Вверх страницы

Вниз страницы

Town of Legend

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов
Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета
Town of Legend - литературная ролевая игра. Город, населенный демонами, авторский мир.
Horror, трэш, мистика, магия - вас ждет качественный жесткий отыгрыш с сильными партнерами. Несколько видов прокачки персонажа, огромный выбор школ магии, не договорные бои на арене и в локациях. Система иерархии "хозяин - слуга" с несколькими уровнями и возможностью игровым путем изменять иерархию.
Рейтинг игры 18+ В отыгрышах разрешены нецензурная лексика, насилие, хентай, юри, яой. Перед регистрацией мы настоятельно рекомендуем Вам изучить раздел «Информация». Обратившись в гостевую, Вы можете связаться с администрацией и получить больше сведений о мире. От гостей скрыта большая часть форума - увидеть технические разделы игры можно после того, как Ваша анкета будет принята в игру.
Регистрируясь, Вы соглашаетесь с данными условиями, а так же с тем, что Вы уже достигли совершеннолетия.








• Проводится набор модераторов. Подробней можно узнать в теме объявлений.


• Система игры: Локации
• Дата: Октябрь. 2015 год.



а д м и н и с т р а т о р ы:
Вилетта
Amber
м о д е р а т о р ы:
Ozzy
g a m e - m a s t e r s:
GameMaster

Jack
Хор Мэлет
р r - а г е н т ы:
Blue


Реклама на форуме разрешена только от имени:
Аккаунт: Спамер
Пароль: 0000

Правила рекламы
Наши баннеры
Дружба с городом


Друзья форума



ТОП-ы форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Стрип-клуб "Poker face" в переулке Киояма


Стрип-клуб "Poker face" в переулке Киояма

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

http://savepic.ru/4739526.png
Верхние этажи. Открытые для общей игры локации.

...|...

На первом этаже удачно разместился ночной стриптиз-клуб с баром и собственным ди-джеем, там же интересующиеся могут приобрести лёгкие наркотики, а перебравшие - схлопотать люлей и отправиться в ближайший тёмный переулок: дурная слава клубу ни к чему. Знающие люди минуют мигающее и сверкающее помещение и переходят от стадии шлюх к стадии блек-джека. Двое верзил в чёрных костюмах сопровождают игроков на второй этаж, где те, собственно, и начинают свою игру в хорошо освещённой комнате с полной изоляцией от мира сего. Желающим же продолжить веселье с понравившейся девушкой клуб может предложить весьма комфортабельные апартаменты на втором этаже (разумеется, на одну только ночь) за отдельную плату.
За всем этим следит из своего кабинета хозяин заведения - худощавый японец с желтоватой кожей и наглым характером. В прошлом он был правой рукой некого наркобарона, сейчас же стал единовластным властителем его наследия. Кажется, он решил сменить сферу своей деятельности, но здесь дело остаётся туманным. Известно лишь, что сплёлся с неким влиятельным лицом, которое предоставило ему деньги на "реставрацию" сего места после недавней перестрелки.
Кабинет с бронестеклом, из которого открывается недурственный вид на развлекающуюся молодёжь, занял непосредственно здешний глава (там же он принимает гостей и прочих), выполнен в каком-то немного пошлом стиле. Несколько диванчиков, массивный стол, представительное кресло и пальма в горшочке - вот и вся мебелировка кабинета. Конечно, там же есть и некое подобие книжного стеллажа, полки которого, правда, заняты не столько книгами, сколько другой различными безделушками. Там же, на стене висит репродукция картины русского художника В.В. Верещагина "Апофеоз войны", о чём свидетельствует золотая табличка на деревянной раме. Всё это как бы намекает нам на то, как предпочитает вести свои дела местные якудзы.
Но, т.к. дом трехэтажный, для многих так до сих пор и осталось загадкой, что же находится на третьем этаже. Говаривают, что там принимают особо важных персон, говоривают, что там же якудза припрятал запасы кокаинчику и прочих радостей.
Охраняют периметр двое верзил на входе (рожконтроль), трое - непосредственно в клубе, двое - у лестниц вверх, ещё трое - у кабинета главы, один - у входа в зал для игры в покер. Ещё энное число рассредоточено в здании. Итого: одиннадцать человек минимум. Плюс камеры наблюдения.

Убежище демона (Менши Данана), подвалы под стрип-клубом "Poker face". Нижние этажи. Закрытые локации.

...|...

Уютный двухуровневый подвал, забетонированный и защищённый на базе бункера.
Силами магов земли это всё не рушится, их же усилиями всё расширено и удобно сколочено.
Первый уровень, более близкий к земле, содержит в себе дверь, ведущую наверх, в каморку уборщика. Заклинание отвода глаз помогает отбивать любопытство некоторых сабжей.
На том же уровне располагается нечто вроде "личного кабинета" демона - комната с почти полным отсутствием стен. Точней, это лишь визуальный эффект - все стены закрыты от глаз обывателей книжными стеллажами и полками. Разумеется, не все полки заполнены одними только книгами - там же встречаются и статуэтки, и исписанные небрежным почерком пожелтевшие тетради, и какие-то непонятные штуковины, которые можно охарактеризовать лишь одним словом - хреновина. Однако же, кажется что лишь сам демон знает логику расположения вещей и книг - потому что никакой логики там не прослеживается.
В кабинете негромко трещит и шипит старинного вида граммофон, рядом же с ним полка, полностью заполненная виниловыми дисками. Элвис Пресли, Бах, Шопен, "Битлз", "Пинк Флоид", Луи Армстронг - сотни дисков самых разных исполнителей и жанров. Удивительно, но всё это демон слушает, и это ему нравится.
Отдельно хотелось бы выделить и сам стол его - большой, массивный, со множеством полочек и белой пепельницей на краю. Красный бархат, которым обита столешница, фигурная чернильница в виде трёх голов Цербера и тремя разными видами чернил - у перевёртыша некий свой слегка пошлый вкус.
Однако же, если войти довольно наблюдательному и любопытному человеку, то тот несомненно заметит лёгкий сквозняк в комнате. Откуда? Почему-то от дальнего книжного стеллажа. Поковырявшись так-сяк он наверняка сможет его отодвинуть, чтобы узреть странную металлическую дверь с механическим (!) замком. Она ведёт в катакомбы Токио. В большинстве своём ею не пользуются из-за чрезвычайной запутанности последних. Правда, кажется, стройработы, проводившиеся здесь, малость пораспугали жЫвность, обитающую в километре окрестностей. Правда дальше - не ручаюсь.
На том же уровне находится и некая алхимическая лаборатория демона - алхимическая не в прямом смысле. Скорей это похоже на кабинет патологоанатома и каморку сумасшедшего химика-биолога. Хотя скорей и химика, и биолога. Рядом с банками, в которых плавают заспиртованные органы и существа стоят тёмные склянки со странными названиями: "Винилхлорид", "Дибензоксазепин", "Рицин" и прочие. Конечно, есть и безобидные "Na", "HCN", "P", "HCl" и прочие, но они нас не интересуют. Спиртовые горелки, колбы, склянки, пробирки, джентльменский набор хирурга - всё это обычно систематически разбросано по всей лаборатории. На хирургическом столе патологоанатома в центре комнаты обычно или кровавые следы, или чья-то неразделанная/разделанная тушка, или ничего. И такое бывает, да.
На втором уровне - тир и оружейная. Первый нас не интересует, во вторую же перекочевало почти всё то, что демон смог скопить за свою жизнь - от скимитара и тальвара до "Barrett M82A1" и "Минигана" (подарки американской армии, хе-хе). Здесь Менша и Стерх могли бы проводить целые сутки, восторженно глядя на трофеи и самозабвенно собирая-разбирая огнеплюющиеся машинки.
Кроме всего этого неописанными остались небольшой спортзал на втором уровне и спальня на первом. Кухня-туалет - опять-таки на первом уровне, вылазки за продуктами редки, но имеют место быть.
Благо что выйти можно и через клуб наверху, и через соседний заброшенный дом - демон попросил оборудовать туда аварийный выход на всякий. К тому же, кажется, туалет частично занял тамошний подвал, так что хорошо постаравшись можно выйти и напрямую. Если, конечно, не найти двери.

0

61

Amber
Bjarte
Джек Потрошитель

Июнь 2013 год • ночь: Небо ясное, звезды яркие.
Ночь еще холодна, по сравнению с днем, но с каждым
новым днем становится лишь теплее
Температура воздуха: + 9

Так чудесно смотрелись соски стриптизерши, залитые голубоватым светом. Так кайфово смотрелись приоткрытые губы, так ласкали слух томные речи о том, что Сэм самый лучший и никого у этой потоскушки круче него не было. Типичная песня, которая впаривается каждому клиенту, но плевать. Мужики идут сюда ради полу прикрытых тел, ради возможности подразнить себя. Приватный танец, выпавший на халяву, толпа девочек, утащившая парня на диван с кучей подушек. И каждая ластится, трется, как бы невзначай касаясь возбужденного члена. Все продумано до мелочей, даже то, как она тянется за бокалом, выпячивая попку. А Сэму плевать. Девочки решили, что он богат, так пусть работают на полную. Разочаровать их он всегда успеет, только вот насладится всем по максимуму. В голове шумело от любимого коктейля, который доводилось пить не часто – компании нет, а без нее только пиво. Еще одна стопка «рыжей собаки» опустела. Сэм любит коктейль за вкус, а не удачно совпавшее собачье название. Девочки стащили с него рубашку, что было удивительно, ведь обычно максимум – это потереться тельцем, да и свалить подальше. Или сучки хотят обшарить карманы? Ну-ну. Удачи им. Рюмка, другая, и вот уже Пес плывет по течению. Шлепает круглые попки, тянется к упругой груди, клюет носом, засыпая, но все же не останавливается. Вскоре, прилично надравшись, он начинает рычать и кусать плечики каждой из развалившихся рядышком девчонок. Веселье прет, шлюшки чуть ли целоваться не лезут, а он доволен. Еще бы! Когда такой пир выпадет еще раз? Одна милашка внезапно сменяется другой – смена подошла к концу. Сэм улыбается. На этой еще одет лифчик. Пес тянется носом, прихватывает его спереди зубами за тоненький шнурок и стягивает, не отводя глаз от открывающегося вида. Вот так вот с лифчиком в зубах и в толпе телок отрубился. Ненадолго, но девчонки явно обшарить успели, потому как очнулся в одиночестве под громкие вопли окружающих. Лифчик зубами зажал, да и позабыл про него. Взгляд рассеянный по залу шарит, нос вяло запахи тянет.
Че за херня?
Мимо пролетело тело и издохло в корчах. Пес сначала равнодушно проследил за действом, а потом в нос ударил до боли знакомый запах. Сэм даже принюхался, словно проверяя себя, хотя сомнений нет. Улыбка тонкая на губах и уже целый наполеоновский план в голове. В темноте мелькают огни, словно маячки. Хочется кидаться на солнечных зайчиков, давить и искать новое веселье. Даже лифчик в зубах жевать начал, так задорно все кругом. А еще обрадовался, что мертвые игрушки оживают и можно снова играть. Пес с упоением продрал когтями чью-то глотку, выдрал челюсть и побрел гулять по залу. Может что еще интересное попадется. Мертвецов встречал приветливо, то глазки выдергивая, то конечности отрывая. Весело ему. Ох, как весело!

Отредактировано Сэм Грей (2012-07-19 22:25:12)

+3

62

Июнь. 2013 год
ночь: Небо ясное, звезды яркие. Ночь еще холодна, по сравнению с днем, но с каждым новым днем становится лишь теплее.
+9

Этой ночью Юки вновь не спалось. Где же можно убить время? Можно гулять по улицам ночного города, ведь солнечного, губящего её красоту, света нет. Но что-то, а точнее кто-то загнал её в царство разврата и похоти.
Уж тут меня никто не заметит… - подумала девушка и села в самый темный угол стрип-клуба. Всем смотрели на сцену и, до неё, никому дела не было. Будучи в темном одеянии, Ю сливалась с темнотой клуба и своей тенью.
- В столь развратное место тебя все еще не так уж и легко затащить
Второе я – злобное и кровожадное, способное убить, не задумываясь, вновь заговорила. А самое страшное то, что девушка не помнит, как оно снова пробудилось. Скорее всего, это произошло в тот момент, которого не осталось в её памяти, а при попытки вспомнит, что было тогда, в 2012 году, голову разрывало на части, боль была не выносимой. Все что она помнит, это то, как она очнулась, в незнакомом для неё месте, и подобрал её старый друг. Как он там оказался, Ю не интересовало, она благодарна ему за спасение, за ночлег, которые он её предоставил.
- Заткнись, я научилась тобой контролировать и я сама сюда пришла!
Заточив себя на долгие месяцы, ограждая какое либо создание от общения с ней, научилась контролировать злобное создания внутри себя и, наконец, смогла выйти из своей темницы.
- Как смешно, тебе уже сотня лет, а ты всё еще наивна как малое дитя. Не думай, что ты всегда сможешь управлять мной, сейчас ты еще слаба и никаких тибетских монахов поблизости, тоже, вроде, не наблюдается. Так что, мне стоит лишь немного поднапрячься, и я снова овладею твоим телом и разумом. – Женский кровожадный и чуть хриплый голос вновь зазвучал в голове.
- Ты когда-нибудь заткнешься?! Пока я трезва памятью и могу себя контролировать, ты ничего не сможешь сделать! Не думай, что я осталась слабой и беззащитной девчонкой, я многому научилась и легко смогу тебя заткнуть! – Над этим Второе Я только громко расхохоталось. А в это время, её не замечали окружающие и наблюдали за очередной дамой  откровенном наряде, присвистывая и засовывая крупные купюры ей в  бикини.
- Мерзость – Прошептала белокурая девушка и отвернулась. Она не заметила, как убила уже большое количества времени, ей принесли заказ, ром. Жидкость переливалась приятным янтарным оттенком, лаская взгляд альбиноса. Всё было крайней тихо и обыденно.

+3

63

всем своим, короче

Мне не надо гадать или спрашивать тебя, ведь и так знаю, что те танцовщицы теперь твои марионетки. Ты так любишь отнимать жизни людей, а потом вдыхать в них частицы своей злобы. Именно это и подпитывает тебя, в прочем, как и меня самого. Мы с тобой те, кто питается негативными эмоциями, а их полно на белом свете. А теперь еще мы питаемся душами друг друга, от чего я чуял твое присутствие. Все нутро в тот момент сжималось и рвалось на маленькие кусочки, чтобы отыскать родной огонек. Но теперь, когда я могу прикоснуться к тебе, уловить кончиками пальцев холод твоей кожи и носом втянуть знакомый и успокаивающий меня запах, все внутри меня спокойно. Буро прошла, однако ты вызываешь ее снова своими действиями, словами. Даже этот откровенный наряд заставляет ревновать меня к тем живым, кто обращается к тебе. А танцовщицы, эти ловкие куколки опережают все желания и действуют под твоей указкой, лишая меня всякой надобности подняться и собственноручно вырвать глаза этому, этому, этому…
-Не важно, кто я. – бездумно отвечал я Бьяр, когда девушка намекнула на то, что и я не являюсь человеком.
Не люблю говорить о себе и вспоминаю лишь то, что обо мне рассказывали другие.
…Твой острый и холодный кинжал вышел из руки так же легко, как прошел насквозь, портя обивку кресла. Теперь мне грустно смотреть на то, как быстро затягивается рана, почти безболезненно. Замирая и полностью отдаваясь физическим ощущениям, я силюсь уловить то, как срастается кожа и восстанавливаются клетки ткани, сосудов, капилляров. Так быстро и слаженно, что собственное тело мне кажется предателем.
Ах да, это же не мое тело…
Теперь я сам себе враг и оболочка из плоти и крови кажется мне тюрьмой, которая не намеренна так просто расставаться с душой, удерживая ее всеми способами, лишь бы это тело могло жить. Двигая пальцами, сжимая руку в кулак, мне все еще хочется уловить боль, но это нереально.
А жаль. Может я только и жил ради того, чтобы чувствовать боль, раз ничего другого не остается? Жалкое, конечно, оправдание. Абсолютно бессмысленное. Но сейчас мне хочется думать именно так, чтобы был повод на злость. Взгляд лишь находит недостающую деталь на руке. Вынув из кармана кольцо, я надеваю его, ощущая облегчение и сильную привязанность. Теперь мне гораздо лучше, когда слышится биение твоего сердца. И хочется накормить тебя своей кровью, чтобы ты не злилась. Чтобы утешить в тебе ту малышку, которая так полюбилась мне. Это сложно назвать любовью, но я точно знаю, что буду делать, если твое сердце перестанет биться. Пытаться вернуть к жизни? Нет, шинигами на такое не способны, не та область… А вот похоронить свою душу – это запросто. Чем же я тогда клялся перед тобой в Париже, когда мы оба были перепачканы кровью и вели себя так, будто во всем мире только мы и остались? Будто весь мир остался ради нас…
Полюбовавшись кольцом, мой взгляд плавно обводит тот безумный берд, что творился в клубе. До чего знакомая картина. Не скрывая ухмылки, немного потешаясь над своей памятью, ради собственного интереса начинаю смотреть на все это глазами шинигами. Цифры быстро сменились, а потом и вовсе гасли, обозначая кончину этого, этого, этого…
-Пришла меня позлить, а за место этого устроила новый пир? – усмехнувшись, проговорил я, уже разглядывая тебя на коленках у Бьяр.
Сразу видно, что ты решила «проиграться» с моей новой знакомой, что кажется мне забавным. Но разве я тебе стану мешать? Однако и самому сидеть не хотелось, раз уж тут разворачивается такая пьеса без всякой бутафории.
Безнаказанность – есть порог совершенных грехов. Лишь раз я испытал смерть за содеянное, но разве меня это вылечило? Остановило? Смерть не является концом, тому я являюсь примером, и многие другие, которые нашли себя заново, в новой роле, продолжая жить.
Но об этом я задумываюсь уже после того, как моя тень разрубила человеческое тело напополам. Брызнула кровь, попадая мне на одежду, и этот запах сводит с ума. Стоя в эпицентре безумия, меня клиент и хочется продолжать рубить всех, кто попадается под руку. Добравшись до барной стойки, без спросу беру свою любимый ром и глушу напиток из горла, хватая свободной рукой очередную свою жертву. Но пусть пока постоит рядышком, я еще не утолил жажду. Отрываясь от бутылки, заглядывая в голубые глаза, кажущиеся мне знакомыми, я хищно ухмыляюсь. Тень уже готова стать моим оружием и разрубить попавшееся тело, однако…
-Ты?
Изумленно, но не менее радостно, хоть эта радость и дика в своем понимании, я узнаю этого паренька. Сразу вспоминаю то, как его зубы сжимали мое горло. Веселое было знакомство. Веселый парень…

+3

64

Джек, Амбер, Сэм и прочие

Стараясь сохранять спокойствие внешне, ничто не помешало бы падшей психовать и истерить внутри, но нет. Ситуация давно, еще с того момента, как незнакомка появилась в зале клуба, перестала напоминать обыкновенную встречу двух любящих персон. Проявлять какие-то эмоции, волноваться и судорожно искать выход из ситуации было не в стиле рыжей, да и не собиралась она этим заниматься. Куда интереснее было бы остаться и посмотреть, что будет дальше. Все равно тело можно будет сменить, пусть и жалко его будет, а с духом ничего случиться не должно. Оглядев с ног до головы девушку в черном, Бьяр хотела что-то сказать, но ее опередил чей-то вскрик. Мужчина на другом конце зала оттолкнул от себя стриптизершу, что привлекло внимание чуть ли не половины присутствующих. В следующий миг все потонуло в темноте и тревожных голосах людей, постепенно переросших в крики и звуки шагов, глухой стук падения и грохот опрокидываемой мебели. Рыжая удивленно приподняло брови, все еще присматриваясь к незнакомке и одновременно с этим стараясь не обделять вниманием окружающую обстановку. Концентрироваться на двух вещах сразу получалось с трудом - с лишком много отвлекающих факторов было. Девушка говорила с Джеком, своими словами также стараясь задеть и рыжую. Губы презрительно искривились, в голове не было никакого страха перед неизвестностью, быть может, даже перед смертью. Вообще страх что-то очень давно не посещал падшую, то ли затерявшись где-то в ее спутанных волосах, то ли попросту отчаявшись добраться до разума. Была только злоба, моментально возникшая обида. Себя Бьяр пусть и не настолько любила, как это свойственно многим, но терпеть даже завуалированные оскорбления не могла и не собиралась.
- Неверно. Надеюсь, на этом все предположения закончатся, -холодно отрезала девушка, отвернувшись. В ней боролось желание уйти и инстинкт самосохранения, открыто кричащий, что через творящийся вокруг хаос ей к выходу не пробиться никогда. Как ни странно, мечущаяся в поисках выхода толпа, откуда постоянно доносилось то клацанье зубов, то какое-то плотоядное чавканье и крики отчаяния, обтекала столик, где расположились падшая и остальные герои того нелепого шоу. Немного пораскинув мозгами, можно было догадаться, что раз все это произошло в присутствии жены Джека, то, несомненно, это все ее вина. Пока она была здесь и проявляла хоть какой-то интерес к падшей, уходить не стоило. Рыжая дернулась, когда девушка тенью метнулась и оказалась за спиной падшей, прикасаясь кинжалом к щеке - Бьяр передернуло - и тихо шепча.
- Рассказать о себе? - с издевкой переспросила рыжая. Девушка же тем временем продолжала говорить, что убеждало падшую в ее ненормальности. В любом случае, когда та забралась на колени Бьяр, помяв той платье и испачкав его кровью с кинжала, она не выдержала. Голос был резким, слова звучали отрывисто и грубо.
- Ноги привели, они же и уведут, - фыркнув с отвращением, падшая чуть отстранилась назад, быстр оглядев девушку. - Играть и удовлетворять тебя будет кто угодно, но не я. Слезь.
Рыжая смотрела в лицо незнакомки, пытаясь понять, сразу ли ей снесут голову, или чуточку подождут. Страха не было, повторюсь, а любопытство взыграло с новой силой. В воздухе ощутимо пахло кровью, крики все не умолкали, а Джек так вообще ушел куда-то в сторону бара. Оттуда был слышен его голос, словно он заговорил с кем-то, но БЬяртэй это не особенно интересовало.

+2

65

Начало игры

• Июнь 2013 год
• ночь: Небо ясное, звезды яркие. Ночь еще холодна, по сравнению с днем,
но с каждым новым днем становится лишь теплее.
Температура воздуха: + 9

Воля Творца - забытое напрочь явление среди демонических созданий. Фольклор Земли нам постоянно напоминает о необходимости начала Апокалипсиса, ведь за этим были созданы эти создания. Астарот придерживался совершенно иного взгляда на этот вечный вопрос, не без оснований, ибо кто еще мог лучше знать задачу творца, кроме тех, кто был его сыновьями, и получал напутствие. Уничтожение всего живого разрушит оба мира в столь нестабильном пространстве. Земля отличная площадка для выращивания новых душ, без которых невозможно существование бессмертных тварей Изнанки. Этот тонкий баланс двух миров необходимо не только поддерживать непостоянными сделками с Высшими демонами, но и связью между погонщиком и его скотом. Бесконечные поля, снабжающие мир за Гранью - в какой-то момент Астарот стал думать, как низшие создание, вроде вампиров, но вовремя себя остановил - нельзя разрушать баланс. Насчет последнего он был абсолютно уверен, иначе бы не вернулся во время хрупкой границы между двумя мирами: Высший демон остался охранять свои границы от нежданных путешественников, забредших в поисках бессмертия. Других причин Астарот не принимал и отчаянно отстаивал свое происхождение и дар Творца перед лицом ничтожных тварей, населяющих Землю.
Город Легенд в качестве пункта назначения был избран не случайно. Все, что происходит между двумя мирами сходится в одном месте, по которому вынужден слоняться демон. Темные переулки сменялись слабо освещенными улицами, вокруг творилась типичная в библейском представлении легенда о Содом и Гоморре. Люди не стеснялись сношаться в переулках, убивать свой организм лечебными травами, а также день за днем калечить себя, делая дыры в своем теле для новой скобы из металла. Принести боль можно и другими средствами, о которых превосходно знал Астарот - в пытках ему не было равных в XV-XVI веке, даже вампиры и оборотни мечтали быстрей прервать свое существование на грешной земле. Попытки себя калечить вызывали пренебрежительную ухмылку на лице демона, который все это не раз уже встречал на протяжении жизненного цикла человечества:
- А они никогда не меняются. Животные, - кратко заключил Астарот, продолжая свой бесцельный путь по мощеной дороге странного города. Город легенд не случайно вобрал в себя столько культур. Восточная и западная философия, мифология, литература. Не случайно, что в подобном месте и правда можно начать Апокалипсис. Отколовшиеся демоны, закрепившиеся за маленькой восточной страной праздно процветали в крае синтоизма, одной из самых близких к миру мертвых. Многие низшие существа нашли свой второй дом, хотя потеряли главное: веру в Творца. Породили неугодную иерархию, влияли на людей, а на самом деле отказались от своего происхождения. Астарот не раз посещал Японию, встречая низших демонов, перебравшихся через границу. Это возмущало его, породив кровавый след и легенды, как и в традиционном фольклоре. Правда, свой образ и облик отыскать демон не смог, как ни старался. Да, и нужно ли оно ему? Не достойно это его природы. Ясно одно, что в этом месте вполне можно ожидать массы созданий, за которых побоялся бы вступиться Творец, будь он на Земле.
Мысли не случайно совпали с пришествием Апокалипсиса: в десятке метрах от демона началась суматоха, приведшая к тому, что бедную, хрупкую даму в вечернем платье затоптала толпа огромных мужчин, желающих поскорее убраться из этого места. А место стало прозаичным под название стриптиз-клуб. Высший демон не мог поверить своим глазам:
- Мужчины выбегают из злачного места, полного порока и извращений? Что случилось? Мир обрел разум? - от своих мыслей Астароту стало смешно, и его веселье прервал испуганный паренек, призвавший бежать, что есть силы. Он схватил демона за куртку, требуя прийти в сознание. Слова "Ад", "убийства", "псих", повышенный голос вывели Астарота из себя. Демон сделал быстрый рывок рукой и сломал шейные позвонки неуважительному человеку, обрекая на мучительную смерть:
- Не повышай на меня голос, ничтожество, - Астарот сделал уверенный шаг в сторону клуба, чтобы своими глазами воочию увидеть, кто же мог устроить Апокалипсис на Земле раньше Творца.

Отряхнувшись и поправив спортивную куртку, спокойно и горделиво демон вошел в неугодное большинству праведных людей заведение, толкнув рукой дверь. Она вылетела из пазов и улетела в ближайшую стену, создав много шума и помешав скрытному появлению. Это не было нужно Астароту. Он спокойно прохаживал по трупам, не обращая внимания на живой труп впереди. Запах некромантии, как и знакомую ауру демон ни с чем не мог перепутать. Встреча с неугодным и неприятным ему созданием ждала впереди. Несмотря на страх, появляющийся с каждым шагом, ненависть к низшим существам не останавливала его, а даже придавала силы. Когда живой труп решил поживиться еще дышащим мясом, Астарот незадачливо покачал головой. Увы, но не обладая никаким разумом тварь устремилась к Высшему демону.

Оттолкнув от себя живой труп, Астарот предзнаменовал свое появление летящим от него трупом девушки. Взгляд демона устремился на существо схожей с ним природы, но не происхождением:
- Ты давно покинул свой мир, ничтожество, - образ древнего демона, относящегося к японской мифологии и утратившего свое имя, привлек взгляд Астарота. Ожидания оправдались, это был неприятный демону Кумо, внешне похожий на неприятных земных созданий - пауков.
Разглядывать остальных Высший демон не посчитал соразмерным, они интересовали его меньше всех. О своем появлении Астарот уже давно заявил, поэтому проявлять излишнего уважения и внимание к земным тварям не был намерен. Он показательно, растопырив пальцы, похлопал, громко приговаривая:
- Использовать шлюх в качестве развлечения. Это даже тебя недостойно, с твоим то происхождением, - спокойным, неторопливым шагом демон прошел к барной стойке, перемахнув через нее.
- Хотя, я просто пришел посмотреть, - сказал негромко Астарот, выбрав самый дорогой шотландский скотч, представленный на соседней полке. Он спокойно набрал в граненный стакан огненной жидкости и присел на рядом стоящий стул:
- Должно быть интересное представление, - размышлял Высший демон, охлаждая скотч струйками льда, сбегающих с кончиков пальцев.

+3

66


Bjarte
Astaroth

Зал тонул в истерии. Задыхался от страха и кричал от боли. Люди, за столь краткий час лишившись рассудка, бежали вперед, к мнимой свободе, где их ждет скучная, будничная, но безопасная жизнь, лишенная всяких забав и страстей. Они мало что понимали в веселье. Во всяком случае, я знала, что каждый из них желает лишь одного – жить по правилам социума, не отклоняясь от курса, который кто-то записал в старых законах. И хоть божественные заповеди давно канули в лету, они старательно поддерживали иллюзию идеального общества, пропагандируя счастье в его шаблонном понимании. Муж, жена и два ребенка. Как часто вы видели их в рекламе молока, сыра или даже стирального порошка? Лживые улыбки, прищуренные глаза и наработанная тренировками интонация, имитирующая счастье.  Все это фарс, игра, но никак не жизнь.
Реалия. Вот что я демонстрировала. Жизнь, бьющую ключом из крови и плоти. Жизнь в её первичном смысле, где просыпаются забытые инстинкты, заставляя бежать вперед, топтать упавших соратников, идти по их головам, слепо ступая по стонущим от боли лицам. И не оглядываться назад. Нет-нет, ни в коем случае не оглядываться назад, ведь стоит только позволить своему любопытству взять над собой верх, как тут же попадете в лапы моих мертвых марионеток. Вы могли быть с ними знакомы. Быть может это официантка, на которую вы положили глаз пять дней назад, или танцовщица, некогда заставляющая публику стонать от экстаза. Это мог быть случайный мужчина, которого вы впервые увидели в жизни, или бармен, прежде наливающий вам выпить. Схватив свою жертву, холодные пальцы мертвецов уже не выпустят её. Они пересекут всякие попытки брыкания, впиваясь острыми зубками в податливую плоть гортани. Кровь хлынет в их пасть щедрым фонтаном, но этот нектар не несет за собой и капли того вожделения, которое получаю я. Они лишь куклы в моих руках. Мертвые марионетки, выполняющие прихоти своей хозяйки. А я желала веселья. Больше шума. Больше боли. Больше!
- Слезть? – спрашиваю у девчонки, разочаровано поджав губы, после чего наклонилась вперед, заставляя её упереться в спинку мягкого кресла. Черные глаза блуждали по лицу, словно в поисках какой-то изюминки. Хотелось оставить себе что-то на память от этой встречи, не ограничиваясь просто воспоминаниями. У неё были красивые глаза, бесстрашно смотревшие на меня. В какой-то момент я даже подумала, что мне бросают вызов: не смотря на то, что она была слишком скупа на слова, её взгляд говорил о многом.
- Мы же только начали наше веселье. – сладострастно шепчу на ушко, приникая всем телом к её груди и заводя левую руку в рыжую копну волос. – Расслабься, милая подруга. – ладонь с кинжалом опускается к самому пупку, царапая ткань платья. – Ты ведь хочешь, чтобы мы стали подругами? – откинувшись назад, резким взмахом кинжала разрываю платье и едва затрагиваю мягкую плоть. Я никогда не умела аккуратно раскрывать свои подарки. Даже в детстве нетерпеливо рвала разноцветную бумагу, в которой была бережно упакована коробка с сюрпризом. – Ах, зачем скрывать свою красоту за бесполезными тряпками?  - вновь наклоняюсь к девчонке и возбужденно шепчу: - Станцуй для меня, милая подруга. Подари мне танец.
Но стоило мне слишком увлечься своим подарком, как я потеряла нить времени. В зале что-то изменилось, но многое осталось прежним. Люди всё еще пытались покинуть наше празднество, с ужасом в глазах прорываясь в раскрытые настежь двери. Их было слишком много, а потому не всем удалось уйти от скверных объятий моих марионеток, которых с каждым разом становилось все больше и больше, так что какую-то часть своих верных псов я отправила на второй этаж, чтобы продолжить наш славный пир. Оттуда послышались выстрели, крики, а затем чье-то тело упало прямо на сцену. Никто так и не включил свет, потому зал всё еще тонул в полумраке. На полу можно было найти мигающие телефоны мёртвых посетителей и самих хозяев с перерезанными глотками. Где-то мелькали худые тени со смертоносной скоростью рубящие человеческие черепа. Но все это было привычно и лишь одно привлекло моё внимание, как что-то новое, выходящее за рамки предписанного сюжета. Это был человек. Своевольный и наглый, его слова касались меня лично, и, хотя в них даже не прозвучало имени, я была уверена, что они имели ко мне прямое отношение. Заинтересовал? Быть может.
- Пожалуй, танец подождет. – задумчиво сопровождая взглядом человека, проговорила я, и за считанные мгновения переместилась к барной стойке. Мои марионетки тем временем не упускали возможности насладиться свежей девичьей плотью. Их было трое, но лишь одна из них была самой нетерпеливой – молодая блондинка с сочными формами, не уступающими любой порно-звезде, кинулась на рыжую девушку, пытаясь заключить её в свои смертоносные объятия, а затем и подарить незабываемый поцелуй.
Моё же внимание приковал к себе невысокий парень с ярко-голубыми глазами. Внешностью он ничем не отличался от своих сверстников, так что же заставило его произнести те слова? Почему бесстрашно явился в зал, полный скверны и разврата? Он был либо лишен рассудка, либо у него была своя тайна. А я всегда любила загадки, знаешь?
- Вид крови и растерзанных тел утешают тебя, друг мой? – заинтересованно подаюсь вперед, поставив локти на стойку, покрытую багровыми пятнами. – У этого праздника есть только два хозяина, а кем будешь ты? – кидаю быстрый взгляд на стакан. – Виночерпием?
Вмиг оказываюсь у него за спиной и, обнимая за плечи, скольжу руками вниз по животу. Наклоняюсь к уху и, глядя на зал, утопающий в крови и бесчинстве, сладко проговариваю:
- Скажи мне, кто ты? Быть может, тогда я позволю тебе остаться на нашем празднике.

+2

67

Джек Потрошитель итд...

Носом водит из стороны в сторону, улыбка легкая на губах играет. Пьяный и счастливый какой-то. Прется мимо какого-то мужика, но тут же по ноздрям бьет до одури знакомый запах. Нет, мертвечиной тут везде пахло, а от этого словно от миндаля горчит и оседает тяжело под языком. Едва взгляд скользнул в сторону запаха, как уже сгребли. Пес обомлел просто. Сразу же сломанные некогда кости заныли. Застыл, глядя в темные глаза. Чернее ночи в темноте. И нихера больше не видит кроме них. А по телу скользкий холод. Так, словно в мозги запустил свою лапу и гребет там, взбивает, укладывает по-новому. В глотке пересохло. Узнал. Того, кто ломал где-то глубоко внутри, лез туда, где нельзя. Оскал сам на морде появился. Презрительно смотрит за то, что не добил. Не простит подобного пренебрежения. С вызовом в лицо врагу.
- Что ж ты не сдох еще? – Слова как плевком бросил. Тягучие и ядовитые. – И кой черт судьба сводит?
Ни в какой бар теперь не сунуться что ли? Кругом гад ползучий. Убил бы. Ей богу убил. Столько гнева на него из-под диафрагмы давит. И смотрит так, будто права улыбаться не имеет. Рванулся так, что майка треснула. Да похеру! Бежать он не намерен. Подохнет, но гнуться не станет. Только не перед этим. А дальше тело само реагирует. Тоже схватил. Точно так же за грудки, только пропоров шкуру когтями от самого пупка и до ключиц, потянув за воротник. Не убудет. И рожей в рожу с рычанием утробным.
- Пусти, мразь. Пусти, не то пожалеешь. Найду чем пронять. Не спасет ничего. – Шепчет, чтобы прислушиваться пришлось, чтобы постарался. Перегнет, переиграет, перестелет. А нет – не жалко. С некоторого времени жить вообще не тянет. Бессмысленно все. С того что крови Змея нажрался так прет? Плевок не пожалел в лицо. Пусть злится. А за плевком привычно с головы в лоб бьет и за ножом потянулся. Прирежет ублюдка. Со звоном бабочку расправил. Теперь пиздец. Устал Пес. Заебался. Раз и навсегда точку поставит.

+1

68

Bjarte

Белокурая девушка утонула в пространстве своих мыслей. Она вроде бы и видела все что её окружало, но это больше выглядело как некая смешанная масса, расплывшаяся перед светло серыми глазами Юки. Не известно, сколько времени она пробыла в таком состоянии, потому как даже второе я – Кию заткнулось, и можно было, наконец, обдумать дальнейшее существование в этом мире бренном.  Она бы так и оставалась в своих уютных мыслях, если бы не Кию.
- Берегись! – закричало подсознание, уберегая её от летящей бутылки виски прямо в голову. Инстинкт самосохранения, с пробуждением дьявольского дракона обострился в разы, и поэтому поймать эту бутылку не составила особого труда. Но что же увидела Юки? Совсем недавно сидящие за своими стоиками, наслаждающиеся женскими прелестями, мужчины бежали сломя голову к выходу от разъярённых кровожадных стриптизёрш, кидающихся на них уже у самого выхода из клуба и раздирая мужчин в клочья. Заведение кишмя кишела  голодными зомби и тенями шинигами. Девушка вскочила с места на стол и осмотрела зал.
- Ну вот, стоит задуматься и всё начинается  без меня…
- А я тебе говорила, что думать вредно!
- Заткнись..
Девушка решила немного разгрести обстановку, ни сидеть же сложа руки и пропускать такое веселье. Заметив рыженькую девушку у барной стойки, которую окружили три стриптизёрши-зомби. Юки не долго соображая, выудила из кармана керамбит  и понеслась по круглым столам к бедняги.  Двухсторонний нож, изогнутый как орлиные когти, впился в спину одной из зомби.
- Привет, а я тут помочь решила. – Сказала Юки Бедняги, которой решила, возможно, спасти жизнь. Вынув из плоти нож и откинув дьявольское создания в сторону, Белоснежка продолжила расчищать пространство возле милой девушки.
- Как дела? – решила продолжить она, отвлекая собеседницу от происходящего.
- Нашла о чем разговаривать.. – усмехнулся внутренней голос.
Юки иногда рычала, обнажая белоснежные клыки – это звериный инстинкт обороны срабатывал в её слабом организме.

Отредактировано Юки (2012-08-24 14:34:23)

0

69

Сэм Грей

Мой взгляд частично еще улавливал то, что происходило в заведении. Этот привычный хаос, который начинался всегда там, где появлялась Амбер. Воистину! – она предвестник смерти и разрушения. Роль шинигами ей подходит даже больше, чем мне. И самым удивительным для меня всегда являлось то, что некоторые из присутствующих присоединялись к этому хаосу. Будто бы всех накрывала волна воздействия, раскрывающая их разум в новом свете. Неужели мозг человеческий так гибко устроен, что готов ловить все импульсы и идти в противовес этническим и моральным устоям, с которыми люди живут все это время? Но если приглядеться получше, то те, кто поддерживают этот хаос и веселятся вместе с нами – это не люди. Но, кем бы они ни являлись, и какую сторону бы не поддерживали, все равно это наша потенциальная жертва.
Кстати говоря, о жертвах – куда подевалась охрана клуба? Стоило только задуматься об этом, как на глаза попался зомби с бейджиком. Этот упырь шел прямо на нас, и находился он за спиной Сэма. Ах, да, Сэм! Вот теперь-то все мое внимание было приковано к этому псу, который быстро узнал меня и оказал радушное приветствие. По повиновению мыслей, тень разрезала зомби-охранника за спиной парня, дабы то безмозглое существо не мешало нашему общению. Теперь-то и я нашел здесь для себя занятие. Вот стою, перед псом, не отпуская его майки, губы медленно расплываются в оскале.
-Да, я тоже рад тебя видеть.
Не удивительно, что этот пес ошивался тут, заведение как раз для него. Но сейчас вопрос был в другом, а именно – в плевке. Едва ли меня кольнуло чувство сожаление того, что я прибрал к себе этого пса в качестве сахара. Но все же не позволил своим сомнениям сыграть Сэму на пользу, и хорошенько встряхнул его, толкая к барной стойке. Он успел только хорошенько заехать мне по переносице. И как это иногда описывают в книгах – из глаз, в самом деле, посыпались искры. «Видно те, кто употреблял такое сравнение, получали в нос точно так же, как я сейчас.» Не знаю, что потом было с тему, у кого искры из глаз, но эта незначительная травма быстро пришла в норму и не доставляла мне неудобств. Забыл даже про плевок, рука сама собой смахнула со стойки салфетку и стерла его с щеки.
-Вообще-то я шел сюда за выпивкой. Будь послушным и подай мне рому. – продолжаю гнуть свое, добавляя к тону тень издевки.
А для пущего эффекта, тени обхватывают его лодыжки и вдергивают так, что теперь Сэм висит вниз головой над барной стойкой. Этого достаточно, чтобы рукой дотянуться до полки и достать заветную бутылку, но удерживать пса в таком состоянии мне не хотелось. Хотелось движений, реакции, а не сводить все нападки сахара на нет. Так что тени растворяются, и Сэм падает за барную стойку.
Мне ничего не стоит использовать те же самые тени, чтобы достать ром, но тут дело в другом. Своего нового сахара я вижу лишь второй раз, а попался мне далеко непокладистый комок пушистой шерсти, так дрессировка продолжается. Признаюсь, что это занятие мне очень даже нравится и заставляет думать иначе. Так вот и сейчас мне интересно, как поступит этот парень и долго он еще будет противиться своему положению.
-Ну так... Я жду своей выпивки.

Отредактировано Джек Потрошитель (2012-08-28 20:06:14)

+2

70

Джек Потрошитель
На руки приземлился как кошка, сжался в комок. Битое стекло захрустело, в ладони впилось мелкими крошками. Ведь понимает, что все потуги принести какой-либо вред тут же сводятся на нет. Но ведь не убивает же. А столько шансов было. У Сэма зрачки расширились от возбуждения. Сейчас этот опасный человек предстал в образе косточки. Грызи сколько хочешь, рви на клочки и живой будет. Еще и еще раз. Пока наконец-то не надоест терпеть и не придушит. Гневный оскал складывается в хитрую усмешку. Будто это Сэм здесь балом правит. Интерес взыграл. До какой степени можно гнуть палку, пока она не треснет? Упорства не занимать, а еще наглости и полного отсутствия тормозов. Инстинкты – это для животных, а люди, которым нечего терять ни за что и не держатся. Сэм живет сегодняшним днем, даже больше, одним моментом.
Сначала на барной столешнице подранный локоть появился, потом и морда с сияющими глазами и вроде даже добродушной улыбкой подтянулась.
- Извините, бар временно не работает. – Усмехнулся подло, прищурившись. До бутылки рома тянуться не далеко, а еще Сэм так и не выпустил нож. Облизался, вроде покладисто размазавшись по столу, нос вытер рукавом. А дальше быстрее. За руку схватил, переплетая пальцы, выгнул ладонь, чтобы змеиную открыть, прижав к столешнице, и всадил нож насколько влезло. За шею ухватил, на столешницу затаскивая "клиента". Схватил первую попавшуюся бутылку и льет в рот. Крепко так держит, ржет и поит господина, нашептывая на самое ухо. – Вкусно?
Ждет уже что мордой в пол ткнут, но рыпнется еще раз непременно.

0

71

Звонкие для человеческих ушей возгласы боли и звуки рвущегося зубами мяса создавали незаметные колебания, тревожащие сознание и возбуждаемые страх, игнорировал Высший демон. Он был увлечен столь же неприятным ему, как окружающая обстановка для человека, существом древнего мира. Миловидная девушка в очень скромном наряде, где можно разглядеть все возможные детали для пробуждения бурных фантазий, устремилась к Астароту. Скорость, с которой перемещался объект дурного восхищения демона, только подтвердила возможную угрозу человеческой оболочке:
- Мне никогда не нравились голубые глаза, - мысль твердо вернула Астарота к девушке, которая не постеснялась проявить к нему гиперболизированное чувство внимания. Заданные вопросы ничем не удивили демона. Он с радостью воспользовался предоставленной возможностью вновь солировать на этой сцене:
- А вы, Госпожа, вероятно, очень любите ролевые игры? - выдержав тактичную паузу, Высший демон игриво взглянул на ненавистное ему древнее существо и отпустил стакан перед собой. - Я готов вам подчиниться, раз вы стремитесь проявлять излишнюю агрессию и ненависть к пропащим женщинам.
Астарот вновь намекнул на жалкие попытки убийства ничтожных людей, обитающих в подобных местах. Даже души здесь имеют грязный привкус. Не успел демон вспомнить былое послевкусие, как дикая девушка оказалась у него за спиной. Она обняла человеческую оболочку Астарота и стала заигрывать с ней. Намекнуть о последнем нежданном факте могли сладкие слова, сказанные в кровавый зал, от вида которого у любого другого существа уже бы пробежал не один молниеносный разряд по позвоночнику. Высший демон недовольно сжался, почувствовал тепло женского тела: в голову сразу же влетело воспоминание о былых заслугах кумо.

Подобных тварей за свою долгую жизнь, которую бы сочли некоторые самой долгой, Астарот встречал всего пару раз. Связано это напрямую со страхом перед земными пауками. Чувства отторжения и внутренней тревоги раньше было очень сложно контролировать, что выливалось всегда в пару снесенных голов подземных оборотней. Но воспоминания, вызванные страхом, остались крепкими и никогда не покидали сознание Высшего демона. Подобное вызывающее поведение, влекущие слова, откровенные позы и наряды были постоянным атрибутом кумо, желавшим полакомиться незадачливым влюбленным лопухом. Эти существа необычны, а их природа не до конца ясна. Куда интереснее, с точки зрения ученого, выглядели бы их анатомия и способности для незадачливого мага. Демону же было все известно, поэтому потребности в изучении, наблюдении особой не было. Главное сейчас: постараться преодолеть ненависть и страх перед данным видом.

Мысли о полезности знакомства с этой девушкой, так и не представившейся Астароту, завлекали сознание демона сильнее округлых форм, упирающихся в его спину. Проявлять невежество и выпячивать свои прелестные черты характера в нынешней ситуации было бы глупо, поэтому Астарот достаточно терпеливо и спокойно, поглаживая девушку по руке сказал:
- Меня зовут Дик Грэйсон, - демон подал вес тела назад, осторожно надавив на грудь своей собеседнице, и развернулся, слегка приподняв руки, тем самым он расположился прямо перед девушкой, на одном уровне с ней, глаза в глаза. - Но тебя, кумо, вряд ли интересует настоящее имя того, кто пережил не одну твою матушку на этом свете.
Астарот слегка улыбнулся, как это противно бы не прозвучало, успешно плетя сети вокруг древнего существа. Он спокойно, не провоцируя на ответные действия, сделал шаг назад и облокотился о стойку.
- Мне интересно, а у хозяйки празднества есть имя? - на секунду он отвлекся на второго так называемого хозяина, который был занят разборками с другим существом, мало интересовавшего демона. - И не стыдно ли тебе в таком наряде здесь разгуливать? Ненароком можешь и парня с ума свести, благо есть чем.

Шанс получить в улыбающуюся человеческую морду резко возрос после порции колкостей, присущих в любом разговоре Высшему демону. Дабы пресечь их и говорить на ином уровне с низшей тварью, Астарот вступил в любимую фазу - пренебрежение:
- Слушай, ты, надеюсь, не глупая девочка. Уже давно догадалась, кто перед тобой. Портить жизнь тебе я не имею цели. Хочу лишь поближе тебя узнать, как бы ненавистен твой вид не был мне. Вот не надоело ли веселиться, изничтожая слабых духом и потерянных людей: шлюх, греховных мужей и помешанных подростков? Они итак уже мертвы.
За следующим глотком огненной жидкости, демон занял позицию слушателя, внимая к словам, горделиво и небрежно, даже нагло, показывая свое пренебрежение к репликами собеседника. Он смотрел в сторону, потягивал горячительный напиток, время от времени поглядывая на ситуацию в клубе. Своевременно Астарот захотел спросить кумо:
- Расскажи мне о себе. Я внимательный слушатель, который вытерпит все твои тревоги и переживания. Можешь убить меня для сладости истории или еще чем непристойным поразить. Выбор за тобой. Все равно возиться с ними, - демон перевел взгляд на остальную публику и кровавые расправы, - недостойно твоей натуры.

+1

72

Astaroth

Посмотри в зал и скажи, что ты видишь. Десятки людей, безвольными кусками плоти упавших к нашим ногам. Неприкаянные души, взывающие с мольбой к Творцу. Они не в силах отойти в другой мир. Не после тех страданий, которые причинили им мои мёртвые марионетки. С ужасом они наблюдают, как их тела поднимаются с пола, усеянного кровью и человеческими конечностями. Они видят пустые глаза, обращенные в мою сторону, слышат беззвучный приказ, велящий им убивать каждое живое существо, что попадается на пути. В глазах нет былого блеска от испытуемых чувств, нет ни страсти, ни радости и даже печали. Есть только холод и безразличие, но стоит им услышать мой зов, как в них мелькает зародыш мёртвой жизни, что-то схожее с благоговением, с которым они внимают словам той, кто является их госпожой. Разодранная плоть не является преградой их перемещению, ведь магия сшивает невидимой нитью каждую рану, позволяя двигаться быстро и ловко. Они сильны и проворны, ведь их ткани еще не успели разложиться, а прыткости им добавляет магия, питающая их мёртвое тело. Однажды попав в зловонные объятия, уже не выберешься из них. Хватка, ничем не уступающая стальной, будет держать свою жертву до последнего. И лишь когда тело покинет душа, пёс продолжит рвать куски плоти, но уже другого человека, беспомощно взывающего о помощи.
Посмотри, они зовут Бога. Они стонут, утопая в собственной крови и испражнениях. Эти люди слишком никчемны перед лицом смерти. Слишком слабы перед моей Госпожой. Их беспомощные души бьются в конвульсиях. Они потеряны и не знают, куда бежать, что делать и почему этот ужас для них еще не закончился. Ведь однажды человек записал в Книге, что есть рай и ад. Однажды, человек заставил других людей поверить, что они попадут в светлое место, лишенное пороков и невежества. Что же теперь, друг мой? Эти души напоминают сгустки из страха и злости. Они черны и ничтожны, а моей Госпоже нужны другие – сладкие в своей невинности, безгрешные души, сильные, с твердой верой и убеждениями. Эти же люди были марионетками и при жизни. Слабыми и безвольными. Ими руководили мнения других людей, более знаменитых и уверенных в своих убеждениях. Ими руководила мода, религия и политика. Они были во власти похоти и разврата, как темной стороны общества. Днём они вели пристойный образ жизни, закрывая лицо маской правильного гражданина, верящего в идеалы, насильно навязанные Книгой и телевидением. Каждый день они замыкали себя в клетке офиса, трудились во благо своей страны или семьи – вскоре эти два понятия соединились для них в одно целое. Они жили для того, чтобы платить налоги и копить на университет для детей, чтобы вовремя оплачивать страховку и счет за коммунальные услуги. Они начали терять себя, превращаясь в пустых бездушных марионеток.
Посмотри и скажи, что ты видишь. Мрак.
Я закрываю глаза, втягивая твой запах. Нет, у тебя нет души, а тело твоё уже давно должно было тлеть в земле. Вероятно, что жизнь в тебе поддерживает не магия вовсе. Я знаю свои возможности, и они не превосходят того, что я сейчас обнимаю, пытаясь раскусить столь занятную загадку твоего происхождения. Я могла поднимать лишь мертвецов, быть может с воспоминаниями, но не чистым разумом. Ты был слишком живым в моих объятиях, хоть сердце твое и не билось. Слишком мёртвым, но испытывающим при этом откровенные чувства. Так кто же ты, Дик Грэйсон?
Догадка приходит сама собой, а потому глаза мои резко раскрываются, и я отстраняюсь на шаг назад. Последний раз, когда я имела честь встретиться с Высшим демоном, он подарил мне проклятье, поглотив ничтожно малую часть моей души, но оттого не менее значащую для меня – светлая, невинная девочка, застрявшая призраком из прошлого в моем сознании. Её уже нет. Её вырвали в наказание, хотя поначалу я преподносила её как дар. Не могла до конца поверить, что нас можно разлучить, ведь, в сущности, мы били одним целым. А теперь… я одна. И лишь колкие ножки паучков, вьющих паутину мыслей в моем сознании, напоминают о проклятье, которое вскоре я приняла как дар.
- Напротив, интересует. – задумчиво проговариваю, на этот раз робко заглянув в твои глаза.
С тех пор прошло много времени. Я знала, как можно одержать власть над демоном, но для этого следовало изучать тайные знания, годами не выходя из лабораторий, практикуя там магию призыва. И как бы я ни старалась, эта часть знаний была для меня недоступна. Так или иначе, я осознавала важность имени для каждого демона. Это можно было назвать их страховкой. Чем меньше людей о нём знают, тем безопаснее для демона. Значит, вам тоже есть чего бояться. Не значит ли это, что вы такие же, как люди?
Но я молчу и после долгой паузы произношу:
- Тебе не нравится мой наряд, демон? – уже смелее, как и прежде, смотрю тебе в глаза, мягкой поступью приближаясь ближе и останавливаясь совсем рядом. Я не могу сдерживать свои позывы. Всё больше я чувствую нужду в твоих объятиях, а потому следующим шагом сокращаю расстояние наших губ друг от друга до считанных сантиметров. – Мы можем избавиться от него. – шепчу тебе на ухо. – В конечном счете, это всего лишь тряпки, верно?
Тонкие пальцы ловко цепляют молнию на куртке и медленно оттягивают её вниз, до самого конца, чтобы можно было беспрепятственно блуждать ладонями по твоему телу. Как они у вас называются? Доноры. Мёртвый человек, смотрящий на меня голубыми глазами. Я вижу лишь его, а хотелось заглянуть еще глубже, в самую твою сущность.
- Моё имя нужно заслужить, Дик Грейсон. – сладкий шепот на ухо. – Но демоны ничего не делают бесплатно, верно?
Я прижимаюсь к тебе всем телом, пытливо заглядывая в глаза. Руками заключаю тебя в объятия, проскользнув ладонями за спину. Ты можешь освободиться силой, но тогда больше никогда не почувствуешь мое тепло рядом с собой.
- Мои утехи слишком низки для тебя? Тогда что, по-твоему, веселье? – на лице появляется игривая усмешка. – Научи меня своему веселью. Покажи свою сущность. Быть может, тогда узнаешь моё имя и даже более. 

+1

73

Amber

В тот самый момент, когда зло перестало бы существовать, общество должно было прийти в упадок.

Уловив рецепторами притягательный женский аромат, демон проявил наигранную слабость, в угоду природе существа, находящегося перед ним. Он шел на встречу девушке, имя которой еще не знал. Ее отвратительное нутро вызывало рвотные потуги, закостенелый страх, присущие недоброжелателям паукообразных. Если бы не свойственные Астароту терпение и увлеченность созданиями Творца, все бы закончилось с первым вздохом. Внешняя привлекательность кумо осталась вне контекста - никаких впечатлений у демона пред женским телом не возникало, куда сильнее будоражило нутро его собеседника. Звериная природа, происхождение которой не было трудно определить древнему демону: растерзанная душа, заключенный договор с демоном. От печати судьбы сквозило не профессионализмом и халатностью. Человек назвал бы такую работу проклятием, Астарот - загубленной душой. На первый взгляд, чувствовалась боль и озлобленность на весь мир, но даже Высший демон, не получив в свои руки это сокровище, не смог бы дать точный ответ на поставленный вопрос: что скрыто в ледяном сердце черной вдовы.
Стремление узнать настоящее имя демона также не нашло отклика в данный момент. К удивлению большинства, это никак не связано со скрытностью Астарота и чувством тревоги за свою безопасность. Будучи не один раз - он, конечно, лукавил - постоянно встречаясь с магами и экзорцистами, вознамерившимися управлять потусторонним созданием на протяжении многих веков, Высший демон знал большинство проверенных временем уловок, чтобы без малейших трудностей лишить смельчака головы. Девушка возбудила гордость и самоуверенность Астарота, заставив того терпеливо дожидаться своего бенефиса. Дик Грэйсон не стремился заполнить паузу или хоть как-то отреагировать на слова обольстительницы. Он пристально смотрел в ее глаза, на секунду могло показаться, что он находится под ее чарами. Реакция любопытной собеседницы на происходящее не заставила себя ждать. 

Уши донора отвлеклись на трепетный шепот, непонятным образом тело демона ослабло, оставив в памяти пару фраз, которые при рассказе звучали бы безумно. По коже пробежал холодный вихрь, плечи согнулись, в горле стало сухо, и нервно, почти незаметно подергивалась нижняя губа. Сердце работало учащенно, сложно представить, как бы деформировались протянутые слова в этот момент:
- Избавься от него, - спокойно и выдержано произнес Высший демон, хотя некоторые колебания в речи можно было заметить. - Ты сплела себе кокон, из которого пока никто не помог тебе выбраться, милая кумо.
Двусмысленная фраза не прервала завлеченные действия обоих созданий Творца. Астарот был одновременно удивлен и поражен, как же это не похоже на события прошлого, за исключением одного: четыреста лет назад он разыгрывал свой интерес, чтобы понаблюдать, как долго проживет кумо, если ему оторвать все лапы. В этот раз он искренне и не без удовольствия играл с созданием, которому еще предстоит столкнуться в импровизированном шахматном поединке с Астаротом. Не отрывая взгляд от объекта вожделения Дик Грэйсон послушно выполнял приказы высшего демона: юноша приложил указательным палец к губам девушки и сладострастно прошептал на ухо:
- У меня много имен. Кто-то меня звал Змеем Искусителем, кто-то одним из апостолов Христа, но имя, которым ты можешь уберечь себя от проблем, все знают как Астарот. Так меня прозвали те, кто склонился предо мной, чьи души я поглотил за жизнь с сотворения мира, - представление было закончено. Панического страха большинства демонических созданий у Астарота не было, напротив, он гордился своим происхождением и именем в истории становления Мира Живых.
Высший демон неодобрительно покачал головой, сделав важное замечание на слова своего собеседника:
- Бесплатно? - в глазах Грэйсона блеснул огонек, а его ладонь легкими движениями поправила волосы девушки и аккуратно поглаживала ее щеку. - Я довольно стар, чтобы заключать сделки с интересующими меня существами, тем более такими обольстительными. С такими предложениями, думаю, ты уже знаешь к кому обращаться, растерзанная и проклятая душа.

Астарот мог рассказать больше, но в планах его игры не звучало призыва на задушевный разговор с еще вызывающим страх существом. Тем более по объективным причинам Высший демон чувствовал только исполненное желание и плату, но никак не условия и исполнителя договора. Почерк был вполне обычным для демона, скрывающегося на Земле: отсутствие гордости и ценности каждой полученной души. Астарот не чувствовал ни того, ни другого. Больше похоже на месть, игру, но никак не на работу искусного создания Творца:
- Позор, - внутри его беспокоило то, к чему он стал принюхиваться, но серьезного решения демон не видел. - Ей же так подходит эта сущность: проклятие кумо, ставшее реальностью бытия, отсутствие моральных ограничений, стремление к утехам посредством бессмысленного пересчета ценных душ. Иногда мне кажется, что виной тому беглые ничтожества из мира Изнанки. Надеюсь, когда-нибудь я найду способ избавить свой мир от этого несовершенства и привести его к могуществу былых времен.

Рассуждениям, которым никогда не суждено быть озвученными на Земле, был положен конец. Девушка, затянувшая со своим представлением, постепенно откладывала в сознание Высшего демона озлобленность, нашедшую выход в критическом замечании:
- Только люди могут смотреть на убийство себе подобных ради развлечения. Не скрою, что раньше и для меня было забавным наблюдать предсмертные потуги твоих прародителей, но это все в прошлом. Сейчас куда важнее для меня первостепенная цель, а это ты. Расскажи о себе? Хочу узнать, кто тебе подарил этот дар?

Отредактировано Astaroth (2012-09-09 19:20:46)

+1

74

Astaroth

Зловонный аромат смерти проникает в каждую щель порочного клуба, привлекая внимание мелких падальщиков, жаждущих оторвать от этого пира свой лакомый кусок. Сточные крысы, рацион которых никогда не отличался разнообразием, готовы отведать мёртвой плоти. Они кружат вокруг зала, утопающего в крови, подобно стервятникам, но они не единственные, кто желает присоединиться к нашему веселью. Я слышу зов своих марионеток, которые словно бы дети жалобно взывают к своей матери, когда их дряблые кости и разлагающаяся плоть рассекается, разрывается и крошится от по-настоящему смертельных увечий, от которых мертвецы более не способны вести хороводы во славу моей госпожи. Но сети, расставленные в сумеречном зале, помогают мне быстро справиться с этим досадным недоразумением. Лишь одной мысли хватает на то, чтобы вдохнуть краткосрочную жизнь в поверженные и изувеченные мёртвые тела людей на втором этаже клуба. Мне не обязательно видеть, чтобы следить за ситуацией в залах. Те маленькие восьминогие друзья, не так давно поселившиеся в моем рассудке, тихим шуршанием мохнатых лапок докладывают обо всем, что видели белёсые глаза живых мертвецов, прежде чем их веки закрылись от настоящей смерти. Всполохи свинцовых пуль, своим кощунственным грохотом разрывающие симфонию смерти, которой воспевают сотни глоток живых и полумёртвых людей, стонущих от ужаса, боли и страха; чёрнокрылые тени, сотканные из чёрной магии моего возлюбленного; и даже сами люди, некогда воспринимаемые мною как жертвы и никак иначе, даже они скалятся в злой усмешке, разрывая руками податливую плоть моих марионеток, но их лишь единицы, а потому я считаю их лишь приятным дополнением к нашему общему веселью. Мертвецы не дадут заскучать нашим гостям, они будут наседать на них до тех пор, пока те не приклонят колена перед моей госпожой, пока смерть не соизволит испить из них сладострастный нектар, называемый жизнью.
Ты же…
Дик Грэйсон, ты не гость, нет. И я ошибалась в своих скоропостижных рассуждениях, ты не виночерпий на нашем празднике. Роль слуги тебе не к лицу – такому красивому мёртвому лицу, в глазах которого искрится жизнь совершенно другого существа. Демон, я трепещу перед тобой, а кожа моя покрывается колкими мурашками. Наши лица находятся слишком близко друг к другу, но от этого я не становлюсь ближе к разгадке твоей сущности, хотя глазами и пытаюсь выцарапать её из глубины твоих ярко-голубых глаз. Все, что разделяет меня от вожделенной тайны – это твоя телесная оболочка. Что будет, если я уничтожу её? Пустить кровь древнего существа… Помнишь, как ты предложил мне?
Я помню и я хочу.
Но еще рано. Слишком рано нарушать нашу крохотную идиллию – тот самый момент, который хочется назвать совершенным. Слышишь тишину вокруг? Мелодия смерти давно отошла на второй план. Это похоже на немое кино. Люди истошно кричат, визжат и взывают к Господу, но нас это уже не касается, мы словно бы отделены от всего происходящего невидимым коконом, а потому ничто более не привлечет нашего внимания, кроме как слов друг друга. И я слышу… я слышу твой шепот:
- Избавься от него.
Отчего мне так приятно, скажи? Отчего твой голос ласкает мой слух? Или же все дело в словах, находящих обоюдную взаимность с моими желаниями? Нет, не отвечай. Молчи и помоги мне избавиться от него. Помоги избавиться от кокона, сплетенного из страха и боли. Омой моё тело своей кровью, подари еще несколько сладких мгновений. Я желаю. Тебя.
Тонкие пальцы ловят твои ладони и опускают их ниже, на талию, затем заводят за спину до тех пор, пока их не коснутся переплетенные в черную кожу ремешки. Еще одним шагом я сокращаю расстояние друг от друга до считанных миллиметров.
- Помоги мне. – шепчу тебе в губы. – Избавь меня от него.
Сладострастие, с которым я произношу каждое слово, не должно вызывать и доли сомнений в моих желаниях. Я никогда не была актрисой, не умела играть на публику и мои эмоции всегда можно было безошибочно прочитать на лице. Сейчас же влечением к тебе сквозило даже в голосе, интонации. И пусть я говорю тихо, лишь шепотом, предназначенным только для тебя, ты должен был услышать мои мысли, понять вожделенные замыслы.
- Астарот. – тихо повторяю, словно бы пробуя имя на вкус. – Ты не боишься, что я продам твоё имя первому попавшемуся магу, жаждущему обрести славу, деньги и женщин?
Нет, я не такая. За те краткие доли мгновения, которые ты провел рядом с моей истерзанной душой, должен был осознать, что я не стану подвергать тебя опасности, хоть, несомненно, ты найдешь выход из любой ситуации, даже если бы мне в голову пришла кощунственная идея натравить на тебя взвод магов-инквизиторов. Нет, твое имя я буду использовать лишь для общения и только лишь с тобой. Оно несет в себе ценность, которой не обладает ни одна вещь в материальном мире.
- Ты доверяешь мне, Астарот? – сладким шепотом вырывается из моих губ. – Доверяешь проклятой душе?
Слишком много слов, а ведь раньше я не была так многословна. За меня говорил кинжал, темной дугой извивающийся в ладонях. Взмахом он сокращал расстояние до человеческой плоти и вскрывал зияющую рану, из которой жарким потоком бежала горячая кровь – тот самый вожделенный нектар, которым питается моя госпожа, а вместе с ней и я.
Какова на вкус твоя кровь? Я желаю знать.
Так близко находится пульсирующая вена, но я ведь не мёртвая тварь, чтобы кидаться на живую плоть в жажде насыщенья. Ладони скользят по твоим рукам выше, переходят на шею и забираются в густые волосы. Глаза закрываются, а губами я прислоняюсь к твоим устам, но не в жажде поцелуя, а чтобы прошептать: 
- Я не знаю, кто я.
Чёрные глаза открылись и смотрят в твои ярко-голубые, словно бы в попытке найти там ответы на давно забытые вопросы.
- Чудовище? Дьявольское отродье? Предвестник смерти? Меня называли по-разному, Дик Грэйсон. Как и тебя. – на секунду я замолкаю, чтобы потом неожиданно для самой себя произнести: - Подари мне новое имя.   

+1

75

Amber

В нашем мире нет ничего случайного,
и любой случай — проявление закономерности,
только догадываются об этом очень немногие.

- Невероятно, - демон завлечено потянулся за запахом женщины, утонув в ее волосах, словно он гонится за звуками пронзающей сознание в тишине флейты, - Редко такое существо может быть не отвратительно.
На манер летящим по струнам скрипки звукам Астарот без капли опьянения своих мыслей осторожно, проводя пальцами по обнаженной спине, спустил один за другим кожаные ремешки на теле девушки. Без капли смущения и увлечения, он холодно оттолкнул собеседницу, наблюдая, как переливается ее кожа со светом неоновых огней, осквернивших этот зал. Высший демон замер в ожидании безумств, которые пришли бы в голову Дику Грэйсону, будь донорское тело в его воли, но оно было уже давно высушено от присутствия личности и души человека. Астарот скинул с себя куртку и обошел даму, зайдя за спину. Губы парня впились в шею кумо. Он не менее увлеченно ответил девушке на ее вопрос о доверии:
- Меня не волнуют эти страхи. Те, кто этого боятся уже давно сбежали из моего мира в твой. Я же молю Творца обрести силу уничтожить жалких сородичей, - вскинув руки, демон аккуратно накинул на плечи девушки спортивную куртку. - Ты меня не предашь. Знаешь почему? Ты слишком очаровательна для этого.
Приложив усилие, Астарот развернул девушку в своеобразном танце, оставив одну руку на плече и обхватив другой за пояс. Он подтянул к себе собеседницу-кумо, теперь первый прильнув к ее губам. Это не был привычный для подобных сцен поцелуй. Демон глубоко вздохнул и коснулся рукой ее щеки.
- Ты была проклята одним из моих братьев. Я вижу это по твоей растерзанной душе. Проклятье, личность, вырванная из твоей груди. Понятно, почему ты так превосходна и ранима. Твоя плата оказалась непосильной для Творца.
Последние произнесенные слова были лишь лирикой в адрес судьбы, на которую так полагались Земные существа. Астароту она была знакома не понаслышке. Используя эти интенции Высший демон в прошлом успешно манипулировал этим царством, устраивая по-настоящему кровопролитные войны ради развлечения и потехи своего родного мира. Это приносило несоизмеримое по сегодняшним меркам удовольствие: радость от каждой пущенной на утех души, растерзанной голодными псами. Но сейчас перед Астаротом была девушка, чья жизнь, по его предположению, сложилась куда интереснее любой интервенции. Удовольствие приносил еще тот факт, что поучаствовал во всем один из демонов, чей след давно пропал из мира Изнанки, иначе бы подпись договора была известна Хозяину Зеркалья. Факт того, что Астарот не мог предположить дальнейшую цепочку событий, сильно его раздражал. В мыслях проскальзывала ненависть, которую будучи молодым Высший демон мог бы перенести на свою собеседницу. Увы. Эта шахматной партия будет отложена до лучших времен.

Сознание парня получило нужную ему энергию, чтобы сосредоточить мыслительные процессы на другом, более важном на данный момент времени. Предложение назвать свою собеседницу новым именем, предшествующее приятным ощущениям от прикосновений, притупило чувство отвращения и страха к паукообразным тварям. Астарот пристально смотрел в глаза девушке, которой он был готов определить судьбу. Его губы коснулись чужих губ.
- Я могу только предполагать, кем ты была и как тебя могли назвать счастливые родители. Но я ощущаю твою душу, я вижу в ней недостает кусочка: настоящей тебя, независимой, более человечной, чем ты можешь себя представить в страшных снах. Именно поэтому я не хочу видеть, как ты занимаешься убийством недостойных тварей вокруг. Ты можешь убить меня, - Дик Грэйсон сделал небольшую паузу, предоставив время все осмыслить. Он не ожидал последствий, ему это было неинтересно, как и судьба своего донора. Демон завлечен черными глазами:
- Глаза так же красноречивы, как и губы. В них я вижу что-то уникальное, близкое моему роду. Не думал, что скажу подобное, но твоя проклятая душа интереснее тех, которые мне попадались. В ней нет чистейшего света, невинности и доброты. Она растерзана этим миром и тварью из моего. Я всегда могу тебе вернуть все, что у тебя отняли, - Астарот никогда не позволял себе пустословить, а уж тем более бросать обещания на ветер. Но в данном случае, это был подарок, возможность заинтересовать Высшего демона еще больше, чем когда либо. - Считай это моим подарком тебе, милая кумо.

Звуки в утопающей тьме Астарот предпочел не замечать, как и возникшую вокруг катастрофу. В скором времени сюда прибудут органы правопорядка, знакомство с кем не входило в планы Высшего демона. Он терпеливо ожидал тишины в предшествии бури сирен и криков: "Полиция, всем стоять, оружие на пол!" во всех вариациях. Демон аккуратно приложил указательный палец к губам, заставляя ощутить тишину в столь диком месте, в момент, когда они находятся рядом друг с другом, почувствовать иллюзию спокойствия и безопасности в компании с Диком Грэйсоном. Последний размеренно и неторопливо произнес:
- Я подарил тебе право узнать твое настоящее имя. Если ты им воспользуешься, прошу тебя, вложи своим сладким шепотом мне в уши то, что произнесли в твое рождение, -  сознание ударилось в воспоминания, когда демон вожделенно играл с придворными дамами: он играл на фортепьяно, отвечал их улыбкам и желаниям, ждал пока вопьется клыками в сладкие душонки откормленных угощениями из Франции столичных прошмандовок. Притягательные звуки стали отправной точкой для слов, сорванных с блуждания по музе:
- А до тех пор милой кумой подойдет имя проклятой женщины мифов Древней Греции - Кассандра.

+1

76

Сэм Грей

Наслаждаясь новой обстановкой, забывая про раннюю суку и хандру, я переполняюсь жестокостью. Мое тело и мой разум снова требуют проявлять жестокость ко всякому живому существу. Теперь, проявление жестокости и насилия, мне не кажется аморальным. Когда вокруг творится такое, то даже самый порядочный гражданин рискует потерять свою человечность, становясь частью всеобщего веселья. Расчетливые люди создают различные клубы. Клубы по интересом, как их называют. Общество таких людей собирается в закрытых помещениях, не зная друг друга, и выплескивают свои желания в действия. Это можно назвать философией прагматизма. И все, что происходит в закрытых стенах, остается там же. Будь ты офисным работником или студентом – это никого не волнует. Извращенное общество желает лишь чужое тело и извращение собственной души. Они эгоистичны в своих желаниях и хотят лишь самовыражения. И тут стоит задуматься: если такое сплошь и рядом, хоть и не обсуждается устно, не говорит ли это о разрушении нравственности обществом в целом? Школа и высшие учебные заведения учат тому, что надо быть правильным, нравственным, этичным и толерантным. А что выходит на деле? Человек вступает о взрослую жизнь, устраиваясь на работу, работая, и мыли его приходят к тому, от чего долгие годы гоняет обучение. Выходит, что, так называемая, система – не столь идеальна, как утверждают многие. Но разве не само общество создает такие условии, чтобы система была со своими прорехами?
Это как механизм часов. Можно держать час в руке и разглядывать аккуратный корпус, пользоваться ими как цельным предметом. Но стоит заглянуть под крышку часов, как понимаешь, что это сложнейший механизм, состоящий из множества винтиков и колесиков. Систему общества, как и часы, имеет тенденцию ломаться. Когда ломаются часы, то их относят в мастерскую. А когда ломается система, происходит революция, которая позволяет человеку хоть раз в жизни говорить громко и четко то, что, в самом деле, испытывает каждый индивид в отдельности. Тогда можно сделать вывод, такой банальный и легкий, что ничто не подчиняется какой-то одной системе. Каждый человек – это отдельная система, и его деятельность, косвенно или на прямую, влияет на систему другого человека, так же, как и влияют на его систему другие действия людей.
На такое осмысления, сравнивая общество с механическими часами, мне хватило несколько минут. И за это время меня уже успели схватить за горло и прибить руку к столешнице барной стойки ножом. Из-за возросшего адреналина, я почти не ощутил боли. Точнее, именно это приятное чувство телесного ощущения, и заставило меня вернуться в реальность, которая больше была похожа на ад или фильм очередного бального режиссера. В глотку льется горючее, а жаркое дыхание шепчет на ухо вопрос. Будучи прижатым грудью к барной стойке, у меня не столь удобное положение для конкретных действий. И я улыбаюсь гладкой и влажной, от разлитого спиртного, поверхности, едва шевеля пальцами пробитой руки. Когда делаю так, то по нервам проносятся дорожки щекочущей боли, как электричество по проводам. Наслаждение быстро перетекает в ощутимый голод и желание, испытать подобное в еще большем объеме. Остается лишь выбраться и вернуть себе доминантное положение.
-Не хорошо…
Тихо выдохнув, облизнувшись, я резко дернулся назад, ныряя спиной в, заранее созданную, тень, прихватив с собой и нож. Тень метнулась за барную стойку, где тут же появился и я. Широко улыбаясь, продолжая кусать свои горькие губы, словно мое лицо накачали заморозкой, так что я не чувствую боли. А может, именно так оно и было. Рука быстро заживает, от чего голод лишь усиливается.
-Плохая собака. Свободолюбивая, шалавистая псина.
Слова не говорю, а как бы выкидываю их, наступая на Сэма. Меня не злит то, что вытворил этот парень, напротив – радует. Но и по шерстке за такое не погладишь. Мы в ответе за тех, кого приручили.
-Придется заняться твоим воспитанием.
Констатируя свои дальнейшие действия, я уже накидываю теневую петлю на шею блондина, одновременно с этим всаживая чужой нож Сэму под ключицу, словно ловя на крючок за кость.

+1

77

сама с собой

Обстановка теперь не вписывалась ни в какие рамки, она давно уже вышла а все пределы, которые Бьяр считала возможными. Казалось, что все вокруг ненастоящее, что кто-то специально долго готовился к такому представлению, к этому странному шоу для избранных. К последним, видимо, относились странная девушка, сейчас пропавшая в темноте, хозяин незнакомого падшей голоса и двое мужчин, чьи силуэты угадывались около барной стойки или где-то вроде того. Марионеток, коими являлись полумертвые или уже мертвые стриптизерши и официантки клуба, за избранных считать явно не стоило.
Хаос, мрак, сумасшествие. Этот мир казался мне таким же, я характеризовала его такими же словами, когда только получила первого подопечного. Тогда я еще была чьим-то Хранителем. Забавно, но тогда я еще была нужна.
Бьяр придерживала расходящееся на животе платье, проклиная  сумасшедшую девушку-маньячку. Путей развития событий было два. В первом случае падшая могла рискнуть и остаться, понаблюдать за происходящим сумасшествием и попытаться вникнуть в смысл, удовлетворить свое нездоровое любопытство. Второй вариант был куда более скучным и пресным: он заключался в том, чтобы сваливать из клуба как можно быстрее, желательно через черный вход. Сначала, конечно, этот вход стоило отыскать. Однако пока прощаться со столь интересным телом не хотелось. Столько секретов еще таило прошлое рыжеволосой оболочки, что было бы просто кощунственно оставлять их нераскрытыми.
Капитулирую, бесславно и тихо. Зато шкурку не потреплют, одно хорошо.
Навострившись и на ощупь идя по стенам, девушка чуть не потеряла равновесие, когда руки вместо шероховатой стены ощутили пустоту. Еще более темный коридор уходил вперед. Так или иначе, там не пахло кровью и не было видно трупов или марионеток маньячки.
Дыхание было ровным, как и всегда. Волнение само по себе не было свойственно девушке, даже в таких экстремальных ситуациях. Каменная маска спокойствия и безразличия застыла на лице надолго, пусть и внешний вид такому не соответствовал. Растрепаны космы, платье разрезано черт пойми как, легкие балетки потерялись. Хорошо хоть сумка осталась при девушке, а вместе с ней и деньги. Значит, жизнь продолжается. Значит, можно успеть пожить - раз деньги-то есть.
Бьяртей сворачивала вместе с коридором два раза, в итоге не с первого раза, уже начав терять терпение, отыскала неприметную дверь и, толкнув ту, вдохнула свежий воздух. Запах крови потихоньку терял свою силу, но вот привкус соли грозился остаться на губах еще долго. Что же, падшей было не привыкать к такому раскладу. Алкоголь из тела почти выветрился, по крайней мере, его влияния не чувствовалось совсем.
Отловив ближайшего таксиста и указав на кошелек четким жестом, девушка убедила его принять такого странного пассажира и откинулась на заднем сидении.Замявшись на пару мгновений, все же положила ноги на сидение и закрыла глаза. Указание ехать в нужный девушке район было понято таксистом моментально. Вид девушки пусть и не внушил бы ему доверия, но хрустящие купюры сделали свое дело. Оставалось лишь надеяться на то, что жизнь Бьяр останется нетронутой хотя бы этим вечером.
- Жизнь? Разве жизнь? Скорее, существование, не больше, - фраза, адресованная самой себе. Водитель покосился на странную пассажирку,перепачканную кровью, но промолчал.

------->Прочь отсюда, ориентировочно в сторону дома.

0

78

Astaroth

Пороки.
Как часто мы подвергаемся искушениям, не в силах противиться воле своего тела и желаний, утробным шипением толкающих нас на порой безрассудные поступки?  Как часто мы теряем рассудок от вида полуобнаженного тела, возбуждающего первичные инстинкты? Как долго мы сдерживаем себя, прежде чем окунуться в сладострастные пороки? Люди часто теряют самообладание. Гнев, ярость, похоть – все эти чувства, так или иначе возбуждают рассудок получше всякого наркотика. Они обнажают человеческое нутро, заставляя идти на поводу у своих желаний. И пусть люди привыкли к догматам цивилизации, глубоко внутри они будут оставаться все теми же первобытными дикарями, жаркими утехами согревающими свое ложе.
Разве мы исключение? Скажи мне, Дик Грэйсон. Разве мы можем противиться чувствам, нахлынувших на нас сладкой волной? Мое тело дрожит в твоих руках, покрываясь невидимой сворой мурашек, колючими ножками пронзающими мягкую кожу. Я выгибаюсь навстречу тебе, когда кожаные ремешки один за другим освобождают меня от своих сковывающих объятий. Вся одежда, находящаяся на нас, кажется мне неуместной. Всего лишь тряпки – так я сказала тебе, помнишь? Тряпки, которые не должны скрывать истинной красоты твоего тела. Нет, не телесной оболочки, а именно тела, скрытого за светлой кожей твоего донора, за его бьющимся сердцем и ярко-голубыми глазами. Это… немыслимо.
- Очаровательна? – шепотом выдыхаю, разворачиваясь к тебе. Уста сплетаются в коротком поцелуе - знак легкой прелюдии к нашим утехам. Я давно потеряла рассудок, но ты заставляешь меня снова ощутить непреодолимое влечение, противиться которому нет смысла для нас обоих.
- Ты плохо знаешь меня, демон. – тихо произношу, без устали пытаясь отыскать твою сущность в глазах, обжигающих холодом. – Хоть и слишком осведомлен о моей проклятой душе. 
Затрагивая рваные раны, ты не залатал их обратно. Сознание мое слишком просторно без малышки, чья святая невинность и озлобленность на греховные пороки служила главным стимулом к кровопролитным развлеченьям. Сейчас же там шуршат сотни крохотных пауков, скрепляющих каждую недосказанную мысль липкой паутиной. Мой внутренний мир уже давно изменился, но я до сих пор чувствую слабость перед своей потерей. Перед малышкой, чье имя напоминает мне шорох тонких лапок в сознании – Джессика.
Каждым словом, коснувшихся моих губ, ты искусно складываешь недостающие части мозаики, рисунок которой определяет истерзанную в клочья душу. Словно в наваждении я подаюсь вперед, скользя руками тебе за спину. Находиться так близко и чувствовать тепло друг друга – мне нравятся эти простые человеческие чувства, которые накладывают на нас иллюзию безмятежности и покоя. Рядом с тобой я чувствую себя комфортно и это утешает, равно как и атмосфера, прогнившая от людских страхов и боли, кровавой дымкой она застилает глаза истерзанных грешников, заставляя отчаянно бороться за свою жалкую жизнь. Стоны живых сплетаются со стонами неприкаянных душ в сладкой симфонии смерти, но я едва улавливаю эту прелестную мелодию, ведь все мое внимание обращено лишь на тебя и слова, скользящие из твоих уст.
- Тебя… - задумчиво произношу, цепляясь тонкими пальцами за белую ткань майки. – Убить… нет, освободить от одежд, тяжелым бременем сковывающих твое тело. – подаюсь вперед, чтобы коснуться своими губами твоих: - Я хочу видеть твои глаза, Астарот. Не мёртвые осколки, смотрящие на меня сейчас, нет. Мне не нужен Дик Грэйсон. Мне нужен ты.
Уста мои соблазнительно открываются, словно бы приглашая к поцелую, а телом я прижимаюсь к тебе, оттесняя ближе к барной стойке. Достаточно одного шага, чтобы ладонь схватила кинжал, позабытый на столешнице, пропитавшейся дорогой выпивкой и каплями вожделенной крови. Черной дугой он рассекает воздух между нами, вспарывая ткань майки и едва задевая светлую кожу твоего донора. Из неглубокой раны брызнули первые капли крови. Кончик холодного лезвия игриво лизнул кадык, оставляя после себя тонкую красную линию, затем проскользил по оголенному телу, ненавязчиво царапая его и опускаясь к самому пупку. Прикосновения моего кинжала не лишены нежности. Будь ты мне безразличен, я бы уже давно сняла с тебя кожу или в лучшем случае, распотрошила, как рогатый скот. Но каждым движением кисти, каждым изгибом, до крови задевающим твою мягкую плоть, я любовно игралась, словно бы боясь переступить ту грань, разделяющую наши тела.
- Моё имя… - сладким шепотом произношу тебе на ухо. – Амбер. – еще пару секунд я медлю, а затем нерешительно добавляю: - Джессика… Джессика Амбер.
Имя на надгробной плите. Имя невинного дитя, погребенного под землю несколькими годами ранее. Имя, давно позабытое и утратившее свой первичный смысл. Его я произношу отрешенно, словно бы оно и не моё вовсе. В глазах застывает печаль, а душа съеживается от боли.
- Назови меня… – шепчу, приближаясь к твоим губам. – Назови меня по имени.
Уста вновь соединяются с твоими, целуя сладко и чувственно, одновременно с этим пуская ярко-красную кровь донора, наседая на кинжал всем телом и вгоняя его по самую рукоять в податливую мягкую плоть.

+1

79

Мини-квест "MD One-Shot"

Май. 2014 год.
• вечер. Играем под землёй, так что кому какое дело до погоды?
Стрип-клуб "Poker face", переулок Киояма. Бункер.

Это был обычный майский день. Да-да, обычный вечер в Омске не предвещал ничего плохого. День прошёл так, как проходит день и заканчивался так, как должен был закончиться. Однако сегодня что-то было не так. Что-то с самого утра зудело в голове Мавра. Где-то между темечком и лбом.

- Хер тебе в рыло, сраный урод!
В бункере редко было тихо. Менша боялся этой стерильной тишины, и потому часто оставлял включённым телевизор или проигрыватель. И не суть важно, громоким или тихим был звук - главное, чтобы он был. Это как-то отвлекало, что ли. Правда, сейчас Мавр решительно подошёл к телевизору и утопил кнопку питания в недрах корпуса.
Воу-воу, полегче. Сейчас будет мой любимый момент!
Но Мавр не слушал возражений. Что-то не давало ему покоя.
Что-то, чему не так просто дать объяснения словами. Хотя, будь на его месте более зрелый и мудрый Йода, он бы выразил те же мысли простым "Смущение чувствую в Силе я". Но Мавр не был ЁЙодой, и потому продолжил метания.
Демон ворвался в кабинет. Взгляд его метался от полки к полке, пока не остановился на не самом толстом и обветшалом фолианте. Стремительно, но вместе с тем трепетно схватив его, Мавр распахнул книгу приблизительно на середине. На секунду задумавшись, перелистнул пару страниц, пробежался взглядом по схемам и описанию, нахмурился, таким же образом осмотрел соседствующие. Результат явно не удовлетворял мага.
Мавр вновь метнулся к стеллажу и принялся тщательно осматривать корешки, выискивая ту-самую-книгу, что хранила в ответ на беспокоившие его чувства. Но ревизия полок не дала результатов.
Наконец, отчаявшись, Мавр взял телефон и начертил на его крышке витиеватую руну. Аппарат ожил, послышались гудки.
- Исидор?
- Да, старина. Что такое?
- Ты тоже чувствуешь это?
- Да, какое-то смятение в магическом фоне. У меня тут духи с ума посходили, несутся бог весть куда.
- Ты проверял?
- Только собирался, думаю, они несутся к Пролому.
- Не делай ничего без меня, я скоро буду.
- Хорошо, дорогу помнишь?
- Да. Я в пяти минутах.

Руна погасла. Мавр сорвался с места и, отодвинув в сторону один из шкафов, принялся открывать массивную железную дверь.
Что за фигня, Мавр? К чему такая спешка?
Нет времени объяснять.
Время есть, чувак. Ты явно собираешься в драку. Остановись на секунду и возьми оружие.
Окей, ты прав. Где обычно, как обычно?
Да, пожалуй.

В следующую минуту за Мавром уже закрывалась та самая дверь, которую он открывать всегда отказывался.

Подземелье - хреновое место. Наверно, даже более опасное, чем Киояма. В последней, по крайней мере, ты точно знаешь, что твой противник смертен.
Катакомбы же после Катастрофы сильно изменились. Здесь понаводилось всякого зверья, в основном демонов, кого не засосало обратно в Изнанку. Эти твари не любили ходоков, и потому Мавр двигался быстро и по возможности бесшумно. Благо, бег и раздумья здорово отвлекали от высокой влажности.
А теперь объясни мне, солнце, какого чёрта мы подорвались с места и рвём жопу через подземелье хрен знает куда?
Возле Пролома что-то происходит. И это что-то не есть хорошо.
Возле Пролома всегда что-то происходит. С чего ты взял, что это плохо? Может, простой скачок энергии, такое бывало уже.
На такие скачки не мчатся низшие духи со всего подземья.
А на что они мчатся?
На события. У этих тварей нюх на выбросы энергии, как у человека на неприятности. Вроде интуиции, знаешь. После того, как дыры закрылись, они оказались в подвешенном состоянии здесь, хуже призраков. В Изнанку их не затягивает, а глубина меньше метра - губительна. Так и живут внизу, изредка подпитываясь хоть какой энергией. Бывало, собирутся стайкой и атакуют заблудшего диггера.
Охуительная история, конечно, но причём тут мы?
Ты не понимаешь? Выбор энергии рядом с Проломом - как костёр на буровой платформе. Доберётся до горючего - полыхать будет так, что потомкам тушить придётся.
Окей, убедил. А почему ты звонил Исидору?
У него тоже нюх на неприятности.

------------> ТрансМетрополитен

0


Вы здесь » Town of Legend » Японская часть города » Стрип-клуб "Poker face" в переулке Киояма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC