как мало времени ему осталось до закрытия заведений на обед и то, что пара знакомых ему надумает разойтись в разные степи.  Короче, поздно уже действовать решительнее, остается надеяться.
Забавно, но Мелисса одним махом  загнала этих мужиков ещё глубже в депрессию, по сравнению с тем моментом, когда они до кофе договаривались пойти выпить - быстро, невинно справить поминки. Не то чтобы Бальтазар считал девушку агрессивной, если коснутся ее чувств так грязно, как проделывал уже во второй раз, да нет, в третий раз как не больше, не поймите его неправильно, но Мелисса была весьма амбициозной дамочкой. Почему-то стало жалко брюнета, и появилось сочувствие его нервам, как и умению фильтровать эмоции, чем самым, больше на себя брать , как эмпат.

Отредактировано Balthazar (2014-03-12 13:40:08)

+1

111

Продолжаем идти  по краю дороги и оглядывать горизонт. Уже нет резких обрывов и воды за ограждениями , чтобы  остановиться  присмотрится к обрезку из естественных полотен, без рамок и границ: вся панорама для тебя и только, бесплатно.  Остановился парень, повернув голову к глади дороги. Чем дольше он  думал над словами, тем более странным это всё казалось. Шум от дождя прикрывал и без того неслышимый сигнал оповещения и поэтому, его адресанты не получат ответа тут же, как подставится зеленая галочка на  квадратике « Отправлено».
Что до Бальтазара и его чувства вины - можно легко проследить все шаги через годы, через все выверты и повороты, все зверские ощущения, и увидеть прямую, правдоподобную связь между относительно стабильным Бальтазаром –хранителем, и Энди Хансом сейчас.  Люди в увеселительных заведениях совершенно не такие, как за его пределами и сидящим в баре, с «контрактом» на моське с определенной миной и медитировать , и, скажем, более ранней версией, в компании с очаровательной девушкой и новым знакомым, сам падший казался отстающим во всем, словно с неба вчера упал.  Делить работу на личные отношения, или всегда жить налегке, не привязывая себя к ярлыкам, - вот в чем вопрос: Витиевато вышло, но как объяснить парню, что он теряет и что приобретает, если готов  с безмятежностью расстаться со всеми и сменить компанию, хоть потом и будет тосковать, просится назад да и вообще, следить за жизнью знакомых издалека, как маньяк, а не подойдет, скотина не сделает шаг к примирению.
Интересная картина маслом, господа: проблемный человек, с дикого похмелья, относительно буэкающий на стол начальника во время презентации своего труда, или роющимся в ящике с бельём подружки в поисках подсказки или доказательств в ее измене. Что выбрать?
Но одомашненная Мелиса, которую она описала сама знакомым парня, что самое забавное,  она такой не была вовсе или неуверенность  в себе перестраховывало от поспешных ошибок, как это часто показывает рыжий, если его что-то задевает и в лоб спрашивает неясное ему – помните ситуацию на пляже?
А вот новый знакомый - Джек, показался совершенно не таким, как думалось. Много вопросов не задавал, часто конкретное и то, что не заставит задуматься тем, кто не посвящен в детали. В прошлом Мелисса была похожа на такую же силу выдержки, но чем дольше общалась с рыжим провокатором, тем больше ей переходили его способы вести дела. Ранее, у неё были проработанные мнения по любому вопросу, от причин : « Почему небо голубое и птички так щебечут?», до серьезных тем из ее личной копилки, то, что сказать себе  сложно и страшно, а тут произнести продуманный ответ. Джеки же, умалчивал факты, но если уже деваться некуда,  яростно защищал свои мнения и всегда говорил - угрожающе, как будто он держит револьвер и каждое его слово воспринималось на подкорке сразу. Докричался, хоть и шептал на ухо, вот как действует брюнет.  С Мелиссой не стоило воевать, она  предпочитай никогда не брала пленных: <<залюбит до смерти!>>
Ну ладно, ладно, хватит глазеть на поля, реки и океан  с рожей чучела носорога на стене. Тут льет, как из ведра или - это театральная постановка в воображении Бальтазара так ускорило время, и то, как сменяется тучка на тучку, плача над его мыслями.
Пришло другое сообщение. Это он уже точно заметил, так как самого дернуло от холода, а мокрота под носом изрядно мешала думать. Сообщение от Джека, такое сообщение. Сдается рассуждения о бредовости ранее не на пустом месте. «Ну и кто тут провокатор? Вот же заладил. Я человек – все!» - читает и мысленно передает брюнету эмпату послание, ленясь написать ему лично. « Иногда кажется,  что я забываю убрать второй облик и все видят меня, но молчат.»
********

«Кому:Джек
Время отправки: х:хх рм»

«Согласен на встречу. Говори: куда и во сколько подъехать? Я так понимаю, ты озадачен не меньше моего, но такое не обсуждают по телефону. Эх, парень,  если бы ты знал, как тут холодно, так что поторопись с ответами и побереги девушку, так как она единственное из-за чего я с тобой еще говорю, хоть и не на прямую.»

********
Отправил, даже не перечитал  и не осознал свое поведение, а просто понадейся на  удачу, или разочаровался в своей логичности окончательно, решился безмятежно плыть по течению реки « Авось-ки!»
Не пошло и секунды после слепого жеста, как настроение парня изменилось и так же поменял свою бдительность. Он увидел пропущенное сообщение от девушки. Ее пришло ранее, а он и не заметил. Ой-ей, как а, может она хотела что-то поведать, а Баль уже отправил Джеку послание? Батарея начала резко падать частого пользования, а влажность на экране и вовсе мешала читать, чем и растягивало время в процессе чтения и письма ответа. Бальтазар скоро прочел первые строки, бегло изучая саму технику повествования, словно ищет подсказку в между строк, но до последнего предложения он так и не добрался, так как выскочила уведомление « батарей разряжена». Не отвлекаясь, он мотнул пальцем по скользкому стеклу, скрывая окна, но… злобная машинка умерла по факту « жрать хочу, оставь хоть стакан воды , изверг!».  Вырубился телефон,  иного телефона нет, как и мест, где есть розетки. Без паники, есть вариант, что ничего серьезного не случилось и они скоро уже будут дома, а там их проще застать.
Однако нуждаться в чём-то и иметь возможность это получить - две совершенно разные вещи. Теперь настала очередь удариться в депрессию и под открытым небом проклинать всех и вся. Но не пришлось долго глазеть на облака посередине дороги. Внезапно, как взрыв, колеса прошкрябали по скользкой дороге и притормозили за меры от парня. Водитель не вышел. Это было такси. Оно ехало, наверное из Аэропорта, и судя по спокойному взгляду назад к пассажирскому сидению, оно занято кем-то уже. Рыжий и промокший падший подождал ещё, но всё было бесполезно. Он сделал несколько шагов, что были ему спасением от колес такси и наклонился к водителю, вздохнул и убрал в карман разряженный телефон.
- Сколько до города возьмешь? -шмыгает носом, ловит первые сопли, таская их туда сюда.
- У меня нет проблем с клиентами, но если пассажир не против кампании, я подброшу по общей стоимости от вызова. Согласен?
- Эх, вы, батенька вымогатель.  Хорошо! – Баль покосился в сторону пассажира такси. – Эй, приятель, не оставь в беде?!
Потом рыжий оглянулся на счетчик, что ели скрывал таймер простоя и плача дождем оценил стоимость своей поездки.  Помедлил пару секунд. Повернулся, чтобы уйти, потом снова развернулся, ещё подумал. В конце концов открыл дверь салона такси и прыгнул с визитом к народу.

Отредактировано Balthazar (2014-03-14 15:06:57)

+2

112

Был довольно неплохой вечер. По обоим "берегам" дороги стояли мертвые деревья. Мертвые, потому что застывшие, так как ветра на улице не было. Всюду было сыро. Наступил март и снег потихоньку начал таять. Том не особо любил такую погоду. Ему по душе было жаркое лето, когда можно встать на доску и забыть об окружающем тебя мире. Парень только что приехал в город, но он, кажись, был совсем ему не рад. Погода во всяком случае точно.
Такси свернуло на шоссе, близился въезд в город. Морнон, как всегда, когда он находился в машине, смотрел в окно. Уже темнело, и именно поэтому едва можно было разглядеть очертания деревьев. Но юноша все равно внимательно всматривался в окно, боясь пропустить что-нибудь интересное. Вдруг стемнело совсем и до въезда в город уж точно ничего не увидешь, тогда Морн решил осмотреть салон машины и первым делом взгляд его упал на спидометр 160 км в час.
- Эй, чувак, не слишком ли большая скорость? - спросил Том у таксиста.
- Все нормально. Я постоянно езжу с такой скоростью, но пока все в порядке, - уверенно ответил водитель, повернув голову к Морну.
И вдруг раздался шум, и Зверь заметил, что шофер сбил человека. Такси быстро остановилось, Морн достал все свои вещи, и машина мгновенно скрылась за поворотом.
- Пацан, с тобой все в порядке? - спросил Том у человека, лежавшего на асфальте, протянув ему руку.

+1

113

« Я не знаю, как начать повествование, но скажу одно точно – мне не везет со знакомыми, а точнее будет сказать, то как я их нахожу» - трещит сознание, все вибрирует и при каждом моргании, что само собой так медленно происходит на самом то деле, боль отдается в участки столкновения. «ВОУ! Я точно помню, что такси, машина едкого цвета с грязным пузом от дождя, остановилось от меня за несколько шагов и поэтому  моя реакция не сработала так, как она должна работать, но на удивление настигло именно меня – почему? Да, я торможу, если выхожу в дождь и утопаю в шуме капель о дорожное покрытие, но не настолько, чтобы перепутать удар о тупой предмет, что вы люд называете автомобилем, а по мне так – это груда хлама, едва передвигающаяся не самостоятельно от вашего маневра с рулем.»
Тело, еще живое, и не дождетесь отлетело от  удара в сторону к обочине. Но не сказать, что на такой скорости не получить серьезных травм, но то, что кому-то  придется покупать новое пальто – точно.  Как это произошло? Не уточняется, но непродолжительный процесс взаимодействия тела или части тела туши падшего и тупого предмета - это обзывательство, что в одном фразе дает характеристику,  и поэтому частично скрывает истинную модель машины, ее водителя, если описывать внешне,  и сидящего в пассажирах, а так же то, что было после, когда парень вырубился от удара с такси, при котором последний оказывает импульсное одностороннее центростремительное действие на тело рыжего в сторону мокрого покрытия.  Заумно, не так ли? Но сказать что именно было с телом?
Скорость авто по скользкой поверхности выкинуло все не нужное;  время соударения, с безмятежным на время притормозило такси, и кто-то хлопнув дверью выскочил на дорогу, а лежавший осмыслял свое поведение и первое знакомство с сотрясением мозга, и то что он еще сделал пару шагов вперед к такси, тем больше создал себе объем повреждения. Хорошо, что пассажир такси не выскочил на ходу из автомобиля, а то на дороги было бы два трупа. Ну и ладно, поймать телом попутку не удалось. Ну и что мы имеем?
- Иди ...ты в пе.... Ты чего его отпустил? Начинай думать, так как я не в состоянии... – Со свистом, шепнул рыжий, едва поднимая голову с каменной тропинки, презрительно посмотрел на склонившегося над ним некого человека. Хотя вы правы, как это он вообще так быстро откликался?  Перед глазами снова << фея и аццкий гном, играют пьесу>>, дышать сложно, что-то не дает даже четко произнести слово, не то, чтобы ответить на вопрос. Звуки не законченные, часто обрываются с одышкой. Падший ели перевернулся на бок, чтобы подняться, но тело еще прибывало в шоке. Ссадины на коже, область распространения глубже поверхностного слоя и четко видны кровавые потеки, образовавшиеся при касательном действии тупых предметов. Ой, что же так грубо с читателями: счесаны колени, кранты новым джинсам, локти чуть менее в дырках, но жаль пальто. Ткань промокла, растянулась и еще вся бочина в песке и мелкую крошку от стекла. О да, Бальтазар упорол лобовое стекло своей спиной, пробил, сделав незабываемый паутиновыдный рисунок. Если бы он бежал на автомобиль, то эпичное поведение привлекло еще и нос, разбив фару, помял капот, тем что коленями смял его, как лось укуреный выскочивший на трассу в сезон охоты. Наверно, тут часто бегают падшие и с распростертыми руками к свету молят их подвести, но водители знают, что данные личности часто путают понятие « Хочу к Богу» с « Хочу на халяву прокатится» и по доброте душевной, жмут на газ, чтобы сразу уточнить все аспекты: « А морг или в больницу?!».
- Ты вообще что ты забыл в такое время и на одиноком шоссе? – О да, нежданность в его духе. Он просто на просто, пытается поймать фокус, мотает  тело  в сторону, чтобы сесть хотя бы, но его понимание равновесия ведет тело вниз к гальке. – И вообще, ты настоящий?
А голове « А-ле, Зверев воет по ТВ на пару с Джигурдой» а само тело готовится вдохнуть снова, но дух не отпускает его. Застывшее слова терзают легкие, что так и просятся лопнуть. Драматизируем автор? А вас на полном ходу сбивали хоть раз? Сломана рука, или нога, парень не знал, вывих он просек уж тогда, когда хотел схватить  признака перед ним, но боль отрезвила тут же от незатейливой идеи хватать всякую гадость перед собой. Так и остался вопрос: «что же это было, почему я не могу встать?».

Отредактировано Balthazar (2014-03-19 19:36:46)

0

114

---> Заброшенная военная база за чертой города
Март. 2015 год.
• вечер:ветер утих, дождь прекратился. Скользко, слякоть.
Температура воздуха: +2 

Тц, только зря ехала. Девушка скептически смотрела в окно машины, по которому назойливо постукивали капли дождя. Знала бы, что так выйдет, сразу же послала бы его к черту. Выезжая с заброшенной базы, девушка провожала её взглядом, желающим испепелить это место дотла.
- Что это у тебя такое недовольное лицо? – спросил водитель, поправляя зеркало, тем самым посматривая на свою старую знакомую.
Девушка, не отводя взгляда от окна, убрала волосы с лица на макушку и подставила руку под подбородок: На дорогу смотри.
Парень лишь усмехнулся: Куда едим?
- Выезжай на шоссе. Только особо не разгоняйся, мне нравится здешний вид. – на секунду девушка оторвала взгляд на спидометр.
- Получается, в город едим?-  парень довольно улыбался.
- Скорее всего. – девушка проверила мобильник на наличие новых сообщений, затем откинулась на сидение.
Повисла небольшая тишина, но этих двоих подобное не смущало.


Кто водитель? Его зовут Марк. Молодой парень двадцати лет. Голубые, я бы даже сказала, блядские глаза, и светлые волосы. Среднее телосложение, чуть выше девушки. Также родом из России, но как его сюда занесло, девушка не узнавала, так как не видела в этом надобности.
Как познакомились? Волей судьбы или случая. Где-то полгода назад. Парень крупно влип, а девушка его в какой-то степени выручила, по словам этого парня (Ханна не считает себя его спасителем). Вы подумали, что она такая добрая? Ох, нет. С теми людьми, с которыми у него возникли проблемы, у девушки также были кое-какие дела, только провинившейся была не она.  С битой наперевес она устроила одному легкое сотрясение, а других просто припугнула. Марк же просто путался под ногами и почти попал под биту, но у девушки было весело настроение, благодаря которому, парень избежал встречи с любимчиком Ханны.  Сначала он её заинтересовал, но интерес быстро исчез, так же, как и появился. Она его слала лесом, но он как ужаленный вился вокруг неё и будто «прилип». С того времени он у неё работает «на подхвате»: куда-то привезти, отвезти её или что-то кому-то передать.


- Ну, так что случилось на базе? – парень, улыбаясь краешком губ, снова мельком посмотрел в зеркальце, а потом на дорогу, выруливая наконец-таки на шоссе.
- Думаю, это можно назвать ложным вызовом. – недовольно цокнув, перевела взгляд на водителя.
- Информацию уже кому-то слили? – Марк попытался изобразить сожаление.
- Тогда я бы сказала, что опоздала. – девушка усмехнулась, подняла очки наверх, на макушку и потерла большим и указательным пальцами нос, прикрывая глаза.
- Не буду совать свой нос. – улыбнувшись, он снова присмотрелся: Только сейчас приметил. Ты не слишком легко одета?
- Это ты проявляешь заботу? Если да, то засунь её куда поглубже, Марк. – сделав замечание, Ханна снова погрузилась в свои мысли.
- Ты думаешь, что футболка, тонкая куртка, джинсы, кеды и легкий шарф согреют в такую погоду? – парень всё не утихал и хотел начать свои нравоучения.
Девушка пнула сидение водителя и прервала его: Не гунди. Кстати…
Марк насторожился и напрягся. Это было видно по тому, как он сжал руль и вжался в сидение.
- Кстати? – он переспросил.
- Да, кстати. Высади меня здесь. Хочу пройтись. – девушка пронизывала взглядом спину юноши.
- Ты в своём уме? В такую погоду?  - парень от такого запроса даже обернулся на секунду, оторвавшись от дороги.
Заткнись и делай, что я говорю. – холодным тоном ответила девушка.
Марк свернул на обочину, и Ханна открыла дверь.
- Может, хотя бы мою куртку возьмешь? Ты такими темпами к вечеру сляжешь с температурой. – протягивая кожаную куртку, возмущался парень.
- Я позвоню, когда меня нужно будет забрать, а сейчас свободен. – девушка резко захлопнула дверь и дожидалась, пока он уедет.
Машина отъехала и, уже набрав приличную скорость, минут через десять скрылась из виду вдоль по шоссе.
Сняв очки, положила их в карман куртки. Толку от них сейчас всё равно мало, только дождь по линзам бьёт. Надела капюшон на голову, пряча волосы, натянула шарф по самые глаза и размеренным шагом пошла по обочине.
Машины изредка проезжали, и некоторые водители останавливались, посвистывая и предлагая подвезти и согреть.  Девушка либо вообще не обращала внимание на них внимание, либо говорила: «Я болею смертельным заболеванием, которое передается воздушно-капельным путем. Лучше езжайте».
После подобных слов все предложения согреть и подвезти тут же пропадали.
Дождь то затихал, то усиливался. Холодный ветер продувал насквозь. Итог: промокла до нитки и неплохо подзамерзла. Только она хотела звонить своему «водителю по вызову», как её внимание привлекли два человека в метрах пятидесяти от неё. Один лежал на обочине, а другой крутился возле него.
Что там такое? И, естественно, все мысли о том, что она уже замерзла - испарились. Любопытство превыше всего, поэтому Ханна даже побежала до незнакомцев.
Добежав до них, немного отдышалась и мельком осмотрела обоих. Один корчился от боли на земле, а другой посмотрел на неё, осматривая с ног до головы.
- Пф, подрались? – разочарованно вздохнула и посмотрела на предполагаемого проигравшего. Совсем худо, я смотрю… - осматривая ранения, подошла поближе и присела на корточки. Не похоже на драку. У того должны были быть сбиты к чертям пальцы, учитывая то, в каком состоянии пребывает парень с красными волосами.

Отредактировано Hanna (2014-03-23 02:32:38)

+1

115

Офф

Пропуск очереди Тома Морнона, претензии в личку.

Сколько пролежал на холодной поверхности, сложно ответить, но из-за неслабого сотрясения головы, этот организм не сразу начал свое восстановление. В такие моменты, как сейчас, сразу понимаешь на сколько хрупко тело людей,  как же сложна их жизнь балансируя между <<Смертью>> и то, что они называют полноценной жизнью. Та самая жизнь, где каждый уже богат, безмерно счастлив и не одинок, а если о так, то только за собственное спокойствие переживает. Но, возникает вопрос: зачем тогда жить, к чему стремится, если результат уже известен? на этот вопрос ответить сложно, потому что люди так эгоистичны. Но, послушать нужно, так как в ответах есть и страхи, страх потерять свою никчемную жизнь и пойти по протоптанной дорожке, не сворачивать, трепетно относится к доверенным людям, приятным вещам, и ценить каждый вздох своего обыденного существования на этой бренной земле. А знаете что? Находить приключения может каждый, не зависимо от желания и самого пика возрастной истерики, что часто вдет к изменению своего образа жизни, вынос духовного мусора, застоя, шлаки прошлого - да как только не называют этот период и у каждого он будет, был и еще не раз, так как, человек - существо социальное, алчное и очень непостоянное, зато весело скидывает все негативные мысли и действительно верит, что скинул прошлый груз. Почему так резко меняется смысл в повествовании на тему <<О Боже-боже, как я жалок, даруй мне вторую жизнь?!>>, если можно называть обобщенно, то это лирическое отступление тесно переплетается с мыслями персонажа, что валяется на дороге и уже собрал толпу вокруг себя. А вот рыжего падшего, что вставил плечо, хоть и знает, как это отразится на теле в дальнейшем. Поднял взгляд  уже более осмысленно изучает незнакомые лица, чувствует, как холодел его новый друг - геморрой, и уже хочет вылезти, но теплая, все еще, подкладка пальто, как-то справляется с этим незатейливым моментом в его жизни.  Но, продолжаем философский ливень, осадки мысли и капли на лице Бальтазара, все еще находясь между мирами. Между холодным дорожным покрытием и простудой.
Описывать манипуляции кудрявого фрика не будем, что выскочил из такси, дыбы не быть свидетелем при аварии, или не стать очередной жертвой маньяка-таксиста, что расхаживает по шоссе и помогает скучающим развеивать из скуку. Парень оказался случайным попутчиком и так же нуждался в помощи, хоть и не сроднимой с Бальтазаром. Вспоминает вышеуказанные строчки, да-да, просто <<Надо!>>  и не возражать.
- Я быть может ответил, но так пересохло все и на языке то ли мел, то ли кирпич, короче задница полная. Оу! Простите, есть ли тут дамы? Есть, если я не ошибаюсь, то эта нога  - дама, а эта - джентльмен. - Откашливаться пришлось кровью, она так и просилась заткнуть парня, чтобы не делать из него еще больше нелепое пятно на шоссе.  Далее, рыжий только предвкушал ответы, ответы на свои передающиеся телепатическим путям вопросы, потому, что не мог выговорить членораздельно ни каплю из того, что круглилось перед осмыслением его нынешнего положения. Он, рыжий парень, уточняется не случайно,  прошелся по шершавой поверхности ладонью, плавно, словно тренировался-таки, становится в позу непристойного того вида - раком, и пополз на голос, часто роняя тело из-за того, что рука еще не восстановилась, а обжигающая боль в плече отдавалась негласным приказом от мозга:<<  А ну стоять, ползучий, сядь, вот так, а теперь ложись и не двигайся!>>. Пример не наглядный, но фантазия дала << Добро>>, так что, критика позволительна, а иные коментарии, защитной реакции на неадекватность в поведении владельца тушки  отклонятся, ибо не фиг тут выкоблучиваться и прибедняться, сам Баль виноват.
Парень снова сел на холодную поверхность, опустил голову и попытался собраться, ага, в буквальном смысле. Он решился при свидетелях начать регенерировать. Естественность данной способности живых организмов со временем восстанавливать повреждённые ткани, а иногда и целые потерянные органы, на время перешла в ручной режим, та как падший избирательно излечивал жизненно важные органы, кости, но само сознание все так же оставалось туманным. Прижал к себе все свои конечности ( руки, ноги,  голову, а то мало ли что подумаете?), чтобы сфокусироваться на своем теле, отдать больше энергии не на мысли: << Какого ( не цензура)  я тут делаю? >> , хотя, уж лучше бы он просто лежал на месте и принимал первую медицинскую помочь от тех, кто его обнаружил. Покачался так, примерно, с минуту, но как и в Аду, минута за час, а то и сутки. И падший кряхтя находясь в вертикальном расположении в позе зародыша, изрядно тужился, как в общественном туалете. По чесноку,  видел бы он себя со стороны, и не раз попросил закрыть дверь, так как такое неприличное поведение на обочине в кустах, явно не располагает к радушному приему, а уж тем более лицезреть даме.  К слову про окружения. Фонари, свет дорожкой по покрытию из мелкой гальки и на поворотах крупные камни: это походит на лесную тропу уже больше, чем то, что пинал Баль до шоссе. Аэропорт не за горами, первая стоянка где есть транспорт и телефон.  Радует то, что век сейчас не средневековый и парня не забили до смерти, забрав его ботинки. Стоит заканчивать с непринужденными воплями, треском собственного терпения и постоянных спутников <<верталеткиков>>, так как силы на исходе и больничной койки не избежать.  рыжий снова обратился к незнакомцам, но не видел их, сказал, словно на вылет в воздух:
- Мне нужно в больницу. Я сам не справлюсь. Или уходите, не стойте над душей.
<<Мне нужно позвонить Мелке, я должен ей сообщить, что сегодня не смогу с ней снова поговорить...>>, подумал он, закрывая глаза, но не отключаясь. Его мысли ушли в сгусток черной точки, что с каждым разом, когда он закрывал глаза или щурился, становилась гуще и больше.Непроглядная пелена перед глазами ослепляла, пугала и в тоже время, успокаивала, шепча: << Хватит, все. Все что было - ушло!>>

Отредактировано Balthazar (2014-03-23 13:24:47)

0

116

Наблюдая за потугами незнакомца, продумала дальнейший план действий. Можно подумать, что он пьян и его сбила машина, как вариант.
- Мне нужно в больницу. Я сам не справлюсь. Или уходите, не стойте над душой. - сказал парень, будто это были его последние слова.
- Ну что за жалкий вид? – уперла руки в бока и поднялась с корточек. Ладно, всё равно мне уже подпортили настроение с утра. Может, этот паренек позабавит. Отойдя на шаг в сторону, достала мобильник, набирая номер.
- Забирай меня… Да, я на шоссе. Кстати, у тебя будет ещё один пассажир. – разговаривая по телефону, иногда посматривала не сдох ли тот на земле.
- Что за возмущение? Чтобы через десять минут был здесь. – сбросив вызов, положила телефон в карман куртки.
Дождь уже стих, но ветер всё ещё продолжает обдувать и без того промерзшую девушку. Уже начинает темнеть, фонари один за другим загорелись вдоль по шоссе. Ханна снова присела, рассматривая живой труп: Извиняй, я бы тебе дала куртку, но она и так вся промокла. Толку будет ноль.
Видно, что у парня особо не было сил. Он пытался подняться, но безуспешно. Лежал, тяжело дыша. Как раз подъехала машина, из окна которой уже высматривал Марк с явным недовольством.
Он открыл дверь с ноги и также резко её захлопнул: Что ещё за пассажир?
Сложив руки крест-накрест, топала ногой и прожигала взглядом: Что за фарс с хлопаньем двери?
«Водитель по вызову» тяжело вздохнул и заглянул за спину девушки: Это ты про него?
- Поднимай его и запихивай в машину. – ядовито улыбаясь, ждала исполнения поручения.
Парень через силу, скрипя зубами, резко поднял незнакомца, иногда потрясывая его, от чего только усугублял положение раненного.
-Аккуратнее, идиот. – пнула парня в ногу, чтобы тот скорее шевелился.
Марк сначала чуть было не подскользнулся, но удержался на ногах, придерживая рыжеволосого парня.
- Да что с ним будет? – усмехаясь, он усадил парня на заднее сидение.
Ханна, молча, прошла к машине, также села на заднее сидение и громко хлопнула дверью.
Он же, возмущаясь, шаркнул ногой по земле и сел в машину.
- Куда едем? В больничку? – сквозь зубы спросил водитель, тщательно проговаривая последний вопрос.
- Я об этом думала. В данной ситуации есть слишком много «но». Сначала в гостиницу. Пусть он хотя бы оклемается, а там решу. – рассматривая соседа, ответила.
- Понял. – поправив зеркало, выехал на дорогу с обочины. Можно вопрос? – наблюдая за реакцией Ханны через зеркало, решился спросить Марк.
- Нет. – тут же отрезала девушка.
- Ты его вообще знаешь? Кто это? – разгоняясь до 120 км/ч и сжимая руль, он всё равно спросил.
- Нет. Понятия не имею. – Ханна наблюдала, как волосы парня отливали красным огнем.
- Пхах, не знал, что ты переключилась на худеньких мальчиков. – усмехаясь, Марк будто скалился.
- А вдруг? Или ты все ещё надеешься, что я с тобой пересплю, идиотина? – улыбаясь краешком губ, присела ближе к незнакомцу, только раздражая этим водителя.
Марк покраснел так, что казалось, будто от него пар сейчас пойдёт: Кхм, смотри, чтобы он мне обивку кровью не закашлял.
- Да-да. – довольно улыбаясь, подвинулась поближе к окну.
- О, уже надоел? – пытаясь уколоть, спросил парень.
- Смотри на дорогу... Вот как очухается, тогда и решу. - запрокинув голову назад, пробубнила в ответ.
Повернув голову в сторону соседа, присмотрелась к нему. Что с него сейчас взять? Худой, смуглая кожа, красные волосы. Мне будет интересно позже понаблюдать, когда он начнет говорить и что-то большее, чем одно предложение.
- А ты не подумала, что он может быть опасен? – с тревогой в голосе предположил Марк, отрывая девушка от "осмотра".
- Меня это должно было напугать? Угомонись. Ты мне сразу напоминаешь мамочку-наседку. – потирая висок, ответила.
Парень лишь тяжело вздохнул и сказал, что мы скоро будем в городе.
- Кстати, как разместимся в гостинице, к тебе будет поручение. – перешла на более серьёзный тон. В аптеке купишь какие-нибудь медикаменты: обезболивающее, ещё бинты понадобятся, перекись. Думаю, ты и сам разберешься. – добавив, присматривалась к ранам.
- Разберусь, но, как я понимаю, и тебе понадобятся лекарства. – хмурясь, водитель посмотрел через зеркало на Ханну. Ты вся промокла. Не удивлюсь, если у тебя поднимется температура…- начал возмущаться парень.
- Замолчи уже. – приложив холодную руку к голове, поняла, что он явно прав. Разбудишь, как будем подъезжать к гостинице. – прислонившись головой к стеклу, вяло пробубнила.
Впереди сияли яркие огни, значит, уже скоро будем на месте, но глаза девушки закрывались и не было сил их открыть, чтобы в очередной раз понаблюдать за вечерним городом.

--> Гостиница «Celestin». Приёмная.

+1

117

Где-то через час, а то и меньше парень уже сидел в салоне авто, марку он так и не приметил, даже когда приходил в себя. Рядом находившиеся, так же оставались инкогнито, так как  зарулили в практически пустой память с разгону и вышли через правое послушание мозга так и не оставив о себе анализа. К этому времени представительница девичьего очарования с гавканьем власти закона, уже затихла и иногда бубнила ответы на чьи-то вопросы. Она уже успела примоститься поудобнее и рассмотреть незнакомца, ну примерно то, что смогла лицезреть и было ее первое впечатление о рыжем Бальтазаре: худой, смуглый еще зеленый парень, с потеками по виску от макушки, где он приложился по стеклу,  немного потесанный вид, и вообще не отвечающий по стилю « я пьянь, я гулена, я не жертва!» , а скорее простой идиот, что пытался выскочить на дорогу в ливень вечером. Единственная примета, что ярко выделяла его – рыжие, не-а, даже круче, огненного цвета волосы, как у панка. Но, они свои, как не странно, этот дефект природы ему подарил именно падший, усилив яркость глаз, сделав из карих, багровыми, а волосы красными. Свое место занял и второй, но вот был ли он тем самым вторым незнакомцем на дороге, парень узнает после. Пострадавший рыжий облокотился спиной о сидение, не смея поднять руку, ног он так же не чувствовал, и хотелось спать, что обычно себе не позволяет из принципа.  Наверно, именно этот дефект в его виде и вызвал некую заводскую движуху, перезагрузку.
Как только машина остановилась на повороте, чуть сходя по скользкому покрытию, голова рыжего коснулась обивки, а тело ввило в сторону девушки. Незнакомка еще не отреагировала, а может просто задремала, так как ее плавное дыхание  раскрашивало стекло и матовой пеленой сползало вниз. Снова плавный проход машины в поворот, грубое притормаживание. Какой-то упырь не включил подворотники решил перейти на другую сторону, а там стоит на аравийки такси. Это был зачинщик аварии, или покушения на рыжего, когда тот балансировал в своих мыслях. Проелозив по «торпеде», втиснулся Баль к плечу девушки -  едва успел выключить зажигание Марк и высунутся из окна. Она же осталась неподвижна и дремала, опускалась все ниже и ниже - медленно, с расстановкой, словно ее голова самая тяжелая часть тела.
Это было последним, что пассажиры сделали медленно - дальше двигались в ритме стимулятора центральной нервной системы, словно его накрыло. Рыжий выгнулся в приступе, треск ребра раздался, как щелчок от лопнувшего воздушного шарика, а протяжный хрип, едва был приглушен выдохом, что скорее походил на стон при акте похоти. Тело с хрустом по позвонкам, выгнуло его,  напрягая руки, а пальцы неестественно скрючило от боли. Вернул на место несколько переломов, костная ткань, как по волшебству превратилась в вату. А уж потом ускоренно поползла по трещинам. Ну что же, отключка сознания и перезагрузка системы свершилась, чем был рад своему более-менее, пригодному виду рыжий «бес». Он на рефлексе потянул руку в сторону девушки,  придерживая ладонью за лоб, чтобы не так ткнулась о бортик, другой рукой дотянулся до кресла и приблизился почти в плотную, рассматривая. Фокус поймал, но дальше пол локтя, парень не видел.  Пришлось так вторгнутся в пространство девы, и воспользоваться ее безмятежностью, чтобы оглядятся. Он с незнакомкой остались наедине, когда водитель вышел на половину, чтобы свиснуть, и уж потом начать движение. Машина таксиста с пробитым лобовым окном стояла на обочине и, кажется, не нуждалась в помощи, они ждали аварийку. Марку просто нужно проехать мимо, но ему мешает авто более бдительного водителя. А Бальтазар не медля. Словно он тут уж свой, протянул по ноге ладонью и начал шарить по ней, ища карманы. Его находка была в куртке или в заднем кармане джинс, но на это ему было  сказать нечего,  движения, помноженного на ритмичное ерзанье, чтобы не свалится на девушку вовсе он не пойманного фокуса, оказалось достаточно для того, чтобы машина тронулась с места и покатилась вниз по пологому склону. На ручник-то встать Марк и не собирался. Он, непонимающе повернул голову к пассажирскому сидению. Ох, глаза то какие: поначалу  тупое выражение лица в стиле « это кот явно что-то задумал или?», а уж потом, когда сметану слизали с блюдечка с заветной голубой каемочкой, парень- блонд, расширепив глаза и начал махать перед лицом Баля рукой, чтобы попасть по его наглой моське. Не попал как следует, а только раззадорил рыжего на ярое отстаивание своего вида деятельности. Пнул водительское место в подголовник, и шмякнулся на бок, а блондина придавила дверь, что он еще не закрыл и на половину был на выходе, от чего его действия все чаще были не в выграшной позиции по меткости. 
Глаза рыжего мгновенно округлились, когда девушка тяжко вздохнула и выгнув немного грудь вперед, показала небольшой разрез от футболки и немного выступающие сквозь ткать женские прелести. Парни замерли.  От страха? От возбуждения? И оттого, и оттого? Огненный партизан пнул коленом в спинку сидения, снова приложив блондина к двери, а тот шипит, но приглушает звуки возмущения. Признаться, были до смерти перепуганы, сползая вместе с машиной все дальше вперед по склону и безуспешно пытаясь нащупать ногой педаль тормоза, чем потом и оправдывался рыжий перед водителем, когда таксист завопил на встречку.
- Ну все-все, мир. Дай телефон. Я так и не нашел его. – получил подачу по ноге кулаком и изрядно так, что рыжий угомонился с раздеванием девушки на глазах уже двух водителей.  А Марк, недоверчиво указал к отдаленному месту окна и пригрозил, что высадит на первой же заправке. Если не перестанет так себя вести. На что рыжий падший,  вцепившись в спинку водительского сидения, чмокнул воздух с запахом мокрого асфальта, прыгнул на пятую точку скрываясь из виду.  Сумел чуть-чуть приподняться, дотянулся до подлокотника, где оставили ему телефон. Поездка была сверх-тихой. Марк прислушивался к позади себя сидящему и гипнотизировал лицо девушки, а Бальтазар поспешно, двумя большими пальцами строчил послание подруге Мелиссе.

«Кому: Мелисса
Время отправки: х:хх pm»

« Прости, что так  долго, я тут попал в заварушку, но до суда дело не дошло. Наверно, буду утром у тебя дома. Если что, этот номер одного знакомого, и он последний кто меня видел. По привычке: привет Лешему- Джеку, я не знаю, что у вас там, может зря волнуюсь. Ты права, стоит доверять людям, если ты нуждаешься в доверии сам. Не забудь, я жив,  более в пригодном состоянии, и все еще хочу тебя увидеть, так что не обижайся мне, ладно?»

Послание Джеку, он не знал как начать, и поэтому отложил затею, пока что, писать ему тоже. Так как в голове было слишком гадко, а привкус собственной крови, смешивался с рвотой, что вот-вот придет на смену головокружению. Поэтому он потянул руку к водителю, улыбнулся ему как можно приветливее, и бухнулся назад, чтобы вдохнуть снова полной , хоть и переломанной в некоторых местах, грудью. Приближались к городу, шум отвлекал все чаше. А остановки на вечерних пробках нервировали уже не только Марка.

-----------------> Гостиница «Celestin». Приёмная.

Отредактировано Balthazar (2014-03-25 03:22:16)

+1

118

*Небольшой особнячок Вилетты
• день-вечер. Май. 2015 год.
температура воздуха: +20

внешний вид

Шоссе, на котором собралось довольно много людей шумело, слово море. Кто-то смеялся, кто-то спорил, кто-то что-то довольно громко обсуждал. Атмосфера царила легкая и непринужденная, будто встретились давно уже знакомые друг другу люди и теперь обсуждают новости, делятся впечатлениями и просто чудесно проводят время. Возможно, так оно и было, но не с Эвелиной. Здесь ее интересует только касса, которую она сможет собрать, выиграв заезд. А еще один паренек, который обещал помочь с некоторыми данными. Все же нужно знать где находятся твои враги, даже если они не знают, где ты. Нельзя расслабляться и думать, что ты в безопасности, когда это совсем не так.
Над трассой разнеслись звуки протяжного гудка, призывающий зрителей занять свои места, а участников встать на позиции. Эвелина подкатила своего коня к старту, натянула шлем и осмотрела тех, кто был с нею рядом. В общем-то в своей победе она и не сомневалась. Вряд ли ее сможет перегнать огромный мужик на байке, который из-за своего могучего телосложения будет на порядок медленней ее или паренек в кожанке - плохой парень и просто красавчик... он вообще когда водить то научился? Год? Два? Да и пару девчонок рассматривать как угрозу не стоило. Впрочем, одна показалась ей безумно знакомой, но шлем, скрывающий лицо, мешал понять точно.
Гонщики заняли свои позиции, прогудел еще един гудок. На трассу вышла длинноногая блондинка, одетая в короткий топ и шортики, сняла с шеи красный платок, подняла его над головой и отпустила. Алая ткать соскользнула с пальцев, заструилась вниз и как только коснулась асфальта, с места сорвалось пять железных коней. Чтож, первый заезд - ставки высоки, ведь именно в первой очереди крутятся большие деньги, чтобы не оставлять большого куша полиции, если та выйдет на незаконные стритрейсы.
Байк Эвелены стремительною стрелой понесся вперед, оставляя с первых же секунд позади всех, но это не продлилось долго. С двух сторон ее зажали гонщики, последней плелась девица, которая не потрудилась даже надеть шлем, перед ней выжимая из мотоцикла все, что возможно, ехал качек. Вот только у них не было шанса догнать стремительные и легкие байки, вырвавшиеся вперед. Борьба ожидалась напряженной, возможно, против нее не обычные люди. Но даже если и так, она - творение рук человеческих, новый виток развития, который попросту не может проиграть. А потому даже мимолетные попытки обгона, Эв замечала даже раньше, чем об этом начинали думать гонщики, успевала перестроиться, закрыть полосу, вильнуть. Ветер безжалостно врезался в тело, словно в желании сбить гонщиков, получить сегодня свое жертвоприношение, но даже он не в силах был помешать или остановить.
На прямом участке скорость лишь нарастала, но вот впереди показался поворот, Эвелина начала торможение, чтоб ее не выбросило на обочину или не закрутило. Но снижение скорости было минимальным, чтобы противники не вздумали попытаться обогнать ее. Девушка ехала по наиболее правильной - внутренней траектории угла поворота, но не забывала следить за гонщиками в зеркальце заднего вида.

+1

119

*Небольшой особнячок Вилетты
• вечер. Май. 2015 год.
температура воздуха: +20
внешний вид: рваные серые джинсы, черная майка и черная кожанка.

Я въезжаю на старт буквально за минуту до начала гонки. Кручу головой, чтобы увидеть, с кем мне придется соревноваться в этот раз. Судя по всему, компания подбирается веселенькая. Особенно если учесть то, что я вижу рядом с собой байк Эвелины. Ну и, соответственно, её саму тоже. Сердце сразу делает в груди сальто и падает куда-то в желудок. Черт возьми, да она меня убьет, если узнает!
Но пока она меня, судя по всему, не узнает. Её взгляд задержался на мне всего лишь на секунду дольше, чем надо. Видимо, что-то во мне все-таки ее зацепило, но она не стала заморачиваться и думать над этим. Ну и правильно, как она меня узнает, если я в шлеме, в другой одежде и Эва не видела никогда мой байк, да и вообще не знала о его существовании. Тем не менее, когда гонка закончиться, шлем придется снять и тогда все сразу станет ясно. Как следствие, расправа будет быстрой и болезненной для меня. От этой мысли меня передергивает, но я тут же стараюсь не думать об этом, а сосредоточиться на предстоящей гонке. Напряженно вглядываюсь в трассу. Хотя в принципе непонятно зачем я это делаю. Прекращаю я это бесполезное занятие только тогда, когда на дорогу выходит симпатичная высокая девушка и приветливо улыбается. Это означает только то, что теперь все внимание сконцентрировано на том, когда она махнет платком и можно будет стартануть. Зачарованно смотрю за тем, как ее рука, словно в медленной съемке, взлетает сначала вверх, а затем опускается вниз, а красный платок касается асфальта. В этот момент я выжимаю газ и срываюсь с места.
Два человека сразу сразу остаются позади. Задним числом успеваю подумать о том, что гламурная курочка без шлема приедет последней и ее это явно не волнует. Она приехала сюда просто покрасоваться и чтобы потом рассказывать друзьям о том, как она участвовала в гонках и все такое. Усмешка поселяется на губах, но не смотря на это, я не свожу взгляда с дороги и слежу за своими противниками. И я чувствую, что я не дотягиваю до уровня Эвелины. Немного, но не дотягиваю. И это так чертовски обидно, но так чертовски предсказуемо, что я скриплю зубами. Даже тут эта умалишенная меня обставила. Даже тут. В итоге мы оставляем нашего соперника позади и уже соревнуемся только вместе с Эвой. Я вижу только её, а она видит только меня. Сейчас нам надо войти в поворот, и Эва немного снижает скорость, чтобы в него вписаться. Для меня же это единственный шанс обогнать её. Поэтому я скорости не сбавляю, глупо надеясь на то, что мне повезет.
Но мне не везет.
На повороте меня заносит и я улетаю с трассы. Перед глазами быстро и стремительно летит моя жизнь, все её эпизоды. Внутри все сжимается сначала от страха, а затем от боли. Я хочу кричать, но не могу этого сделать. Сознание стремительно оставляет меня и всё, что я успеваю подумать перед тем, как совсем отключусь: "Эва будет в ярости".

+1

120

пы.сы. я описала твои повреждения, если ты против - пиши письма, будем править)
Arctic Monkeys – Do I Wanna Know?

Глупая, думаю о своей сопернице, которая не тормозит, а пытается обогнать. У нее ведь были все шансы, если бы она смогла занять правильную траекторию и при этом слегка затормозила. Не справилась, а потому дорого поплатилась за это - ее байк вылетает и на всей скорости переворачивается. Мне кажется, или там осталось лишь мясо?
Вновь набираю скорость - это не мои проблемы, но от чего же я так волнуюсь? Выбрасываю лишние мысли из головы, к тому же ней уже спешат зрители и скорая, которая неизвестно каким чудом оказалась на гонках. Кто-то явно продался, а, может, ставки и участники иногда слишком важны. Ей помогут, если есть еще кому помогать. Спокойно доезжаю до финиша, забираю свою часть выигрыша и спрашиваю: - Кто разбился? - Вижу, что гонки сворачивают, кажется, с девчонкой все очень плохо. Мне отвечают нервно: - Да, черт его знает. Девка какая-то. Малая совсем, боюсь несовершеннолетняя. Мы вызываем скорую и сворачиваемся. Если узнают, что здесь были гонки и, не дай Творец, она погибнет, боюсь, мы надолго влипнем. - С непониманием смотрю на него: - А скорая, которая подъехала к ней? - Он отрицательно машет головой: - Они ее не заберут, это нелегал, если узнают, что они были здесь - полетят с работы. - Я матерюсь, и зачем-то еду к месту аварии. Не знаю зачем, но понимаю, что нужно. Интуиция, мать ее, интуиция.
Когда я вижу тебя из далека, ноги подкашиваются. Еще не дошла, еще как следует не рассмотрела, но уже уверена в том, кого вижу. Нет, я не в ярости - я до смерти перепугана. И только когда дохожу до тебя, вижу неестественно вывернутую руку, кровь, сочащуюся из носа - шлем тебе уже сняли, но шея и голова в порядке. А еще спица торчит из твоего живота. Плохо. Все очень плохо. Из тебя утекает кровь, а вместе с нею и жизнь. Что я слышу? Они говорят, что ты уже труп. Что слышу я? Что мне придется вновь сменить город, да и это вряд ли поможет, когда вернется твоя мамаша и захочет меня найти. Она, как я уже поняла, имеет очень влиятельных друзей и она будет мстить. А уж материнские чувства и жажда мести куда сильнейшая мотивация, чем та, которая была у моих преследователей. Они вечно у меня на хвосте, Вилетта же догонит и убьет. Не сама, так хотя бы чтоб это произошло у нее на глазах. А я хочу жить. - Тупая сучка. - Срывается тихое ругательство. Вот кто ее пустил за руль байка, если у нее напрочь отсутствует инстинкт самосохранения?
И тут я делаю единственное, что может спасти мне жизнь - я хватаю одно из врачей и спрашиваю: - Что нужно, чтоб спасти ее? - Он пытается вырваться, говорит, что скоро здесь будет полиция и они не хотят за решетку, тогда я хватаю его за горло и, даже не угрожаю, констатирую факт: - Если вы ее не спасете, не волнуйтесь, вы не сядете, я вас убью. - Перевожу взгляд на второго, тот мертвецки бледен. Зачем-то кивает и начинает тараторить: - мы можем попытаться, но тогда пообещай, что отпустите. Нужно погрузить ее в скорую и отъехать отсюда.
Мы так и делаем - на носилки, и в машину. Пока грузили девчонку, подбежал бледный молодой паренек, начал узнавать что с ней, жива ли. Я узнаю, что это он привез ее байк и, собственно, ее саму. Рычу, но не матерю парнишу, лишь прошу забрать обломки ее байка, и вручаю ему свой, предупреждая, что если хоть царапину на нем увижу, размажу по стенке. Он дрожит всем телом и энергично кивает. Боится, при чем не понятно чего больше - того, что может умереть Френки или меня.
Я сажусь в скорую и мы уезжаем с места событий. Я жду от них отчета, они подключили тебя в датчикам и аппаратам, пульс слабый, неровный, сбивается. Я начинаю паниковать, они - бледнеть еще сильнее. - Спица не задела никаких важных органов, иначе она была бы уже мертва, но девушка теряет слишком много крови и если мы вытащим спицу, начнет терять ее еще быстрее. У нас нет с собой крови, да и мы не можем сейчас сделать анализ на то, какая группа необходима. Нам ее не спасти, а в больницу нельзя. - Говорит первый и готовится к тому, что я сейчас тут все разнесу, но я не впадаю в истерику, запах и вид крови уже давно не пугает меня: - У меня универсальная, делайте переливание. - Снимаю куртку, отдаю свою руку на растерзание. Машина останавливается и они начинают быстро готовится к операции. Сначала настраивают установку для переливания крови, ждут - не произойдет ли анафилактического. Ее организм принимает мою кровь, и только тогда они одним четким движением вытаскивают спицу. Промывают рану и быстро зашивают ее. Опять ждут - давление начинает восстанавливаться, как и сердцебиение. Но после вновь что-то идет не так и показатели начинают падать. Я смотрю на них, они судорожно пытаются понять в чем причина и замечают, как надулись вены на сломанной руке, и разом облегченно вздыхают. - Сейчас все исправим. - Одним мощным рывком возвращают руку в исходное положение и начинают накладывать шину. Постепенно твой организм приходит в порядок, я же чувствую слабость. Кажется, из меня уходит слишком много крови. Врачи уже менее испуганы, ведь их жизни больше ничего не угрожает. Они спокойно останавливают переливание крови и протягивают мне гранатовый сок. - Ее все равно нужно в больницу, не понятно, что там с головой - было ли сотрясение. Вдруг где внутреннее кровотечение... хотя его, кажется, нет. - Я киваю, и понимаю, что ты открыла глаза. - Я тебя убью дома, поняла? - И вновь обращаюсь к врачам: - будьте добры, довезите нас до дому. - Решаю, что в больницу мы поедем завтра, ведь если тебе не станет совсем плохо по дороге домой, значит никаких внутренних кровотечений нет.

*Небольшой особнячок Вилетты

Отредактировано Evelina (2014-06-09 02:19:51)

+1


Вы здесь » Town of Legend » Окрестности города » Шоссе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC